Когнитивизм в психологии: Когнитивизм | Понятия и категории

Содержание

Когнитивная психология: понятие, теория, основные методы

Под понятием когнитивная психология подразумевается раздел психологии, занимающийся исследованием познавательных процессов, происходящих в сознании человека. Эта наука родилась как своеобразный протест бихевиоризму, полностью исключавшему из области исследований такие психические функции, как, например, внимание.

Возникнув в пику одному психологическому течению, сегодня когнитивная психология развилась в мощную науку, включающую в себя когнитивную лингвистику, нейропсихологию и множество других разделов, даже когнитивную этологию, занимающуюся изучением интеллекта животных.

Теория когнитивной психологии

Суть когнитивной психологии заключается в рассмотрении человека как ученого, строящего гипотезы и схемы, а затем проверяющего их оправданность на практике. Человек выступает как своеобразный компьютер, воспринимающий внешние сигналы в виде света, звука, температуры и других раздражителей через рецепторы, а затем перерабатывающий эту информацию, анализирующий ее и создающий на этой основе шаблоны, позволяющие решать те или иные проблемы и задачи. В основе

когнитивной психологии лежит исследование памяти, внимания, ощущений, сознания, воображения и других мыслительных процессов. Все они делятся на познавательные и исполнительные, причем каждый из них состоит из множества структурных составляющих (блоков).

Особое значение в этой науке уделяется такой практической сфере, как когнитивно-поведенческая психотерапия. Основополагающим понятием данной ветви когнитивной психологии является так называемый конструкт. Он включает в себя особенности речи, мышления, памяти и восприятия и представляет мерило, классификатор восприятия человеком самого себя и других людей. Из конструктов складывается система. Если этот шаблон оказывается неэффективным, то человек со здоровой психикой трансформирует его, либо отказывается от него полностью, ища среди готовых или создавая взамен новый.

Кому может помочь когнитивная психология?

Психотерапевты-когнитивисты исходят из предположения, что причиной всех расстройств психики (депрессий, фобий и т.д.) являются неправильные, то есть дисфункциональные конструкты (установки, мнения). Таком образом, основным методом когнитивной психологии в этом плане становится замена В процессе лечения неработающих схем путем создания новых. Делается это под контролем и с помощью психотерапевта, однако врач только инициализирует (стимулирует) процесс, а затем корректируется его течение. Как и во многих других сферах психологии и психиатрии, очень многое здесь зависит от самого пациента.

Благодаря когнитивной терапии решаются следующие задачи: лечение психических расстройств или уменьшение их проявлений; сокращение риска возникновения рецидива; усиление эффективности медикаментозной терапии; устранение психосоциальных причин или следствий расстройства; коррекция ошибочных конструктов. Подробнее – в статье


это, определение слова, понятие. Что такое Когнитивизм, значение, словарь, энциклопедия

Когнитивизм — ( от лат. cognitio — знание, познание) — совокупность разнородных концепций, объединенных не всегда явно выраженным убеждением, что все психические явления суть явления познавательные и могут быть описаны в терминах логики познания и процессов переработки информации. Термин К. стал широко применяться с середины ХХ в. сразу в нескольких областях знания — в философии науки, в психологии, в лингвистике, в нейрофизиологии, в этике и т. д. К. противостоит нонкогнитивизму. Нонкогнитивисты считают, что не все психические явления можно отождествить с познавательными.

Так, утверждают они, воля, эмоции, духовные ценности не имеют истинностного содержания (т. е. не могут быть оценены по шкале «истина—ложь), а потому не являются познавательными конструктами. Когнитивисты, в свою очередь, отнюдь не приравнивают все психические явления к знаниям. Они исходят из того, что психика представляет собой необходимый инструмент познавательной деятельности. Часть психических явлений возникает по ходу этой деятельности как неизбежный побочный продукт функционирования психики и лишь небольшая доля этих явлений становится непосредственным результатом познания. К концу ХХ в. именно К. стал бастионом рационализма, отстаивающего взгляд, что все в мире — в том числе, и психика, и сознание — поддаются рациональному (т. е. логически непротиворечивому) описанию. В этом качестве К. противостоит антисциентизму, феноменологии, методологическому анархизму, постмодернизму и другим иррациональным течениям. Когнитивная психология, возникшая в конце 50-х — нач. 60-х гг. ХХ в., может быть отнесена к К. достаточно условно. Ее замысел был связан с признанием того, что поведение человека не может быть понято без описания ментальных процессов. Такой подход находился в прямой оппозиции к бихевиоризму, однако позднее многие когнитивные психологи стали ослаблять эту свою оппозиционность, признав бихевиоризм родственной, но просто не достаточно полной общей теорией. Хотя среди когнитивных психологов убежденные когнитивисты встречаются вряд ли чаще, чем нонкогнитивисты, однако понимание несводимости когнитивного к поведению, ориентация на описание процессов переработки информации, а также часто встречающееся отождествление психологии и психологии познания — все это превращает большинство когнитивных психологов в стихийных когнитивистов. В отечественной психологии позицию К. последовательно отстаивает Б.М. Величковский, а ее наиболее радикальный вариант представлен психологикой, разрабатываемой с 1990-х гг. петербургскими психологами В.М. Аллахвердовым и его последователями.

В.М. Аллахвердов.

Психологическая энциклопедия

— направление в психологии (=> подход когнитивистский; психология: подходкогнитивный, психология когнитивная, психотерапия когнитивная). Утверждает, что индивиды — не просто машины, механически реагирующие на внутренние факторы или внешние события; разуму человека доступно нечто…


Поделиться:

Когнитивная психология — плюсы и недостатки

Психология – наука, изучающая психические процессы, чувства, эмоции, психические состояния, и реакции человека в различных ситуациях. Эта наука имеет множество отраслей, которые базируются на различных взглядах и точках зрения. Одна из них – когнитивная психология, изучающая психику с помощью ее математического моделирования и создания алгоритмов, приближенных к реальным психическим процессам.

Немного о когнитивной психологии

Основоположниками этой отрасли была группа ученых, изначально занимающаяся информационными теориями в рамках электронной инженерии. В их числе –

Дж.Миллер, Г.Саймон, Д.Грин и другие.

Когнитивисты занимаются метакогнитивными процессами, к которым относится память, мышление, язык, восприятие и другие. Целью отрасли является моделирование процессов взаимодействия психических процессов в простейшем виде. Большинство представителей науки. Занимающихся когнитивной психологией, рассматривает головной мозг человека как обусловленный биологический компьютер, который можно запрограммировать или расшифровать. При этом, они не имеют какую-либо обобщенную модель, рассматривают лишь частные функции мозга, например – только запоминание или только чтение. В отличие от ученых. Работающих с искусственным интеллектом, когнитивисты пытаются не просто создать алгоритм, но и максимально приблизить его к настоящей деятельности мозга у живых людей.

Среди отечественных ученых, занимающихся когнитивной психологией, можно выделить Б.Г. Ананьева, Л.И. Божович, Л.С. Выготский. У них была своя линия развития когнитивной психологии, которую они рассматривали как науку о психике, закономерностях ее развития и проявлений.  Эти ученые ввели такие понятия, как зона ближайшего развития, проблемное обучение, разработали наиболее полную возрастную периодизацию психического развития, в которой подробно отражены все особенности психики на каждом возрастном этапе.

Б.Г. Ананьев

Преимущества когнитивной психологии

  • Простота восприятия. Когнитивисты создают модели мышления, чтения, запоминания, которые достаточно легко понять. Благодаря этому существует возможность наглядно увидеть, как работает тот или иной процесс, а также поэкспериментировать в различных ситуациях.
  • В основе лежит опыт и эксперимент, на основе которых и создаются модели психических процессов. Это даёт некую уверенность в том, что предоставленные когнитивистами данные – достаточно верные и точные, в отличие от отраслей, в которых выводы делаются на основе, например, простого наблюдения.
  • Отечественная периодизация возрастов выглядит очень убедительно
    , включает в себя описание социальной ситуации развития, ведущей деятельности и качественных новообразований на каждом возрастном этапе.
  • Модели обучения, построенные на основе когнитивной психологии, предполагают активную позицию обучающихся в процессе получения информации. Благодаря решению когнитивных проблем, как практических, так и теоретических, ученики всесторонне развиваются и максимально быстро и прочно усваивают материал.
  • Когнитивисты отстаивают право ребенка на индивидаульное обучение или обучение в малых группах, скомплектованных по способности к усвоению материала. В результате качество обучение повышается за счет того, что учебная программа усваивается с удобной для ребенка скоростью и темпом.
  • Знания, умения и навыки, которые получают обучающиеся в процессе учебы в рамках когнитивной психологии, возможно применять не только в конкретных данных, но и в новых для детей ситуациях.
  • Проблемное обучение, основанное на когнитивной психологии, способствует формированию высокого уровня учебной мотивации за счет того, что получение знаний, умений и навыков становится для ребенка самоцелью.
  • Когнитивная психотерапия, основанная на когнитивной психологии, является наименее травматичной, так как не предполагает задевания глубоких чувств и прошлых событий.

Недостатки когнитивной психологии

  • Слишком кропотливый процесс разработки моделей, так как они должны максимально соответствовать реальным психическим процессам. При незначительной ошибке можно получить сильно искаженные данные.
  • Данные опытов и экспериментов, лежащих в основе когнитивной психологии, могут отличаться от данных, которые могли бы быть получены в более естественных условиях. В результате, получаются лабораторные данные, не всегда объективно отражающие реальную картину.
  • Модели обучения, созданные в рамках отрасли, не позволяют сделать его стандартизированным. В результате, для процесса необходимо задействовать слишком большое количество ресурсов: времени, учителей, финансов и пр.
  • Проблемное обучение, разработанное когнитивистами, предполагает безоценочное образование, поэтому результат может быть непредсказуемым: трудно оценить реальные результаты.
  • Когнитивному психотерапевту достаточно трудно работать, так как необходимо построить беседу таким образом, чтобы клиент сам понял, в чем он ошибается. И что он может сделать для разрешения ситуации. Кроме того, метод когнитивной психотерапии считается достаточно поверхностным, так как не определяет причины и не раскрывает динамику развития сложившейся ситуации.

Вывод

Когнитивная психология – отрасль психологии, которая занимается построением моделей мыслительных операций и психических процессов. Основание на методах эксперимента и опытов позволят считать выводы достаточно достоверными, но они, возможно, отличаются от данных, которые были бы получены в более естественных условиях.  Обучение, построенное на ее основе, достаточно интересное и прочное, но требует больших ресурсных затрат. Метод психотерапии, разработанный когнитвистами, не заставляет клиента глубоко погружаться в свои переживания, но является поверхностным и сложным для работы специалиста.

Похожие записи

Когнитивизм

.

Когнитивная психология (когнитивизм) направление современной психологии, изучающее закономерности получения человеком информации, ее переработки и влияния на поведение человека.

В отличие от первых теорий научения, в которых люди считались пассивными машинами, действующими под влиянием внешней среды, когнитивные теории представляют людей рациональными, активными, знающими и умелыми. Согласно мнению теоретиков-когнитивистов, люди не просто получают, но и обрабатывают информацию. Каждый человек является мыслителем и творцом своей реальности. Люди не просто реагируют на стимулы, они структурно организуют их и придают им определенный смысл.

В когнитивной психологии психика рассматривается как система когнитивных реакций и постулируется связь этих реакций не только с внешними стимулами, но и с внутренними переменными, например с самосознанием, когнитивными стратегиями, селективностью внимания и т.д. Главным принципом, на основании которого рассматривается когнитивная система человека, является аналогия с компьютером, т. е. психика трактуется как система, предназначенная для переработки информации.

Теоретические положения когнитивной психологии

— Решающую роль в поведении человека играют знания.

Акцент на изучении сознания, а не поведения. Сознание придает форму и связность психическим процессам.

— Восприятие не пассивно, имеется сознательный отбор информации в ходе ряда активных и творческих процессов.

— Представления человека о мире не являются точным воспроизведением реальной жизни, а представляют собой ее трансформацию, обусловленную особенностями личности.

— Внутренняя презентация информации о внешнем мире находится под влиянием предшествующего опыта человека.

Сформулированные учеными модели внешней реальности носят метафорический характер, то есть относительны.

Когнитивная психология возникла в конце 50-х — начале 60-х годов XX века. Основные предпосылки ее возникновения:

— неспособность бихевиоризма и психоанализа объяснить поведение человека без обращения к элементам сознания;

— развитие связи и кибернетики;

— развитие современной лингвистики.

Это направление появилось в американской науке в 60-х годах как альтернатива доминированию бихевиоральных концепций, отрицавших роль сознания и подходивших к интеллекту в основном как к способности научаться путем проб и ошибок.

В конце 70-х — начале 80-х годов в рамках когнитивной психологии появилось движение за «новый взгляд» в психологии, то есть принятие компьютерной метафоры (или рассматривание психики человека по аналогии с функционированием компьютера), абсолютизация роли знаний в поведении человека.

Метафора компьютера очень распространена в этом подходе, легла в основу работ, в которых компьютерные программы служат моделью для понимания процессов обработки информации человеком. Положительным здесь является тот факт, что интеллект не рассматривается как набор последовательных, часто малосвязанных этапов или ступеней переработки информации, как это было в традиционной психологии, в которой считалось, что вслед за ощущением идет восприятие, затем память, мышление и т.д. В новом подходе рассматривается комплексная система, имеющая сложную структуру, а иерархия построена на типах переработки информации и зависит от стоящих задач.

Материалы, полученные при исследовании внимания и памяти, послужили стимулом к исследованию бессознательного, подход к которому в когнитивной психологии существенно отличается не только от психоаналитического, но и от подхода гуманистической психологии.

Бессознательное содержит неосознаваемую часть программы переработки информации, которая включается уже на первых этапах восприятия нового материала. Изучение содержания долговременной памяти, так же как избирательной реакции человека при одновременной конфликтной подаче информации (например, в правое ухо — одна информация, а в левое — другая), раскрывает роль неосознаваемой переработки. При этом речь идет о том, что из бесчисленного количества информации, получаемой в единицу времени, когнитивная система отбирает и доводит до сознания лишь те сигналы, которые наиболее важны в данный момент. Такая же селекция происходит при переводе информации в долговременную память.

С этой точки зрения некоторые ученые считают, что практически все сигналы, все воздействия внешней среды запечатлеваются в нашей психике, однако не все они осознаются в данный момент, а некоторые не осознаются никогда в виду своей малой интенсивности и незначительности для жизнедеятельности, но никак не в силу своей асоциальности или несовместимости с моралью, как считал Фрейд.

Для когнитивного подхода особенно важно, что поведение человека зависит от того, как он воспринимает социальную ситуацию.

Согласно основной идее когнитивного направления, люди имеют тенденцию самопроизвольно или произвольно группировать предметы или распределять их по категориям. В библиотеке вы видите ряд книг, стоящих на полке, как единое целое, а не как множество отдельных книг. Вы можете воспринимать других людей, находящихся в библиотеке, по группам: как студентов и сотрудников библиотеки, или как очередь, стоящую к столу регистрации, или как влюбленные пары. Дома вы воспринимаете гору грязных тарелок, лежащих в кухонной раковине, как удручающую целостную картину, а не как отдельные тарелки. Нам свойственно группировать предметы в соответствии с простыми принципами, такими как сходство (тарелки гораздо больше похожи друг на друга, чем на плиту и холодильник, поэтому мы группируем их вместе), близость (книги, составленные в ряд, сочетаются, а книги, разбросанные по всему библиотечному столу, нет) или прошлый опыт (Сайта Клаус и рождественские елки сочетаются, так же как и доктора со стетоскопами, но Сайта Клаус и стетоскопы сочетаться не могут).

Во-вторых, люди с готовностью воспринимают одни вещи как выделяющиеся (фигура), а другие просто как часть окружающего фона (фон). Обычно цветные, движущиеся, шумные, необычные и близкие стимулы выделяются в качестве фигур, в то время как слабые, бесцветные, неподвижные, тихие, привычные и удаленные стимулы составляют фон. Например, во время футбольного матча мы обращаем внимание на лидеров болельщиков не потому, что они многочисленны, — их может быть всего лишь дюжина в толпе численностью около 100 000 человек, — но потому, что они много двигаются, кричат, размахивают руками и одеты в яркую форму.

Эти два принципа — наша склонность спонтанно группировать и распределять по категориям воспринимаемые нами предметы и фокусировка внимания на наиболее заметных (фигуративных) стимулах — являются основными в нашем восприятии материальных предметов и социального мира. Как социально мыслящие существа, мы стараемся найти осмысленные интерпретации того, что люди чувствуют, чего они хотят, что они собой представляют как личности и т. д.

Когнитивные подходы имеют два главных отличия от подходов теории научения.

— Прежде всего когнитивные подходы уделяют основное внимание текущему восприятию, а не прошлому научению.

— Во-вторых, они подчеркивают значение индивидуального восприятия и интерпретации конкретной ситуации, а не ее объективной «реальности», которая может видеться беспристрастному наблюдателю.

Джордж Келли (1905-1967) — Теория личностных конструктов

Джордж Келли (1905-1966) выдвинул теорию личностных конструктов.

Основные положения изложены в работе «Психология личностных конструктов» (1955):

— поведение человека в повседневной жизни напоминает исследовательскую деятельность;

— организация психических процессов личности определяется тем, как она предвосхищает (конструирует) будущие события;

— различия в антиципации людей зависят от особенностей личностных конструктов.

Личностный конструкт — это создаваемый субъектом эталон классификации и оценки явлений или объектов по принципу их сходства или отличия друг от друга (например, Россия похожа на Белоруссию и Украину, и не похожа на США на основании…).

Люди, по Келли, отличаются друг от друга тем, как они интерпретируют события. На основании конструктов человек интерпретирует окружающий мир.

Система личностных конструктов характеризуется таким параметром, как когнитивная сложность (термин предложен У. Байери). Когнитивная сложность отражает степень категориальной дифференцированности сознания человека. Когнитивная сложность характеризуется количеством оснований классификации, которыми сознательно или несознательно пользуется человек при анализе фактов окружающей действительности (противоположное качество — когнитивная простота).

По мнению Келли, люди стремятся знать, что произойдет в будущем. Это дела­ет их своего рода учеными: они создают гипотезы относительно устройства ми­ра—в том числе социального — в надежде, что они помогут им точнее предсказать развитие событий. Если гипотеза неверна, ученый вносит в нее изменения. Обыч­ные люди тоже изменяют свое мнение о мире и о людях, пока не выработают кон­цепцию, которая надежно помогает прогнозировать события.

Подход Келли — ярко выраженный когнитивный, он прежде всего обращает внимание на наши суждения о мире вокруг нас, оставляя за эмоциональными факторами минимальную роль. Правда, Келли считал, что чувство тревоги возни­кает, когда происходящие события не вписываются ни в один из имеющихся кон­структов, а при формировании нового конструкта человек переживает страх.

Основные положения в когнитивной психологии

Сущность когнитивной психологии

В системе психологических знаний особое место занимает достаточно современный раздел когнитивной психологии, обладающий в своем арсенале интересными и инновационными методами и теориями развития психики и сознания человека.

Определение 1

Когнитивная психология – это раздел психологии, который осуществляет различные исследования познавательных процессов человека, происходящих в его сознании.

Основной ее сущностью является изучение человека как своеобразного компьютера, в основе деятельности которого лежат мышление и разум, их действия и основные проявления.

Согласно теории когнитивной психологии человек, способен воспринимать различные сигналы, которые поступают из окружающего мира, преобразовывать их в информацию, обрабатывать данную информацию, анализировать и упорядочивать ее, превращая таким образом во внутреннее знание человека.

Основным предметом когнитивной психологии является процесс исследований таких структурных элементов познавательного процесса сознания человека как воображение, сознание, внимание, память, ощущение, а также прочие мыслительные процессы.

Основные понятия когнитивной психологии

В составе современной когнитивно-поведенческой психологии основными понятиями выступают:

  • процесс мышления и принятия решений;
  • особенности восприятия;
  • процессы роста и развития;
  • процессы распознавания образов;
  • речь;
  • внимание;
  • воображение;
  • память;
  • естественный и искусственный интеллект.

Аспекты когнитивной психологии

Основным аспектом развития когнитивной психологии выделяют противопоставление ее идей идеям бихевиоризма и утверждение, что поведение человека находится в прямой зависимости от его мыслительных способностей.

В качестве главных понятий данного направления выступают основные процессы когнитивизма, к которым относятся процессы воображения, памяти, мышления. Именно эти процессы способствуют формированию понятийных схем, которые и формируют определенные поведенческие реакции человека в процессе его жизнедеятельности.

Готовые работы на аналогичную тему

Основным методом когнитивной психологии является замена личностного конструкта.

Данный процесс можно охарактеризовать как сравнительный анализ того, каким образом разные люди воспринимают информацию, поступающую извне и в последствии интерпретируют ее, превращая в знание.

Это процесс включает в себя несколько этапов:

  • Вводный этап, на котором человек получает определенные инструменты, с помощью которых у него появляется возможность к выявлению ошибочных суждений и их причин.
  • Второй этап — эмпирический этап, на котором человек, с помощью психотерапевта прорабатывает корректного соотношения различных явлений. В результате осуществления работы на данном этапе происходит процесс формулирования аргументов за и против, рассматриваются преимущества и недостатки определенных моделей поведения.
  • Третий этап — прагматичный этап, является этапом подведения итогов работы и результатом которого является осознание человеком собственных ответных действий.

Как уже говорилось ранее основным объектом изучения когнитивной психологии являются познавательные процессы личности. Помимо данных процессов она также рассматривает особенности эмоциональной сферы личности, психологию развития человека и процессы распознавания образов, получаемых их внешнего мира.

Сторонники развития когнитивной психологии считают, что разум человека работает по схеме электронно-вычислительной техники совместно с основными функциями психики и в результате осуществления данных процессов происходит процесс поэтапной обработки, кодирования и анализа информации. Таким образом все стимулы, которые извне поступают в сознание человека, проходят по определенной цепочке превращений.

В соответствии с эти существует положение о том, что в сознании человека есть определенный предельный объем систем обработки информации.

Именно эти идеи и являются основным источником основного направления деятельности когнитивного психолога – поиск естественных и максимально эффективных методов работы с информацией, поступающей в психику человека из окружающего мира.

Основные принципы когнитивной психологии

Основным принципом когнитивной психологии является тот факт, что представления человека об окружающем его мире или репрезентация не обязательно должны соответствовать реальной действительности или его физическим свойствам. Многие внутренние репрезентации реальности — это не то же самое, что сама внешняя реальность.

Возникновение этих модификация напрямую связаны с прошлым опытом, результатом которого является богатая и сложная сеть человеческого знания. Информация, поступающая в сознание человека из внешнего мира, абстрагируется и затем переходит на хранение в память человека. Изучение проблемы представления знаний в сознании человека является наиболее важной в исследованиях когнитивной психологии.

Замечание 1

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в широком смысле когнитивная психология является направлением, доказывающим решающую роль знаний в развитии личности и ее поведенческих реакциях.

В узком смысле когнитивная психология представляет собой ряд исследований, которые были противопоставлены распространенным более широко бихевиоризму и психоанализу.

Замечание 2

Согласно исследованиям Р. Солсо, когнитивная психология представляет собой науку, изучающую процесс получения человеком информации из окружающего мира, ее хранения в памяти и преобразования полученных данных в знания. Также в когнитивной психологии пристальное внимание уделяется влиянию полученных знаний на поведение человека в целом.

Таким образом когнитивная психология охватывает весь диапазон психологических процессов — начиная от ощущений до восприятия, распознавания образов, внимания, обучения, памяти, формирования понятий, мышления, воображения, запоминания, языка, эмоций и процессов развития и заканчивая всевозможными сферами поведения человека.

Когнитивизм в психологии это. Когнитивная психология

Когнитивизм в психологии это. Когнитивная психология

Слово «когнитивный» происходит от латинского слова cognitio — знание. Психологи, сплотившиеся вокруг этого подхода, утверждают, что человек — это не машина, слепо и механически реагирующая на внутренние факторы или на события во внешнем мире, напротив, разуму человека доступно большее: анализировать информацию о реальной действительности, проводить сравнения, принимать решения, разрешать проблемы, встающие перед ним каждую минуту Когнитивные теории личности исходят из понимания человека как «понимающего, анализирующего», поскольку он находится в мире информации, которую необходимо понимать, оценивать, использовать. Поступок человека включает три компонента: 1) само действие,

2) мысли, 3) чувства, испытываемые при выполнении определенного действия. Внешне похожие поступки могут быть разными, поскольку мысли и чувства, которые испытывает человек, тоже разные.

Субъективная интерпретация ситуаций есть более истинный фактор принятия решения, чем «объективное» значение этих ситуаций. Разные люди по-разному «видят», интерпретируют ситуации, в которых они действуют. Оказавшись в реальной ситуации, человек не имеет возможности всестороннего анализа обстоятельств (мало времени, нехватка знаний), ему нужно решать, человек делает выбор и совершает поступок (бихевиористы на этом заканчивают анализ поведения), но когнитивная и эмоциональная часть поступка еще не завершена, так как сам поступок является источником информации, позволяющей формулировать или изменять мнение о себе или о других. Таким образом, после реакции человек в той или иной степени совершает субъективный анализ своего поведения, степени его успешности, на основе чего осуществляет необходимую коррекцию или делает какие-то выводы на будущее.

Американский психолог Альберт Эллис считает, что неправильное поведение человека вызвано, прежде всего, иррациональными мыслями, порождаемыми «активизирующей ситуацией». Выработка у человека более объективного восприятия событий приводит его к поиску новых действенных решений. Таким образом, неадаптивные формы поведения мало-помалу замещаются новыми, более эффективными формами, т.е. модификация мыслей приводит к изменению поведения.

Другой американский ученый Аарон Бек указывал на то, что «то, как люди думают, определяет то, что они чувствуют и как действуют». Патологические эмоциональные состояния и неадекватное поведение есть результат «неадаптивных» когнитивных процессов, поэтому цель когнитивной терапии заключается в «модификации дисфункциональных убеждений и ошибочных способов переработки информации». Бек вычленил и описал феномен «автоматических мыслей», которые связаны с переработкой текущей информации, они непроизвольны, быстротечны, бессознательны и непосредственно ведут к эмоциональным и поведенческим реакциям. Бек отмечает, что при эмоциональных расстройствах (тоскливом, тревожном аффекте, повышенной раздражительности) автоматические мысли отличает ряд специфических особенностей: так, печали ставятся в соответствие мысли о потере, гневу — мысли о нарушении какого-то стандарта, тоске — мысли негативного содержания о себе, мире, людях, будущем (депрессивная триада), страху — мысли о внешней опасности и невозможности с нею справиться в силу собственной несостоятельности.

Когнитивный — это… Что такое когнитивистика, когнитивный?

Слово «когнитивный» произошло от существительного «когниция» и латинского cognitio «узнаю». Оно используется в ряде сложных научных терминов, так или иначе связанных со способностью человека к познанию. Каково значение слова «когнитивный» само по себе и что значат связанные с ним термины?

Когнитивистика, когнитом и когнитивная этология

Человеческий мозг — главная область изучения науки познания, когнитивистики. При направленном изучении мозга были выделены некоторые его возможности, получившие название когнитивных. Это наивысшие функции мозга, благодаря которым человек считается личностью: связное, последовательное и логичное течение мыслей, осознание себя как индивидуальности, пространственная ориентировка, умение вычислять, понимать, говорить, рассуждать, делать выводы и направленно обучаться.

Чтобы четко обозначить совокупность познавательных умений человеческого мозга, Константин Владимирович Анохин (признанный российский нейробиолог) ввел в обиход термин «когнитóм». Концепция когнитóма называет проблему мозга междисциплинарной: биомедицинской, технологической и экзистенциальной.

Стремительно ухудшающиеся память и внимание — главный признак снижения мозговых функций. Можно сказать, что это когнитивная «смерть» для нейронов головного мозга, в ходе которой почти всегда неумолимо развивается деменция (слабоумие). Этому могут способствовать постоянные стрессы, вредное питание, неправильный образ жизни и напряжение (нервное или физическое).

Человек отличается от животного когнитивными функциями своего мозга. Исследователи не раз задумывались, что значит когнитивный процесс для представителей фауны. Когнитивная этология изучает умственную восприимчивость животных, чтобы ответить на этот вопрос. До недавних пор вокруг этой дисциплины велись частые дебаты.

Когнитивный процесс и когниция

Когнитивный процесс — это действие, в ходе которого человеческим сознанием производится обработка и фильтрация приходящей извне информации. Также к когнитивным процессам, проходящим в человеческом мозге, относятся отсеивание и усвоение актуальных данных, отдаленно сравнимое с работой современных компьютеров.

Парадигма когнитивного опыта состоит из видов кодировки информации, понятийных психических, а также архетипных и смысловых (семантических) структур. Когнитивная лингвистика в качестве моделей и конструкторов использует те парадигмы и процессы, которые создаются и проходят в сознании и подсознании человека.

В свою очередь когниция — это тот самый специальный процесс, благодаря которому нашим мозгом производится успешная обработка информации. За пределами этой науки термины «когниция» и «познание» употребляются как полные синонимы.

Когнитивная графика

В графике метод, называемый когнитивным, — это все то, что искусственный интеллект использует в системах распознавания речи. Когнитивное преимущество компьютера над мозгом — подсказка или моментальное разрешение задачи, полученные при помощи когнитивной графики.

Когнитивная психология

Еще одна молодая область науки — это когнитивная психология. Гносеологические (познавательные) процессы человеческой психики в этом ответвлении от общего понятия когнитивистики — это области мозга, неразрывно связанные с вопросами запоминания и концентрации, чувств, логичности и связности мышления, изложения информации, ее усвоения.

Хотя основные положения когнитивной психологии были заложены задолго до появления кибернетики и любых сложных вычислительно-информационных машин, на нынешней ступени развития она почти полностью строится на параллели между обучаемостью человека и переносом информации в вычислительные устройства.

Психолингвистика как ответвление когнитивной психологии

Язык, рассудок и ум, их взаимосвязь и вытекающие из этого операции — область, которую исследует актуальная психолингвистика.

Прочная основа, на которой она стоит, — это когнитивная психология. Ее заключения также полезны в других разделах психологии.

Психолингвистика как область языковедения описывает речевые сообщения, извлечение их смысла, речевую деятельность (как в отрыве от мыслительных функций, так и в тесной взаимосвязи с ними), анализ прогресса речи, связанного с формированием личности.

Когнитивные процессы виды. Когнитивные процессы: их содержание и типы

Когнитивная деятельность человека начинается с самого рождения и является составной частью его сознания. В ней участвуют разнообразные системы, которые перерабатывают информацию и различаются по каналу ее получения. Это — когнитивные процессы. Рассмотрим более подробно их содержание и типы.

Когнитивные процессы представляют собой психические явления, которые необходимы для рационального изучения и осознания окружающего мира. К ним можно отнести восприятие, ощущение, воображение, мышление и память. Каждый из них является самостоятельным, но, работая совместно, они обеспечивают познавательную деятельность человека.

Ощущения связаны с тем, что имеются различные воздействия на специализированный рецепторный аппарат. Благодаря этому организм воспринимает сигналы раздражителей из среды (внешней и внутренней). Поэтому выделяются кожные, обонятельные, вкусовые, слуховые, зрительные, мышечные и ощущение равновесия.

Когнитивные процессы включают в себя восприятие. Оно является целостным отражением ситуаций, предметов и событий, которые возникают при их непосредственном влиянии на рецепторную поверхность. Благодаря восприятию обеспечивается непосредственно-чувственная ориентировка в окружающем мире. С ним, в меньшей или большей степени, связаны такие когнитивные процессы, как память и мышление. Рассмотрим их более подробно.

Мышление является опосредствованным и обобщенным отражением действительности. У человека оно имеет несколько типов, которые «перетекают» в различные когнитивные стили.

Наглядно-действенное мышление способно функционировать, обрабатывая информацию, которую субъект получает, совершая те или иные действия. Наибольшее распространение оно получает у ребенка до трех лет.

Наглядно-образное мышление нацелено на воссоздание «слепка» действительности. Оно развивается у ребенка в возрасте от трех до десяти лет в игре.

Абстрактное мышление способно устанавливать логические связи между явлениями действительности.

Память включает в себя процесс формирования и сохранения опыта из прошлого, которые делают возможным повторное его применение в деятельности. Такие когнитивные процессы связывают для субъекта прошлое с будущим и настоящим. Поэтому именно память — важнейшая познавательная функция, которая лежит в основе обучения и развития.

Воображение является психическим процессом, который выражается в:

  • построении образа и результата деятельности человека;
  • формировании программы общения и поведения в той ситуации, когда проблема является неопределенной;
  • создании образа, которые не программирует, а заменяет деятельность;
  • построении объекта, который соответствует описанию.

Важнейшей функция воображения является то, что оно позволит представить итоговый результат своей деятельности до ее начала. Благодаря этому происходит ориентация человека в процессе ее осуществления.

Поэтому когнитивные процессы, работая в комплексе, являются необходимым компонентом познавательной деятельности.

Когнитивный диссонанс это. Что такое когнитивный диссонанс

Когнитивный диссонанс — это состояние мысленного или психологического дискомфорта, вызванное столкновением конфликтующих идей, поступков, убеждений, эмоций или чувств. Возникает, когда человек получает неожиданную информацию, отличную от его прошлого опыта . Или когда становится свидетелем непредсказуемых действий, необъяснимых событий. В основе механизма когнитивного диссонанса лежит простая, но частая ситуация: наличие двух взаимоисключающих желаний.

Диссонанс является противоположностью баланса, к которому стремится наш мозг. Согласно теории баланса люди предпочитают гармонию и последовательность в своих знаниях о мире. Психике тяжело находиться в состоянии тревожного несоответствия. Поэтому, чтобы уменьшить психологический дискомфорт от внутреннего конфликта, человек меняет свое мнение, придумывает оправдание изменению, а впоследствии изменяет и поведение. Так он сохраняет свое душевное равновесие.

Парадокс состоит в том, что чем больше человек отстаивает свое поведение, тем более охотно меняет свои убеждения при смене обстоятельств . Например, в минуты опасности, после катастроф атеисты становятся истовыми верующими. Поговорка «в окопах атеистов нет» как раз об этом. Что еще? Непримиримые мачо-женоненавистники после женитьбы становятся заботливыми мужьями, а патриоты после эмиграции в другую страну активно перестают любить бывших соседей.

Как наш мозг уменьшает дискомфорт при когнитивном диссонансе

Допустим, вы курите и получаете информацию о вреде курения. Существует 4 способа сохранить душевное равновесие.

  1. Изменить поведение: «Я бросаю курить, чтобы сохранить здоровье свое и своих близких».
  2. Обосновать свою привычку, добавить новые факты: «Я буду выкуривать меньше сигарет или заменю их менее вредными».
  3. Изменить самооценку или важность принятия решения: «Если я брошу курить, поправлюсь (стану обозленным). От этого мне и моим родным будет еще хуже».
  4. Игнорировать данные, которые противоречат убеждениям: «Я знаю курильщиков, доживших до 90 лет. Так что сигареты не такие уж вредные».

Перечисленные механизмы помогают не только избежать внутреннего напряжения, но и уйти от межличностных осложнений. Так, например, мы жалуемся незнакомым людям на супругов, тем самым снимает внутреннее напряжение. Поступив плохо, ищем союзников. Придумываем оправдания измены супругов, не замечаем некрасивые поступки детей. Или наоборот – преуменьшаем карьерные достижения конкурентов, объясняя их банальным везением, лицемерием, блатом.

Теория когнитивного диссонанса и ее доказательства

Определение когнитивного диссонанса – одно из базовых понятий в психологии. Автором теории и множества экспериментов стал американский психолог Леон Фестингер (1919-1989). Он сформулировал определение и две основные гипотезы:

  • Гипотеза 1: испытанный человеком в определенной ситуации мысленный дискомфорт будет мотивировать его в дальнейшем избегать подобных ситуаций.
  • Гипотеза 2: испытывающий психологический дискомфорт человек любыми способами будет стремиться к уменьшению мысленного дискомфорта.

По мнению автора теории причинами когнитивного диссонанса могут быть логически несовместимые вещи, культурные обычаи, противостояние мнения одного человека общественному мнению и болезненный прошлый опыт. То есть пословица «обжегся на молоке, дует на воду» как раз описывает нежелание человека повторить негативный или болезненный прошлый опыт.

Теорию Леона Фестингера подтверждают эксперименты и исследования активности мозга, проведенные на томографе. Во время эксперимента испытуемому создавали условия для простейшего когнитивного диссонанса (показывали листок красного цвета и называли другой цвет) и сканировали активность мозга на томографе. Результаты томографии показали, что при внутреннем конфликте активизируется цингулярная кора головного мозга, отвечающая за контроль определенной деятельности, выявление ошибок, мониторинг конфликтов, переключение внимания. Потом условия эксперимента усложнялись, испытуемому давались все более противоречивые задания. Исследования показали: чем меньше оправданий для своего действия находит испытуемый, тем большее напряжение испытывает, тем больше возбуждается эта область мозга.

Когнитивная психология книги. Когнитивная психология (fb2)

-(пер.) (а.с.) 20.12 Мб, 726с. —

Настройки текста:

Насыщенность шрифтажирныйПоказывать менюУбрать меню

Роберт Солсо Когнитивная психология

Памяти моей матери, Элизабет Пресли Солсо, которая учила меня любить жизнь, и памяти моего отца, Ф. И. Солсо, который учил меня любить знания

Предисловие

Студенту

Эта книга написана для вас и для всех детей XXI века. Мы, изучавшие психологию в прошлом веке, наблюдали быстрые и важные изменения, происходившие в теориях восприятия и осмысления мира, запоминания информации и мышлении. Эти изменения стали результатом усилий многих когнитивных психологов, совершенствовавших методы исследования. Сочетание упорных поисков и новых методов позволило нам многое узнать о восприятии, памяти, нервных основах познания, мышлении и обработке информации — фактически обо всех сферах человеческого познания.

Среди важных открытий последних лет — установление связи между мыслительным процессом и соответствующей нейрофизиологической активностью. Эти успехи были достигнуты в течение второй половины XX столетия. Сегодня мы находимся на пороге новой эпохи во всех областях научных исследований. Я постарался уловить дух времени и подтолкнуть вас к дальнейшему исследованию данной темы. Надеюсь, что содержание этой книги поможет вам понять, чего достигли когнитивные психологи, точно передаст их лучшие идеи, теории и эксперименты и подготовит вас к пониманию новых исследований.

В этой книге мы будем придерживаться модели человеческого познания, в соответствии с которой сначала мы рассмотрим ощущение, затем — восприятие, внимание, память, высшие когнитивные процессы и т. д. Такая система удобна для понимания и упорядочивает то, что могло бы показаться нагромождением информации. Однако известно, что в познании — восприятии, нервных основах нейропознания, памяти, сознании, речи, решении проблем и других областях — все процессы протекают одновременно. Всестороннее изучение когнитивной психологии включает в себя оценку всех компонентов, сплетающихся в тончайший узор психической жизни представителей нашего вида.

В большинстве глав вы найдете рубрику«Критические размышления». Из теории научения и познания нам известно, что увлеченный читатель усваивает материал лучше и, возможно, на более глубоком уровне. Эти критические заметки посвящены одному или нескольким центральным вопросам главы. Я призываю вас погрузиться в текст, взаимодействуя с ним.

Некоторые студенты могут выбрать профессию, связанную с когнитивными науками. Если содержание этой книги подвигнет вас на продолжение работы, которую начали мы, психологи, ваш труд будет полностью вознагражден. Хочу сказать, что меня очень интересует ваше мнение об этой книге, и я буду рад получить ваши предложения и замечания.

Преподавателю

Начиная с 1-го и вплоть до 6-го издания «Когнитивной психологии» общая структура статей мало изменилась, но значительно изменилось их содержание. В первых изданиях мы лишь вскользь упоминали о теме, которая сейчас называется нейропознанием (термин начал широко применяться только в начале 1980-х годов). Сейчас же важная роль нейропознания во всех сферах когнитивной психологии (так же, как и в остальных сферах) очевидна, и дошло до того, что этот раздел когнитивной науки начал вытеснять из учебников другие, более традиционные области. Значительные успехи в нейропознании (не только в методах, но и в способах получения данных и их интерпретации) в полной мерой отражены в настоящем издании учебника, хотя мы не забывали и о том, что когнитивная психология — это прежде всего наука о человеческом разуме: мыслях, умозаключениях, языке, памяти и роли сенсорных стимулов. Эти и другие проблемы познания иллюстрирует, объясняет и разъясняет нейропознание (более чем на одном уровне). Ввиду того что познание изучается психологией, я сохранил описание многих традиционных исследований, которые выдержали испытание временем и эмпирическую проверку, и добавил новые интересные материалы там, где это было необходимо. Всегда существует большой соблазн заменить старые концепции на новые, но эта замена оправданна лишь в тех случаях, когда более современные труды отображают новый аспект проблемы. В большинстве случаев старые исследования безупречно ясны, поэтому я оставил их без изменений. Кроме того, в связи с ростом интереса к психологическим аспектам когнитивной психологии в 6-м издании упомянуто множество нейрокогнитивных исследований, которые были включены в издание как новые доказательства когнитивных теорий.

Когнитивная психология плюсы и минусы. Сущность когнитивной психологии

Когнитивная психология – это психология познания, она изучает то, как люди получают информацию о мире, как эта информация представляется человеком, как она хранится в памяти и преобразуется в знания и как эти знания влияют на наше внимание и поведение.

Таким образом, охватываются практически все познавательные процессы – от ощущений до восприятия, распознавания образов, памяти, формирования понятий, мышления, воображения.

К основным направлениям когнитивной психологии, получившей за несколько десятилетий широкое распространение во многих странах, относят также обычно исследования по проблемам психологии развития когнитивных структур, по психологии языка и речи, по разработке когнитивных теорий человеческого и искусственного интеллекта.

Когнитивная психология рассматривает человека как существа, активно воспринимающего, перерабатывающего и продуцирующего информацию, руководствующегося в своей мыслительной деятельности определенными когнитивными схемами, правилами, стратегиями.

Методом анализа психики как когнитивной системы в когнитивной психологии стал микроструктурный анализ познавательных процессов.

Когнитивная психология рассматривает человека как познающую систему и интерпретирует протекающие в этой системе процессы как переработку информации по аналогии с переработкой информации в ЭВМ – компьютерная метафора . Сейчас все больше осознается ограниченность подобной аналогии. Однако использование сложных динамических информационных моделей для описания мыслительных процессов сыграло и продолжает играть значительную позитивную роль.

Серьезное достоинство когнитивной психологии – точность и конкретность полученных данных, что частично приближает психологию к тому недосягаемому идеалу объективной науки, к которому она стремилась много веков. Однако в данном случае, как и в других аналогичных, точность достигается за счет упрощения и игнорирования неоднозначности человеческой психики.

В когнитивной психологии предполагается, что информация перерабатывается поэтапно , причем на каждом этапе, стадии обработки она находится определенное время и представлена в различной форме. Осуществляется ее обработка с помощью разных регуляторных процессов (распознавание образов, внимание, повторение информации и т.д.).

При этом отдельные познавательные процессы обеспечивают реализацию разных стадий переработки информации. Поэтому результаты исследований в области когнитивной психологии, как правило, представляют в виде моделей переработки информации. Модели состоят из блоков, каждый из которых выполняет строго определенные функции.

Связи между блоками означают путь прохождения информации от входа до выхода модели.

Когнитивизм в лингводидактике: истоки и перспективы

 

А.В. Щепилова

В самом общем плане когнитивистика трактуется как наука, занимающаяся человеческим разумом, мышлением и теми ментальными процессами и состояниями, которые с ними связаны. Предметом её исследования является взаимодействие систем восприятия, репрезентирования и продуцирования информации и её технологическое представление, то есть построение моделей познания.

Зарождение этой в высшей степени комплексной науки относится к 50-60 годам ХХ века, и этот процесс связан с именами Дж.С. Брунера, Ул. Найссера, Ж. Пиаже, Ал. Ньюэлла и других учёных, в работах которых чётко прослеживалось стремление вытеснить бихевиоризм как методологию научного исследования и, по образному выражению Джерома Сеймура Брунера, «вернуть мысль/разум (mind) в науки о человеке — после “долгой холодной зимы объективизма”» [7: p. 1]. Ключевая идея когнитивизма, ставшая методологическим императивом для науки последующего периода, была такой: нужно исследовать не наблюдаемые действия, а их ментальные репрезентации, стратегии, способности человека, которые данные действия порождают.

Поскольку когнитивизм зародился в сфере исследования познавательных процессов, это привело, в первую очередь, к выделению в самостоятельную область знания когнитивной психологии, в рамках которой предполагается, что основную роль в поведении человека играют репрезентации объектов внешнего мира. Когнитивная психология изучает то, «как люди получают информацию о мире, как эта информация представляется человеком, как она хранится в памяти и преобразуется в знания и как эти знания влияют на наше поведение» [4: с. 234]. Когнитивизм в психологии — взгляд, согласно которому человек должен изучаться как система переработки информации, а поведение человека должно описываться и объясняться в терминах внутренних состояний человека.

По мнению В.З. Демьянкова, именно в рамках когнитивной психологии 1960-х годов был создан новый научный метаязык. Произошло это под влиянием теории информации. «Понятие обработки информации… было приложено к человеку. Общая идея трансформировалась в следующее положение: организмы используют внутренние представления (репрезентации) и осуществляют «вычислительные» операции над этими представлениями. Когниция теперь — объект регулируемого (по правилам) манипулирования репрезентациями, в полной аналогии с современными компьютерами» [3: с. 18].

Выработанный научный метаязык создал предпосылки для когнитивистского подхода к объекту и результатам исследований в смежных дисциплинах. В первую очередь в лингвистике, поскольку язык непосредственно участвует в познании, а изучение его использования может дать ключ к человеческому мышлению и поведению. Когнитивная лингвистика — направление, в центре внимания которого находится язык как общий когнитивный механизм. В сферу интересов когнитивной лингвистики входят «ментальные» основы понимания и продуцирования речи с точки зрения того, как структуры языкового знания представляются («репрезентируются») и участвуют в переработке информации.

Перенос когнитивной темы в область лингводидактики происходит в начале 70-х годов прошлого столетия, когда в США разворачивается научная дискуссия о правомерности существования когнитивной методики обучения иностранным языкам. Существует любопытный и малоизвестный факт. В этот период известный канадский лингвист Стивен Крашен, с именем которого так или иначе связывают появление когнитивного подхода в дидактике, призывает с осторожностью обращаться с термином «когнитивный», так как его толкование сильно различается у разных авторов и неправильное его прочтение может привести к возврату к формальному изучению лексики и грамматики.

Как можно видеть даже сегодня, когда основы когнитивистики известны и популярны, опасения С. Крашена не были лишены оснований. До сих пор когнитивное направление в лингводидактике ассоциируется некоторыми со знаниевым и трактуется как сознательное овладение языком в последовательности от правил и инструкций до речевых действий на их основе. Однако такая трактовка представляется ошибочной, по крайней мере, сильно упрощающей когнитивную составляющую процесса обучения. Возможно, причина заблуждения лежит в факте проведения аналогии между знанием и когни- цией. Обратимся к рассмотрению последнего термина.

В научных трудах когниция может трактоваться очень широко: как разум, сознание, мышление, то есть процессы высшего порядка, и тогда в этот ряд включают и знание. В когнитивной психологии под когнициями часто понимают внимание, восприятие, узнавание, воспоминание, мысленные образы. Однако наиболее распространено следующее определение когниций: это интеллектуальные операции, участвующие в процессе познания и интерпретации информации. Это процессы преобразования информации, в каком виде они ни проходили бы: от размышления, классифицирования, сопоставления до фантазии или мечты.

Возвращаясь к оппозиции когниция — знание, осмелимся утверждать, что развести эти понятия возможно в двух планах. Во-первых, как процесс и результат. Знание — это репрезентация, результат когнитивного процесса. Когниция же — это процедура, которая использует знания, мнения, обращается к ним, оперирует ими и порождает новые репрезентации, новые знания. Во-вторых, и здесь мы опираемся на мнение Жана-Франсуа Лё Ни [11: p. 26], знание есть адекватная и оправданная репрезентация, а когниция может оперировать как истинным знанием, так и заблуждением. При порождении новой репрезентации, то есть в ходе когнитивного процесса, когда вырабатывается суждение, мнение о чём-либо, на каком-то этапе это суждение связывается с обоснованием. Но, как показывает Ж.-Ф. Лё Ни, это обоснование не направлено на установление истины. Субъект мышления стремится выработать внутренне приемлемое для себя обоснование. Итак, понятия «знание» и «когниция» очень тесно связаны между собой, но не идентичны.

Вторая половина ХХ века была отмечена очевидным вниманием зарубежных методистов к когнитивной тематике и появлением некоторых направлений в исследованиях, возникавших, как правило, в Америке и затем популяризировавшихся в Европе. Хотя следует отметить, что в исторической перспективе невероятно трудно чётко выделить в истории национальных методических школ того периода влияние англосаксонской школы, развитие собственно национальных исследований или общую мировую тенденцию. Начиная с конца 60-х годов ХХ века исследования проводились, например, в рамках теории error analysis, во французской методике pedagogie de la faute, призванной собирать, классифицировать, диагностировать ошибки обучающихся и направленной на поиск приёмов, позволяющих превратить ошибку, её осознание в фактор обучения, в элемент учебного прогресса. Из данной теории выделяется и приобретает самостоятельное, очень большое значение, теория интерязыка, теория проблемного обучения и некоторые другие. Если теория проблемного обучения достаточно широко известна, то теория интерязыка, на наш взгляд, заслуживает некоторых пояснений, тем более что её влияние на современное состояние когнитивных исследований в методике представляется определяющим.

В 1967 году в своем труде «The Significance of Learners’ Errors» С.-П. Кор- дер [8] выдвигает гипотезу о континуумном, прогрессивном характере представлений учащихся об иностранном языке. Основываясь на анализе ошибок ученика, он пишет о переходных стадиях, на которых может находиться компетенция обучающегося, как об объекте, важном для изучения. Происходит перенос акцента с языка-цели, как идеализированного представления о языке, которым должен овладеть обучающийся, на язык самого обучающегося, его речевой продукт. По образному выражению Бернарда Спольски, изучение процесса овладения иностранным языком переместилось из библиотеки в классную комнату [13: p. 32]. Считающийся родоначальником термина «интерязык» Лэрри Селинкер [12], опираясь на работы С.-П. Кордера, выдвинул положение о том, что интерязык — это продукт структурированного знания учащегося, одновременно частично ошибочный и частично адекватный, поддающийся наблюдению через его речь. Языковая система в рамках собственных правил обучающегося, выработанных им в процессе познания языка, раскрывающая его индивидуальные возможности эволюции, и есть интерязык. Будучи нестабильной системой овладения/изучения, она может быть определена как специфически регулируемая деятельность перехода и смешивания между отдельными когнитивно-языковыми состояниями, заимствующая некоторые свойства извне и задействующая явления поиска, наблюдения.

Продуктивность теории интерязыка подтверждается тем, что в ней в общих чертах мы находим идеи, из которых возникли многие направления современных когнитивных исследований, например, развитие когнитивных и метакогнитивных стратегий ученика, учёт когнитивного стиля учащегося, когнитивный конфликт, обеспечение учебной автономии, дедуктивное и индуктивное изучение грамматики, соотношение процедурных и декларативных знаний и некоторые другие.

Возвращаясь к исторической канве статьи, отметим, что в отечественной методике обучения иностранным языкам термины «когнитивное направление», «когнитивные исследования», «когнитивный подход» появляются только в конце ХХ века, что не означает, однако, что мыслительные процессы ранее были исключены из сферы внимания методистов. Отечественная методика всегда опиралась на исключительные по глубине проникновения в проблему исследования отечественных психологов: Льва Семёновича Выготского, исследовавшего процессы мышления, в частности, процессы образования понятий; Алексея Николаевича Леонтьева, разработавшего концепцию деятельности, раскрывающую механизмы сознания и его роль в регуляции деятельности человека; Петра Яковлевича Гальперина, предложившего теорию поэтапного формирования умственных действий; Александра Марковича Шахнаровича, занимавшегося проблемами языковой способности и лингвистического развития личности; а также идеи Алексея Алексеевича Леонтьева о психологических основах обучения иностранным языкам и теории речевой деятельности; Ирины Александровны Зимней в области психологии речи и ряд других теорий.

Эти труды использовались методистами при разработке теорий, методических систем, приёмов обучения, комплексов упражнений, однако с очевидной ориентацией на процесс формирования речевых умений. Этап формирования знания в методических трудах был проработан слабее, хотя идеи о важности изучения мыслительных операций, задействованных при овладении иностранным языком, высказывались неоднократно. Основной же акцент отечественные методисты делали на более поздних стадиях речепорождения, оставляя несколько в стороне ранние этапы этого процесса. Наиболее важным моментом обучения считалась отработка речевых действий с целью образования прочных и стабильных умений и навыков.

Можно упомянуть о том, что увлечение когнитивистикой в то же самое время у зарубежных методистов повлекло за собой некое пренебрежение теорией упражнения, на которое обратила внимание профессор Йоркского университета, канадка Элен Биалисток, чьи работы в области психологии билингвизма более известны, чем её методические статьи, представляющие, тем не менее, значительный интерес. Она подняла проблему взаимозависимости коммуникативной и когнитивной составляющей процесса овладения иностранным языком, призывая коллег преодолевать односторонний интерес к процессам формирования знания и указывая на то, что овладение языком как цель обучения одинаково зависит от когнитивной (условно говоря, знаниевой) и коммуникативной (условно говоря, речевой) составляющих учебного процесса, — в терминах Эл. Биалисток, от «анализа лингвистического знания» и «зрелости/совершенства речевого действия» [6: p. 37].

Итак, взращённая на богатой научной традиции, находясь под большим влиянием достижений когнитивной психологии и лингвистики, отечественная методическая мысль на рубеже веков присоединяется к когнитивному направлению в педагогике и в лингводидактике.

В педагогике предлагаются теории когнитивного обучения, как правило, для начальной школы или для детей с ограниченными интеллектуальными возможностями, цель которых заключается в развитии совокупности умственных способностей и стратегий обучающихся, облегчающих процесс их социальной адаптации. Подобные теории обучения направлены на развитие рефлексивной деятельности учащихся, на формирование интеллектуальных навыков, необходимых для решения учебных задач, на активизацию чувственно-интуитивных способов получения новых знаний. В данном ключе методы когнитивного обучения в настоящее время активно разрабатываются Институтом психологии РАН (Т.В. Галкина, Л.Г. Алексеева, М.А. Холодная и др.).

В лингводидактике же когнитивный подход направлен на установление закономерностей познания учащимся лингвистических явлений, разработку техник и стратегий, обеспечивающих овладение иностранным языком и общение на нём; на развитие способности обучающегося эффективно конструировать ментальные представления о языке, совершенствовать их и использовать в речи.

Термин «коммуникативно-когнитивный подход» в конце 1990-х годов становится широко известным благодаря работе И.Л. Бим «Концепция обучения второму иностранному языку (немецкому на базе английского)» [2]. Примерно в то же время его использует Н.В. Барышников [1], основоположник Пятигорской школы многоязычного обучения. У обоих авторов понятие когнитивного прочно ассоциируется с проблемой сознательности и сопоставительного подхода при обучении не первому иностранному языку. Для И.Л. Бим когнитивный принцип есть обеспечение доступа учащимся к сопоставлению языковых явлений изучаемых языков на сознательной основе, облегчающее формирование адекватного представления о лингвистическом явлении [2: с. 18-19]. В этом смысле когнитивный подход в её трактовке подчинён коммуникативному, так как «когнитивные приёмы» обучения имеют место быть только тогда, когда это оправдано логикой процесса обучения. Однако Инесса Львовна многократно говорит о том, что коммуникативный и когнитивный подходы друг другу не противоречат, но существуют в естественном симбиозе.

Ещё раз подчеркнём тот факт, что в отечественной методике обучения языку идея когнитивного подхода возникает именно в области обучения второму иностранному языку, овладение которым предполагает более интенсивную интеллектуальную активность обучающегося. В нашей работе 2003 года [5] когнитивный принцип в обучении рассматривался в нескольких планах. Во-первых, как необходимость приблизить когнитивный процесс выработки нового знания о языковых структурах к естественному процессу образования понятий, в том виде, в котором его представил в своих работах Л.С. Выготский.

Это позволило обосновать использование проблемно-поисковой технологии на этапе презентации нового языкового материала и предложить некоторые идеи относительно последовательности и организации предъявления грамматических явлений для учебников второго иностранного языка. Во-вторых, когнитивный принцип рассматривался как необходимость учитывать индивидуальные когнитивные стили обучающихся, что, как мы надеемся, способствовало некоторому расширению понимания принципа индивидуализации обучения. В-третьих, было отмечено, что для когнитивного подхода основополагающим является организация метакогнитивной активности обучающихся, а именно осознания ими своей умственной деятельности. Данный процесс должен включать этапы постановки перед собой задачи, выбора способов достижения цели, рефлексии, оценки эффективности своей деятельности, включая оценку адекватности созданных или обновленных когнитивных структур. Иначе говоря, когнитивное обучение должно обеспечить субъекта обучения стратегиями, которые позволят ему более эффективно осуществлять свою когнитивную деятельность и будут способствовать развитию волевого контроля над собственной умственной деятельностью. Данная тематика имеет непосредственное отношение к вопросу о развитии автономии обучающихся.

Сегодня когнитивная тематика все чаще затрагивается в докторских и кандидатских исследованиях по теории и методике обучения иностранным языкам. Помимо уже упомянутой Пятигорской научной школы значительный вклад в исследование проблематики когнитивного обучения внесла и вносит Нижегородская научная школа, возглавляемая А.Н. Шамовым, в рамках которой выдвигаются принципы и разрабатываются технологии обучения лексической стороне речи на когнитивной основе.

Таким образом, ряд вопросов, связанных с темой «когнитивного» в обучении иностранным языкам, был рассмотрен или, по крайней мере, поставлен. Однако, несмотря на некоторые успехи, можно утверждать, что когнитивное направление в методике обучения иностранным языкам не исчерпало себя и по-прежнему остаётся одним из наиболее перспективных.

Как известно, когнитивный процесс протекает следующим образом: обучающийся воспринимает и анализирует представленный ему материал. Полученные данные переходят из оперативной в кратковременную память, потом в долговременную и используются в общении. Обозначим данный процесс как состоящий из трех этапов: этапа концептуализации (формирование представления, знания), этапа интериоризации (формирование речевых умений посредством выполнения речевых действий) и этапа тренировки учащихся в применении речевых умений.

Когнитивный процесс начинается с восприятия. Если у учащегося изначально сформировано адекватное представление о неком лингвистическом явлении, то речевые умения оперирования соответствующими языковыми конструкциями формируются быстрее [5: с. 304]. Таким образом, для когнитивного направления в методике чрезвычайно важным оказывается следующий вопрос: как и в каком виде информация должна быть представлена обучающимся. Данная проблема имеет две стороны.

Первый её аспект связан с проблемой сознательного, избирательного внимания. Так, в соответствии с теорией фильтрации Р. Солсо [4], начиная с первого этапа прохождения недавно предъявленной информации через сенсорный регистр, менее значимая часть информации теряется. Происходит это потому, что сенсорный регистр представляет собой «механизм» параллельной обработки информации, который передаёт её в канал последовательной обработки, где пропускается только по одной порции информации. Если информация доходит до распознающего устройства, определяется её значение, то она доходит до сознания, её воспринимающего. То есть оперативная память человека, по сути, является каналом с ограниченной пропускной способностью. Остальные виды памяти также избирательны, и на каждом этапе менее значимая часть информации приглушается. В итоге, только часть из предъявленной и обработанной информации активно используется в общении. В этом смысле для правильного восприятия чрезвычайно важно организовать внимание.

Вторая трудность, связанная с моментом восприятия новой информации, объясняется тем, что мы пока плохо представляем себе, в каком виде в языковом сознании хранится знание о языковых единицах и соответственно в каком виде его целесообразно предъявлять. Одна из проблем, активно разрабатываемых когнитивной лингвистикой, — это именно проблема соотношения ментальных единиц и структур со структурами языковыми. В этой связи значимым оказывается вопрос, какая часть концептуального содержания и каким образом фиксируется языковыми значениями.

Наиболее разработана в этом отношении теория лексической составляющей языка, поскольку существует возможность опоры на фундаментальные лингвистические труды. Так, существует теория концептов как базовых элементов картины мира, содержательных оперативных единиц знания. В зависимости от заключённого в концепте знания выделены их типы. Например, мыслительная картинка (представление) — результат чувственно-перцептивной деятельности; схема — пространственно-контурный образ предмета или явления; фрейм — объёмный, многокомпонентный концепт, представляющий результат ассоциативных связей; сценарий — динамически представленный фрейм как разворачиваемая во времени, определённая последовательность этапов, эпизодов. В качестве примера можно привести фреймовую теорию Чарльза Филлмора [9]. Согласно ей значение лексемы может быть понято только в том случае, если также поняты остальные части более крупной концептуальной системы, в которую лексема входит; в значении слова скрыт «языковой срез», состоящий из культурных стереотипов, ожиданий, фоновых предположений. Иначе говоря, существуют лингвистические теории, опираясь на которые можно попытаться понять, как может протекать процесс концептуализации и категоризации при предъявлении новых лексем. В этой перспективе прослеживается необходимость опоры не только на лингвистические, но и на лингвокультурологические исследования.

В области грамматики существует определённый дефицит описаний того, что представляют собой ментальные структуры — носители «грамматических» репрезентаций. В качестве примера подобных работ приведём исследования Леонарда Талми, профессора лингвистики и философии в университете Буффало (штат Нью-йорк). Один из родоначальников когнитивной лингвистики, он известен как автор исследований отношений между семантическими и формальными языковыми структурами. Л. Талми предложил категорию конфигурационной структуры, в рамках которой рассмотрел такие грамматически зафиксированные понятийные категории, как количество, разделён- ность, протяжённость, ограниченность, членение пространства и др [14]. В книге французского лингвиста венгерского происхождения Александра Фламма освещена проблема ментальной репрезентации некоторых грамматических категорий в ряде европейских языков — таких, к примеру, как время и род [10]. Исследования когнитивной направленности представлены и в других национальных лингвистических школах, однако ни один из языков не получил в этом смысле достаточного описания.

Итак, мы знаем, что момент «схватывания» нового, его концептуализации будет зависеть от характера получаемой информации и от кода, в котором информация поступает. Когнитивная деятельность связана с трансформацией информации из одного кода в другой. Опираясь на лингвистические исследования, выявляющие и описывающие структуры знания, стоящие за языковой единицей, языковой категорией, мы можем предполагать, в какой форме информация будет упорядочиваться в языковом сознании обучающегося. Отсюда проблема, обозначенная выше: найти форму презентации информации, которая максимально соответствовала бы аналогичной структуре носителя языка, найти контекст, который обеспечил бы быстроту и удобство доступа к информации, правильность её использования в речи, умение пользоваться данной информацией для решения новых познавательных задач.

Процесс интериоризации знания тоже имеет перспективную исследовательскую проблематику. В этой связи и в перспективе обучения грамматической стороне речи можно затронуть проблему декларативного и процедурного знания, которые в когнитивной методике понимаются как знания о фактах (значении языковой единицы) и знания о процедурах выполнения действий (как образовать форму и употребить её в контексте). Доказано, что выработка декларативного знания на этапе концептуализации (а овладение грамматикой это всегда концептуализация) не может быть сведена к выучиванию правила. Известно также, что одинаково возможны дедуктивный и индуктивный путь, и есть представление о том, какие структуры должны выучиваться предпочтительно тем или иным способом (здесь важно наличие/отсутствие эталона, лёгкость/трудность выделения признаков и соответственно категоризации). То есть grosso modo известно, какие явления требуют индуктивного или дедуктивного подхода, иначе говоря, где результативнее объяснение преподавателя, а где «схватывание» смысла в процессе некой деятельности (проблемно-поисковой). Что касается процедурного знания, значение которого в коммуникативном обучении языку переоценить трудно, то оно фиксируется постепенно в ментальных структурах сознания в процессе упражнения. И, как представляется, интересным направлением исследований здесь может быть разработка эффективных комплексов упражнений, рационально сочетающих, во-первых, приёмы овладения декларативным и процедурным знанием, во-вторых, приёмы параллельного усвоения грамматической формы и её функции в речи.

Когнитивная тематика в методических исследованиях, бесспорно, не должна ограничиваться обозначенными выше проблемами. Переход слова, структуры из кратковременной в долговременную память и их «сохранность» обеспечиваются системой приёмов запоминания и тренировки. Здесь одним из приоритетных направлений исследований может быть разработка вопросов индивидуализации обучения посредством учёта когнитивного стиля учащегося, проблем овладения учащимися техниками и стратегиями, организующими познание и общение. Практически не изученным остаётся вопрос о соотношении эксплицитного и имплицитного знания. Последнее приобретается автоматически, через естественную коммуникацию, как бы вне зависимости от декларативного знания, приобретаемого через направленное внимание. Однако не совсем ясно, до какой степени эти виды знания автономны.

В перспективе обучения речевым действиям интересной, наверное, была бы проблематика формирования когнитивных умений, обеспечивающих внутренние процессы движения от мысли к слову, и далее — к порождению текстов, реализации коммуникативных намерений говорящего и пишущего. Можно упомянуть также о перспективности изучения проблемы последовательности овладения теми или иными языковыми средствами и, конечно, важности изучения процедур метапознания, то есть процедур саморегулирования и самоконтроля, которые субъект применяет в своей когнитивной деятельности.

Подводя итог, подчеркнём, что когнитивистика определила новые объекты анализа, новые аспекты изучения существования и функционирования сущностей, новые возможности объяснения фиксируемых наблюдений и фактов. Совершенно очевидна, таким образом, её методологическая ценность для многих наук, в том числе для лингводидактики.

Список литературы

Барышников Н.В. Французский язык как второй иностранный в средней школе и особенности методики его преподавания / Н.В. Барышников // Иностранные языки в школе. — 1998. — № 5. — С. 25-30.

Бим И.Л. Концепция обучения второму иностранному языку (немецкому на базе английского) / И.Л. Бим. — М.: Титул, 2001. — 45 с.

Демьянков В.З. Когнитивная лингвистика как разновидность интерпретирующего подхода / В.З. Демьянков // Вопросы языкознания. — 1994. — № 4. — С. 17-33.

Солсо Р.Л. Когнитивная психология / Р.Л. Солсо; пер. с англ. яз. Н.Ю. Спо- миор. — М.: Тривола, 1996. — 600 с.

Щепилова А.В. Коммуникативно-когнитивный подход к обучению французскому языку как второму иностранному. Теоретические основы / А.В. Щепилова. — М.: Школьная книга, 2003. — 488 с.

BialystokE. The role of linguistic knowledge in second language use / E. Bialystok // Studies in second language acquisition. — 1981. — № 4. — P. 31-45.

Bruner J.S. Acts of meaning / J.S. Bruner. — Cambridge, MA: Harvard University Press, 1990. — 179 p.

Corder S.-P. The Significance of Learners’ Errors / S.-P. Corder // International Review of Applied Linguistics. — 1967. — № 4. — Р. 161-169.

Fillmore C.J. The mechanisms of «Construction Grammar» / C.J. Fillmore // Berkeley Linguistics Society / BLS. — 1988. — V. 14. — Р. 35-55.

Flamm A. L’analyse psychogrammaticale: etude comparee des niveaux cognitifs de cinq langues europeennes / A. Flamm. — Neuchatel Paris: Delachaux et Niestle, 1987. — 283 p.

Le Ny J.-F. Science cognitive et comprehension du langage / J.-F. Le Ny. — Paris: Editions des Presses Universitaires de France / PUF, 1989. — 256 р.

Selinker L. Interlanguage / L. Selinker // International Review of Applied Linguistics. — 1972. — № 10. — Р. 209-231.

Spolsky B. Conditions for Second Language Learning / B. Spolsky. — Oxford University Press, 1989. — 272 p.

Talmy L. Toward a Cognitive Semantics / L. Talmy. — Cambridge: MIT Press, 2000. — 561 p.

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.mgpu.ru

Дата добавления: 17.02.2014

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) — Простая психология

Д-р Сол МакЛеод, обновлено в 2019 г.


Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) — это форма разговорной терапии, которая может использоваться для лечения людей с широким спектром проблем психического здоровья. .

КПТ основана на идее о том, что то, как мы думаем (познание), как мы чувствуем (эмоции) и как мы действуем (поведение), взаимодействуют друг с другом. В частности, наши мысли определяют наши чувства и наше поведение.

Таким образом, негативные и нереалистичные мысли могут причинить нам страдания и привести к проблемам.Когда человек страдает психологическим расстройством, его интерпретация ситуаций искажается, что, в свою очередь, отрицательно сказывается на предпринимаемых им действиях.

КПТ направлена ​​на то, чтобы помочь людям осознать, когда они делают негативные интерпретации, а также поведенческие модели, которые усиливают искаженное мышление. Когнитивная терапия помогает людям развить альтернативные способы мышления и поведения, направленные на снижение психологического стресса.

Когнитивно-поведенческая терапия, по сути, является обобщающим термином для множества различных методов лечения, которые имеют некоторые общие элементы.Двумя самыми ранними формами когнитивно-поведенческой терапии были рациональная эмоциональная поведенческая терапия (REBT), разработанная Альбертом Эллисом в 1950-х годах, и когнитивная терапия, разработанная Аароном Т. Беком в 1960-х годах.

Обзор исторической основы когнитивно-поведенческой терапии см. В Dobson and Block (1988).


Общие предположения

• Когнитивный подход предполагает, что психическое заболевание возникает из-за неправильного познания другие, наш мир и нас. Это ошибочное мышление может быть связано с когнитивными недостатками (отсутствие планирование) или когнитивные искажения (неточная обработка информации).

• Эти познания вызывают искажения в нашем восприятии вещей; Эллис предположил, что это из-за иррационального мышления, а Бек предложил когнитивную триаду.

• Мы взаимодействуем с миром через его мысленное представление. Если наши мысленные представления неточны или наши способы рассуждений неадекватны, наши эмоции и поведение могут стать беспорядочными.

Когнитивный терапевт учит клиентов определять искаженные когниции в процессе оценки.Клиенты учатся различать свои мысли и реальность. Они изучают влияние познания на их чувства, и их учат распознавать, наблюдать и контролировать свои собственные мысли.

Поведенческая часть терапии включает постановку домашнего задания для клиента (например, ведение дневника мыслей). Терапевт дает клиенту задачи, которые помогут ему бросить вызов собственным иррациональным убеждениям.

Идея состоит в том, что клиент идентифицирует свои собственные бесполезные убеждения, и они доказывают, что они ошибочны.В результате их убеждения начинают меняться. Например, кому-то, кто обеспокоен социальными ситуациями, можно дать домашнее задание — встретиться с другом в пабе, чтобы выпить.


Альберт Эллис — REBT

Рациональная эмоционально-поведенческая терапия (REBT) — это тип когнитивной терапии, впервые примененный Альбертом Эллисом и направленный на решение эмоциональных и поведенческих проблем. Цель терапии — изменить иррациональные убеждения на более рациональные.

REBT побуждает человека идентифицировать свои общие и иррациональные убеждения (например,грамм. Я должен быть совершенным ») и впоследствии убеждает человека бросить вызов этим ложным убеждениям с помощью проверки реальности.

Альберт Эллис (1957, 1962) предлагает, чтобы каждый из нас придерживался уникального набора предположений о себе и нашем мире, которые служат нам ориентиром. через жизнь и определяют наши реакции на различные ситуации, с которыми мы сталкиваемся.

К сожалению, предположения некоторых людей в значительной степени иррациональны, заставляя их действовать и реагировать неуместными способами, которые снижают их шансы на счастье и успех.Альберт Эллис называет эти основных иррациональных предположений .

Некоторые люди иррационально полагают, что они неудачники, если их не любят все, кого они знают — они постоянно ищут одобрения и постоянно чувствуют себя отвергнутыми. Это предположение влияет на все их взаимодействия, так что отличная вечеринка может оставить их недовольными, потому что они не получают достаточно комплиментов.

По словам Эллиса, это еще распространенных иррациональных предположений. :

• Идея о том, что нужно быть полностью компетентным во всем.

• Идея о том, что это катастрофа, когда все идет не так, как вы хотите.

• Идея о том, что люди не контролируют свое счастье.

• Идея о том, что вам нужен кто-то более сильный, чем вы, чтобы зависеть от него.

• Идея о том, что ваша прошлая история сильно влияет на вашу нынешнюю жизнь.

• Идея о том, что есть идеальное решение человеческих проблем, и это катастрофа, если вы его не найдете.

Эллис считает, что люди часто насильно придерживаются этого нелогичного образа мышления, и поэтому использует высокоэмоциональные методы, чтобы помочь им решительно и решительно изменить это иррациональное мышление.

Модель ABC

Основным подспорьем в когнитивной терапии является то, что Альберт Эллис (1957) назвал Техникой иррациональных убеждений ABC.

Первые три шага анализируют процесс, с помощью которого у человека развились иррациональные убеждения, и могут быть записаны в таблицу из трех столбцов.

* A — Активирующее событие или объективную ситуацию. В первом столбце записана объективная ситуация, то есть событие, которое в конечном итоге приводит к какому-либо высокому эмоциональному отклику или негативному дисфункциональному мышлению.

* B — Убеждения. Во втором столбце клиент записывает негативные мысли, которые ему приходили в голову.

* C — Последствия. Третий столбец — для последовавших негативных переживаний и дисфункционального поведения. Негативные мысли из второй колонки рассматриваются как связующий мост между ситуацией и переживаниями. Третий столбец C далее объясняется описанием эмоций или негативных мыслей, которые, по мнению клиента, вызваны A.Это может быть гнев, печаль, беспокойство и т.д. нереалистично и поэтому имеет иррациональную систему убеждений ( B ), которая помогает вызвать последствия ( C ).

REBT Пример

Джина расстроена, потому что она получила низкую оценку на тесте по математике.Активирующим событием A является то, что она провалила тест. Убеждение, B, состоит в том, что у нее должны быть хорошие оценки, иначе она ничего не стоит. Следствие C — это то, что Джина чувствует себя подавленной.

После того, как были выявлены иррациональные убеждения, терапевт часто работает с клиентом, чтобы бросить вызов негативным мыслям на основе свидетельств из опыта клиента, переосмысливая его , то есть переинтерпретируя его в более реалистичном свете. Это помогает клиенту развить более рациональные убеждения и здоровые стратегии выживания.

Терапевт поможет Джине понять, что нет никаких доказательств того, что у нее должны быть хорошие оценки, чтобы быть достойной, или что плохие оценки — это ужасно. Она хочет хороших оценок, и было бы хорошо их получить, но вряд ли это сделает ее бесполезной.

Если она поймет, что плохие оценки разочаровывают, но не ужасны и что это означает, что в настоящее время она плохо учится или занимается математикой, но не как личность, она будет грустить или расстроена, но не в депрессии. Печаль и разочарование, скорее всего, являются здоровыми отрицательными эмоциями и могут побудить ее с тех пор усерднее учиться.

Критическая оценка

Терапевты рационального эмоционального поведения цитировали множество исследований в поддержку этого подхода. Самые ранние исследования проводились на людях с экспериментально вызванными тревогами или неклиническими проблемами, такими как умеренный страх перед змеями (Kendall & Kriss, 1983).

Тем не менее, ряд недавних исследований был проведен на реальных клинических предметах и ​​также показал, что рациональная эмоциональная поведенческая терапия (REBT) часто бывает полезной (Lyons & Woods 1991).


Аарон Бек — Когнитивная терапия

Система терапии Бека (1967) аналогична системе Эллиса, но наиболее широко используется в случаях депрессии. Когнитивные терапевты помогают клиентам распознать негативные мысли и логические ошибки, которые вызывают у них депрессию.

Терапевт также помогает клиентам подвергнуть сомнению и оспорить их дисфункциональные мысли, пробовать новые интерпретации и, в конечном итоге, применять альтернативные способы мышления в своей повседневной жизни.

Аарон Бек считает, что реакция человека на определенные неприятные мысли может способствовать ненормальности. Когда мы сталкиваемся с множеством ситуаций, которые возникают в жизни, нам в голову приходят как утешительные, так и расстраивающие мысли. Бек называет это непрошеное познание автоматическими мыслями.

Когда у человека поток автоматических мыслей очень негативен, можно ожидать, что он впадет в депрессию (я никогда не закончу это эссе, моей девушке нравится мой лучший друг, я толстею, у меня нет денег, мои родители ненавидят меня — вы когда-нибудь чувствовали это?).Довольно часто эти негативные мысли сохраняются даже перед лицом противоположных доказательств.

Бек (1967) выделил три механизма, которые, по его мнению, были ответственны за депрессию:

  1. Когнитивная триада (отрицательного автоматического мышления
  2. Отрицательные схемы Я
  3. Логические ошибки (т. Е. Неправильная обработка информации)

Когнитивная триада

Когнитивная триада — это три формы негативного (то есть беспомощного и критического) мышления, которые типичны для людей с депрессией: а именно негативные мысли о себе, мире и будущем.Эти мысли, как правило, возникают у депрессивных людей автоматически, поскольку возникают спонтанно.

Поскольку эти три компонента взаимодействуют, они мешают нормальной когнитивной обработке, что приводит к ухудшению восприятия, памяти и решения проблем, когда человек становится одержимым негативными мыслями.

Негативные Я-схемы

Бек считал, что у людей, склонных к депрессии, развивается негативная Я-схема. Они обладают набором убеждений и ожиданий относительно самих себя, которые по своей сути негативны и пессимистичны.

Бек утверждал, что негативные схемы могут быть приобретены в детстве в результате травмирующего события. Переживания, которые могут способствовать формированию негативных схем, включают:

  • Смерть родителя или брата или сестры.
  • Отказ родителей, критика, чрезмерная опека, пренебрежение или жестокое обращение.
  • Издевательства в школе или исключение из группы сверстников.

Люди с негативными схемами «Я» становятся склонными к логическим ошибкам в своем мышлении и склонны избирательно сосредотачиваться на определенных аспектах ситуации, игнорируя при этом не менее важную информацию.

Когнитивные искажения

Бек (1967) выделяет ряд нелогичных процессов мышления (т.е. искажения мыслительных процессов). Эти нелогичные образы мышления обречены на провал и могут вызвать у человека сильную тревогу или депрессию.

Произвольное вмешательство : Делать выводы на основе достаточных или не относящихся к делу доказательств: например, думать, что вы ничего не стоите, потому что концерт под открытым небом, который вы собирались посмотреть, прошел под дождем.

Избирательная абстракция : Сосредоточение внимания на одном аспекте ситуации и игнорирование других: например, вы чувствуете ответственность за проигрыш вашей команды в футбольном матче, даже если вы всего лишь один из игроков на поле.

Увеличение : преувеличение важности нежелательных событий. Например, если вы поскребите немного краски на своей машине и, следовательно, считаете себя совершенно ужасным водителем.

Минимизация : недооценка значимости события.Например, учителя хвалят вас за отличную семестровую работу, но вы считаете это тривиальным.

Избыточное обобщение : делать общие отрицательные выводы на основе одного незначительного события. Например, вы получаете D за экзамен, когда обычно получаете ровно As, и, следовательно, думаете, что вы глупы.

Персонализация : Приписывание себе негативных чувств других людей. Например, ваш учитель выглядит очень рассерженным, когда входит в комнату, поэтому он, должно быть, рассердился на вас.

Критическая оценка

Батлер и Бек (2000) проанализировали 14 метаанализов, изучающих эффективность когнитивной терапии Бека, и пришли к выводу, что около 80% взрослых получили пользу от терапии.

Было также обнаружено, что терапия была более успешной, чем лекарственная терапия, и имела более низкую частоту рецидивов, что подтверждает предположение о том, что депрессия имеет когнитивную основу.

Это говорит о том, что знание когнитивного объяснения может улучшить качество жизни людей.


Различия между REBT и когнитивной терапией

• Альберт Эллис рассматривает терапевта как учителя и не считает, что теплые личные отношения с клиентом необходимы. Напротив, Бек подчеркивает качество терапевтических отношений.

• REBT часто бывает очень директивным, убедительным и конфронтационным. Бек уделяет больше внимания тому, чтобы клиент обнаруживал для себя заблуждения.

• REBT использует разные методы в зависимости от личности клиента, в когнитивной терапии Бека метод основан на конкретном расстройстве.


Сильные стороны CBT
Сильные стороны CBT

1. Модель имеет большую привлекательность, потому что она фокусируется на человеческом мышлении. Когнитивные способности человека были ответственны за многие наши достижения, поэтому они также могут быть ответственны за наши проблемы.

2. Когнитивные теории поддаются проверке. Когда подопытными манипулируют, заставляя принять неприятные предположения или мысли, они становятся более тревожными и подавленными (Rimm & Litvak, 1969).

3. Было обнаружено, что многие люди с психологическими расстройствами, особенно депрессивными, тревожными и сексуальными расстройствами, демонстрируют неадаптивные предположения и мысли (Beck et al., 1983).

4. Когнитивная терапия оказалась очень эффективной при лечении депрессии (Hollon & Beck, 1994) и умеренно эффективной при проблемах с тревогой (Beck, 1993).


Ограничения CBT

1. Точная роль когнитивных процессов еще не определена.Неясно, являются ли ошибочные познания причиной психопатология или ее следствие.

Левинсон (1981) изучил группу участников до того, как кто-либо из них впал в депрессию, и обнаружил, что те, кто позже впал в депрессию, имели не больше шансов иметь негативные мысли, чем те, у кого депрессия не развивалась. Это говорит о том, что безнадежное и негативное мышление может быть результатом депрессии, а не ее причиной.

2. Когнитивная модель узка по своему охвату — мышление — это лишь одна часть человеческого функционирования, поэтому необходимо решать более широкие вопросы.

3. Этические вопросы: RET — это директивная терапия, направленная на изменение когнитивных способностей, иногда довольно сильно. Некоторым это может показаться неэтичным подходом.

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S. A. (2019, 11 января). Когнитивно-поведенческая терапия . Просто психология. www.simplypsychology.org/cognitive-therapy.html

Ссылки на стиль APA

Beck, A.Т. (1967). Депрессия: причины и лечение . Филадельфия: Пенсильванский университет Press.

Бек А. Т., Эпштейн Н. и Харрисон Р. (1983). Познания, установки и параметры личности при депрессии. Британский журнал когнитивной психотерапии.

Бек А. Т. и Стир Р. А. (1993). Руководство по инвентаризации тревожности Бека . Сан-Антонио: Harcourt Brace and Company.

Батлер, А.С., и Бек, Дж. С. (2000). Результаты когнитивной терапии: обзор метаанализов. Журнал Норвежской психологической ассоциации , 37, 1-9.

Добсон, К. С., и Блок, Л. (1988). Историко-философские основы когнитивно-поведенческих теорий. Справочник по когнитивно-поведенческой терапии. Guilford Press, Лондон.

Эллис, А. (1957). Рациональная психотерапия и индивидуальная психология. Журнал индивидуальной психологии , 13: 38-44.

Эллис, А. (1962). Разум и эмоции в психотерапии . Нью-Йорк: Стюарт.

Холлон, С. Д., и Бек, А. Т. (1994). Когнитивная и когнитивно-поведенческая терапия. В A. E. Bergin & S.L. Гарфилд (ред.), Справочник по психотерапии и изменению поведения (стр. 428–466). Нью-Йорк: Вили.

Кендалл П. К. и Крисс М. Р. (1983). Когнитивно-поведенческие вмешательства. В: К. Э. Уокер, изд. Справочник по клинической психологии: теория, исследования и практика, с. 770–819. Хоумвуд, Иллинойс: Доу Джонс-Ирвин.

Левинсон, П.М., Стейнмец, Дж. Л., Ларсон, Д. В., и Франклин, Дж. (1981). Связанные с депрессией познания: предшествующее или последствие ?. Журнал ненормальной психологии , 90 (3), 213.

Лайонс, Л. К., и Вудс, П. Дж. (1991). Эффективность рационально-эмоциональной терапии: количественный обзор результатов исследования. Обзор клинической психологии , 11 (4), 357-369.

Римм, Д. К., и Литвак, С. Б. (1969). Самовербализация и эмоциональное возбуждение. Журнал аномальной психологии, 74 (2) , 181.

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S. A. (2019, 11 января). Когнитивно-поведенческая терапия . Просто психология. www.simplypsychology.org/cognitive-therapy.html

сообщить об этом объявлении

Память, кодирование, хранение и поиск

  1. Когнитивная психология
  2. Память

Кодирование, хранение и поиск2000

этапов памяти Кодирование для хранения и извлечения

Saul McLeod, опубликовано в 2013 г.


«Память — это процесс сохранения информации во времени.(Matlin, 2005)

«Память — это средство, с помощью которого мы опираемся на наш прошлый опыт, чтобы использовать эту информацию в настоящем» (Sternberg, 1999).

Память — это термин, используемый для структур и процессов, участвующих в хранении и последующем извлечении информации.

Память важна для всей нашей жизни. Без памяти о прошлом мы не можем действовать в настоящем или думать о будущем. Мы не сможем вспомнить, что мы делали вчера, что мы сделали сегодня или что мы планируем делать завтра.Без памяти мы ничего не могли бы узнать.

Память участвует в обработке огромных объемов информации. Эта информация принимает множество различных форм, например изображения, звуки или значение.

Для психологов термин память охватывает три важных аспекта обработки информации:


1. Кодирование памяти

1. Кодирование памяти

Когда информация поступает в нашу систему памяти (от сенсорного ввода), она должна быть преобразован в форму, с которой может справиться система, чтобы ее можно было сохранить.

Думайте об этом как об обмене денег на другую валюту, когда вы путешествуете из одной страны в другую. Например, слово, которое видели (в книге), может быть сохранено, если оно изменено (закодировано) в звук или значение (то есть семантическая обработка).

Существует три основных способа кодирования (изменения) информации:

1. Визуальный (изображение)

2. Акустический (звук)

3.Семантический (значение)

Например, как вы запомните телефонный номер, который вы искали в телефонной книге? Если вы это видите, значит, вы используете визуальное кодирование, но если вы повторяете это про себя, вы используете акустическое кодирование (по звуку).

Имеются данные, свидетельствующие о том, что основной системой кодирования в кратковременной памяти (STM) является акустическое кодирование. Когда человеку предлагают список цифр и букв, он пытается удержать их в СТМ, репетируя их (устно).

Репетиция — это словесный процесс, независимо от того, представлен ли список предметов акустически (кто-то их зачитывает) или визуально (на листе бумаги).

Принципиальной системой кодирования в долговременной памяти (LTM) является семантическое кодирование (по значению). Однако информация в LTM также может быть закодирована как визуально, так и акустически.


2. Хранение в памяти

2. Хранение в памяти

Это касается природы хранилищ в памяти, т.е.е., где хранится информация, как долго хранится память (продолжительность), сколько может быть сохранено в любое время (емкость) и какая информация хранится.

То, как мы храним информацию, влияет на то, как мы ее получаем. Было проведено значительное количество исследований относительно различий между краткосрочной памятью (STM) и долгосрочной памятью (LTM).

Большинство взрослых могут хранить в своей кратковременной памяти от 5 до 9 предметов. Миллер (1956) выдвинул эту идею и назвал ее магическим числом 7.Он думал, что объем краткосрочной памяти составляет 7 (плюс-минус 2) элементов, потому что в нем было только определенное количество «слотов», в которых можно было хранить элементы.

Однако Миллер не указал объем информации, который может храниться в каждом слоте. В самом деле, если мы можем «разбить» информацию на части, мы сможем хранить гораздо больше информации в нашей краткосрочной памяти. Напротив, емкость LTM считается неограниченной.

Информация может храниться в STM только в течение короткого времени (0-30 секунд), но LTM может длиться всю жизнь.


3. Извлечение из памяти

3. Извлечение из памяти

Это относится к извлечению информации из хранилища. Если мы что-то не можем вспомнить, это может быть потому, что мы не можем это восстановить. Когда нас просят извлечь что-то из памяти, различия между STM и LTM становятся очень ясными.

STM сохраняется и извлекается последовательно. Например, если группе участников дается список слов для запоминания, а затем их просят вспомнить четвертое слово в списке, участники просматривают список в том порядке, в котором они его слышали, чтобы получить информацию.

LTM сохраняется и извлекается по ассоциации. Вот почему вы можете вспомнить, зачем вы поднялись наверх, если вернетесь в комнату, где впервые подумали об этом.

Организация информации может помочь в поиске. Вы можете организовать информацию в последовательности (например, в алфавитном порядке, по размеру или по времени). Представьте себе пациента, которого выписывают из больницы, лечение которого включало прием различных таблеток в разное время, смену одежды и выполнение упражнений.

Если врач дает эти инструкции в том порядке, в котором они должны выполняться в течение дня (т.е., в последовательности времени), это поможет пациенту их запомнить.


Критика экспериментов с памятью

Критика экспериментов с памятью

Большая часть исследований памяти основана на экспериментах, проводимых в лабораториях. Тех, кто принимает участие в экспериментах — участников — просят выполнить такие задачи, как вспомнить списки слов и чисел.

Обстановка — лаборатория — и задачи далеки от повседневной жизни.Во многих случаях обстановка искусственная, а задачи бессмысленны. Это имеет значение?

Психологи используют термин экологическая значимость для обозначения степени, в которой результаты научных исследований могут быть обобщены на другие параметры. Эксперимент имеет высокую экологическую значимость, если его результаты могут быть обобщены, применены или распространены на условия за пределами лаборатории.

Часто предполагается, что если эксперимент реалистичен или соответствует действительности, то с большей вероятностью его результаты можно будет обобщить.Если это нереально (если лабораторная обстановка и задачи искусственны), то вероятность того, что результаты могут быть обобщены, меньше. В этом случае эксперимент будет иметь низкую экологическую ценность.

Многие эксперименты, предназначенные для исследования памяти, подвергались критике за низкую экологическую значимость. Во-первых, лаборатория — это искусственная ситуация. Людей удаляют из их обычных социальных условий и просят принять участие в психологическом эксперименте.

Они управляются «экспериментатором» и могут быть помещены в компанию совершенно незнакомых людей.Для многих людей это совершенно новый опыт, далекий от повседневной жизни. Повлияет ли эта настройка на их действия, будут ли они вести себя нормально?

Его особенно интересовали характеристики людей, которые, по его мнению, достигли своего индивидуального потенциала.

Часто задания, которые участники должны выполнить, могут казаться искусственными и бессмысленными. Лишь немногие люди, если таковые имеются, попытаются запомнить и вспомнить список несвязанных слов в своей повседневной жизни.И непонятно, как такие задачи соотносятся с использованием памяти в повседневной жизни.

Искусственность многих экспериментов заставила некоторых исследователей усомниться в том, можно ли их результаты распространить на реальную жизнь. В результате многие эксперименты с памятью подвергались критике за низкую экологическую ценность.

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S. A. (2013, 5 августа). Этапы памяти — кодирование, хранение и поиск . Просто психология. www.simplypsychology.org/memory.html

Ссылки на стиль APA

Matlin, M. W. (2005). Познание . Крофордсвилль: John Wiley & Sons, Inc.

Миллер, Г. А. (1956). Магическое число семь, плюс-минус два: некоторые ограничения нашей способности обрабатывать информацию. Психологический обзор , 63 (2): 81–97.

Штернберг, Р. Дж. (1999). Когнитивная психология (2-е изд.) . Форт-Уэрт, Техас: Издательство колледжа Харкорт Брейс.

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S. A. (2013, 5 августа). Этапы памяти — кодирование, хранение и поиск . Просто психология. www.simplypsychology.org/memory.html

Когнитивизм | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Когнитивная психология: Внимание · Принимать решение · Обучение · Суждение · Объем памяти · Мотивация · Восприятие · Рассуждение · Мышление — Познавательные процессы Познание — Контур Показатель


В психологии когнитивизм — это теоретический подход к пониманию разума, который утверждает, что психические функции можно понять количественными, позитивистскими и научными методами, и что такие функции можно описать как модели обработки информации.

История когнитивной науки

Серьезные исследования и размышления о разуме и его функциях можно найти еще в философии Платона и Аристотеля. Под их влиянием природа человеческого знания изучалась как философия, тогда как упор западного мира на экспериментальную науку позволил изучать разум в рамках психологии в девятнадцатом веке. В частности, Вильгельм Вундт в 1879 году основал лабораторию в Лейпцигском университете, где систематически изучались умственные операции.В течение десятилетий экспериментальная психология перешла от изучения разума непосредственно к изучению поведения. Под влиянием Дж. Б. Уотсона и Б. Ф. Скиннера бихевиоризм по существу отрицал исследования, сосредоточенные на разуме. Сознание и ментальные представления были отклонены как категории вне поддающихся проверке научных экспериментов.

В 1956 году Джордж Миллер провел исследования и эксперименты, которые показали, что человеческое мышление ограничено. Эксперименты с памятью показали, что кратковременная память ограничена примерно семью элементами.Это ограничение можно преодолеть, согласно исследованию Миллера, путем перекодирования информации и ее «фрагментирования». Наряду с этим когнитивным исследованием использование примитивного искусственного интеллекта способствовало новым когнитивным экспериментам, моделям человеческого мышления и институциональной поддержке. В отличие от бихеворизма, грани начали отступать, как только Скиннер начал писать о языке. Эта работа вызвала общественный резонанс со стороны молодого Ноама Хомского, который отверг бихевиористские предположения о языке. Язык не был усвоенной привычкой, скорее, понимание языка можно было объяснить с помощью мысленных грамматик, состоящих из правил.

Теоретический подход

Когнитивизм состоит из двух основных компонентов: методологического и теоретического.Методологически когнитивизм использует позитивистский подход и веру в то, что психологию можно (в принципе) полностью объяснить с помощью эксперимента, измерения и научного метода. Это также в значительной степени редукционистская цель, предполагающая, что отдельные компоненты психической функции («когнитивная архитектура») могут быть идентифицированы и осмысленно поняты. Второй — это вера в то, что познание состоит из дискретных внутренних психических состояний (представлений или символов), манипулирование которыми можно описать в терминах правил или алгоритмов.

Когнитивизм стал доминирующей силой в психологии в конце 20-го века, заменив бихевиоризм как наиболее популярную парадигму для понимания психических функций. Когнитивная психология — это не полное опровержение бихевиоризма, а скорее расширение, которое признает существование ментальных состояний. Это было связано с усилившейся критикой к концу 1950-х годов бихевиористских моделей. Например, Хомский утверждал, что язык не может быть приобретен исключительно посредством обусловливания и должен хотя бы частично объясняться существованием внутренних психических состояний.

Критика психологического когнитивизма

Когнитивизм подвергался разной критике.

Феноменологи и философы-герменевтики критиковали позитивистский подход когнитивизма за сведение индивидуального значения к тому, что они воспринимают как измерения, лишенные всякого значения. Они утверждают, что, представляя переживания и психические функции как измерения, когнитивизм игнорирует контекст (ср. Контекстуализм) и, следовательно, значение этих измерений.Они считают, что именно этот личный смысл опыта, полученного в результате феномена, пережитого человеком (то, что Хайдеггер назвал существованием в мире ), является фундаментальным аспектом нашей психологии, который необходимо понять: поэтому они утверждают, что свободная от контекста психология — это терминологическое противоречие. Они также выступают за холизм: позитивистские методы не могут быть осмысленно использованы в отношении чего-то, что по своей сути не сводится к составным частям. С этой точки зрения Хуберт Дрейфус был наиболее заметным критиком когнитивизма.Гуманистическая психология в значительной степени опирается на эту философию, и практики были одними из самых критичных к когнитивизму.

В 1990-х годах появились различные новые теории, которые бросили вызов когнитивизму и идее о том, что мышление лучше всего можно описать как вычисление. Некоторые из этих новых подходов, часто под влиянием феноменологической и постмодернистской философии, включают ситуативное познание, распределенное познание, динамизм, воплощенное познание. Некоторые мыслители, работающие в области искусственной жизни (например, Родни Брукс), также создали некогнитивистские модели познания.

Идея о том, что ментальные функции могут быть описаны как модели обработки информации, подвергалась критике со стороны философа Джона Сёрла и математика Роджера Пенроуза, которые утверждали, что вычисления имеют некоторые врожденные недостатки, которые не могут охватить основы психических процессов.

  • Пенроуз использует теорему Гёделя о неполноте (которая утверждает, что существуют математические истины, которые никогда не могут быть доказаны в достаточно сильной математической системе; любая достаточно сильная система аксиом также будет неполной) и проблему остановки Тьюринга (которая утверждает, что есть некоторые вещи которые по своей сути невычислимы) в качестве доказательства его позиции.
  • Сёрл разработал два аргумента, первый (хорошо известный благодаря его мысленному эксперименту в Китайской комнате) — это аргумент «синтаксис не семантика»: программа — это всего лишь синтаксис, понимание требует семантики, поэтому программы (отсюда и когнитивизм) не могут объяснить понимание. Второй, который он сейчас предпочитает, но менее известен, — это его аргумент « синтаксис — не физика »: ничто в мире по сути не является компьютерной программой, кроме той, которая применяется, описывается или интерпретируется наблюдателем, поэтому либо все может быть описано как компьютер и, банально, мозг могут, но тогда это не объясняет каких-либо конкретных психических процессов, или в мозгу нет ничего внутреннего, что делает его компьютером (программой) — оба пункта, как он утверждает, опровергают когнитивизм.

Еще один аргумент против когнитивизма — это проблемы регресса Райла или ошибки гомункула. Когнитивисты предложили ряд аргументов, чтобы опровергнуть эти атаки.

Специализированные вопросы, которые интересуют когнитивных психологов, включают внутренний механизм человеческого мышления и процессы познания. Когнитивные психологи попытались откопать реакцию на ментальные структуры, такие как то, что сохраняется и как это, конечно, записывается в нашем мозгу, еще раз на ментальные процессы, касающиеся того, как осуществляется интеграция и извлечение информации.Теоретические допущения в когнитивной психологии помогают обучающим системам разрабатывать эффективные стратегии обработки, позволяющие учащимся получить знания, например мнемонические устройства для уменьшения нагрузки на кратковременную память, репетиционные стратегии для поддержания информации, а также использование метафор и аналогий для соотнесения значения новой информации с предыдущими знаниями.

Практическое применение когнитивизма в образовании относится к практике преподавания и обучения.Поскольку когнитивная психология изучает психические процессы, такие как восприятие, запоминание и рассуждение, четыре стратегии оказались наиболее эффективными в образовании: практика поиска, обратная связь, интервальная практика и чередование. (https://kappanonline.org/agarwal-roediger-lessons-for-learning-how-cognitive-psychology-informs-classroom-practice/)

Практика поиска — Студентам предлагается пройти тест после лекции, чтобы закрепить то, что они только что узнали.

Обратная связь — Учащиеся оцениваются и получают отзывы. Это помогает им задуматься над собственными процессами обучения.

Практика с интервалами — Студенты пишут контрольные работы по прочитанным статьям.

Чередование — Студенты, изучающие новый язык, решают математические задачи на этом языке.

Другие практические применения когнитивизма включают использование контрольных списков, протоколов и карт процессов. Ярким примером успешной реализации чек-листа является знаменитый проект Питера Проновоста из Мичигана.Он представил протокол контрольного списка интенсивной терапии, который снизил когнитивную перегрузку, и призвал к соблюдению пяти конкретных мер безопасности. Эти шаги были предназначены для предотвращения внутрибольничных инфекций. За 18 месяцев этот контрольный список спас 1500 жизней и спас 100 миллионов долларов. (https://en.wikipedia.org/wiki/Peter_Pronovost)

См. Также

Дополнительная литература

ж: 認知 主義

Когнитивизм | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Когнитивная психология: Внимание · Принимать решение · Обучение · Суждение · Объем памяти · Мотивация · Восприятие · Рассуждение · Мышление — Познавательные процессы Познание — Контур Показатель


В психологии когнитивизм — это теоретический подход к пониманию разума, который утверждает, что психические функции можно понять количественными, позитивистскими и научными методами, и что такие функции можно описать как модели обработки информации.

История когнитивной науки

Серьезные исследования и размышления о разуме и его функциях можно найти еще в философии Платона и Аристотеля. Под их влиянием природа человеческого знания изучалась как философия, тогда как упор западного мира на экспериментальную науку позволил изучать разум в рамках психологии в девятнадцатом веке. Вильгельм Вундт, в частности, основал лабораторию в Лейпцигском университете в 1879 году, где систематически изучались психические операции.В течение десятилетий экспериментальная психология перешла от изучения разума непосредственно к изучению поведения. Под влиянием Дж. Б. Уотсона и Б. Ф. Скиннера бихевиоризм по существу отрицал исследования, сосредоточенные на разуме. Сознание и ментальные представления были отклонены как категории вне поддающихся проверке научных экспериментов.

В 1956 году Джордж Миллер провел исследования и эксперименты, которые показали, что человеческое мышление ограничено. Эксперименты с памятью показали, что кратковременная память ограничена примерно семью элементами.Это ограничение можно преодолеть, согласно исследованию Миллера, путем перекодирования информации и ее «фрагментирования». Наряду с этим когнитивным исследованием использование примитивного искусственного интеллекта способствовало новым когнитивным экспериментам, моделям человеческого мышления и институциональной поддержке. В отличие от бихеворизма, грани начали отступать, как только Скиннер начал писать о языке. Эта работа вызвала общественный резонанс со стороны молодого Ноама Хомского, который отверг бихевиористские предположения о языке. Язык не был усвоенной привычкой, скорее, понимание языка можно было объяснить с помощью мысленных грамматик, состоящих из правил.

Теоретический подход

Когнитивизм состоит из двух основных компонентов: методологического и теоретического.Методологически когнитивизм использует позитивистский подход и веру в то, что психологию можно (в принципе) полностью объяснить с помощью эксперимента, измерения и научного метода. Это также в значительной степени редукционистская цель, предполагающая, что отдельные компоненты психической функции («когнитивная архитектура») могут быть идентифицированы и осмысленно поняты. Второй — это вера в то, что познание состоит из дискретных внутренних психических состояний (представлений или символов), манипулирование которыми можно описать в терминах правил или алгоритмов.

Когнитивизм стал доминирующей силой в психологии в конце 20-го века, заменив бихевиоризм как наиболее популярную парадигму для понимания психических функций. Когнитивная психология — это не полное опровержение бихевиоризма, а скорее расширение, которое признает существование ментальных состояний. Это было связано с усилившейся критикой к концу 1950-х годов бихевиористских моделей. Например, Хомский утверждал, что язык не может быть приобретен исключительно посредством обусловливания и должен хотя бы частично объясняться существованием внутренних психических состояний.

Критика психологического когнитивизма

Когнитивизм подвергался разной критике.

Феноменологи и философы-герменевтики критиковали позитивистский подход когнитивизма за сведение индивидуального значения к тому, что они воспринимают как измерения, лишенные всякого значения. Они утверждают, что, представляя переживания и психические функции как измерения, когнитивизм игнорирует контекст (ср. Контекстуализм) и, следовательно, значение этих измерений.Они считают, что именно этот личный смысл опыта, полученного в результате феномена, пережитого человеком (то, что Хайдеггер назвал существованием в мире ), является фундаментальным аспектом нашей психологии, который необходимо понять: поэтому они утверждают, что свободная от контекста психология — это терминологическое противоречие. Они также выступают за холизм: позитивистские методы не могут быть осмысленно использованы в отношении чего-то, что по своей сути не сводится к составным частям. С этой точки зрения Хуберт Дрейфус был наиболее заметным критиком когнитивизма.Гуманистическая психология в значительной степени опирается на эту философию, и практики были одними из самых критичных к когнитивизму.

В 1990-х годах появились различные новые теории, которые бросили вызов когнитивизму и идее о том, что мышление лучше всего можно описать как вычисление. Некоторые из этих новых подходов, часто под влиянием феноменологической и постмодернистской философии, включают ситуативное познание, распределенное познание, динамизм, воплощенное познание. Некоторые мыслители, работающие в области искусственной жизни (например, Родни Брукс), также создали некогнитивистские модели познания.

Идея о том, что ментальные функции могут быть описаны как модели обработки информации, подвергалась критике со стороны философа Джона Сёрла и математика Роджера Пенроуза, которые утверждали, что вычисления имеют некоторые врожденные недостатки, которые не могут охватить основы психических процессов.

  • Пенроуз использует теорему Гёделя о неполноте (которая утверждает, что существуют математические истины, которые никогда не могут быть доказаны в достаточно сильной математической системе; любая достаточно сильная система аксиом также будет неполной) и проблему остановки Тьюринга (которая утверждает, что есть некоторые вещи которые по своей сути невычислимы) в качестве доказательства его позиции.
  • Сёрл разработал два аргумента, первый (хорошо известный благодаря его мысленному эксперименту в Китайской комнате) — это аргумент «синтаксис не семантика»: программа — это всего лишь синтаксис, понимание требует семантики, поэтому программы (отсюда и когнитивизм) не могут объяснить понимание. Второй, который он сейчас предпочитает, но менее известен, — это его аргумент « синтаксис — не физика »: ничто в мире по сути не является компьютерной программой, кроме той, которая применяется, описывается или интерпретируется наблюдателем, поэтому либо все может быть описано как компьютер и, банально, мозг могут, но тогда это не объясняет каких-либо конкретных психических процессов, или в мозгу нет ничего внутреннего, что делает его компьютером (программой) — оба пункта, как он утверждает, опровергают когнитивизм.

Еще один аргумент против когнитивизма — это проблемы регресса Райла или ошибки гомункула. Когнитивисты предложили ряд аргументов, чтобы опровергнуть эти атаки.

Специализированные вопросы, которые интересуют когнитивных психологов, включают внутренний механизм человеческого мышления и процессы познания. Когнитивные психологи попытались откопать реакцию на ментальные структуры, такие как то, что сохраняется и как это, конечно, записывается в нашем мозгу, еще раз на ментальные процессы, касающиеся того, как осуществляется интеграция и извлечение информации.Теоретические допущения в когнитивной психологии помогают обучающим системам разрабатывать эффективные стратегии обработки, позволяющие учащимся получить знания, например мнемонические устройства для уменьшения нагрузки на кратковременную память, репетиционные стратегии для поддержания информации, а также использование метафор и аналогий для соотнесения значения новой информации с предыдущими знаниями.

Практическое применение когнитивизма в образовании относится к практике преподавания и обучения.Поскольку когнитивная психология изучает психические процессы, такие как восприятие, запоминание и рассуждение, четыре стратегии оказались наиболее эффективными в образовании: практика поиска, обратная связь, интервальная практика и чередование. (https://kappanonline.org/agarwal-roediger-lessons-for-learning-how-cognitive-psychology-informs-classroom-practice/)

Практика поиска — Студентам предлагается пройти тест после лекции, чтобы закрепить то, что они только что узнали.

Обратная связь — Учащиеся оцениваются и получают отзывы. Это помогает им задуматься над собственными процессами обучения.

Практика с интервалами — Студенты пишут контрольные работы по прочитанным статьям.

Чередование — Студенты, изучающие новый язык, решают математические задачи на этом языке.

Другие реальные приложения когнитивизма включают использование контрольных списков, протоколов и карт процессов. Ярким примером успешной реализации чек-листа является знаменитый проект Питера Проновоста из Мичигана.Он представил протокол контрольного списка интенсивной терапии, который снизил когнитивную перегрузку, и призвал к соблюдению пяти конкретных мер безопасности. Эти шаги были предназначены для предотвращения внутрибольничных инфекций. За 18 месяцев этот контрольный список спас 1500 жизней и спас 100 миллионов долларов. (https://en.wikipedia.org/wiki/Peter_Pronovost)

См. Также

Дополнительная литература

ж: 認知 主義

Когнитивизм | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Когнитивная психология: Внимание · Принимать решение · Обучение · Суждение · Объем памяти · Мотивация · Восприятие · Рассуждение · Мышление — Познавательные процессы Познание — Контур Показатель


В психологии когнитивизм — это теоретический подход к пониманию разума, который утверждает, что психические функции можно понять количественными, позитивистскими и научными методами, и что такие функции можно описать как модели обработки информации.

История когнитивной науки

Серьезные исследования и размышления о разуме и его функциях можно найти еще в философии Платона и Аристотеля. Под их влиянием природа человеческого знания изучалась как философия, тогда как упор западного мира на экспериментальную науку позволил изучать разум в рамках психологии в девятнадцатом веке. В частности, Вильгельм Вундт в 1879 году основал лабораторию в Лейпцигском университете, где систематически изучались умственные операции.В течение десятилетий экспериментальная психология перешла от изучения разума непосредственно к изучению поведения. Под влиянием Дж. Б. Уотсона и Б. Ф. Скиннера бихевиоризм по существу отрицал исследования, сосредоточенные на разуме. Сознание и ментальные представления были отклонены как категории вне поддающихся проверке научных экспериментов.

В 1956 году Джордж Миллер провел исследования и эксперименты, которые показали, что человеческое мышление ограничено. Эксперименты с памятью показали, что кратковременная память ограничена примерно семью элементами.Это ограничение можно преодолеть, согласно исследованию Миллера, путем перекодирования информации и ее «фрагментирования». Наряду с этим когнитивным исследованием использование примитивного искусственного интеллекта способствовало новым когнитивным экспериментам, моделям человеческого мышления и институциональной поддержке. В противоположность бихеворизму грани начали отступать, как только Скиннер начал писать о языке. Эта работа вызвала общественный резонанс со стороны молодого Ноама Хомского, который отверг бихевиористские представления о языке. Язык не был усвоенной привычкой, скорее, понимание языка можно было объяснить с помощью мысленных грамматик, состоящих из правил.

Теоретический подход

Когнитивизм состоит из двух основных компонентов: методологического и теоретического.Методологически когнитивизм использует позитивистский подход и веру в то, что психологию можно (в принципе) полностью объяснить с помощью эксперимента, измерения и научного метода. Это также в значительной степени редукционистская цель, предполагающая, что отдельные компоненты психической функции («когнитивная архитектура») могут быть идентифицированы и осмысленно поняты. Второй — это вера в то, что познание состоит из дискретных внутренних психических состояний (представлений или символов), манипулирование которыми можно описать в терминах правил или алгоритмов.

Когнитивизм стал доминирующей силой в психологии в конце 20-го века, заменив бихевиоризм как наиболее популярную парадигму для понимания психических функций. Когнитивная психология — это не полное опровержение бихевиоризма, а скорее расширение, которое признает существование ментальных состояний. Это было связано с усилившейся критикой к концу 1950-х годов бихевиористских моделей. Например, Хомский утверждал, что язык не может быть приобретен исключительно посредством обусловливания и должен хотя бы частично объясняться существованием внутренних психических состояний.

Критика психологического когнитивизма

Когнитивизм подвергался разной критике.

Феноменологи и философы-герменевтики критиковали позитивистский подход когнитивизма за сведение индивидуального значения к тому, что они воспринимают как измерения, лишенные всякого значения. Они утверждают, что, представляя переживания и психические функции как измерения, когнитивизм игнорирует контекст (ср. Контекстуализм) и, следовательно, значение этих измерений.Они считают, что именно этот личный смысл опыта, полученного в результате феномена, пережитого человеком (то, что Хайдеггер назвал существованием в мире ), является фундаментальным аспектом нашей психологии, который необходимо понять: поэтому они утверждают, что свободная от контекста психология — это терминологическое противоречие. Они также выступают за холизм: позитивистские методы не могут быть осмысленно использованы в отношении чего-то, что по своей сути не сводится к составным частям. С этой точки зрения Хуберт Дрейфус был наиболее заметным критиком когнитивизма.Гуманистическая психология в значительной степени опирается на эту философию, и практики были одними из самых критичных к когнитивизму.

В 1990-х годах появились различные новые теории, которые бросили вызов когнитивизму и идее о том, что мышление лучше всего можно описать как вычисление. Некоторые из этих новых подходов, часто под влиянием феноменологической и постмодернистской философии, включают ситуативное познание, распределенное познание, динамизм, воплощенное познание. Некоторые мыслители, работающие в области искусственной жизни (например, Родни Брукс), также создали некогнитивистские модели познания.

Идея о том, что ментальные функции могут быть описаны как модели обработки информации, подвергалась критике со стороны философа Джона Сёрла и математика Роджера Пенроуза, которые утверждали, что вычисления имеют некоторые врожденные недостатки, которые не могут охватить основы психических процессов.

  • Пенроуз использует теорему Гёделя о неполноте (которая утверждает, что существуют математические истины, которые никогда не могут быть доказаны в достаточно сильной математической системе; любая достаточно сильная система аксиом также будет неполной) и проблему остановки Тьюринга (которая утверждает, что есть некоторые вещи которые по своей сути невычислимы) в качестве доказательства его позиции.
  • Сёрл разработал два аргумента, первый (хорошо известный благодаря его мысленному эксперименту в Китайской комнате) — это аргумент «синтаксис не семантика»: программа — это всего лишь синтаксис, понимание требует семантики, поэтому программы (отсюда и когнитивизм) не могут объяснить понимание. Второй, который он сейчас предпочитает, но менее известен, — это его аргумент « синтаксис — не физика »: ничто в мире по сути не является компьютерной программой, кроме той, которая применяется, описывается или интерпретируется наблюдателем, так что либо все может быть описано как компьютер и, банально, мозг могут, но тогда это не объясняет каких-либо конкретных психических процессов, или в мозгу нет ничего внутреннего, что делает его компьютером (программой) — оба пункта, как он утверждает, опровергают когнитивизм.

Еще один аргумент против когнитивизма — это проблемы регресса Райла или ошибки гомункула. Когнитивисты предложили ряд аргументов, чтобы опровергнуть эти атаки.

Специализированные вопросы, которые интересуют когнитивных психологов, включают внутренний механизм человеческого мышления и процессы познания. Когнитивные психологи попытались откопать реакцию на ментальные структуры, такие как то, что сохраняется и как это, конечно, записывается в нашем мозгу, еще раз на ментальные процессы, касающиеся того, как осуществляется интеграция и извлечение информации.Теоретические допущения в когнитивной психологии помогают обучающим системам разрабатывать эффективные стратегии обработки, позволяющие учащимся получить знания, например мнемонические устройства для уменьшения нагрузки на кратковременную память, репетиционные стратегии для поддержания информации, а также использование метафор и аналогий для соотнесения значения новой информации с предыдущими знаниями.

Практическое применение когнитивизма в образовании относится к практике преподавания и обучения.Поскольку когнитивная психология изучает психические процессы, такие как восприятие, запоминание и рассуждение, четыре стратегии оказались наиболее эффективными в образовании: практика поиска, обратная связь, интервальная практика и чередование. (https://kappanonline.org/agarwal-roediger-lessons-for-learning-how-cognitive-psychology-informs-classroom-practice/)

Практика поиска — Студентам предлагается пройти тест после лекции, чтобы закрепить то, что они только что узнали.

Обратная связь — Учащиеся оцениваются и получают отзывы. Это помогает им задуматься над собственными процессами обучения.

Практика с интервалами — Студенты пишут контрольные работы по прочитанным статьям.

Чередование — Студенты, изучающие новый язык, решают математические задачи на этом языке.

Другие реальные приложения когнитивизма включают использование контрольных списков, протоколов и карт процессов. Ярким примером успешной реализации чек-листа является знаменитый проект Питера Проновоста из Мичигана.Он представил протокол контрольного списка интенсивной терапии, который снизил когнитивную перегрузку, и призвал к соблюдению пяти конкретных мер безопасности. Эти шаги были предназначены для предотвращения внутрибольничных инфекций. За 18 месяцев этот контрольный список спас 1500 жизней и спас 100 миллионов долларов. (https://en.wikipedia.org/wiki/Peter_Pronovost)

См. Также

Дополнительная литература

ж: 認知 主義

Когнитивизм | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Когнитивная психология: Внимание · Принимать решение · Обучение · Суждение · Объем памяти · Мотивация · Восприятие · Рассуждение · Мышление — Познавательные процессы Познание — Контур Показатель


В психологии когнитивизм — это теоретический подход к пониманию разума, который утверждает, что психические функции можно понять количественными, позитивистскими и научными методами, и что такие функции можно описать как модели обработки информации.

История когнитивной науки

Серьезные исследования и размышления о разуме и его функциях можно найти еще в философии Платона и Аристотеля. Под их влиянием природа человеческого знания изучалась как философия, тогда как упор западного мира на экспериментальную науку позволил изучать разум в рамках психологии в девятнадцатом веке. Вильгельм Вундт, в частности, основал лабораторию в Лейпцигском университете в 1879 году, где систематически изучались психические операции.В течение десятилетий экспериментальная психология перешла от изучения разума непосредственно к изучению поведения. Под влиянием Дж. Б. Уотсона и Б. Ф. Скиннера бихевиоризм по существу отрицал исследования, сосредоточенные на разуме. Сознание и ментальные представления были отклонены как категории вне поддающихся проверке научных экспериментов.

В 1956 году Джордж Миллер провел исследования и эксперименты, которые показали, что человеческое мышление ограничено. Эксперименты с памятью показали, что кратковременная память ограничена примерно семью элементами.Это ограничение можно преодолеть, согласно исследованию Миллера, путем перекодирования информации и ее «фрагментирования». Наряду с этим когнитивным исследованием использование примитивного искусственного интеллекта способствовало новым когнитивным экспериментам, моделям человеческого мышления и институциональной поддержке. В отличие от бихеворизма, грани начали отступать, как только Скиннер начал писать о языке. Эта работа вызвала общественный резонанс со стороны молодого Ноама Хомского, который отверг бихевиористские предположения о языке. Язык не был усвоенной привычкой, скорее, понимание языка можно было объяснить с помощью мысленных грамматик, состоящих из правил.

Теоретический подход

Когнитивизм состоит из двух основных компонентов: методологического и теоретического.Методологически когнитивизм использует позитивистский подход и веру в то, что психологию можно (в принципе) полностью объяснить с помощью эксперимента, измерения и научного метода. Это также в значительной степени редукционистская цель, предполагающая, что отдельные компоненты психической функции («когнитивная архитектура») могут быть идентифицированы и осмысленно поняты. Второй — это вера в то, что познание состоит из дискретных внутренних психических состояний (представлений или символов), манипулирование которыми можно описать в терминах правил или алгоритмов.

Когнитивизм стал доминирующей силой в психологии в конце 20-го века, заменив бихевиоризм как наиболее популярную парадигму для понимания психических функций. Когнитивная психология — это не полное опровержение бихевиоризма, а скорее расширение, которое признает существование ментальных состояний. Это было связано с усилившейся критикой к концу 1950-х годов бихевиористских моделей. Например, Хомский утверждал, что язык не может быть приобретен исключительно посредством обусловливания и должен хотя бы частично объясняться существованием внутренних психических состояний.

Критика психологического когнитивизма

Когнитивизм подвергался разной критике.

Феноменологи и философы-герменевтики критиковали позитивистский подход когнитивизма за сведение индивидуального значения к тому, что они воспринимают как измерения, лишенные всякого значения. Они утверждают, что, представляя переживания и психические функции как измерения, когнитивизм игнорирует контекст (ср. Контекстуализм) и, следовательно, значение этих измерений.Они считают, что именно этот личный смысл опыта, полученного в результате феномена, пережитого человеком (то, что Хайдеггер назвал существованием в мире ), является фундаментальным аспектом нашей психологии, который необходимо понять: поэтому они утверждают, что свободная от контекста психология — это терминологическое противоречие. Они также выступают за холизм: позитивистские методы не могут быть осмысленно использованы в отношении чего-то, что по своей сути не сводится к составным частям. С этой точки зрения Хуберт Дрейфус был наиболее заметным критиком когнитивизма.Гуманистическая психология в значительной степени опирается на эту философию, и практики были одними из самых критичных к когнитивизму.

В 1990-х годах появились различные новые теории, которые бросили вызов когнитивизму и идее о том, что мышление лучше всего можно описать как вычисление. Некоторые из этих новых подходов, часто под влиянием феноменологической и постмодернистской философии, включают ситуативное познание, распределенное познание, динамизм, воплощенное познание. Некоторые мыслители, работающие в области искусственной жизни (например, Родни Брукс), также создали некогнитивистские модели познания.

Идея о том, что ментальные функции могут быть описаны как модели обработки информации, подвергалась критике со стороны философа Джона Сёрла и математика Роджера Пенроуза, которые утверждали, что вычисления имеют некоторые врожденные недостатки, которые не могут охватить основы психических процессов.

  • Пенроуз использует теорему Гёделя о неполноте (которая утверждает, что существуют математические истины, которые никогда не могут быть доказаны в достаточно сильной математической системе; любая достаточно сильная система аксиом также будет неполной) и проблему остановки Тьюринга (которая утверждает, что есть некоторые вещи которые по своей сути невычислимы) в качестве доказательства его позиции.
  • Сёрл разработал два аргумента, первый (хорошо известный благодаря его мысленному эксперименту в Китайской комнате) — это аргумент «синтаксис не семантика»: программа — это всего лишь синтаксис, понимание требует семантики, поэтому программы (отсюда и когнитивизм) не могут объяснить понимание. Второй, который он сейчас предпочитает, но менее известен, — это его аргумент « синтаксис — не физика »: ничто в мире по сути не является компьютерной программой, кроме той, которая применяется, описывается или интерпретируется наблюдателем, поэтому либо все может быть описано как компьютер и, банально, мозг могут, но тогда это не объясняет каких-либо конкретных психических процессов, или в мозгу нет ничего внутреннего, что делает его компьютером (программой) — оба пункта, как он утверждает, опровергают когнитивизм.

Еще один аргумент против когнитивизма — это проблемы регресса Райла или ошибки гомункула. Когнитивисты предложили ряд аргументов, чтобы опровергнуть эти атаки.

Специализированные вопросы, которые интересуют когнитивных психологов, включают внутренний механизм человеческого мышления и процессы познания. Когнитивные психологи попытались откопать реакцию на ментальные структуры, такие как то, что сохраняется и как это, конечно, записывается в нашем мозгу, еще раз на ментальные процессы, касающиеся того, как осуществляется интеграция и извлечение информации.Теоретические допущения в когнитивной психологии помогают обучающим системам разрабатывать эффективные стратегии обработки, позволяющие учащимся получить знания, например мнемонические устройства для уменьшения нагрузки на кратковременную память, репетиционные стратегии для поддержания информации, а также использование метафор и аналогий для соотнесения значения новой информации с предыдущими знаниями.

Практическое применение когнитивизма в образовании относится к практике преподавания и обучения.Поскольку когнитивная психология изучает психические процессы, такие как восприятие, запоминание и рассуждение, четыре стратегии оказались наиболее эффективными в образовании: практика поиска, обратная связь, интервальная практика и чередование. (https://kappanonline.org/agarwal-roediger-lessons-for-learning-how-cognitive-psychology-informs-classroom-practice/)

Практика поиска — Студентам предлагается пройти тест после лекции, чтобы закрепить то, что они только что узнали.

Обратная связь — Учащиеся оцениваются и получают отзывы. Это помогает им задуматься над собственными процессами обучения.

Практика с интервалами — Студенты пишут контрольные работы по прочитанным статьям.

Чередование — Студенты, изучающие новый язык, решают математические задачи на этом языке.

Другие практические применения когнитивизма включают использование контрольных списков, протоколов и карт процессов. Ярким примером успешной реализации чек-листа является знаменитый проект Питера Проновоста из Мичигана.Он представил протокол контрольного списка интенсивной терапии, который снизил когнитивную перегрузку, и призвал к соблюдению пяти конкретных мер безопасности. Эти шаги были предназначены для предотвращения внутрибольничных инфекций. За 18 месяцев этот контрольный список спас 1500 жизней и спас 100 миллионов долларов. (https://en.wikipedia.org/wiki/Peter_Pronovost)

См. Также

Дополнительная литература

ж: 認知 主義

Когнитивизм — обзор | Темы ScienceDirect

Расширение масштабов: когнитивные процессы более высокого уровня

Несмотря на вышеупомянутую динамику и степень конвергенции в едином подходе, недавние эпизоды в когнитивной науке показывают, что когнитивизм все еще может сопротивляться, усваивая некоторые посткогнитивистские методологии и идеи в качестве дополнительных. к его основной упор.Мы предполагаем, что такая реакция может принять две различные стратегии. С одной стороны, можно утверждать, что посткогнитивизм — это не столько альтернативный взгляд на познание, сколько правильный подход к работе с низкоуровневыми когнитивными процессами, участвующими в сенсомоторной координации, тогда как когнитивизм по-прежнему является правильным подходом. высокоуровневое, символическое познание — даже с учетом некоторого обоснования последнего на первом. С другой стороны, можно утверждать, что своего рода интерактивизм, выдвигаемый посткогнитивизмом, по-прежнему требует некой внутренней подстановки для объяснения причинных сил задействованных состояний разума / мозга, так что, в конце концов, даже на базовом сенсомоторном уровне неизбежна приверженность внутренним представлениям и вычислениям над ними.Конечно, эти стратегии не столь сложны для посткогнитивизма. Последний, по сути, пытается впитать посткогнитивистские принципы в базовую когнитивистскую архитектуру, тогда как первый сводится к принятию некоторой формы гибридизма. Ниже мы рассмотрим эти две проблемы в обратном порядке.

В качестве иллюстрации того, как эта последняя стратегия может быть реализована, рассмотрим ответ Веры и Саймона (1993a, b) на вызовы Гибсона и Брукса (1991) о «действии без представления» (Clark & ​​Toribio, 1994).По мнению Веры и Саймона, когнитивизм и пост-когнитивизм не обязательно должны быть противоположными. На самом деле, как утверждают Вера и Саймон, аффордансы Гибсона и подходы Брукса к «навигации без репрезентации» следует рассматривать как иллюстрацию «ортодоксальных систем символов». Как утверждают Вера и Саймон, парадигма обработки информации не игнорирует среду, в которой происходит когнитивная деятельность. По их мнению, «вещь, которая соответствует аффордансу, представляет собой символ, хранящийся в центральной памяти, обозначающий кодирование в функциональных терминах сложного визуального отображения, которое, в свою очередь, создается реальной физической сценой, которая просматривается» (стр. .20). Гибсоновские аффордансы, «далекие от устранения необходимости во внутренних репрезентациях, представляют собой тщательно и просто закодированные внутренние репрезентации сложных конфигураций внешних объектов, кодирования которых фиксируют функциональную значимость объектов» (стр. 41). Комментируя исследования Брукса, Вера и Саймон (1993a) утверждают, что «[сенсорная] информация преобразуется в символы, которые затем обрабатываются и оцениваются, чтобы определить соответствующие двигательные символы, которые приводят к поведению» (стр.34).

Именно эта стратегия реагирования, состоящая в интернализации соответствующих интерактивных отношений как символических состояний, получила распространение и может быть признана в нескольких недавних пренебрежительных обсуждениях посткогнитивизма как реальной альтернативы (например, Markman & Dietrich, 2000). Хотя из этих комментариев мы не можем сделать много выводов, кроме того, что дебаты еще далеко не урегулированы, следует признать, что этой «ассимиляционистской» стратегии способствует отсутствие аналогичной объяснительной хватки со стороны посткогнитивистского претендента.К сожалению, не совсем ясно, что мы имеем в виду, когда говорим, что посткогнитивистские подходы требуют не символической интерпретации экологических взаимодействий когнитивной системы (Winograd & Flores, 1986). Например, «несимволический» означает «субсимволический» или «нерепрезентативный» tout court ?

Это относится к вопросу о представительстве с большой буквы «R». Интуитивно говоря, онлайн-формы ко-вариации не представляют собой репрезентации (вспомните классический пример поведения подсолнечника, отслеживающего солнечный свет, который интерпретируется в чисто реактивных, некогнитивных терминах — Smith, 1996).Объяснение может заключаться в том, что есть некоторая экзогенная особенность, которую подсолнечник адаптивно отслеживает. Но имеет ли смысл различие между адаптивной связью и «другими вещами» в полномасштабной посткогнитивистской науке? Если представления и состояния-посредники не исчезают полностью, какими свойствами они обладают? Они должны терпеть? Имеет ли вообще смысл говорить о устойчивых состояниях? Как представление может быть амодальным? Здесь мы далеки от достижения консенсуса (Brooks, 1991; Vera & Simon, 1993a, b; Port & van Gelder, 1995; Clark 1997; Beer, 2000; Markman & Dietrich, 2000; Keijzer, 2002).Как бы то ни было, мы считаем, что необходимо, скорее, иное понятие репрезентации относительно того типа процессов, которые оно поддерживает, то есть несинтаксически индивидуализированное, не субсимволическое конституирование — не как внутреннее отражение внешнего признака, а как что позволяет связываться или взаимодействовать. Таким образом, он обладает нормативностью (глава 2), хотя в нем нет черт когнитивистской репрезентации.

Этот пересмотр понятия репрезентации может также сыграть важную роль в исключении другой интерпретации посткогнитивизма как разновидности нео-бихевиоризма.Таким образом, кто-то может возразить, что переход от когнитивизма к посткогнитивизму влечет за собой сдвиг, а на самом деле поворот на 180 градусов в статусе самой когнитивной науки (Ramsey, 2007). Это утверждение предполагает, что (i) возникновение когнитивизма как реакции на бихевиоризм, основанное на концепции репрезентации, и что (ii) материализация посткогнитивизма предполагает возврат к какой-то форме докогнитивистского бихевиоризма. Как говорит Рамси (2007), после когнитивной революции произошла «революция наоборот» (стр.223). 5 Мы считаем, что преждевременное одобрение этого прочтения может привести к риску неверного истолкования новых объяснительных принципов и моделей посткогнитивизма. Настоящая проблема заключается в том, являются ли традиционные западные способы мышления о ментальной репрезентации до сих пор единственным способом представить себе такие внутренние опосредующие состояния. Например, если взять понятие «динамических полей» Шнеганса и Шёнера (глава 13), репрезентативный жаргон мало что добавляет к его функционированию.

На этом этапе можно найти руководство в том, как параллельная проблема того, как геном кодирует генетическую информацию и контролирует ее экспрессию, решается теорией систем развития (Gray et al., 2001). В этой области также стандартный взгляд на репрезентацию продвигает идею генетического кодирования фенотипических признаков, тогда как, когда понимаешь, что правильной единицей анализа является геном-совокупность-среда (поскольку онтогенетический процесс зависит от стабильности окружающая среда в снабжении необходимыми химическими веществами), идея о том, что определенные сегменты кодируют определенные символы сами по себе, теряет свое влияние, потому что информация заключается во взаимодействии между генетическими последовательностями и надежной благоприятной средой (которая также может включать клетку).Проще говоря, генетическая информация зависит от контекста. Конечно, это нисколько не умаляет реактивных причинных сил последовательностей ДНК; это просто подчеркивает тот факт, что их информационная интерпретация зависит от нормальной среды, в которой происходит эпигенетический процесс.

В любом случае, вопрос о репрезентативной природе опосредующих внутренних состояний определенно является ключом к пониманию более высокого уровня познания, зависящего от автономной активации таких внутренних состояний.Именно в контексте способностей более высокого уровня должны быть рассмотрены «голодные по репрезентации» случаи (Clark, 1999), и репрезентации кажутся неизбежными с объяснительной точки зрения. В том же духе Уилсон (2002) пришел к выводу, что отличительной чертой человеческого познания является возможность автономного, символического, обрабатывающего, не связанного с текущим пространственно-временным контекстом. Баллард (глава 8) и Беркли (глава 5) также, кажется, полагают, что когнитивизм все еще может быть полезен в отношении символических процессов более высокого уровня, поскольку постулирование абстрактных, амодальных репрезентаций может сохранять свою объяснительную хватку.Таким образом, насущный вопрос заключается в том, может ли и как посткогнитивизм объяснить такой более высокий уровень познания, способен ли он выйти за рамки более простых форм адаптивного связывания, которые включают только своего рода онлайн-отслеживание, и для чего он уже доказала свою актуальность, в том числе и для оффлайн, более высокого уровня познания.

Как указывает Уилсон (глава 19), понимание наших способностей более высокого уровня должно иметь эволюционный смысл, и в этом отношении пост-когнитивизм лучше подходит, чем когнитивизм.В то время как когнитивизм устанавливает глубокий разрыв между познанием животных и познанием человека (учитывая меньшую степень систематичности, продуктивности и гибкости первого), посткогнитивизм пытается преодолеть все большие традиционные дихотомии и, таким образом, подчеркивает элементы преемственности с познанием животных. , учитывая общие базовые сенсомоторные способности. Следовательно, необходим эволюционный учет, чтобы дать отчет о том, как абстрактная, несвязанная, символическая мысль может возникнуть из этих основных способностей и какие особые условия человека ограничивают возникающий уровень познания нашим видом.Haselager et al. (Глава 14) далее утверждают, что эффективного управления можно достичь с помощью систем управления, которые эволюционируют совместно с ограничениями с точки зрения воплощения и встроенности. Эволюционные соображения снова допускают «когнитивную пригодность» расширенной системы.

Уилсон (Глава 19) выделяет моторный контроль, аналогию и имитацию как ключевые аспекты, на основе которых может быть составлено такое мнение. Рассмотрим их в обратном порядке: очевидно, что наша ультрасоциальность имеет какое-то отношение к нашему когнитивному складу, и нет сомнений в том, что имитация может быть особым видом социального обучения у нашего вида, допускающим социальные основы, которые знакомит новых членов вида с социальным образом мышления группы (Tomasello, 1999).Успешное представление о «зеркальной системе» как о структуре мозга, поддерживающей такую ​​компетенцию, может иметь какое-то отношение к тому, как мы можем жить вместе с другими. Но, как убедительно утверждает Галлахер (глава 22), доминирующая интерпретация работы такой системы как простой основы подражания является глубоко спорной (достаточно вспомнить, что макаки, ​​у которых зеркальные нейроны были впервые идентифицированы, с использованием одного нейрона). парадигма, не имитируйте то, что, кажется, сокращает связь между такими нейронами и имитацией).Он предлагает то, что мы могли бы назвать посткогнитивистским взглядом на социальное взаимодействие как своего рода телесно обоснованное интенциональное понимание, при этом переосмысливая роль зеркальной системы в разрешении этого.

Что касается аналогии, Уилсон ссылается на новаторскую работу Лакоффа по концептуальным метафорам, которая была успешно применена к таким символическим и абстрактным областям, как математика (главы 17 и 18). Другие участники также работают в соответствии с этим подходом (Глава 16). В некотором смысле этот подход можно рассматривать как совместимый с типом символических, когнитивных процессов, поскольку он предлагает решение проблемы обоснования абстрактного, амодального представления, которое, будучи однажды созданным, может затем работать в соответствии с синтаксическими процессами ( Barsalou, 1999; в недавней монографии о таком подходе de Vega et al., 2008). Однако такой подход неоднозначен с точки зрения приверженности когнитивизму. Мы считаем нецелесообразным пытаться использовать оба варианта в качестве объяснения обоснованности когнитивистских представлений, которые затем передаются вычислительным процессам. Как мы отмечали в первом разделе, такой проект рискует попасть в тупик. Кроме того, такая когнитивистская интерпретация плохо согласуется с важностью воображения в таких процессах, как показано в этих вкладах (присутствующих даже в самых абстрактных решениях проблем; см. Arp, 2008).Фактически, то, что они предлагают, естественно, — это аналогичный взгляд на внутренние состояния, но не как на образы восприятия, а как на внутренние, динамические карты (Gomila, 2008).

Модное альтернативное прочтение могло бы состоять в том, чтобы поместить такие образные концептуальные способности в контекст теорий моделирования, поскольку воображение в настоящее время считается симуляцией: визуальное воображение (Kosslyn, 1994), двигательное воображение (Jeannerod, 1997), эмпатическое воображение (Goldman). , 2006) и т. Д. Фактически, это один из способов обоснования абстрактного содержания (главы 15–18, относятся к этой возможности).Но, как справедливо отмечает Андерсон (глава 21), сенсомоторные активации, связанные с более высоким уровнем познания, нельзя рассматривать в симулятивных терминах без дальнейших церемоний. Его «гипотеза массового перераспределения» утверждает, что это пример общего феномена повторного использования структур для новых функций. Возможно, более важным в этом отношении является осознание того, что такие способности следует рассматривать в контексте третьего аспекта, упомянутого Уилсон: изменение природы когнитивного контроля, учитывая, что воображение включает в себя именно тот вид произвольного контроля, который, по ее мнению, необходим для отстраненного, обособленного, абстрактного мышления.Следуя Грушу (2004), мы думаем, что такие возможности следует лучше понимать с точки зрения архитектуры управления внутренней моделью (Глава 20; Гомила, 2007), которая постулирует, что контроллер отправляет эфферентную копию внутреннему эмулятору, внутренняя модель взаимодействия систем и окружающей среды; такая внутренняя модель — это то, что поддерживает автономное познание, доступ к которому осуществляется сверху вниз, то есть без стимулов. Конечно, это не единственная возможная архитектура управления, и Sanz et al.(Глава 20) предлагает полный взгляд на архитектуры управления с точки зрения уровней управления, но архитектура «внутренней модели» кажется хорошим местом для начала рассмотрения более высокого познания. Вопрос в том, как представить себе такие внутренние модели. Однако мы думаем, что ни классицизм, ни коннекционизм не предлагают правдоподобных предположений, учитывая, что такие внутренние модели должны работать в реальном времени и в тех же измерениях, что и телесные взаимодействия (сенсорная обратная связь, ожидание пропиоцептивных сигналов и т. Д.). Напротив, такие предложения, как динамическое поле (глава 13) или нейробиологически правдоподобные хеббовские сети (глава 12), дают иллюстрацию того, как такие внутренние модели могут быть задуманы так, что их можно рассматривать как представления или думать о вычислении в бесконфликтный, математический способ. В любом случае ясно, что сложное познание требует сложной интегрированной системы, и что такая система требует форм контроля, которые не являются чисто распределенными и реактивными (без привязки по этой причине к постулированию «центрального исполнителя» или чего-то подобного гомункулусу. ).

Таким образом, вместо выбора гибридного взгляда на человеческое познание существует возможность переосмыслить более высокий уровень, отделенное познание, в терминах посткогнитивистских принципов. На наш взгляд, когнитивизм, как в его классической версии, так и в его коннекционистской форме, неспособен полностью справиться с дихотомией познания, которую пример игры в шахматы и бильярд послужил иллюстрацией в начале этой главы. Ответ на наш вводный вопрос может быть дан только тогда, когда в картину входят посткогнитивистские модели познания.Грубо говоря, рабочая гипотеза посткогнитивизма состоит в том, что когнитивная деятельность более высокого уровня никогда не становится полностью формальной. Напротив, это остается, можно сказать, «игрой в пул», в которой повсеместно распространены неформальные паттерны активации восприятия и действия.

Однако, как учил нас Кун, только когда будет готова новая парадигма, старая парадигма начнет преодолеваться. Возникает соблазн спросить, есть ли здесь что-нибудь, действительно заслуживающее того, чтобы называться «новой парадигмой».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *