Законы памяти в психологии: 12 законов памяти — Блог издательства «Манн, Иванов и Фербер»Блог издательства «Манн, Иванов и Фербер»

Содержание

12 законов памяти — Блог издательства «Манн, Иванов и Фербер»Блог издательства «Манн, Иванов и Фербер»

Саморазвитие

12 законов памяти

21 января 2014 28 015 просмотров


Юлия Баяндина

Артур Думчев — эксперт в области развития памяти, он помнит число Пи до 22 528 знаков после запятой! В своей книге «Помнить все» он делится 12-ю правилами, которые помогут улучшить качество и скорость запоминания:

  1. Закон установки — ставьте установку перед началом работы. Представьте, что два человека в течение одного и того же времени запоминают одинаковую информацию. Одного из них попросили запомнить на неделю, а второго — только на час. Как вы думаете, какие результаты будут при проверке — сразу после запоминания? Тот, кто ожидает проверку через неделю, значительно лучше справится с заданием. Это доказано опытным путем. Поэтому, если что-то нужно запомнить на завтра, можно дать себе установку запомнить на месяц вперед.

  1. Закон ярких впечатлений — подключайте эмоции. Чем ярче впечатление от какого-либо события, действия или текста, чем оно необычнее, чем больше каналов восприятия задействовано, то есть чем более значима информация, тем прочнее будет запоминание. Можете проверить это самостоятельно, обратившись к детским воспоминаниям. Укус пчелы, первый день в школе, первый поцелуй и прочие неординарные события не забываются почти никогда. Чтобы использовать этот закон, можно сознательно вызывать дополнительные эмоции к запоминаемому.

  1. Закон интереса — ищите пользу. То, что нам интересно, мы запоминаем намного быстрее и легче. Как и предыдущий, этот закон тесно связан со значимостью информации, только теперь эта значимость, или важность, определяется сознательно. Болельщик легко запомнит счет матча, имена отличившихся футболистов и т. п. Чтобы искусственно вызвать интерес, можно, например, задавать себе вопросы перед чтением: «Зачем мне нужна эта информация? Какую еще пользу она принесет?» Желательно к тому же ответить на эти вопросы.

  1. Закон осмысления — понимайте суть. Чем понятнее суть и логика предмета, тем легче его запомнить, потому что происходит приближение процессов восприятия к процессу мышления. Вот простейший пример: чтобы запомнить фразу «Дерепан модаз еинетч», нужно найти способ сделать ее понятной. Например, прочесть наоборот. Найденный скрытый смысл, логика и закономерности изучаемого предмета облегчают запоминание. Понял — значит запомнил.

  1. Закон ретроактивного торможения — делайте перерывы. Последующее запоминание тормозит предыдущее. Особенно сильно этот закон действует, когда новый материал схож с только что запомненным. Происходит это потому, что наша память не абстрактна, а имеет материальные структуры в виде нейронных связей, которым нужны время и энергия, чтобы сформироваться.

  1. Закон проактивного торможения — чередуйте дела. Из-за заученного ранее материала происходит забывание нового. Влияние тем сильнее, чем больше сходства с предыдущей деятельностью. Если вы пять часов занимались философией Фихте, а потом без всякого отдыха перешли к Канту, то мысли Канта в вашей памяти могут спутаться — и, скорее всего, спутаются — с мыслями предыдущего философа. Информация особенно хорошо запоминается по утрам.

  1. Закон действий — применяйте на практике. Информация, которой мы пользуемся, вовлекаем в деятельность, применяем на практике, запоминается лучше. Чтобы лучше запомнить информацию, нужно произвести над ней какое-нибудь действие: найти взаимосвязи, сопоставить, подсчитать или как-то использовать.

  1. Закон предшествующих знаний — используйте свой багаж. Чем больше предшествующих знаний по определенному предмету, тем лучше запоминается вся новая информация по этой теме. Новое связывается с уже известным, опирается на имеющийся фундамент. Перед работой с новым материалом целесообразно заранее вспомнить все, что уже известно по этой теме.

  1. Закон повторения — повторяйте правильно. Чем чаще повторяется информация, тем лучше она усваивается. Чем чаще повторяется информация, тем лучше она усваивается. Чем чаще повторяется информация, тем лучше она усваивается.

  1. Закон одновременных впечатлений — заходите с фланга. Информация запоминается не изолированно. Все происходящее в одно и то же время находится в одном и том же «шкафчике» в памяти. Запах или обстановка могут вызывать в памяти определенные события. Если что-нибудь не удается вспомнить, нужно вызвать в памяти максимум одновременных — смежных — впечатлений.

  1. Закон края — лучше много раз помалу, чем помногу мало раз. Лучше всего запоминается информация, полученная в начале и конце. Подумайте о какой-нибудь книге, фильме или разговоре — начало и конец всегда отчетливо выделяются в памяти. Начало, конец и некоторые яркие моменты. Поэтому ежедневные занятия, по часу каждое, предпочтительнее, чем одно в неделю длиной в семь часов.

  1. Закон незавершенности. Незавершенные действия, фразы, тексты запоминаются лучше. Наше воображение старается завершить их самостоятельно, поэтому происходит автоматическая интеллектуальная работа с материалом, и…

По материалам книги Артура Думчева «Помнить все»

Книга уже есть на Озоне и в Лабиринте.

Законы памяти, открытые в рамках классической психологии сознания. закон забывания.

Используется материал, который был свободен от старых ассоциаций, и поэтому ничто не могло помешать контролировать процесс образования и разрушения новых ассоциаций. Это были 2300 бессмысленных слогов, построенных по схеме согласная — гласная — согласная (ВУХ, КАЗ, БИЖ и т.д.).

Закон забывания:

1) Забывание не линейное.

2) Сначала идет интенсивная утрата информации.

3) Затем – прогрессирующее замедление.

5) Плато забывания.

Наибольшую известность приобрел изобретенный им метод сбережения (экономии). Он заключается в том, что испытуемый сначала повторяет материал до тех пор, пока не сможет воспроизвести его безошибочно. Спустя некоторое время проводится проверка.

Некий минимум информации остается в памяти на долгoe время, если не навсегда. Эксплицитно эти воспоминания не проявляются (ведь Г. Эббингауз не мог без подсказки воспроизвести материал даже через 20 мин после заучивания), но при тестах имплицитной памяти удается обнаружить «следы» присутствия запечатленного опыта. Конечно, испытуемый обычно не способен снова воспроизвести весь материал. Тогда он снова начинает повторять его до полного заучивания. После этого подсчитывается количество повторов, которое потребовалось для полного заучивания в первом и во втором случаях. Разность этих чисел (количество повторов при первом заучивании — количество повторов при втором заучивании) и составляет «экономию».

С использованием метода экономии была создана знаменитая «кривая забывания», показывающая зависимость забывания материала от времени. Г. Эббингауз подготовил семь блоков материала для заучивания. Сначала он заучил первый блок, подсчитав, какое количество повторений ему для этого понадобилось. Подождав 20 мин, он попробовал снова воспроизвести заученный материал, и так как ему это не удалось, начал снова повторять его. Если принять количество повторов для первого полного запоминания за 100 %, то при доучивании спустя 20 мин после первого безошибочного воспроизведения ему понадобилось еще 42 % повторений. А процент сбережения составил 58 %. Затем он заучил второй блок материала. В этом случае попытка повторения последовала через час. Опять был вычислен процент необходимых для доучивания повторений. Процент сбережения составил 44%. После заучивания 4го блока, по истечении 24 часов процент сбережения составил 34%. После заучивания 7го блока, попытка повторения последовала через 31 сутки. Процент сбережения составил 21%.

При работе с осмысленным материалом кривая забывания приобретает гораздо более пологую форму. Г. Эббингауз заучивал наизусть Дж. Байрона и выяснил, что спустя сутки после первого заучивания процент сбережения составлял 50 % (вместо 34 % для бессмысленных слогов). Когда он подверг процедуре доучивания стихотворный материал, впервые запечатленный 22 года назад, эффект сбережения все еще наблюдался.

Законы памяти, открытые в рамках классической психологии сознания. Проблема эффективности распределениея повторений — закон Йоста. Позиционный (краевой) эффект.

Закон накопления и распределения информации (закон Йоста) – при фиксированном количестве повторений распределенные во времени повторения оказываются более эффективными, чем одновременные.

Испытуемые получали 12 слогов, которые могли повторить 24 раза (фиксированное общее количество повторений). Причем они могли делать или по восемь повторов за три дня, или по четыре повтора за шесть дней, или по два повтора за 12 дней. Последняя стратегия давала максимальный эффект.

В доказательство было проведено еще одно исследование Бэддели и Лонгманом, в результате которого должны были появиться рекомендации по обучению почтовых служащих машинописи. Нужно было выбрать лучшую стратегию распределения во времени процесса обучения. В результате получилось, что группа, занимающаяся 4 часа в день, достигла результата за 4 недели, потратив при этом 80 часов. А группа, занимающаяся по 1 часу в день, достигла результата через 11 недель, но при этом фактического времени было потрачено всего 55 часов. Также были и две промежуточные группы испытуемых (одни имели одно двухчасовое занятие, а другие 2 занятия по часу в день), потратившие чистых 70 часов занятий и 7 недель общего обучения.

На основании других экспериментов Йост устанавливает следующее правило: в случае двух ассоциированных рядов различного возраста, но равной силы (т.е. если они при соответствующем исследовании дают равное число угадываний) новое повторение приносит большую пользу ряду более старому.

Позиционный (краевой) эффект – при заучивании расположенных в ряд элементов хуже всего запоминаются элементы, несколько смещенные от центра к концу ряда, а лучше всего запоминается начало.

Была построена кривая. Ось Х – число поправок,ось У – порядковое число элемента в ряду. На кривой видно, что лучше всего воспроизводится первое слово. Хуже всего – 7-8 слова (ближе к концу, но не в конце)

Позиционный эффект объяснялся по-разному. Например, эффект связывался с действием двух разнонаправленных процессов торможения. С одной стороны это прогрессивное внутреннее торможение, оказывающее интерферирующее (выталкивающее из памяти) действие на последующие элементы (уже находящиеся в памяти элементы не пускают туда новые). С другой – регрессивное внутреннее торможение – последующие элементы оказывают интерферирующее воздействие на предшествующие. Деструктивное действие этих механизмов достигает максимума как раз в середине ряда.

19.Иконическая память. Эксперимент Дж.Сперлинга.

1898 г. Б.Эрдманн и Р.Додж показали, что при чтении глаз получает информацию только во время коротких пауз между быстрыми саккадическими скачками. Кроме того, поток поступающей информации прерывается морганием (а человек в среднем моргает около 30 раз в минуту!). Благодаря сенсорному регистру мы видим мир постоянным.

Сенсорный регистр — это сверхкратковременное прекатегориальное хранилище информации очень большого объема. В сенсорном регистре информация сохраняется от 250-500 мс (зрительная) до 2 с (слуховая). Основная задача блока сенсорного регистра заключается в том, чтобы предоставить следующему блоку возможность классифицировать поступающую информацию и отправить ее на дальнейшую переработку. Код сенсорного регистра изоморфен нашим органам чувств, т. е. зрительная информация кодируется в виде образов, звуковая в виде звуков, кинестетическая в виде тактильных ощущений.

У.Найссер: Иконическая память — Сенсорный регистр в зрительной модальности

Эхоическая память — Сенсорный регистр в слуховой модальности.

Существование иконического сенсорного регистра было открыто американским психологом Дж. Сперлингом.

Гипотеза: Человек способен в течение короткого времени сохранять значительно больший объем информации, чем может произвольно воспроизвести в дальнейшем.

Теоретические построения связаны:

1). с опытами Д. Хебба, который предполагал, что физиологический механизм формирования следа памяти включает в себя фазу активации на протяжении примерно 0,5 с, необходимую для запуска структурных изменений в нервных клетках (синапс Хеба).

2). Модель переработки информации Д.Бродбента: поступающая информация проходит 2 блока: S и P. Блок S представляет собой буферное запоминающее устройство, в котором информация перерабатывается параллельно по сенсорным признакам. Объем этого блока крайне велик, однако после его прохождения значительная часть информации утрачивается. Это происходит из-за ограниченной емкости блока Р, способного лишь на последовательную обработку небольшого числа объектов по перцептивным признакам.

Для проверки своей гипотезы Сперлинг для начала проверил сколько слов запоминаются при традиционном подходе полного считывания.

Эксперимент: 5 испытуемых. Экспериментатор проецировал на слабоосвещенный экран матрицы, состоящие из 12 символов. Экспозиция была короткой и продолжалась 50 мс. Затем перед глазами испытуемых вновь появлялось нейтральное поле. Испытуемые сначала знакомились с установкой, а затем самостоятельно нажимали кнопку предъявления раздражителя. В первой серии эксперимента от испытуемых требовался полный отчет о воспринятых объектах. Они получали «ответные таблицы», которые должны были заполнить теми символами, которые могли припомнить. Правильным ответом считалось совпадение наименования символа и его места в таблице. Результаты: в среднем испытуемые запоминали 4,3 слова (от 3,8 до 5,2). В дальнейших сериях выяснилось, что результат не меняется даже при мены времени экспозиции, и способов предъявлении символов (в одну, две или 3 строки).

Объяснения результатов: гипотетически выделенная подсистема памяти характеризовалась крайне коротким временем хранения информации, поэтому, возможно, испытуемые просто не успевали «считать» необходимые для правильного ответа символы.

Метод частичного отчета:

Идея: если человек способен актуализировать случайно выбранный фрагмент информации, то, следовательно, он располагает всей информацией.

Эксперимент: Испытуемым сообщалось, что вскоре после предъявления матрицы, говорили, что если:

1) прозвучит высокий тон (2500 гц) – необходимо воспроизвести верхнюю строчку

2) средний тон (650 гц) – необходимо воспроизвести среднюю строчку

3) низкий тон (250 гц) – необходимо воспроизвести нижнюю строчку.

Тона чередовались и испытуемые не могли предугадать, какую строчку необходимо называть следующей. Количество правильно воспроизведенных при частичном отчете символов множилось

на число равновероятных частичных отчетов (в 10 пробах постоянно 3 правильных ответа: 3*3=9).

Результаты: испытуемые воспроизводили от 8,1 до 11 символов при среднем показателе 9,1 (76 % из 12 возможных).

Время, за которое теряется «излишки информации»: В последующих сериях варьировалась длина интервала между предъявлением стимулов и подачей звукового сигнала от 0 до 1 с. После задержки 1 с. Точность воспроизведения сравнялась с полным отчетом, то есть время сохранения информации в иконическом регистре не превышает 1 с.

Феномен эйдетики — возможности удерживать зрительный образ в течение длительного времени (в течение нескольких минут). Этот феномен может быть понят как избыточное функционирование сенсорного регистра.

Скорость передачи из сенсорного регистра в другие блоки. Сперлинг:

Он предъявлял испытуемым ряды, состоящие из семи букв. За очень короткой (0,005 с) экспозицией следовала яркая вспышка, смысл которой заключался в том, чтобы прервать существование инерционных образов на сетчатке. Таким образом, искусственно контролировалось время присутствия информации в сенсорном регистре. Интервал между экспозицией и вспышкой изменялся с «шагом» В 0,01 с. Затем испытуемого спрашивали, какие буквы он увидел. Оказалось, что прибавление 0,01 с дает выигрыш в один символ. Таким образом, скорость сканирования в зрительном сенсорном регистре равна одному символу в 0,01 с, т. е. 100 символов в секунду! После 5 символ такая быстрая пераработка замедляется, или даже прекращается. Объяснение: пока блок Р не заполнен информация прямо-таки пролетает, когда блок Р заполнен, информация не перерабатывается, пока он не будет освобожден.

20. Эхоическая память. Эксперимент Н.Морея. Эффект модальности..

Эхоическая память необходима:

распознавание речи.

локализация источника звука в пространстве.

Н. Морей:

Разработал установку для бинауральноrо предъявления звуковых стимулов, которая представляет собой специально сконструированные наушники, одновременно подающие на каждое ухо два сообщения (поэтому этих испытуемых часто называют «четырехухими людьми»). Один способ состоит в том, чтобы установить четыре громкоговорителя и поместить испытуемого посередине между ними. Другой способ — использовать наушники, разделив каждый наушник так, чтобы к нему было подключено два источника звука.

Эксперимент: В одном варианте опыта он старался припомнить все буквы; это был вариант с полным отчетом.

В другом варианте требовался частичный отчет и у каждого испытуемого был пульт с 4 лампочками. Испытуемым предъявлялись одновременно 4 сообщения. Каждое сообщение состояло из четырех изолированных букв. От испытуемого требовалось дать частичный отчет о прослушанном сообщении в зависимости от того, какая лампочка загоралась на пульте спустя некоторое время после предъявления стимулов. Результаты: сопоставимы с Сперлингом. Однако временной интервал, в течение которого информация оставалась доступной в полном объеме, значительно увеличился. Количество правильно воспроизведенных букв при частичном отчете приближалось к показателю полного отчета не через 1 с, что характерно для зрительной модальности, а через 2 с.

Эффекты модальности: из-за того что информация дольше хранится в эхоичесоком регистре, чем в иконическом, краевой эффект в слуховой модальности сильнее выражен. Различие касается концевого участка кривой. При слуховом предъявлении процент припоминания для слов, стоящих в конце списка, выше, чем при зрительном, тогда как в начальном участке кривой такого различия нет. Иными словами, несколько последних элементов списка запоминаются лучше, когда испытуемый слышит их, чем когда он их видит.

48 Психология памяти


Похожие статьи.

Школа будущего   ЗАКОНЫ ПАМЯТИ — Школа будущего

≡  12 Март 2018   ·  

Главный инструмент нашего разума — это память, которая является одним из необходимых условий развития интеллектуальных способностей ребёнка. Школьное обучение предъявляет к памяти большие требования, т. к. систематическое, целенаправленное овладение знаниями, навыками предполагает определённый уровень развития памяти детей.

В младших классах от ученика требуется про­стое воспроизведение небольшого по объему материала, такой способ запоминания позволяет справляться с учеб­ной нагрузкой. Но часто он остается у школьников един­ственным на протяжении всего периода обучения в школе. Это связано в первую очередь с тем, что в младшем школь­ном возрасте ребенок не овладел приемами смыслового запоминания, его логическая память осталась недостаточ­но сформированной. Все это говорит о необходимости формирования у школьников адекватных, рациональных приемов и способов запоминания. Без целенаправлен­ной работы приемы запоминания складываются стихийно и нередко оказываются непродуктивными.

Совершенствование памяти в младшем школьном воз­расте обусловлено в первую очередь освоением в ходе учеб­ной деятельности различных способов и стратегий запо­минания, связанных с организацией и смысловой обра­боткой запоминаемого материала. Опора на мышление, ис­пользование различных способов и средств запоминания (группировка материала, осмысление связей различных его частей, составление плана и др.) превращают память млад­шего школьника в истинную высшую психическую функ­цию осознанную, опосредствованную, произвольную. Па­мять ребенка из непосредственной и эмоциональной ста­новится логической, смысловой.

Для детей 7-8 лет «ха­рактерны ситуации, когда запомнить без применения ка­ких-либо средств проще, чем запомнить, осмыс­ливая и организуя материал. По мере усложнения учебных заданий установка «про­сто запомнить» перестает себя оправдывать, и это вынуж­дает ребенка искать приемы организации памяти. Чаще таким приемом оказывается многократное повторе­ние — универсальный способ, обеспечивающий механи­ческое запоминание.

Чтобы память не подводила нас в самые важные мгновения жизни, нужно тренировать ее, а для этого необходимо понимать, что такое память, знать механизмы и принципы её функционирования.

Память — познавательный психологический процесс, включающий запоминание, сохранение, припоминание (воспоминание, воспроизведение), узнавание и забывание информации. Эти процессы выделяются и рассматриваются как относительно независимые.

У одного и того же человека и у разных людей эти процессы могут быть развитыми в различной степени. Одни люди, например, лучше запоминают, другие дольше сохраняют, третьи легче припоминает информацию, хранящуюся в памяти.

У человека имеется много разных видов памяти, которые делятся на группы по следующим критериям: время хранения информации в памяти, органы чувств, к которым относятся процессы памяти, использование мнемотехнических средств, участие воли и мышления в процессах памяти.

По времени сохранения информации выделяют кратковременную и долговременную память.

Кратковременной называют память, способную сохранять информацию в течение 25—30 секунд. Кратковременная память является одним из наиболее важных видов памяти человека. Она имеет количественную характеристику, которая называется ее объемом. Объем кратковременной памяти определяется как максимальное число единиц информации, которое человек в состоянии сохранить в своей кратковременной памяти. Средний объем кратковременной памяти взрослого человека равен величине 7 плюс — минус две единицы, т. е. находится в диапазоне от 5 до 9 единиц.

Долговременную память можно определить, как память, рассчитанную на длительный срок хранения информации и на многократное обращение. Чем чаще человек использует информации в своей деятельности, тем лучше она сохраняется в его памяти. Долговременная память — это основной вид память человека. Предельный срок сохранения информации в долговременной памяти человека точно не установлен и определяется, по-видимому продолжительностью его жизни.

По органам чувств выделяются: зрительная, слуховая, осязательная, двигательная, обонятельная, вкусовая память. Эти виды памяти связаны с работой органов чувств, которые указаны в их названиях. Главную роль у человека играет зрительная память (через орган зрения человек получает наибольшую часть жизненно необходимой информации). На втором месте стоит память слуховая.

По использованию мнемотехнических средств (специальных приемов и средств для запоминания и воспроизведения информации) выделяются непосредственная и опосредствованная память.

Непосредственной называют память, при которой запоминание, материала происходит в результате прямого воздействия запоминаемого материала на органы чувств.

Опосредствованной называют память, которая связана с использованием мнемотехнических средств, т. е. специальных приемов и средств для запоминания и воспроизведения информации.

По участию мышления в процессах памяти выделяются механическая память и логическая. Механическая память основана на простом, многократном (или механическом, бездумном) повторении запоминаемого материала. К этому виду памяти относятся случаи механического запоминания стихотворений, слов, таблицы умножения, формул и т. п. Логической называют память, основанную на понимании и осмыслении запоминаемого материала, на его представлении в преобразованном, удобном для запоминания или сохранения виде, например, в виде какой-нибудь простой и легко запоминаемой схемы типа плана, структуры и т. п.

По участию воли выделяют непроизвольную память и произвольную. Непроизвольная память предполагает запоминание, сохранение, узнавание и воспроизведение материала без участия воли человека, а произвольная напротив, основана на активном участии воли во всех эти процессах.

 

Запоминание в младшем дошкольном возрасте носит в основном непроизвольный характер (дошкольник не заботится о том, чтобы всё, что воспринимает, припомнить в последствие). В дошкольном возрасте — у детей 4—5 лет — все виды памяти еще слабо развиты, причем продуктивность и природных, и социально обусловленных видов памяти очень низкая и примерно одинаковая. Но в возрасте 5-6 лет начинает формироваться произвольная память.

К моменту поступления детей в школу их память оказывается достаточно развитой для того, чтобы с успехом усваивать школьную учебную программу. В это время намечается важнейшая возрастная тенденция в развитии всех видов памяти человека, которая сохраняется в течение всего периода детства и школьного обучения, то есть в процессе взросления и развития ребенка, происходит формирование и развития отдельных видов памяти, а также процессы взаимодействия разных видов памяти друг с другом.

В своем функционировании указанные выше процессы памяти подчиняются разным законам. Законы запоминания, например, отличаются от законов сохранения, а законы узнавания — от законов забывания.

Законы памяти — это законы, которым в своем развитии и функционировании подчиняется память человека, к ним относятся следующие: закон ассоциаций, закон забывания, закон Зейгарник, закон края, закон связи памяти с мышлением, закон связи памяти с речью, закон связи памяти с воображением, закон связи памяти с мотивацией (интересами и потребностями человека), закон связи памяти с эмоциями.

Закон ассоциаций — один из основных законов памяти, который формулируется следующим образом: чем больше разнообразных связей или ассоциаций установлено между частями запоминаемого материала и, тем, что хранится в памяти человека, тем быстрее и лучше соответствующий материал запомнится, дольше сохранится в памяти и легче будет припоминаться.

Если, например, мы запоминаем сложный, объемный текст, то чтобы его лучше запомнить, необходимо разделить текст на части и выяснить, каким образом эти части связаны между собой. Анализ, направленный на выявление внутренних или внешних связей запоминаемого материала (связей между его частями или связей данного материала с другими материалами), улучшает запоминание, сохранение в памяти и воспроизведение материала. Слова-синонимы или слова-антонимы запоминаются лучше, чем другие слова потому что между этими словами существует прямая или обратная смысловая связь (соответственно — ассоциации по сходству или по контрасту). Части материала, взаимно дополняющие друг друга, также запоминаются и припоминаются вместе потому, что между ними образуется ассоциация по смежности. В долговременной памяти человека материал, который там хранится и может быть припомнен, находятся в так называемом связанном или ассоциированном виде. Между фрагментами или частями хранящегося в памяти материала существует множество разнообразных ассоциаций, благодаря которым в нужный момент времени мы припоминаем его. Когда человек с трудом припоминает нечто, то это означает, что связи или ассоциации припоминаемого материала являются достаточно слабыми. Если человек вообще не в состоянии что-либо вспомнить, то можно сделать вывод о том, что ассоциации припоминаемого материала утрачены.

Суть закона забывания состоит в следующем: забывание человеком информации происходит неравномерно и быстрее всего в первые дни после ее запоминания. Со временем в памяти человека сохраняется примерно около 20% информации, которая им была запомнена. Впервые процесс забывания запомненного материала без его последующего повторения экспериментально исследовал немецкий ученый Г. Эббингауз, и он же на основе проведенных исследований открыл закон забывания. Согласно этому закону процесс развивается довольно быстро, и в течение первых двух-трех дней после запоминания человек обычно забывает до половины всей информации. Дальше забывание идет медленнее, и, спустя примерно месяц, этот процесс практически прекращается. Если же человек запомнил осмысленную информацию, то процесс забывания может происходить иначе, гораздо медленнее, чем по описанному выше закону забывания. Повторение материала еще более замедляет процесс его забывания.

Закон Зейгарник был открыт и описан российским психологом Б.В. Зейгарник. Она экспериментально доказала, что человек по-разному забывает то, что связано с уже завершенными делами (полностью удовлетворенными потребностями), и то, что относится к не полностью завершенным делам (не вполне удовлетворенным потребностям).

Согласно закону Зейгарник, быстрее забываются завершенные дела, чем незавершенные, причем первое забывается почти в два раза быстрее, чем второе.

Смысл закона края состоит в следующем. В длинной последовательности событий, фактов, единиц информации и т. п. лучше запоминается и впоследствии легче всего припоминается то, что было в начале и в конце, т. е. «с краю». При этом первое по времени запоминается и припоминается чуть лучше, чем последнее по времени, а то, что оказалось в середине распределенного во времени ряда, запоминается и припоминается хуже всего.

Суть закона связи памяти с мышлением состоит в том, что память человека на высших уровнях ее развития тесным образом связана с мышлением. Соответственно закон формулируется следующим образом: чем более осмысленным является запоминаемый материал, чем больше человек размышляет над ним, тем лучше и быстрее данный материал запоминается и легче воспроизводится. Согласно этому закону, достаточно просто поразмышлять над запоминаемым материалом, не стараясь его запомнить, чтобы он мог сохраниться в памяти. Формы мышления над запоминаемым материалом, способствующие его сохранению в памяти, могут быть самые разнообразные. Это — и мысли, которые приходят человеку в голову по аналогии с запоминаемым материалом, и попытки глубже понять, осмыслить запоминаемый материал, и обращение внимания (связанного с размышлениями) на какую-либо часть, деталь или аспект запоминаемого материала, и стремление представить запоминаемый материал в более компактном, легко сохраняемом в П. виде, например, в виде схемы, выражающей его основное содержание, и размышление над тем, какие выводы могут следовать из запоминаемого материала, и т. п. Здесь действует следующая закономерность: чем больше и глубже размышляет человек над запоминаемым материалом, тем лучше он запоминается и припоминается. При этом формы мышления не имеют существенного значения, так как все они способствуют лучшему запоминанию материала.

Согласно закону связи памяти с речью, запоминание материала и его сохранение в долговременной памяти будет лучше, если запоминаемый материал представлен в речевой форме. Связь памяти с речью объясняется органическим соединением мышления и речи в словесно-логическом мышлении, которое используется в высших психических процессах человека. В долговременной памяти человека наиболее важная, осмысленная информация хранится в виде значений и смыслов слов, а запоминание и воспроизведение материала происходит с помощью внутренней речи, которая участвует и в процессах мышления, и в процессах памяти. Закон связи памяти с речью можно переформулировать следующим образом: перевод информации с языка органов чувств на язык, которым в качестве средства мышления пользуется человек, обеспечивает перевод информации из кратковременной памяти в долговременную, тем самым способствуя ее запоминанию. Речь принимает участие и в обратном процессе – извлечении информации из долговременной П. и ее последующем припоминании. Опыт показывает, что в раннем возрасте одновременно с освоением речи детьми происходит значительное улучшение их памяти. Чем лучше владеет ребенок или взрослый человек разными видами речи, тем лучше его память.

Смысл закона связи памяти с воображением состоит в следующем. Образное представление запоминаемого материала или включение воображения в процесс его запоминания улучшает как запоминание, так и припоминание материала. Допустим, что человеку необходимо быстро и надолго запомнить слово, обозначающее представимый в виде образа предмет или явление. Это можно сделать, представив запоминаемое в виде образа или же связав (ассоциировав) запоминаемый материал с каким-либо известным, легко припоминаемым в нужный момент времени образом. Данный закон легко используется не только людьми с развитым воображением и развитой образной памятью, но и теми, у кого воображение и данный вид памяти развиты сравнительно слабо. Из этого же закона следует, что усилия, направленные на развитие воображения и образной памяти, должны будут способствовать улучшению памяти человека в целом.

Закон связи памяти с мотивацией (потребностями) человека формулируется следующим образом: чем сильнее запоминаемый материал связан с актуальными потребностями человека, тем лучше он запоминается. И чем сильнее потребность, с удовлетворением которой связан запоминаемый материал, тем легче и прочнее будет запоминание соответствующего материала человеком.

Закон связи памяти с эмоциями: чем сильнее эмоциональная реакция, которую у человека вызывает тот или иной материал, тем лучше и прочнее он запоминается. И, наоборот, то, что не вызывает никакой эмоциональной реакции, не запоминается вообще или запоминается с большим трудом. Известно, например, что сильные эмоциональные переживания, связанные с опытом раннего детства, почти всегда ведут к тому, что человек прочно, надолго, иногда на всю свою жизнь запоминает связанные с соответствующими переживаниями события детства. Почти все воспоминания детства, относящиеся к третьему или четвертому году жизни, оказываются связанными с сильными эмоциональными переживаниями ребенка.

Данный закон в приведенной выше формулировке относится в основном к запоминанию и сохранению информации. Что же касается припоминания, то здесь он работает дифференцированно: человек легче и лучше припоминает то, что связано с положительными эмоциями, и с трудом припоминает то, что в его личном опыте связано с отрицательными эмоциями. Последнее, как показал З. Фрейд, объясняется действием психологического защитного механизма вытеснения.

Двадцать первый век – время высоких технологий и больших объёмов информации. Казалось бы, её доступность, широкий спектр необходимых для усвоения средств, должны помочь человеку овладевать большим объёмом знаний, тем не менее ученые отмечают, что всё чаще возникают трудности с запоминанием и воспроизведением информации, особенно при обучении детей.

Все это говорит о необходимости формирования у школьников адекватных, рациональных приемов и способов запоминания. Без целенаправлен­ной работы приемы запоминания складываются стихийно и нередко оказываются непродуктивными.

Знание и понимание законов функционирования памяти позволяют повысить эффективность запоминания, а, следовательно, эффективность усвоения знаний ребенком.

 

Используемая литература:

  1. Немов Р.С. Н50 Психологический словарь / Р.С. Немов. — М.: Гуманитар. изд. центр ВЛАДОС, 2007. — 560 с.: ил. ISBN 978-5-691-01515-1. Агентство CIP РГБ.
  2. Психология: Учебник для студ. сред. пед. учеб. заведе­ний /И.В. Дубровина, Е.Е. Данилова, A.M. Прихожан; Под ред. И.В.Дубровиной. — М., Издательский центр «Академия», 1999. — 464 с. ISBN 5-7695—0189-8

 

 

 

Подготовила педагог-психолог Крапивкина Л.В.

 

Свойства памяти

В настоящее время исследования памяти проводятся представителями различных наук: Биология, медицина, генетика, психология, кибернетика и ряд других. С развитием исследований в области генетики и молекулярной биологии, открытием механизмов хранения генетической информации, биологические аналогии были включены в объяснение механизмов памяти. Физиологи связывали хранение информации с формированием нейронных связей. Биохимики предполагали, что механизмы хотя бы одного типа памяти имеют молекулярную основу. Психологи вывели зависимость памяти от типа деятельности и личностной ориентации.

У каждой из этих наук есть свои вопросы, которые приводят ее к решению проблем памяти, своя концептуальная система и, соответственно, свои собственные теории памяти. Но все эти науки вместе взятые дополняют наши знания о человеческой памяти, дополняют друг друга и дают более глубокое понимание этого, одного из самых важных и загадочных явлений человеческой психологии.

Фактические психологические уроки памяти намного старше ее медицинских, генетических, биохимических и кибернетических исследований. Одной из самых ранних психологических теорий памяти, которая по сей день не потеряла своей научной ценности, была теория ассоциаций. Он был основан в 17 веке, активно развивался в 18 и 19 веках, распространился и получил признание в основном в Англии и Германии.

Примерно в это же время, то есть в начале 20 века, появилась семантическая теория памяти. Установлено, что работа соответствующих процессов напрямую зависит от наличия или отсутствия семантических связей, которые собирают запоминающийся материал в более или менее обширные семантические структуры. Сематическое содержание материала выдвигается на первый план в запоминании и воспроизведении. Утверждается, что семантическая запоминаемость подчиняется законам, отличным от механической: в этом случае запоминаемый или воспроизводимый материал встраивается в контекст определенных семантических отношений.

С началом развития кибернетики, появлением компьютерных технологий и развитием программирования начался поиск оптимальных способов записи, обработки и хранения информации на машине. Соответственно, началось техническое и алгоритмическое моделирование процессов в памяти. За последние десятилетия накопилось огромное количество материала, который оказался очень полезным для понимания законов памяти.

Представители этих наук стали проявлять больший интерес к актуальным исследованиям в области психологической памяти, поскольку это открыло возможности для совершенствования языков программирования, их технологии и машинной памяти. Взаимный интерес привел к разработке новой теории памяти в психологии, которую можно назвать информационной кибернетической теорией. В настоящее время предпринимаются только первые, но очень перспективные шаги на пути к более глубокому пониманию человеческой памяти с использованием достижений кибернетики и информатики. Ведь человеческий мозг — это еще и своего рода сложная электронно-вычислительная и аналоговая машина.

В нашей стране концепция памяти получила дальнейшее развитие в культурно-исторической теории возникновения высших психических функций. Были разработаны этапы фило- и онтогенетического развития памяти, особенно добровольной и непроизвольной, прямой и опосредованной памяти. Согласно теории деятельности памяти, формирование связей — ассоциаций между различными представлениями, а также запоминание, хранение и воспроизведение материала объясняется тем, что человек делает с этим материалом в процессе его мнемической обработки.

Ряд интересных фактов, раскрывающих особенности механизмов запоминания, условия, при которых это происходит лучше или хуже, нашли в своих исследованиях А.А. Смирнов. Он обнаружил, что действия запоминаются лучше, чем мысли, а среди действий, в свою очередь, сильнее запоминаются те, которые связаны с преодолением препятствий, в том числе и сами эти препятствия.

Законы памяти

Рассмотрим основные факты, полученные в ходе различных теорий памяти.

Немецкий ученый Г. Эббингхаус был одним из тех, кто уже в прошлом веке получил некоторые интересные данные, ориентированные на ассоциативную теорию памяти. В частности, он обнаружил закономерности в памяти, обнаруженные в исследованиях, в которых для запоминания использовались бессмысленные слоги и другой плохо организованный семантический материал.

Т. Анализируя случаи амнезии — временной потери памяти, которые важны для понимания психологии памяти, Т. Рибо отмечает еще две закономерности:

  • Память человека связана с его личностью таким образом, что патологические изменения личности почти всегда сопровождаются нарушениями памяти;
  • Потеря памяти и ее восстановление следуют одному и тому же закону: при потере памяти в первую очередь затрагиваются самые сложные и свежие воспоминания; при восстановлении памяти в первую очередь восстанавливаются самые простые и старые воспоминания, за которыми следуют самые сложные и свежие воспоминания.

Обобщение этих и многих других фактов позволило вывести набор законов памяти. Давайте перейдем к самым важным. Установлено, что при запоминании, хранении и воспроизведении материала, вовлеченного в различные операции по обработке, перекодированию его, включая такие мыслительные операции, как анализ, систематизация, синтез и другие. Они обеспечивают семантическую организацию материала, определяющую его запоминание и воспроизведение. Когда любой текст воспроизводится для того, чтобы запомнить его, в памяти запечатлеваются не столько слова и фразы, сколько содержащиеся в нем мысли. Это первые вещи, которые приходят на ум, когда речь заходит о запоминании конкретного текста.

Этому способствует и отношение к запоминанию, т.е. запоминание происходит лучше, когда человек ставит перед собой соответствующую мнемоническую задачу. Если такое отношение направлено на запоминание и хранение информации за определенный период времени, что и происходит при использовании оперативной памяти, то именно в этот период функционируют механизмы памяти.

То, что занимает место ее цели в структуре деятельности, запоминается лучше, чем то, что представляет собой средства осуществления этой деятельности. Поэтому, чтобы увеличить производительность материала памяти, необходимо каким-то образом связать его с основной целью деятельности.

Основные функции памяти

Атлас психологии определяет память как форму психической рефлексии, заключающуюся в запоминании, сохранении и последующем воспроизведении следов прошлых переживаний после исчезновения вызвавших их явлений.

«Память — процессы организации и сохранения прошлых переживаний, которые дают возможность их повторного использования в деятельности или возвращения в сферу сознания» — определяет «Психологический словарь».

Таким образом, память — это ментальный процесс размышления и накопления непосредственного и прошлого индивидуального и социального опыта. Его основные функции — запоминание, сохранение, воспроизведение.

Запоминание — это функция памяти, которая выполняет фиксацию нового по ассоциации с ранее изученным. Психические ассоциации бывают простыми и сложными.

Простые ассоциации включают в себя:

  • по ассоциации — связывание объектов во времени и пространстве;
  • по сходству — регистрация объектов с общими или схожими характеристиками;
  • напротив — зеркальное отображение изображений с противоположными характеристиками.

Сложные ассоциации включают в себя ассоциации по смыслу, которые имеют причинно-следственные связи.

Удержание — функция памяти, которая является долгосрочным хранением и накоплением индивидуального и социального опыта.

Reproduction — функция памяти, заключающаяся в обновлении ранее зафиксированного содержания прошлого опыта путем извлечения его из долговременной памяти и переноса в оперативную память.

Его разновидности:

  • Распознавание-воспроизведение изображения;
  • Память-воспроизведение локализованных изображений прошлого.

Проводится различие между краткосрочной и долгосрочной памятью.

Краткосрочная память позволяет хранить информацию в течение короткого периода времени. В бодрствующем мозге каждую секунду поступает большое количество впечатлений. Это означает, что для того, чтобы часть информации попала в кратковременную память, на нее необходимо обратить внимание. Краткосрочную память часто называют рабочей, так как она нужна нам для выполнения определенных операций во время работы. Например, когда мы читаем предложение в этом тексте, значения каждой буквы или предыдущих слов передаются в нашу рабочую память: Она нужна нам, чтобы понять смысл всего предложения. Информация в кратковременной памяти не сохраняется долго и не может быть воспроизведена по желанию.

Долгосрочная память имеет очень большой диапазон времени — от 20 секунд до минут, часов, дней, месяцев и лет. Поэтому, чтобы материал сохранялся в памяти надолго, его необходимо перенести из краткосрочной памяти в долговременную. Именно здесь происходит отбор, хранение, консервация, и существует возможность воспроизведения по желанию в будущем.

Пятнадцать минут до часа уходит на то, чтобы перенести следы события в долговременную память. Этот раз называется фазой консолидации. Самым простым и знакомым видом такого перевода обычно считается повторение. Однако уже давно установлено, что конструктивный отзыв имеет ряд преимуществ перед механическим отзывом.

Долгосрочная память характеризуется стабильностью и инерцией и не всегда доступна сознанию.

Также есть оперативная память. Оперативная память состоит из текущих образов для данного момента умственной деятельности. Они формируются как из краткосрочной, так и из долгосрочной памяти. Суть оперативной памяти заключается в том, что под воздействием внутренней мотивации или любых внешних обстоятельств объем памяти расширяется для воспроизведения на период времени, превышающий 20 секунд.

Варианты патологии памяти

Проблема нарушений памяти всегда была в центре внимания психиатрических и патопсихологических исследований. Во-первых, потому что проблема памяти наиболее развита в классической психологической литературе, а во-вторых, потому что мнемонические расстройства являются распространенным синдромом. Таким образом, исследования патологии памяти идут в разных направлениях:

  1. клиническое направление — их представители связывали расстройства памяти с определенными синдромами, нозологическими сущностями и не ставили перед собой задачу раскрытия их психологических механизмов;
  2. психофизиологическое и нейропсихологическое направление — в работы представителей этого направления включен анализ психофизиологических основ памяти, изучена природа мнемонических расстройств при очаговых поражениях головного мозга;
  3. психологическую направленность, рассматривая в основном вопросы организации памяти и ее нарушений. К этому направлению принадлежат работы российских психологов, анализирующих нарушения памяти с точки зрения теории объектной деятельности..

Рассмотрим некоторые варианты патологии.

Дисмнезия включает гипермнезию, гипомнезию и амнезию.

Гипермнезия проявляется в усилении воспоминаний о неактуальных событиях прошлого, давно забытых в настоящем. Это связано с ослаблением способности запоминать и воспроизводить настоящее. Логико-сенсорная память нарушена. Происходит в некоторых вариантах особого состояния сознания.

Гиппомнезия — частичная потеря памяти о событиях, фактах, явлениях. Сложно вспомнить даты, имена, числа, понятия. Гиппомнезия является компонентом синдромов: невротических, медикаментозных, психоорганических, паралитических; наступление амнезии, асемического слабоумия.

Амнезия проявляется как полная потеря памяти о конкретной ситуации или фактах определенного периода времени.

Амнезии делятся в зависимости от продолжительности заболевания:

  • Ретроградная амнезия — потеря памяти о впечатлениях перед болезнью;
  • Атероградная амнезия — потеря памяти после болезни;
  • всесезонная амнезия — потеря памяти о впечатлениях в остром периоде;
  • Антероретроградная амнезия — потеря памяти о событиях до, во время и после болезни.

Амнезии имеют варианты в соответствии с преимущественно нарушенной функцией памяти:

  • Фиксационная амнезия — ослабленная или отсутствующая способность запоминать или записывать текущие события;
  • анекфория — неспособность запомнить какие-либо события;
  • Прогрессивная амнезия — распад памяти следует закону Рибо, т.е. в обратном порядке формирования памяти. Такие нарушения памяти, характерные для «жизни в прошлом», происходят в основном при старческом слабоумии. Это связано с диффузным, равномерным атрофическим процессом коры головного мозга.
  • Замедленная амнезия — события выпадают из памяти не сразу, а спустя некоторое время после болезни;
  • стационарная амнезия — провал памяти без импульса;
  • Регрессивная амнезия — амнезия с постепенным, но не полным восстановлением памяти;
  • Истерическая амнезия характеризуется потерей памяти о неприятных или неприемлемых событиях. Она отличается от аффектогенной амнезии тем, что сохраняются события болезненного периода;
  • Шкотомизация o отличается от истерической амнезии только отсутствием истерических характеристик пациента.

Амнезии встречаются при синдроме Корсака, амнезии, коме, глубокой атрофии, слабоумии, прогрессирующей церебральной атрофии, сумеречных состояниях сознания и психогенных состояниях.

Парамнезии

Парамнезии, еще одна группа патологий памяти, проявляются в различных формах: Псевдомагинации, криптомнезии, конфуляции, эхомнезии, галлюцинаторные воспоминания и псевдогаллюцинаторные псевдомагинаторные воспоминания. Давайте рассмотрим некоторые из них.

Псевдореминисценции — это «иллюзии памяти», ошибочные воспоминания. События обычно переносятся из прошлого в настоящее, заменяя промежутки в памяти, вызванные фиксацией или прогрессирующей амнезией. Как вариант, экмнезия — это смещение ситуации в прошлое. Пациент не узнает себя в зеркале, когда у него есть симптом непризнания. Псевдореминисценция рассматривается в структуре корсаковского синдрома, парамедицинской деменции и прогрессирующей амнезии.

Криптомнезия — это искажение памяти, при котором память искажается или присваивается. К ним относятся: ассоциативные, когда-то, что услышано, прочитано или увидено в фильме; и ложно-ассоциативные, когда реальные события запоминаются как то, что прочитано, увидено на экране, или как то, что происходит с кем-то другим. Криптомнезия рассматривается в структуре психоорганического синдрома при теменно-временных поражениях головного мозга.

Конфигурации — это ложные воспоминания, с убеждением, что они истинны. Существует три разновидности конфабляций.

Заменяющие конфабуляции — заполнение пробелов памяти несуществующими событиями обычной повседневной жизни. Например, один из пациентов заявил, что сегодня он «пошел собирать грибы в лес», а другой — что «вчера он был дома, на фабрике, где для него устроили отличную встречу». По мере развития разговора сюжет сюжета обогащается все новыми и новыми деталями.

Фантастические конфибуляции — это воспоминания о нереальных, фантастических событиях. Это галлюцинации величия.

Паралитические конфуляции — это воспоминания с нелепым содержанием, такие как «трехкратный маршал» и «заслуженный железнодорожник».

При разговоре с пациентом, эйфория — это первое, что привлекает внимание пациента. Пациент всегда в хорошем настроении, ничто не угнетает его, он всегда широко улыбается, здоровается с врачом доброжелательно, и говорит, что он чувствует себя «великолепно», что он совершенно хорошо. Его речь постоянно сопровождается громким смехом. Помимо этой эйфории, которая возникает особенно во время разговоров, пациент пассивен в течение дня, молча лежит в постели, покрыт одеялом и не проявляет никакой реакции на окружающее его пространство.

Конфабуляция рассматривается в структуре корсакского синдрома, парамедической деменции и прогрессирующей амнезии. Последние являются частью структуры паралитической деменции.

Следует отметить, что не всегда удается выделить специфические черты того или иного амнезического синдрома, чаще всего они переплетаются, однако часто удается экспериментально определить ведущую роль того или иного компонента.

Анализ синдрома амнезии осложняется еще и тем, что так называемые «основные симптомы», которые непосредственно вызваны болезненным состоянием головного мозга, сливаются с наложенными на них вторичными симптомами. Идея Л.С. Выготского о переплетении так называемых «культурных» и «естественных» функций психических процессов проявляется с особой точностью в случае нарушений памяти; экспериментальные исследования в этой области позволяют в первую очередь задать функциональное значение этих симптомов.

На странице курсовые работы по психологии вы найдете много готовых тем для курсовых по предмету «Психология».

Читайте дополнительные лекции:

  1. Педагогические условия организации театрализованных игр с детьми младшего школьного возраста
  2. Психологические предикторы преодоления профессиональных кризисов у сотрудников организации
  3. Особенности функционального состояния человека в экстремальных видах деятельности — Понятие функциональных состояний
  4. Возрастно-психологическое консультирование
  5. Проблемы педагогического общения
  6. Проблема личности в социальной психологии
  7. Детская психотерапия
  8. Педагогический процесс и главная его единица
  9. Особенности смысложизненных ориентаций у взрослых женщин с высоким уровнем тревожности — Понятие смысложизненных (ценностных) ориентаций
  10. Особенности психологического консультирования людей с расстройствами пищевого поведения — Понятие пищевого поведения

Ассоциативная теория памяти — СтудИзба

3. Ассоциативная теория памяти. Виды ассоциаций и законы их образования. Критика ассоцианизма

3.1. Понятие и виды ассоциаций

Учение об ассоциациях можно считать первой теорией памяти; его истоки прослеживаются уже в платоновских диалогах (“Федон”) и у Аристотеля (de mem. 2), а расцвет ассоцианизма приходится на XVIII в. Д. Юм, Д.Гартли), когда принцип ассоциации был распространен на всю область психического. В конце XIX – начале XX в. ассоциативная теория, объясняющая динамику процессов памяти принципом ассоциации, стала ведущим направлением в психологии. Основное понятие учения, ассоциацию, можно определить как связь между психическими явлениями, при которой актуализация одного из них влечет за собой появление другого. Предметы и явления запечатлеваются и воспроизводятся не изолированно, а в связи друг с другом, которая обусловлена их реальными объективными отношениями. Физиологической основой ассоциации служат нервные пути в коре мозга, с помощью которых протекают процессы запоминания и воспроизведения.

Со времен Аристотеля (считается, что именно он открыл законы образования ассоциаций) известны четыре вида ассоциаций. Ассоциации по смежности представляют собой установление связи между явлениями по признаку пространственно-временных отношений. В ассоциациях по сходству связь между явлениями устанавливается по признаку сходства, в ассоциациях по противоположности – по признаку контраста. Ассоциации по каузальности образуются по признаку причинно-следственных отношений. Ассоциации могут быть простыми, если они связывают между собой только два представления, и сложными, если одно представление объединяется со многими другими и образует ассоциативный комплекс (см. рис. 1, б).

3.2. Экспериментальные методы исследования памяти в ассоцианизме

В конце XIX в. немецкий психолог Герман Эббингауз, опираясь на ассоциативную теорию, разработал основные приемы изучения памяти с помощью объективных методов в противовес интроспективным методам школы В.Вундта. В своем классическом исследовании “О памяти” (1885) Г. Эббингауз дает следующее определение ассоциации: “Душевные образования называются ассоциированными, если они когда-либо раньше были пережиты вместе, и существует более или менее основательное допущение, что при существующих условиях они могут вызывать друг друга” ([3], с.10). Общее правило возникновения ассоциаций таково: “…Если какие-либо душевные образования когда-нибудь заполняли сознание одновременно или в близкой последова­тельности, то впоследствии повторение одних членов этого прежнего переживания вызовет представления и остальных членов, хотя бы первоначальные причины их и отсутствовали” ([3], с.9).

Для экспериментального исследования памяти Г. Эббингауз предлагает использовать следующие методы:

I. Методы узнавания. Элементы материала, который заучивает испытуемый, располагаются в произвольном порядке среди новых, очень похожих на искомые. Испытуемый должен просмотреть их и идентифицировать те, которые он заучивает.

II. Методы воспроизведения. а) Метод запоминаемых членов – простейший в данной группе методов. Элементы запоминаемого материала предъявляются однократно и воспроизводятся непосредственно или спустя некоторое время после предъявления. Измеряется количество правильно названных элементов и время, затраченное на припоминание.

Рекомендуемые файлы

б) Метод заучивания. Ряд элементов предъявляется многократно и заучивается до достижения определенного критерия, например до первого безошибочного воспроизведения. Фиксируют число проб (повторений) и время, затраченное на заучивание. По результатам строится кривая научения: по оси абсцисс откладывается число проб, а по оси ординат – число элементов, правильно воспроизведенных в каждой пробе (подробнее о кривых научения см. раздел 5).

 в) Метод антиципации. Элементы материала группируются в ряды аbcd.., и предъявляются один или несколько раз. Испытуемый пытается воспроизвести их, соблюдая установленный порядок. В случае ошибки или пропуска экспериментатор называет искомый элемент. Процедура продолжается до первого безошибочного воспроизведения. Измеряется: 1) общее время заучивания, 2) число проб, 3) число правильных ответов в каждой пробе, 4) число ошибок в каждой пробе.

 г) Метод сбережения. Суть метода в том, что испытуемый после первоначального заучивания и некоторого периода времени осуществляет повторное заучивание, которое должно удовлетворять следующим условиям: 1) должен применяться тот же метод, что и при первом заучивании; 2) необходимо использовать тот же критерий усвоения. Даже если по прошествии времени после первоначального заучивания испытуемый не может воспроизвести ни одного элемента материала, нельзя делать вывод о полном забывании, не применив метода повторного заучивания: если во второй раз ему понадобится меньше проб, чем в первый, то это значит, что какая-то часть материала в памяти все-таки сохранилась, но порог воспроизведения слишком высок (порог узнавания обычно значительно ниже). Измеряют:

Еа – число проб при первоначальном заучивании;

Еr – число проб при повторном заучивании;

J – число проб, соответствующее критерию усвоения (для первого безошибочного воспроизведения J=1).

Подсчитывают:

Абсолютное сбережение (Еа – Еr) – разность проб между первоначальным и повторным заучиванием;

Относительное сбережение (в процентах) по формуле:

Относительное сбережение необходимо подсчитывать для сравнения показателей нескольких испытуемых. Например, если испытуемый а заучил ряд за Еа=20 проб и Еr=16 проб, а испытуемый б за Еа=10 и Еr=6 проб, то абсолютное сбережение у обоих одинаково и равно Еа–Еr=4, в то время как относительное сбережение равно 20% и 40% соответственно, а это означает, что процесс запоминания у а в два раза продуктивней, чем у б.

д) Метод угадывания. Предложен Г. Мюллером и А. Пильцекером, психологами-ассоцианистами, и рекомендован Г. Эббингаузом к использова­нию. Ряд элементов предъявляется несколько раз, затем через определенное время экспериментатор воспроизводит этот ряд с пропусками некоторых элементов и предлагает угадать пропущенные элементы. Подсчитывают количество правильных ответов и ошибок.

Каждый из перечисленных методов имеет свои недостатки и преиму­щества (см. [3], с. 246-252), но поскольку условия и цели экспериментов неодинаковы, то использование того или иного метода зависит от обстоятельств.

3.3. Образование, сохранение и исчезновение ассоциаций

Важнейшим фактором, влияющим на образование и сохранение ассоциаций, является повторение. Чем чаще переживаются впечатления, образующие ассоциацию, тем с большей точностью и уверенностью они воспроизводятся и тем дольше сохраняются в памяти. Однако общее правило для оптимального количества повторений сформулировать крайне трудно: простые, но яркие события могут удерживаться много лет даже после однократного появления; события менее интересные и более сложные могут не остаться в памяти даже после многократного переживания. Для простейших случаев такие правила установлены (правило Йоста, см. раздел 4).

Кроме того, имеет значение принадлежность элементов запоминаемого ряда к единому целому. Если впечатления, образующие ассоциативную связь, организованы посредством ритма или рифмы, то они заучиваются быстрее. Так, стихотворная строфа запоминается гораздо легче, чем такое же количество не связанных между собой слов или прозаического текста, который, хотя и содержит смысловые связи, но не организован ритмически.

Также на образование ассоциативной связи влияют внимание и интерес. Вклад внимания часто не может быть возмещен никаким числом повторений, сколь много бы их ни было. Что касается эмоций, то “ассоциирующая сила удовольствия должна быть признана значительно большей, чем неудовольст­вия” ([3], с. 20). Ассоциативные связи, образующиеся благодаря чувству неудовольствия, тоже быстро доходят до сознания и могут существовать длительное время, однако “мысли человеческие имеют с определенной точки зрения возможность выбора, они предпочитают направление, ведущее к приятному. Возможность различных путей всегда им дана только прежним опытом и создавшимися на его основе ассоциациями, но какой путь они изберут, определяется, при прочих равных условиях, большей приятностью отдельных путей” ([3], с. 21).

Ещё посмотрите лекцию «7 Расогенез» по этой теме.

С течением времени ассоциативная связь претерпевает изменения. Меняются представления, ее образующие, образы воспоминаний становятся смутными и неопределенными, связь между ними ослабевает, взаимное воспроизведение членов связи уже не происходит с прежней быстротой и точностью и может вовсе прекратиться.

Экспериментальные исследования Эббингауза, посвященные изменению памяти во времени, открыли новую эпоху в развитии психологии, а кривая забывания, получившая название кривой Эббингауза, приобрела значение методического образца, по которому в дальнейшем строились эксперименталь­ные кривые. Материалом для исследования послужили специально изобре­тенные им бессмысленные слоги – сочетания двух согласных и гласной между ними, образованные так, чтобы они не вызывали смысловых ассоци­аций. Г. Эббингауз придумал 2300 таких слогов, составлял из них ряды, которые затем заучивал сам или предлагал заучивать испытуемым. С помощью метода сбережений по результатам эксперимента была построена кривая, приведен­ная на рис. 2. Эта кривая отражает изменения, которые происходят в ассоциа­ционной связи со временем – сначала она круто снижается, что соответствует быстрому забыванию заученного, затем ее падение замедляется и останав­ливается по истечении месяца на уровне 20% – сбереженный материал.

Главной целью Эббингауза было нахождение “чистых” законов памяти, которые не зависели бы от индивидуальных различий, установок испытуемых и экспериментаторов, т.е. носили бы всеобщий характер. Именно поэтому изобретение бессмысленных слогов обеспечило ему успех, поскольку категория значения слова была устранена и отпала необходимость пользоваться методом интроспекции. Э. Титченер, ученик В. Вундта, назвал изобретение бессмысленных слогов наиболее важным событием в психологии со времен Аристотеля. Очищенные от смысла, они позволяли проникнуть в область высших психических функций, вычленив общий для всех момент научения и усвоения.

3.4. Критика ассоциативной теории

Несмотря на достижения в области экспериментального исследования памяти, ассоциативная теория памяти обладала рядом недостатков. Ассоцианизм не различал общего и специфического, прямо отождествив их, и поэтому при каждом новом столкновении со специфическим данная концепция оказывалась несостоятельной. Неоднократно отмечалось, что даже при использовании бессмысленных слогов нельзя до конца избавиться от “искажающего” влияния смысла: испытуемым все-таки удавалось ассоцииро­вать эти слоги с другими словами и образами, что облегчало запоминание. Оказалось, что реальная работа памяти не сводится к установлению ассоциаций, имеют место также и другие механизмы запоминания, что особенно ярко проявляется в работе высших форм памяти. Запоминание в экспериментах Эббингауза происходило в искусственно созданных лабораторных условиях, и поэтому в стороне от исследования оставались такие факторы, как установки, мотивы и цели мнестической деятельности и т.д. Однако принцип ассоциации до сих пор используется в психологии и не утратил своего значения: например, в современных когнитивных теориях памяти (см. раздел 6) он рассматривается как основной принцип устройства долговременной памяти.

Подробнее см. работы [1; 3; 18, с. 249-261]

Теории памяти и их особенности

Основные теории памяти

Человек получает разные впечатления об окружающем мире. Они оставляют след, сохраняются, закрепляются, а при необходимости и возможности эти впечатления воспроизводятся. Данные процессы получили название память. С.Л. Рубинштейн говорил о том, что без памяти человек стал бы существом мгновения с мертвым прошлым для будущего. Функционирование общества и человека без памяти невозможно.

Специалисты считали, что наиболее разработанным разделом психологии являлась память, но дальнейшее изучение её закономерностей сделало память одной из узловых проблем науки. Единой и законченной теории памяти на сегодняшний день не существует.

  1. Психологические теории памяти представлены рядом различных направлений:
  • Ассоциативное направление, центральным понятием которого является ассоциация. Ассоциация обозначает связь, соединение и выступает в качестве обязательного принципа всех психических образований. Суть принципа в следующем – если в сознании одновременно или друг за другом возникли определенные психические образования, то между ними образуется ассоциативная связь. В результате при повторном появлении какого-либо элемента этой связи, в сознании возникает представление всех элементов;
  • Гештальтизм. Основным понятием этого направления является понятие гештальт. Данное понятие обозначает целую структуру, которая не сводится к сумме составляющих её частей. За основу образования связей признается организация материала по принципу изоморфизма – подобия по форме и реализована, может быть только в результате деятельности субъекта;
  • Деятельность личности. Данное направление приобретает свое признание и рассматривает деятельность как фактор, детерминирующий формирование всех её психических процессов, включая процесс памяти. Процесс запоминания, сохранения и воспроизведения определяется значимостью материала в деятельности субъекта;
  • Физиологические теории памяти. Они имеют тесную связь с учением И.П. Павлова о закономерностях высшей нервной деятельности. Это теория «запоминания на физиологическом уровне». Эту физиологическую основу запоминания составляет условный рефлекс как акт образования связи между новым и уже закрепленным содержанием. Понятие подкрепления здесь приобретает большое значение для понимания причинной обусловленности этого акта. Подкрепление – это достижение действиями индивида непосредственной цели;
  • Физическая теория памяти. Авторы этого направления считают, что любой нервный импульс, проходя через определенную группу нейронов, оставляет физический след, материализация которого выражается в электрических и механических изменениях синапсов;
  • Биохимические теории памяти. На современном этапе изучения механизмов памяти происходит все большее сближение нейрофизиологического с биохимическим уровнем, что подтверждается проведенными исследованиями. В результате исследований появилась гипотеза о том, что процесс запоминания имеет двухступенчатый характер. В мозге на первой ступени происходит кратковременная электрохимическая реакция, которая вызывает обратимые физиологические изменения в клетках. На основе первой возникает вторая стадия, т.е. собственно биохимическая реакция, связанная с образованием новых белковых веществ. Эти специфические химические изменения, считают сторонники этой теории, лежат в основе механизмов процессов закрепления, сохранения, воспроизведения следов.
  • Готовые работы на аналогичную тему

    Зарубежные теории памяти

    До настоящего времени не потеряла своего научного значения ассоциативная теория памяти, возникшая еще в XVII веке. Активная её разработка шла и в XVIII и в XIX вв. Наибольшее распространение эта теория получила в Англии и Германии. Связь между отдельными психическими элементами разрабатывали Г. Эббингауз, Г. Мюллер, А. Пильцекер и др. В русле этой теории память понимается как сложная система кратковременных и долговременных устойчивых ассоциаций. С помощью этой теории были открыты и описаны механизмы и законы памяти, например, закон забывания Г. Эббингауза. В результате исследований было выяснено, что 60% всей полученной информации забывается в течение первого часа. Через 6 дней от общего числа первоначально выученных слогов, остается менее 20%. Согласно ассоциативной теории отдельные элементы информации запоминаются, хранятся и воспроизводятся не изолированно, а в определенных логических и смысловых ассоциациях с другими.

    Позже теория столкнулась с трудноразрешимыми проблемами. Она не могла объяснить избирательность человеческой памяти, которая из всей поступающей информации выбирает определенную.

    Ассоциативную теорию в конце XIX века сменила гештальттеория. Главным принципом и основным понятием для неё выступила не ассоциация первичных элементов, а целостная их организация – гештальт, законы формирования, которого определяют память. Сторонники этой теории проводили главную мысль о том, что при запоминании и воспроизведении материал выступает в виде целостной структуры, а не случайного набора элементов.

    Несмотря на то, что представителям теории удалось найти психологическое объяснение некоторым фактам избирательности памяти, они столкнулись с другой сложной проблемой. Суть проблемы была связана с формированием и развитием памяти человека в филогенезе и онтогенезе. Зависимость развития памяти от практической деятельности не ставился и не решался.

    Удовлетворительного ответа о генезисе памяти не могли дать представители и других направлений психологических исследований – это бихевиоризм и психоанализ. Бихевиористы были близки к ассоцианистам, только с той разницей, что много внимания уделяли изучению памяти в процессах научения. Представителями психоанализа были обнаружены и описаны психологические механизмы подсознательного забывания, связанные с функционированием мотивации.

    В начале XX века возникает смысловая теория памяти. Её представителями были А. Бине, К. Бюлер. При запоминании и воспроизведении материала теория на первый план выдвигала смысловое содержание.

    Вывод

    Таким образом, можно сказать, что различные западные теории рассматривали развитие памяти с разных точек зрения – с точки зрения ассоциаций, структурирования материала при запоминании, с точки зрения подкрепления, образования смысловых связей. З. Фрейд, в свою очередь, придавал значение роли эмоций, мотивов, потребностей в запоминании.

    Исследование памяти в отечественной психологии

    Отечественное направление в изучении памяти связано в основном с общепсихологической теорией деятельности, где память выступает как особый вид этой деятельности. В этом направлении такие ученые, как А.Н. Леонтьев, П.И. Зинченко, А.А. Смирнов, занимались исследованием состава мнемических действий и операций, зависимостью продуктивности памяти от целей и средств запоминания, сравнительной продуктивностью произвольного и непроизвольного запоминания и др.

    Изучение памяти как деятельности положил французский ученый П. Жане, который одним из первых начал трактовать память, как систему действий, которые ориентированы на запоминание, переработку и хранение материала.

    В России эта концепция получила развитие в культурно-исторической теории происхождения высших психических функций, где были выделены этапы филогенетического и онтогенетического развития памяти.

    Деятельностная теория памяти образование связей-ассоциаций между представлениями, запоминание, хранение, воспроизведение материала объясняла исходя из того, что человек в процессе его мнемической обработки делает с этим материалом.

    Особенности, при которых механизм запоминания происходит лучше или хуже, обнаружил в своих исследованиях А.А. Смирнов. Им было установлено, что действия запоминаются лучше, чем мысли, а их действий прочнее запоминаются те, что связаны с преодолением препятствий. С появлением вычислительной техники и развитием программирования, с началом развития кибернетики, начались поиски оптимальных путей принятия, переработки, хранения информации уже машиной. Начался процесс технического и алгоритмического моделирования процессов памяти. Накопленный богатый материал очень полезен для понимания законов памяти, тем более что мозг человека это тоже сложнейшая электронно-вычислительная машина.

    Итоги различных теорий памяти

    Руководствуясь ассоциативной теорией памяти, немецкий ученый Г. Эббингауз, вывел следующие закономерности запоминания:

    • Простые события могут произвести на человека сильное впечатление и запомниться прочно и надолго и, даже по истечении многих лет, способны выступить в сознании отчетливо и ясно;
    • Менее интересные и более сложные события человек может переживать десятки раз, но в памяти они надолго не задерживаются;
    • Однократного переживания при пристальном внимании к событию бывает достаточно, чтобы потом воспроизвести по памяти его основные моменты в нужном порядке;
    • Между точностью воспроизведения события и уверенностью в этой точности однозначная связь не всегда существует;
    • При увеличении числа членов запоминаемого ряда, возрастает количество необходимых повторений для его запоминания;
    • Число предварительных повторений при заучивании материала, экономит время в том случае, если это число повторений не больше количества, необходимого для полного заучивания материала;
    • По памяти лучше всего воспроизводятся начало и конец какого-либо длинного ряда;
    • Для ассоциативной связи впечатлений и их воспроизводства, важным является то, какие они есть разрозненные или логически связанные в целое;
    • Повторение заученного материала будет более продуктивно, если происходить будет в течение определенного периода времени, например, в течение нескольких часов;
    • Новое повторение способствует лучшему запоминанию выученного раньше;
    • Если усилить внимание к материалу, который надо запомнить, то число повторений для его выучивания можно сократить;
    • Материал, вызываемый особый интерес, запоминается без всякого труда;
    • Необычные и странные впечатления запоминаются значительно лучше;
    • Новое впечатление в памяти человека не остается изолированным, вступая в ассоциативные связи, оно может изменить другие впечатления и измениться под их воздействием;
    • Патологические изменения личности вызывают нарушения памяти, например, амнезия;
    • Память человека теряется и восстанавливается по одному закону.

    кривая забывания, позиционный эффект. Экспериментальная психология Г. Эббингауза Эббингауз вклад в психологию

    Немецкий психолог Герман Эббингауз, отталкиваясь от работ Г. Фехнера, первым попытался распространить объективный экспериментальный метод на исследование высших психических функций — памяти (1885) и интеллекта (1897). В своем классическом исследовании «О памяти» Эббингауз разработал основные приемы ее экспериментального исследования. Стремясь изучать память в ее «чистом виде», он использовал в качестве материала для запоминания бессмысленные слоги, в силу чего установленные им закономерности оказались справедливыми в отношении механической, а не характерной для человека смысловой памяти. Работы Эббингауза оказали решающее влияние на внедрение в психологию объективных экспериментальных методов в противовес интроспективным.

    Эббингауз впервые вышел за пределы физиологического эксперимента вундтовского типа и сформулировал законы памяти на основе собственного психологического эксперимента. Память понимал как механический процесс образования следов. Как образуются новые следы? => Методическая задача: найти материал, абсолютно незнакомый испытуемому, не имеющий никаких связей с его прошлым опытом → бессмысленные слоги; разработал методику их составления и приемы подачи материалов, позволяющие однозначно оценивать результаты. Ввел 2 метода исследования памяти :

    § метод заучивания → испытуемому предъявляется ряд бессмысленных слогов, которые он должен заучить путем повторений до правильного безошибочного воспроизведения; показатель скорости и качества заучивания – число повторений;

    § метод сбережения → после того как наступило полное забывание материала, он вновь предъявлялся испытуемому; число повторений уменьшалось => заучивание дает некоторую экономию времени; заученное оставляет в памяти следы, но к ним теряется доступ.

    Эббингаузом были установлены следующие факты:

    § Выявлен объем непосредственного запоминания , который выражается количеством единиц материала, которые человек может воспроизвести после однократного предъявления (равен 6-8 бессмысленных слогов) → важное значение для определения нарушений памяти;

    § При незначительном увеличении материала количество повторений, требуемых для его заучивания, возрастает во много раз => увеличение нагрузки на память приводит к снижению работоспособности.

    Время, которое требуется для заучивания материалов, целесообразно разделять на несколько сроков, разделенных интервалами. Например, если материал требует 30 повторений, лучше повторять его по 10 раз в течение 3 дней, чем все 30 раз за 1 день. Данная закономерность есть «закон Йоста», выведенный в эксперименте Мюллера и Йоста (1897), в соответствии с которым более старая ассоциация больше укрепляется повторением и лучше актуализируется, чем только что образовавшая.

    § Помимо заучивания, необходимо еще и переучивание → после того, как материал выучен полностью, необходимо возвращаться к нему, чтобы он не был забыт. Забывание – такой же закономерный процесс, как и запоминание. Сразу после запоминания забывание идет быстро, затем процесс замедляется и через определенное время останавливается. Рис. 1. Кривая забывания

    Данная закономерность действует не только для бессмысленных слогов, но и для осмысленной памяти.

    § Был обнаружен «фактор края» – ослабление связей в середине ряда предъявляемых элементов (сами элементы во всех предъявлениях были одинаковыми, менялся только их порядок).

    § Эббингауз использовал также в качестве запоминаемого материала осмысленные тексты. Оказалось, что для запоминания имеет значение не количество элементов, а число самостоятельных единиц => память как осмысленная деятельность, а не механическая способность запоминать любой материал.

    § Был обнаружен факт упражняемости памяти → тренировка в запоминании одного материала приводила к улучшению запоминания материала другого рода.

    Выводы, полученные Эббингаузом, имели прикладное значение, прежде всего для педагогики.

    Все это практически целиком – из учебника Ждан, но кое-что из Дормашева. Ниже – про Эббингауза из ответов по курсу Дормашева . Не знаю, стоит ли это все вместе компоновать. Я не стала этого делать, но кому интересно и важно, вот кусок из ответов по ПиВу (без моего вмешательства):

    Эббингауз твердо стоял на позициях ассоцианизма.

    Ассоциация – мысленная связь двух душевных образований, пережитых некогда вместе. Закон ассоциаций: появление одного такого образования неизбежно влечет появление другого.

    П — образование ассоциаций. Воспоминание – это возрождающиеся психические содержания, сопровождающиеся сознанием того, что они уже переживались, существовавшие у человека когда-л. Воспроизведение – процесс возрождения в виде представлений.

    Чем больше сходство элементов, тем выше связь образования ассоциаций.

    Традиционное определение ассоциаций (еще у Аристотеля): учение о внутренних связях – гораздо более широкое, чем ассоционизм Эббингауза. Переход от существующих переживаний осуществляется (и в классич и у Эббингауза)

    §  По сходству (к сходным представлениям)

    §  По контрасту к противоположным представлениям

    §  По пространственному сосуществованию

    §  По временной связи (одновременность)

    §  Метод заучивания

    §  Метод антиципаций

    §  Метод угадывания

    §  Метод сбережения

    Идеального метода нет, все зависит от вопроса.

    Образование ассоциаций:

    Значение повторения: нужно, чтобы душевные образования часто переживались одновременно.

    Влияние отдельных повторений (при запоминании ряда значительную роль играет место).

    Влияние принадлежности к одному целому: должна быть зависимость, чтобы возникла ассоциация.

    Накопление и распределение повторений: высокая концентрация упражнений хуже распределенности на несколько дней. Закон Йоста: из двух ассоциаций одинаковой силы одна из которых более старая при повторении лучше будет актуализироваться старая.

    Внимание и интерес. При запоминании важно, чтобы внимание было сосредоточено и обращено на деятельность. Это более важны фактор, чем число повторений.

    Эббингауз признает ассоциативную силу удовольствия, больше, чем неудовольствия.

    Исчезание ассоциаций:

    1. 1. Исчезание отдельных членов (становятся смутными и неясными), но если впечатление не изолировано, а находится во взаимосвязи с другим представлением, более привычным, то угасание этих следов дальше не идет.

    2. 2. Ослабление ассоциативной связи: все созданные ассоциации постепенно исчезают (кривая забывания). Ассоциативная связь, созданная заучиванием сначала круто падает (более 50 % за первый час), затем продолжает падать медленно.

    Эксперименты Г.Эббингауза состояли в заучивании и воспроизведении бессмысленного материала. В качестве стимульного материала он использовал бессмысленные слоги. Разработал правила построения слогов. Каждый слог состоял из трёх букв: гласной и двух согласных. Гласная стояла в середине, а согласные по краям (бар, вис, гет и т. д.). При соединении слогов соблюдалось следующее правило: слоги, стоящие рядом, не должны образовывать каких-либо известных слов или фраз. В процессе опыта в состав рядов вводились новые слоги, пока не исчерпывался их запас (до 2300). Когда запас истощался, слоги перемешивались и из них образовывались новые ряды. Заучивались ряды слогов через повторное прочитывание их вслух. Они читались под определённый такт, с повышением голоса на известных слогах и с определённой скоростью, которая регулировалась сначала ударами метронома, а потом звуками карманных часов. Ряд считался заученным, когда без запинки воспроизводился на память без ошибок. Для контроля количества повторений Г.Эббингауз пользовался ниткой шариков, наподобие монашеских четок, передвигая на один шарик после каждого повторения. По окончании опыта передвинутые шарики подсчитывались, что соответствовало числу повторений. Проводились предварительные тренировки. Опыты проводились в течение двух лет, в строго определенное время суток. Все эти ограничения были приняты так, чтобы при произвольном изменении одного какого-либо условия прочие оставались неизменными. Г.Эббингауз предложил метод сбережения (экономии) для исследования памяти. Испытуемый повторял ряды бессмысленных слогов, пока не заучивал их безошибочно. Подсчитывалось количество повторений. Затем через определенное время проводилась проверка запомненного материала. После этого испытуемый опять начинал повторять эти же ряды слогов до их безошибочного повторения. Опять подсчитывалось количество повторений. Разность количества повторов, необходимых в первом и во втором случае и являлась показателем «сбережения».

    Опыты Г.Эббингауза были направлены на раскрытие зависимости механической памяти от четырёх условий:

    Ø от объёма заучиваемого материала, или числа слогов;

    Ø от числа сделанных повторений;

    Ø от промежутка времени между заучиванием ряда слогов и его воспроизведением;

    Ø от способа построения слоговых рядов.

    Схема опытов была проста. Г.Эббингауз изменял по определённому плану одно какое-либо условие запоминания, например длину ряда, и замечал, как отражается это изменение на числе повторений, необходимых для заучивания до безошибочного воспроизведения

    Результаты опытов Г.Эббингауза следующие :

    1.Закон накопления и распределения повторений, позднее назван законом Йоста, отвечает на вопрос: что более эффективно: заучивать весь материал сразу или распределить заучивание на несколько приемов?

    Рисунок Эксперимент Йоста

    Объяснение закона Йоста : обусловленные упражнением биофизические процессы продолжаются в течение некоторого времени после окончания заучивания. Это приводит к закреплению следов памяти после каждой серии повторений.

    2. Позиционный (краевой) эффект памяти возникает, когда запоминаемая информация по объёму превышает объем кратковременной памяти. Позиционные эффекты (или эффекты края) – это различия в вероятности правильного воспроизведения элементов, находящихся в разных позициях запоминаемого списка элементов при его свободном воспроизведении. Обнаруживаются два вида позиционных эффектов – эффект первичности (primacy) и эффект недавности (recency). Первичность – это более успешное воспроизведение элементов, находящихся в начале списка. «Первичность» связывают с более надежным хранением информации в долговременной памяти, в которую первые элементы попадают из кратковременной памяти в результате проговаривания. «Недавность» – это более успешное воспроизведение элементов из конца списка. Элементы в конце списка попадают в кратковременную память непосредственно перед моментом воспроизведения и не успевают распасться в силу угасания или действия интерференции.

    3. «Кривая забывания» показывает, что около половины запоминаемого материала забывается через полчаса после заучивания, а в течение первого часа — уже около 60 % полученной информации. Постепенно скорость процесса забывания уменьшается, и через неделю в памяти находится 20 % информации, которые уже могут сохраниться надолго. Эта кривая, наряду с «кривой заучивания», в психологии является классической и часто берется за основу при отработке профессиональных навыков.

    Рисунок Кривая забывания

    4. Влияние установки на запоминание. Один из опытов был связан с учащимися, которым задали запомнить два рассказа. Им было сказано, что первый рассказ будет проверен на следующий день, а второй — еще нескоро. Но оба рассказа были проверены через месяц. Оказалось, что второй рассказ учащиеся запомнили лучше, чем первый. Таким образом, Г.Эббингауз показал: при запоминании нужно рассчитывать на то, что данная информация обязательно потребуется в дальнейшем.

    5.Эффект «затаптывания следов » обнаруживается при запоминании большого объема различной информации. Чем больше сходных по содержанию и форме данных человек пытается запомнить, тем хуже ему это удается.

    3. “Новая психология” В. Вундта.

    Физиология XIX в. была проникнута духом философии механицизма. Нигде этот дух ни был столь явным, как в Германии. В 40-х гг. XIX в. группа исследователей организовала Берлинское физическое общество. Этих молодых людей (всем – до 30 лет) объединяло убеждение, что любое явление можно объяснить, руководствуясь законами физики. Они надеялись соединить физиологию с физикой и развивать физиологию в рамках механистических представлений о природе психического. Согласно легенде, молодые ученые приняли торжественную клятву, в которой говорилось: жизнь есть результат физико-химических реакций, и только. Такова была научная атмосфера, вдохновлявшая немецких физиологов в их исследованиях.

    Итак, в XIX в. в германской физиологии пересеклись все передовые научные тенденции: материализм, механицизм, эмпиризм, экспериментальный и измерительный методы. Это дало мощный толчок развитию экспериментальной психологии.

    Психофизика Г.-Т. Фехнера и Э. Вебера. Экспериментальная психология возникла отчасти из психофизики – науки о связях физического и душевного миров. Она была задумана германским физиологом Густавом Теодором Фехнером и сделала его имя знаменитым.

    Фехнер предположил, что существует закон, устанавливающий связь между мозгом и телом, который может быть выражен через количественное соотношение между психическим ощущением и физическим раздражителем.

    В результате своих исследований Фехнер пришел к выводу, что повышение уровня интенсивности раздражителя не вызывает идентичного роста интенсивности ощущения; с увеличением интенсивности раздражителя в геометрической прогрессии интенсивность ощущения возрастает лишь в арифметической прогрессии. Следовательно, интенсивность раздражителя влияет на интенсивность вызванных ощущений не абсолютно, а относительно. Таким образом, появилась возможность соотнести физический и психический миры в количественных показателях. Фехнеру удалось преодолеть барьер, разделявший душу и тело.

    Для изучения ощущений Фехнер предложил использовать два способа: определение абсолютного порога и определение дифференцированного порога чувствительности. (Напомним: абсолютный порог – наименьшая интенсивность раздражителя, при воздействии которого человек испытывает ощущение; дифференцированный (относительный) порог – наименьшая разница в интенсивности раздражителя, которая может быть обнаружена человеком.)

    Фехнер предположил, что для каждого из чувств есть некоторое относительное значение увеличения раздражителя, которое вызывает наблюдаемое изменение в интенсивности ощущения. Соотношение между величиной ощущения и раздражителя можно выразить в виде логарифма, где S – интенсивность ощущения, K – экспериментально установленная константа, а R – величина раздражителя.

    Помимо законов ощущений, Фехнер также разработал важнейшие психофизические методики, которые используются до сих пор: методы средней ошибки, постоянного стимула, метод установления порога и т.д.

    Одновременно подобные эксперименты в том же Лейпцигском университете проводил Эрнст Вебер , который изучал величины “едва заметных различий” – минимальную разницу в весе двух грузов, которую способен распознать человек. Он получил результаты, совпадающие с результатами Фехнера: не существует прямого соответствия между интенсивностью физического раздражителя и нашими ощущениями. Вебер предположил, что для определения едва заметного различия в ощущениях можно вывести некоторый постоянный коэффициент, свой для каждого из чувств.

    Вебер также изучал явление 2-точечного порога – момента, когда человек может распознать два независимых источника ощущений. Опыты Вебера стали первым экспериментальным подтверждением теории порога, согласно которой существует момент начала возникновения физиологической и психической реакции. В дальнейшем эта теория станет основной в работах Фехнера и Гербарта.

    Таким образом, Г.-Т. Фехнер и Э. Вебер предложили свой подход и методы для изучения психологических явлений. Опираясь на данные психофизики, В. Вундт разработает свой план экспериментальной психологии.

    Экспериментальная психология Г. Гельмгольца. Помимо работ Э. Вебера и Г.-Т. Фехнера, начало новой психологии положили исследования Германа фон Гельмгольца.

    Мы уже упоминали о том, что именно Гельмгольц провел первые эксперименты по измерению скорости прохождения нервного импульса. Так же его интересы распространялись на психофизиологию слуха и зрения. Его работы в этих областях являлись фундаментальными для своего времени.

    На основании многочисленных опытов по изучению простых и сложных тонов, Г. фон Гельмгольц приходит к выводу о том, что звуковой и слуховой аппарат человека имеет резонансную природу. Ротовой аппарат выполняет функцию резонатора, придающего гласным их различия. Слуховой аппарат представляет собой систему резонаторов, настроенных на восприятие определенных тонов.

    Не менее важными были и работы Гельмгольца по изучению механизма зрения. Он исследовал внешние мускулы глаза и механизмы, при помощи которых внутренние мускулы глаза перемещают хрусталик при фокусировке зрения. Гельмгольц пересмотрел и расширил теорию цветовидения, разработанную в начале XIX в. Томасом Юнгом (согласно этой теории, существуют три основных цвета, красный, зеленый и фиолетовый, из смешения которых возникает все многообразие цветовой гаммы).

    Еще один вывод, который можно сделать из многочисленных экспериментов Г.фон Гельмгольца, — это вывод о несводимости восприятия к сумме свойств воспринимаемых объектов. Человек всегда воспринимает больше, чем сумму опытных данных. Из этого Гельмгольц делает вывод о существовании внутреннего дополнительного механизма, оказывающего влияние наше восприятие внешних объектов. Он назвал этот механизм “бессознательным умозаключением” и считал, что он сводится к ассоциативному синтезу сенсомоторных компонентов.

    Своими работами Г.фон Гельмгольц положил начало современной теории слуха и зрения, предвосхитил некоторые идеи гештальт-психологии, утвердил обусловленность психического акта прошлым опытом, а также много сделал для того, чтобы придать психологии естественнонаучный характер.

    Новая психология В. Вундта. Но реальным основоположником новой экспериментальной психологической науки явился немецкий ученый Вильгельм Вундт.

    Важнейшим вкладом Вундта в психологию явились его исследования опыта сознания. Он считал, что сознание активно организует собственную структуру. Свою теорию сознания Вундт назвал волюнтаризмом – учением о непрерывном саморазвитии сознания. Однако в основе его теории лежит изучение элементов сознания.

    Согласно В. Вундту, психология имеет дело с опытом субъекта. Но этот опыт неоднороден. Опосредованный опыт представляет собой информацию, которая зависит от прошлого опыта и поэтому не является непосредственным переживанием. К опосредованному опыту Вундт относил, например, такие суждения: красивая женщина, красный цветок, я хочу спать, – все они основаны на прошлом опыте. Непосредственный опыт – опыт, “очищенный” от интерпретаций, независимый от предыдущего опыта и знания.

    Вундт считал непосредственный опыт очень важным элементом сознания – это форма активной организации разумом своих структур. Изучая непосредственный опыт, Вундт намеревался расчленить сознание на элементы или составные части.

    Для того чтобы изучать сознание/опыт, психолог может воспользоваться только одним методом – методом интроспекции. Хотя сам этот термин восходит к Сократу, Вундт сумел организовать строго научные эксперименты, основанные на интроспекции.

    Из чего же состоит сознание/опыт? Вундт предположил, что одной из форм опыта является ощущение. Другая форма непосредственного опыта – чувства. В процессе экспериментов Вундт создает трехмерную модель чувства. Согласно его теории, каждое чувство можно расположить в трехмерном пространстве, образованном следующими измерениями: удовольствие – дискомфорт, напряжение – расслабление, подъем – угасание. Сложные соединения простых чувств создают эмоции. Все это вместе (ощущения, чувства и эмоции) создают элементы сознания/опыта.

    В процессе многочисленных экспериментов В. Вундт обнаружил, что люди воспринимают нечто большее, чем просто сумму ощущений и чувств. Для объяснения этого явления Вундт предполагает существование процесса синтеза элементов восприятия в единое целое – апперцепции, что явилось новым шагом по сравнению с идеями английских ассоцианистов.

    Для объяснения сложной психической жизни Вундт стремился вывести психические законы. Материальное движение, говорил он, может быть причиной только материальных явлений. Для психических явлений существует другой источник и они, соответственно, требуют других законов. К таким законам Вундт относил: принцип творческого синтеза, закон психических отношений, закон контраста и т.д.

    В 1875 г. Вундт становится профессором Лейпцигского университета и в первые годы создает здесь психологическую лабораторию. В первые двадцать лет существования этой лаборатории в ней было выполнено более ста научных работ. В частности, в вундтовской лаборатории проводились эксперименты по изучению психологических и физиологических аспектов зрения, слуха и других органов чувств. Особое внимание уделялось экспериментам по изучению времени реакции. Проводились эксперименты по изучению внимания и чувств, в том числе, направленные на подтверждение трехмерной концепции чувств Вундта. Широкая известность привлекла в лабораторию большое количество молодых ученых.

    Таким образом, В. Вундт может по праву считаться “отцом” современной психологии как самостоятельной науки. Он создал первую в истории психологическую научную школу. Вундт сыграл важную роль в консолидации сообщества исследователей психологических проблем. Дискуссии по поводу его теоретической позиции и применяемых им методов стимулировали появление новых концепций и направлений.

    Экспериментальная психология Г. Эббингауза. Всего через несколько лет после того, как В. Вундт заявил о невозможности экспериментального исследования высших психических функций, немецкий психолог-одиночка, работавший вне какого-либо университета, начал успешно применять для изучения этих процессов именно эксперименты.

    В то время (конец 70-х – начало 80-х гг. XIX в.) общепринятым методом изучения сознания и памяти было изучение уже сложившихся ассоциаций. Исследователи пытались установить природу уже сложившихся связей. Герман Эббингауз подошел к проблеме с другой стороны – с формирования ассоциаций. Так он мог контролировать условия возникновения ассоциаций, и, следовательно, сделать исследования процессов памяти более объективными.

    Эббингауз задался целью установить законы памяти “в чистом виде”, и для этого избрал особый материал. Единицей такого материала стали не слова (они всегда связаны с понятиями), а отдельные бессмысленные слоги. Каждый слог состоял из двух согласных и гласной между ними.

    Эббингауз проводил эксперименты по изучению особенностей обучения и запоминания в различных условиях. Результаты этих классических работ он изложил в книге “О памяти”. Прежде всего, Эббингауз выяснил зависимость числа необходимых для запоминания повторений от величины запоминаемого материала и установил, что при одном повторении запоминается, как правило, семь слогов. При увеличении списка требовалось значительно большее число повторений, чем количество присоединенных к первоначальному списку слов.

    Особую популярность приобрела вычерченная Эббингаузом “кривая забывания”, в соответствии с которой быстрее всего материал забывается в первые часы после запоминания, а затем скорость забывания медленно снижается.

    В экспериментах Эббингауза сравнивалось также время, необходимое для заучивания осмысленного текста и списка бессмысленных слогов. Было найдено, что осмысленный материал запоминался в девять раз быстрее. “Кривая забывания” в обоих случаях имела ту же форму, хотя осмысленный материал забывался медленнее.

    Эббингауз также открыл путь экспериментального изучения навыков. Опыты американских психологов Брайана и Хартера по выработке навыков приема и посылки телеграмм основывались на методике, предложенной Эббингаузом.

    Таким образом, работы Эббингауза, Брайана и Хартера легли в основу нового направления, отличавшегося от структурализма Вундта. Новое направление открыло собственно психологические феномены и утвердило экспериментальный метод в их исследовании.

    Хотя Эббингауз не внес теоретического вклада в психологию и не создал собственной научной школы, он оказал на науку огромное влияние, возможно еще большее, чем В. Вундт. Его научные взгляды и выводы выдержали проверку временем. Его исследования внесли объективность количественных выводов изучение высших психических процессов – одну из центральных тем современной психологии. Многие из сделанных Эббингаузом заключений о природе обучения и памяти остаются справедливыми и по сей день.

    Лекция 8: ЗООПСИХОЛОГИЯ. ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ.

    ЭББИНГАУЗ ГЕРМАН.

    Герман Эббингауз родился 24 января 1850 г в Германии. Родители Германа хотели, чтобы их сын получил профессию, приносящую хороший доход, но мальчик очень интересовался наукой. Несмотря на возражения семьи, он поступил в университет, где познакомился с основами теории психофизики, созданной Г. Фехне-ром. Особенность теории Фехнера состояла в том, что он считал возможным измерить все психические процесы количественным методом После окончания учебы Эббингауз решил проводить свои эксперименты в русле этой теории Он исходил из того, что количественными и экспериментальными методами можно исследовать не только элементарные психические процессы, но и такие сложные феномены, как, например, память.

    Экспериментальная психология в то время была еще недостаточно развита, Вильгельм Вундт только в 1879 г открыл в Лейпциге свою первую лабораторию экспериментальной психологии. Эббингаузу пришлось создать свои методы изучения различных феноменов, а в качестве объекта исследований он выступал сам.

    Основным направлением исследований ученого было исследование проблем психологии памяти количественными методами. В 1885 г. Эббингауз выпустил книгу «О памяти», где привел некоторые закономерности этого отдела психологии Он определял память как систему, состоящую из запоминания, сохранения и воспроизведения информации в дальнейшем Основой этой работы стали эксперименты, проведенные им на себе. Пытаясь вывести определенные законы запоминания материала и его последующего воспроизведения, ученый составил 2300 трехбуквенных слов, состоящих из двух согласных и гласной между ними. Эти слова не несли никакого смысла и, кроме того, не вызывали никаких смысловых ассоциаций.

    Во время опытов он испробовал и просчитал время и объем их заучивания, нашел закономерности забывания. «Кривая забывания», выведенная им на основе этих опытов, является одним из основополагающих элементов психологии памяти. Она показывает, что около половины запоминаемого материала забывается в первые полчаса после заучивания, а в течение первого часа — уже около 60 % полученной информации. Постепенно скорость процесса забывания уменьшается, и через неделю в памяти находится 20 % информации, которые уже могут сохраниться надолго.

    Эта кривая, наряду с кривой заучивания, в психологии является классической и часто берется за основу при отработке профессиональных навыков, а также при решении различных психологических проблем. Кроме того, Эббингауз в своей работе изложил некоторые особенности воспроизведения материала различного объема, а также различных по порядку фрагментов этого материала. Разработав математичекие модели памяти, Г. Эббингауз стал первым, кто показал, что процессы запоминания и забывания имеют нелинейный характер

    Все исследования, которые проводил ученый, основывались на запоминании бессмысленных буквосочетаний. Осмысленный же материал запоминается несколько быстрее, кроме того, при запоминании информации, несущей конкретную смысловую нагрузку, действуют определенные эффекты и закономерности. Так, например, при запоминании задачи действует особенный эффект. Если решение задачи не доведено до конца, она запоминается лучше и остается в памяти дольше, решенная же задача запоминается значительно хуже.

    Кроме этого, действует эффект края. Та информация, которая находится ближе к краю списка, т.е. либо в конце, либо в начале, запоминается лучше, а то, что расположено в середине, быстрее исчезает из памяти.

    Проводя различные опыты, Г. Эббингауз установил, что срок, на который запоминается информация, зависит от установки, действующей во время запоминания. Один из опытов был связан с учащимися, которым задали запомнить два рассказа. Им было сказано, что первый рассказ будет проверен на следующий день, а второй — еще нескоро. На самом же деле оба рассказа были проверены через месяц. Оказалось, что второй рассказ учащиеся запомнили лучше, чем первый. Таким образом, Эббингауз предложил такой метод для лучшего сохранения информации в памяти: при запоминании нужно рассчитывать на то, что данная информация обязательно потребуется в дальнейшем.

    Так же при запоминании большого объема различной информации существует эффект «затаптывания следов». Чем больше сходных по содержанию и форме данных человек пытается запомнить, тем хуже ему это удается. При изучении этих закономерностей Г. Эббингауз разработал несколько методик, с помощью которых можно исследовать процессы памяти.

    От исследований памяти Эббингауз вполне естественно перешел к изучению различных проблем педагогики Память ребенка очень активная и емкая, дети и подростки при желании могут запомнить гораздо больше информации, чем взрослые, скорость запоминания у них также гораздо выше. Однако дети при запоминании совершают гораздо больше ошибок, что становится причиной быстрой потери информации.

    Г. Эббингауз выпустил ряд статей, предназначенных как для педагогов и родителей, так и для детей. В этих работах он предложил ряд практических рекомендаций по улучшению качества запоминания. Информация, которую ребенок получает на уроке, должна восприниматься им активно. Если в процессе получения знаний он старается обдумывать их, формулировать вопросы и комментарии, то процесс запоминания будет более эффективным.

    Информация, которую получают учащиеся, должна быть эмоционально насыщенной, тогда она будет легче запоминаться, если же эмоциональная окраска отсутствует, то ее нужно «придумать». Другими словами, Г. Эббингауз советовал придумывать, как можно в будущем применить полученную информацию или же создавать для нее юмористическую интерпретацию.

    При запоминании большого объема материала нужно особенно тщательно заучивать информацию, содержащуюся в середине учебного материала, поскольку именно она обычно быстрее всего выпадает из памяти. Для того чтобы избежать действия эффекта «затаптывания следов», нужно постоянно менять специфику запоминаемого материала. Ученый советовал хотя бы чередовать естественные предметы с гуманитарными, а также менять форму подачи материала.

    Активно занявшись проблемами детской психологии, Г. Эббингауз провел исследования умственных способностей детей различного возраста, результатом которых стала шкала умственных возможностей. Для того чтобы получить количественное выражение этих способностей, ученый изобрел тест, получивший название «тест Эббингауза».

    С начала 1890-х гг. Эббингауз работал в лаборатории, где проводил множество экспериментов. Он эмпирическим путем изучал проблемы чувственного ощущения, в частности зрительного восприятия. Набрав достаточно фактов, ученый выпустил несколько статей по этой проблеме.

    Герман Эббингауз умер 26 февраля 1909 г. Его научная деятельность была в основном посвящена проблемам памяти. Он изучал закономерности запоминания и забывания информации, вывел кривую, показывающую нелинейный характер процесса забывания.

    Кроме этого, Г. Эббингауз является одним из основателей экспериментальной психологии. Все свои научные разработки он обосновывал с помощью экспериментально полученных данных. Сначала он проводил опыты на самом себе, а затем — в лабораториях. Поскольку экспериментальная психология в то время была еще совершенно не развита, Эббингаузу приходилось самостоятельно разрабатывать методы для работы.

    Из книги Вернись в Сорренто?.. автора Герман Анна

    Об Анне Герман Возвращение Эвридики Воскресным вечером я прогуливался по Лазенкам, как вдруг откуда-то издали приплыла песня. Усиленная микрофонами, она струилась над старым парком, и я остановился словно пораженный громом: неужели она?! Конечно, этот голос трудно

    Из книги 100 великих психологов автора Яровицкий Владислав Алексеевич

    ГЕЛЬМГОЛЬЦ ГЕРМАН ФОН. Герман фон Гельмгольц родился в Потсдаме 31 августа 1821 г. Он прославился не только как психолог, но и как физик, математик и физиолог. Его отец на протяжении всей своей жизни работал учителем в гимназии. Мать была из английской семьи, переселившейся в

    Из книги Как уходили кумиры. Последние дни и часы народных любимцев автора Раззаков Федор

    ТИТОВ ГЕРМАН ТИТОВ ГЕРМАН (космонавт №2; 6–7 августа 1961 года он первым в мире провел на орбите в тесном космическом корабле целые сутки, доказав, что человек может жить и работать в космосе; скончался 20 сентября 2000 года на 66-м году жизни).Титов умер внезапно. 9 сентября он в

    Из книги Большая Тюменская энциклопедия (О Тюмени и о ее тюменщиках) автора Немиров Мирослав Маратович

    Герман Фамилия неизвестна.Но, если вести речь о городе Тюмени, и если вести ее о ее духовной жизни, то, несомненно, самым шумным ее явлением второй половины 1980-х годов была деятельность людей, группирующихся вокруг всякой рок-музыки, и в основном — вокруг группы

    Из книги Досье на звезд: правда, домыслы, сенсации. Их любят, о них говорят автора Раззаков Федор

    Из книги Страсть автора Раззаков Федор

    Алексей ГЕРМАН Поскольку Алексей Герман был сыном известного писателя Юрия Германа, проблем с деньгами у него никогда не возникало. И когда он учился в институте, в ЛГИТМиКе, мог пригласить понравившуюся ему девушку в любой питерский ресторан, точно зная, что любой счет

    Из книги Сияние негаснущих звезд автора Раззаков Федор

    ГЕРМАН Анна ГЕРМАН Анна (певица; скончалась 26 августа 1982 года на 47-м году жизни). В первый раз Герман едва не ушла из жизни в 1967 году. Она тогда гастролировала в Италии и попала в страшную автокатастрофу. У нее были сложные переломы позвоночника, обеих ног, левой руки,

    Из книги Память, согревающая сердца автора Раззаков Федор

    ГЕРМАН Юрий ГЕРМАН Юрий (писатель, сценарист: «Семеро смелых» (1936), «Дело Румянцева» (1956), «Дорогой мой человек» (1958), «Верьте мне, люди» (1965) и др.; скончался 16 января 1967 года на 57-м году жизни). В конце 40-х Герман написал роман «Подполковник медицинской службы», где в точности

    Из книги Город Старица и местночтимая подвижница Пелагия автора Шитков Александр Владимирович

    КАЧИН Герман КАЧИН Герман (актер театра, кино: «Мичман Панин» (1960; матрос Епифанов), «Казаки» (1961; Ванюша), «Порожний рейс» (1963; шофер Виктор Крюков), «Сокровища республики» (1965; Осокин), «Дети Дон Кихота» (1966; пациент косметолога Сазонов), «Три дня Виктора Чернышова» (друг

    Из книги Они были первыми автора Герман Юрий Павлович

    ТИТОВ Герман ТИТОВ Герман (космонавт № 2; 6–7 августа 1961 года он первым в мире провел на орбите в тесном космическом корабле целые сутки, доказав, что человек может жить и работать в космосе; скончался 20 сентября 2000 года на 66-м году жизни). Титов умер внезапно. 9 сентября он в

    Из книги 100 знаменитых американцев автора Таболкин Дмитрий Владимирович

    Из книги Век психологии: имена и судьбы автора Степанов Сергей Сергеевич

    Ю. Герман ЛЕД И ПЛАМЕНЬ Я никогда не видел Феликса Эдмундовича Дзержинского, но много лет назад, по рекомендации Максима Горького, разговаривал с людьми, которые работали с Дзержинским на разных этапах его удивительной деятельности. Это были и чекисты, и инженеры, и

    Из книги Вся премьерская рать автора Руденко Сергей Игнатьевич

    МЕЛВИЛЛ ГЕРМАН (род. в 1819 г. – ум. в 1891 г.) Писатель. Романы «Ому», «Марди», «Редберн», «Белый бушлат», «Моби Дик, или Белый Кит», «Пьер, или Двусмысленность», «Израиль Поттер», «Искуситель»; повести «Тайпи», «Билли Бад, формарсовый матрос»; сборник новелл «Сказки с

    Из книги Чекисты [Сборник] автора Дягилев Владимир

    Г. Эббингауз (1850–1909) 24 января 1850 г. родился Герман Эббингауз – один из основателей экспериментальной психологии. В отличие от своего современника В. Вундта, изучавшего «первоэлементы» сознания и убежденного, что высшие психические функции невозможно экспериментально

    Из книги автора

    Герман Анна Анна Герман принадлежит к той категории людей, которые «видят цель, но не видят препятствий». Как говорят галичане, она — женщина «гонорова» и любит поговорить о равенстве женщин и мужчин.Еще во времена своей журналистской деятельности Анна Николаевна

    (1850–1909)

    24 января 1850 г. родился Герман Эббингауз – один из основателей экспериментальной психологии. В отличие от своего современника В. Вундта, изучавшего «первоэлементы» сознания и убежденного, что высшие психические функции невозможно экспериментально исследовать, Эббингауз предпринял смелую попытку изучать память с помощью строгих научных методов.

    Выпускник Боннского университета, Эббингауз несколько лет провел в Англии и во Франции, зарабатывая на жизнь репетиторством. В лавочке парижского букиниста он случайно нашел книгу Т. Фехнера «Основы психофизики». Это событие не только круто изменило жизнь самого Эббингауза, но и существенно повлияло на судьбу всей психологической науки.

    В книге Фехнера были сформулированы математические законы, касающиеся отношений между физическими стимулами и вызываемыми ими ощущениями. Воодушевленный идеей открытия точных закономерностей психических процессов, Эббингауз решил приступить к опытам над памятью. Он ставил их на самом себе и при этом руководствовался давней идеей о том, что люди запоминают, сохраняют в памяти и воспроизводят факты, между которыми сложились ассоциации. Но обычно эти факты подвергаются осмыслению, и поэтому трудно установить, возникла ли ассоциация благодаря памяти, или в дело вмешался ум. Эббингауз задался целью установить законы памяти «в чистом виде» и для этого изобрел особый материал. Единицами такого материала стали отдельные бессмысленные слоги, состоявшие из двух согласных и гласной между ними (наподобие «бов», «гис», «лоч» и т. п.). Предполагалось, что такие элементы не могут вызвать никаких ассоциаций, и их запоминание никак не опосредуется мыслительными процессами и эмоциями.

    Недавние изыскания позволили уточнить особенности экспериментального материала Эббингауза. При тщательном изучении записок исследователя выяснилось, что в некоторых из придуманных им слогов было по четыре, пять и даже шесть букв. Но более важно другое. Помимо родного немецкого Эббингауз свободно владел английским и французским, неплохо знал греческий и латынь. При этом ему было крайне нелегко найти такие сочетания звуков, которые звучали бы для него абсолютно бессмысленно и не рождали бы никаких ассоциаций. Но на самом деле он к этому и не стремился. В неточном переводе его экспериментальный материал принято было называть «рядом бессмысленных слогов», тогда как на самом деле он имел в виду «бессмысленный ряд слогов». По Эббингаузу, лишенными смысла должны быть не отдельные слоги (хотя и этого ему в большинстве случаев удалось добиться). Бессодержательным, не вызывающим никаких ассоциаций, должен быть весь набор в целом. По мнению некоторых исследователей, это ставит под сомнение чистоту экспериментов Эббингауза. Однако не подлежит сомнению, что для своего времени его опыты были поистине новаторскими. Э. Титченер оценил их как первый значительный шаг в этой области со времен Аристотеля.

    Составив список бессмысленных звукосочетаний (около 2300 слогов, выписанных на карточках), Эббингауз экспериментировал с ними на протяжении пяти лет. Основные итоги этого исследования он изложил в ставшей классической книге «О памяти» (1855). Прежде всего он выяснил зависимость числа повторений, необходимых для заучивания списка, от его длины, установив, что при одновременном прочтении запоминается, как правило, 7 слогов. При увеличение списка требовалось значительно большее число его повторений, чем количество присоединенных к первоначальному списку слогов. Число повторений принималось за коэффициент запоминания.

    Разработанный Эббингаузом метод сохранения заключался в том, что через определенный промежуток времени после того, как ряд был заучен, вновь предпринималась попытка его воспроизвести. Когда определенное количество слогов не могло быть восстановлено в памяти, ряд снова повторялся до его правильного воспроизведения. Число повторений (или время), которое потребовалось для восстановления знания полного ряда, сопоставлялось с числом повторений (или временем), затраченным при первоначальном заучивании.

    Особую популярность приобрела вычерченная Эббингаузом кривая забывания. Быстро падая, эта кривая становится пологой. Оказалось, что наибольшая часть материала забывается в первые минуты после заучивания. Значительно меньше забывается в ближайшие последующие минуты и еще меньше – в ближайшие дни. Сравнивалось также заучивание осмысленных текстов и бессмысленных слогов. Эббингауз заучивал текст «Дон Жуана» Байрона и равный по объему список слогов. Осмысленный материал запоминался в 9 раз быстрее. Что же касается кривой забывания, то она в обоих случаях имела общую форму, хотя в первом случае (при осмысленном материале) падение кривой шло медленнее. Эббингауз подверг экспериментальному изучению и другие факторы, влияющие на память (например, сравнительную эффективность сплошного и распределенного во времени заучивания).

    Эббингаузу принадлежит также ряд других работ и методик, поныне сохраняющих свое значение. В частности, им был создан носящий его имя тест на заполнение фразы пропущенным словом. Этот тест стал одним из первых в диагностике умственного развития и нашел широкое применение.

    Хотя Эббингауз и не разработал специальной теории, его исследования стали ключевыми для экспериментальной психологии. Они на деле показали, что память можно изучать объективно, не прибегая к субъективному методу, выяснению того, что происходит в сознании испытуемого. Была также показана важность статистической обработки данных с целью установления закономерностей, которым подчинены, при всей их прихотливости, психические явления. Эббингауз разрушил стереотипы прежней экспериментальной психологии, созданной школой Вундта, где считалось, что эксперимент приложим только к процессам, вызываемым в сознании субъекта с помощью специальных приборов. Был открыт путь экспериментальному изучению, вслед за простейшими элементами сознания, сложных форм поведения – навыков. Кривая забывания приобрела значение образца для построения в дальнейшем графиков выработки навыков, решения проблем и др.

    Эббингауз основал психологические лаборатории в университетах Берлина, Бреслау и Галле. В 1902 г. вышло имевшее огромный успех руководство «Основы психологии», которое автор посвятил памяти Фехнера. Основанный Эббингаузом «Журнал психологии и физиологии органов чувств» явился первой попыткой выйти за рамки «цеховых» изданий и представить результаты научных исследований широкой публике; тому способствовали высокие требования к ясности и доступности стиля публикаций.

    Эббингауз не создал формальной психологической системы, не основал собственной научной школы. Да он едва ли и стремился к этому. Тем не менее ему удалось занять исключительное место в истории психологической науки. Настоящим мерилом ценности ученого является то, насколько его взгляды и выводы прошли проверку временем. А с этой точки зрения Эббингауз оказал на науку влияние даже более значительное, чем Вундт. Исследования Эббингауза привнесли объективность количественных и экспериментальных методов в изучение высших психических функций. Именно благодаря Эббингаузу работа в области изучения ассоциаций из теоретизирования об их свойствах превратилась в подлинно научное исследование. Многие из его заключений о природе обучения и памяти остаются справедливыми даже столетие спустя.

    когнитивной психологии — Есть ли законы памяти?

    Статья, которую вы цитируете, отлично справляется с разрушением прекрасно сделанного соломенного человечка. Это правда, что очень трудно уложиться в его предельно точную меру «закона». Две проблемы: Кто предлагает «законы»? и Почему эти критерии справедливы ?

    Я почти никогда не слышал, чтобы кто-либо в какой-либо психологической области утверждал, что их теории являются научными законами. Я никогда не видел статьи, в которой так смело утверждалось, что «X вызовет Y во всех возможных случаях», мозг просто слишком сложен, и поэтому исследования всегда включают информацию о его образцах, измерениях и процедурах тестирования.

    Много усилий вкладывается в обобщающих теорий , но попытки обобщить до уровня абсолютного закона непрактичны, и часто бесполезны; возможно, повторение не помогает сохранить знания , когда участник горит . Вот почему всегда исследуется возможность обобщения результатов и почему ни один вменяемых, аккредитованных психологов не пытается утверждать, что их теории верны во всех возможных ситуациях.

    Далее, руководящие принципы Roediger, H.Набор L. (2008), специально ожидающий, что «Закон» будет противостоять вариациям во всех факторах «тетраэдрической модели» Дженкинса (1979), абсолютно неприемлем по ряду причин.

    Одна из основных проблем с его ожиданиями заключается в том, что они требуют, чтобы закон распространялся на изображения, эпизодические события, письменные слова и т. Д. Существуют разные типы памяти. Эпизодическая память, семантическая память, процедурная память, рабочая / кратковременная память в сравнении с долговременной памятью, разные типы памяти функционируют по-разному и действуют в разных частях мозга.Потеря памяти влияет на разные типы памяти.

    Антероградная и ретроградная амнезия, например, обычно не влияют на процедурную память, но в основном на эпизодическую память.

    В итоге, Roediger, H.L. (2008) ожидает, что Закон яблок применим к апельсинам. Причина, по которой не существует Закона Всех воспоминаний, состоит в том, что разные типы памяти фундаментально различны, и любая попытка обобщить что-либо на все возможные типы памяти была бы абсурдной.

    Он прав в том, что область памяти сложна и для нее не существует универсальных законов, но, похоже, никто из активных в этой области не делает таких предположений.Если вы ищете эти законы, вы просто ищете не то, и вам следует лучше узнать больше базовых вещей о памяти, таких как типы памяти, типы обучения и т. Д., Прежде чем продолжить какие-либо исследования в этой области.

    Процесс забвения | Безграничная психология

    Ошибка памяти

    Воспоминания могут плохо закодироваться или блекнуть со временем; процесс хранения и восстановления не безупречный.

    Цели обучения

    Определить факторы, делающие некоторые воспоминания невосполнимыми

    Основные выводы

    Ключевые моменты
    • Воспоминания зависят от того, как человек усваивает события через восприятия, интерпретации и эмоции.
    • Кратковременность относится к общему ухудшению конкретной памяти с течением времени.
    • Быстродействие вызвано проактивным и обратным вмешательством.
    • Кодирование — это процесс преобразования сенсорного ввода в форму, которую память способна обрабатывать и хранить.
    • Воспоминания, которые закодированы плохо или неглубоко, могут не подлежать восстановлению.
    Ключевые термины
    • быстротечность : Ухудшение определенной памяти с течением времени.

    Память не идеальна. Сохранение воспоминаний и последующее их извлечение включает в себя как биологические, так и психологические процессы, и взаимосвязь между ними полностью не изучена. Воспоминания зависят от того, как человек усваивает события через восприятия, интерпретации и эмоции. Это может вызвать расхождение между тем, что усвоено как воспоминание, и тем, что на самом деле произошло в действительности; это также может привести к неправильному или отсутствию кодирования событий.

    Мимолетность

    Мыслитель Огюста Родена : Наши воспоминания не безупречны: со временем, без использования, воспоминания распадаются, и мы теряем способность восстанавливать их.

    Легче запомнить недавние события, чем те, что были раньше, и чем больше мы повторяем или используем информацию, тем больше вероятность, что она войдет в долговременную память. Однако без использования или с добавлением новых воспоминаний старые воспоминания могут разрушиться. «Мимолетность» относится к общему ухудшению конкретной памяти с течением времени. Мимолетность вызвана проактивным и обратным вмешательством. Проактивное вмешательство — это когда старая информация подавляет способность запоминать новую информацию, например, когда устаревшие научные факты мешают способности запоминать обновленные факты.Ретроактивное вмешательство — это когда новая информация подавляет способность запоминать старую информацию, например, когда вы слышите цифры последних новостей, а затем пытаетесь вспомнить более ранние факты и цифры.

    Ошибка кодирования

    Кодирование — это процесс преобразования сенсорного ввода в форму, которая может быть обработана и сохранена в памяти. Однако на этот процесс может повлиять ряд факторов, и от того, насколько хорошо информация закодирована, зависит, насколько хорошо ее можно будет вызвать позже. Память ассоциативна по своей природе; Общность между точками информации не только укрепляет старые воспоминания, но и облегчает создание новых.Способ кодирования воспоминаний — личное; это зависит от того, какую информацию человек считает актуальной и полезной и как она соотносится с индивидуальным видением реальности. Все эти факторы влияют на то, как распределяются приоритеты воспоминаний и насколько они будут доступны при хранении в долговременной памяти. Информацию, которая считается менее актуальной или менее полезной, будет сложнее вспомнить, чем воспоминания, которые считаются ценными и важными. Воспоминания, которые закодированы плохо или неглубоко, могут вообще не восстановиться.

    Типы забвения

    Есть много способов, по которым память может быть не восстановлена ​​или забыта.

    Цели обучения

    Различать различные процессы, участвующие в забывании

    Основные выводы

    Ключевые моменты
    • Теория забывания утверждает, что все воспоминания исчезают автоматически со временем; Согласно этой теории, чтобы вызвать воспоминание, вам нужно пройти определенный путь или след.
    • Согласно теории интерференции, все воспоминания мешают способности вспоминать другие воспоминания.
    • Проактивное вмешательство происходит, когда воспоминания из прошлого влияют на новые воспоминания; ретроактивное вмешательство возникает, когда старые воспоминания заменяются новыми, иногда настолько, что исходное воспоминание забывается.
    • Cue-зависимое забывание, также известное как ошибка поиска, — это неспособность вспомнить информацию при отсутствии сигналов памяти.
    • Феномен «на кончике языка» — это неспособность извлечь слово из памяти в сочетании с частичным воспроизведением и чувством, что поиск неизбежен.
    Ключевые термины
    • Теория распада следа : Теория, согласно которой, если воспоминания не просматриваются или не вызываются последовательно, они начнут распадаться и в конечном итоге будут забыты.
    • ретроактивное вмешательство : Когда недавно изученная информация мешает и препятствует воспроизведению ранее изученной информации.
    • проактивное вмешательство : Когда прошлые воспоминания подавляют полный потенциал человека сохранять новые воспоминания.
    • трассировка : способ вызвать воспоминание.

    Память не статична. То, как вы запомните событие, зависит от большого количества переменных, включая все, от того, сколько вы спали накануне вечером, до того, насколько вы были счастливы во время события. Память не всегда абсолютно надежна, потому что на нее влияют не только фактические события, которые она записывает, но и другие знания, опыт, ожидания, интерпретации, восприятия и эмоции. И воспоминания не обязательно постоянны: они могут исчезнуть со временем.Этот процесс называется забыванием. Но почему мы забываем? Ответ на данный момент неизвестен.

    Существует несколько теорий, которые объясняют, почему мы забываем воспоминания и информацию с течением времени, включая теорию распада следов, теорию интерференции и забывание, зависящее от сигнала.

    Теория распада следов

    Теория забывания утверждает, что все воспоминания исчезают автоматически со временем. Согласно этой теории, вам нужно следовать определенным путем или следом, чтобы вызвать воспоминание.Если этот путь не используется в течение некоторого времени, память распадается, что приводит к затруднению или невозможности вспомнить память. Репетиция или мысленный просмотр воспоминаний могут замедлить этот процесс. Но неиспользование трассировки приведет к ухудшению памяти, что в конечном итоге приведет к сбою при извлечении. Этот процесс начинается почти сразу, если информация не используется: например, иногда мы забываем имя человека, даже если только что встретили его.

    Память с течением времени : Со временем память становится труднее запоминать.Воспоминание легче всего вспомнить, когда оно совершенно новое и без репетиции начинает забываться.

    Теория помех

    Недавние события вспомнить легче, чем те, что были раньше. «Мимолетность» относится к общему ухудшению конкретной памяти с течением времени. Согласно теории интерференции, быстротечность возникает потому, что все воспоминания мешают способности вспоминать другие воспоминания. Упреждающее и обратное вмешательство может повлиять на то, насколько хорошо мы можем вспомнить воспоминания, а иногда и заставлять нас забывать о вещах навсегда.

    Помехи памяти : Как старые, так и новые воспоминания могут повлиять на то, насколько хорошо мы можем вспомнить воспоминания. Это называется проактивным и обратным вмешательством.

    Упреждающее вмешательство

    Проактивное вмешательство происходит, когда старые воспоминания препятствуют созданию новых воспоминаний. При этом типе вмешательства старая информация подавляет способность запоминать новую информацию, например, когда устаревшие научные факты мешают способности запоминать обновленные факты.Это часто происходит, когда воспоминания изучаются в аналогичных контекстах или о похожих вещах. Это когда у нас есть предвзятые представления о ситуациях и событиях и мы применяем их к текущим ситуациям и событиям. Примером может служить то, что когда вы росли, когда его учили, что Плутон является планетой в нашей солнечной системе, а затем, будучи взрослым, ему говорили, что Плутон больше не считается планетой. Такая сильная память негативно повлияет на восприятие новой информации, и когда его спросят, сколько существует планет, тот, кто вырос, думая о Плутоне как о планете, мог бы сказать девять вместо восьми.

    Ретроактивная помеха

    Обратное вмешательство возникает, когда старые воспоминания заменяются новыми, иногда настолько, что исходное воспоминание забывается. Это когда недавно усвоенная информация мешает и препятствует воспроизведению ранее усвоенной информации. Способность вспомнить ранее изученную информацию значительно снижается, если эта информация не используется, и появляется существенная новая информация. Это часто происходит, когда вы слышите цифры последних новостей, а затем пытаетесь вспомнить более ранние факты и цифры.Примером этого может быть изучение нового способа изготовления бумажных самолетиков, а затем невозможность вспомнить, как вы их делали раньше.

    Зависимое от реплики забывание

    Когда мы сохраняем воспоминания, мы не только записываем все сенсорные данные, мы также сохраняем наше настроение и эмоциональное состояние. Таким образом, наше текущее настроение будет влиять на воспоминания, которые наиболее легко доступны нам, так что, когда мы в хорошем настроении, мы вспоминаем хорошие воспоминания, а когда мы в плохом настроении, мы вспоминаем плохие.Это говорит о том, что нас иногда просят запомнить определенные вещи, например, по нашему эмоциональному состоянию или окружающей среде.

    Cue-зависимое забывание, также известное как ошибка поиска, — это неспособность вспомнить информацию при отсутствии сигналов памяти. Есть три типа сигналов, которые могут остановить этот тип забывания:

    • Семантические подсказки используются, когда память извлекается из-за ее ассоциации с другой памятью. Например, кто-то забывает все о своей поездке в Огайо, пока ему не напомнят, что он посетил там определенного друга, и эта реплика заставляет его вспомнить еще много событий поездки.
    • Зависящие от состояния реплики регулируются состоянием ума во время кодирования. Эмоциональное или психическое состояние человека (например, состояние алкогольного опьянения, наркотического опьянения, расстройство, тревога или счастье) является ключом к установлению сигналов. Согласно теории зависимого от сигнала забывания, воспоминание может быть забыто до тех пор, пока человек не окажется в том же состоянии.
    • Контекстно-зависимые подсказки зависят от окружающей среды и ситуации. Извлечение из памяти может быть облегчено или инициировано репликацией контекста, в котором была закодирована память.Такие условия могут включать погоду, компанию, местоположение, запах определенного запаха, прослушивание определенной песни или даже вкус определенного аромата.

    Другие виды забвения

    Распад следа, интерференция и отсутствие подсказок — не единственные причины, по которым воспоминания могут быть не восстановлены. Сложные взаимодействия памяти с ощущениями, восприятием и вниманием иногда делают некоторые воспоминания безвозвратными.

    Рассеянность

    Если вы когда-нибудь клали ключи, входя в дом, а потом не могли их найти, значит, вы испытали рассеянность.Внимание и память тесно связаны, а рассеянность связана с проблемами в той точке, где внимание и память взаимодействуют. Распространенные ошибки этого типа включают неправильное размещение предметов или забывание встреч. Рассеянность возникает из-за того, что во время кодирования не было уделено достаточного внимания тому, что впоследствии потребуется вспомнить.

    Блокировка

    Иногда человек сталкивается с ошибкой определенного типа, называемой блокировкой. Блокировка — это когда мозг пытается получить или закодировать информацию, но другая память вмешивается в это.Блокирование — это основная причина феномена «кончика языка». Это неспособность извлечь слово из памяти в сочетании с частичным воспроизведением и ощущением, что извлечение неизбежно. Люди, которые испытывают это, часто могут вспомнить одну или несколько характеристик целевого слова, например первую букву, слова, которые звучат одинаково, или слова, имеющие аналогичное значение. Иногда подсказка может помочь им вспомнить: еще один пример запоминания.

    Амнезия

    Амнезия, неспособность вспомнить определенные воспоминания, часто возникает в результате повреждения любого из ряда областей височной доли и гиппокампа.

    Цели обучения

    Различать разные типы амнезии и потери памяти

    Основные выводы

    Ключевые моменты
    • Антероградная амнезия — это неспособность создавать новые воспоминания; долгосрочные воспоминания до события обычно остаются нетронутыми. Однако воспоминания, которые не были полностью объединены до этого события, также могут быть потеряны.
    • Ретроградная амнезия — это неспособность вспомнить воспоминания до начала амнезии.Человек может закодировать новые воспоминания после события, и он с большей вероятностью запомнит общие знания, а не конкретные.
    • Детская амнезия — это неспособность вспоминать события с самого раннего детства из-за того, что части мозга, участвующие в хранении долговременной памяти, еще не развиты в течение первых двух лет жизни.
    • «Деменция» — собирательный термин для многих нейрокогнитивных расстройств, влияющих на память, которые могут возникнуть в пожилом возрасте, включая болезнь Альцгеймера.
    Ключевые термины
    • ретроградная амнезия : потеря воспоминаний о периоде до приступа амнезии.
    • антероградная амнезия : Неспособность запоминать новую информацию после эпизода амнезии.

    «Амнезия» — это общий термин, обозначающий неспособность вспомнить определенные воспоминания или, в некоторых случаях, неспособность формировать новые воспоминания. Некоторые виды амнезии возникают из-за неврологической травмы; но в других случаях термин «амнезия» используется только для описания нормальной потери памяти, например, невнимания детских воспоминаний.

    Амнезия от повреждения мозга

    Амнезия обычно возникает при повреждении различных областей височной доли или гиппокампа, что приводит к неспособности вспомнить воспоминания до или после (часто травмирующего) события. Есть две основные формы амнезии: ретроградная и антероградная.

    Амнезия : Существуют две основные формы амнезии: ретроградная и антероградная. Ретроградный предотвращает вспоминание информации, закодированной до травмы головного мозга, а антероградный предотвращает вспоминание информации, полученной после травмы головного мозга.

    Ретроградная амнезия

    Ретроградная амнезия — это неспособность вспомнить воспоминания до начала амнезии. Ретроградная амнезия обычно вызывается травмой головы или повреждением других частей мозга, кроме гиппокампа (который участвует в процессе кодирования новых воспоминаний). Повреждение головного мозга, вызывающее ретроградную амнезию, может быть таким же разнообразным, как нарушение мозгового кровообращения, инсульт, опухоль, гипоксия, энцефалит или хронический алкоголизм.

    Ретроградная амнезия обычно носит временный характер, и ее часто можно лечить, заставляя больного получать сигналы воспоминаний о забытом периоде времени.

    Антероградная амнезия

    Антероградная амнезия — это неспособность создать новые воспоминания после начала амнезии, в то время как воспоминания до события остаются нетронутыми. Области мозга, связанные с этим состоянием, включают медиальную височную долю, средний промежуточный мозг и гиппокамп. Антероградная амнезия может быть вызвана последствиями длительного алкоголизма, тяжелого недоедания, инсульта, травмы головы, хирургического вмешательства, синдрома Вернике-Корсакова, цереброваскулярных событий, гипоксии или других травм.

    Антероградная амнезия нельзя лечить фармацевтическими препаратами из-за повреждения ткани мозга. Тем не менее, больных можно лечить с помощью образования, чтобы определить свой распорядок дня: обычно процедурные воспоминания (двигательные навыки и распорядки, такие как завязывание обуви или игра на музыкальном инструменте) страдают меньше, чем декларативные воспоминания (факты и события). Кроме того, социальная и эмоциональная поддержка важна для улучшения качества жизни людей, страдающих антероградной амнезией.

    Человек без кратковременной памяти : В 1985 году Клайв Уеринг, тогда известный музыковед, заразился вирусом простого герпеса, который поразил его центральную нервную систему.Вирус повредил его гиппокамп, область мозга, необходимую для передачи воспоминаний из кратковременного в долговременное хранилище. В результате У Уеринга развился глубокий случай полной амнезии, как ретроградной, так и антероградной. Он совершенно неспособен формировать длительные новые воспоминания — его память длится от 7 до 30 секунд — а также не может вспомнить аспекты своих прошлых воспоминаний, часто полагая, что он только недавно вышел из комы.

    Другие типы амнезии

    Некоторые типы забывания возникают не из-за черепно-мозговой травмы, а являются результатом изменений, которые человеческий мозг претерпевает в течение жизни.

    Амнезия детства

    Вы что-нибудь помните, когда вам было шесть месяцев? Как насчет двух лет? Есть причина, по которой никто этого не делает. Детская амнезия, также называемая детской амнезией, — это неспособность взрослых восстанавливать воспоминания в возрасте до 2–4 лет. Это связано с тем, что в течение первого или двух лет жизни структуры мозга, такие как лимбическая система (которая удерживает гиппокамп и миндалевидное тело и является жизненно важным для хранения памяти), еще не полностью развиты. Исследования показали, что дети обладают способностью вспоминать события, которые произошли с ними в возрасте от 1 года и ранее, пока они еще относительно молоды, но по мере взросления они, как правило, не могут вспомнить воспоминания из своих самых юных лет.

    Нейрокогнитивные расстройства

    Нейрокогнитивные расстройства — это широкая категория заболеваний головного мозга, типичных для пожилого возраста, которые вызывают длительное и часто постепенное снижение способности думать и вспоминать воспоминания, что нарушает повседневное функционирование человека. «Нейрокогнитивное расстройство» является синонимом «слабоумия» и «дряхлости», но эти термины больше не используются в DSM-5. Для постановки диагноза должны быть отклонения от обычного психического функционирования человека и более сильное ухудшение, чем можно было бы ожидать, из-за старения.Эти заболевания также оказывают значительное влияние на тех, кто ухаживает за человеком.

    Наиболее распространенным типом деменции является болезнь Альцгеймера, которая составляет от 50% до 70% случаев. Наиболее частыми его симптомами являются кратковременная потеря памяти и трудности с поиском слов. Люди с болезнью Альцгеймера также имеют проблемы с визуально-пространственными областями (например, они могут часто теряться), рассуждением, суждением и пониманием того, испытывают ли они вообще потерю памяти.

    памяти (кодирование, хранение, извлечение) | Noba

    В 2013 году Саймон Рейнхард сидел перед 60 людьми в комнате Вашингтонского университета, где он запоминал все более длинные серии цифр.В первом раунде компьютер генерировал 10 случайных цифр — 6 1 9 4 8 5 6 3 7 1 — на экране в течение 10 секунд. После того, как серия исчезла, Саймон ввел их в свой компьютер. Его воспоминания были прекрасными. На следующем этапе на экране на 20 секунд появилось 20 цифр. И снова Саймон все понял правильно. Никто из присутствующих (в основном профессора, аспиранты и студенты) не мог точно вспомнить 20 цифр. Затем последовали 30 цифр, изучаемые в течение 30 секунд; И снова Саймон не пропустил ни одной цифры.В последнем испытании на экране на 50 секунд появилось 50 цифр, и Саймон снова их понял. Фактически, Саймон был бы счастлив продолжить работу. Его рекорд в этой задаче, называемой «прямой диапазон цифр», составляет 240 цифр!

    В некотором смысле память похожа на файловые ящики, в которых вы храните мысленную информацию. Память также представляет собой серию процессов: как эта информация сначала сохраняется и как ее извлекают, когда это необходимо? [Изображение: M Cruz, https://goo.gl/DhOMgp, CC BY-SA 4.0, https: // goo.gl / SWjq94]

    Когда большинство из нас становится свидетелем выступления Саймона Рейнхарда, мы думаем об одном из двух: во-первых, возможно, он каким-то образом жульничает. (Нет, это не так.) Во-вторых, Саймон должен обладать более развитыми способностями, чем остальное человечество. В конце концов, психологи установили много лет назад, что нормальный объем памяти для взрослых составляет около семи цифр, причем некоторые из нас могут вспомнить несколько больше, а другие несколько меньше (Miller, 1956). Вот почему первые телефонные номера были ограничены семью цифрами — психологи определили, что много ошибок происходило (стоило денег телефонной компании), когда номер увеличивался даже до 8 цифр.Но при нормальном тестировании никто не получает правильных 50 цифр подряд, не говоря уже о 240. Итак, у Саймона Рейнхарда просто фотографическая память? Он не. Вместо этого Саймон научил себя простым стратегиям запоминания, которые значительно увеличили его способность запоминать практически любой материал — цифры, слова, лица и имена, стихи, исторические даты и так далее. Двенадцатью годами ранее, до того, как он начал тренировать свои способности к памяти, у него, как и у большинства из нас, был размах цифр 7. На момент написания этой статьи Саймон тренировал свои способности около 10 лет и стал одним из двух лучших спортсменов по запоминанию.В 2012 году он занял второе место на чемпионате мира по запоминанию (состоящий из 11 заданий), проходившем в Лондоне. В настоящее время он занимает второе место в мире после другого немецкого конкурента Йоханнеса Маллоу. В этом модуле мы рассказываем, что психологи и другие специалисты узнали о памяти, а также объясняем общие принципы, с помощью которых вы можете улучшить свою память на основе фактического материала.

    Чтобы быть хорошим шахматистом, вы должны научиться увеличивать рабочую память, чтобы вы могли заранее планировать несколько наступательных ходов, одновременно ожидая — посредством использования памяти — как другой игрок может противостоять каждому из ваших запланированных ходов.[Изображение: karpidis, https://goo.gl/EhzMKM, CC BY-SA 2.0, https://goo.gl/jSSrcO]

    Для большинства из нас запоминание цифр зависит от кратковременной памяти , или . рабочая память — способность удерживать информацию в нашем сознании в течение короткого времени и работать с ней (например, умножение 24 x 17 без использования бумаги будет зависеть от рабочей памяти). Другой тип памяти — это эпизодическая память — способность запоминать эпизоды нашей жизни. Если бы вам дали задание вспомнить все, что вы делали 2 дня назад, это была бы проверка эпизодической памяти; от вас потребуется мысленно путешествовать по дню и отмечать основные события.Семантическая память — это хранилище более или менее постоянных знаний, таких как значения слов на языке (например, значение «зонтика») и огромная коллекция фактов о мире (например, в мире 196 стран. мир и 206 костей в вашем теле). Коллективная память относится к типу памяти, которую разделяют люди в группе (будь то семья, сообщество, одноклассники или граждане штата или страны). Например, жители небольших городов часто сильно отождествляют себя с этими городами, уникальным образом помня местные обычаи и исторические события.То есть коллективная память сообщества передает истории и воспоминания между соседями и будущими поколениями, образуя систему памяти для себя.

    Психологи продолжают спорить о классификации типов памяти, а также о том, какие типы зависят от других (Tulving, 2007), но в этом модуле мы сосредоточимся на эпизодической памяти. Эпизодическая память — это обычно то, о чем люди думают, когда слышат слово «память». Например, когда люди говорят, что старшая родственница «теряет память» из-за болезни Альцгеймера, они имеют в виду неспособность вспомнить события или эпизодическую память.(Семантическая память фактически сохраняется при ранней стадии болезни Альцгеймера.) Хотя запоминание конкретных событий, которые произошли в течение всей жизни (например, вашего опыта в шестом классе), можно назвать автобиографической памятью, мы сосредоточимся в первую очередь на эпизодические воспоминания о более недавних событиях.

    Психологи различают три необходимых этапа в процессе обучения и запоминания: кодирование, хранение и извлечение (Мелтон, 1963). Кодирование определяется как начальное изучение информации; хранение относится к сохранению информации во времени; поиск — это возможность получить доступ к информации, когда она вам нужна.Если вы впервые встречаетесь на вечеринке, вам нужно закодировать ее имя (Лин Гофф), связав ее имя с ее лицом. Тогда вам нужно поддерживать информацию с течением времени. Если вы увидите ее неделю спустя, вам нужно узнать ее лицо и использовать его как подсказку, чтобы узнать ее имя. Любой успешный акт запоминания требует, чтобы все три стадии были нетронутыми. Однако также могут возникать ошибки двух типов. Забывание — это один из типов: вы видите человека, которого встретили на вечеринке, и не можете вспомнить ее имя.Другая ошибка — неправильное воспоминание (ложное воспоминание или ложное распознавание): вы видите кого-то, кто похож на Лин Гофф, и называете этого человека этим именем (ложное распознавание лица). Или вы можете увидеть настоящую Лин Гофф, узнать ее лицо, но затем назвать ее по имени другой женщины, которую вы встретили на вечеринке (неверное вспоминание ее имени).

    Каждый раз, когда происходит забвение или неправильное воспоминание, мы можем спросить, на каком этапе процесса обучения / запоминания произошел сбой? — хотя часто бывает трудно ответить на этот вопрос с точностью.Одна из причин этой неточности заключается в том, что три этапа не так дискретны, как предполагает наше описание. Скорее, все три стадии зависят друг от друга. То, как мы кодируем информацию, определяет, как она будет храниться и какие сигналы будут эффективны, когда мы попытаемся ее получить. Кроме того, сам процесс поиска также изменяет способ последующего запоминания информации, обычно помогая позже вспомнить полученную информацию. На данный момент центральным моментом является то, что три этапа — кодирование, хранение и извлечение — влияют друг на друга и неразрывно связаны друг с другом.

    Кодирование относится к начальному опыту восприятия и изучения информации. Психологи часто изучают воспоминания, предлагая участникам изучить список картинок или слов. Кодирование в таких ситуациях довольно просто. Однако «реальное» кодирование намного сложнее. Например, когда вы идете по кампусу, вы сталкиваетесь с бесчисленными видами и звуками — проходящими мимо друзьями, людьми, играющими во фрисби, музыкой в ​​воздухе. Физическая и ментальная среда слишком богата, чтобы вы могли кодировать все происходящее вокруг вас или внутренние мысли, которые у вас возникают в ответ на них.Итак, первый важный принцип кодирования состоит в том, что оно избирательно: мы уделяем внимание одним событиям в нашей среде и игнорируем другие. Второй момент, касающийся кодирования, заключается в том, что оно плодовито; мы всегда кодируем события нашей жизни — заботимся о мире, пытаемся понять его. Обычно это не представляет проблемы, поскольку наши дни наполнены рутинными событиями, поэтому нам не нужно обращать внимание на все. Но если что-то действительно кажется странным — во время ежедневной прогулки по кампусу вы видите жирафа, — мы обращаем пристальное внимание и пытаемся понять, почему мы видим то, что видим.

    Жираф в зоопарке или его естественной среде обитания может регистрироваться как не что иное, как обычный, но поместить его в другое место — в центре кампуса или оживленного города — и уровень его самобытности резко возрастет. Самобытность — ключевой атрибут запоминания событий. [Изображение: Колин Дж. Бэбб, https://goo.gl/Cci2yl, CC BY-SA 2.0, https://goo.gl/jSSrcO]

    Сразу после обычной прогулки по кампусу (одна без жирафа) , вы могли бы достаточно хорошо запомнить события, если бы вас спросили.Вы могли сказать, с кем вы столкнулись, какая песня играла по радио и так далее. Однако предположим, что кто-то попросил вас вспомнить ту же прогулку месяц спустя. У тебя не будет ни единого шанса. Скорее всего, вы сможете рассказать об основах типичной прогулки по кампусу, но не о точных деталях этой прогулки. Тем не менее, если бы вы увидели жирафа во время прогулки, это событие запомнилось бы вам надолго, возможно, на всю оставшуюся жизнь. Вы рассказываете об этом своим друзьям, и в более поздних случаях, когда вы видели жирафа, вы могли бы вспомнить тот день, когда вы видели его в университетском городке.Психологи давно определили, что различимость — то, что событие резко выделяется на фоне аналогичных событий — является ключом к запоминанию событий (Hunt, 2003).

    Кроме того, когда яркие воспоминания окрашены сильным эмоциональным содержанием, они часто, кажется, оставляют на нас неизгладимый след. Публичные трагедии, такие как теракты, часто вызывают яркие воспоминания у тех, кто был их свидетелем. Но даже те из нас, кто непосредственно не участвовал в таких событиях, могут иметь яркие воспоминания о них, в том числе воспоминания о том, как впервые услышали о них.Например, многие люди могут вспомнить свое точное физическое местонахождение, когда они впервые узнали об убийстве или случайной смерти национального деятеля. Термин «флэш-память» был первоначально введен Брауном и Куликом (1977) для описания такого рода ярких воспоминаний об обнаружении важной новости. Название относится к тому, как некоторые воспоминания кажутся запечатленными в уме, как фотография со вспышкой; из-за самобытности и эмоциональности новостей кажется, что они навсегда запечатлеваются в сознании с исключительной ясностью по сравнению с другими воспоминаниями.

    Найдите минутку и вспомните о своей жизни. Есть ли какие-то воспоминания, которые кажутся острее других? Воспоминание, в котором вы можете вспомнить необычные детали, такие как цвета обыденных вещей вокруг вас или точное положение окружающих предметов? Хотя люди очень доверяют воспоминаниям с лампами-вспышками, подобным этим, правда в том, что наша объективная точность с ними далека от совершенства (Talarico & Rubin, 2003). То есть, даже если люди очень уверены в том, что они вспоминают, их воспоминания не так точны (например,g., каковы были настоящие цвета; там, где действительно были размещены объекты), как они обычно представляют. Тем не менее, при прочих равных, отличительные и эмоциональные события хорошо запоминаются.

    Детали не идеально переходят из мира в сознание человека. Можно сказать, что мы пошли на вечеринку и помним это, но то, что мы помним, — это (в лучшем случае) то, что мы закодировали. Как отмечалось выше, процесс кодирования является избирательным, и в сложных ситуациях замечаются и кодируются относительно немногие из многих возможных деталей.Процесс кодирования всегда включает в себя перекодирование, то есть извлечение информации из формы, которую она нам доставляет, а затем ее преобразование таким образом, чтобы мы могли понять ее смысл. Например, вы можете попытаться запомнить цвета радуги, используя аббревиатуру ROY G BIV (красный, оранжевый, желтый, зеленый, синий, индиго, фиолетовый). Процесс перекодировки цветов в имя может помочь нам запомнить. Однако перекодирование также может приводить к ошибкам — когда мы случайно добавляем информацию во время кодирования, помните, что новых материалов , как если бы они были частью реального опыта (как обсуждается ниже).

    Хотя это требует больше усилий, использование изображений и ассоциаций может улучшить процесс перекодирования. [Изображение: psd, https://goo.gl/9xjcDe, CC BY 2.0, https://goo.gl/9uSnqN]

    Психологи изучили множество стратегий перекодирования, которые можно использовать во время исследования для улучшения удержания. Во-первых, исследования советуют в процессе изучения думать о значении событий (Craik & Lockhart, 1972) и пытаться соотнести новые события с информацией, которую мы уже знаем. Это помогает нам формировать ассоциации, которые мы можем использовать для получения информации позже.Во-вторых, воображение событий также делает их более запоминающимися; создание ярких образов из информации (даже словесной) может значительно улучшить последующее запоминание (Bower & Reitman, 1972). Создание изображений — это часть техники, которую Саймон Рейнхард использует для запоминания огромного количества цифр, но все мы можем использовать изображения для более эффективного кодирования информации. Основная концепция хороших стратегий кодирования состоит в том, чтобы сформировать отличительные воспоминания (те, которые выделяются) и сформировать связи или ассоциации между воспоминаниями, чтобы помочь в последующем извлечении (Hunt & McDaniel, 1993).Использовать учебные стратегии, подобные описанным здесь, сложно, но эти усилия окупают преимущества улучшенного обучения и удержания.

    Ранее мы подчеркивали, что кодирование является избирательным: люди не могут кодировать всю информацию, которой они подвергаются. Однако перекодирование может добавить информацию, которую даже не видели и не слышали на начальном этапе кодирования. Некоторые процессы перекодирования, такие как формирование ассоциаций между воспоминаниями, могут происходить без нашего ведома. Это одна из причин, по которой люди иногда могут вспомнить события, которых на самом деле не было, — потому что в процессе перекодирования добавлялись детали.Один из распространенных способов вызвать ложные воспоминания в лаборатории — это составить список слов (Deese, 1959; Roediger & McDermott, 1995). Участники слышат списки из 15 слов, например, дверь, стекло, стекло, штора, выступ, подоконник, дом, открытый, занавес, рама, вид, ветер, створка, экран, и ставня. Позже участникам предлагают тест, в котором им показывают список слов и просят выбрать те, которые они слышали ранее. Этот второй список содержит несколько слов из первого списка (например,g., door, pane, frame ) и некоторые слова не из списка (например, arm, phone, bottle ). В этом примере одно из слов в тесте — window , которое, что важно, не появляется в первом списке, но связано с другими словами в этом списке. Когда испытуемые были протестированы, они были достаточно точны в изучаемых словах (, и т. Д.), Узнавая их в 72% случаев. Однако, когда тестировалось окно , они ошибочно определили, что оно было в списке 84% времени (Stadler, Roediger, & McDermott, 1999).То же самое произошло и со многими другими списками, которые использовали авторы. Это явление называется эффектом DRM (от Deese-Roediger-McDermott). Одно из объяснений таких результатов состоит в том, что, пока студенты слушали элементы в списке, эти слова заставляли учащихся думать об окне , хотя окно никогда не было представлено. Таким образом кажется, что люди кодируют события, которые на самом деле не являются частью их опыта.

    Поскольку люди творческие люди, мы всегда выходим за рамки той информации, которую нам дают: мы автоматически создаем ассоциации и делаем из них выводы о том, что происходит.Но, как и в случае с путаницей слов выше, иногда мы создаем ложные воспоминания из наших умозаключений, запоминая сами умозаключения, как если бы они были реальным опытом. Чтобы проиллюстрировать это, Брюэр (1977) дал людям запомнить предложения, которые были разработаны для получения прагматических выводов . Выводы, как правило, относятся к случаям, когда что-то явно не указано, но мы все еще можем угадать нераскрытое намерение. Например, если ваша подруга сказала вам, что не хочет идти куда-нибудь поесть, вы можете сделать вывод, что у нее нет денег, чтобы пойти куда-нибудь, или что она слишком устала.При прагматических выводах обычно есть и один конкретный вывод , который вы, вероятно, сделаете. Рассмотрим высказывание Брюэр (1977), сделанное ее участникам: «Чемпион по карате ударил по шлакоблоку». Услышав или увидев это предложение, участники, прошедшие тест на память, как правило, вспоминали высказывание, которое было следующим: «Чемпион по карате сломал шлакоблок». Это запомненное утверждение не обязательно является логическим выводом (т.е. вполне разумно, что чемпион по карате может ударить шлакоблок, не сломав его).Тем не менее, прагматический вывод , услышав такое предложение, состоит в том, что блок, вероятно, был сломан. Участники запомнили этот вывод, который они сделали, когда слышали предложение вместо слов, которые были в предложении (см. Также McDermott & Chan, 2006).

    Кодирование — начальная регистрация информации — имеет важное значение в процессе обучения и запоминания. Если событие не закодировано каким-либо образом, оно не будет успешно запомнено позже. Однако только потому, что событие закодировано (даже если оно хорошо закодировано), нет гарантии, что оно будет запомнено позже.

    Следы памяти или инграммы НЕ являются идеально сохранившимися записями прошлых переживаний. Эти следы сочетаются с текущими знаниями, чтобы реконструировать то, что, как мы думаем, произошло в прошлом. [Саймон Бирдвальд, https://goo.gl/JDhdCE, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/jSSrcO]

    Каждый опыт меняет наш мозг. Поначалу это может показаться смелым и даже странным заявлением, но это правда. Мы кодируем каждый из наших переживаний в структурах нервной системы, делая в процессе новые впечатления — и каждое из этих впечатлений включает изменения в мозге.Психологи (и нейробиологи) говорят, что переживания оставляют следы памяти или инграммы (эти два термина являются синонимами). Воспоминания должны храниться где-то в мозгу, поэтому для этого мозг биохимически изменяет себя и свою нервную ткань. Точно так же, как вы можете написать себе записку, чтобы напомнить вам о чем-то, мозг «записывает» след в памяти, изменяя для этого свой физический состав. Основная идея состоит в том, что события (события в нашей окружающей среде) создают инграммы в процессе консолидации: нейронные изменения, которые происходят после обучения, чтобы создать след в памяти опыта.Хотя нейробиологов интересует, какие именно нейронные процессы изменяются при создании воспоминаний, для психологов термин след памяти просто обозначает физическое изменение в нервной системе (каким бы оно ни было), которое отражает наш опыт.

    Хотя концепция инграммы или следа памяти чрезвычайно полезна, мы не должны понимать этот термин слишком буквально. Важно понимать, что следы памяти — это не идеальные маленькие пакеты информации, которые бездействуют в мозгу, ожидая, когда их вызовут, чтобы дать точный отчет о прошлом опыте.Следы памяти не похожи на видео или аудиозаписи, они фиксируют впечатления с большой точностью; как обсуждалось ранее, у нас часто бывают ошибки в нашей памяти, которых не существовало бы, если бы следы памяти были идеальными пакетами информации. Таким образом, неправильно думать, что запоминание подразумевает просто «зачитывание» достоверных записей прошлого опыта. Скорее, когда мы вспоминаем прошлые события, мы реконструируем их с помощью наших следов в памяти — но также и с нашей нынешней верой в то, что произошло. Например, если вы пытались отозвать для полиции, кто устроил драку в баре, у вас может не остаться в памяти следов, кто кого первым толкнул.Однако, допустим, вы помните, что один из парней открыл для вас дверь. Если вспомнить начало боя, это знание (как один парень был дружелюбен к вам) может бессознательно повлиять на ваше воспоминание о том, что произошло, в пользу хорошего парня. Таким образом, память — это конструкция из того, что вы на самом деле вспоминаете и что, по вашему мнению, произошло. Проще говоря, воспоминание является реконструктивным (мы реконструируем наше прошлое с помощью следов памяти), а не репродуктивным (совершенное воспроизведение или воссоздание прошлого).

    Психологи называют время между обучением и тестированием интервалом удержания. Воспоминания могут консолидироваться в течение этого времени, помогая удерживать их. Однако также могут возникать переживания, подрывающие память. Например, подумайте о том, что вы ели вчера на обед — довольно простая задача. Однако, если вам пришлось вспомнить, что вы ели на обед 17 дней назад, вы вполне можете потерпеть неудачу (при условии, что вы не едите одно и то же каждый день). 16 обедов, которые вы съели с тех пор, вызвали обратное вмешательство.Ретроактивное вмешательство относится к новым действиям (т. Е. Последующим обедам) в течение интервала сохранения (т. Е. Времени между обедом 17 дней назад и сейчас), которые мешают восстановлению конкретных, более старых воспоминаний (т. Е. Подробностей обеда из 17 дней назад). ). Но точно так же, как новые вещи могут мешать запоминанию старых, может произойти и обратное. Проактивное вмешательство — это когда прошлые воспоминания мешают кодированию новых. Например, если вы когда-либо изучали второй язык, часто грамматика и словарный запас вашего родного языка возникают у вас в голове, что ухудшает ваше свободное владение иностранным языком.

    Обратное вмешательство — одна из основных причин забывания (McGeoch, 1932). В модуле Свидетельские показания и предубеждения в памяти http://noba.to/uy49tm37 Элизабет Лофтус описывает свою увлекательную работу по изучению памяти очевидцев, в которой она показывает, как память о событии может быть изменена с помощью дезинформации, предоставленной во время интервала сохранения. Например, если вы стали свидетелем автомобильной аварии, но впоследствии слышали, как люди описывают ее со своей точки зрения, эта новая информация может помешать или нарушить ваши личные воспоминания об аварии.Фактически, вы даже можете вспомнить, что событие происходило именно так, как его описывали другие! Этот эффект дезинформации в памяти очевидцев представляет собой тип ретроактивного вмешательства, которое может происходить в течение интервала сохранения (см. Обзор в Loftus [2005]). Конечно, если в течение интервала сохранения предоставляется правильная информация, память свидетеля обычно улучшается.

    Хотя могут возникнуть помехи между возникновением события и попыткой его вспомнить, сам эффект всегда проявляется, когда мы извлекаем воспоминания , тему, к которой мы обратимся дальше.

    Эндел Тулвинг утверждал, что «ключевой процесс в памяти — это поиск» (1991, p. 91). Почему поиску следует уделять больше внимания, чем кодированию или хранению? Во-первых, если бы информация была закодирована и сохранена, но не могла быть получена, она была бы бесполезной. Как обсуждалось ранее в этом модуле, мы кодируем и сохраняем тысячи событий — разговоров, образов и звуков — каждый день, создавая следы в памяти. Однако позже мы получаем доступ только к крошечной части того, что мы приняли. Большая часть наших воспоминаний никогда не будет использована — в том смысле, что они будут возвращены в сознание.Этот факт кажется настолько очевидным, что мы редко задумываемся над ним. Все те события, которые произошли с вами в четвертом классе, которые тогда казались такими важными? Теперь, много лет спустя, вам будет сложно вспомнить даже несколько. Вы можете задаться вопросом, существуют ли все еще следы этих воспоминаний в какой-то скрытой форме. К сожалению, с помощью доступных в настоящее время методов узнать это невозможно.

    Психологи различают информацию, которая доступна в памяти, от информации, доступной (Tulving & Pearlstone, 1966). Доступная информация — это информация, которая хранится в памяти, но точно неизвестно, сколько и какие типы хранятся. То есть все, что мы можем знать, это то, какую информацию мы можем получить — доступных информации. Предполагается, что доступная информация представляет собой лишь крошечный фрагмент информации, доступной в нашем мозгу. У большинства из нас был опыт попытки вспомнить какой-то факт или событие, сдаваться, а затем — внезапно! — это приходит к нам позже, даже после того, как мы перестали пытаться его вспомнить.Точно так же все мы знаем опыт неспособности вспомнить факт, но тогда, если нам дается несколько вариантов выбора (как в тесте с несколькими вариантами ответов), мы легко можем его распознать.

    Мы не можем знать все, что находится в нашей памяти, а знать только ту часть, которую мы действительно можем извлечь. То, что сейчас невозможно восстановить и что, казалось бы, утеряно из памяти, может снова появиться с помощью различных сигналов. [Изображение: Ores2k, https://goo.gl/1du8Qe, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/jSSrcO]

    Какие факторы определяют, какую информацию можно извлечь из памяти? Одним из критических факторов является тип подсказок или подсказок в окружающей среде.Вы можете услышать по радио песню, которая внезапно пробуждает воспоминания о более раннем периоде вашей жизни, даже если вы не пытались вспомнить ее, когда эта песня началась. Тем не менее, песня тесно связана с тем временем, поэтому она напоминает о переживаниях.

    Общий принцип, лежащий в основе эффективности поисковых сигналов, — это принцип специфичности кодирования (Tulving & Thomson, 1973): когда люди кодируют информацию, они делают это определенным образом. Например, возьмите песню по радио: возможно, вы слышали ее, когда были на потрясающей вечеринке, во время отличного философского разговора с другом.Таким образом, песня стала частью этого сложного опыта. Спустя годы, даже если вы не думали об этой вечеринке целую вечность, когда вы слышите песню по радио, все переживания возвращаются к вам. В общем, принцип специфичности кодирования гласит, что в той степени, в которой поисковый сигнал (песня) совпадает или перекрывает след в памяти опыта (вечеринки, беседы), он будет эффективен в пробуждении воспоминания. В классическом эксперименте по принципу специфичности кодирования участники запоминали набор слов в уникальной обстановке.Позже участников проверяли на наборах слов либо в том же месте, где они выучили слова, либо в другом. В результате специфичности кодирования студенты, которые проходили тест в том же месте, где они выучили слова, на самом деле смогли вспомнить больше слов (Godden & Baddeley, 1975), чем студенты, которые проходили тест в новых условиях.

    Одно предостережение в отношении этого принципа состоит в том, что для того, чтобы сигнал сработал, он не может совпадать со слишком многими другими переживаниями (Nairne, 2002; Watkins, 1975).Рассмотрим лабораторный эксперимент. Предположим, вы изучаете 100 предметов; 99 слов, а одно изображение — пингвина, позиция 50 в списке. После этого реплика «вспомнить картинку» будет идеально вызывать «пингвина». Никто бы этого не пропустил. Однако, если бы слово «пингвин» было помещено в то же место среди других 99 слов, его запоминаемость была бы исключительно хуже. Этот результат демонстрирует силу различения, которую мы обсуждали в разделе о кодировании: одно изображение прекрасно запоминается из 99 слов, потому что оно выделяется.Теперь подумайте, что бы произошло, если бы эксперимент повторился, но в списке из 100 пунктов было бы 25 изображений. Хотя изображение пингвина все еще будет там, вероятность того, что сигнал «вспомнить картинку» (пункт 50) будет полезна для пингвина, соответственно снизится. Уоткинс (1975) назвал этот результат демонстрацией принципа перегрузки реплики. То есть, чтобы быть эффективным, поисковый сигнал не может быть перегружен слишком большим количеством воспоминаний. Чтобы сигнал «вспомнить изображение» был эффективным, он должен соответствовать только одному элементу в целевом наборе (как в случае с одним изображением, состоящим из 99 слов).

    Подводя итог тому, как работают реплики памяти: для того, чтобы поисковая реплика была эффективной, должно существовать соответствие между репликой и желаемой целевой памятью; кроме того, для обеспечения наилучшего поиска отношения метка-цель должны быть четкими. Далее мы увидим, как принцип специфичности кодирования может работать на практике.

    Психологи измеряют производительность памяти с помощью производственных тестов (включающих вспоминание) или тестов распознавания (включающих выбор верной информации из неверной, например.g., тест с множественным выбором). Например, с нашим списком из 100 слов одну группу людей можно попросить вспомнить список в любом порядке (бесплатный тест на запоминание), в то время как другую группу можно попросить обвести 100 изученных слов из смеси с другой. 100, неизученные слова (тест распознавания). В этой ситуации тест распознавания, вероятно, даст участникам больше результатов, чем тест вспоминания.

    Обычно мы думаем о тестах распознавания как о довольно простых, потому что подсказка для поиска — это копия реального события, которое было представлено для изучения.В конце концов, что может быть лучшим сигналом, чем точная цель (память), к которой человек пытается получить доступ? В большинстве случаев это рассуждение верно; тем не менее, тесты распознавания не дают точных указателей того, что хранится в памяти. То есть вы можете не распознать цель, смотрящую вам прямо в лицо, но все же сможете вспомнить ее позже с другим набором сигналов (Watkins & Tulving, 1975). Например, предположим, что вам нужно было узнать фамилии известных авторов. Сначала вы могли подумать, что настоящая фамилия всегда будет лучшим сигналом.Однако исследования показали, что это не обязательно так (Muter, 1984). Когда им дают такие имена, как Толстой, Шоу, Шекспир и Ли, испытуемые вполне могут сказать, что Толстой и Шекспир — известные авторы, а Шоу и Ли — нет. Но когда люди проходят тест на запоминание с использованием имен, люди часто вспоминают (производят их) предметы, которые они не могли распознать раньше. Например, в этом случае реплика Джордж Бернард ________ часто приводит к воспоминанию о «Шоу», хотя люди изначально не могли распознать Шоу как имя известного автора.Тем не менее, когда люди получают реплику «Уильям», люди могут не придумать Шекспира, потому что Уильям — это распространенное имя, которое подходит многим людям (принцип перегрузки репликами в действии). Этот странный факт — напоминание может иногда приводить к лучшему результату, чем распознавание — можно объяснить принципом специфичности кодирования. Например, Джордж Бернард _________ лучше соответствует способу хранения в памяти известного писателя, чем его фамилия Шоу (хотя это и является целью). Кроме того, матч весьма характерен для Джордж Бернар ___________, но реплика William _________________ намного более перегружена (принц Уильям, Уильям Йейтс, Уильям Фолкнер, будут.я).

    Явление, которое мы описали, называется отказом распознавания запоминаемых слов , что подчеркивает тот момент, что реплика будет наиболее эффективной в зависимости от того, как была закодирована информация (Tulving & Thomson, 1973). Дело в том, что сигналы, которые лучше всего работают для вызова поиска, — это те, которые воссоздают событие или имя, которое нужно запомнить, тогда как иногда даже сама цель, такая как Shaw в приведенном выше примере, не является лучшим сигналом. Какой сигнал будет наиболее эффективным, зависит от того, как была закодирована информация.

    Всякий раз, когда мы думаем о своем прошлом, мы участвуем в поиске. Обычно мы думаем, что извлечение информации — это объективный акт, потому что мы склонны представлять себе, что извлечение воспоминаний похоже на снятие книги с полки, и после того, как мы закончили с ней, мы возвращаем книгу на полку в том виде, в котором она была. Однако исследования показывают, что это предположение неверно; память не является статическим хранилищем данных, она постоянно меняется. Фактически, каждый раз, когда мы извлекаем воспоминание, оно изменяется. Например, сам процесс извлечения (факта, концепции или события) увеличивает вероятность повторного извлечения извлеченной памяти, явление, называемое эффектом тестирования или эффектом практики извлечения (Pyc & Rawson, 2009; Родигер и Карпике, 2006).Однако получение некоторой информации может фактически заставить нас забыть другую, связанную с ней информацию, явление, называемое -индуцированным поиском забыванием (Anderson, Bjork, & Bjork, 1994). Таким образом, извлечение информации может быть палкой о двух концах — укреплять только что извлеченную память (обычно в большом количестве), но при этом наносить ущерб связанной информации (хотя этот эффект часто относительно невелик).

    Как обсуждалось ранее, восстановление далеких воспоминаний является реконструктивным. Мы вплетаем конкретные обрывки событий с предположениями и предпочтениями, чтобы сформировать связную историю (Bartlett, 1932).Например, если во время вашего 10-летия ваша собака добралась до вашего торта раньше вас, вы, вероятно, будете рассказывать эту историю много лет спустя. Скажем, в последующие годы вы неправильно помните, где собака на самом деле нашла торт, но повторяете эту ошибку снова и снова во время последующих пересказов истории. Со временем эта неточность станет основным фактом происходящего в вашей голове. Подобно тому, как практика поиска (повторение) усиливает точные воспоминания, она усиливает ошибки или ложные воспоминания (McDermott, 2006).Иногда воспоминания можно даже создать, просто услышав яркую историю. Рассмотрим следующий эпизод, рассказанный Жаном Пиаже, известным психологом в области развития, из своего детства:

    Одно из моих первых воспоминаний датируется, если это правда, моим вторым годом. Я все еще могу отчетливо разглядеть следующую сцену, в которую я верил, пока мне не исполнилось 15 лет. Я сидел в своей детской коляске. . . когда мужчина пытался меня похитить. Меня держали за ремешок, застегнутый вокруг меня, пока моя няня отважно пыталась встать между мной и вором.Она получила различные царапины, и я все еще смутно вижу их на ее лице. . . . Когда мне было около 15 лет, мои родители получили письмо от моей бывшей медсестры, в которой говорилось, что она была обращена в Армию спасения. Она хотела признаться в своих прошлых ошибках и, в частности, вернуть часы, которые ей подарили по этому поводу. Она выдумала всю историю, подделав царапины. Поэтому я, должно быть, в детстве слышал эту историю, в которую верили мои родители, и спроецировал ее в прошлое в форме визуального воспоминания.. . . Несомненно, многие настоящие воспоминания принадлежат к тому же порядку. (Norman & Schacter, 1997, стр. 187–188)

    Яркий отчет Пиаже представляет собой случай чистой реконструктивной памяти. Он неоднократно слышал эту историю и, несомненно, сам ее рассказывал (и думал над ней). Повторяющееся повествование закрепило события так, как если бы они действительно произошли, точно так же, как мы все открыты для возможности иметь «много настоящих воспоминаний … одного порядка». Тот факт, что можно вспомнить точные детали (местоположение, царапины), не обязательно означает, что воспоминание верное, что также было подтверждено в лабораторных исследованиях (например,г., Norman & Schacter, 1997).

    Центральной темой этого модуля была важность процессов кодирования и извлечения, а также их взаимодействия. Напомним: чтобы улучшить обучение и память, нам нужно кодировать информацию вместе с отличными сигналами, которые будут возвращать запомненные события, когда они нам нужны. Но как нам это сделать? Помните о двух важных принципах, которые мы обсудили: для максимального извлечения информации мы должны сконструировать значимых реплик, которые напоминают нам об исходном опыте, и эти реплики должны быть отличительными и , не связанными с другими воспоминаниями .Эти два условия имеют решающее значение для максимальной эффективности сигнала (Nairne, 2002).

    Итак, как эти принципы можно адаптировать для использования во многих ситуациях? Давайте вернемся к тому, как мы начали модуль, к способности Саймона Рейнхарда запоминать огромное количество цифр. Хотя это было неочевидно, он применил те же общие принципы памяти, но более осознанно. Фактически, все мнемонические устройства или вспомогательные средства / уловки полагаются на эти фундаментальные принципы. В типичном случае человек изучает набор сигналов, а затем применяет эти сигналы для изучения и запоминания информации.Рассмотрим набор из 20 пунктов ниже, которые легко выучить и запомнить (Bower & Reitman, 1972).

    1. — ружье. 11 — это булочка для хот-догов за пенни.
    2. — это обувь. 12 — пенни-два, самолетный клей.
    3. — это дерево. 13 — пенни три, шмель.
    4. — это дверь. 14 март, продуктовый магазин.
    5. — это ножи. 15 — пять пенни, большой улей.
    6. — это палочки. 16 — это пенни шесть, фокусы.
    7. — это духовка. 17 — семь пенни, иди в рай.
    8. пластина. 18 — восемь пенни, золотые ворота.
    9. — вино. 19 — пенни-девять, клубок шпагата.
    10. курица. 20 — пенни десять, шариковая ручка.

    Возможно, вам понадобится менее 10 минут, чтобы выучить этот список и попрактиковаться в его повторении несколько раз (не забудьте использовать практику поиска!). Если бы вы сделали это, у вас был бы набор ключевых слов, на которые вы могли бы «повесить» воспоминания. Фактически, этот мнемонический прием называется методом привязки слов .Если затем вам нужно было запомнить какие-то отдельные элементы — например, список покупок или моменты, которые вы хотели высказать в своей речи, — этот метод позволит вам сделать это очень точным, но гибким способом. Предположим, вам нужно вспомнить хлеб, арахисовое масло, бананы, салат и так далее. Способ использования метода — сформировать яркое изображение того, что вы хотите запомнить, и представить, как это взаимодействует с вашими ключевыми словами (столько, сколько вам нужно). Например, для этих предметов вы можете представить себе, как большой пистолет (первое слово-колышек) стреляет в буханку хлеба, затем банку с арахисовым маслом внутри обуви, затем большие гроздья бананов, свисающие с дерева, а затем хлопнувшую дверь. кочан салата с развевающимися повсюду листьями.Идея состоит в том, чтобы дать хорошие, отличительные подсказки (чем страннее, тем лучше!) Для информации, которую вам нужно запомнить, пока вы ее изучаете. Если вы сделаете это, то позже восстановить его будет относительно легко. Вы прекрасно знаете свои реплики (одна из них — пистолет и т. Д.), Поэтому вы просто просматриваете свой список ключевых слов и мысленно «смотрите» на сохраненное в нем изображение (в данном случае хлеб).

    Пример пневмонической системы, созданной студентом для изучения черепных нервов. [Изображение: Kelidimari, https://goo.gl/kiA1kP, CC BY-SA 3.0, https://goo.gl/SCkRfm]

    Этот метод привязки слов может сначала показаться странным, но он работает довольно хорошо, даже после небольшого обучения (Roediger, 1980). Однако одно предупреждение: элементы, которые нужно запомнить, нужно сначала предъявлять относительно медленно, пока вы не научитесь связывать каждый с его ключевым словом. Со временем люди становятся быстрее. Еще один интересный аспект этой техники заключается в том, что вызывать элементы в обратном порядке так же легко, как и вперед. Это связано с тем, что слова-привязки обеспечивают прямой доступ к запомненным элементам независимо от порядка.

    Как Саймон Рейнхард запомнил эти цифры? По сути, у него гораздо более сложная система, основанная на тех же принципах. В своем случае он использует «дворцы памяти» (сложные сцены с отдельными местами) в сочетании с огромными наборами изображений для цифр. Например, представьте, что вы мысленно идете по дому, в котором вы выросли, и определяете как можно больше отдельных областей и объектов. У Саймона есть сотни таких дворцов памяти, которые он использует. Затем для запоминания цифр он запомнил набор из 10 000 образов.Каждое четырехзначное число немедленно вызывает у него мысленный образ. Так, например, 6187 может напоминать Майкла Джексона. Когда Саймон слышит все числа, идущие к нему, он помещает изображение для каждых четырех цифр в места своего дворца памяти. Он может делать это с невероятно высокой скоростью, быстрее, чем 4 цифры за 4 секунды, когда они мигают визуально, как в демонстрации в начале модуля. Как уже отмечалось, его запись составляет 240 цифр, вызываемых в точном порядке. Саймон также является мировым рекордсменом в мероприятии под названием «Скоростные карты», которое включает в себя запоминание точного порядка перетасованной колоды карт.Саймон смог сделать это за 21,19 секунды! Опять же, он использует свои дворцы памяти и кодирует группы карт как отдельные изображения.

    Существует множество книг о том, как улучшить память с помощью мнемонических устройств, но все они включают формирование отличительных операций кодирования и затем наличие безошибочного набора подсказок памяти. Мы должны добавить, что разработка и использование этих систем памяти помимо базовой системы привязки, описанной выше, требует большого количества времени и концентрации. Чемпионаты мира по запоминанию проводятся каждый год, и показатели продолжают улучшаться.Однако для наиболее распространенных целей просто имейте в виду, что для хорошего запоминания вам необходимо кодировать информацию особым образом и иметь хорошие подсказки для поиска. Вы можете адаптировать систему, которая будет соответствовать практически любой цели.

    Обучение и память (Раздел 4, Глава 7) Нейронаука в Интернете: Электронный учебник для неврологии | Кафедра нейробиологии и анатомии

    Анализ анатомических и физических основ обучения и памяти — один из величайших успехов современной нейробиологии.Тридцать лет назад было мало что известно о том, как работает память, но теперь мы знаем многое. В этой главе будут обсуждаться четыре вопроса, которые имеют ключевое значение для обучения и памяти. Во-первых, какие бывают типы памяти? Во-вторых, где в мозгу находится память? Одна из возможностей состоит в том, что человеческая память похожа на микросхему памяти в персональном компьютере (ПК), которая хранит всю память в одном месте. Вторая возможность заключается в том, что наши воспоминания распределены и хранятся в разных областях мозга.В-третьих, как работает память? Какие типы изменений происходят в нервной системе при формировании и хранении памяти, задействованы ли в памяти конкретные гены и белки и как память может сохраняться на всю жизнь? В-четвертых, важен ли этот вопрос для многих людей, особенно с возрастом: как сохранить и улучшить память и как исправить ее, если она нарушена?

    7.1 Типы памяти

    Психологи и нейробиологи разделили системы памяти на две широкие категории: декларативные и недекларативные (рис.1). Декларативная система памяти — это, пожалуй, самая известная система памяти. Это система памяти, которая имеет сознательный компонент и включает в себя воспоминания о фактах и ​​событиях. Такой факт, как «Париж — столица Франции», или событие, подобное предыдущему отпуску в Париже. Недекларативная память, также называемая неявной памятью, включает типы систем памяти, которые не имеют сознательного компонента, но, тем не менее, чрезвычайно важны. Они включают воспоминания о навыках и привычках (например,g., езда на велосипеде, вождение автомобиля, игра в гольф, теннис или пианино), феномен, называемый праймингом, простые формы ассоциативного обучения [например, классическая обусловленность (Павловская обусловленность)] и, наконец, простые формы неассоциативного обучения, такие как привыкание и сенсибилизация. Сенсибилизация будет подробно обсуждена позже в этой главе. Декларативная память — это «знание того», а недекларативная память — это «знание того, как».

    Рисунок 7.1
    Системы памяти в головном мозге. (По материалам Squire and Knowlton, 1994 г.)

    7.2 Тестирование памяти

    Рисунок 7.2
    Тест памяти на распознавание слов.

    Рисунок 7.3
    Тест памяти для распознавания объектов.

    Всем интересно знать, насколько хорошо они запоминают, поэтому давайте проведем простой тест памяти.Тест (рис. 7.2) представит список из 15 слов, затем будет пауза, и вас спросят, помните ли вы некоторые из этих слов. К сожалению, для этого теста вам придется отложить ручку и не читать дальше главы, пока не завершите тест.

    Этот тест памяти называется тестом DRM в честь его создателей Джеймса Диза, Генри Родигера и Кэтлин Макдермотт. Это не было уловкой, а чтобы проиллюстрировать очень интересную и важную особенность памяти.Нам нравится думать, что память похожа на то, как сделать фотографию и поместить эту фотографию в ящик картотеки, чтобы ее потом забрать (вспомнить) как «память» точно так, как она была там изначально помещена (сохранена). Но память больше похожа на то, чтобы сделать снимок, разорвать его на мелкие кусочки и положить их в разные ящики. Затем память вызывается путем восстановления памяти из отдельных фрагментов памяти. Причина, по которой так много людей ошибочно считают, что «сладкий» был в списке, заключается в том, что в списке было так много других слов, имевших сладкий оттенок.«Провал» этого теста — на самом деле неплохой результат. Люди с болезнью Альцгеймера обычно не говорят, что «сладкое» было в списке. Они не могут создать нормальные ассоциации, связанные с воспроизведением воспоминаний.

    Список слов дает представление об обработке и извлечении из памяти, но это не совсем хороший тест на способность «сырой» памяти, потому что на нее могут влиять искажения и предубеждения. Чтобы избежать этих проблем, психологи разработали другие тесты памяти. Один из них — это тест на распознавание объекта (рисунок 7.3) протестировать декларативную память. Этот тест хорош еще и тем, что, как мы увидим позже, его можно использовать даже на животных. Тест включает в себя представление испытуемому двух разных предметов, и его просят запомнить эти предметы. После паузы снова отображаются два объекта, один из которых новый, а другой показывался ранее. Испытуемых просят идентифицировать новый объект, и для этого им необходимо вспомнить, какой из них был показан ранее. В некоторой степени родственный тест — это тест местоположения объекта, в котором испытуемых просят запомнить местоположение объекта на двумерной поверхности.

    Примеры недекларативной памяти, такие как ассоциативное обучение, можно проверить, сопоставляя один стимул с другим, а затем проверяя, научился ли испытуемый устанавливать связь между двумя стимулами. Классическим примером является парадигма, разработанная русским физиологом Иваном Павловым, которая теперь называется классической или павловской обусловленностью. В классическом кондиционировании (рис. 7.4) новый или слабый раздражитель (условный раздражитель, CS), такой как звук, сочетается со стимулом, таким как еда, который обычно вызывает рефлексивную реакцию (безусловный ответ, UR; безусловный раздражитель, US), например слюноотделение.После достаточного обучения с помощью условных презентаций CS-US (что может быть единичным испытанием), CS способен вызывать реакцию (условную реакцию, CR), которая часто напоминает UR (или какой-либо ее аспект).

    Рисунок 7.4
    Классическая (павловская) кондиционирование.

    7.3 Локализация памяти

    Теперь перейдем к вопросу о том, где находится память.Есть три основных подхода.

    1. Визуализация. Современные методы визуализации, такие как фМРТ (функциональная магнитно-резонансная томография) или ПЭТ (позитронно-эмиссионная томография), позволяют «видеть» области мозга, которые активны во время определенных задач мозга. Если испытуемого помещают в сканер фМРТ и проводят тест памяти, можно определить, какие области мозга активны, и эта активность предположительно связана с тем, где в мозгу обрабатывается и / или сохраняется память.

    Рис. 7.5
    ПЭТ-сканирование мозга во время теста на определение местоположения объекта. (из A. M. Owen и др., J. Cog. Neurosci. 8: 6, 588-602, 1996.)

    На рис. 7.5 показан пример ПЭТ-сканирования человека, выполняющего проверку местоположения объекта.Цветовой код таков, что более яркие и красные области указывают на повышенную мозговую активность. Наиболее активная область — гиппокамп. В обсуждениях памяти гиппокамп упоминается неоднократно, потому что это основная часть мозга, участвующая в декларативной функции памяти. Эта иллюстрация ясно показывает, что гиппокамп участвует в запоминании местоположения объекта. Но, как мы скоро увидим, не здесь хранятся все воспоминания.

    1. Поражения головного мозга. В этой экспериментальной процедуре небольшие части мозга мышей или крыс удаляются хирургическим путем или химически инактивируются, и животных систематически исследуют, чтобы определить, повлияло ли поражение на какую-либо систему памяти.

    2. Заболевания и травмы головного мозга. Здесь ученые используют людей, у которых были серьезные травмы головного мозга, например, в результате инсульта или опухоли головного мозга в определенной области мозга.Если у пациента обнаруживается дефицит памяти, вполне вероятно, что поврежденная область мозга задействована в этой памяти.

    Классическое исследование локализации памяти было результатом операции, проведенной Генри Молисону, пациенту, который в научном сообществе был известен только как «H.M.» вплоть до своей смерти в 2008 году. Х. М. известен в неврологической литературе, потому что его мозг дал важную информацию о локализации функции памяти. В 1950-х годах Х.У М. была диагностирована трудноизлечимая эпилепсия, и, хотя существуют фармакологические методы лечения, в некоторых случаях единственным лечением является удаление части мозга, вызывающей припадки. Следовательно, гиппокамп H.M. был удален с обеих сторон. Рисунок 7.6 (справа) представляет собой МРТ здорового человека, показывающую область гиппокампа, тогда как Рисунок 7.6 (слева) показывает МРТ пациента H.M. после удаления гиппокампа.

    Рисунок 7.6
    Сканы Брана H.M. (слева) и нормальный человек (справа).(Авторское право © 1997 Сюзанн Коркин, использовано с разрешения The Wylie Agency LLC.)

    Перед операцией H.M. имел прекрасную память, но после операции H.M. имел очень серьезный дефицит памяти. В частности, после операции способность Х.М. формировать какие-либо новые воспоминания о фактах и ​​событиях была серьезно нарушена; ему было очень трудно выучить новые словарные слова; он не мог вспомнить, что произошло накануне. Так что если H.M. если бы у него было интервью на следующий день после предыдущего интервью, он почти не помнил бы интервью или события во время него.Это исследование ясно показало, что гиппокамп имеет решающее значение для формирования памяти. Но тогда как H.M. ему было очень трудно формировать новые воспоминания о фактах и ​​событиях, у него все еще были все его старые воспоминания о фактах и ​​событиях. В частности, у него были все его детские воспоминания и все воспоминания до операции. Этот тип дефицита памяти называется антероградной амнезией . (Напротив, ретроградная амнезия , относится к потере старых воспоминаний.) Исследования H.М. ясно указал, что, хотя гиппокамп имеет решающее значение для формирования новых воспоминаний, это не то место, где хранятся старые воспоминания. Теперь известно, что эти старые воспоминания хранятся в других частях мозга, например, в лобной коре. Процесс, посредством которого изначально лабильная память трансформируется в более устойчивую форму, называется консолидацией . Этот процесс включает в себя память, хранящуюся в другой части мозга, чем исходное место ее кодирования.

    H.M. был также интересен тем, что, хотя его способность формировать новые воспоминания о фактах и ​​событиях была серьезно нарушена, он мог формировать новые воспоминания о навыках и привычках. Хотя он мог сформировать новые воспоминания о навыках и привычках, он не знал, что у него есть навыки! Он не осознавал воспоминания; он не мог заявить, что он у него есть. Это открытие ясно указывает на то, что память о навыках и привычках формируется в гиппокампе на , а не на . В совокупности мы узнали из этих исследований H.М. и другие пациенты отмечают, что память распределена по нервной системе, и разные области мозга участвуют в опосредовании различных типов памяти.

    Рисунок 7.7 суммирует результаты многих десятилетий исследований анатомического локуса систем памяти. Медиальная височная доля и такие структуры, как гиппокамп, связаны с воспоминаниями о фактах и ​​событиях; полосатое тело связано с воспоминаниями о навыках и привычках; неокортекс участвует в прайминге; миндалевидное тело связано с эмоциональными воспоминаниями; и мозжечок с простыми формами ассоциативного обучения.Нижние отделы головного мозга и спинной мозг содержат еще более простые формы обучения. Таким образом, память не хранится в одном месте мозга. Распространяется в разных частях мозга .

    Рисунок 7.7
    Системы памяти и их анатомические локусы. (Изменено из Squire and Knowlton, 1994)

    7.4 механизма памяти

    Модельные системы для изучения механизмов памяти

    Рисунок 7.8
    Aplysia californica и ее нервные клетки.

    Многое из того, что было изучено о нейронных и молекулярных механизмах обучения и памяти, было получено в результате использования так называемых «модельных систем», которые поддаются клеточному анализу.Одна из этих модельных систем проиллюстрирована на рисунке 7.8A. Aplysia californica водится в приливных бассейнах на побережье Южной Калифорнии. Его длина составляет около шести дюймов, а вес — около 150 граммов. На первый взгляд это бесперспективно выглядящее существо, но нейробиологи использовали технические преимущества этого животного, чтобы получить фундаментальное представление о молекулярных механизмах памяти. Действительно, новаторские открытия Эрика Кандела с использованием этого животного были отмечены получением им Нобелевской премии по физиологии и медицине в 2000 году. Aplysia имеет три технических преимущества.

    Во-первых, он демонстрирует простые формы недекларативного (имплицитного) обучения, такие как классическое (павловское) обусловливание, оперантное обусловливание и сенсибилизация.

    Во-вторых, Аплизии имеют очень простую нервную систему. По сравнению с сотнями миллиардов нервных клеток в человеческом мозге, вся нервная система этого животного состоит всего лишь из 10 000 клеток. Эти клетки распределены в разных ганглиях, как показано на рисунке 7.8B. В каждом таком ганглии всего около 2000 клеток, но он способен опосредовать или контролировать ряд различных форм поведения. Это означает, что любое поведение может контролироваться 100 нейронами или даже меньше. У одного есть возможность проработать полную нейронную цепь, лежащую в основе поведения, а затем, после обучения животного, можно исследовать нейронную цепь, чтобы определить, что изменилось в цепи, лежащей в основе памяти.

    В-третьих, ганглии содержат нейроны очень большого размера.На рис. 7.8B показан ганглий под препарирующим микроскопом. Его диаметр составляет около 2 мм. Сферические структуры ганглиев представляют собой клеточные тела отдельных нейронов. Каждый нейрон идентифицируем, имеет уникальную локализацию и функцию. Связанное с этим преимущество состоит в том, что отдельные нейроны могут быть удалены и помещены в культуральную среду, где они могут выжить в течение многих дней. Действительно, несколько нейронов могут быть удалены из ганглиев, и они восстанавливают свои нормальные синаптические связи, тем самым обеспечивая очень мощную экспериментальную систему для изучения физиологии нервных клеток и свойств связей между ними.На рис. 7.8C показан пример сенсорного нейрона (маленькая клетка справа) и двигательного нейрона (большая клетка слева) в культуре. На микрофотографии можно увидеть тень микроэлектрода, пронзившего сенсорный нейрон, и тень микроэлектрода, пронзившего двигательный нейрон для выполнения внутриклеточных записей.

    Сенсибилизация, простая форма недекларативного обучения, поддающаяся детальному клеточному анализу

    Рисунок 7.9
    Рисунок Aplysia (A) и график данных (B) сенсибилизации.

    А. Б. С.

    Рис. 7.10
    Рефлекторные ответы контрольного животного (A), животного, прошедшего обучение сенсибилизации (B), и сенсибилизированного животного (C).

    На рисунках 7.9 и 7.10 показано простое поведение животного и простая форма обучения, называемая сенсибилизацией. Животное испытывают, стимулируя его хвост слабым электрическим током (7.9) или слабым механическим постукиванием (7.10). Эти стимулы вызывают защитный рефлекс отвода тела, который включает хвост и близлежащие участки, такие как жабры и мясистый носик, называемый сифоном. В ответ на тестовые стимулы, доставляемые каждые пять минут, снятие средств довольно надежно.Каждый раз они имеют примерно одинаковую продолжительность (Рисунки 7.9B, C, 7.10A). Но если сильный вредный стимул (например, электрический шок) доставляется другой части животного, такой как его стенка тела, последующие тестовые стимулы к хвосту дают усиленные ответы (рис. 7.9B и 7.10B). Это пример простой формы обучения, называемой сенсибилизацией. Он определяется как усиление реакции на тестовый стимул в результате доставки животному сильного, как правило, вредного стимула.В некотором смысле животное узнает, что находится в «пугающей» среде. Сенсибилизация — это повсеместная форма обучения, которую проявляют все животные, включая человека.

    Нейронная цепь и механизмы сенсибилизации

    1. Нейронная цепь. Мы можем воспользоваться преимуществами крупных нервных клеток Aplysia, и возможностью делать внутриклеточные записи с них, чтобы проработать базовую нейронную цепь. На рис. 7.11 в упрощенном виде показаны ключевые компоненты лежащей в основе нейронной цепи.Стимуляция кожи активирует сенсорные нейроны (SN) (здесь показан только один из них), которые создают глутаматергические возбуждающие синаптические связи (треугольники) с двигательными нейронами (MN). Если суммарный синаптический вход в мотонейроны достаточно велик, моторные нейроны будут активированы, и потенциалы действия будут распространяться из ганглия, вызывая в конечном итоге сокращение мышцы. Таким образом, стимуляция кожи возбуждает сенсорные нейроны, сенсорные нейроны активируют мотонейроны, а мотонейроны сокращают мышцы.Также должно быть очевидно, что чем больше активация мотонейронов, тем сильнее будет последующий рефлекторный ответ. Этот рефлекс в Aplysia похож на рефлекс коленного рефлекса или рефлекса растяжения, опосредованный аналогичными цепями в спинном мозге позвоночных.

      Рисунок 7.11
      Нейронная цепь для защитного рефлекса отмены.


    2. Механизмы сенсибилизации. Сенсибилизирующие стимулы приводят к высвобождению нейромедиатора серотонина (5-HT) (представлен клеткой, помеченной IN и окрашенной в фиолетовый цвет на рисунке 7.11). 5-HT модулирует силу связи между сенсорным нейроном и двигательным нейроном. Потенциал действия в сенсорном нейроне до обучения вызывает небольшой возбуждающий постсинаптический потенциал (ВПСП) в двигательном нейроне (рис. 7.12A). Но после доставки сенсибилизирующего стимула потенциал действия в сенсорном нейроне приводит к большему синаптическому потенциалу в двигательном нейроне (рис.12С). Больший синаптический потенциал в двигательном нейроне увеличивает вероятность того, что двигательный нейрон будет активирован в большей степени и вызовет большее сокращение мышцы (т. Е. Сенсибилизацию).

    Один из принципов обучения и памяти, основанный на исследованиях этого простого животного, и этот принцип справедлив и для нашего мозга, заключается в том, что обучение связано с изменениями силы синаптических связей между нейронами .Обучение происходит не из-за реорганизации нервной системы или роста новых нейронов. Что изменилось, так это то, что изменилась сила ранее существовавшего соединения.

    Теперь мы можем пойти еще дальше в этом анализе и спросить, каковы биохимические механизмы, лежащие в основе обучения и памяти. Мы разделим обсуждение на две временные области памяти; кратковременная память и долговременная память. Мы уже обсуждали различные типы памяти, такие как декларативная и недекларативная.Есть также разные временные области памяти. Краткосрочные воспоминания похожи на память о телефонном номере, которая длится несколько минут, а долговременная память — это воспоминания на несколько дней, недель или всю жизнь.

    Рисунок 7.12A
    Перед сенсибилизацией. Двигайте синий шар, чтобы управлять анимацией.

    Рисунок 7.12B
    Во время сенсибилизации. Двигайте синий шар, чтобы управлять анимацией.

    Рисунок 7.12C
    После сенсибилизации. Управляйте анимацией, перемещая синий шар.

    1. Механизмы кратковременной сенсибилизации. Механизмы кратковременной памяти для сенсибилизации показаны на рисунке 7.12B. Сенсибилизирующий стимул приводит к высвобождению нейромедиатора 5-HT. 5-HT связывает два типа рецепторов на сенсорном нейроне; один связан с системой DAG / PKC, а другой — с циклической системой AMP / PKA. Это те же общие каскады, которые вы изучили в биохимии. Механизмы обучения эволюционировали, чтобы кооптировать некоторые биохимические механизмы, которые уже присутствуют во всех клетках, которые использовали их специально для механизма памяти в нервных клетках. Протеинкиназы проявляют два типа действия.Во-первых, они регулируют свойства различных мембранных каналов (маленькие ворота на рисунке (рис. 7.12) представляют собой мембранные каналы, которые лежат в основе инициирования и реполяризации потенциала действия). Следовательно, после сенсибилизирующего стимула количество кальция, который входит в синаптический терминал во время потенциала действия и вызывает высвобождение медиатора, будет увеличиваться. Кроме того, модуляция мембранных каналов приводит к увеличению возбудимости сенсорного нейрона, и в результате тестовый стимул к коже вызывает большее количество потенциалов действия.Во-вторых, киназы регулируют другие клеточные процессы, участвующие в высвобождении медиатора, такие как размер пула синаптических везикул, доступных для высвобождения в ответ на приток Ca 2+ с каждым потенциалом действия. Наконец, 5-HT приводит к изменению свойств постсинаптического мотонейрона. В частности, 5-HT приводит к увеличению количества рецепторов глутамата. Последствия этих процессов можно увидеть, сравнив силу синаптической связи, созданной ранее одним потенциалом действия (Рисунок 7.12A) и после (рис. 7.12C) сенсибилизации. Конкретные детали всех токов и процессов не критичны. Однако важно знать общие принципы. Один из принципов состоит в том, что обучение включает в себя использование вторичных систем обмена сообщениями . Здесь задействованы как протеинкиназа C (PKC), так и протеинкиназа A (PKA). Это довольно общий принцип. В каждом из когда-либо изучавшихся примеров обучения, будь то позвоночных или беспозвоночных, задействованы системы вторичного обмена сообщениями.Второй принцип заключается в том, что память включает модуляцию мембранных каналов нейронов . Они могут включать каналы, которые непосредственно регулируют высвобождение медиатора (т.е. каналы Ca 2+ в пресинаптическом нейроне), каналы, которые регулируют возбудимость нейронов, и каналы, которые опосредуют синаптические ответы в постсинаптическом нейроне. Третий принцип заключается в том, что циклический AMP является одним из важнейших вторичных мессенджеров, задействованных в памяти . Получив эту информацию, вы можете начать думать о том, как можно улучшить память на основе ваших знаний о биохимии, лежащей в основе.

    Мы обсудили механизм кратковременной памяти. Оно «кратковременное», потому что память преходяща, и это так потому, что лежащие в основе биохимические изменения преходящи. Продолжительность памяти зависит от того, как долго различные белки-субстраты (например, мембранные каналы) фосфорилируются. PKA будет активироваться только на короткое время после кратковременного стимула, потому что циклический AMP будет деградирован, а уровни PKA снизятся. Протеин-фосфатазы удаляют фосфатные группы на белках-субстратах, которые «хранят» память.

    Рис. 7.13
    Структурные изменения сенсорных нейронов, связанные с длительной сенсибилизацией. (Изменено из M. Wainwright et al., J. Neurosci. 22: 4132-4141, 2002.)

    1. Механизмы длительной сенсибилизации. Есть два основных различия между краткосрочной и долгосрочной памятью. Долгосрочная память включает изменения в синтезе белка и регуляции генов, тогда как краткосрочная память — нет.И долговременная память во многих случаях включает структурные изменения. На рисунке 7.13 показаны примеры процессов двух сенсорных нейронов, заполненных красителем, одного от нетренированного животного и одного от обученного животного. Показаны толстый аксональный отросток нейрона и множество мелких ветвей. Вдоль ветвей видны небольшие точечные вздутия или варикозные узлы. Эти варикозные узлы являются пресинаптическими окончаниями сенсорных нейронов, которые контактируют с другими нейронами, такими как двигательные нейроны.(Моторные нейроны нельзя увидеть, потому что только сенсорные нейроны были заполнены красителем.) В части B на рис. 7.13 показан пример сенсорного нейрона, которому инъецировали краситель у нетренированного животного, а в части A показан тот, в который был введен краситель. был заполнен красителем через 24 часа после тренировки по сенсибилизации. Между этими двумя нейронами есть большая разница. Нейрон обученного животного имеет большее количество ветвей и большее количество синаптических варикозных расширений, чем нейрон необученного животного.Следовательно, долговременная память включает изменения в структуре нейронов, включая рост новых отростков и синапсов. Итак, если вы вспомните что-нибудь об этом материале о памяти завтра, или на следующей неделе, или в следующем году, это будет потому, что в вашем мозгу начинаются структурные изменения синапсов!

    Рис. 7.14
    Гены, участвующие в долговременной сенсибилизации.

    Учитывая, что долговременная память включает в себя изменения в экспрессии генов, основной целью нейробиологов является определение конкретных генов и белков, которые участвуют в долговременной памяти. На рис. 7.14 показаны некоторые гены и белки, участвующие в долговременной сенсибилизации. Обратите внимание, что цАМФ, один из вторых мессенджеров, участвующих в кратковременной памяти, также участвует в индукции долговременной памяти.Но теперь, в дополнение к его эффектам на фосфорилирование мембранных каналов, цАМФ, через PKA, фосфорилирует факторы транскрипции, такие как CREB ( c AMP r ответственный e lement b inding белок). Факторы транскрипции, такие как CREB, при фосфорилировании способны регулировать экспрессию генов, что приводит к изменениям в экспрессии белков, которые важны для индукции и поддержания долгосрочных изменений синаптической силы и, следовательно, долговременной памяти.

    Обратите внимание, что не существует единственного «гена волшебной памяти» — скорее, индукция и поддержание памяти, даже в одном нейроне, включает участие нескольких генов и белков, которые действуют синергетически, изменяя свойства нейронов и регулируя свойства нейрона и сила синапса. Также обратите внимание, что изменения в экспрессии генов не происходят сразу — есть разные фазы. Некоторые изменения в экспрессии генов происходят рано, некоторые даже через 24 часа после обучения.

    Долгосрочная потенциация (ДП): вероятный синаптический механизм декларативной памяти

    Устойчивая форма синаптической пластичности, называемая долговременной потенциацией (LTP), как полагают, участвует во многих примерах декларативной памяти. Он присутствует в гиппокампе, который, как известно, участвует в декларативной памяти. LTP может быть изучен на препаратах срезов головного мозга, где электрический шок (тестовый стимул) может быть доставлен к афферентным волокнам, и результирующий суммарный EPSP может быть записан в постсинаптическом нейроне (Рисунок 7.15А). Если путь стимулируется неоднократно (например, каждую минуту), амплитуда ВПСП остается постоянной (рис. 7.15B).

    Подача короткой последовательности высокочастотных (100 Гц) стимулов (т. Е. Столбняка) длительностью 1 секунду на афферентный нерв вызывает два типа усиления в постсинаптическом нейроне. Во-первых, это временное облегчение, называемое посттетанической потенциацией (ПТП), которое проходит через несколько минут. Во-вторых, вслед за PTP следует очень продолжительное усовершенствование EPSP, называемое LTP.LTP — это механизм, необходимый для хранения долговременной памяти (рис. 7.15B).

    Рис. 7.16
    Анимация индукции и экспрессии LTP.

    Рецептор глутамата NMDA-типа имеет решающее значение для некоторых форм LTP, в частности LTP в синапсе CA3-CA1 в гиппокампе. Постсинаптические шипы нейронов CA1 имеют два типа рецепторов глутамата; Рецепторы глутамата NMDA-типа и рецепторы глутамата AMPA-типа (Рисунки 7.16А). Оба рецептора проницаемы для Na + и K + , но у NMDA-типа есть две дополнительные особенности. Во-первых, помимо того, что он проницаем для Na + , он также имеет значительную проницаемость для Ca 2+ . Во-вторых, этот канал обычно блокируется Mg 2+ .

    Даже если глутамат связывается с рецептором NMDA и вызывает конформационные изменения, не происходит оттока K + или притока Na + и Ca 2+ , потому что канал «закупорен» или заблокирован Mg. 2+ .Таким образом, слабый тестовый стимул не откроет этот канал, потому что он заблокирован Mg 2+ . Слабый тестовый стимул вызовет EPSP, но этот EPSP будет опосредован рецептором AMPA. Как будто рецептора NMDA даже не было.

    Теперь рассмотрим последствия появления столбняка (рис. 7.16B). Во время столбняка будет происходить пространственное и временное суммирование ВПСП, продуцируемых множеством афферентных синапсов в общей постсинаптической клетке (Рисунок 7.15А). Следовательно, мембранный потенциал постсинаптического нейрона будет значительно деполяризован, гораздо больше, чем деполяризация, вызванная одним афферентным тестовым стимулом. Поскольку внутренняя часть клетки становится положительной при большом синаптическом входе, положительно заряженный Mg 2+ отталкивается внутренней положительностью и «выталкивается» из канала. Теперь канал отключен, и Ca 2+ может попасть в позвоночник через разблокированный рецептор NMDA. Ca 2+ , который попадает в клетку, активирует различные протеинкиназы, которые затем вызывают долгосрочные изменения.Одним из компонентов долгосрочных изменений является внедрение новых рецепторов AMPA в постсинаптическую мембрану (рис. 7.16C). Следовательно, после столбняка передатчик, высвобождаемый пресинаптическим нейроном под действием тестового стимула, будет связываться с большим количеством рецепторов на постсинаптическом нейроне. Если больше рецепторов связаны и, следовательно, открыты, будет производиться более крупный (потенцированный) ВПСП (то есть LTP) (рис. 7.16C). Помимо увеличения количества постсинаптических рецепторов AMPA, есть свидетельства того, что большее количество медиатора высвобождается из пресинаптических нейронов.Комбинация пресинаптического и постсинаптического эффектов будет действовать синергетически, увеличивая размер синаптического потенциала в постсинаптическом нейроне. Обратите внимание, что этот пример синаптического механизма декларативной памяти имеет некоторое сходство с синаптическим механизмом для примера недекларативной памяти (сенсибилизации), обсуждавшегося ранее. Хотя конкретные детали различаются, оба включают активацию систем вторичных мессенджеров и регуляцию мембранных каналов. Следовательно, на фундаментальном механистическом уровне, похоже, не существует значительных различий между двумя основными классами систем памяти.Основное различие заключается в области мозга и нервной цепи, в которые встроен механизм обучения.

    7.5 Расширение памяти

    Рис. 7.17
    График данных улучшенной памяти у трансгенных мышей.

    Зная некоторые гены и белки, участвующие в памяти, мы можем использовать эту информацию, чтобы попытаться как проверить роль определенных белков в памяти, так и улучшить память.Одним из экспериментальных способов решения проблемы является использование трансгенной технологии, при которой представляющий интерес ген может быть сверхэкспрессирован в организме животного путем введения его в яйцеклетку. Когда потомство перерастет во взрослую особь, можно будет проверить его результаты на тестах на память. Пример этого подхода показан на рисунке 7.17. Здесь роль рецептора NMDA исследовали Джо Цзянь и его коллеги, которые тогда работали в Принстонском университете. Если рецепторы NMDA важны для индукции LTP, а LTP важны для декларативной памяти, можно было бы ожидать, что животные, которые имеют большее количество рецепторов NMDA, будут учиться легче.Рецепторы NMDA были сверхэкспрессированы у мышей, и мышей тестировали с помощью теста распознавания объектов, который обсуждался ранее в этой главе.

    Чтобы оценить производительность мыши в задаче распознавания объекта, экспериментатор измеряет количество времени в течение некоторого заранее определенного периода, которое мышь тратит на исследование одного объекта, по сравнению с количеством времени, которое мышь тратит на исследование другого объекта. Если мышь помнит, что раньше видела один из объектов, она потратит больше времени на изучение нового.Как показано на рис. 7.17, через час после первоначального представления объектов мыши очень хорошо справляются с тестом. Действительно, они верны примерно в 100% случаев. Они знают новый объект. Однако уже через день производительность памяти оставляет желать лучшего, а через три дня становится еще хуже. К одной неделе у мышей не обнаруживается памяти распознавания.

    А как насчет мышей, получивших дополнительные рецепторы NMDA? Теперь, через день после тренировки, у них прекрасная память! Таким образом, дополнительные рецепторы привели к улучшению работы памяти.Это хорошие новости, но плохие в том, что через неделю память не улучшается. Это несколько разочаровывающее открытие не должно вызывать удивления. Хотя рецепторы NMDA важны для памяти, это еще не все. Как указывалось ранее в этой главе, память включает синергетическое взаимодействие множества генов и белков. Поэтому для дальнейшего улучшения памяти необходимо будет манипулировать несколькими генами. В настоящее время это сделать сложно, но, вероятно, в ближайшем будущем это станет возможным.Также будет возможно сверхэкспрессировать интересующие гены в целевых областях человеческого мозга. Будущее лечения людей с нарушениями памяти выглядит многообещающим.

    Этот анимационный ролик, сделанный аспирантами Джулии Хилл и Натальей Розас Де О’Лафлин из программы выпускников неврологии в Медицинской школе Макговерна в UTHealth, объясняет концепцию синаптической пластичности.Он занял третье место в конкурсе видео, посвященном инаугурационному обществу нейробиологии.

    Проверьте свои знания

    Пациент в возрасте 50 лет с недавним повреждением гиппокампа в результате инсульта, вероятно, будет иметь все следующие дефициты, ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ:

    A. Трудности с изучением новых фактов

    B. Затруднения при описании недавнего события

    С.Затруднения в изучении нового словарного слова

    D. Затруднения при воспроизведении детских воспоминаний

    E. Затруднения с запоминанием лица

    Пациент в возрасте 50 лет с недавним повреждением гиппокампа в результате инсульта, вероятно, будет иметь все следующие дефициты, ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ:

    A. Проблемы с изучением новых фактов. Этот ответ НЕПРАВИЛЬНЫЙ.

    Гиппокамп участвует в декларативной памяти, включая память на факты.

    B. Затруднения при описании недавнего события

    C. Затруднения в изучении нового словарного слова

    D. Затруднения при воспроизведении детских воспоминаний

    E. Проблемы с запоминанием лица

    Пациент в возрасте 50 лет с недавним повреждением гиппокампа в результате инсульта, вероятно, будет иметь все следующие дефициты, ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ:

    А.Сложность усвоения новых фактов

    B. Затруднения при описании недавнего события. Этот ответ НЕПРАВИЛЬНЫЙ.

    Гиппокамп участвует в декларативной памяти, включая память о недавних событиях.

    C. Затруднения в изучении нового словарного слова

    D. Затруднения при воспроизведении детских воспоминаний

    E. Проблемы с запоминанием лица

    Пациент в возрасте 50 лет с недавним повреждением гиппокампа в результате инсульта, вероятно, будет иметь все следующие дефициты, ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ:

    А.Сложность усвоения новых фактов

    B. Затруднения при описании недавнего события

    C. Проблемы с изучением нового словарного слова. Этот ответ НЕПРАВИЛЬНЫЙ.

    Гиппокамп участвует в декларативной памяти, включая память словарных слов (семантическая память).

    D. Затруднения при воспроизведении детских воспоминаний

    E. Проблемы с запоминанием лица

    Пациент в возрасте 50 лет с недавним повреждением гиппокампа в результате инсульта, вероятно, будет иметь все следующие дефициты, ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ:

    А.Сложность усвоения новых фактов

    B. Затруднения при описании недавнего события

    C. Затруднения в изучении нового словарного слова

    D. Проблемы с воспроизведением детских воспоминаний. Ответ ПРАВИЛЬНЫЙ!

    Гиппокамп участвует в формировании новых воспоминаний, но не в хранении старых воспоминаний после того, как они были объединены.

    E.Проблемы с запоминанием лица

    Пациент в возрасте 50 лет с недавним повреждением гиппокампа в результате инсульта, вероятно, будет иметь все следующие дефициты, ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ:

    A. Трудности с изучением новых фактов

    B. Затруднения при описании недавнего события

    C. Затруднения в изучении нового словарного слова

    D. Затруднения при воспроизведении детских воспоминаний

    E.Проблемы с запоминанием лица. Этот ответ НЕПРАВИЛЬНЫЙ.

    Гиппокамп участвует в распознавании объектов.

    Кратковременная память может включать в себя все следующие процессы, ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ:

    А.Регуляция экспрессии гена

    B. Активация систем вторичного обмена сообщениями

    C. Модуляция мембранных каналов

    D. Модуляция расцепителя передатчика

    Кратковременная память может включать в себя все следующие процессы, ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ:

    A. Регулирование экспрессии генов. Этот ответ ПРАВИЛЬНЫЙ!

    Регуляция экспрессии генов связана с долгосрочными воспоминаниями, а не с краткосрочными.

    B. Активация систем вторичного обмена сообщениями

    C. Модуляция мембранных каналов

    D. Модуляция расцепителя передатчика

    Кратковременная память может включать в себя все следующие процессы, ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ:

    A. Регуляция экспрессии гена

    B. Активация систем вторичного обмена сообщениями. Этот ответ НЕПРАВИЛЬНЫЙ.

    Активация систем вторичного обмена сообщениями, таких как цАМФ, связана с кратковременной памятью.

    C. Модуляция мембранных каналов

    D. Модуляция расцепителя передатчика

    Кратковременная память может включать в себя все следующие процессы, ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ:

    A. Регуляция экспрессии гена

    Б.Активация систем второго мессенджера

    C. Модуляция мембранных каналов. Ответ НЕПРАВИЛЬНЫЙ.

    Каналы с синхронизацией по напряжению и со стробированием передатчика связаны с кратковременной памятью.

    D. Модуляция расцепителя передатчика

    Кратковременная память может включать в себя все следующие процессы, ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ:

    А.Регуляция экспрессии гена

    B. Активация систем вторичного обмена сообщениями

    C. Модуляция мембранных каналов

    D. Модуляция расцепителя передатчика. Этот ответ НЕПРАВИЛЬНЫЙ.

    Изменения силы синапсов связаны с кратковременной памятью.

    Классический кондиционер — это пример:

    А.Семантическая память

    B. Эпизодическая память

    C. Неявная память

    D. Декларативная память

    E. Неассоциативная память

    Классический кондиционер — это пример:

    A. Семантическая память. Этот ответ НЕПРАВИЛЬНЫЙ.

    Семантическая память — это тип декларативной памяти, тогда как классическое кондиционирование — это тип недекларативной (неявной) памяти.

    B. Эпизодическая память

    C. Неявная память

    D. Декларативная память

    E. Неассоциативная память

    Классический кондиционер — это пример:

    A. Семантическая память

    B. Эпизодическая память. Этот ответ НЕПРАВИЛЬНЫЙ.

    Эпизодическая память — это тип декларативной памяти, тогда как классическое кондиционирование — это тип недекларативной (неявной) памяти.

    C. Неявная память

    D. Декларативная память

    E. Неассоциативная память

    Классический кондиционер — это пример:

    A. Семантическая память

    B. Эпизодическая память

    C. Неявная память. Ответ ПРАВИЛЬНЫЙ!

    Д.Декларативная память

    E. Неассоциативная память

    Классический кондиционер — это пример:

    A. Семантическая память

    B. Эпизодическая память

    C. Неявная память

    D. Декларативная память. Ответ НЕПРАВИЛЬНЫЙ.

    Классическое кондиционирование — пример недекларативной памяти.

    E. Неассоциативная память

    Классический кондиционер — это пример:

    A. Семантическая память

    B. Эпизодическая память

    C. Неявная память

    D. Декларативная память

    E. Неассоциативная память. Этот ответ НЕПРАВИЛЬНЫЙ.

    Классическая обусловленность — это форма ассоциативного обучения, которая контрастирует с примерами неассоциативной памяти, такими как сенсибилизация.

    Пожертвования Neuroscience Online помогут профинансировать разработку новых функций и контента.

    Психология: 9

    Психология: 9 Центр Жака Маритена: Психология / Майкл Махер, С.J.

    ГЛАВА IX.

    ПАМЯТЬ. МЕНТАЛЬНАЯ АССОЦИАЦИЯ.

    Память. — Термин Память в обычном языке обозначает способность сохранять, воспроизводить и распознавать репрезентации прошлого опыта. Эти несколько характеристик памяти различаются по степени совершенства у одного и того же человека и у разных людей. Эта сила, рассматриваемая как способность сохранять наши умственные достижения, получила название Консервативный факультет .Это необходимое условие всякого знания. Простейший акт суждения, а также самая длинная цепочка рассуждений обязательно подразумевают удержание . Но приобретения плюс консервации мало. На протяжении всей нашей жизни большая часть нашего ментального имущества находится под поверхностью сознания и существует только в состоянии потенциального воскрешения. Это сила вспоминания и распознавания этих дремлющих познаний, которая завершает и совершенствует этот инструмент познания.Акт узнавания радикально отличается от простого повторного появления старого ментального состояния; но и то и другое иногда относилось к репродуктивному факультету .

    Аристотель различает память ( mnêmê ), пассивную способность удерживания и воспоминания ( anamnêsis ), силу активный поиск или отзыв. Разделение аналогично разделению современных писателей на спонтанных или автоматических воспоминаний и произвольных воспоминаний или воспоминаний .Св. Фома сравнивает операцию воспоминания с силлогизацией, прогрессом от известного к неизвестному, от запоминаемого к забытому. Поскольку она включает в себя волевую и рациональную деятельность, она ограничена человеком, в то время как память присуща животным. Гамильтон ограничивает память имени сохраняющей или консервативной способностью разума, в то время как в репродуктивную способность он включает как воспроизводство, так и узнавание. Собственно воображение он описывает как репрезентативную способность.

    Репродукция. — Краткое исследование нашего разума показывает, что даже спонтанные мысли и воспоминания о прошлых событиях не возникают совершенно случайно. Это правда, что наше воображение может развиваться очень быстро и, по-видимому, произвольно, в то время как далеко далекие действия и эпизоды часто появляются в воображении неожиданным и несвязанным образом. Тем не менее, более пристальное внимание к воспроизводимым состояниям обычно выявляет слабые и ненавязчивые связи, связывающие воедино звенья того, что выглядело как случайная серия мыслей.

    Процесс воспоминания. — Но именно в акте воспоминаний или воспоминаний , в постоянных усилиях вспомнить какой-то прошлый опыт, мы наиболее ясно осознаем, что поток представлений, которые проходят перед нашим сознанием, не протекает совершенно случайно и не случайно. беззаконие. Исходя из смутного представления о событии, которое мы хотим запомнить, мы пытаемся вернуться к нему с помощью чего-то связанного с ним во времени, месте или любым другим видом близости.Сначала мы пытаемся поместить себя в ментальную ситуацию первоначального инцидента. Затем мы замечаем, что, фиксируя наше внимание на каком-либо конкретном событии, мы делаем его более ярким, и постепенно вспоминаются многочисленные сопутствующие обстоятельства. Соответственно, наша обычная процедура состоит в том, чтобы ухватить и усилить вниманием, сила того одного из вновь пробудившихся воспоминаний, которое, по нашему мнению, наиболее вероятно приведет к желаемому результату. Когда наш взгляд сосредоточен на этом свежем центре, новая система объектов, связанных сходством, смежностью или контрастом, начинает появляться из темноты, и здесь мы повторяем наш процесс выбора, снова выбирая наиболее многообещающую цепочку.Повторяя подобный выбор и отвергая, мы постепенно приближаемся к объекту преследования, пока он, наконец, не вспыхнет перед нами с более или менее живым чувством удовлетворения. На протяжении всего нашего исследования у нас должно быть какое-то смутное представление, некий общий план опыта, который мы ищем, чтобы направить нас по наиболее вероятным путям. Это становится очевидным в заключительном акте признания, поскольку на этой стадии мы начинаем осознавать, что вновь открытый факт точно вписывается в смутные очертания, которые все еще сохраняются.Сопутствующее удовольствие возникает из-за восприятия согласия между новым и старым, вместе с чувством облегчения, вызванным удовлетворением неопределенного желания.

    Правила ассоциации. — Изучение такой операции, как только что описанная, убеждает нас, что наши воспоминания сменяют друг друга не произвольно, а по определенным законам. Тщательное наблюдение за нашими умственными процессами позволило психологам свести эти законы к нескольким очень общим принципам.Эти принципы, которые обусловливают воспроизведение феноменов ума, были названы законами мысленного внушения или законами ассоциации идей . Главные из них:

    (1) Закон подобия или сродства в характере .

    (2) закон контраста или оппозиция в знаке .

    (3) Закон примыкания , содержащий ассоциацию а) в пространстве и (б) в времени .

    Сходство. — Закон подобия выражает общее условие, что разум в присутствии любого ментального состояние имеет тенденцию воспроизводить подобное состояние в прошлом опыте ; или, как это иногда выражается, психических состояний предполагают, что или напоминают о своих прошлых опытах . Однако предыдущая форма выражения обладает тем преимуществом, что привлекает внимание к моменту, который часто упускается из виду английскими психологами, а именно к тому, что связывающая или связывающая сила находится в уме, а не в преходящих явлениях.Впечатление или идея, рассматриваемые просто как индивидуальный феномен, сами по себе не содержат причины, по которой другое ментальное событие, подобное или непохожее на него, должно быть его преемником. Только постоянство Субъекта делает возможным объединение состояний. Ум, сохраняя в виде привычек или слабых модификаций прежний опыт, воскрешает при возникновении сходных или контрастирующих событий скрытое состояние и распознает сходство, которое существует между новым и старым. Таким образом, очевидны порочные рассуждения авторов сенсаций, которые объясняют как разум, так и материальный мир, включая человеческий организм, продуктом ассоциации идей.

    Примеров ассоциации по сходству бесчисленное множество. Фотография напоминает оригинал, лицо, которое мы видим, рассказ, который мы читаем, музыкальное произведение или песня, которые мы слышим, — все это напоминает нам о подобных переживаниях в прошлом. Даже менее изысканные ощущения прикосновения, вкуса и запаха заставляют нас вспоминать, как впечатления из нашей предыдущей жизни. Живопись, скульптура, драма и другие виды изобразительного искусства стремятся угодить своим успехом в подражании. Удовольствие от остроумия и юмора, очарование жизнерадостного образного языка в поэзии или прозе и восхищение, завоеванное великими ударами научного гения, точно так же в значительной степени основаны на удовлетворении тенденции, с которой ум побуждается пройти мимо. от мысли к подобной.

    Контраст. — Закон контраста провозглашает общий факт, что разум в присутствии любого психического состояния имеет тенденцию воспроизводить контрастные состояния, ранее испытанные . Или это может быть сформулировано в предположении, что психических состояний предполагают противоположные состояния прошлого опыта . Идея расточительного богатства напоминает идею нуждающейся бедности, холод предполагает тепло, черный белый цвет, порок добродетели и так далее. Однако с самого начала считалось, что этот закон можно свести к более окончательным принципам.Фактически, широкое заявление о том, что ментальные состояния склонны к возрождению прежних восприятий, как подобных, так и непохожих на них, привело бы к парадоксу, если не к действительному противоречию. По правде говоря, этот закон, поскольку он является ментальным, а не результатом органической реакции, является результатом объединения сил, сходства и смежности. Это станет очевидным в ближайшее время.

    Примыкание. — Закон смежности формулирует истину, что разум в присутствии объекта или события, актуального или идеального, имеет тенденцию вспоминать другие объекты и события, ранее тесно связанные в пространстве или времени с нынешними .Часто невозможно провести жесткую границу между ассоциациями из-за тесной связи во времени и ассоциациями, основанными на смежности в пространстве. Если смотреть с ментальной стороны, мы говорим, что субъективные впечатления произошли одновременно или в тесной последовательности; Если смотреть с противоположной точки зрения, мы говорим, что воспринимаемые объекты были локально смежными. Внушение по смежности, будь то в пространстве или во времени, — самая важная и далеко идущая форма ассоциации. Он не ограничивается когнитивными действиями, но также включает эмоции, волю и внешние движения.Это принцип, на котором основана любая система образования, как умственного, так и физического; школа сенсаций в этой стране возвела его во всемогущую организацию, посредством которой были созданы все знания и вера в отношении пространства и времени, разума и материи. При рассмотрении чувственного восприятия мы указывали, как вкус, запах, осязание и вид предметов взаимно предполагают друг друга. Непрерывное общение также является основным источником наших радостей и страданий. Процесс обучения ходить, говорить и писать, а также овладение различными ручными искусствами основывается на тенденции последовательно повторяемых действий слиться в таком единстве, что каждое побуждает к воспроизведению следующего.Язык возможен, потому что слуховые звуки разрастаются и ассоциируются, с одной стороны, с визуальным изображением объекта, а с другой — со сложной группой моторных или мышечных движений. импульсы, участвующие в произнесении имени; а литературу можно понять только благодаря чудесному повелению, которое повторяющиеся ассоциации давали нам над бесчисленными комбинациями отдельных букв, покрывающих страницу книги.

    Временной заказ. . — Хотя, как мы уже сказали, ассоциации в пространстве часто тесно связаны со связями во времени, есть одна важная особенность, в которой последние отличаются от первых.Благодаря постоянному сосуществованию отдельных частей протяженного объекта и нашей визуальной способности одновременно воспринимать эти части, ни одна конкретная точка не получает особого приоритета; следовательно, мы можем в воображении, как и в предыдущей реальности, переходить в любом порядке от одной точки к другой. Но в последовательных состояниях, когда каждое отдельное впечатление выпадает из сознания до появления следующего, вся сила ассоциации заключается в воспроизведении ментальных состояний в их первоначальном порядке возникновения.

    Редукция этих законов. . — Смежное внушение является агентом такого обширного диапазона ментальных феноменов, что некоторые психологи считают сходство, контраст и все другие формы ассоциации просто частным применением этого окончательного принципа. Другие, напротив, считают смежность частным случаем подобия — подобия в пространстве или времени.

    Контраст проанализирован. — Мы уже говорили о том, что закон контраста разрешим. Contraria sunt ejusdem generis. Контраст предполагает родовое сходство. В уме нет предрасположенности перейти от идеи цивилизации к идее жидкости или черного, потому что между ними нет отношения сходства. Но существует легкий переход мысли от цивилизации к варварству, от твердого тела к жидкому и от черного к белому, потому что каждая пара терминов относится к общему классу. Тем не менее, это не совсем завершает объяснение, так как в классе может быть много видов, и нет никаких особых чувствуется склонность переходить к промежуточным объектам, например, от белого к зеленому или красному.Здесь принцип непрерывного внушения дополняет принцип подобия. Мы привыкли встречать в литературе, языке и повседневном опыте противопоставленные термины и предметы, связанные вместе в пары; и фактически вся судебная функция интеллекта состоит в различении непохожих вещей и ассимиляции подобных вещей, так что мы естественным образом обретаем способность переходить от понятия к его противоположности.

    Попытка анализа сходства. — Попытка свести сходство и смежность к единому принципу не так уж и успешна, хотя они, очевидно, связаны. Психологи, утверждающие, что смежность является наиболее общим принципом, объясняют внушение кажущимся сходством как действительно связанным с тем фактом, что те черты в настоящем объекте, которые также существовали в первом объекте, вызывают смежностью части, которые были смежными с ними в этом случае. Таким образом, когда лицо незнакомца напоминает мне сходство со старым другом, считается, что процесс состоит из более глубокого впечатления об общих чертах, которое является результатом того факта, что эти черты были ранее восприняты, а затем последующего восстановление черт, которые раньше были смежными, в то время как наш интерес и внимание отвлекаются от соседних в настоящем опыте.

    Следующий анализ подобия был дан немецкими психологами Маасом и Бьюнде: Пусть лицо, которое сейчас видно впервые, будет называться B. Пусть первое лицо, вспоминаемое по подобию B, будет обозначено как A. Пусть точки, общие для обоих, будут называться B. м. Пусть непохожие черты, присущие B, будут называться b, а присущие A — a. Теперь, когда B наблюдается, знакомая, но неожиданная особенность m привлекает внимание, в то время как менее интересная b игнорируется. Но раньше m часто объединяли с a, составляющим полное представление A, и, соответственно, возвращая своего старого партнера, оно восстанавливает A.«Когда, например, я смотрю на портрет сэра Филиппа Сиднея, мне вспоминается его сходство с портретом королевы Елизаветы из-за ершика на шее каждого, что в данном случае является единственной общей чертой. , и сразу привлекает внимание. Ерш возвращает все, кроме портрета Ее Величества — головной убор, черты лица, скипетр, мантию и т. Д., Пока все не будет восстановлено ». {1} Мистер Дж. Уорд в аналогичных строках утверждает, что ассоциативная или суггестивная сила заключается только в предыдущей смежности, и что подобие — это лишь случайное отношение, распознаваемое после того, как воспроизведение завершено. {2}

    Попытка анализа смежности. — Писатели, которые рассматривают сходство как высший закон, описывают смежность как просто частный случай сходства. При этом утверждается, что никакая часть настоящего представления не может быть «общей» для предыдущего ментального состояния в строгом смысле того, что она численно едина и идентична в двух случаях. Даже психические состояния, вызванные созерцанием одного и того же объекта сейчас и пять секунд назад, представляют собой два действительно разных сознательных акта.Но нельзя отрицать, что переживание — ощущение, интеллектуальное познание или эмоция — часто напоминает подобное состояние, которое произошло в совершенно другой среде в очень отдаленный период. Например, нет никакой связи между нынешним восприятием фотографии, увиденной впервые, и лицом друга, которого я не встречал двадцать лет. Поэтому, как утверждается, мы должны признать в качестве окончательного факта эту тенденцию разума воспроизводить прошлые переживания, связанные с настоящим только по подобию.Более того, случаи, описываемые как непрерывные ассоциации, представляют собой просто особые формы подобия — подобия в пространстве или времени. Когда, например, мост напоминает образ дома, который раньше стоял рядом, говорят, что эта ассоциация является одним из частичного сходства между настоящим и прошлым ментальными состояниями. Ум в настоящее время находится в таком состоянии, в каком он был раньше.

    Герберт Спенсер делает подобие единственным окончательным принципом: «Фундаментальный закон ассоциации состоит в том, что каждое (ментальное состояние) в момент представления объединяется со своим , как в прошлом опыте.. . Кроме этого нет другого; но все дальнейшие явления ассоциации случайны ». Точно так же Хёффдинг:« Каждая ассоциация по смежности предполагает ассоциацию по сходству или, по крайней мере, немедленное признание. Когда яблоко передо мной переносит мои мысли к Адаму и Еве, это потому, что сначала — возможно, так быстро, что я едва осознаю это — я подумал о яблоке на дереве познания. Ассоциация по сходству, лежащая в основе ассоциации по смежности, может легко ускользнуть от нашего внимания.Но это звено, без которого нельзя обойтись »(соч. Стр. 158.)

    Гамильтон первоначально принял анализ Мааса и провозгласил в качестве единого всеобъемлющего принципа ассоциации закон повторной интеграции или тотальности: Мысли предполагают друг друга, которые ранее составляли части одного и того же целостного или полного акта познания. {3} Более того, он проследил признание этого принципа до св. Августина, {4} и даже до Аристотеля.Впоследствии, однако, в своей работе On Reid , примечание D *** Гамильтон отказался от этой точки зрения и признал как Сходство, так и Смежность несводимыми. Таким образом, он формулирует два принципа: (1) ЗАКОН ПОВТОРЕНИЯ или ПРЯМОГО ПАМЯТИ: Мысли, идентичные по модификации (то есть подобные действия ума), но различающиеся во времени, имеют тенденцию наводить на мысль друг о друге. (2) ЗАКОН ПОВТОРНОЙ ИНТЕГРАЦИИ, КОСВЕННОГО ВОСПОМИНАНИЯ или НАПОМИНАНИЯ: Мысли, когда-то совпадающие во времени, однако различны как ментальные модусы, опять же наводящие на размышления друг о друге и во взаимном порядке, в котором они первоначально проводится. Термины Прямой и Косвенный отмечают тот факт, что ментальное состояние немедленно или напрямую напоминает то, что было в прошлом, и, опосредованно, несходные состояния, ранее соприкасающиеся с этим восстановленным элементом. Эта последняя позиция Гамильтона сродни позиции Сент-Томаса, как будет видно позже.

    Критика. — Нам кажется, что сходство и смежность, хотя они обычно взаимосвязаны в своем действии, содержат каждый отдельный элемент.С одной стороны, это фундаментальный не сводимый закон, согласно которому нынешние ментальные состояния имеют тенденцию пробуждать представления о себе подобных в прошлой жизни. С другой стороны, эти воспроизводимые представления обычно вызывают в отличие от смежных элементов, которые раньше сосуществовали вместе с ними. Второй факт не может быть действительно разделен на первый, а первый — на второй. Мы, конечно, можем включить обе формы внушения в одно словесное высказывание, но их радикальное различие все равно останется.Хотя прилагательные «аналогичный» или «такой же» могут использоваться для обозначения согласования даты как Так же как подобие качества, мы не должны забывать, что совпадение по времени является чем-то существенно отличным от сходства по природе .

    Физиологическая гипотеза. — Предполагается, что физиологический аналог закона внушения посредством смежности лежит в тенденции групп нервных элементов головного мозга, которые вместе действовали вместе в первоначальном опыте, повторять это снова всякий раз, когда какая-либо часть группа стимулируется.Гипотеза кажется правдоподобной, хотя, конечно, прямых доказательств на этот счет нет.

    Предполагается, что физический коррелят закона подобия таким же образом состоит из определенной «симпатической» силы настоящего нервного возбуждения, чтобы вновь пробудить к активности нервные элементы, ранее возбужденные аналогичным образом. Нервный тремор, сопровождающий исходное познание, оставленное им, предполагается в мозговом веществе, постоянная склонность к повторению; и предполагается, что нынешнее подобное возбуждение — предположительно в другой клеточной материи — может посредством своего рода симпатического влияния вызвать репетицию старого движения.Признаемся, это нам кажется гораздо менее удовлетворительным. В каком смысле церебральный нервный тремор соответствует изображению сетчатки шестидюймовой фотографии, особенно похожему на изображение, возбужденное оригиналом — шестифутовым мужчиной, — увиденным три месяца назад? Как можно понять эту «симпатическую близость»? Нам кажется, что внушение подобием — где это не может быть сведено к смежности — вовлекает высшую сверхчувственную активность ума, для которой невозможно вообразить соответствующее мозговое действие.Отсюда и трудность.

    Кооперативные ассоциации. — Термины составных или сложных ассоциаций используются для обозначения тех форм внушения, в которых две или более различных линий связи взаимодействуют в воспроизведении ментального состояния или серии ментальных состояний. Слово кооператив , как нам кажется, более точно описывает природу этого процесса, в котором несколько отдельных цепей соединяются вместе, чтобы усилить силу ассоциации.Фраза конфликтующих ассоциаций затем будет точно обозначать те контрастирующие явления, в которых линии суггестивной силы расходятся. Примеры кооперативного объединения многочисленны; на самом деле, мы редко находим внушение, действующее по уединенному, изолированному пути. Воспоминание стихотворения может быть частично вызвано слуховыми ассоциациями рифмы и размера. частично из-за последовательности связанных мыслей, а частично из-за визуального изображения страницы, на которой были напечатаны стихи.Наиболее знакомые навыки, такие как ходьба, говорение, письмо, расчесывание волос, игра на фортепиано, являются результатом сотрудничества параллельных серий осязательных, моторных, визуальных или слуховых серий связанных ощущений; хорошо известна огромная помощь, которую оказывают местные ассоциации в реанимации забытых событий, когда другие связи ослабли.

    Конфликтующие ассоциации. — Конфликтующие или препятствующие ассоциации иллюстрируют случайные недостатки, которые мы так часто находим связанными с действием общеполезного закона.Подобно тому, как желаемое воспоминание может быть облегчено несколькими конвергентными ассоциациями сходства или смежности, так оно может быть затруднено их расхождением. Стих или слово, которые связаны в стихотворении или речи более чем с одним контекстом, часто сбивают нас с правильного пути. Цель загадки или головоломки — именно этот результат. Воспоминание имени, первая буква которого у нас есть, также может быть затруднено; и случайное присутствие любой сильной контр-ассоциации, связанной с настоящей идеей, может временно нарушить нашу способность к воспоминаниям.Опыт учит нас, что лучший метод действий в таких случаях — обеспечить новое беспристрастное начало, полностью отворачиваясь от предмета на некоторое время, пока живость связи между мешающим словом или идеей и расходящейся серией не уменьшится, или до тех пор, пока мы не натолкнемся на какую-нибудь независимую линию внушения, когда погоню можно будет возобновить с лучшими шансами на успех. Таким образом объясняется внезапное возрождение утраченных идей, когда мы погружаемся в новое занятие после тщетных долгих поисков.Психологически вводящие в заблуждение ассоциации усиливались во время нашей тщетной борьбы, а физиологически возмущенное состояние мозга делало невозможным воспроизведение нейронного коррелята желаемой репрезентации. Но последующая перестройка породила особый набор психических и физических условий, которые делали реанимацию возможной и которые автоматически или под влиянием сохраняющегося полусознательного волеизъявления исключали потерянную мысль.

    Вторичные законы. — В дополнение к этим Основным законам ассоциации или внушения существуют некоторые другие общие условия, определяющие эффективность памяти и припоминания. Некоторые или все они были по-разному выражены под такими названиями, как закон предпочтения , второстепенные законы и общие условия приобретения и воспроизведения . Как бы они ни были описаны, они служат для объяснения различной силы ассоциаций, не учитываемых другой группой.Ведущие принципы в этом вторичном классе: (1) Яркость впечатления; (2) частота повторения; и (3) Недавность.

    Яркость. . — Если предположить, что действие других законов остается постоянным, то чем глубже, интенсивнее или сильнее исходное впечатление, тем более долговечным будет его сохранение и тем легче его воспроизведение. Яркость впечатления сама объективно зависит от врожденной привлекательности или силы стимулов и субъективно от энергии нашего произвольного внимания.Новизна, красота или подавляющая сила одного опыта могут сделать его постоянным на всю жизнь; а глубокий интерес или интенсивное приложение внимания могут в значительной степени компенсировать отсутствие других условий воспроизводства. Поэтому пробудить и поддержать интерес всегда должно быть главной целью учителя, поскольку все, что изучается по этому мотиву, усваивается с большей легкостью и удерживается с большим упорством.

    Частота. — Нет необходимости останавливаться на влиянии повторения.При повторении, особенно через короткие промежутки времени, слабая ассоциация, созданная первым непрерывным возникновением двух событий, постепенно превращается в почти непреодолимую внушающую силу. и хрупкая связь подобия превращается в железную связь. Именно повторением нужно в конечном итоге исправить все другие недостатки памяти.

    Новость. — Третий закон тоже знаком. Чем короче прошедшее время и чем меньше промежуточных впечатлений, тем легче вспомнить прошлую мысль или серию мыслей.Следовательно, важно, чтобы первые уроки по новому предмету повторялись через короткие промежутки времени, иначе эффект каждого впечатления полностью исчезнет перед следующей попыткой. Взаимодействие одного или нескольких из этих законов с одним или несколькими другими будет учитывать вариации внушаемости или внушаемости определенных психических состояний.

    Порядок воспроизведения. — Из двух связанных терминов, таких как имя и его объект, знак и обозначаемая вещь, средство и его цель, один может иметь гораздо больше возможностей вспомнить другой, чем , наоборот, .Это может быть связано либо с обычным движением нашего внимания в регулярном порядке, как в случае повторения алфавита, либо с направлением, к которому естественным образом стремится наш интерес, когда символы или средства указывают на конечный объект. Это также может быть связано с тем обстоятельством, что один из терминов встречался чаще или позже, чем другой, или с тем фактом, что он связан с большим количеством кооперативных нитей ассоциации, присутствующих в настоящее время.

    Удержание. — Проблема сохранения переживаний обсуждалась так же остро, как и проблема воспроизводства. То, что познания de facto сохраняются в той или иной форме, хотя и не реализованы в сознании, на самом деле является лишь гипотезой, но все же той, которая нам непреодолимо навязывается. У нас есть постоянные доказательства того, что мы можем вспомнить знакомые прошлые события, и, следовательно, мы убеждены, что они обитали внутри нас в течение этого интервала. Теория, предложенная Аристотелем и школьниками по этому поводу. предмет был резюмирован во фразе, описывающей память как thesaurus specierum .Под видами , как мы уже говорили, схоластические философы понимали модификации, которые психически отражают внешние объекты и которые были возбуждены в душе действием этих объектов. Эти видов или познавательных действий были классифицированы как чувственные или интеллектуальные в зависимости от того, как они относились к интеллекту или чувствам, и средневековые психологи учили, что, когда переживания исчезают из сознания, душа наделена способностью сохранять эти модификации в виде слабых предрасположенностей или привычек. .Но удержание не только ментальное; организм взаимодействует. Душа — это не обособленный дух, а информирующий принцип, зависящий от тела, которое она оживляет. Следовательно, последний участвует в сохранении и воспроизводстве, как и в первоначальном восприятии. Физическое впечатление, как и мысленный акт, должно сохраняться привычным образом, чтобы быть вызванным к действию в подходящем случае. {5}

    Ультра-спиритуалистическая теория. — Современные писатели, отошедшие от этой точки зрения, обычно ошибаются учет памяти как свойства только души или только тела. Сэр Уильям Гамильтон рассматривает все физиологические гипотезы по этому вопросу как нефилософские и не позволяющие понять природу памяти, и утверждает, что «все они слишком презренны даже для серьезной критики». {6} Это замечание совершенно справедливо, если физическая теория сама по себе выдвигается как адекватное объяснение памяти, то есть независимо от любого удержания постоянным умом; но в остальном это несостоятельно.

    Физиологическое обоснование доказано. — То, что существует вспомогательный сопутствующий процесс органического сохранения, от которого разум хотя бы частично зависит, становится вероятным благодаря множеству фактов. (1) В молодости, когда организм наиболее пластичен, мы легко способны приобретать самые стойкие привычки и воспоминания. (2) Эта способность ухудшается в более позднем возрасте, когда организм становится менее податливым. (3) Травмы головного мозга, лихорадка и церебральные заболевания часто оказывают поразительное воздействие на память, в то время как другие когнитивные способности остаются неизменными.Определенные периоды жизни, особые виды опыта, классы слов, определенные языки, определенные части речи и даже отдельные буквы внезапно стираются из-за физических нарушений головного мозга. (4) Более того, эти потери часто внезапно восстанавливаются при рецидиве аномальных мозговых состояний. (5) Наконец, в обычном опыте обнаруживается, что здоровье, бодрость и свежесть мозга являются наиболее важными условиями приобретения знаний.

    Собственная теория Гамильтона принадлежит Гербарту и многим немецким философам-спиритуалистам.Он объясняет память в соответствии с доктриной о латентных или бессознательных ментальных модификациях как результат собственной энергии ума. Представления или познания — это не пассивные впечатления, а спонтанная деятельность души, вызванная внешними раздражителями. Как модусы субъекта едины и неделимы, они не могут быть уничтожены — часть эго должна быть отделена или уничтожена, если некогда существовавшее познание снова будет погашено. Таким образом, настоящая проблема Гамильтона не в воспоминаниях, а в забвении; и он объясняет это тем, что из-за постепенного ослабления и затемнение прежних состояний вследствие подъема при последовательных действиях в ограниченную сферу сознания.Это исчезновение или угасание старых энергий продолжается, но они никогда не стираются полностью.

    В отношении этой доктрины у нас есть место только для того, чтобы указать на ошибочную идею, связанную с представлением прошлого акта восприятия как сохраняющегося в просто пониженной степени активности. С такой точки зрения сознание было бы лишь случайностью познания. Эта ошибка связана с буквальной интерпретацией метафорического языка относительно поверхности сознания .Познание не может, сохраняя свою реальность как познание, погрузиться в бессознательное, подобно тому как воздушный шар или водолазный колокол спускается в более плотные или более глубокие слои. Истинная концепция удержания — старая, per modum Gabbus . Акт знания, когда он вышел из мысли, больше не является деятельностью или энергией; как действие оно погибло, но за время своего существования оказало воздействие на душу в форме привычки или предрасположенности, которые при повторении подходящих условий способны дать начало представлению о прежнем состоянии.

    Чисто физическая теория. . — Однако гораздо более ошибочной является теория, которая, преувеличивая возможности органического фактора, объясняла бы память чисто материалистическим образом. Доктор Бейн, мистер Спенсер, доктор Модсли и М. Рибо — хорошо известные представители этой точки зрения. В этой гипотезе память является « per se биологическим фактом — случайным психологическим фактом». {7} Каждому познавательному акту, чувственному или интеллектуальному, соответствует определенное нарушение какой-либо группы нервных волокон и нервных клеток в головном мозге.Такой кластер нейронных элементов, вибрирующих или действующих вместе, сохраняет тенденцию снова действовать аналогичным образом. Формируются линии наименьшего сопротивления, и каждое повторение сознательного акта с его перегруппировкой соответствующего набора клеток придает большую стабильность церебральной регистрации. Однако эти органические модификации согласно более поздних представителей, которые следует рассматривать не столько в свете механических впечатлений, наложенных на субстанцию ​​мозга, сколько «динамическое родство» или союзы, созданные между отдельными центрами активности, посредством которых одновременное повторное возбуждение оригинала группировки могут быть защищены.Возрождение старого нервного тремора, как предполагается, дает вполне достаточное объяснение феномена воспоминания. «Память, по сути, является сознательной фазой этой физиологической предрасположенности, когда она становится активной или выполняет свои функции при повторении конкретного ментального опыта». {8}

    Признание. — Слабое место этой теории, когда она выдвигается в качестве полного объяснения памяти, состоит в том, что она просто игнорирует суть проблемы — акт узнавания.Помимо непреодолимой трудности, связанной с физиологическим законом метаболизма — фактом постоянного изменения материальной субстанции тела — эта гипотеза не может различить воспроизведение состояний, подобных прежним, и выявление этого сходства. Проблема, которую предстоит решить, заключается в том, как некоторые поразительные переживания, такие как вид Кельнского собора, смерть моего отца, пожар в доме друга, первый пони, на котором я ехал, могут быть сохранены в течение пятидесяти лет так, что, когда как старик, я чувствую абсолютную уверенность в совершенном согласии во многих деталях между представлением события, которое сейчас в моем сознании, и первоначальным восприятием.То обстоятельство, что прохождение нервного тремора через систему нервных волокон может оставить там повышенную возможность для аналогичного возмущения в будущем, никоим образом не указывает на то, как это второе возбуждение или сопутствующее ему психическое состояние должно распознавать себя как представление. из первых. Для объяснения фактов требуется постоянный принцип, отличный от изменяющегося организма, способный сохранять старые состояния в той или иной форме, а также в силу своей собственной неизменной идентичности, способный распознавать воскрешенный образ как представление о существе. прежнее познание.При таком принципе сохранение физиологических «следов» или «остатков» может способствовать его способности к воспроизводству и может служить для учета различий в индивидуальных способностях; но без такого упорного ума пластические свойства нерва бесполезны для объяснения этого явления.

    Факт признания неизменно упускается из виду в этом пункте спора противниками умственного удержания. Таким образом, г-н Марк Болдуин утверждает, что познание является «умственным продуктом, зависящим от (церебрального) процесса, и в отсутствие этого процесса оно просто перестает существовать.Истинный ответ на вопрос о том, где находится представление, во времени между восприятием и памятью (воспроизведением), нет »(соч. Соч. Стр. 156.)

    На это могут возразить, что нелегко точно определить, где находится познание, даже когда оно возрождается. Вероятно, в какой-то части головного мозга наблюдается волнение, но очевидно, что это не «умственный продукт». Во-вторых, мистер Болдуин совершенно прав, утверждая, что презентация больше не существует в реальном состоянии.Конечно, нет, согласно Гербартовской точке зрения, «затонул в подсознании, как камень в озере». Тем не менее, факт распознавания подразумевает нечто большее, чем постоянное изменение вещества мозга, чтобы связать эти два ментальных события. Акт воспоминания — это не просто порождение психического состояния, подобного предыдущему, из-за повторения аналогичного церебрального процесса. Это не просто «действительно новая презентация», напоминающая старый образ. Это включает признание согласия между настоящим состоянием и предыдущим опытом, возможным только в том случае, если этот опыт был сохранен в той или иной форме агентом, который их идентифицирует; и этот агент — не просто совокупность клеточного вещества.Независимо от того, говорим ли мы о сохранении как достигнутом посредством видов, или «модификаций», или «предрасположенностей», созданных в уме, стойкость эффекта прежнего ментального акта в уме, а не только в мозгу, является решающим фактором. только средство, с помощью которого мы можем рационально объяснить последующую идентификацию настоящего с прошлым опытом.

    Воспоминание. — Однако, помимо узнавания, особая форма активной или произвольной памяти, названная воспоминанием или воспоминанием , опровергает материалистическую гипотезу.В этой операции разум контролирует и направляет ход своих идей. Процесс включает в себя размышление, сравнение и активное интеллектуальное познание отношений, в то время как свободное принятие или отклонение избранных линии мысли составляют его наиболее существенную черту. Теперь, самое большее, чисто физическая теория могла бы объяснить пробуждение представлений о прошлом опыте случайным действием некоторого внешнего стимула, который заставляет задействованную группу нервов вибрировать по-старому.Но если такого внешнего стимула нет, как объяснить это воспоминание? Несомненно, слабые чувственные впечатления, приходящие без них, иногда воскрешают непроизвольные воспоминания, но наша повседневная жизнь убеждает нас, что давно минувшие события также сознательно вспоминаются самим умом. Он говорит нам, что мы можем использовать законы ассоциации для воспроизведения по выбору особой серии событий, и что в зависимости от того, как они возникают, мы можем снова выбирать конкретных индивидов из этих серий, чтобы сформировать новые отправные точки.Но очевидно, что простое сохранение изменений в клеточном веществе мозга не могло объяснить эту операцию.

    Хорошо было сказано: «Сенсорная клетка не действует сама по себе; она сама по себе не порождает ощущения. А если это не так, нам нужен импульс из внутренней сферы опыта, где интеллектуальная деятельность не дает импульса извне. происходит по законам, совершенно отличным от тех, которые применяются в связи с чисто сенсорным действием «. {9}

    Интеллектуальная и чувственная память. — Этот третий элемент памяти, участвующий в акте узнавания, ставит нас перед вопросом: является ли память чувственной или интеллектуальной способностью? Хотя воспоминание в человеке обычно включает интеллектуальную деятельность, мы обсуждали здесь память вместе с чувственными способностями ума, потому что большая часть феноменов этой способности не выходит за пределы порядка чувственной жизни; и крайне важно, чтобы простое увеличение утонченности или сложности не приводило к смешению разума с интеллектом — ошибка, которую так часто допускают в английской философской литературе.

    Доктор Бейн, например, в своей большой книге Чувства и интеллект посвящает половину, озаглавленную Интеллект , разъяснению ассоциации психических состояний. На наш взгляд, это в основном то, что интеллект , а не . Законы внушения или ассоциации лучше всего проявляются в чисто автоматической работе. воспроизводства, и они объясняют различные операции сознания животных; но они никоим образом не являются характерными проявлениями высшей рациональной деятельности, которая составляет интеллект , хотя, конечно, познания интеллектуального порядка могут наводить на мысль друг о друге.

    Ни приобретение, ни сохранение чувственных впечатлений, ни даже их автоматическое воспроизведение по законам внушения не выходит за пределы чувственного диапазона. Нет ничего несовместимого с природой исключительно разумного ума в присутствии чувства, что оживший образ знаком или был представлен нам раньше. Человек, интеллектуальная деятельность которого полностью поглощена каким-то абстрактным ходом мыслей, может совершить сложное путешествие по городу или выполнить любую другую знакомую механическую операцию, руководствуясь чувственной памятью и едва заметными впечатлениями от различных хорошо известных объектов.Но помимо таких процессов, человек может приобретать, сохранять и воспроизводить рациональные познания; он может вспомнить прошлые поступки, чувственные или рациональные; он может формально или явно сравнивать настоящее представление с прошлым опытом и распознавать идентичность или различие между ними; он может сформировать понятие времени; и он может с помощью рефлексивного процесса воспоминаний локализовать событие в определенную дату в прошлом. Во всех этих операциях по существу подразумевается интеллект, и, следовательно, мы должны допустить рациональную, а также чувственную память.

    Схоластический спор. — Среди школьников было много тонких дискуссий о формах и способах памяти, которые следует считать чувственными или интеллектуальными. Святой Фома в хорошо известном отрывке {10} говорит: «Cognoscere praeteritum ut praeteritum est sensus», но «ut praeteritum» может иметь более одного значения. Суарес утверждает, что «intellectus remognoscit cumffectionibus seu conditionibus singularibus perfectius multo quam sensus»; также, что «Sensus novit praeteritum tantum materialiter, intellectus vero formiter.«Среди недавних заметных учебников Лахусс утверждает:« Absurdum est (dicere) memoriae sensitivae proprium esse apprehendere praeteritumterminatum, uti est praeteritum », и призывает:« Ens praesens non apprehenditur a sensu tanquam praesens; apprehendi enim deberet ratio praesentiae ut sic, quae ratio abstracta non attingitur a senso «. Сансеверино отстаивает несколько иную точку зрения. Иногда кажется, что Сент-Томас говорит, что прошлые события познаются как прошедшие per se посредством чувства, и только per se. accidens с помощью интеллекта; однако в другом месте он явно различает воспоминание о прошлом объекте и акте восприятия, посредством которого он был воспринят.Память о бывшем он считает per se чувственный, хотя per accidens может принадлежать интеллекту. Собственный объект per se интеллекта — это сущность или природа вещей без ссылки на настоящее, прошлое или будущее. Время — это особое определение, просто случайно присущее объекту, и оно постигается универсальной способностью только косвенно, через рефлексию. Что касается предыдущего акта восприятия, то он может быть известен интеллектом как последний, не только per accidens , но и per se .Тем не менее, даже здесь определенная хронологическая ситуация, как и любое другое индивидуальное определение, только косвенно воспринимается интеллектом через рефлексию и, соответственно, является всего лишь объектом этой способности. Св. Фома, таким образом, по-видимому, учит, что возникновение чувственного впечатления от объекта может нести с собой ощущение, что этот объект был воспринят ранее, и это чувство может даже относить возникновение к определенной точке предыдущего временного ряда, просто как внешнее ощущение может локализовать тело в пространстве.Однако формальное признание согласия между настоящим представлением и прошлым объектом или состоянием должно, по принципам Св. Фомы, рассматриваться как акт интеллекта. Это особенность памяти, которая больше всего волнует Суареса, и доктор Гутберлет, по-видимому, объяснил некоторые расхождения во мнениях по этому вопросу термином «память», используемым другими авторами в основном для обозначения воспроизведения помимо узнавания. Читатель, желающий подробно изучить вопрос, может обратиться к St.Thomas, Sum. и. q. 79. а. 6, Qu. Дисп. de Verit , q. Икс. а. 3, c, и De Mem. et Rem. л. 2; Суарес, Де Анима , IV. c. Икс.; Lahousse, Psych. III. c. Икс. а. 5; Сансеверино, Динам. г. vi. а. 2; Liberatore, Psych. г. я. а. 7; and Gutberlet, op. соч. п. 108.

    Качества хорошей памяти. — Оценка времени, локализация событий в прошлом, ожидание и некоторые другие операции, связанные с памятью, будут более удобно рассмотрены в следующей главе.Но мы можем добавить здесь несколько слов о качествах хорошей памяти и о целях учителя в отношении этой способности. Превосходство памяти измеряется легкостью приобретения, упорством и готовностью к воспроизведению. Эти свойства часто существуют у одного и того же человека в обратных степенях совершенства. Юрист и актер достигают большого совершенства в скорости, с которой они могут запомнить факты нового дела или роль в новой пьесе, но за короткое время вся тема снова стирается из памяти.Объем памяти сильно различается у разных людей, и История дает нам множество примеров сил, которые обычному уму кажутся изумительными.

    Таким образом, как утверждается, Бен Джонсон мог повторить все, что он когда-либо написал, и большую часть того, что он сказал. Скалигер выучил наизусть Илиаду и Одиссею за три недели, а всех греческих поэтов за три месяца. Говорят, что Паскаль мог вспомнить все, о чем он когда-либо думал.Лорд Маколей мог после одного внимательного прочтения воспроизвести несколько страниц книги и случайно обнаружил, что может повторить всю книгу «Потерянный рай» . Кардинал Меццоффанти знал сорок восемь различных языков и множество диалектов. {11}

    Тренировка памяти является важной частью первых ступеней всех систем обучения. Учитель должен здесь тщательно различать обучение или накопление в уме полезной информации и собственно образование или развитие умственных способностей.Соответственно, хотя многие из ранних образовательных упражнений нацелены в первую очередь на приобретение определенных необходимых элементов знаний, таких как алфавит, части речи, значения слов, таблицы и тому подобное, которые должны быть изучены с помощью простого повторения, тем не менее Главная цель учителя должна состоять в том, чтобы привить ученику привычку рассудительной, а не чисто механической памяти. То есть он должен приучать ребенка проявлять память посредством внутренней или рациональной связи идей, а не простой непрерывной ассоциации.Он должен видеть, что предмет понятен, а не просто воспроизведен наизусть. Кроме того, он должен извлечь пользу из преподавания физиологии и психологии: (1) избегать переоценки слабых способностей очень молодых; (2) выделить период, когда мозг находится в наилучшем физическом состоянии для работы по заучиванию наизусть; (3) тренировать ум частым повторением через короткие промежутки времени, чтобы углубить первое впечатление, прежде чем оно исчезнет. {12}

    Исторический очерк. — Фраза Association of Ideas сыграла такую ​​важную роль в истории английской философии, что нам кажется целесообразным сделать несколько дополнительных замечаний по этому поводу. Реальность ассоциации как принципа, управляющего способностью к воспоминаниям, неоспорима, и она была признана философами со времен Аристотеля . Однако в свете гипотезы, выдвинутой для объяснения некоторых своеобразных интеллектуальных состояний, кажется, что сначала в этой стране ее отстаивал Гоббс , а позже с гораздо большей изобретательностью Юм .Именно в этом втором смысле ассоцианизм стал центральным принципом английской школы мыслителей, получившей отсюда свое название. {13}

    Ментальная ассоциация, как универсальное условие памяти, была четко изложена и сведена к трем общим законам подобия, контраста и близости во времени, пространстве или некоторой внешней связи Аристотелем . В очень эрудированной статье {14} Гамильтон оправдывает греческого философа за честь первого открытия и формулировки этих законов.Мы можем позволить себе процитировать лишь несколько предложений, свободно переведенных Гамильтоном, но вся глава De Memoria et Reminiscentia , посвященная этому предмету, вполне заслуживает изучения. «Воспоминание, — говорит Аристотель, — происходит в силу того строения нашего разума, в соответствии с которым каждое ментальное движение (модификация) должно возникать как продолжение определенного другого … Когда, следовательно, мы совершаем действие Воспоминания, мы проходим через определенную серию предвестников движений, пока не придем к движению, которое обычно является следствием того, которое мы ищем.Следовательно, мы также охотимся через мысленный поезд, возбуждая то, что мы ищем (его сопутствующее) настоящее или какое-то другое (время) , и из его аналогичных или , а не или , соседствующих с . . Посредством этого процесса осуществляется воспоминание, поскольку движения (т. Е. Ментальные модификации) в этих случаях иногда те же , иногда то же время , иногда части того же целого , так что (начиная с этого) последующее движение уже более чем наполовину выполнено.« {15}

    Св. Фома , в его Комментариях , развивает доктрину Аристотеля в манере, которая демонстрирует тщательное изучение природы ментальных ассоциаций. Конечная причина воспоминаний, он повторяет, заключается в врожденной тенденции ума воспроизводить представления в порядке первоначальных впечатлений. {16} Затем он переходит к расширению трактовки Аристотелем модели памяти и более полному изложению общих законов, управляющих воспроизведением.Он наблюдает, что процесс воспоминания может продвигаться вперед по временному ряду событий, от недавних к наиболее далеким, и наоборот ; или, исходя из известного объекта, он может руководствоваться любым из трех указанных отношений. Иногда память пробуждается силой подобия , например, когда мы думаем о Сократе, мы напоминаем Платона, который был похож на него в мудрости. В других случаях связь связи — против , как, например, когда мысль Гектора напоминает мысль его оппонента Ахилла.Наконец, третий принцип внушения — это близость в пространстве или времени, или какая-то другая форма близости. Проиллюстрировав на примерах эти три общих закона, он продолжает гораздо яснее, чем Аристотель, их дальнейший анализ и редукцию: во всех трех формах внушения окончательная основа воспоминаний лежит в связи с предыдущими «движениями» душа. Ассоциация по сходству происходит из-за идентичности в психической модификации, существующей между подобными переживаниями.Контраст основан на одновременности двух терминов в понимании. Локальная близость и другие виды смежности — это просто случаи частичного сходства ; впечатления от соседних предметов накладываются друг на друга, а общая часть в возрожденном состоянии воспроизводит свои древние побочные черты. {17} Таким образом, у нас есть совпадение в природе и во времени, или то, что Гамильтон называет законами прямого и косвенного запоминания, установленными св.Фома как два общих принципа ассоциации. Соответственно, несмотря на презрение, которое писатели школы ассоциаций неизменно проявляли по отношению к школьникам, мы находим в этих кратких замечаниях св. Фомы, которому уже более шестисот лет, изложение и анализ законов ассоциации, практически столь же полные и исчерпывающие. как и любой психолог, от Гоббса до мистера Герберта Спенсера.

    Из более поздних схоластов Vives наиболее полно рассматривает этот предмет, и вряд ли можно сказать, что нет такой формы ассоциации, рассматриваемой как состояние памяти, которую он не объяснил и не проиллюстрировал. {18}

    Однако главный интерес представляет история учения о центрах психических ассоциаций в современной психологии; и именно здесь мы находим ассоциацию, защищаемую не только как общее состояние репродуктивной памяти, но также как философский принцип, адекватный для объяснения конституции многих важных психических состояний. Локк в эссе в 1685 году добавил фразу Ассоциация идей в качестве заголовка главы, посвященной особенностям характера, но сделал немного больше по этой теме. Гоббс ранее время от времени делал замечания о силе ассоциации, но из терминов и фраз, которые он употребляет, ясно, что, несмотря на его энергичное презрение к школьникам, он молча позаимствовал у них эту тему.

    В этой стране, тем не менее, только после появления сочинений Беркли (1709-13 гг.) И еще более определенно в г. Юма Эссе о человеческой природе (1728 г.) на психических ассоциациях настаивали как на практически всемогущем принципе в мировом сообществе. генезис знания.Но на континенте уже в середине семнадцатого века Паскаль, а после него Мальбранш, указали на обширное влияние ментальных ассоциаций; и даже Кондильяк был уже Хартли , который является признанным основателем ассоциативной школы в этой стране. В своих наблюдениях за человеком (1748), в связи с теорией нервных колебаний, Хартли изложил систему механических ассоциаций, в которой воображение, суждение памяти, рассуждение, эмоции и страсти сводятся к ассоциациям ощущений.Позже в том же веке ассоцианизм пропагандировался Такером в этической науке и Элисон в сфере эстетики. Одобрение и раскаяние, добро и зло, красота и уродство — все это анализировалось на приятные и болезненные ощущения, связанные с определенными действиями и объектами.

    В начале нынешнего столетия Джеймс Милл в своем Анализе явлений человеческого разума (1829) переосмыслил доктрины Хартли и Юма и может быть назван вторым основателем школы.Ощущения и идеи, которые представляют собой лишь слабые отголоски исчезнувших ощущений, возникающие различными способами посредством ассоциации, и особенно с помощью той формы внушения, включенной в закон неразрывной ассоциации, составляют совокупность наших ментальных владений. Ощущения или идеи, многократно повторяющиеся вместе или в тесной последовательности, и никогда не обособленные, имеют тенденцию сочетаться таким неразрывным или неразрывным образом, что одно обязательно или непреодолимо наводит на мысль другое. {19} По видам В «ментальной химии» смежные состояния сливаются или объединяются, чтобы произвести продукты, совершенно непохожие на составные элементы.Таким образом, внешний вид объектов непреодолимо указывает на расстояние до них, и мы представляем, что видим объект твердым, мягким, горячим, холодным, грубым или гладким. Этим способом создаются такие универсальные иллюзии, как необходимость математических суждений, единство разума, а также внешность и постоянство материального мира.

    John Stuart Mill и Dr. Bain развивают те же принципы и обогащают свое лечение многочисленными оригинальными иллюстрациями.Эффект враждебной критики с различных точек зрения привел к очень значительному изменению трактовки психологии более поздними представителями ассоцианизма. Главным вкладом доктора Бэйна в ресурсы школы было выделение в разум резервуара спонтанной активности, непрерывно подпитываемого накоплением избыточной мышечной энергии. Считалось, что за счет разумного управления этим новым фондом многие недостатки сенсистской теории как когнитивного, так и волевого отделов психической жизни могут быть восполнены.

    Еще больший контраст со взглядами Джеймса Милля и более ранних авторов школы представляет изложение ассоциативной системы, предложенное г-ном Салли в его Очерках психологии . (См. Cc. Ix. X.) Старая доктрина чисто пассивного разума, в которой ощущения посредством процесса агглютинации сливаются во все виды интеллектуальных продуктов, фактически отброшена, и мы полагаем, что мы приписали уму активные способности внимания. , сравнение и суждение.Этот последний акт тоже не является, как в случае с мистером Бэном, «фактом подобия или несходства» — способностью переживать подобные или непохожие чувства, — но интеллектуальной способностью познавать это отношение сходства или несходства. С другой стороны, эти значительные улучшения, которые приводят сенсистскую теорию психической жизни в большее соответствие с результатами реальных наблюдений и помогают устранить некоторые из наиболее убедительных возражений, выдвигаемых против нереформированной доктрины, очень дорого обходятся. логическая точка зрения.Трудно понять, как фундаментальная статья школы сенсистов — догмат о том, что разум — это не что иное, как группа или серия чувств — может быть согласована с импортированной доктриной, приписывающей этому «разуму» активную силу. различения, объединения и организации этих состояний. По правде говоря, лучшая часть описания ментальных операций г-ном Салли принадлежит чуждой концепции разума, и ее нелегко согласовать с его общей позицией философа-сенсиста.Старший Милл, Кондильяк и другие ранние сторонники сенсизма. обладали, по крайней мере, заслугой понимания и откровенной попытки столкнуться с реальной проблемой своей школы. Постулируя только те допущения, которые были для них законными, они стремились объяснить, как на основе чувственных впечатлений, пассивно получаемых извне, может быть произведена наша иллюзорная вера в постоянный человеческий разум, а также в материальный мир. Результатом стало, как фактически признают их потомки, жалкая карикатура на наблюдаемые факты.Современный представитель школы, принимая свою фундаментальную доктрину о том, что разум есть не что иное, как совокупность или серия чувств, пробужденных извне, тем не менее приписывает этому уму врожденную активность. Однако такая процедура, как полагали более ранние ассоциативисты, несовместима с основными принципами их системы.

    Obliviscence. — Из законов памяти можно легко вывести общие условия забывчивости.Обратное основным законам внушения может быть сформулировано в утверждении, что событий, не связанных ни сходством, ни смежностью с нынешними ментальными состояниями, обычно лежат за пределами сферы воспоминаний . Коррелят вторичного закона выражается в предположении, что тенденция переживания выпадать из памяти пропорциональна слабости первоначального впечатления и редкости его повторения . Третий закон забвения провозглашает общий факт, что ментальное впечатление стирается пропорционально продолжительности времени, а также количеству и живости других ментальных состояний, которые вмешались с момента его последнего возникновения или воспроизведения .

    Фраза Закон забвения также используется Дж. С. Миллем для описания важного элемента в законе «неразрывной» ассоциации, а именно, общего факта, что «когда несколько идей предполагают друг друга в связи с такой достоверностью, и быстрота объединения в группу всех членов группы, которые долго остаются без внимания, имеют тенденцию выпадать из сознания ». {20} Мимолетность отдельных букв и слов печатной страницы, оставляющая нам только ее общий смысл, является любимой иллюстрацией.Это явление — всего лишь пример закона невнимательности. Количество умственной энергии и, следовательно, глубина впечатления, посвященная отдельным единицам, сводится к минимуму, поскольку вся сила нашей мысли сосредоточена на значении всего абзаца.

    Чтений . — О памяти, ср. Сент-Томас, Comm. в Арист. De Mem. в Reminisc. ; также Сум. и. q. 79. а. 6 и 7; Suarez, De Anima , Lib.iv. c. 10; Гамильтон, Метафизика , Лект. ххх. xxxi .; Карпентер, Ментал Физиология , c. Икс. О физиологии памяти, ср. Карпентер, соч. соч. стр. 436-448; Ladd, op. соч. Pt. II. c. 10, §§ 15–21; Farges, Le Cerveau et l’Ame , стр. 322-328. Некоторые хорошие замечания по теории материализма можно найти в книге профессора Колдервуда «Отношения разума и мозга », стр. 272-84. О ментальных ассоциациях, ср. Гамильтон, Он Рид , примечания D **, D ***.О действительности памяти, Дж. Рикаби, Первые принципы , Pt. II. c. vi. О памяти и эмпиризме, ср. Уорд, Философия теизма , стр. Xiv.-xvii. и 64-67. Собрание любопытных анекдотов, иллюстрирующих различные аспекты этих способностей, см. В Abercrombie On the Intellectual Powers , Pt. III. секта Я.


    {1} Портер, указ. соч. Статья 247.

    {2} «Психология», Энцикл. Брит.

    {3} Метаф. Том. II. п. 238.

    {4} Признание , х. c. 19.

    {5} ср. Святой Августин ( Epist. ix. Ad Neb. N. 3). «Itaque, ea quae ut ita dicam, vestigia sui motus animus figit in corpore , Possunt et manere, et quemdam quasi hazabitum facere, quae latenter, cum agitata fuerint, et contractata secundum agitantis et contractanus voluntatem ingeresunt nobis cogitation, et contractanus voluntatem ingeresunt nobis coghisunt. » Также св. Фомы: «Dicit (Aristoteles) manifestum esse quod oportetlligere aliquam talem Passionem a sensu esse factam in anima et in organo corporis animati, cujus quidem animae memoriam dicimus esse quemdam quasihababitum, quae quidem passio est quae quidem passio est quasi.. . . Dicit autem in anima et in parte corporis quia cum hujusmodi passio pertineat ad partem sensitivam quae est actus organici corporis, hujusmodi passio non pertinet ad solam animam sed ad conunctum. «( Comm. De Memoria

    7), i. Comm. De Memoria

    7, 9. {6} Метафизика , Вып. II. п. III.

    {7} Рибо, Болезни памяти , стр. 10.

    {8} Доктор Модсли, Физиология разума , стр.513.

    {9} Calderwood, Взаимоотношения разума и мозга . п. 282.

    {10} кв. Дисп. де Верит. кв. Икс. а. 2. c.

    {11} ср. Гамильтон, Метаф. ii. С. 225-227.

    {12} Правила Св. Фомы для развития памяти являются практическим воплощением Законов внушения и превосходно адаптированы для развития разумной памяти . Таким образом, они хорошо резюмированы в Б.Boedder’s Psych. Крыса. § 249: — I. (Сходство). Similitudinibus convientibus минус Consuetis res abstractas tibi declara. II. (смежность). Cum ordine dispone quae memoria tenure cupis. III. (Внимание). Sollicite et cumffectu addisce, quae cupis Rememorari. IV. (Повтор) . Quae Rememorari Tua Multum Interest Ea Frequenter Meditare . ( Sum. 2a 2ae q. 49. a. I. Ad 2.)

    {13} Об этом различии см.«Ментальная ассоциация» Крума Робертсона, Encyc. Брит.

    {14} По Рейду , примечание Д **.

    {15} по Рейду , стр. 899, 900.

    {16} Causa autem remiscendi est ordo motuum, qui relinquuntur in anima ex prima impressione ejus, quod primo apprehendimus remiscentiae contingunt per hoc quod onus motus natus est post alium nobis comerere. «(Там же)

    {17} «Hoc autem primum, a quo remiscens suam inquisitionem incipit, quandoque quidem est tempus aliquod notum , quandoque res aliqua nota .(1) Secundum tempus quidem incipit quandoque a nunc, т. Е. Praesenti tempore, procdendo in praeteritum, cujus quaerit, memoriam. . . . Quandoque vero incipit ab aliquo alio tempore. . . et procedure descendendo. . . . (2) Similiter etiam quandoque remiscitur aliquis incipiens ab aliqoa re cujus memoratur, a qua procedure ad aliam, triplici ratione (a) Quandoque quidem ratione similitudinis ; sicut quando aliquid aliquis memoratur de Socrate, et per hoc comeit ei Plato, qui est similis ei in sapientia.b) Quandoque vero ratione contrarietatis ; sicut si aliquis memoretur Hectoris, et per hoc comerit ei Achilles. c) Quandoque vero ratione propinquitatis cujuscunque ; sicut cum aliquis est memor patris, ei per hoc comerit ei filius. Et eadem ratio est de quacunque alia propinquitate, vel societatis, vel loci, vel temporis ; et propter hoc fit remiscentia, quia motus horum Se invicem conquuntur . а) Quorundam enim praemissorum motus sunt idem , sicut praecipue similium ; (b) quorundam autem simul , scilicet contrariorum , quia cognito uno contrariorum simulognoscitur aliud; (c) quandoque vera quidam motus habent partem aliorum , sicut contingit in quibuscunque propinquis , quia in unoquoque propinquorum consideratur al liquid quod pertinet ad alterum , et ideo, cum illudest consquitur motum prioris , но опасается первичного следствия происходящего опасения вторичного.»(Сент-Томас, De Mem. l. V.)

    {18} ср. Vives, De Anima , Lib. II. c. De Mem. et Rem. У нас нет места для цитирования, но читатель найдет ряд отрывков, процитированных из него в Гамильтоне Notes on Reid , pp. 892, 893, 896. 898, 902 908. Очень небольшое изучение даже этих отрывков поможет. показать, насколько хорошо схоластическим философам были знакомы многие из предполагаемых открытий Гоббса, Юма и более поздних авторов-ассоциационалистов.

    {19} Термины неразрывно и неотделимые являются дефектными даже как выражение ассоциативной точки зрения.Не утверждается, что ассоциированные состояния абсолютно неразделимы, поскольку всегда возможно обращение вспять предыдущего опыта. Закон непреодолимого внушения , предложенный г-ном Мюрреем в качестве лучшего названия, был бы менее спорной фразой, чтобы указать на элемент истины, содержащийся в доктрине. Могущественное влияние непрерывной ассоциации бесспорно, и приобретенные ощущения чувств, которые мы обсуждали в предыдущей главе, иллюстрируют его действие; но простая ассоциация совершенно неспособна объяснить единство разума или необходимость математических или метафизических истин.Фраза психическая химия также неуместна и вводит в заблуждение. Основными формами умственного действия, к которым применяется это название, являются: (а) предполагаемое субъективное создание воображаемого материального мира путем агглютинации, затвердевания и экстернализации ощущений и идей; (б) производство предполагаемой иллюзорной необходимости, относящейся к определенным суждениям, например, математическим аксиомам. а) Субъективные чувства не затвердевают и не кристаллизуются в смоделированный материальный объект.Истинный процесс, как мы показали в главе vii., Является одним из рост в совершенствовании нашего знания реальных вещей. Последовательные ощущения раскрывают новые качества объекта и постепенно развивают познание. Объект, смутно и неясно воспринимаемый в примитивном осязательном или визуальном ощущении, получает более полное определение с каждым последующим впечатлением. (b) То, что необходимые суждения не могут быть результатом ассоциации, будет показано в следующей главе.

    {20} Экзамен . г. xiv. п. 259.

    << ======= >>

    Глава 1: Наука о разуме

    Когнитивная психология и право

    Совершенствование системы уголовного правосудия

    Исследования в области когнитивной психологии могут помочь нам понять глубокие теоретические вопросы, например, что значит быть рациональным или какова может быть функция сознания. Но наши исследования также имеют прагматическое значение, поскольку исследования часто дают важные уроки о том, как нам следует вести нашу повседневную жизнь.Некоторые из этих прагматических уроков очевидны. (Например, кажется самоочевидным, что наши утверждения о памяти могут содержать предложения о том, как ученики должны подходить к материалам в классе.) Однако другие последствия нашей работы более удивительны — например, значение когнитивной психологии для система уголовного правосудия.

    Подумайте, что происходит при расследовании уголовного дела. Очевидцы предоставляют доказательства, основанные на том, на что они обратили внимание во время преступления и что они помнят.Полицейские допрашивают свидетелей, пытаясь максимально подробно описать воспоминания каждого свидетеля, но никоим образом не ведут свидетеля. Затем полиция пытается установить на основе улик, кто был преступником. Позже, в ходе судебного разбирательства, присяжные заседатели выслушивают доказательства и выносят суждение о невиновности или виновности подсудимого.

    В этих терминах должно быть очевидно, что понимание внимания, памяти, аргументации и решения (чтобы назвать лишь несколько процессов) имеет прямое отношение к тому, что происходит в правовой системе.Действительно, мы можем надеяться использовать то, что мы знаем об этих процессах, для улучшения судебных процедур — например, для разработки более эффективных способов допроса свидетелей ( память ), чтобы помочь присяжным выполнять свою работу ( решение ), и так далее.

    Опираясь на эти моменты, я предлагаю эссе по когнитивной психологии и праву для каждой главы учебника, описывая, как материалы в этой главе могут помочь вам понять конкретный аспект системы уголовного правосудия.Эти эссе иллюстрируют, как когнитивную психологию можно использовать для решения вопросов огромной важности, вопросов, которые, очевидно, довольно далеки от лабораторных.

    Тем не менее, я хочу прояснить, что когнитивная психология имеет значение для многих областей, и поэтому я мог бы написать эссе, чтобы осветить вклад нашей области в решение других реальных проблем — например, в медицинской практике или в обучении пожарных. , или образование бизнесменов. Почему, следовательно, я обращаю внимание на систему уголовного правосудия? Есть несколько причин, но одна из главных мотиваций — это мое личное участие в этих вопросах: как психолог, специализирующийся на памяти, я консультируюсь с полицией, юристами и судом по вопросам, касающимся свидетельских показаний очевидцев.Эта работа позволяет мне, как ученому, сыграть небольшую роль в улучшении системы уголовного правосудия в моем уголке Соединенных Штатов — вопрос, который доставляет мне огромное удовлетворение, выступая и как ученый, и как гражданин.

    Моя работа с судами является для меня мощным напоминанием о том, что наша наука действительно генерирует полезные и очень важные знания. Но в то же время моя работа с судами иногда напоминает мне ограничений нашей науки, и это тоже важно.Например, когда мы изучаем, как кто-то обращает внимание на формы на экране компьютера, можем ли мы сделать выводы о том, как очевидцы обращают внимание на сложное и быстро разворачивающееся преступление? Когда мы изучаем, как кто-то запоминает список слов, говорит ли это нам, как жертва преступления вспоминает ограбление? Это важные вопросы, и ответы на них нужно тщательно продумывать. Оказывается, мы рассмотрим ответы на эти вопросы, прежде чем закончим (и ответы обнадеживают!). Но пока давайте сосредоточимся только на самих этих вопросах и отметим тот факт, что партнерство психологии с системой уголовного правосудия заставляет нас очень серьезно относиться к этим вопросам — и это должно улучшить то, как мы, как ученые, думаем об этих проблемах.

    Критические вопросы

    1. Почему память является особенно актуальной темой при рассмотрении когнитивной психологии и права?
    2. Представьте, что вас вызвали в суд для работы в составе присяжных. Какую роль играет принятие решений в зале суда?
    3. Классное обучение и система уголовного правосудия — это всего лишь две области, в которых знания, полученные из когнитивной психологии, могут быть применены к ситуациям реального мира.Вы можете думать о других?
    Отправить в журнал успеваемости:

    Как функционирует память — Введение в психологию и нейробиологию

    Кратковременная память

    Кратковременная память (STM) — это система временного хранения, которая обрабатывает входящую сенсорную память. Термины кратковременная и рабочая память иногда используются как синонимы, но это не совсем одно и то же. Кратковременная память более точно описывается как компонент рабочей памяти.Кратковременная память берет информацию из сенсорной памяти и иногда связывает эту память с чем-то, что уже есть в долговременной памяти. Кратковременная память хранится от 15 до 30 секунд. Думайте об этом как об информации, отображаемой на экране компьютера, например о документе, электронной таблице или веб-сайте. Затем информация в STM отправляется в долговременную память (вы сохраняете ее на жесткий диск) или отбрасываете (вы удаляете документ или закрываете веб-браузер).

    Репетиция перемещает информацию из кратковременной памяти в долговременную.Активная репетиция — это способ обратить внимание на информацию, чтобы переместить ее из кратковременной памяти в долговременную. Во время активной репетиции вы повторяете (практикуете) информацию, которую нужно запомнить. Если вы будете повторять это достаточно часто, это может остаться в долговременной памяти. Например, этот тип активных репетиций — это способ, которым многие дети учат азбуку, распевая алфавитную песню. В качестве альтернативы, детальная репетиция — это процесс связывания новой информации, которую вы пытаетесь изучить, с существующей информацией, которую вы уже знаете.Например, если вы встретили кого-то на вечеринке, и ваш телефон не работает, но вы хотите запомнить его номер телефона, который начинается с кода города 203, вы можете вспомнить, что ваш дядя Абдул живет в Коннектикуте и у него код города 203. Таким образом, когда вы попытаетесь вспомнить номер телефона своего нового потенциального друга, вы легко запомните код города. Крейк и Локхарт (1972) предложили гипотезу об уровнях обработки, которая гласит, что чем глубже вы думаете о чем-либо, тем лучше вы это запоминаете.

    Вы можете спросить: «Сколько информации может обрабатывать наша память одновременно?» Чтобы изучить емкость и продолжительность вашей кратковременной памяти, попросите партнера прочитать вам вслух строки случайных чисел (рис. M.5), начиная каждую строку со слов «Готовы?» и заканчивая каждое из них словами «Вспомните», после чего вы должны попытаться записать строку чисел по памяти.

    Рисунок M.5 Проработайте эту серию чисел, используя описанное выше упражнение по вспоминанию, чтобы определить самую длинную строку цифр, которую вы можете сохранить.

    Обратите внимание на самую длинную строку, на которой вы получили правильный ряд. Для большинства людей емкость, вероятно, будет близка к 7 плюс-минус 2. В 1956 году Джордж Миллер проанализировал большую часть исследований емкости кратковременной памяти и обнаружил, что люди могут сохранять от 5 до 9 элементов, поэтому он сообщил емкость кратковременной памяти была «магическим числом» 7 плюс-минус 2. Как правило, припоминание несколько лучше для случайных чисел, чем для случайных букв (Jacobs, 1887), а также часто немного лучше для информации, которую мы слышим (акустическое кодирование) а не информацию, которую мы видим (визуальное кодирование) (Anderson, 1969).

    Распад памяти и интерференция — это два фактора, которые влияют на кратковременное сохранение памяти. Петерсон и Петерсон (1959) исследовали кратковременную память, используя трехбуквенные последовательности, называемые триграммами (например, CLS), которые нужно было вызывать через различные промежутки времени от 3 до 18 секунд. Участники запомнили около 80% триграмм после 3-секундной задержки и только 10% после 18-секундной задержки, что заставило их сделать вывод, что кратковременная память распалась за 18 секунд. Во время распада след памяти со временем становится менее активным, и информация забывается.Итак, можно сказать, что без репетиции информация теряется из рабочей памяти через 18 секунд. Однако Кеппель и Андервуд (1962) исследовали только первые испытания задачи триграммы и обнаружили, что проактивное вмешательство также влияет на сохранение кратковременной памяти. Во время упреждающего вмешательства ранее полученная информация мешает усвоению новой информации. Как распад памяти, так и проактивное вмешательство влияют на кратковременную память. Как только информация попадает в долговременную память, ее необходимо консолидировать как на синаптическом уровне, что занимает несколько часов, так и в системе памяти, что может занять недели или больше.

    Долговременная память

    Долговременная память (LTM) — это непрерывное хранилище информации. В отличие от кратковременной памяти, емкость долговременной памяти считается неограниченной. Он включает в себя все, что вы можете вспомнить, что произошло более чем несколько минут назад. Невозможно рассматривать долговременную память, не задумываясь о том, как она организована. Действительно быстро, какое первое слово приходит на ум, когда вы слышите «арахисовое масло»? Вы думали о желе? Если да, то, вероятно, у вас в голове ассоциировались арахисовое масло и желе.Принято считать, что воспоминания организованы в семантические (или ассоциативные) сети (Collins & Loftus, 1975). Семантическая сеть состоит из концептов, и, как вы, возможно, помните из того, что вы узнали о памяти, концепции — это категории или группы лингвистической информации, изображений, идей или воспоминаний, например жизненного опыта. Хотя индивидуальный опыт и знания могут влиять на расположение концепций, считается, что концепции иерархически расположены в сознании (Anderson & Reder, 1999; Johnson & Mervis, 1997, 1998; Palmer, Jones, Hennessy, Unze, & Pick, 1989; Rosch, Мервис, Грей, Джонсон и Бойс-Брэм, 1976; Танака и Тейлор, 1991).Связанные понятия связаны, и сила связи зависит от того, как часто были связаны два понятия.

    Семантические сети различаются в зависимости от личного опыта. Что важно для памяти, активация любой части семантической сети также активирует концепции, связанные с этой частью, в меньшей степени. Этот процесс известен как активация распространения (Collins & Loftus, 1975). Если одна часть сети активирована, легче получить доступ к связанным концепциям, потому что они уже частично активированы.Когда вы вспоминаете или вспоминаете что-то, вы активируете концепцию, и связанные концепции легче запоминаются, потому что они частично активируются. Однако активации не распространяются только в одном направлении. Когда вы что-то вспоминаете, у вас обычно есть несколько маршрутов для получения информации, к которой вы пытаетесь получить доступ, и чем больше у вас ссылок на концепцию, тем выше ваши шансы на запоминание.

    Существует два типа долговременной памяти: явная и неявная (рисунок М.6). Понимание разницы между явной памятью и неявной памятью важно, потому что старение, определенные типы травм мозга и определенные расстройства могут по-разному влиять на явную и неявную память. Явные воспоминания — это те воспоминания, которые мы сознательно пытаемся запомнить, вспомнить и сообщить. Например, если вы готовитесь к экзамену по химии, материал, который вы изучаете, будет частью вашей явной памяти. По аналогии с компьютером, некоторая информация в вашей долговременной памяти будет похожа на информацию, которую вы сохранили на жестком диске.Его нет на вашем рабочем столе (в вашей кратковременной памяти), но в большинстве случаев вы можете получить эту информацию, когда захотите. Не все долговременные воспоминания являются сильными воспоминаниями, а некоторые воспоминания можно вызвать только с помощью подсказок. Например, вы можете легко вспомнить какой-либо факт, например, столицу Соединенных Штатов, но вам может быть сложно вспомнить название ресторана, в котором вы ужинали, когда прошлым летом посетили соседний город. Подсказка, например, что ресторан назван в честь его владельца, может помочь вам вспомнить название ресторана.Явную память иногда называют декларативной памятью, потому что ее можно выразить словами. Явная память делится на эпизодическую и семантическую.

    Эпизодическая память — это информация о событиях, которые мы пережили лично (например, эпизод). Например, воспоминание о вашем последнем дне рождения — эпизодическое воспоминание. Обычно эпизодическая память описывается как рассказ. Концепция эпизодической памяти была впервые предложена в 1970-х годах (Tulving, 1972). С тех пор Талвинг и другие переформулировали теорию, и в настоящее время ученые считают, что эпизодическая память — это память о событиях в определенных местах в определенное время — о том, что, где и когда произошло (Tulving, 2002).Это включает в себя вспоминание визуальных образов, а также ощущение близости (Hassabis & Maguire, 2007). Семантическая память — это знания о словах, концепциях, а также знания и факты на основе языка. Семантическая память обычно сообщается как факты. Семантика означает отношение к языку и знанию языка. Например, ответы на следующие вопросы, такие как «каково определение психологии» и «кто был первым афроамериканским президентом Соединенных Штатов», хранятся в вашей семантической памяти.

    Неявные воспоминания — это долговременные воспоминания, которые не являются частью нашего сознания. Хотя имплицитные воспоминания изучаются вне нашего осознания и не могут быть вызваны сознательно, имплицитная память проявляется при выполнении некоторой задачи (Roediger, 1990; Schacter, 1987). Неявная память изучалась с помощью задач когнитивного спроса, таких как выполнение искусственных грамматик (Reber, 1976), запоминание слов (Jacoby, 1983; Jacoby & Witherspoon, 1982) и изучение невысказанных и неписаных обстоятельств и правил (Greenspoon, 1955; Giddan). & Eriksen, 1959; Krieckhaus & Eriksen, 1960).Возвращаясь к компьютерной метафоре, имплицитные воспоминания подобны программе, работающей в фоновом режиме, и вы не осознаёте их влияние. Неявные воспоминания могут влиять на наблюдаемое поведение, а также на когнитивные задачи. В любом случае вы обычно не можете выразить память словами, адекватно описывающими задачу. Есть несколько типов неявных воспоминаний, включая процедурные, предварительные и эмоциональные.

    Рисунок M.6 Долговременная память состоит из двух компонентов: явной и неявной.Явная память включает эпизодическую и семантическую память. Неявная память включает в себя процедурную память и вещи, полученные через обусловливание.

    Неявная процедурная память часто изучается с использованием наблюдаемого поведения (Adams, 1957; Lacey & Smith, 1954; Lazarus & McCleary, 1951). Неявная процедурная память хранит информацию о том, как что-то делать, и это память для умелых действий, таких как чистка зубов, езда на велосипеде или вождение автомобиля. Вы, вероятно, не были настолько хороши в езде на велосипеде или вождении автомобиля в первый раз, когда попробовали, но вы стали намного лучше после того, как занимались этим в течение года.Ваша улучшенная езда на велосипеде произошла благодаря обучению балансировке. Скорее всего, вы вначале думали о о том, чтобы оставаться в вертикальном положении, но теперь вы только делаете это. Более того, вы, вероятно, хорошо умеете сохранять равновесие, но не можете сказать кому-то, как именно вы это делаете. Точно так же, когда вы впервые научились водить машину, вы, вероятно, думали о многих вещах, которые вы делаете сейчас, не задумываясь. Когда вы впервые научились выполнять эти задачи, кто-то мог сказать вам, как их выполнять, но все, что вы узнали после тех инструкций, которые вы не можете легко объяснить кому-то еще как способ их выполнения, — это имплицитная память.

    Неявная инициализация — это еще один тип неявной памяти (Schacter, 1992). Во время прайминга воздействие стимула влияет на реакцию на более поздний стимул. Стимулы могут быть разными и могут включать слова, картинки и другие стимулы, чтобы вызвать реакцию или повысить узнаваемость. Например, некоторым очень нравятся пикники. Им нравится выходить на природу, расстелить одеяло на земле и вкусно поесть. Теперь расшифруйте следующие буквы, чтобы составить слово.

    Какое слово вы придумали? Скорее всего, это была «тарелка».”

    Если бы вы читали: «Некоторым людям действительно нравится выращивать цветы. Им нравится выходить на улицу в свой сад, удобрять растения и поливать цветы », вы, вероятно, придумали бы слово« лепесток »вместо тарелки.

    Вы помните предыдущее обсуждение семантических сетей? Причина, по которой люди с большей вероятностью придумывают «тарелку» после прочтения о пикнике, заключается в том, что тарелка связана (связана) с пикником. Планшет был загрунтован активацией семантической сети.Точно так же «лепесток» связан с цветком и заправлен цветком. Грунтовка также является причиной, по которой вы, вероятно, назвали желе в ответ на арахисовое масло.

    Неявная эмоциональная обусловленность — это тип памяти, участвующий в классически обусловленных эмоциональных реакциях (Olson & Fazio, 2001). Об этих эмоциональных отношениях нельзя сообщить или вспомнить, но они могут быть связаны с разными стимулами. Например, определенные запахи могут вызывать у некоторых людей определенные эмоциональные реакции. Если есть запах, который вызывает у вас положительные эмоции и ностальгию, и вы не знаете, откуда исходит эта реакция, это имплицитная эмоциональная реакция.Точно так же у большинства людей есть песня, вызывающая определенный эмоциональный отклик. Эффектом этой песни может быть неявное эмоциональное воспоминание (Ян, Сюй, Ду, Ши и Фанг, 2011).

    Можете ли вы вспомнить все, что вы когда-либо делали или говорили?

    Эпизодические воспоминания также называются автобиографическими воспоминаниями. Давайте быстро проверим вашу автобиографическую память. Во что ты сегодня был одет ровно пять лет назад? Что вы ели на обед 10 апреля 2009 года? Вам, вероятно, будет сложно, если не невозможно, ответить на эти вопросы.Можете ли вы вспомнить каждое событие, которое вы пережили в течение своей жизни: еда, разговоры, выбор одежды, погодные условия и так далее? Скорее всего, никто из нас даже близко не мог ответить на эти вопросы; однако американская актриса Марилу Хеннер, наиболее известная по телешоу Taxi, может вспомнить. У нее потрясающая и очень превосходная автобиографическая память (рис. M.7).

    Рисунок M.7 Супер-автобиографическая память Марилу Хеннер известна как гипертимезия.(кредит: Марк Ричардсон)

    Очень немногие люди могут вспомнить события таким образом; в настоящее время идентифицировано менее 20 человек, обладающих этой способностью, и лишь немногие из них изучены (Parker, Cahill & McGaugh, 2006). И хотя гипертимезия обычно проявляется в подростковом возрасте, двое детей в Соединенных Штатах, кажется, имеют воспоминания задолго до своего десятого дня рождения.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.