Право на ношение огнестрельного оружия: Кто может получить лицензию на приобретение оружия. Какое оружие запрещено в России

Содержание

Законодательство о свободном ношении оружия в странах мира

15.07.2019
Ряд национальных законодательств предоставляет гражданам право на приобретение огнестрельного оружия в целях самообороны или охоты, в других странах граждане подобного права полностью лишены.

В США право граждан на хранение и ношение оружия гарантирует Вторая поправка к Конституции. Согласно тексту поправки, «для безопасности свободного государства необходима хорошо устроенная милиция, право народа хранить и носить оружие не должно нарушаться». Правила продажи, владения и применения оружия частными лицами регулируются федеральными законами. В настоящее время граждане США имеют право владеть короткоствольным и длинноствольным нарезным или гладкоствольным оружием, а также полуавтоматическим.

В Болгарии, Венгрии и Латвии разрешено хранение и ношение огнестрельного оружия, в том числе нарезного.

В Бразилии в октябре 2005 года был проведен референдум, в ходе которого большинство граждан высказались против запрещения продажи огнестрельного оружия. Иметь огнестрельное оружие для самообороны или охоты могут граждане, достигшие 25 лет. Разрешение на приобретение оружия дается полицией и обновляется в течение каждых трех лет.

В Великобритании в соответствии с актом «Об огнестрельном оружии» от января 1997 года запрещено владение огнестрельным оружием.

В Германии согласно закону об оружии от 1973 года (с поправками от 2002 и 2009 гг.), владение оружием, в том числе газовым, возможно лишь при наличии специального разрешения лицам, достигшим 21 года. Лица, состоящие в стрелковых клубах и не достигшие 18 лет, не могут использовать для тренировок оружие крупного калибра. Правоохранительные органы имеют большие полномочия при проверке владельцев оружия.

В Греции владеть огнестрельным оружиемможно с 18-ти лет. Для получения лицензии необходимо указать цель — охота, стрельба по мишеням, защита от угроз или обеспечение личной безопасности. До выдачи лицензии проводится комплексная проверка на предмет криминального прошлого, случаев насилия в семье и психической устойчивости.

В Израиле в 1996 году был принят закон о контроле над оружием, предусматривающий тюремное заключение сроком до 10 лет для тех, кто будет признан виновным в хранении оружия без разрешения. Разрешение на обладание оружием предоставляется на три года (ранее пять лет). Для получения разрешения на ношение оружия необходимо сдать экзамен по стрельбе и предъявить медицинскую справку о физическом и психическом здоровье.

В Индии законодательство разрешаетвладение и ношение полуавтоматических винтовок калибра до 7,62 мм, пистолетов и револьверов калибра 9 мм и 11,5 мм. С 12-летнего возраста разрешается использовать оружие для тренировочной стрельбы, с 16 лет можно получить лицензию на оружие. Правительство страны, обладая монополией на продажу и производство гражданского оружия, в качестве заградительной меры установило высокие цены на стрелковое оружие, что делает его приобретение крайне затруднительным для большей части населения. В конституции Индии закреплено право сикхов на ношение их традиционного оружия — кинжала.

В Ирландии хранение стрелкового оружиязапрещено в 1974 году.

В Канаде оружиенаходится в свободной продаже, однако имеются законы, регулирующие регистрацию личного оружия. Канадцы обязаны регистрировать огнестрельное оружие всех типов, в том числе охотничье, спортивное и коллекционное.

В Литве закон от 1994 года разрешает хранение и ношение огнестрельного оружия малой мощности в целях самообороны.

В Мексике ст. 10 конституции дает право гражданам страны иметь оружие для собственной защиты и для защиты своего имущества.

В Новой Зеландии в 1983 году была либерализована система оборота оружия и упрощена процедура его покупки.

В Финляндии, согласно закону об оружии от 1998 года (с поправками от 2011 года), владение оружием возможно с 20 лет. Ходатайствующие о праве носить оружие должны пройти специальный тест.

Во Франции желающий получить разрешение на ношение оружия должен пройти полное медицинское обследование и полицейскую проверку на благонадежность. Разрешение действительно в течение трех лет, после чего владелец проходит всю процедуру заново.

В Чехии, согласно закону от 1995 года (с поправками от 2005 года), запрещена продажа частным лицам армейских видов вооружения.

В Швейцарии вступивший в силу 1 января 1999 года общий закон дает право гражданам, достигшим 18 лет, приобретать как гражданское, так и армейское оружие. Так как армия формируется по принципу ополчения, резервисты между сборами хранят табельное оружие дома до достижения 60 лет. Не реже раза в год сотрудники правоохранительных органов проверяют, как это оружие хранится и не использовалось ли оно нелегально. До 1999 года правила оборота оружия находились в ведении властей кантонов.

В ЮАР действует закон о контроле над огнестрельным оружием от 2000 года (с поправками от 2004 года), предусматривающий введение всеобъемлющей и действенной системы контроля над огнестрельным оружием, а также оговаривает все случаи, связанные с этим.

Источник: http://www.nexplorer.ru/news__13289.htm


Право на оружие

  • В связи с проведением чемпионата мира по футболу в России запрещен оборот гражданского и служебного оружия и патронов к нему.
  • По данным Фонда «Общественное мнение», 82% россиян выступают против свободной продажи оружия, а 16% респондентов купили бы себе оружие.
  • Российская власть против свободной продажи оружия: она боится вооружения граждан в силу политических причин.
  • Следствие и суды почти не применяют норму о необходимой обороне в отношении людей, защищавших свою жизнь или жизнь близких с оружием в руках.
  • Российское законодательство в области владения оружием и его применения несовершенно и нуждается в изменении.

Марьяна Торочешникова: В России в связи с проведением чемпионата мира по футболу запрещен оборот гражданского и служебного оружия и патронов к нему. Под запрет попадают торговля, ношение, транспортировка, передача, ввоз и вывоз оружия и патронов из страны. Запрет распространяется не только на огнестрельное охотничье и спортивное оружие, но и на пневматику, а также оружие самообороны, включая газовые баллончики и электрошокеры. Этот запрет будет действовать в 11 регионах страны с 25 мая по 25 июля 2018 года.

Полная видеоверсия программы

Возможность применения оружия в мирной жизни – пожалуй, одна из самых острых тем для обсуждения в современном обществе. «Право на ношение оружия – это наше право на самозащиту», – говорят сторонники легализации в России короткоствольного огнестрельного оружия. «Только дайте такое право – и люди начнут палить друг в друга без разбора», – возражают их оппоненты.

Корреспондент: Сегодня в России при наличии лицензии можно купить оружие самообороны, спортивное, охотничье и сигнальное оружие. Короткоствольное оружие, то есть пистолеты, покупать запрещено, но сторонники его легализации говорят, что именно пистолеты могли бы помочь избежать многих преступлений.

Геннадий Гудков, политик: Я первоначально был против, потому что прекрасно понимал, что безопасность – это вопрос государства. Если государство способно его решить (а оно обязано это сделать), то никакое вооружение, в общем-то, не требуется.

Но в 2010 году на всех этих планах и надеждах поставили жирный крест. Было заявлено о том, что реформа всей правоохранительной системы если и будет проводиться, то только сверху и в интересах силовой бюрократии. «Блестяще» проведенная реформа лишний раз убедила меня в то, что наши граждане, к сожалению, должны взять заботу о своей безопасности в свои руки.

Корреспондент: Противники возражают: чем больше оружия на руках, тем больше убийств мы будем наблюдать.

Сергей Удальцов

Сергей Удальцов, координатор «Левого фронта»: Если мы, по аналогии с Соединенными Штатами и Европой, хотим получить десятки, сотни этих стрелков, которые будут в неадекватном состоянии отстреливать своих коллег по работе, сокурсников и соучеников в школах, то давайте, конечно, легализуем – и мы будем каждую неделю получать вот такие ужасные трагедии.

Я не так давно освободился из мест лишения свободы, где своими глазами наблюдал, сколько людей отбывают сроки за бытовые убийства и нанесение тяжких телесных повреждений, когда просто по банальной пьянке люди хватаются за ножи и отвертки. А представим, что теперь у нас под рукой будет не отвертка, а огнестрельное оружие в достаточно свободном доступе. Тех возможностей для приобретения охотничьего, травматического и газового оружия, которые сегодня существуют, вполне достаточно, чтобы обезопасить себя на случай каких-то непредвиденных ситуаций.

Сегодня в России при наличии лицензии можно купить оружие самообороны, спортивное, охотничье и сигнальное оружие

Корреспондент: Сегодня, когда продажа короткоствольного оружия запрещена, гражданам предлагают защищаться с помощью травматических пистолетов, но приобретают их не так часто.

Владимир Лифанов, администратор оружейного магазина: Рынок оружия самообороны в России мертв с 2011 года. Тогда ввели сразу две нормы, противоречащие друг другу. С одной стороны, оружие признали огнестрельным, и наказание за его использование перешло в разряд уголовных, а с другой стороны, ограничили мощность этого оружия, тем самым сделав его неэффективным. Произошла подмена понятий, и теперь нет такого понятия, как оружие ограниченного поражения.

Корреспондент: При этом в случае самообороны, когда дело доходит до суда, обвиняемая в нанесении тяжких телесных повреждений часто становится защищавшейся, а не нападавшей. Сторонники легализации настаивают: просто нужно внести поправки в законы.

Владимир Лифанов: Изменения нужны, и первое – это нормальный закон о самообороне. Закон («Мой дом – моя крепость») мусолят уже много лет, и он так и не принят. И фактически со стороны закона оказывается, что человек, правомерно применивший оружие, – нарушитель, он не соблюл кучу норм и требований.

Геннадий Гудков

Геннадий Гудков: Вы защитили пистолетом своего близкого человека, и вас за это посадят. Но если бы вы его не защитили, его убили бы. Какой вариант вы предпочтете? Намного легче изменить судебную практику, чем всю систему. Я понимаю, почему власть против. Не потому, что она считает, что способна обеспечить безопасность граждан: она боится их вооружения в силу политических причин.

Марьяна Торочешникова: По данным опросов Фонда «Общественное мнение», 82% россиян выступают против свободной продажи оружия. При этом 16% респондентов купили бы себе оружие. Разрешать ли гражданам вооружаться? И может ли ношение короткоствольного огнестрельного оружия стать легальным в России? Спросим об этом у адвоката

Ильи Костромова и Игоря Шмелева, председателя правления общественной организации «Право на оружие», члена Федерации практической стрельбы России.

Почему движение «Право на оружие» требует для граждан больших возможностей владеть оружием? Ведь если верить российскому закону об оружии, то сегодня обычный гражданин может законно владеть короткоствольным огнестрельным оружием и носить его только в том случае, если оно наградное, но право на охотничье оружие у него никто не отбирал, равно как и право владеть оружием самообороны – это травматика, пневматика и еще куча всяких приспособлений. Соответственно, у него есть право на оружие, и если он захочет, то сможет обороняться. Так почему же нужно требовать еще большего распространения возможностей для приобретения и ношения оружия?

Илья Костромов:

Мы все время слышим: свободная продажа оружия. Но она у нас несвободная: оружие в стране продается по специальным лицензиям, которые выдает Росгвардия, а раньше выдавала полиция.

Игорь Шмелев: Даже наша организация не говорит о свободной продаже. И даже в США нет свободной продажи: человек, который хочет приобрести оружие, приходит и предъявляет продавцу документы. Мы говорим о легальной продаже оружия через торгующую организацию. В разных штатах по-разному, на это отведено разное время, от 15 минут до нескольких дней, – продавец отправляет запрос в Агентство по табаку, наркотикам, взрывчатым веществам и оружию и в ФБР. И вот если оттуда пришел ответ, что этот человек стоит у них на учете, то он не купит оружие легально, даже в тех штатах, где так называемый свободный оборот оружия. Мы говорим о лицензированном доступе к оружию, то есть человек, который не имеет проблем с законом и с медициной, должен сначала получить лицензию.

Марьяна Торочешникова: Тогда о чем идет речь – о свободном ношении оружия, о праве его использовать?

Мы говорим не о свободной продаже оружия, а о его легальной продаже через торгующую организацию

Игорь Шмелев: Речь идет об одном классе оружия – короткоствольное нарезное оружие, пистолеты и револьверы, которые с самого начала были созданы как оружие самообороны. Сейчас единственный вид оружия, который запрещен у нас к легальному обороту, за исключением наградного, это короткоствольное нарезное оружие. Оно у нас еще идет как спортивное, но хранить его можно только на стрелковых объектах. Человек не может самостоятельно хранить его у себя, не может носить его в целях самообороны, и транспортировка оружия возможна только в том случае, если он является сотрудником клуба и имеет специальное разрешение.

Марьяна Торочешникова: А зачем право на пистолеты, если уже есть возможности защищаться из травматического оружия?

Илья Костромов: Оно неэффективно!

Марьяна Торочешникова: Но человек, который подошел к вам на улице, не знает, какой пистолет у вас в руках – газовый, травматический, огнестрельный, или это вообще муляж и зажигалка.

Илья Костромов

Илья Костромов: Практика показывает, что, применяя травматическое оружие в соответствии с правилами, с расстояния в два метра и так далее, остановить нападающего невозможно, это его только раздражает. Это возможно, только если выстрелить ему в голову, и у меня есть несколько таких дел. Но практически в каждом из этих случаев наши доблестные правоохранители возбуждали уголовные дела на тех, кто применял оружие.

Игорь Шмелев: Причем практически во всех случаях так называемый пострадавший ранее отсидел уже за убийства, грабежи, изнасилования, но он у нас оказывается пострадавшим при применении оружия в состоянии необходимой обороны против него.

Илья Костромов: Иной раз доходит до полнейшего маразма. Была ситуация: на молодого человека, Алексея, напали два бандита.

Игорь Шмелев: Они его похитили, вымогали у него средства, оставшиеся от продажи квартиры.

Илья Костромов: И забрали крупную сумму. В конечном итоге Алексею удалось воспользоваться своим травматическим пистолетом, и он прострелил голову одному из бандитов. Преступники ретировались, а Алексей вызвал полицию, которая по горячим следам нашла одного в больнице, потом второго, и обоих арестовали. Дело по бандитам ушло в суд, но перед этим следователи выделили материалы о причинении тяжкого вреда здоровью бандита, хотя видно, что имеет место необходимая оборона, и бандиты сидят! Правда, суд оправдал моего подзащитного.

Марьяна Торочешникова: То есть Алексею повезло: могли бы и не оправдать.

Игорь Шмелев: Но человек после необходимой самообороны полтора года доказывал, что он не виноват!

Илья Костромов: А сейчас у меня просто замечательное дело! Доктор, серьезный человек, применил травматическое оружие против хулигана, защищая девушку – все свидетели это подтверждают. Но против него возбудили дело! Это средний или легкий вред здоровью, но там есть такой специальный квалифицирующий пунктик – «из хулиганских побуждений».

Марьяна Торочешникова: Сейчас и следствие, и суды почти не применяют норму о необходимой обороне, чтобы прекратить уголовное преследование человека, защищавшего свою жизнь или жизнь своих близких с оружием в руках. Большинство самооборонщиков в России судят даже не за превышение пределов необходимой обороны, дела против них возбуждают в основном по статьям о хулиганстве, причинении телесных повреждений или в лучшем случае о непреднамеренном убийстве. И победой является случаи, когда тех, кто оборонялся, приговаривают к условному сроку.

Не попадутся ли владельцы пистолетов в ловушку российских законов? Сейчас российский закон об оружии гласит: «Гражданам разрешается применять принадлежащее им оружие для защиты своей жизни, здоровья и собственности».

Игорь Шмелев: У нас закон об оружии упоминает самооборону, но ни Уголовный, ни Административный кодекс не содержат понятия «самооборона».

Марьяна Торочешникова: Необходимая оборона.

Игорь Шмелев: Это два разных предмета.

Илья Костромов: Нужно изменить уголовно-процессуальный закон. У нас есть прекрасная 27-я статья УК, которая говорит о необходимой обороне, но эти дела не подсудны суду присяжных. С 1 июля у нас начинает действовать статья: присяжные в количестве шести человек будут в районных судах, и к их компетенции будет относиться и 105-я статья Уголовного кодекса – «Умышленное убийство», и 111-я, часть 4-я – «Тяжкий вред здоровью, повлекший смерть». Это самые самооборонные статьи. В 90% случаев будут выноситься оправдательные приговоры!

Марьяна Торочешникова: А что сейчас мешает следователю, который возбудил уголовное дело, прекратить его на основании необходимой обороны?

Илья Костромов: Следователям мешает начальник, который говорит: прекращать уголовное дело нельзя ни в коем случае, иначе могут подумать, что мы взяли взятку за его прекращение, пускай идет в суд. А судья – заложник системы, он сидит не для того, чтобы кого-то оправдывать.

Игорь Шмелев: Тогда ему тоже придется писать объяснение, почему он оправдал.

Марьяна Торочешникова: Я хочу привести еще один распространенный тезис в пользу запрета на пистолеты: если снять этот запрет, то каждый будет считать себя вправе самостоятельно определять, что является достаточным, а что недостаточным основанием для применения оружия.

Илья Костромов: А что вы скажете о принципе самостоятельной защиты права, которая тоже допускается законом? Не обязательно звать полицейского, если тебя обижают, можно и самому защитить свое право, законом это дозволяется.

Игорь Шмелев: У нас даже есть статья 39-я, которая предусматривает задержание преступника гражданами при совершении противоправных действий, и при этом гражданам даже разрешено нанесение ему ущерба. С одной стороны, мы даем людям возможность пресекать противоправные действия и задерживать преступника, а с другой стороны, мы не даем им право защищать свою жизнь, здоровье, своих близких и свою собственность.

Марьяна Торочешникова: Еще один аргумент: нет культуры обращения с оружием, человек не знает, насколько это ответственно, как его правильно хранить и так далее.

Игорь Шмелев: Почему же? Сейчас для приобретения лицензии на владение оружием человек при первичном получении проходит обучение.

Марьяна Торочешникова: А если этот человек – злоумышленник?

Игорь Шмелев

Игорь Шмелев: Если это злоумышленник, то законы его никак не ограничивают. В Подмосковье в прошлом году устроил стрельбу сумасшедший стрелок, который не был владельцем оружия, он состоял на учете в психонаркодиспансере, разными путями накопал оружие, восстановил его и использовал.

Илья Костромов: Мне нравится американская пословица: господь бог создал людей, а полковник Кольт сделал их равными.

Игорь Шмелев: Базовые навыки безопасного применения короткоствольного оружия можно привить в течение месяца.

Господь бог создал людей, а полковник Кольт сделал их равными

Илья Костромов: А убить можно и молотком.

Игорь Шмелев: В США, где на 300 миллионов населения сейчас, по-моему, около 320 миллионов стволов, по данным за 2017 год, убийства с использованием колюще-режущих предметов совершались в три раза чаще, чем с использованием огнестрельного оружия.

Марьяна Торочешникова: В год в России от травматического оружия погибают в среднем 20 человек, за последние пять лет из него стреляли две с половиной тысячи раз. А что изменится, если разрешить носить короткоствольное оружие?

Игорь Шмелев: Главная задача оружия самообороны – это не убить или нанести телесные повреждения, а остановить противоправные действия. С нормальным оружием сомнений в эффективности не возникает ни у владельца, ни у его оппонентов. Сейчас вся эта система выстроена так, что преступник находится в приоритетном положении, он не связан законами и лицензиями, и может приобрести любое оружие.

Илья Костромов: Разрешения на короткоствольное нарезное оружие можно выдавать по тому же принципу, как сейчас на нарезное охотничье. Сейчас у населения имеются нарезные охотничьи винтовки с оптическими прицелами, та же снайперская винтовка, смертоносное оружие: из него можно совершать заказные убийства, но этого почему-то не происходит.

Марьяна Торочешникова: Потому что они все сосчитаны!

Илья Костромов: Кроме того, лицензия на нарезную винтовку выдается не просто охотнику, а тому, кто имеет уже пять лет стажа владения гладкостволом: человек подтвердил свою адекватность, не совершал никаких нарушений. Аналогично можно было бы сделать и с пистолетами.

Игорь Шмелев: И второй вариант – разрешить хотя бы хранение и транспортирование оружия. Этой темой воспользовались бы, например, спортсмены: у нас 30 тысяч человек занимаются практической стрельбой.

Марьяна Торочешникова: Может быть, это и правильно: часто приводят статистику несчастных случаев, произошедших с применением этого вполне легального оружия.

Игорь Шмелев: Есть статистика Министерства внутренних дел (сейчас это Росгвардия), говорящая о том, что у нас только 0,013 процента владельцев оружия совершают противоправные действия с использованием легального оружия. Из 7700 преступлений, совершенных с использованием оружия в 2015 году, с использованием легального оружия совершено 549.

Марьяна Торочешникова: Люди, которые выступают за легализацию пистолетов, говорят, что иначе мы находимся в уязвимом положении перед государством, потому что все эти полицейские, чоповцы, силовые структуры вооружены. С другой стороны, люди говорят, что на митингах, например, полиция будет разгонять людей, колотить их, безоружных, дубинками, а тут какой-то один вдруг решит открыть огонь из своего пистолета…

Игорь Шмелев: Молдавия – беднейшая страна, там разрешено владение короткоствольным нарезным оружием, и за первые пять лет уличная преступность там упала на 80%. В Прибалтике с 1994 года разрешено владение короткоствольным нарезным оружием. Мой знакомый в Эстонии, инструктор, рассказывал: он едет на машине, смотрит – бежит человек, и за ним бегут еще несколько человек, сбивают его с ног и начинают пинать. Он выходит из машины, делает один выстрел в воздух, и эти убегают. У него было несколько подобных случаев, и всегда было достаточно выстрела в воздух.

Марьяна Торочешникова: Это сознательный гражданин, а какой-нибудь пьяный дурак напьется и хватает молоток или нож, а теперь будет хватать пистолет.

Илья Костромов: У нас в стране десятки, даже сотни тысяч владельцев гладкоствольного оружия.

Игорь Шмелев: 4 миллиона 300 тысяч владельцев легального оружия.

Илья Костромов: И, пожалуй, большинство владельцев этих стволов – не охотники, они приобрели оружие для пострелушек, для самообороны. И заметьте, они не устраивают перестрелки друг с другом и с соседями, разве что какой-нибудь кратовский стрелок, но это единицы…

Игорь Шмелев: В первую очередь это работа правоохранительной системы. Два года назад, по-моему, в Томской области персонаж застрелил семью и застрелился сам. Начинают раскапывать, и оказывается, что его жена до этого после развода несколько раз обращалась в органы с тем, что он угрожал им убийством, но правоохранительная система прошляпила ситуацию. А потом начинаются вопли по поводу того, что оружие нужно запретить. Сейчас короткоствольное нарезное оружие – это привилегия, а тогда оно не будет привилегией, и любой человек, отвечающий определенным требованиям, сможет пройти обучение и приобрести его себе.

Изменить срок разрешения на хранение (и ношение) оружия гражданам с пяти на десять лет

На данный момент гражданину РФ выдаётся разрешение на ношение и хранение оружия сроком на пять лет.
Этот срок необоснованно мал, создаёт ненужные издержки у уполномоченного органа и граждан.


Практический результат

1. Уменьшение бюрократической нагрузки на уполномоченный орган.
2. Оздоровление оружейной культуры.

Заменить в статье 13 ФЗ «об оружии» абзац:
«Гражданину Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в сфере оборота оружия, или его территориальным органом по месту жительства при регистрации огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия самообороны выдается разрешение на его хранение сроком на пять лет, при регистрации охотничьего огнестрельного длинноствольного оружия, спортивного огнестрельного длинноствольного оружия, пневматического оружия или огнестрельного оружия ограниченного поражения — разрешение на его хранение и ношение сроком на пять лет на основании документа, подтверждающего законность приобретения соответствующего оружия, при регистрации спортивного огнестрельного короткоствольного оружия с нарезным стволом — разрешение на его хранение и использование на стрелковом объекте сроком на пять лет без права ношения, при регистрации оружия, приобретенного в целях коллекционирования, — разрешение на его хранение, которое выдается бессрочно. Продление срока действия разрешения осуществляется в порядке, предусмотренном статьей 9 настоящего Федерального закона.»
на
«Гражданину Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в сфере оборота оружия, или его территориальным органом по месту жительства при регистрации огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия самообороны выдается разрешение на его хранение сроком на десять лет, при регистрации охотничьего огнестрельного длинноствольного оружия, спортивного огнестрельного длинноствольного оружия, пневматического оружия или огнестрельного оружия ограниченного поражения — разрешение на его хранение и ношение сроком на десять лет на основании документа, подтверждающего законность приобретения соответствующего оружия, при регистрации спортивного огнестрельного короткоствольного оружия с нарезным стволом — разрешение на его хранение и использование на стрелковом объекте сроком на десять лет без права ношения, при регистрации оружия, приобретенного в целях коллекционирования, — разрешение на его хранение, которое выдается бессрочно. Продление срока действия разрешения осуществляется в порядке, предусмотренном статьей 9 настоящего Федерального закона.».

Возраст на право приобретения оружия предложено увеличить до 21 года

Фото: Евгений Курсков/ТАСС

Сейчас оружие продают гражданам России с 18 лет. После трагедии в Керчи, где студент колледжа устроил стрельбу и убил 20 человек, многие стали выступать за повышение возрастной планки владения огнестрелом. 9 января на заседании Комитета Госдумы по безопасности рассмотрели соответствующую инициативу группы сенаторов. Законопроект для дальнейшего обсуждения направлен в регионы.

Исключение сделают для спортсменов и военных

Среди авторов проекта закона об увеличении возраста для приобретения оружия — председатель Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Бондарев и сенатор от Крыма Ольга Ковитиди. «В законопроекте реализован общественный запрос на создание дополнительных условий для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья граждан, — сказала Ольга Ковитиди «Парламентской газете». — Принятие закона будет способствовать повышению ответственного отношения владельцев оружия к его хранению и применению, профилактике правонарушений».

Изменения предлагается внести в Закон «Об оружии». Согласно документу, россияне получат право на приобретение гражданского огнестрельного оружия ограниченного поражения, газового, огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия самообороны, спортивного, охотничьего, сигнального оружия только по достижении 21 года.

Ольга Ковитиди уточнила, что до этого возраста купить пистолет или ружьё смогут граждане, проходящие военную службу или службу в государственных военизированных организациях и имеющие воинские, специальные звания или классные чины юстиции. Также новые нормы не коснутся охотников-промысловиков, проживающих в удалённых районах Севера, Сибири и Дальнего Востока и спортсменов, которые тренируются и участвуют в соревнованиях по спортивной стрельбе. С 18 лет предлагается предоставить право на приобретение холодного клинкового оружия, предназначенного для ношения с национальными костюмами народов России или с казачьей формой.

Предусматривается, что возраст для приобретения охотничьих ружей может быть снижен решением законодательного органа региона, но не ниже 18 лет. При этом законопроект не будет распространяться на тех, кто оформил лицензии на оружие ранее.

Умеют ли охотники обращаться с ружьём?

В ближайшее время регионы дадут свои отзывы на законопроект. В рассылку направлен и проект закона, подготовленный Госсоветом Татарстана, в котором предлагается повысить возраст для покупки ружей, пистолетов и клинков для всех категорий россиян. «Увеличение возраста, по достижении которого граждане имеют право на приобретение оружия, необходимо для осознания повышенной ответственности факта владения оружием, недопущения злоупотреблений при его хранении и применении», — говорится в пояснительной записке к законопроекту. В этом же документе депутаты предлагают обязать владельцев охотничьих ружей проходить проверку знания правил безопасного обращения с оружием не реже одного раза в пять лет. Такой порядок действует в отношении владельцев огнестрельного оружия ограниченного поражения, газовых пистолетов, револьверов и гражданского огнестрельного оружия самообороны.

Госсовет Татарстана также предлагает установить, что лицензия на приобретение оружия не выдаётся гражданам, подвергнутым административному наказанию за нанесение побоев или совершение иных насильственных действий. Это ограничение должно действовать до окончания срока действия административного наказания.

В России 4 миллиона владельцев оружия

За повышение минимального возраста для покупки оружия выступает и Уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова, которая считает, что пистолеты можно покупать только после 25 лет. В Росгвардии придерживаются мнения, что достаточно планки в 21 год, но при этом говорят об ужесточении ряда положений законодательства в этой области. Заместитель руководителя Росгвардии Сергей Лебедев ранее предложил подумать об изменении правил покупки «стволов» — например, усложнить порядок получения справок о психическом здоровье гражданина, который мечтает о пистолете или ружье. Сейчас для получения лицензии, дающей право на ношение оружия, нужно подтвердить психическое и физическое здоровье, а также сдать экзамен и доказать, что вы умеете разбирать ствол и стрелять. Имеющихся правил недостаточно, судя по количеству преступлений с применением оружия, считают в ведомстве.

Предложения Росгвардии и парламентариев обсуждают в Госдуме на заседаниях рабочей группы по совершенствованию законодательства об оружии. «Оборот оружия должен надёжно контролироваться, его нужно использовать только по назначению, — сказал глава рабочей группы, председатель Комитета по безопасности Василий Пискарев. — Приоритет при этом — безопасность детей в учебных заведениях. Предстоит принять меры, чтобы она была обеспечена на сто процентов, чтобы не страдали дети и учителя».

Регистрация оружия в Казахстане | Электронное правительство Республики Казахстан

Приобретение и регистрация огнестрельного оружия

В соответствии со статьей 15 Закона Республики Казахстан «О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия» право на приобретение гражданского оружия имеют граждане Республики Казахстан, достигшие 18-летнего возраста, после получения разрешения на приобретение конкретного вида оружия в органах внутренних дел по месту жительства.

Право на приобретение, хранение, ношение и использование метательного оружия (луков и арбалетов) для спортивных целей имеют граждане Республики Казахстан, достигшие 16-летнего возраста.

Сигнальное оружие, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми или раздражающими веществами, пневматическое оружие с дульной энергией не более 7,5 Дж и калибром до 4,5 мм включительно регистрации не подлежат, и граждане Республики Казахстан имеют право приобретать их у юридических лиц-поставщиков без получения разрешения.

В целях самообороны оружия без права ношения по разрешениям, выдаваемым органами внутренних дел по месту жительства без наличия удостоверения охотника.

Огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие и охотничье пневматическое оружие имеют право приобретать граждане Республики Казахстан с правом хранения и ношения, которые имеют удостоверения охотника.

Охотничье огнестрельное оружие с нарезным стволом имеют право приобретать граждане Республики Казахстан, имеющие в собственности охотничье огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие не менее трех лет, которым в установленном порядке предоставлено право на охоту.

Общее количество оружия, приобретенного гражданином Республики Казахстан, не должно превышать:

1) охотничьего огнестрельного оружия: с нарезным стволом – двух единиц; гладкоствольного – двух единиц;

2) оружия самообороны – двух единиц, в том числе огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия либо газовых пистолетов, револьверов либо электрического оружия.

Данные ограничения не распространяются на оружие, являющееся объектом коллекционирования.

Граждане Республики Казахстан имеют право приобретать газовые пистолеты и револьверы, электрическое оружие в целях самообороны с правом хранения и ношения по разрешениям, выдаваемым органами внутренних дел.

Физические и юридические лица могут подать на разрешение на приобретение, хранение, хранение и ношение, перевозку гражданского и служебного оружия и патронов к нему могут подать через портал «электронного правительства».

Приобретенное гражданином Республики Казахстан огнестрельное длинноствольное оружие, охотничье пневматическое оружие, метательное оружие (луки и арбалеты), электрическое оружие, а также газовые пистолеты и револьверы подлежат регистрации в органах внутренних дел по месту жительства в недельный срок со дня приобретения.

При регистрации огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия самообороны гражданину Республики Казахстан органом внутренних дел по месту жительства выдается сроком на пять лет разрешение на хранение такого оружия, а при регистрации охотничьего и спортивного оружия, газовых пистолетов и револьверов, метательного оружия (луков и арбалетов), электрического оружия — разрешение на его хранение и ношение. Разрешение выдается и продлевается сроком на пять лет.

Вы можете подать заявку на следующие услуги:

Разрешение на приобретение гражданского оружия и патронов к нему

Разрешение на хранение, хранение и ношение гражданского оружия и патронов к нему

 

Каким оружием имеют право владеть граждане Украины

Сегодня в оружейных магазинах можно увидеть очень большой выбор разного оружия на любой вкус и «карман», но независимо от желания и финансовой возможности гражданина – есть еще и правовые ограничения на владение оружием граждан Украины. В этой статье мы ознакомим вас с вопросами кто имеет право владения оружием и какие правила владения оружием.

Содержание:

Начать стоит с того, что в нашей стране до сих пор нет основного закона, который бы регулировал вопрос владение оружием граждан. На данный момент следует руководствоваться Инструкцией о порядке изготовления, приобретения, хранения, учета, перевозки огнестрельного оружия, устройств отечественного производства для отстрела патронов, заряженных резиновыми или аналогичными по своим свойствам металлическими снарядами не смертельного действия, и указанных патронов, а также боеприпасов к оружию и взрывчатых материалов, утвержденной приказом Министерства внутренних дел Украины от 21 августа 1998 года № 662. Также следует заметить, что на рассмотрение Верховной рады Украины передан проект Закона «Об обороте гражданского огнестрельного оружия и боеприпасов к нему» поэтому возможно в ближайшее время мы все-таки будем иметь новый закон который будет регулировать вопрос владение гражданским оружием.

Как получить разрешения на оружие

Для того, что бы получить разрешение на оружие вам нужно:

  1. Обратиться к работникам разрешительной системы соответствующего органа полиции. Там вы ознакомитесь с порядком получения разрешения на оружие и с перечнем тех организаций, которые проводят курсы по изучению оружия и правил обращения с ним.
  2. Дальше, необходимо пройти медицинскую комиссию.
  3. На третьем этапе нужно пройти обучение и сдать экзамен.
  4. Обязательным есть страхование гражданской ответственности для тех, кто владеет, хранят или использует оружия.
  5. Для хранения дома оружия нужно установить сейф.
  6. После вышеупомянутых действий нужно будет обратится к участковому инспектору полиции по месту жительства и предоставить ему все вышеперечисленные документы с квитанциями. В дальнейшем ждите проверку органов МВД и участкового инспектора по месту жительства.
  7. На этом этапе следует обратиться в отделение разрешительной системы и подать заявление о предоставлении разрешения на приобретение оружия. После получения такого разрешения можно покупать оружие, но обращаем ваше внимание, что это необходимо сделать на протяжении 3 месяцев. В случае, если вы не вложились в этот срок, надо обязательно сдать разрешение назад в разрешительные органы МВД или заблаговременно появиться туда же для продолжения разрешения.
  8. Для того, чтобы иметь право на ношение и хранение оружия вам следует в течение 10 дней получить разрешение на его ношение и хранение в вышеупомянутых разрешительных органах.

Пользуйтесь консультацией: Наркотики. Чем грозит гражданину участие в их незаконном обороте?

Вот и все. После того, как вы пройдете все эти 8 пунктов – разрешение ваше. Обращаем внимание, что строк действия такого разрешения всего 3 года.

На первый взгляд кажется, что эта процедура совсем не сложная, но столкнувшись с ней – понимаем, что все это достаточно серьезно и длительно.

Кто не имеет права на получение разрешения на оружие

Физическое лицо не может получить разрешение на владение огнестрельным оружием, его хранение и ношение в случае:

  • Если есть медицинское противопоказание к выполнению функциональных обязанностей и владения оружием;
  • Если гражданин два или более раз нарушал общественный порядок, злоупотребляет спиртными напитками, употребляет наркотические вещества без назначения врача, что подтверждается документально, занимается домашним насилием;
  • В случае наличии мотивированного постановления государственного исполнителя об установлении временного ограничения должника в праве пользования огнестрельным охотничьим, пневматическим оружием, устройствами отечественного производства для отстрела патронов, снаряженных резиновыми или аналогичными по своим свойствам метательными снарядами не смертельного действия;
  • Если есть у физического лица судимость за преступление, которая не была погашена или снята в установленном порядке;
  • В случае, когда у лица отсутствует справка об изучении материальной части оружия, специальных средств, правил обращения с ними и их применения.

С какого возраста можно приобрести оружие

Для того что бы получить разрешение на приобретение, ношения и хранения оружия не обязательно быть охотником либо иметь какой-то стаж в этой сфере, достаточно просто быть в необходимом возрасте для получения данного разрешения, а именно:

  1. Только с 18 лет разрешено владение пневматическим или газовым оружием (без разрешения после 18 лет можно приобрести пневматическое оружие калибра менее 4,5 миллиметров и скоростью полета пули ниже 100 метров в секунду, а также газовый баллончик).
  2. С 21 года разрешено владение гладкоствольным оружием.
  3. С 25 лет физическое лицо имеет право владение нарезным оружием. Для реализации этого права нужно пройти специальную проверку, получить разрешение от полиции, а использовать охотничьи ружья и винтовки можно только на охоте.
  4. Короткоствольное травматическое оружие, стреляющее резиновыми или другими не смертельными пулями, могут приобрести, например, работники судов, охранные структуры, журналисты.

Интересным есть вопрос об использовании физическими лицами холодного оружия, особенно ножов, которые мы часто применяем повседневно.

Для понимания: к холодному оружию относятся предметы и устройства, предназначенные для нанесения смертельных телесных повреждений, действие которых основано на использовании мышечной силы человека.

Пользуйтесь консультацией: Все о травматическом оружие в Украине от » а до я»

Касаемо ножа, то каждый должен понимать, что нож не может быть холодным оружием, когда длина его клинка меньше 90 мм, а также если его клинок тоньше 2,6 мм. Также следует заметить, что для того чтобы нож был признан холодным оружием он должен иметь выраженную гарду или упор либо же подпальцевые выемки глубиной не менее 5 мм. Если же нож не будет иметь хотя бы одну из вышеперечисленных признаков холодного оружия, то отнести его до этой категории оружия нельзя. Владение холодным оружием разрешено с 18 лет.

Нужно заметить, что ответственность за незаконное владение оружием, нарушения порядка приобретения, ношения и хранения, передачи, сбыта и другое предусмотрена Уголовным кодексом Украины, а также кодексом Украины об административных правонарушениях.

На сегодняшний день за совершение действий, связанных с незаконным обращением с оружием, предусмотрена очень строгая ответственность. Так к примеру, частью первой статьи 263 УК Украины предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от трех до семи лет за ношение, хранение, приобретение, передачи или сбыта огнестрельного оружия (кроме гладкоствольного охотничьего), боевых припасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств без предусмотренного законом разрешения

За незаконное обращение с холодным оружием УК Украины предусмотрено наиболее мягкое наказание это штраф в размере от одной тысячи до четырех тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан, а наиболее тяжкое это лишение свободы на срок до трех лет (ч.2 ст.263 УК Украины).

В статьи 190 кодекса Украины об административных правонарушениях за действия связанные с приобретением, хранением, передачей другим лицам или продажей гражданами огнестрельного охотничьего или холодного оружия, а также пневматического оружия калибра свыше 4,5 миллиметра и скоростью полета пули свыше 100 метров в секунду без соответствующего документа разрешительного характера, выданного уполномоченным государственным органом, предусмотрена ответственность в виде штрафа от семи до десяти необлагаемых минимумов доходов граждан с конфискацией оружия или без таковой.

Для получения индивидуальной консультации по вопросу воспользуйтесь услугой нашего сервиса «Тендер на юридическую услугу «.

Автор консультации: Подреза Ирина Васильевна

Источник: юридический ресурс Протокол

Право граждан на ношение оружия как государственная мера обеспечения безопасности личности Текст научной статьи по специальности «Право»

М.Н. Алексашина

Алексашина Марина Николаевна — аспирант кафедры правовых дисциплин Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева

E-mail: Aleksashina [email protected]

Право граждан на ношение оружия как государственная мера обеспечения безопасности личности

Рассматривается и обосновывается возможность легализации ношения оружия гражданами Российской Федерации в целях их самообороны. Сравнивается статистика совершенных преступлений в других странах, где узаконено ношение оружия.

Possibility of legalization of carrying of the weapon by citizens of the Russian Federation with a view of their selfdefense is considered and proved. The statistics of commited crimes in other countries where weapon carrying is legalized is compared.

В российском обществе несколько лет назад началась дискуссия о целесообразности разрешения гражданам иметь огнестрельное короткоствольное оружие самообороны. Каждый день в нашей стране тысячи людей становятся жертвами нападений преступников. К сожалению, нынешнее российское законодательство фактически оказалось на стороне преступника. Сама беспомощность людей, обреченных нашими законами на полную беззащитность, соблазняет бандитов, хулиганов, насильников.

Но не всегда люди были настолько беззащитны.

В античные времена владение оружием отличало гражданина от раба, и было не только правом, но и обязанностью свободных граждан. В Средние века право на оружие стало привилегией господствующего сословия. Меч или шпага отличали рыцаря, дворянина от простолюдина, смерда. Среди гражданских прав, которых добивались горожане в борьбе с феодалами, было и право на ношение оружия.

В новое время право на ношение оружия понимается не только как право на защиту от посягательств на жизнь, имущество и честь гражданина, но и как гарантия демократического устройства общества. Именно этот смысл вкладывается во вторую поправку к Конституции Соединенных Штатов Америки. Цитирую: «Поскольку хорошо организованное ополчение необходимо для безопасности свободного государства, право народа хранить и носить оружие не должно нарушаться».

По данным ООН, все огнестрельное оружие запрещено лишь в Люксембурге и Малайзии. Ручное огнестрельное оружие запрещено только в России, Республике Беларусь, Китае, Японии и во Вьетнаме. В свою очередь, никакие виды огнестрельного оружия не запрещены лишь в Буркина-Фасо, Дании, Финляндии, Германии, Румынии, Швеции, Уганде и Замбии.

Правовой режим оборота оружия в России начал формироваться уже начиная с XIV века (вре-

мени появления на Руси огнестрельного оружия) как один из способов поддержания правопорядка и предупреждения преступности в стране. В Голицыной летописи упоминание о первых «арматах» встречаются уже в 1389 году и «от того часу уразумели из них стреляти». Практически с этого же времени возникают нормативно закрепленные положения, определяющие порядок хранения, ношения оружия, а также санкции за нарушения данных предписаний. Контроль за их выполнением возлагался, как правило, на различных должностных лиц правоохранительных органов1.

Со времени петровских реформ в России оружие стало символом достоинства и чести. Обряд гражданской казни дворянина заключался в преломлении шпаги над его головой.

До 1917 года подданные Российской империи обладали правом на приобретение и хранение короткоствольного огнестрельного оружия (пистолетов и револьверов) в целях самообороны, правда, с известными ограничениями. Они могли также приобретать огнестрельное оружие в целях охоты либо для занятий спортом.

Профессор Императорского Московского университета И.Т. Тарасов в монографии «Очерк науки полицейского права» так излагал свой взгляд на данную проблему: «Невзирая на несомненную опасность от неосторожного, неумелого и злоумышленного пользования оружием, запрещение иметь оружие никоим образом не может быть общим правилом, а лишь исключением, имеющим место тогда, когда: 1) волнения, возмущение или восстание дают основательный повод опасаться, что оружием воспользуются для опасных или преступных целей; 2) особое положение или состояние тех или других лиц, напр., малолетних и несовершеннолетних, сумасшедших, враждебных или враждующих племен и т. п., дают повод к такому же опасению; 3) прошлые факты неосторожного или злонамеренного пользования оружием, констатированные судом или иным

Алексашина М.Н. Право граждан на ношение оружия как государственная мера обеспечения безопасности личности

Алексашина М.Н. Право граждан на ношение оружия как государственная мера обеспечения безопасности личности

способом, указали на целесообразность отобрания оружия у данных лиц»2.

Хотя одним из главных лозунгов большевиков до революции было всеобщее вооружение народа, после прихода к власти они приступили к разоружению этого самого народа, который успел стихийно вооружиться в окопах Первой мировой войны, — большевикам не хотелось помех при проведении красного террора и продразверстки. В период НЭПа на короткое время ограничения были ослаблены. После его окончания, с развертыванием коллективизации и новой волны массовых репрессий, запрет на приобретение и ношение оружия для самообороны для простых граждан стал абсолютным. Во времена хрущевской оттепели произошло послабление — охотничье оружие тогда можно было купить по предъявлению паспорта.

В брежневские времена право гражданина иметь огнестрельное оружие (гладкоствольное охотничье) было предоставлено лишь узкому кругу: охотоведам, профессиональным охотникам Севера и Сибири. Разрешалось иметь и нарезные ружья (карабины и винтовки).

С падением коммунистического режима огнестрельное оружие самообороны было восстановлено в правах. Вначале отдельным указом президента право владеть им было предоставлено фермерам. Первый единый российский законодательный акт — Закон РФ «Об оружии», закрепивший систему государственного контроля за оборотом оружия и определивший место в ней органов внутренних дел, был принят лишь в 1992 году3. А 13 ноября 1996 года Государственной Думой РФ принимается Федеральный закон от 13 декабря 1996 года № 150-ФЗ «Об оружии»4, который действует в нашей стране и поныне.

Практика применения этого закона в очередной раз посрамила проповедников комплекса национальной неполноценности, убеждающих нас, что мы в массе своей не способны нести ответственность за собственные поступки. В России, как и во всем мире, легальное оружие лишь в редчайших случаях используется при совершении преступлений. И при этом вполне эффективно помогает его владельцам отразить нападение на свой дом. Увы, на улице, где происходит подавляющее большинство нападений, ношение оружия для самообороны действующий закон не разрешает.

Казалось, что осталось совсем недолго ждать окончательного восстановления оружия в правах, что возможность владеть пистолетом или револьвером и право носить его в целях самообороны за пределом собственного дома уже не за горами. Этого, однако, не случилось.

Острая дискуссия, длительное время проходящая в средствах массовой информации, выявила большую заинтересованность граждан России в праве на хранение и ношение револьверов и пистолетов5. Сторонники разрешения аргументируют это тем, что правонарушители в настоящее время часто хорошо вооружены, их опасность реальна, в

то время как законопослушные граждане поставлены в неравные условия с преступным миром6.

Главный аргумент, приводимый сторонниками позиции «вооружения народа», — необходимость обеспечения права граждан на самозащиту как одного из основных конституционных прав, характеризующих демократическое общество7. Еще в XVI веке Николо Макиавелли писал: «Разоружая народ, власть, таким образом, оскорбляет его недоверием. Это говорит о трусости и подозрительности правительства»8. При тоталитарных режимах госмоно-полия на оружие безусловна. Чем более либерально общество, тем больше оно само решает — дозволять согражданам защищать себя самостоятельно или нет.

Так, Джеффри Р. Снайдер в своей работе настойчиво и не без весьма впечатляющих аргументов отстаивает право граждан США на хранение, ношение огнестрельного оружия и владение им. Его аргументы коротко можно представить следующим образом: оружие является гарантом права гражданина на необходимую оборону, дает ему возможность противостоять преступникам (одно не всегда равняется другому). Кроме того, автор считает, что с точки зрения гражданина аморально перекладывать риск и ответственность за применение оружия исключительно на сотрудников полиции. Противоречит морали также переложение исключительно на полицию ответственности за собственную жизнь и благополучие. Государство, разоружающее граждан, порабощает их, а безоруж-ность жертв поощряет преступность9.

Некоторые исследователи считают, что при легализации оружия количество преступлений резко сократится, поскольку граждане начнут активно защищать свои законные права и интересы. «В странах, где власти легализуют короткоствольное оружие, через полгода начинает падать уровень преступности»10. Приведем данные В. Полозова: «В ряде стран (США, Канада, Германия, Франция, Финляндия, Швейцария, Австралия, Австрия, Израиль, Литва, Латвия, Молдавия, Эстония, Финляндия и т. д.) поощряется право граждан на самооборону с применением оружия… Мировая статистика такова: в первые полгода легализации ношения пистолетов количество уличных преступлений снижается на 3— 5%, а потом… число преступлений снижается очень резко, вдвое—втрое. В Эстонии, например, когда граждан уравняли в оружии с бандитами, уличная преступность упала почти на 80%»11. По данным Министерства юстиции США по убийствам за 2001 год, в штатах США, где ношение оружия разрешено, на 100 000 человек — 183 убийства; в штатах, где оружие запрещено, — 291. В Канаде после запрещения оружия преступность увеличилась на 45%. По опросам Национального института юстиции США, в тюрьмах 40% преступников признались, что много раз отказывались от запланированных преступлений из страха перед вооруженными гражданами, 34% американских преступников были ранены и задержаны гражданами США12.

Этому противоречат сведения других ученых. С.М. Иншаков утверждает, что «в странах, где существует строгий запрет на владение оружием, уровень преступности значительно ниже, чем в государствах, где делается ставка на самозащиту граждан от преступников с помощью пистолета»13. Изучение и анализ исследований, проведенных зарубежными криминологами и социологами (Ф. Куком и Д. Ненпжином, М. Вольфгангом, Д.П. Кингом, И. Уоллером, С. Фицсиммонсом и др.), позволяют сделать вывод, что как только огнестрельное оружие становится легко доступным населению, вероятность гибели людей в результате насильственных преступлений увеличивается14.

В качестве компромисса некоторые авторы предлагают внести дополнение в статью 222 УК РФ следующего содержания: «Ответственность по данной статье исключается, если указанное в ней оружие было использовано, но для целей необходимой обороны»15. Они мотивируют это тем, что незаконное обладание оружием в данных случаях будет рассматриваться как преступление лишь при явном несоответствии обороны нападению, как часть превышения необходимой обороны. Применение же оружия для совершения общественно полезного действия служит доказательством отсутствия опасности обладания оружием в конкретном случае. Мы считаем, что в этом предложении есть скрытое поощрение нелегального владения и приобретения, при условии, что оно не будет обнаружено до момента его правомерного использования.

Противники предоставления гражданам права на нарезное короткоствольное оружие считают важной составной частью профилактики преступлений недопущение изменений законодательства в целях расширения легального оборота оружия16. Если учитывать низкий уровень правосознания, огромное количество насильственных бытовых преступлений, которые совершаются, как правило, в состоянии алкогольного опьянения, то, по мнению В.Н. Кудрявцева: «В наших условиях никакого вооружения населения допускать нельзя, иначе мы сами друг друга перестреляем»17. Мы действительно помним такие трагедии: в «Колумбине», в университете штата Иллинойс. Малознакомому с этой проблемой человеку США зачастую ставятся в пример как образец неудачной государственной политики в сфере оборота огнестрельного оружия. Но так ли это на самом деле?

Сторонники легализации утверждают, что негативные последствия легализации сильно преувеличены. Разрешение будет выдаваться только при наличии у покупателей лицензий, справок из психоневрологического диспансера, чистой биографии и т. д.18, что позволит свести к минимуму попадание оружия в ненадежные руки. Генеральный прокурор РФ Ю. Чайка считает: «Наша разрешительная система достаточно отлажена, чтобы надежно учесть легальное оружие — револьверы и пистолеты»19.

На сегодняшний день в нашем законодательстве уже разрешено гладкоствольное охотничье

оружие. Дульная энергия пули, выпущенной из этого ствола, составляет в среднем 3000—3500 Дж (для сравнения: пистолет ТТ — 500 Дж). О. Осетинский приводит данные Института криминалистики МВД: «При стрельбе в упор из разрешенного гладкоствольного оружия выживают 8% людей, при стрельбе из пистолетов выживают до 80%…»20. Какой смысл разрешать более смертоносное оружие и запрещать менее смертоносное21?

Давайте посмотрим на проблему беспристрастно. В 1960—1970 годах количество убийств в России, в которой жестко регулировалось право на оружие, было сопоставимо с «вооруженной до зубов» Америкой. Сегодня в России на 100 тысяч населения приходится 22 убийства, в Европе — 1—2 убийства, в Штатах — 5. За 5 лет (2005—2010 гг.), по данным официальной статистики МВД, количество зарегистрированных убийств в России выросло на 10,6% по сравнению с 1992—1999 годами. При Ельцине насильственной смертью погибало 19 человек на 100 тысяч населения, при Путине — Медведеве — 22. То есть в Штатах уровень убийств на 100 тысяч населения в разы меньше, чем в России, и продолжает снижаться. Ныне Россия стоит на первом месте среди развитых стран по уровню убийств.

В Штатах, по официальным данным, количество насильственных преступлений за 20 лет снизилось на 43%. Конечно, во многом это заслуга правоохранительных органов — полиции, суда, прокуратуры, но и граждане не в стороне: за эти годы арсенал личного оружия вырос на 65—70 млн. В результате уровень владения оружием достиг беспрецедентных для страны высот, а уровень насильственных преступлений снизился до самого низкого уровня за последние 35 лет; количество убийств уменьшилось на 49% — до самого низкого уровня за последние 45 лет. В сентябре об этом оповестил сайт ФБР22.

Об эффективности работы правоохранительных органов можно судить по следующим данным: у нас в России 800 тысяч полицейских, или более 550 работников правоохранительных органов на 100 тысяч человек, в Европе — около 300 полицейских на 100 тысяч. У нас один работник правопорядка приходится на 175 человек, в Америке — один на 300.

К слову, «наши бывшие» республики — Эстония, Молдова — разрешили короткоствольное оружие самообороны, ничего страшного не случилось.

Выводы из этих данных следующие. Хотя более высокий процент граждан, владеющих оружием, необязательно приведет к снижению уровня преступности, нет ни одной страны, ни одного примера того, чтобы более высокий процент граждан, владеющих оружием, привел к росту преступности. Является это причиной или следствием, но в международной практике сложилась закономерность: больше оружия — меньше убийств и других насильственных преступлений.

Есть много оснований выступать за легализацию оружия и очень мало быть против нее. Всякие до-

Алексашина М.Н. Право граждан на ношение оружия как государственная мера обеспечения безопасности личности

Алексашина М.Н. Право граждан на ношение оружия как государственная мера обеспечения безопасности личности

воды, вроде: «если продавать оружие все друг друга перестреляют», несостоятельны и вообще могут оскорбить многих, так как априори говорят о том, мол мы чуть ли не дикари, а это совершенно не так.

С нашей точки зрения, наиболее важный результат введения права на ношение оружия не появление дополнительных возможностей у тех, кто станет носить кобуру. Главное — это создание ситуации повышенного риска для потенциального преступника. «Разъединение человека и оружия привело к тому, что человек в нашем обществе не может и не хочет защищаться. Люди не приучены давать отпор. Судебная же практика, которая осуждает за превышение пределов необходимой обороны, парализует волю на уровне общественного сознания. Беда в том, что мы создали общество потенциальных жертв преступников и живем в нем». Вот такой неутешительный вывод делает российский криминалист и писатель Д.А. Корецкий23.

Оружие в руках гражданина работает на безопасность в обществе и тогда, когда оно в кобуре. Как показывает американский опыт, сама возможность того, что намечаемая жертва преступления вооружена, останавливает значительное количество преступников. При нападении преступника простая демонстрация оружия останавливает подавляющее большинство нападающих. Наконец, по данным отчета «National Crime Survey», получают увечья половина тех, кто оказывает сопротивление преступнику голыми руками, 40% тех, кто пытается остановить нападение преступника с помощью ножа, 35% — кто оказывает слабое сопротивление или пытается убежать и только 17% — кто обороняется с помощью огнестрельного оружия24.

С момента, когда право на ношение короткоствольного оружия становится легальным, каждый совершеннолетний житель России немедленно получает дополнительную защиту — страх преступника перед вооруженным отпором. Пожилой возраст, пол, физическая комплекция жертвы уже не гарантируют ему безопасность в ситуации, когда в любой косметичке может оказаться пистолет. Именно это, а вовсе не массовый отстрел злоумышленников, приводит в странах и регионах, вводящих право на ношение оружия, к снижению числа преступлений, к уменьшению доли наиболее опасных из них — преступлений с применением насилия. Не факт, что многие преступники станут законопослушными гражданами, но некоторые из грабителей предпочтут перейти на кражи, а многие хулиганы остановятся на разбивании урны, а не вашего лица.

Так почему право граждан России на ношение оружия до сих пор не легализовано? Причин много, и мы не можем с достаточной уверенностью утверждать, какая именно из них является основополагающей. Но зато с полной уверенностью можно сказать, что лишая граждан возможности самостоятельно и эффективно защищаться, государство тем самым нарушает и основные права и свободы граждан, закрепленные в Конституции РФ. Безоружным обществом легче управлять. Не имеющий

возможности защитить себя и своих близких человек вынужден повиноваться обстоятельствам, он не в силах их изменить. А вооруженное общество опасно не только для преступника, но и для авторитарного государства. Нельзя не вспомнить известные слова Томаса Джефферсона о том, что «самая главная причина для граждан владеть оружием и носить его есть, в конечном счете, необходимость защищаться от тирании правительства»25.

Но можем ли мы в таком случае провозглашать себя гражданским обществом, а свое государство — правовым? Свобода выбора — вот принцип, на котором прежде всего основывается право гражданина на огнестрельное оружие. И первый шаг к этому, как справедливо отмечает известный адвокат И. Трунов в своей работе «Гражданское оружие правозащиты», — «это пересмотр отношения к оружию как к вредоносному, опасному предмету ограниченного распространения. Искусственное ограничение оборота оружия в первую очередь сказывается на законопослушных гражданах. Дает дополнительные доходы мафии от нелегальной торговли оружием. Использование легального оружия в контркриминальных целях должно стимулироваться и поощряться и признаваться общественно полезным»26.

Мы считаем, что взаимоотношения государства и общества должны основываться на взаимном доверии. Без доверия не может быть ни свободы, ни демократии, ни правового государства. Предоставляя гражданину право на оружие, государство тем самым оказывает доверие всему обществу. И общество может ответить ему на это только взаимностью, ибо резонно будет полагать, что государство заботится о своих гражданах и знает цену человеку, его жизни и его свободе.

Практически во всем цивилизованном мире понимают, что как бы хорошо ни была развита система правоохранительных органов, она не может дать гарантий личной и имущественной безопасности как следствие разрешения права на самозащиту человека с оружием. Как нам видится, настало время внести поправки в законодательство о необходимой обороне, предоставив гражданам Росси право на ношение оружия.

Примечание

1. См.: Щелковникова Е.Д. Становление и развитие правового регулирования контроля за оборотом оружия в России // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2006. — № 5. — С. 57.

2. Тарасов И.Т. Очеркъ науки полицейскаго права. — М., 1897. — С. 278—279.

3. Ведомости СНД РФ и ВС РФ. — 1993. — № 24. — Ст. 860.

4. СЗ РФ. — 1996. — № 51. — Ст. 5681.

5. См.: Ружье. Оружие и амуниция. — 1998. — № 2. — С. 23.

6. См.: Неврев А.В. Проблемы использования гражданами оружия при необходимой обороне // Адвокатская практика. — 2001. — № 3. — С. 8.

7. См.: Федосова Е.Ю. Необходимая оборона в российском уголовном праве: Дис… канд. юрид. наук. — М., 2006. — С. 183.

8. Рутенбург В.И. Жизнь и творчество Н. Макиавелли // Макиавелли Н. История Флоренции / Пер. с итал. — Л., 1973. — С. 81.

9. См.: Снайдер Д.Р. Общество трусов // Человек и закон. — 2006. — № 11. — С. 32—48.

10. Огонек. — 2002. — № 13. — С. 19.

11. Полозов В. Оружие к бою // www.ogoniok.com/ win/200144/44-25-27. html

12. См.: Осетинский О. Господин маузер // main.izvestia.ru/community/article 21102

13. Иншаков С.М. Зарубежная криминология. — М., 1997. — С. 245.

14. См.: Шелковникова Е.Д. Право граждан на оружие и личная безопасность: есть ли взаимосвязь? // Российский судья. — 2001. — № 8. — С. 6—10.

15. Неврев А.В. Указ. соч. — С. 8.

16. См.: Казакова В.А. Понятие и проблемы законодательного регулирования противодействия вооружен-

ной преступности // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2006. — № 5. — С. 42.

17. Кудрявцев В.Н. Стратегия борьбы с преступностью. — М., 2003. — С. 89.

18. См.: Камакин А. Я дам вам парабеллум // www.itogi.ru/archive/2003/22/82058.html

19. Загадка русской души. Версия МВД // Огонек. — 2002. — № 13. — С. 19.

20. Осетинский О. Указ. соч.

21. См.: Полозов В. Указ. соч.

22. См.: Шаскольский А. Право на оружие: мировой опыт и российская практика // Ружье. — 2010. — № 5.

23. О необходимой обороне // Оружие и охота. — 2008. — № 10.

24. Отчет «National Crime Survey» // www.nraila.org/ ArmedCitizen

25. О необходимой обороне // Оружие и охота. — 2008. — № 10.

26. Право и политика. — 2004. — № 7.

С.Ю. Андреева

Андреева Светлана Юрьевна — адъюнкт Всероссийского научно-исследовательского института МВД России

E-mail: [email protected]

Преступность лиц без определенного места жительства в России: основные тенденции и проблемы предупреждения

В статье рассматриваются криминологические особенности современной преступности лиц без определенного места жительства (бездомных). На основе проведенного исследования разработаны рекомендации, направленные на совершенствование предупреждения преступлений, совершаемых лицами без определенного места жительства. Эмпирическую базу составили: статистические данные Судебного департамента при Верховном Суде РФ за 2006—2010 годы; результаты изучения уголовных дел в отношении 300 лиц без определенного места жительства, осужденных за преступления, результаты опроса 280 сотрудников органов внутренних дел.

The article deals with the basic criteria and criminological characteristics of modern crime of persons of no fixed abode (homeless). On the basis of the study developed recommendations aimed at improving the prevention of crimes committed by persons of no fixed abode. Empirical basis were as follows: statistics of the Judicial Department of the Supreme Court of the RF for 2006—2010. And the results of the study of criminal cases against 300 persons homeless, convicted of a crime, the survey of 280 employees of the Interior

Проведенное криминологическое исследование состояния преступности в Российской Федерации позволяет констатировать неблагоприятную тенденцию последних лет — резкое увеличение среди преступников доли лиц, не имеющих постоянного источника дохода. Это свидетельствует о том, что среди граждан, совершающих преступления, заметно возрастает число социально незащищенных лиц, не сумевших адаптироваться к про-

исходящим в стране переменам. Среди них, в первую очередь, следует выделить безработных, лиц с непостоянным источником дохода, а также лиц без определенного места жительства1, за счет которых идет «подпитка» криминальной среды2.

Структурно состав лиц без определенного места жительства условно может быть дифференцирован на две группы: представители острой (уличной)3 и скрытой (латентной)4 формы бездомности.

Андреева СЮ. Преступность лиц без определенного места жительства в России: основные тенденции и проблемы предупреждения

Право на ношение огнестрельного оружия — Лицензия FFL | Оружейный магазин

НЕКОТОРЫЕ ИЗ НАШИ ДОСТУПНЫХ ЛИНИЙ ПРОДУКЦИИ ВКЛЮЧАЮТ Beretta, Browning, Springfield, Ruger, Smith & Wesson, Sig Sauer, Kimber, Marlin, Mossberg,


ДИЛЕР ОРУЖИЯ РОК-ОСТРОВ
ДИЛЕР ОРУЖИЯ Рок-Ривер


Taurus, Walther, Winchester, Glock, Dan Wesson, Daniel Defense, CZ, H&K, Kahr Arms, Kel-Tec, Henry, Les Baer Custom и FN Manufacturing. В нашем интернет-магазине вы найдете оружие и патроны, электрошокеры, детали для оружия, магазины, кобуры, AR-15, 9 мм, 45 мм, дробовики и стволы.

ЛИНИИ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ ПРОДУКТОВ ВКЛЮЧАЮТ:

Aero Precision, Aimpoint, American Classic, American Tactical Imports, Armscor / Rock Island Armory Arsenal Inc., Auto-Ordnance, Bersa Bond Arms Inc., Bushmaster, Charter Arms, Chiappa Firearms Ltd., Citadel, Comanche, Crimson Trace, CZ США, Desanits Holsters, Del-Ton, Diamondback Firearms, Double Tap, DPMS / Panther Arms, El Paso Saddlery, EOTech Inc., Ergo Grips, European American Armory, FN Manufacturing Inc., Frog Lube, G2 Research (RIP Ammo), Glock, Harrington & Richardson, Head Down, Heckler & Koch, Henry Repeating Arms, Heritage Manufacturing, Hi-Point Firearms, Hornady, Howa Interstate Arms Corp, Kel-Tec, Kimber, LaserLyte, Legacy Sports, Leupold, Magnum Research, Marlin, Maverick, Metro Arms / SPS, Mossberg, Mossberg International, NikkoStirling, North American Arms, Para USA, Plinker Tactical, POF USA, Pointer, Pro Mag, PTR 91 Inc., Puma, Redfield, Regent, Remington, Rossi, Ruger, Savage Arms, SCCY Industries, Streamlight, Taser International, Taurus, Taylor’s & Co., Thompson, Thompson / Center, Tikka, Timney Triggers, Tornado Personal Defense, Tristar, Troy, Umarex USA, US Firearms, US Repeating Arms (Winchester), USSG Inc, Volquartsen Custom, Walther, VZ Grips, Weatherby, Windham Weaponry

НОВИНКА:

Super Vel Ammunition >>>>>>>>>>>>>>

Дилер Vortex Optics

Дилер Velocity Tactics

Rebel Arms Dealer

Bear Creek Arsenal Dealer

Право на ношение оружия


Введение
г. значение секунда Поправка зависит от того, с кем вы разговариваете.В Национальная винтовка Ассоциация, который имеет Вторую поправку (без милиции пункт) выгравированы на это здание штаб-квартиры в Вашингтоне, настаивает на том, чтобы Поправка гарантии право физических лиц владеть и носить широкий Разновидность огнестрельное оружие. Сторонники контроля над огнестрельным оружием утверждают, что Поправка было предназначено только для гарантия Штатам право действовать ополченцы. Для почти семьдесят лет после его загадочного решения U. С. против Миллера в 1939 г., Суд уклонился от проблема, наконец, решить вопрос в долгожданном 2008 году решение, район Колумбия против Хеллера.

Миллер был предметом к двум возможным интерпретациям. Тот Вторая поправка является индивидуальное право, но это право только распространяется на оружие обычно использовались в ополчении (фигурантами Миллера были транспортировка обрезки ружья).Второй — более широкий — вид Миллера в том, что в Поправка не гарантирует никаких прав лицам на все, и ответчики проиграли дело, как только стало очевидно что они не были члены государственной милиции.

В 2008 г. U.S. Верховный суд, в районе г. Колумбия против Хеллера, отменил запрет Вашингтона, округ Колумбия, на люди, имеющие в своих домах огнестрельное оружие. Написание от 5 до 4 большинством голосов судья Скалиа признал право нести оружие, чтобы быть индивидуальное право в соответствии с преимущественным цель 2-го Поправка, чтобы сохранить сильное состояние ополченцы.Скалиа написал, что было важно, чтобы постановляющая часть была в соответствии с предварительная оговорка, но предварительная оговорка не ограничивал постановляющая часть. Суд легко нашел D. C. закон нарушать 2-й поправки, но отказался объявить стандарт обзор для применения в будущих задачах к оружию нормативные документы.В Суд действительно сказал, что его решение не должно сомневаюсь «в законах ограничение владения оружием преступников или психически больной, и что полосы на особо опасном или необычном оружии скорее всего также будет поддержано. В президентской кампании 2008 г. оба основных кандидата заявили, что одобрили решение суда.

Хеллер оставил открыть вопрос о было ли право на ношение оружия исполнимым против государства регулирования, а также против федеральных регулирование? В 1876 г. Верховный Суд сказал, что право — если оно существовало — было подлежит исполнению только против федеральный правительство, но была оптовая включение законопроекта Права положений в 14-ю поправку с тех пор.В 2010 году в деле McDonald v. Чикаго, США Верховный Суд постановил (с 5 по 4), что 2-я поправка верна был включен через пункт о надлежащей правовой процедуре 14-й поправки и полностью подлежит исполнению в отношении штатов. Суд, в написанном мнении судьей Алито приступил к уничтожению Регулирование оружия Чикаго постольку, поскольку это запрещало частное владение в дом пистолетов для самообороны.Судья Томас, согласившись, провел бы право на ношение оружия быть правом, защищаемым Привилегии и Положение об иммунитете 14-й поправки, подход к применению Билла защиты прав против государства в первую очередь отклонено в Ящики для бойней 19 века и никогда не использовались поскольку.

Ящики
United Штаты против Миллера (США, 1939)

Округ из Колумбия — Хеллер (США, 2008 г.)
Макдональд — Чикаго (США, 2010 г.)


Район Колумбии чиновники проводят пресс-конференцию, чтобы осудить Апелляционный суд решение по делу Паркер против Д.С. Мы знаем о проблеме насилия из пистолета в этой стране, и мы серьезно относиться к опасениям поднял многие amici кто считает, что запрет на огнестрельное оружие собственность — это решение. В Конституция покидает округ Колумбия разнообразные инструменты для борьба с этой проблемой, в том числе некоторые меры, регулирующие огнестрельное оружие.Но закрепление конституционные права обязательно принимает определенные варианты политики от стол. К ним относятся абсолютные запрет на владение и использование огнестрельного оружия для самообороны в домашних условиях. Несомненно некоторые думают, что Второй Поправка устарело в обществе, где наше положение армия — гордость нашей Нация, где хорошо обученные полицейские обеспечить личную безопасность, и где насилие с применением огнестрельного оружия является серьезной проблемой.Возможно, это спорно, но не подлежит сомнению то, что это не роль этого суда в произнести второй Поправка потухла.

Правосудие Антонин Скалиа, для большинства в Округ Колумбия v Хеллер (У. С.Верховный суд 2008)

Верховный суд Решает второй
Дело о внесении поправок

Высший Суд проголосовал за забастовку 5 голосами против 4 вниз по
Вашингтон, Д.C. запрет на частное владение пистолеты.
Большинство авторов Justice Scalia мнение.


в районе из Колумбия против Хеллера (2008 г.) Суд учел следующие вопрос: У Д.C. Раздел Кодекса 7-2502.02 (а) (4), который обычно стержни регистрация огнестрельного оружия; Раздел 22-4504 (а), в котором штанги с пистолет без лицензии; и раздел 7-2507.02, что требует все огнестрельное оружие, находящееся в законном владении, должно храниться выгруженный и разобранный или связанный блокировкой спускового крючка нарушить Второй Изменение прав физических лиц которые не связаны с какими-либо государственная милиция, но кто желает хранить пистолеты и другое огнестрельное оружие для частное использование в их дома?
Суд пришел к выводу, что Второй Поправка устанавливает право личности на хранение и ношение оружия для самооборона и охота.Суд пришел к выводу, что запрет на оружие в округе Колумбия не мог стоять. В то же время Суд признал, что правительство может регулировать права на оружие. Суд сказал, что его решение не должно быть истолковано как ставящее под сомнение право правительство: запретить преступникам и душевнобольных от владения оружием, запретить оружие в школах или общественные здания, запретить определенные категории оружия, обычно не используемого для самообороны, и установить определенные другие условия на оружие право собственности.


Вопросы
1. Есть ли в историческое свидетельство поддерживают вывод о том, что Вторая поправка гарантирует право из владеть огнестрельным оружием?
2. Если Второй Поправка действительно создает индивидуальное право, насколько широким это Правильно? Включает ли это право владеть оружием, которое быть полезным для ополчение сегодня — рука гранаты, гранатометы и т. д.? Или это создать только право владеть оружием, которое могло бы быть использовано милиция в 1791 год — мушкеты? Или правильный ответ где-то между этими крайности?
3. В Вторая поправка говорит о праве ношения оружия. Предлагает ли это для пример, что нет права владеть оружием, которое могло бы нельзя нести, такой как пушки?
4. Если лежащий в основе беспокойство, которое вдохновило Вторую поправку — боязнь оскорбительный федеральный правительство угнетает государства и их граждан — нет больше существует, должен которые влияют на то, как мы интерпретируем Поправку?
5. Что такое в аргумент в пользу выбора того, какие положения законопроекта Права мы будем давать полный эффект?
6. Какие принадлежащий следующий правила огнестрельного оружия конституционны ?: (1) ограничение по возрасту, (2) четырехдневный период ожидания покупки огнестрельного оружия, (3) запрет на несущий скрытого оружия.
7. Суд в районе г. Колумбия против Хеллера объявляет, что есть индивидуальное право на хранение и ношение оружия для самообороны, но говорит, что это право распространяется только на оружие в «общее использование» для такие цели. Если бы многие люди начали использовать пулеметы для самооборона, будет ли оружие прикрыто 2-м Поправка распространяется на включить их?
8.Суд в деле D. C. v Heller предполагает, что законы о скрытом ношении и законы, запрещающие использование оружия в общественных зданиях, конституционный. Почему это так? Какой тест должен использовать суд оценить будущее правила обращения с оружием — строгая проверка? средний пристальное внимание? «неправомерный испытание на нагрузку?
9.В 2011 году на Седьмом кольце вырубился Постановление Чикаго это требовало тренировок на дальность перед получением оружия разрешать. Отмечая что город также запрещает все стрельбища в город, суд признал требование тренировочного диапазона для нарушения Второго Поправка. В суд применил повышенное внимание к правила, говоря, что законы которые существенно обременяют основную правую часть оружия владение «потребует чрезвычайно сильное обоснование общественных интересов и плотная посадка между средствами правительства и его целями.» Как вы думаете, Седьмой округ был прав, применив строгую проверку в Чикаго постановление? (См. Эзелл против Чикаго 06.07.11).


Отис Макдональд, житель Чикаго, который подал в суд за его право иметь пистолет — и победил.
(фото CNN)
Ссылки
Секунда Фонд поправки
Гражданский Комитет по праву на хранение оружия
Национальный Rifle Association
Пистолет Control, Inc.

3.5 Право на ношение оружия

Цель обучения

  1. Установить конституционные параметры права человека на владение огнестрельным оружием согласно Второй поправке.

Хотя в федеральной конституции прямо говорится о праве на ношение оружия во Второй поправке, Верховный суд США до недавнего времени не интерпретировал эту поправку в значительной степени. Вторая поправка предусматривает, что «[] хорошо регулируемая милиция, поскольку она необходима для безопасности свободного государства, право людей хранить и носить оружие не должно нарушаться.Подобное положение есть в конституциях многих штатов (Волох Э., 2010). В 2008 году Верховный суд США изучил Вторую поправку и ее влияние на владение оружием в деле, касающемся Вашингтона, округ Колумбия, законодательства об огнестрельном оружии (округ Колумбия против Хеллера, 2010).

В деле округ Колумбия против Хеллера , 128 S. Ct. 2783 (2008), Суд подтвердил, что Апелляционный суд округа Колумбия нарушил положения Закона 1975 года о правилах контроля за огнестрельным оружием. в разряженном и разобранном виде.Хотя Окружной суд постановил, что Вторая поправка применяется только к милиции, Верховный суд США подчеркнул, что Вторая поправка применяется индивидуально и принадлежит всем американцам. Суд также расширил предыдущее толкование Второй поправки, чтобы охватить право человека иметь в доме пригодный для использования пистолет в целях самообороны. Дело Heller является беспрецедентным и первым рассматривает индивидуальное владение огнестрельным оружием в соответствии со Второй поправкой. Однако постановление Heller является узким и конкретно исключает ограничения на огнестрельное оружие для преступников , душевнобольных , владение огнестрельным оружием в школах или правительственных зданиях или рядом с ними, а также коммерческую продажу огнестрельного оружия .Решение Heller также не распространяет защиту Второй поправки на штат , потому что Вашингтон, округ Колумбия, является федеральным анклавом.

В деле Макдональд против Чикаго , 130 S.Ct. 3020 (2010 г.) Верховный суд США вновь рассмотрел вопрос о хранении оружия, рассмотрев и отклонив как неконституционный запрет на огнестрельное оружие в городе Чикаго, штат Иллинойс. В деле McDonald Суд предпринял дополнительный шаг, распространив постановление Heller на штаты, постановив, что Вторая поправка применяется к штатам посредством его выборочного включения в положение о надлежащей правовой процедуре.Однако, McDonald не расширил постановление в Heller другими способами и вновь подчеркнул исключения Heller из ограничений огнестрельного оружия для преступников, душевнобольных, владения огнестрельным оружием в школах или правительственных зданиях или рядом с ними, а также коммерческую продажу огнестрельного оружия.

Пример соответствующего ограничения на огнестрельное оружие

Дирк работает уборщиком в средней школе. Иногда, с разрешения директора, Дирк ночевал во флигеле на территории кампуса, когда работал в особенно позднюю смену.Дирк хочет держать пистолет во флигеле для защиты. Если в штате Дирка есть закон, запрещающий владение пистолетом в пределах одной мили от любой государственной школы, Дирк не может держать пистолет во флигеле в целях самообороны. Современный прецедент Верховного суда США утверждает, что Вторая поправка защищает право человека иметь в доме пистолет для самообороны. Однако этот прецедент, в частности, исключает владение огнестрельным оружием возле школ. Если новый прецедент не распространит действие этого постановления на хранение огнестрельного оружия возле школ, статут в штате Дирк является конституционным.

Рисунок 3.7 Вторая поправка

Key Takeaway

  • В соответствии с недавним прецедентом Верховного суда США Вторая поправка защищает право человека иметь в доме пригодный для использования пистолет в целях самообороны. Эта защита не распространяется на преступников, психически больных, хранение огнестрельного оружия возле школ и правительственных зданий или коммерческую продажу огнестрельного оружия.

Упражнения

Ответьте на следующие вопросы. Проверьте свои ответы с помощью клавиши ответа в конце главы.

  1. Постановление суда штата запрещает обвиняемому владеть огнестрельным оружием во время испытательного срока. Это лишает обвиняемого возможности возобновить карьеру сотрудника полиции. Как будет анализироваться это постановление суда с учетом недавнего прецедента Верховного суда США, интерпретирующего Вторую поправку?
  2. Читать Льюис против США , 445 U.S. 55 (1980). В Льюис , обвиняемый, преступник, был осужден в соответствии с федеральным законом за хранение огнестрельного оружия осужденным преступником.Подсудимый утверждал, что это было неконституционным, поскольку он не был представлен адвокатом во время судебного разбирательства по делу о первоначальном уголовном преступлении. Подсудимый никогда не просил о помиловании или отмене приговора за первоначальное уголовное преступление при подаче апелляции. Поддержал ли Верховный суд США обвинительный приговор за хранение огнестрельного оружия осужденным преступником? Кейс доступен по этой ссылке: http://scholar.google.com/scholar_case?case=1988023855177829800&hl=en&as_sdt=2&as_vis=1&oi=scholarr.
  3. Читать U.С. против Лопеса , 514 U.S. 549 (1995). В деле Lopez Верховный суд США постановил, что федеральный закон, запрещающий огнестрельное оружие возле школ, был неконституционным, поскольку он регулировал поведение, которое не имело влияния на торговлю между штатами и, таким образом, превышало полномочия Конгресса в соответствии с положением о торговле. Если государство примет аналогичный закон, будет ли это конституционным согласно Второй поправке? Кейс доступен по этой ссылке: http://scholar.google.com/scholar_case?case=18310045251039502778&hl=en&as_sdt=2&as_vis=1&oi=scholarr.

Список литературы

Округ Колумбия против Хеллера , 128 S. Ct. 2783 (2008), по состоянию на 13 октября 2010 г., http://www.law.cornell.edu/supct/html/07-290.ZO.html.

Волох, Э., «Положения о конституционном праве государства на хранение и ношение оружия», веб-сайт UCLA, по состоянию на 22 октября 2010 г. http://www.law.ucla.edu/volokh/beararms/statecon.htm.

Истинное значение выражения «Держи и неси оружие»

Что означает Вторая поправка? Этот вопрос находится в центре одной из самых спорных дискуссий в современном американском конституционном праве.Сама поправка содержит 27 слов: «Хорошо организованная милиция, поскольку она необходима для безопасности свободного государства, право людей хранить и носить оружие не должно нарушаться». Это положение ссылается как на коллективное право милиции, так и на индивидуальное право. Означает ли этот текст двухвековой давности, что сегодня американцы имеют право владеть и использовать оружие?

В знаменательном решении 2008 года по этому вопросу, District of Columbia v. Heller , Верховный суд был резко разделен.По мнению большинства, судьи Антонина Скалиа, среди прочего, заключалось, что фраза «, несите оружие» против всегда будет относиться к службе в милиции. Но несут оружие. сам по себе — формулировка, использованная во Второй поправке, — иногда может относиться к индивидуальному праву. Особое мнение, высказанное судьей Джоном Полом Стивенсом, намекало на то, что фраза держать и носить оружие была фиксированным художественным термином, который всегда относился к службе в милиции.

Прочтите: Вторая поправка не превосходит всех остальных

За 12 лет, прошедших после этого решения, ученые получили доступ к новому исследовательскому инструменту, который, как некоторые надеются, может разрешить этот спор: корпусной лингвистике.Этот инструмент позволяет исследователям искать в миллионах документов, чтобы увидеть, как слова использовались в эпоху основания, и может помочь судам определить, как понималась Конституция в то время — то, что известно как «изначальное общественное значение». Корпусная лингвистика, как и любой другой инструмент, в одних случаях более полезна, чем в других. Вторая поправка, в частности, создает определенные проблемы для поиска данных, потому что она содержит несколько разделов, сложенных сложной грамматической структурой.

Имея это в виду, в середине 2018 года мы провели поиск в больших коллекциях языков примерно со времени основания и опубликовали наши предварительные результаты в блоге журнала Harvard Law Review.Мы использовали две базы данных: Corpus of Founding Era American English (COFEA), который содержит около 140 миллионов слов текста из различных американских документов, опубликованных с 1760 по 1799 год, и Corpus of Early Modern English (COEME), который охватывает британский английский от 1475–1800 и включает более 1 миллиарда слов текста. Теперь мы расширили это первоначальное исследование, чтобы рассмотреть, как другие аспекты Второй поправки понимались во время разработки. Наши результаты показывают, что и Скалия, и Стивенс, по-видимому, ошиблись по крайней мере в отношении одного из своих лингвистических утверждений в решении Heller .

Джон Пол Стивенс: худшее решение Верховного суда за время моего пребывания в должности

В 2008 году технология была совсем другой. IPhone было меньше года. Война форматов между Blu-ray и HD DVD подошла к концу. А Twitter отметил свою вторую годовщину. В то время судьи и их клерки обладали довольно элементарными инструментами для поиска того, как язык использовался 200 лет назад. Основываясь на ограниченном наборе данных, рассмотренном Скалией, мы не можем сказать, что его лингвистическое утверждение о вооружении против было тогда необоснованным.Но этот конкретный вывод не выдерживает испытания временем.

Скалиа пришел к выводу, что фраза носить оружие «однозначно» несет военное значение «только тогда, когда за ней следует предлог« против »». Вторая поправка не использует слово против . Следовательно, рассуждал Скалиа, фраза носить оружие сама по себе относится к индивидуальному праву. Чтобы проверить это утверждение, мы прочесали COFEA в поисках определенного шаблона, обнаружив документы, в которых несет и руки (и их варианты) появляются в пределах шести слов друг от друга.Таким образом, мы смогли найти документы с грамматическими конструкциями, например, , оружие было . Примерно в 90 процентах нашего набора данных фраза « с оружием в руках » имела значение, связанное с ополчением, из чего следует, что с оружием в руках обычно использовалось для обозначения коллективной военной деятельности, а не индивидуального использования. (Доказывают ли эти результаты, что формулировка Второй поправки исключает индивидуальное право — вопрос более сложный.)

Кроме того, мы обнаружили, что несущее оружие часто принимало военное значение, а не вместо .Таким образом, слова вместо было достаточно, но не обязательно, чтобы придать фразе «оружие» значение, связанное с милицией. Скалиа ошибался в этом конкретном заявлении.

Далее мы переходим к несогласию судьи Стивенса. Он написал, что Вторая поправка защищает право иметь и использовать огнестрельное оружие только в контексте службы в государственной милиции. Стивенс, кажется, решил — хотя его точный вывод несколько неясен — что фраза держать и носить оружие была единым термином искусства.Такие единичные языковые единицы, называемые биномами или полиномами, широко распространены в юридической письменной форме. Подумайте о прекращении действия и откажитесь от замка или , ложа и ствола . В результате, заключил Стивенс, нет необходимости рассматривать вопрос о том, имеет ли опорное оружие иное значение от медвежье оружие . Следовательно, у него не было оснований определять, может ли держать оружие сам по себе может относиться к индивидуальному праву.

Джошуа Файнциг и Джошуа Цоффер: конституционные аргументы в пользу контроля над оружием

Была ли языковая интуиция Стивенса верной? Нет.Фраза держать и носить оружие была новым термином. Его нет нигде в COEME — это более 1 миллиарда слов британского английского за три столетия. А до 1789 года, когда была внесена Вторая поправка, эта фраза использовалась только дважды в COFEA: сначала в Массачусетской декларации прав 1780 года, а затем в предложении о внесении поправки в конституцию Ратификационной конвенцией Вирджинии. Короче говоря, держать и носить оружие не был термином искусства с фиксированным значением.Действительно, значение этой фразы тогда было весьма неопределенным, поскольку в других правительственных документах она почти не использовалась. В конечном счете, тщательное изучение Второй поправки должно рассматривать держать оружие и носить оружие как две отдельные лингвистические единицы и, следовательно, два отдельных права.

Мы выполнили еще один поиск в COFEA о значении оружия , ища документы, в которых хранит руки и руки (и их варианты) появляются в пределах шести слов друг от друга.Результаты здесь были несколько неубедительными. Примерно в 40% случаев человек будет держать оружие для коллективных военных целей; эти документы подтверждают точку зрения судьи Стивенса. И примерно 30 процентов обращений относятся к человеку, который держит оружие для личного пользования; эти документы подтверждают анализ судьи Скалии. Остальные обращения не подтверждали ни одно чтение.

Мы не смогли найти доминирующего использования того, что держит оружие означало при основании. Таким образом, даже если Скалиа ошибался в наиболее распространенном значении «носить оружие» , он все же мог быть прав в отношении «держать оружие ».Основываясь на наших выводах, среднестатистический гражданин эпохи основания, вероятно, понял бы фразу держать оружие применительно к обладанию оружием как для военного, так и для личного использования.

Наконец, недостаточно рассматривать держать и носить оружие в вакууме. В постановляющей части Второй поправки говорится о «праве народа». Мы провели еще один поиск в COFEA документов, в которых упоминалось оружие в контексте права . Около 40 процентов результатов были связаны с ополчением, около 25 процентов — с индивидуальным чутьем, а около 30 процентов относились к индивидуальным чувствам ополчения и .Остальные были неоднозначными. Что касается прав, то не было доминирующего смысла держать и носить оружие. Здесь также «обычный гражданин» во время основания, вероятно, понял бы, что фраза оружия в контексте прав относится как к правам ополченцев, так и к правам личности.

Основываясь на этих выводах, мы больше убеждены в мнении большинства Скалии, чем в несогласии Стивенса, даже несмотря на то, что они оба допустили ошибки в своем анализе.Более того, лингвистический анализ составлял лишь небольшую часть оригинального сочинения Скалии. И большая часть этого исторического анализа, основанного на истории гражданского права владеть огнестрельным оружием, не затрагивается нашими новыми выводами. (Мы надеемся опубликовать это исследование, в котором также рассматривались другие фразы из Второй поправки, такие как право народа , в академическом журнале.)

Прочтите: Где движение за контроль над оружием замолкает

В в следующие несколько месяцев Верховный суд примет решение по делу о Второй поправке в Нью-Йорке.Скорее всего, судьи отклонят дело как спорное, поскольку местное правительство уже отменило рассматриваемый закон. Но если судьи захотят решить вопросы Второй поправки более окончательно, сейчас или в будущем, они обнаружат, что корпусная лингвистика сама по себе не может окончательно решить, был ли прав Heller . Ни ошибка Скалии, ни Стивенса не является моментом, на который надеялись представители обеих сторон в дебатах о Второй поправке.

Тем не менее, мы по-прежнему с оптимизмом смотрим в будущее этого инструмента обработки данных.В некоторых случаях оригинальности корпусная лингвистика может дать убедительное представление о том, как поколение основателей понимало слово или фразу в Конституции. Но когда корпусная лингвистика освещает только часть текста, то оригиналисты должны откровенно говорить о его пределах. И когда корпусная лингвистика дает ответы, противоречащие давним убеждениям, оригиналисты должны быть готовы пересмотреть старые прецеденты — да, даже прецеденты Антонина Скалиа, покровителя оригинализма

Конституционного права на ношение оружия нет

Вторая поправка к Конституция является одним из 30 самых обсуждаемых слов в американской истории: «Хорошо организованная милиция необходима для безопасности свободного государства, право людей хранить и носить оружие не должно нарушаться.”

Если прочитать только последние 14 слов этого предложения, это, кажется, недвусмысленно подтверждает право граждан на владение оружием. Но это не то, что говорится в предложении в целом. 16 слов, которые им предшествуют, ограничивают такое владение единственной целью, а именно участием в «хорошо регулируемой милиции». Эта фраза, заявленная по прямому назначению, означает участие в уполномоченных государством силах для защиты и сохранения Содружества.

Говоря простым языком (и это почти что понятно), американцы могут владеть оружием для службы в ополчении; то есть группа вооруженных людей, защищающих безопасность и целостность каждого из нескольких штатов Союза.Это не означало федеральных сухопутных войск, для которых подходящим термином была «армия». Когда в 1787 году была ратифицирована Конституция, такой силы не существовало, когда армия Войны за независимость была распущена. Первая статья Конституции предусматривала наличие таких сил и флот, но оставила их обеспечение и поддержку Конгрессу.

Это может включать использование ополченцев штата для обеспечения соблюдения федеральных законов и «подавления восстаний и отражения вторжений», но только под командованием офицеров, выбранных самими штатами.Президент должен был стать главнокомандующим такими силами и ополченцами штата, когда его заставили перейти на федеральную службу.

Короче говоря, федеральные силы должны были состоять в основном из ополченцев штата. Под командованием президента они сохранили своих собственных офицеров и зависели от двухгодичных ассигнований от Конгресса. Они не должны были быть постоянным отрядом, их нужно было поднимать и поддерживать столько, сколько необходимо. Намерение состояло в том, чтобы сами ополченцы были единственной постоянной военной силой в новой стране.Нам это может показаться странным, но сама Революционная армия в основном состояла из колониальных ополченцев, и к постоянным национальным армиям относились с большим подозрением. Имея это в виду, мы можем лучше понять самих государственных ополченцев.

Это были единственные регулярные вооруженные силы в стране. Не имея собственных постоянных арсеналов, они зависели от личного оружия тех, кто к ним присоединился. Без такой частной собственности их было бы невозможно сохранить в том виде, в каком они были созданы.

Частные или получастные ополчения (а такие действительно существовали, как в рабских патрулях Юга) были потенциально опасными, и поэтому ополченцы, для которых оружие могло храниться самими владельцами оружия, были описаны как «хорошо регулируемые», т. Е. Уполномоченные по и в зависимости от состояний. Таким образом, это было единственное право владения оружием, защищенное Конституцией. Конечно, у пушки были и другие цели. Их использовали для охоты и иногда для самообороны. Как и любой другой товар, их можно было законно купить, продать или унаследовать.

Они также могут регулироваться законами, регулирующими их приобретение и использование. В сельском обществе их использование было очевидным. Но их владение существовало как право только для одной цели — службы в милиции. Если вы не имели права на такую ​​услугу, ваше владение оружием было, в соответствии с любыми действующими правилами, только законным правом. Но это не было правом, и оно, конечно, не было бы выделено поправкой к Конституции, если бы не необходимость в общей защите.

Этой необходимости больше нет.

Ополчения штатов и федеральные силы поддерживают свои собственные арсеналы, поэтому Вторая поправка — это анахронизм, относящийся к прежним временам, но не к нашим. Таким образом, его следует отменить, поскольку он больше не служит никакой цели. Прецедент для этого есть в 21-й поправке, которая отменила формулировку 18-й поправки, запрещающей употребление алкоголя. Простой акт отмены не сделает владение оружием незаконным, а просто подчинится тем же требованиям и ограничениям, что и любой другой товар.Ее владение и использование будут регулироваться законами штата и федеральными законами.

На самом деле, многие такие законы уже существуют и действуют давно. Проблема в том, что у них мало воли и возможностей для их принуждения, и что они не начинают бороться с культурой страха, жадности и социальной патологии, которые делают оружейную промышленность неприкосновенной для жизни Америки.

Если есть хоть одно серьезное препятствие для рационального подхода к проблеме оружия, то это решение Верховного суда 2008 года по делу Округ Колумбия v.Heller , написано судьей Антонином Скалией и принято большинством в 5–4 голосов. В нем говорилось, что владение огнестрельным оружием является конституционным правом, «не связанным со службой в милиции», и должно поддерживаться как таковое с учетом только ограничений, регулирующих другие защищаемые права. После решения Дреда Скотта, объявившего рабство правом собственности, охраняемым Конституцией, ни один суд не вынес более наглого, если не сказать возмутительного решения. Росчерком пера Скалиа вычеркнул 16 слов из поправки к Конституции, а именно, что владение оружием является общим правом на военную службу.Он оправдал это тем, что предложения, содержащие эти слова, были просто «вступительными», тогда как следующая за ними статья была «действующей». Поскольку эти первые статьи устанавливали условия, при которых получалось последнее, Скалиа буквально переписывал не только текст Конституции, но и законы грамматики. Спустя несколько сотен тысяч смертей от огнестрельного оружия мы можем оценить влияние пера Скалии на замену пера Джеймса Мэдисона.

Как отметил судья Джон Пол Стивенс в резком несогласии, Хеллер отменил предыдущее решение суда в США.С. против Миллера , который запретил владение обрезными ружьями на основании их неприменимости к службе в милиции, решение оставалось в силе в течение семи десятилетий. Стивенс писал, что единственное средство от озорства Скалии, которое является логичным в современном обществе, — это отменить саму Вторую поправку, курс, который я здесь предпочел. Это не запретить само владение оружием. Это просто устранило бы его как защищаемое конституцией право служить цели, которой больше не существует.

Это могло бы облегчить принятие основных законов об оружии и, возможно, даже придать законодателям смелость их принять. И это может дать нам что-то на наших ночных экранах помимо нескончаемого потока резни в торговых центрах, игровых площадках, школах и церквях, которые делают нас зрелищем цивилизованного мира.

Вторая поправка и право на ношение оружия

История Второй поправки

Вторая поправка предоставляет гражданам США право носить оружие.Ратифицированная в декабре 1791 года поправка гласит:

Хорошо организованная милиция, поскольку она необходима для безопасности свободного государства, право людей хранить и носить оружие не должно нарушаться.

Джеймс Мэдисон первоначально предложил Вторую поправку вскоре после того, как Конституция была официально ратифицирована, как способ предоставить больше власти государственным ополчениям, которые сегодня считаются Национальной гвардией. Это считалось компромиссом между федералистами — теми, кто поддерживал Конституцию при ее ратификации, — и антифедералистами — теми, кто поддерживал государства, обладающие большей властью.Поправка, которая только что использовала пистолеты и другое оружие для отражения англичан, была изначально создана для того, чтобы дать гражданам возможность дать отпор тираническому федеральному правительству.

Конституция США гарантирует неотъемлемые права граждан. (Изображение предоставлено: Онур Эрсин Шаттерсток)

Интерпретации Второй поправки

С момента ее ратификации американцы спорят о значении и толковании поправки. Одна сторона интерпретирует поправку как означающую, что она предусматривает коллективные права, в то время как противоположная точка зрения заключается в том, что она предоставляет индивидуальные права.

Сторонники коллективной стороны считают, что поправка дает каждому штату право содержать и обучать формальные подразделения милиции, которые могут обеспечить защиту от репрессивного федерального правительства. Они утверждают, что пункт о «хорошо регулируемой милиции» явно означает, что право ношения оружия должно предоставляться только этим организованным группам. Они считают, что это позволяет только официальным ополченцам носить оружие на законных основаниях, и заявляют, что федеральное правительство не может упразднить ополченцев штата.

Сторонники противоположной точки зрения считают, что поправка дает каждому гражданину право владеть огнестрельным оружием, свободное от федеральных постановлений, чтобы защитить себя перед лицом опасности.Индивидуалисты считают, что пункт поправки о милиции никогда не имел целью ограничить права каждого гражданина на ношение оружия.

Обе интерпретации помогли сформировать продолжающиеся в стране дебаты о контроле над оружием. Те, кто поддерживает право человека на владение оружием, например Национальная стрелковая ассоциация, утверждают, что Вторая поправка должна предоставить всем гражданам, а не только членам ополчения, право владеть оружием. Те, кто поддерживает более строгий контроль над огнестрельным оружием, как, например, кампания Брэди, считают, что Вторая поправка — это не пустой чек для любого, у кого есть оружие.Они считают, что ограничения на огнестрельное оружие, например, кто может его иметь, при каких условиях, где его можно ввозить и какие типы огнестрельного оружия доступны, являются необходимыми.

Верховный суд и Вторая поправка

Хотя право на ношение оружия регулярно обсуждается в суде общественного мнения, мнение Верховного суда имеет наибольшее значение. Тем не менее, несмотря на продолжающуюся публичную борьбу за право владения оружием, до последних лет Верховный суд очень мало говорил по этому поводу.

Здание Верховного суда в Вашингтоне, округ Колумбия (Изображение предоставлено Стивом Хипом / Shutterstock)

Одно из первых постановлений было вынесено в 1876 году по делу U.S. v. Cruikshank . Дело касалось членов Ку-клукс-клана, которые не позволяли чернокожим гражданам пользоваться стандартными свободами, такими как право на собрания и право ношения оружия. В рамках постановления суд заявил, что право каждого человека на ношение оружия не предусмотрено Конституцией. Десять лет спустя суд подтвердил решение по делу Presser v.Иллинойс, когда он сказал, что Вторая поправка ограничивает запрет на владение оружием только федеральным правительством, а не штатами.

Верховный суд снова поднял этот вопрос в 1894 году в деле Miller v. Texas . В этом случае Франклин Миллер из Далласа подал в суд на штат Техас, утверждая, что, несмотря на то, что законы штата гласят иное, он должен был иметь возможность носить скрытое оружие под защитой Второй поправки. Суд не согласился, заявив, что Вторая поправка не применяется к законам штата, таким как ограничения Техаса на ношение опасного оружия.

Все три дела, рассмотренные до 1900 года, закрепили мнение суда о том, что Билль о правах, в частности Вторая поправка, не запрещает штатам устанавливать свои собственные правила в отношении владения оружием.

До недавнего времени Верховный суд не принимал решения по Второй поправке с момента США против Миллера в 1939 году. В этом деле Джек Миллер и Фрэнк Лейтон были арестованы за то, что пронесли незарегистрированный обрез через границы штата, что был запрещен с тех пор, как пятью годами ранее был принят Национальный закон об огнестрельном оружии.Миллер утверждал, что Национальный закон об огнестрельном оружии нарушил их права согласно Второй поправке. Однако Верховный суд не согласился с этим, заявив, что «в отсутствие каких-либо доказательств, демонстрирующих, что владение или использование« ружья с длиной ствола менее восемнадцати дюймов »в настоящее время имеет некоторое разумное отношение к сохранности или эффективности оружия. хорошо организованная милиция, мы не можем сказать, что Вторая поправка гарантирует право хранить и носить такой инструмент ».

Пройдет почти 70 лет, прежде чем суд снова рассмотрит этот вопрос, на этот раз в деле District of Columbia v.Heller в 2008 году. Дело касалось Дика Хеллера, лицензированного специального полицейского управления в Вашингтоне, округ Колумбия, который оспорил запрет на огнестрельное оружие в столице страны. Впервые Верховный суд постановил, что, несмотря на законы штата, лица, не входившие в состав милиции штата, имеют право носить оружие. В своем постановлении суд написал: «Вторая поправка защищает право человека на владение огнестрельным оружием, не связанное со службой в милиции, и на использование этого оружия в традиционно законных целях, например, для самообороны дома.»

Суд снова вынесет решение по этому вопросу два года спустя в рамках дела Макдональд против города Чикаго , в котором оспаривается городской запрет на частное владение огнестрельным оружием. В аналогичном решении 5 к 4 суд подтвердил свое решение. решение по делу Хеллера, в котором говорится, что Вторая поправка «в равной степени применима к федеральному правительству и штатам».

В 2016 году Верховный суд снова вынес решение по делу о праве на ношение оружия, Каэтано против Массачусетса . Дело касалось женщины, у которой был электрошокер для самообороны от жестокого бывшего парня.Поскольку электрошокеры запрещены законом штата Массачусетс, женщина была арестована и осуждена за хранение оружия. Дело дошло до Верховного суда, который постановил, что электрошокеры и, действительно, «все инструменты, которые представляют собой сносное оружие», защищены Второй поправкой.

В 2017 году Верховный суд отказался рассматривать дело Peruta v. California , касающееся прав на оружие, связанное с скрытым ношением оружия или правом ношения скрытого огнестрельного оружия в общественных местах. Калифорния требует, чтобы соискатели лицензии на скрытое ношение оружия предъявляли «уважительную причину», например, конкретную угрозу безопасности человека.Ветеран Вьетнама по имени Эдвард Перута оспорил это требование как ограничение его прав на Вторую поправку. В то время как Heller касалось хранения огнестрельного оружия в доме для самозащиты, Peruta v. California касалось того, распространяется ли это право на общественную сферу. Судья Кларенс Томас и новый судья Нил Горсуч выразили несогласие с отказом в пересмотре дела, указав, что новый судья Верховного суда может быть особенно консервативным в отношении прав на оружие.

Тем временем борьба за права на оружие продолжается на государственном уровне. В рабочем документе от 2016 года исследователей Гарвардской школы бизнеса было обнаружено, что массовая стрельба приводит к 15-процентному увеличению количества законопроектов, связанных с огнестрельным оружием, внесенных в законодательный орган штата в этом году. Чем больше погибших, тем больше увеличиваются счета за огнестрельное оружие. Но законопроекты не всегда такие, как вы могли бы ожидать: когда республиканцы удерживают власть в законодательном собрании штата после массового расстрела, количество законов, принятых для ослабления ограничений на оружие, возрастает на 75 процентов.С другой стороны, законодательные органы, контролируемые демократами, сразу после массовых расстрелов не приняли более частые законы, ужесточающие регулирование, чем раньше.

«Это согласуется с данными опроса, свидетельствующими о том, что даже когда большинство поддерживает предложение о контроле над огнестрельным оружием, те, кто выступает против усиления контроля над огнестрельным оружием, с большей вероятностью предпримут такие действия, как написание письма или пожертвование денег в поддержку своей стороны», — пишут исследователи. .

Несмотря на недавние решения, споры о контроле над огнестрельным оружием продолжаются.Инциденты, подобные инцидентам в Авроре, штат Колорадо, и Сэнди Хук в Ньютауне, штат Коннектикут, служат только мотивацией для обеих сторон, чтобы их мнения были услышаны и учтены.

Связанный:

Примечание редактора: Эта справочная статья была впервые опубликована 22 января 2013 г. Она была обновлена ​​новыми случаями и информацией 26 июня 2017 г.

Только 3 страны защищают право на ношение оружия в своих конституциях

Мексика

Члены небольшой общины в Мексике защищают свой город от преступных группировок с оружием.REUTERS / Хорхе Дан Лопес

К югу от границы с США правительство Мексики строго контролирует владение оружием гражданскими лицами. Хотя мексиканцы имеют право покупать оружие, бюрократические препоны, длительные задержки и узкие ограничения делают это чрезвычайно трудным.

Статья 10 Конституции Мексики 1857 года гарантирует, что «каждый человек имеет право хранить и носить оружие в целях своей безопасности и законной защиты». Но 60 лет спустя, в 1917 году, законодатели внесли в него поправки после кровавой революции в Мексике.

Во время переписывания конституции правительство ввело более жесткие ограничения на право покупки оружия. Закон запрещает гражданам покупать огнестрельное оружие, «предназначенное для использования военными», и запрещает им носить «оружие» в населенных пунктах без соблюдения полицейских правил.«

Сегодня мексиканцы все еще имеют право покупать оружие, но им приходится бороться с расплывчатым федеральным законом, который определяет« случаи, условия, требования и места, в которых разрешается ношение оружия ».

В 2012 году , The New York Times сообщила, что только сотрудники полиции или вооруженных сил могут покупать самое крупное оружие в Мексике, такое как полуавтоматические винтовки.

«Разрешения на огнестрельное оружие для охраны дома позволяют покупать только калибры не более 0,38», Times написал.Один человек, который хотел купить пистолет, должен был заплатить 803,05 доллара за револьвер Smith & Wesson.

Возможно, самым большим препятствием является то, что во всей стране есть только один магазин, куда мексиканцы могут пойти за оружием, и он расположен на хорошо охраняемой военной базе в Мехико. В то время как магазин продает в среднем 38 единиц оружия в день, примерно 580 единиц оружия ввозятся контрабандой в страну из США каждый день.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *