Стереотипы и принципы: По умолчанию — Принципы и стереотипы текст песни, слова

Содержание

давай сломаем все стереотипы и принципы? — фанфик по фэндому «Danganronpa V3: Killing Harmony»

Набросок из нескольких строк, еще не ставший полноценным произведением
Например, «тут будет первая часть» или «я пока не написала, я с телефона».

Мнения о событиях или описания своей жизни, похожие на записи в личном дневнике
Не путать с «Мэри Сью» — они мало кому нравятся, но не нарушают правил.

Конкурс, мероприятие, флешмоб, объявление, обращение к читателям

Все это автору следовало бы оставить для других мест.

Подборка цитат, изречений, анекдотов, постов, логов, переводы песен
Текст состоит из скопированных кусков и не является фанфиком или статьей.
Если текст содержит исследование, основанное на цитатах, то он не нарушает правил.

Текст не на русском языке
Вставки на иностранном языке допустимы.

Список признаков или причин, плюсы и минусы, анкета персонажей

Перечисление чего-либо не является полноценным фанфиком, ориджиналом или статьей.

Часть работы со ссылкой на продолжение на другом сайте
Пример: Вот первая глава, остальное читайте по ссылке…

Если в работе задействованы персонажи, не достигшие возраста согласия, или она написана по мотивам недавних мировых трагедий, обратитесь в службу поддержки со ссылкой на текст и цитатой проблемного фрагмента.

Забудьте старые представления о YouTube-рекламе: ломаем стереотипы о креативах

Можно надеяться на современные инструменты и технологии, но чтобы создать эффективную рекламу и опередить конкурентов, вам нужны качественные креативы. Конечно, у каждого маркетолога свои представления о том, какие креативы лучше всего работают на YouTube. Но они не всегда верны.

Бренды с высокими результатами на YouTube экспериментировали с нестандартными форматами и стратегиями. Мы собрали пять привычных рекламных стратегий и взглянули на них под другим углом.

Стереотип 1. Успех на YouTube достигается методом проб и ошибок

Что на самом деле: основываясь на базовых принципах, можно проводить более результативные эксперименты.

На YouTube стоит использовать разные рекламные подходы к рекламе, но не нужно пробовать всё подряд с надеждой, что хоть что-нибудь сработает.

Есть несколько правил создания эффективных YouTube-объявлений с которыми вы будете рисковать только тогда, когда есть вероятность успеха. Принципы ABCD для создания эффективного креатива на YouTube сформулированы в результате многолетних исследований: Google проанализировал десятки тысяч объявлений со всего мира для определения того, что делает рекламу результативной.

Привлечение внимания (Attract): вызывайте интерес с первых секунд.Презентация бренда (Brand): упоминания бренда должны быть естественными.Взаимодействие (Connect): рассказывайте историю, которая вызовет эмоции у зрителя.Призыв к действию (Direct): говорите, что вы ждете от покупателя.Такие объявления в краткосрочной перспективе могут повысить продажи на 30%, а в долгосрочной — усилят готовность выбрать бренд на 17% со стороны аудитории1. Эти принципы дают большую свободу творчества. Если их придерживаться, будет проще экспериментировать и добиваться желаемых результатов в разных форматах.

Стереотип 2. Качественная YouTube-реклама должна отвечать строгим правилам

Что на самом деле: эффективными могут стать разные объявления. Некоторые из них не похожи на рекламу.

Есть базовые принципы создания креативов, но универсальных правил нет. Мы проанализировали разную эффективную YouTube-рекламу со всего мира и выяснили, что контент и чувства, которые она вызывает у зрителей, намного важнее, чем то, как она выглядит.

Вот какую эффективную рекламу мы встречали:

Музыкальный клип с участием YouTube-блогера. В первые 24 часа занял первое место по количеству просмотров во всем мире и увеличил продажи на 100%.

Обзор продукта покупателем.

Аниме-сериал. Товар был героем, а болезнь — суперзлодеем. Продукт был мгновенно распродан, KPI были превышены, а продажи товара в целом выросли более чем на 100%.

YouTube предлагает неограниченную свободу творчества авторам и рекламодателям. Вам нужно познакомить потребителей с брендом, товаром или услугой, а как именно это сделать — решаете только вы.

Стереотип 3. Объявления для конца воронки не так эффективны, как для начала

Что на самом деле: с помощью видеороликов на YouTube можно провести пользователя до покупки товара.Считается, что если реклама открыто призывает к действию, это обесценивает посыл и портит восприятие бренда. Однако мы видели много примеров креативных и эффективных роликов с четким CTA.

Реклама — это только начало пути к продаже. Наша цель не просто показать потребителю товар, а довести его до оформления заказа. Это особенно важно на YouTube: на изученных рынках 63% зрителей покупают товар бренда после просмотра рекламы на платформе (2).

Источники: Google/Talk Shoppe, AR, AU, BR, CA, CL, CO, FR, IT IN, JP, MX, PE, KR, ES, U.K., U.S., Why Video study, n=32075, A18-64 gen pop video users, March 2020–Aug. 2020.

Один из вариантов сделать привлекательное объявление для конца воронки — персонализировать рекламу с учетом того, что вызывает у зрителя сильные эмоции. Так предложение будет более актуальным. Можно даже задействовать реверсивную психологию, как это сделала компания McDonald’s в Малайзии. Зрителям посоветовали не искать товар, понимая, что это вызовет любопытство, и потребители начнут его искать.

Пример: британский Gucci в рамках праздничной кампании создал последовательность объявлений, чтобы заинтересовать покупателей своими товарами. Совместно с режиссером Хармони Корином компания сняла яркий ролик, который вызывал ностальгию по ушедшей моде.

Последовательность работала следующим так: сначала специалисты повысили узнаваемость бренда с помощью тизера, который вел на полный YouTube-ролик. Потом для повышения готовности купить продукт показывалась серия 6-секундных заставок — для тех, кто проявил интерес к тизеру. Наконец, этой же аудитории была показана реклама конкретных товаров (TrueView for Action и товарные объявления TrueView), которые вели на страницу покупки. Кампания собрала 5,4 миллиона просмотров по всему миру. Доля просмотров видео до конца составила 58%, а количество кликов с переходом на сайт Gucci — 44,5 тысячи.

Стереотип 4. Экспериментировать с креативными кампаниями очень сложно

Что на самом деле: эксперименты с видеообъявлениями и тестирования — разные вещи. Первое требует глубокого анализа данных и умения выйти за рамки. Второе необходимо, только когда нужно проверить новый подход к созданию рекламы.

Экспериментальный подход не означает, что вам придется действовать наугад или тратить много ресурсов. А еще в долгосрочной перспективе он окупается. Воспринимайте каждую новую кампанию как эксперимент. Получайте данные, задавайте новые вопросы и больше узнавайте про новые возможности оптимизации.

Рекламодатели, которые успешно экспериментируют, добиваются повышения запоминаемости рекламы на 60% благодаря использованию и тестированию разных креативов (3).

Источники: Google Data, Global, Successful Video Experiments were those with a significant difference in Brand Lift between experiment arms, 2019–2020.

Для начала измените что-то одно — темп, кадрирование первой сцены, рекламный текст. Даже незначительные изменения могут существенно повлиять на результаты. Чем больше вы экспериментируете, тем лучше будете понимать, что эффективно для вашего бренда и что собой представляет ваша аудитория.

Стереотип 5. Объявление для телевидения будет эффективно на любой платформе

Что на самом деле: создавайте онлайн-рекламу — она будет эффективна на всех платформах, включая ТВ.Чтобы делать разные ролики для разных платформ, требуется больше ресурсов и усилий, чем может себе позволить большинство компаний. Однако мы обнаружили, что можно получать одинаково хорошие результаты на всех платформах, если создавать рекламу, ориентированную на онлайн-аудиторию.

Такие видеоролики сделаны с учетом особенностей мобильных устройств. Громкий звук и крупный контрастный текст будут так же эффективно работать и на других устройствах. А еще эта реклама привлекает внимание зрителя с первых секунд.

На YouTube можно воспользоваться дополнительными возможностями, например массово персонализировать рекламу, как сеть греческих пиццерий Pizza Fan, или превратить телевизионную рекламу в последовательность видео, как LinkedIn в Великобритании.


Крупные бренды всего мира постоянно пробуют новые форматы и экспериментируют для достижения успеха на YouTube. Придерживайтесь базовых принципов создания эффективных креативов, выходите за рамки своих суждений, ориентируйтесь на цифровые каналы, и используйте все возможности YouTube. Всё это поможет создать успешную видеорекламу, переворачивающую прежние представления.

1 Google и Kantar LINK AI, The Short & the Long of ABCDs Effectiveness (Об эффективности критериев создания объявлений для YouTube), весь мир, апрель 2021 г., n = 11 000 объявлений.

2 Google и Talk Shoppe, исследование Why Video (Почему видео), 16 рынков, n = 32 075, зрители в возрасте от 18 до 64, март-август 2020 г. (рынки: Аргентина, Австралия, Бразилия, Великобритания, Индия, Италия, Испания, Канада, Колумбия, Корея, Мексика, Перу, США, Франция, Чили, Япония).

3 Данные Google, весь мир, 2019–2020 г. Эксперимент считался успешным при наличии значимой разницы между показателями Brand Lift тестируемых групп.

По материалам https://www.thinkwithgoogle.com

ИНТЕРВЬЮ Что такое закон Конвея и как гендерные стереотипы закладываются в приложения для телефонов и алгоритмы?

МК: Существует так называемый закон Конвея. Он говорит о том, что системы в самом широком смысле этого слова, в том числе компьютерные программы или приложения для телефона, отражают ценности людей, которые их разрабатывают. То есть выбор действий или элементов в рамках процесса разработки программ зависит от того, как организованы проектирующие команды.

Существующие предрассудки и другие негативные влияния часто игнорируются. И в результате небольшая группа людей, работающих вместе над какой-то программой, в итоге получает большое влияние, когда результат их работы используется обществом.

Это доказанный эффект, он существует. То есть это транслируется в программы и последствия их использования. Мы все в той или иной степени подвержены предрассудкам, более того, на сегодняшний день большинство разработчиков – это мужчины, со свойственными им предрассудками и вкусами, и это передается и на уровень программ. 

Большинство разработчиков – это мужчины, со свойственными им предрассудками и вкусами, и это передается и на уровень программ

Таким образом гендерные стереотипы часто находят свой путь в технологические продукты. И вот довольно известный пример: изначально помощники на телефонах все имели только женские имена, женские голоса, и их так называемая «личность» была сконструирована в формате подчинения. 

Мы в ЮНЕСКО выпустили доклад на эту тему, который назывался “I`d blush if I could”, по-русски – «Я бы покраснела, если бы могла». Это название – это ответ, который дала Сири, один из известных голосовых ассистентов, на неприличный комментарий в ее сторону. И этот ответ был изменен только через 8 лет. То есть 8 лет это считалось нормальным или, если и не считалось нормальным, то использовалось. 

То есть это зависит от формирования команд, которые разрабатывают программы и далее. Неравная представленность женщин среди разработчиков и в целом в технологических компаниях имеет большое влияние на это. 

Более того, я бы сказал, что это ухудшается в связи с пандемией COVID-19, потому что в сфере технологий женщины с большей долей вероятности будут уволены, так как в большинстве случаев они занимают невысокие позиции в компаниях, которые проще сократить.

К тому же, в полтора раза более вероятно, что на женщину приходятся обязанности по уходу за детьми во время ограничений, связанных с пандемией. Ну и есть более широкие проблемы – такие, как доступ к интернету. Примерно 45 процентов женщин в мире имеют доступ к интернету, и больше половины мужчин. А в сельской местности разница еще больше. И это влияет и на образование. Сейчас во многих странах дистанционное образование, и у девочек, соответственно, меньше образовательных возможностей во время пандемии.

Эта проблема и раньше существовала, а с началом пандемии она усугубилась. Также наблюдается большая разница между странами и регионами.

ЛБ: Вы привели в пример телефонных голосовых помощников. Но иногда гендерные предрассудки и стереотипы закладываются непосредственно в алгоритмы и в системы обучения машин. Расскажите, пожалуйста, об этом.

МК: Да, тот же закон, о котором я рассказал, он имеет большое значение для систем искусственного интеллекта из-за эффекта масштабирования и из-за того, каким образом они функционируют. Они функционируют на основе наборов данных, алгоритмы обучаются на основе наборов данных. И тут есть два момента.

Первый момент: когда узкая группа людей разрабатывает алгоритм, она передает ему свое видение, свои ценности и стереотипы, и на их основе он обучается, и это таким образом масштабируется. А женщины недостаточно представлены конкретно в сфере искусственного интеллекта. Только 22 процента профессионалов в этой области по всему миру – женщины. Исследователей-женщин еще меньше в этой сфере. То же самое касается их представленности на ведущих конференциях.

Второй момент – это данные. Данные, на основе которых эти системы работают, обучаются и развиваются. Они могут быть неполные. Во-вторых, в таких наборах данных часто представлены гендерные стереотипы, на этот счет проводились исследования. И в итоге получаются предвзятые результаты от использования этих алгоритмов. Есть несколько примеров, которые я хотел бы привести.

В частности, в Массачусетском институте технологий провели исследование совместно с компаний Microsoft, которое говорит о том, что самые известные системы распознавания лиц чаще ошибаются при распознавании фотографий женщин. И количество ошибок увеличивается, если это женщина с более темным цветом кожи. 

А компания Amazon применила у себя в работе систему искусственного интеллекта, на основе которой они нанимали сотрудников. Но им пришлось остановить этот эксперимент уже в 2018 году, потому что они увидели, что этот алгоритм дискриминирует женщин. 

Алгоритм этому обучился, и поэтому он дискриминировал женщин. Преимущество в большинстве случаев отдавалось мужчинам

Как выяснилось, этот алгоритм обучался на основе резюме, которые подавались в последние 10 лет, а большинство резюме были мужскими, поскольку, как я уже говорил, в основном мужчины работают в сфере технологий и искусственного интеллекта. И алгоритм этому обучился, и поэтому он дискриминировал женщин. Преимущество в большинстве случаев отдавалось мужчинам. 

Но я хотел бы отметить, что женщины не стоят в стороне. Среди них есть очень много прекрасных специалистов и инициатив, ими созданных, которые пытаются изменить эту ситуацию. И их становится все больше и больше, что очень радует.

ЛБ: Вы говорите, что женщины не стоят в стороне, но все-таки они пока еще недостаточно хорошо представлены в этой сфере. Какие решения проблемы гендерной дискриминации в сфере технологий предлагают в ЮНЕСКО?

МК: Да, в ЮНЕСКО занимаются этими проблемами. У ЮНЕСКО сейчас есть мандат от государств-членов по разработке первого глобального нормативного документа, это Рекомендации об этических аспектах искусственного интеллекта. Поскольку гендерное равенство является одним из двух глобальных приоритетов ЮНЕСКО в целом, не только в этой сфере, эта тема занимает важнейшее место и в проекте рекомендаций. 

Среди прочего мы призываем государства включить в национальные стратегии цифрового развития специальные планы действий по достижению гендерного равенства, поощрять женское предпринимательство, поощрять участие женщин во всех этапах жизненного цикла систем искусственного интеллекта. 

В рекомендациях также предусмотрено создание инструмента оценки этического воздействия систем искусственного интеллекта, в рамках которого необходимо использовать сквозной гендерный подход и обеспечить использование систем искусственного интеллекта, продвигая права всех, включая девочек и женщин, в том числе – в образовании и в других сферах.

Я бы хотел еще добавить, что в ЮНЕСКО процессом разработки рекомендаций руководят женщины, причем на разных уровнях. На самом высоком уровне – это Генеральный директор ЮНЕСКО Одрэ Азуле, глава Сектора социальных и гуманитарных наук Габриэла Рамос и моя непосредственная начальница Дафна Фейнхольц, которая руководит Секцией биоэтики и этики науки и технологий. Так что этому уделяется много внимания. 

Неравенство между мужчинами и женщинам в цифровой мире усугубилось в связи с пандемией, поэтому мы должны действовать еще активнее. На сегодняшний день существует много инициатив и принципов, предлагаемых разными организациями, но теперь нам необходимо претворить их в жизнь, и это то, чего мы пытаемся достигнуть в рамках этих рекомендаций. 

Мы пошли дальше ценностей и принципов и предлагаем конкретные действия, инструменты по продвижению этической разработки и использования искусственного интеллекта, с помощью которых технологические решения помогут создать более инклюзивный мир для всех и, в частности, для женщин.  

Участники Apple Entrepreneur Camp преодолевают стереотипы об изучении программирования

Основательница Hopscotch Саманта Джон захотела создать приложение, которое вызывало бы у девочек интерес к программированию в раннем возрасте. Hopscotch – это приложение для обучения программированию, которое ставит перед детьми творческие задачи и помогает освоить основные принципы написания кода в процессе создания игр, изображений и историй. Дети и подростки могут публиковать свои проекты в полностью модерируемом сообществе Hopscotch, чтобы играть и учиться вместе. Саманта осознала пользу от умения программировать только во время работы над курсовым проектом в колледже. Но, как оказалось, многие её друзья-мужчины научились программированию намного раньше.

«Мне стало обидно, что я потеряла столько времени! — говорит Саманта. — Все мои друзья-мужчины, которые занимаются программированием, начали учиться этому ещё в раннем возрасте — а я в то время даже не подозревала о такой возможности. Мне захотелось помочь современным девочкам вовремя обратить внимание на программирование».

Чтобы продолжить работу над приложениями и узнать больше о новых полезных инструментах и ресурсах для своего бизнеса, Мэтт Гаррисон и Саманта Джон стали участниками программы Apple Entrepreneur Camp.

Программа Apple Entrepreneur Camp, основанная в 2019 году — это серия практических учебных занятий для разработчиков из мало представленных в сфере IT социальных групп. Программа предназначена для основателей и руководителей компаний, в основе деятельности которых лежат приложения. Первыми участниками программы стали 100 женщин, желающих создавать инновационные программные решения, а также сотрудники их компаний, из 42 стран. Ранее в этом году в рамках своей инициативы Racial Equity & Justice Initiative компания Apple пригласила для участия в программе первую группу темнокожих разработчиков и предпринимателей.  

«Это был необыкновенный опыт: мы получили возможность работать в новом кампусе Apple и пользоваться всеми ресурсами, что там представлены, — рассказывает Саманта. — Больше всего мне понравилось работать над ошибкой в WebGL вместе с инженером, который занимается поддержкой этого инструмента в Apple».

Обучающая тренировка. Стереотипы и принципы футбола.

Обучающая тренировка

При построении учебно-тренировочного процесса, надо знать основные методические принципы обучения технике футбола и уметь применять их на практике. Знание принципов построения обучающей тренировки и методики обучения техническим приемам, позволит Вам оценивать и построение тренировочного процесса и правильно подбирать способы, средства и методы   применяемые в занятиях с технической направленностью.При обучении технике футбола надо применять индивидуально-групповой способ тренировки который значительно эффективнее командных занятий. Конечно, для этого в организацию тренировочного процесса надо внести определенные изменения, но эффективность как отдельных упражнений, так и всей тренировки с технической направленностью значительно повысится.

Обучающая тренировка

Любая тренировка и игра несет в себе обучающую составляющую. Обучение,  если не соблюдаются принципы формирования навыка, происходит на подсознательном уровне, когда включаются интуитивные (врожденные) механизмы оптимизации движения, скорректированные оценкой его результата. Талантливые и двигательно одаренные люди, без специального обучения могут освоить на хорошем уровне отдельные технические приемы. Но на современном этапе развития футбола даже бразильские пляжи, с десятками тысяч мальчишек, играющими сутками напролет в футбол, не могу обеспечить подготовку игроков по своему техническому уровню отвечающими современным требованиям. Уже и в Бразилии подготовка юных футболистов переходит с пустырей и пляжей в спортивные школы и академии. Но в Бразилии организованные занятия юных футболистов в стенах спортивных школ пока еще подкрепляются дополнительными многочасовыми дворовыми играми (ещё сильны традиции «дикого» футбола). Цивилизованные страны уже давно лишились дворового футбола. Организованная подготовка юных футболистов (в спортивных школах и академиях) при всех преимуществах перед «дворовым» футболом имеет существенные недостатки именно в части  начального обучения технике игры. Главный «недостаток» организованного футбола в обучении технике футбола, на этапе начальной подготовки, маленькое количество времени, отводимое на целенаправленное обучение технике и недостаточная эффективность занятий. Времени, отведенного не на тренировку технических действий, а именно на обучение (формирование устойчивого динамического стереотипа при выполнении технического действия, переходящего в автоматизм).

Сиюминутные задачи достижения конкретных спортивных результатов,  закрывают главную цель – воспитание техничных футболистов, способных играть на высоком уровне. Но даже если постепенно приходит понимание, что спортивный результат в юношеском возрасте это не главное, подход к учебно-тренировочному процессу остается устаревшим. Поэтому задача повышения эффективности учебно-тренировочных занятий по обучению техники футбола  является крайне актуальной.

Уточним терминологию в контексте настоящей статьи.

Тренировка — учебное занятие в котором решаются разнообразные задачи по подготовке юного футболиста.

«Обучающая» тренировка – занятие в котором соблюдаются принципы формирования навыка.

«Обучающее» упражнение — упражнение, которое служит формированию динамического стереотипа,соответствующего стандарту изучаемого технического приема.

Динамический стереотип.

Если мы вникнем в понятие «динамический стереотип», и принципы его формирования, то станет понятным необходимость введения терминов «обучающая тренировка» и «обучающее упражнение».Динамический стереотип, если говорить простыми словами, это возможность совершать  двигательное действие без контроля сознания. Динамический стереотип лежит в основании формирования автоматизма, навыка, и, в конечном счете, умения.

Умени— применение Игроком освоенного способа действий в различных ситуациях. «Умелый» Игрок — это не тот, кто владеет каким-то действием в четко определенной ситуации, но тот, кто может делать это в разных условиях, находя решение в разных ситуациях. Главная черта умения — это способность Игрока применять свои знания, навыки с учетом требований конкретной ситуации, что иногда называют «управление исполнением».

Динамический стереотип вырабатывается в процессе обучения и тренировки при многократных повторениях двигательного действия. В результате таких повторений в мозге записывается как бы «программа» выполнения данного движения, позволяющая в дальнейшем выполнять действие автоматически, не затрачивая на него особых усилий. Вот такая программа автоматического выполнения движения и называется в нейрофизиологии динамическим стереотипом. А внешним проявлением наличия в мозге динамического стереотипа как раз и является

Навык.

Навык — это доведённая до автоматизма способность выполнять тот или иной вид деятельности (чаще всего — двигательной). Важной является та особенность, что при автоматизированном навыке, действия осуществляются практически неосознанно, без подключения сферы мышления, т.е. не создают для работающего проблемной ситуации. Навыки делают деятельность экономной и эффективной.

Выработка динамического стереотипа представляет собой значительную нагрузку на центральную нервную систему, поскольку мозгу и всему организму требуется перестраивать привычные и удобные способы деятельности, прокладывать для себя новые «пути» движения по незнакомой территории.  Ключевым моментом здесь является тот факт, что однажды выработанный стереотип автоматизируется и становится инертным, то есть, не исчезает и не разрушается даже спустя очень долгое время. Всем известна шутка «технику не пропьешь». Это именно благодаряинертности созданного динамического стереотипа.

Автоматизм достигается при многократном предъявлении одних и тех же положительных или тормозных условных раздражителей, следующих с постоянными интервалами времени между ними. При формировании динамического стереотипа повышается эффективность работы нервной системы, т.к. после каждой реакции происходит автоматическая подготовка к последующей. Для формирования динамического стереотипа необходимо наличие внешнего стереотипа, т. е.определенной последовательности действия условных и безусловных раздражителей.

Динамический стереотип снимает во многих случаях необходимость смыслового контроля за пусковыми импульсами (произвольными командами) для следующих друг за другом движений: ведь особенностью динамического стереотипа является то, что переход от одной части действия к другой осуществляется автоматически, так как окончание одного движения служит сигналом для начала следующего.

Педагогические принципы обучения (формирования навыков).

Соблюдение педагогических принципов обучения является неотъемлемой  частью учебно-тренировочного процесса. У меня в дипломе об образовании записана специальность — тренер-преподаватель по футболу. Для детского тренера это означает, что он и обучает юных спортсменов футболу (преподаёт). И тренирует— готовит игрока к применению изученного материала в соревновательной деятельности. На этапе ознакомления с футболом, начальном обучении и развитии, составляющая —обучение— должна быть более значимой, чем тренировка.

Термины «методика тренировки» и «методика обучения»не являются синонимами. Практическое наполнение их значительно отличаются. К сожалению, в настоящее время в детском футболе, преобладает тренировка(подготовка игрока через командные занятия, к соревнованиям) в ущерб обучению технике и развитию физических качеств с учетом индивидуальных способностей.

Принципы обучения являются закономерностями, то есть действуют вне зависимости от нашего согласия/несогласия с ними. Эти закономерности надо поставить на службу, для повышения эффективности тренировочного процесса.

1. Принцип мотивации основан на понимании того простого факта, что если у человека отсутствует мотивация (потребность) к данной деятельности, то ни о каких хороших результатах не может быть и речи.

На первый взгляд с этим принципом в детском футболе всё в порядке. Дети приходят в футбольные школы уже сильно мотивированные своей любовью к футболу, стремлением побеждать в соревнованиях, желанием стать звездой (профессиональным футболистом) и так далее. Но с точки зрения качественного обучения технике футбола, некоторые тренеры (если не многие) недооценивают этот принцип. Умение детского тренера использовать мотивацию для улучшения процесса обучения технике (как впрочем и других сторон подготовки юного футболиста) является показателем его квалификации.

Сильным мотивационным раздражителем является рост результатов. Если игрок видит, что дополнительные индивидуальные занятия реально улучшают результативность удара, если он ощущает рост качества удара, выраженный в повышении процента результативных действий, то это сильно мотивирует на продолжение упорных тренировок. Для того, чтобы задействовать мотивацию, нужно обязательно вести учет достижений и прослеживать динамику роста результатов через различные тесты и соревнования на технику. Например, перед началом цикла занятий по обучению технике удара провести тест на дальность удара. Записать рекорд и средний результат.  Правильно спланированный цикл занятий НЕИЗБЕЖНО приведет к росту результатов тестирования. Это послужит сильной мотивацией для продолжения упорных тренировок.

2. Принцип доступности и посильности предполагает, что предлагаемый учебный материал соответствует возрастным и интеллектуальным возможностям Игрока, а его усвоение не вызывает у них непреодолимых трудностей. Особенно это касается «физической» возможности Игрока выполнить движение правильно.

Этот принцип достаточно часто нарушается. Некоторые детские тренера думают, что давая трудное движение или задание повышенной сложности в тренировке, они повышают техничность игрока. Это заблуждение.

Например. Вот типичная методическая ошибка, совершаемая тренерами. Тренер в задачах тренировки обозначает отработку какой-либо части технического приёма, и в упражнении, ставит Игрокам задачу сделать передачу на 35 метров и попасть в обозначенную цель. Однако для некоторых из них сделать передачу на такое расстояние непосильно. Их личный рекорд удара на дальность достигает только 30 метров. В этом упражнении такие игроки будут стараться ударить мяч максимально сильно, сосредотачивая своё внимание (часто подсознательно) на решение задачи произвести сильный удар. Такая необходимость, во-первых, закрепощает игрока, во-вторых, он уже не может сосредоточиться на изучаемом элементе движения, так как в коре головного мозга появился очаг сильного возбуждения (решения задачи сильного удара), который доминирует и препятствует образованию необходимых связей в выполнении поставленной на тренировку технической задачи. Попутно замечу, что и для Игрока, который имеет рекорд выше 40 метров, тоже нарушается данный принцип. Легко доступная цель порождает потерю концентрации и демотивацию.

3. Принцип минимизации заключается в выборе для начала обучения минимально необходимого количества главных элементов в структуре движения.По мере изучения приема, увеличивается количество изучаемых элементов, так как уже освоенные движения переходят из разряда «обучение» в «поддерживание уровня достигнутого».

Перегруженность тренировки/упражнения поставленными задачами — ещё один из факторов, мешающих эффективному обучению.Можно выявить три типичные ошибки, особенно часто встречающиеся на стадиях ознакомления с техническим приёмом и его начальным изучением.

Первая.Ставится много задач по выполнению элементов и деталей технического приёма. Игроку предлагается в одном упражнении сделать и правильный последний шаг, и проследить за постановкой опорной ноги, и коленкой «накрыть» мяч, и не забыть про «жесткий» рычаг. В результате внимание игрока рассредоточивается на большом количестве задач и значительно падает контроль над движением.

Вторая.Тренер определил главной задачей тренировки обучение технике удара, но предлагает упражнение, в котором до самого удара игрок должен  принять мяч, произвести обводку стоек и только после этого сделать удар. Естественно, когда дело доходит до удара, игроком забыты все задания тренера на правильное движение.

Третья.В тренировке каждое новое упражнение ставит задачи по отработке другого технического приёма. Задача тренировки обучение удару подъёмом, но тренер постоянно меняет упражнения. Сначала бьём по воротам (удар подъёмом), потом в паре делаем передачу щёчкой, потом обводка один в один, потом снова упражнение на технику удара. Естественно, ни о каком целенаправленном обучение технике удара в этой тренировке речь не идет, хотя большинство упражнений было «на удар».

Выбрав минимально необходимое количество отрабатываемых в тренировке/упражнении элементов технического приёма, мы значительно повысим эффективность занятия.

4. Принцип систематичности и последовательности требует, чтобы знания, умения и навыки формировались в системе, в определенном порядке, когда каждый новый элемент учебного материала логически связывается с другими, последующее опирается на предыдущее, готовит к усвоению нового. Систематичность и последовательность в обучении позволяют достичь больших результатов. Немцы говорят«Man muss systematisch arbeiten»(я должен работать систематически). Вроде бы, в этой фразе нет ничего особенного, и вместе с тем в ней заложена основная мудрость и главный ключ к успеху.Может быть, именно этот принцип обучения и привёл Германию к успехам молодых игроков в освоении техники футбола.

Умение составить оперативный и стратегический план работы над частями и элементами техники удара, и работать по нему систематично и последовательно — признак профессионализма детского тренера.

5. Принцип концентризма предусматривает такой характер отбора изучаемых технических приемов, которые наиболее востребованы для конкретного Игрока в соревновательной деятельности. Т.е. тренируем (учим) те приемы, которые наиболее часто применяются на игровой позиции, которая наилучшим образом соответствует врожденным и приобретенным качествам Игрока.  Если говорить «в общем», то тренеру важно сконцентрировать своё внимание на определённых группах технических приёмов, наиболее важных на данном этапе обучения. На начальных этапах обучения важно заниматься «базовой» техникой. На конечном отрезке этапа разучивания и особенно на этапе совершенствования необходимо больше внимания в тренировочном плане уделить «специальной» технике, технике «позиции».

Тренер должен уметь расставлять приоритеты в выборе и групп технических приёмов и выделять наиболее важные технические приёмы внутри этих групп.

Несоблюдение принципа концентризма «загружает» тренировочный процесс изучением малозначительных технических приемов в ущерб главным. Игрок хорошо освоил, например, «удар с лёта по воротам». Только вот беда, в игре он его практически не применяет. А вот пас щёчкой, удар, которым он постоянно пользуется, выполняет с большим количеством брака. Ну да это и понятно — в тренировках в основном с лёта бил.

Некоторые из тренеров, в ответ на «упрёк» нерациональности обучения малоиспользуемых приёмов (в данном случае – ударе с лёта) отвечают, что кроме техники удара с лёта, Игрок совершенствует ещё и «специальную ловкость». В ответ приведу следующие аргументы.

Во-первых, если Вы поставили задачу не данное занятие – обучение технике удара с «лёта», то эту задачу и надо решать.

Во-вторых, если Вы хотите развивать «специальную ловкость», то для решения такой задачи есть и более эффективные способы и средства.

В-третьих, совмещая в одном упражнении решение нескольких задач ( что в принципе возможно) вы значительно снижаете эффективность как обучения технике удара, так и развитию «специальной ловкости». Решение этих задач по отдельности принесёт значительно больше пользы (при одинаковом потраченном тренировочном времени). Однако должен указать на то, что присовершенствовании указанных качеств и умений подход по совмещению разноплановых задач может иметь место.

6. Принцип связи теории с практикой.Всё, что Игрок изучает в ходе учебно-тренировочного процесса, делается не из теоретического интереса и праздного любопытства, а с единственной главной целью – применения знаний на практике, в соревновательной деятельности. Следовательно, в ходе обучения технике, надо овладеть основными разделами футбольной техники, необходимыми для игры. И что самое главное контролировать применение этих приемов в ходе соревновательной деятельности, анализируя КАЖДЫЙ эпизод, в котором приемы был выполнены и их результат.Так же надо обращать внимание и на те эпизоды, в которых изучаемый технический приём должен был бы выполнен (по тактическим предпосылкам), но был подсознательно заменён другим (обычно, более привычным и освоенным).

Нельзя работать над техникой удара, ради самой техники. Как только начинает формироваться динамический стереотип, при выполнении движения в облегченных условиях (по неподвижному мячу) надо планировать перевод возникшего автоматизма в игровую обстановку. Очень важно уловить то время, когда надо начать постепенно усложнять задания по выполнению технических движений, вводя различные усложнения в упражнения.

7. Принцип прочности. Принцип прочности предполагает устойчивое  выполнение освоенного технического приема во все более усложняющейся обстановки. Поэтому после начального обучения техническому приему следует этап совершенствования. Т.е. над техникой надо работать всю спортивную карьеру. Только по разному.

Техника футбола очень многообразна. И тренеру надо успеть обучить игрока большому количеству технических приёмов. Такая ситуация часто заставляет детского тренера переходить к обучению другого технического приёма, не достигнув нужного автоматизма движения предыдущего. Это большая ошибка. В результате мы получим игрока, который умеет много, да всё знает «на троечку», делает технические приёмы с большим количеством брака.

Если Вы игнорируете этот принцип, не понимаете его значения, это значит, что в обучении Вы будете «скакать» по всему арсеналу технических приемов, не усваивая прочно каждый отдельный прием.

8. Принцип взаимосвязи различных направлений развития и обучения.

Обучение техническим приемам нельзя проводит в отрыве от других направлений тренировочной работы. Только их гармоничное и своевременное сочетание позволит добиться высоких результатов обучения. Подробнее об этой проблеме читайте в главе 2.6.

9. Принцип индивидуализации

Этот важнейший принцип лежит в основе, фундаменте теоретических предпосылок данной монографии. В командных видах спорта индивидуализация подготовки игрока ещё не заняла достойное место в планах тренеров. Но именно индивидуализация занятий является необходимостью, которая позволит интенсифицировать тренировочный процесс и повысить качество и эффективность обучения. Необходимо отойти от практики обучения «всех, всему и одинаково». Такое отношение к обучению юных футболистов порождает «серую» массу выпускников футбольных школ, слабо подготовленных технически, не имеющих своей индивидуальности. Отдельные «звёздочки» появляются не благодаря, а вопреки системе подготовки резервов в детском футболе, за счет сильной природной одарённости и таланта, который «не смогли усреднить».

Должен предостеречь читателей от недооценки теоретических знаний. Мол, теория — теорией, а практика живет по своим законам. Это глубокое заблуждение, которое вызвано нежеланием учить теорию, осмысливать полученные знания и думать, как применять их на практике. В отдельных случаях встречается снобистское отношение специалистов по футболу. Типа, «футбол — это особенный вид спорта, не похожий на другие, стоящий отдельно от всех остальных на более высоком уровне и живущий по своим законам».

Изложенные педагогические принципы обучения являются фундаментом для практических занятий. Отвергнув или «забыв» какой-либо принцип в тренировочной работе, Вы просто-напросто, значительно снизите эффективность использования тренировочного времени, а значит Ваш воспитанник безнадёжно отстанет от более способных игроков или от игроков одинакового потенциала, но тренировавшихся более эффективно и правильно.

Возможность оценить эффективность обучающей тренировки в целом и каждого упражнения в частности является очень важной частью организации учебно-тренировочного процесса.

Наличие внешних стереотипов для формирования правильного движения обязательно. Кроме того необходимо следовать

Условиям выполнения движения (технического приёма):

1.Перед началом занятия/упражнения проводится словесное описание общей структуры движения и ставится задача по фиксации внимания на одном – двух главных для данного упражнения/занятия элементах

Большое количество задач поставленных перед началом каждого упражнения, а тем более отсутствие таких задач (установка – «работаем над ударам по воротам» — достаточно типична) — часто встречающаяся ошибка. Это касается как упражнения по работе над «локальным» техническим приёмом, так и комплексных упражнений, включающим в себя выполнение нескольких технических действий.

2.Перед началом выполнения группы упражнений:

— проводится разминка на основе подготовительных и развивающих упражнений, соответствующих обучаемому приёму

Подготовка организма Игрока к освоению конкретного технического приёма- важное условие повышения эффективности упражнения/тренировки. Разогрев мышцы участвующие в движении, повысив их эластичность, подготовив суставы и сухожилия к работе, мы сможем с первых же движений выполнять технический приём правильно

— проводятся подводящие и имитационные упражнения, с акцентом на правильное выполнение элементов технического приема, обозначенных в плане тренировки.

Перед началом выполнения плана занятия по обучению удару необходимо «освежить» в памяти Игрока уже изученные движения, настроить его на обучение путём повторения различных элементов технического приёма.

3.Количество повторений изучаемого технического приёма должно быть не менее 30 (сериями, например 3 х 10)

Если игрок во время выполнения упражнений на технику удара нанёс менее 30 ударов (в сжатый временной отрезок), то это значительно снижает эффективность обучения данному техническому приёму. Конечно «за цифру» количества тренируемого удара за тренировку можно спорить. Я считаю, что для появления реального и качественного сдвига в формировании автоматизма при целенаправленном обучении Удару за тренировку надо нанести не менее 80-100 «правильных» ударов, только тогда можно считать тренировку полноценно «обучающей». Но цифру в 30 ударов можно признать необходимым минимумом. Все Удары, даже при различных упражнениях, должны быть максимально стандартизированы (говорим о начальной стадии обучения).

4.Пауза между совершением действия (выполнения технического приема) не должна превышать 15-20 секунд в серии. Между сериями пауза может быть длиннее.

Наиважнейшее условие для эффективности обучения Удару — это минимизация паузы между ударами. Каждый последующий удар должен как можно быстрее «накладываться» на «свежие» следовые явления в коре головного мозга. Только так «правильная тропинка», по которой идут импульсы-команды от головы к исполнительным органам (мышцам и суставам) «протаптывается» надежно и эффективно. Тренер должен очень тщательно продумывать организацию упражнения для того, чтобы два важных условия выполнениями технического приёма (количество ударов и время паузы между ними) являлись оптимальными .Наиболее эффективно работать над Ударом серийно. То есть, надо выполнять серию ударов (от 6 до 10) с минимальной паузой, затем небольшой перерыв для объяснения нового задания или уточнения делаемого упражнения, или для повторного объяснения какого-то элемента (и тому подобное) и новая серия.

5.Упражнение должно быть стандартным и в основных параметрах повторять предыдущую тренировку.

Стремление некоторых тренеров «сделать тренировку интереснее» как в отдельном упражнении, так и в цикле занятий, приводит к частой смене упражнений. Это серьёзное нарушение принципа формирования автоматизма движения, обязательное условие которого – стандартизация движения. Да, существует проблема «скучного» упражнения. Частое и длительное повторение технического приёма (а стандартизация движения – важное условие эффективного формирования автоматизма) ведёт к снижению концентрации внимания Игрока на отдельных элементах движения, падает интерес к упражнению и, как следствие, снижается продуктивность занятий. Решать эту проблему надо не частой сменой упражнений, а другими педагогическими средствами и методами.

Во-первых, повышением эмоциональности упражнения, введением различных соревновательных мотивов. Так мы замаскируем «монотонность» работы эмоциями.

Во-вторых, «спрятав» основную часть упражнения в предварительных действиях и каких-то движениях после выполнения главного задания (которые можно менять без ущерба обучаемости). При этом, конечно, надо следить за тем, чтобы эти изменения в упражнении не влияли на выполнение главной задачи.

6.Должна соблюдаться общая структура движения

Сосредотачивая внимание Игрока на каких-либо отдельных элементах или деталях технического приёма, нельзя допускать, чтобы общая структура движения нарушалась. Весь технический приём должен выполняться гармонично, слаженно, даже при концентрации внимания Игрока на какой-то важной детали приёма.

7. При выполнении упражнения должны быть поставлены определённые задачи по достижению результата движения (точность, дальность, ограниченное пространство, быстрота и т. д.)

Перед началом выполнения упражнения надо всегда и обязательно определять его результативность, поставив достижимую цель. Глупо, при ударах по воротам, ставить задачу – попасть в них. Типа, попал в ворота – хорошо, и игрока можно похвалить, промахнулся плохо. Цель должна быть очень локальной, небольшой, трудной, но в принципе достижимой. Например, отмеченный разметкой 1 на 1 метр, правый верхний угол ворот, невысокая фишка, поставленная в левом нижнем углу ворот, которую надо сбить. И так далее.

Только тогда, когда движение при выполнении технического приёма и его результативность тесно связаны между собой, эффективно формируется (в том числе и на подсознательном уровне) динамический стереотип.

Корректировка движения после каждого удара в зависимости от его результативности — обязательное условие формирования навыка. Надо обращать внимание на то, что несмотря на трудность решения поставленной задачи, она была реально достижимой. Если Игрок имеет, например, рекорд удара на дальность 30 метров, а цель находится на расстоянии 35 метров, то желание ударить очень сильно (а иначе мяч не долетит до цели и игрок это понимает) неизбежно приведет к игнорированию поставленной тренером задачи — концентрировать внимание на отдельном, изучаемом элементе технического приёма. Точно так же плохо когда задача легкая в реализации. Рекорд 30 метров, цель на расстоянии 20 метров. Легкость её достижения приводит к небрежности в движении, расслабленности, потери концентрации внимания на элементах и деталях, ведь в при любом, даже не правильном движении цель будет достигнута. Подобная проблема практически всегда возникает при командном методе обучения, когда все игроки выполняют одно и то же упражнение. В приведенном примере (при ударе на дальность) у группы игроков разный уровень технического оснащения и соответственно разные рекорды по удару на дальность. Таким образом, «общее» задание – ударить на расстояние 30 метров для двух групп игроков будет демотивационным (тем, кто может легко ударит дальше и для тех, у кого не хватает техники достичь поставленной цели) и только для отдельных игроков упражнение будет эффективным в этой части. Правильно варьируя поставленные на упражнение задачи и цели, мы повышаем отдачу от его выполнения.

8.Каждое движение (технический приём) должно быть оценено (тренером и самим игроком) с точки зрения правильности как общего движения, так и выполнения выделенных элементов движения.

После каждого удара тренер должен оценить движение, похвалить Игрока за правильное выполнение задания, его результативность, отметить верное выполнение какой-либо детали движения, сосредоточить внимание на изучаемом элементе, отметить (но уже для себя) ошибки, для дальнейшего анализа. Своевременная подсказка, корректировка выполнения движения, концентрация внимания Игрока на правильном выполнении какого-либо элемента или детали техники, что называется «по горячим» следам, значительно повышают эффективность обучения.

В то же время Игрока необходимо научить самостоятельно оценивать правильность выполнения как упражнения в целом, так и отдельных частей и элементов технического приёма. Сознательное отношение к движению у Игрока, «проговаривание» задачи, само корректировка исполнения элементов и деталей технического приёма (при знании «эталонного» движения), является важным потенциалом для повышения эффективности упражнения (к сожалению, часто не реализуемый).

9.Если ошибка регулярно повторяется, упражнение для данного игрока прекращается, и используются различные приемы устранения ошибки (главным образом путем повторениями вычлененного ошибочного элемента и фиксации внимания игрока на правильном его исполнении)

Избежать «заучивания» ошибок важная задача, стоящая перед тренером. Если не обращать внимание на ошибочное движение в стандартных ситуациях, то получится ситуация, когда ошибки тренируются наряду с правильными движениями. Но это происходит только в том случае, если ошибка повторяется регулярно. На череду отдельных и разных ошибок, можно (в данном упражнении) не обращать внимания. Это только отвлекает внимание от тех элементов, которые планово разучиваются. Но в то же время, тренер должен обращать внимание даже на отдельные ошибки, чтобы анализировать причину их возникновения, иметь возможность отслеживать их повторяемость в других упражнениях/занятиях. Тому, как «лечить» ошибки, возникающие в ходе выполнения технического приёма, в Монографии посвящена отдельная глава.

10.В недельном тренировочном цикле на начальном этапе обучения конкретному техническому приёму должно быть запланировано решение задач по нему не менее чем в трех тренировках

«Наслаивание» тренировок с одинаковыми задачами в недельном тренировочном цикле диктуется тем обстоятельством, что в противном случае положительный эффект от обучения начинает (без «подтверждения») слабеть.  Можно провести с большой пользой тренировку по обучению технике удара, но если сделать большую паузу между занятиями, то эта польза просто улетучится. Поэтому я советую проводить подряд 2-3 недельных цикла с постановкой одинаковых задач по обучению. Очень важно,чтобы тренировки/упражнения «наслаивались», до достижения стабильного исполнения, в общем.

Обучающее упражнение должно соответствовать этим принципам. Для контроля соответствия упражнения этим принципам введем понятие «коэффициент обучаемости», по которому можно определить соответствие  технического действия эффективному формированию динамического стереотипа. Все упражнения, не отвечающие хотя бы на 80% «Условиям выполнения упражнения» (то есть не выполняются три и более условия), нельзя считать обучающими (в смысле формирования устойчивого динамического стереотипа).

Работа детского тренера относится к творческой сфере деятельности. Но имея право на творчество, тренер не должен забывать, а тем более игнорировать, законы и закономерности процесса обучения.

Могут быть методические особенности учебного процесса,вытекающие из личных качеств тренера, основанные на накопленных знаниях и практическом опыте, но всё это должно базироваться на педагогических законах. Которые и являются законами, потому что действуют независимо от мнения тренера о их полезности или необязательности.

Французский историк перечислил главные стереотипы о нациях мира

Французский историк и специалист по туризму Лоран Тиссо перечислил стереотипы, связываемые с русскими туристами. По его словам, граждан России за границей считают обычно шумными грубиянами и «асоциальными типами». При этом итальянцев в мире полагают бабниками, а англичан — пьяницами.

Стереотипы существуют о каждом народе, причем обычно эти мифы весьма негативны. Об этом заявил французской газете Le Figaro специалист по истории туризма Лоран Тиссо.

Французов в мире считают дурно пахнущими грязнулями, американцев — неотесанной и необразованной деревенщиной, отметил он. Китайцев и немцев в других странах считают бескультурными путешественниками с плохим вкусом в одежде — они «сочетают носки с сандалиями».

Итальянские туристы обычно чрезмерно падки на местных женщин.

Русских за рубежом считают шумными и грубыми, асоциальными и невежливыми, добавил Тиссо. Эти мифы объясняются «замкнутостью страны на себе» и тем, что жители России начали путешествовать «только после падения берлинской стены».

Эта замкнутость в русских сочетается с «реваншизмом», стремлением наверстать упущенное время посредством безудержного консьюмеризма. При этом российские туристы еще и высокомерны, добавил историк.

Неделей ранее французский фигурист Луи Торон рассказал о своих впечатлениях от России.

«Что больше всего нравится в России? Мне кажется, здесь люди добрее, более сочувствующие. Помню, как-то я потерялся и обратился за помощью к случайным прохожим, они сразу откликнулись. Если во Франции так спросить на улице — вряд ли помогут найти дорогу. Еще мне нравится русский патриотизм, как многие люди отмечают национальные праздники. Видно, что они счастливы быть русскими. Во Франции нет такого чувства единства нации», — заявил спортсмен.

В конце ноября канадский хоккеист Даррен Диц рассказал о главном стереотипе о россиянах.

Спортсмен заявил, что за рубежом жителей России считают грубыми и жесткими. Хоккеист считает, что это связано со звучанием русского языка. По словам канадца, его мнение изменилось, когда он начал учить язык.

«Когда ты понимаешь контекст, это вообще не так. Но это стереотип, не знаю, почему он устоялся. Получив возможность общаться с людьми, я быстро убедился, что россияне добрые и приветливые», — отметил он.

В 2019 году в Германии провели опрос, согласно которому наибольшую неприязнь у немцев вызывают туристы из России и Великобритании, которых обвинили в чрезмерной тяге к алкоголю. При этом отельеры в Турции считают, что поведение российских туристов не отличается от поведения туристов других национальностей.

«Асоциальное поведение может наблюдаться у представителей любого народа», — заявил глава Федерации отельеров Турции Осман Айык. Он также подчеркнул, что российские туристы уже не похожи на тех, что были 20 лет назад: они давно изучили мир и прекрасно умеют держаться.

Тема стереотипов и туристов часто идут рука об руку, вызывая критику. В 2016 году французский актер Жерар Депардье раскритиковал Францию за «дураков и вонючий сыр».

По словам артиста, его страна рискует превратиться в развлекательный парк, состоящий из стереотипов для привлечения туристов. Как заявил Депардье, Франция может стать «Диснейлендом для иностранцев».

Отвечая на вопрос, считает ли он себя французом, актер сказал: «Нет, я гражданин мира. Франция рискует превратиться в Диснейленд для иностранцев, населенный дураками, которые производят для туристов вино и вонючий сыр». Депардье добавил, что свободы больше нет, а людьми манипулируют.

Кроме того, актер отметил, что Италия не растеряла свою культуру и идентичность, поскольку это молодая страна, «рожденная с Гарибальди» — в отличие от половины Европы, которая из-за страха мигрантов стала «немного фашистской».

стереотипы и трудности женского футбола в России

В мае в пяти новых городах России открылись бесплатные секции по футболу для девочек. Это первый выход за пределы столиц совместного проекта РФС, школы GirlPower и Adidas.

Вообще GirlPower — клуб непрофессиональных футболисток, работающий по профессиональным принципам, — существует с 2015 года. Позже в Лужниках открылась школа и начался набор на регулярные тренировки.

Как рождаются мифы  

«Футбол искусственно создан как мужской вид спорта [таков стереотип], — считает Владимир Долгий-Рапопорт, сооснователь футбольного проекта GirlPower. — Нет никаких ни объективных, ни субъективных причин, почему женщинам не надо заниматься футболом».

Владимир Долгий-Рапопорт — в прошлом креативный директор рекламного агентства, в 2013 году стал искать футбольную школу для своих детей. В итоге основал свою школу #TagSport, а потом — и женский проект GirlPower.

Фото: Мария Муравьева/АСИ

Как говорит Долгий-Рапопорт, родители боятся отдавать в футбол девочек: якобы вырастет «большой», с широкими плечами и кривыми ногами.

«Ширина плеч, рост и в том числе кривизна ног почти не зависят от вида спорта, которым занимаетесь вы или ваш ребенок. Спорт не влияет на внешность и привлекательность человека, он может повлиять только на мышцы, которые развиваются, на характер и на физические и психологические способности. Если вам суждено быть полтора метра ростом, никакой баскетбол не изменит этого. И если вы растете двухметровым широкоплечим человеком, то сколько вас ни отдавай в гимнастику, меньше вы не станете». 

Фото: Мария Муравьёва/АСИ

Когда девочка взрослеет, страхи ее родных остаются с ней, поэтому многие боятся прийти даже на первую тренировку, просто попробовать.

«В своей школе мы развиваем равные возможности для всех, — утверждает сооснователь футбольной школы для женщин. — Для мужчин у нас в стране есть много вариантов, где потренироваться, есть любительские команды, чемпионаты и много всего, что помогает прийти и играть в футбол. Умею — не умею, для разных уровней — всё это есть для мужчин. Для женщин и девочек еще совсем недавно такого почти не было. Мы эти возможности создаем и предлагаем». 

Чем отличается футбол для девочек

В GirlPower тренируются более 200 женщин в возрасте от 18 до 52 лет. Можно и старше, просто пока не было желающих. Большинство из них не имели вообще никакой спортивной подготовки и никогда не играли в футбол. Девушки делятся на команды по разным уровням, начиная от группы для начинающих и заканчивая теми, кто готов выступать на городских и российских соревнованиях.

«Я работаю и с подростками-парнями, и с маленькими девочками, и с взрослыми женщинами. Я не могу сказать, с кем больше нравится работать или с кем тяжелее, все равны на поле, — говорит тренер Равиль Нагаев. — Понятно, что у парней есть преимущества: больше мужского футбола, кумиров, на кого можно было бы равняться. Поэтому для них футбол как спорт открыт с детства. Для девочек это скорее похоже на веселую игру. Женщины же более осознанно подходят к тренировкам, они четко знают, с какой целью занимаются здесь. Но различий в физических нагрузках между женским и мужским полом никаких нет». 

Есть только психологические особенности, утверждают тренеры. Из-за гиперответственности и эмоциональности девушки иногда очень сильно расстраиваются при неудачах и поражениях.

«Девушки настолько ответственно подходят к тренировкам и играм, что порой они ставят слишком высокую планку. Когда что-то происходит не так, не получается, они сильно огорчаются, — говорит АСИ тренер Анастасия Кобзева. — В любительском футболе это особенно заметно, когда они вкладываются в эпизод и у них это не получается, не довели момент до удара, не забили. В футболе важно не выключаться из игры в этот момент, а девчонки начинают останавливаться и переживать, извиняться перед всеми, когда надо играть дальше. В этом плане приходится работать».

«Все ждали, когда брошу»

Валентина Агаджанян три года занимается в школе футбола и считает, что непопулярность этого вида спорта среди женщин и девушек связана прежде всего с нехваткой информации. 

«Все новое и непонятное для людей может вызвать подозрение и недоумение. У нас нет в повседневности понимания, что девочку можно отправить не на танцы, а на футбол. И когда ты растешь, это понимание ниоткуда не берется, если не было каких-то ярких примеров рядом», — говорит Валентина. 

Она и сама 10 лет ходила в танцевальный кружок. В GirlPower попала за компанию с подругой, которая уже занималась. 

«По воскресеньям в «Лужниках» проходили игровые тренировки. Там нет никакой теории работы с мячом и всех вводных вещей. Вы просто делитесь на команды и играете. И это стало для меня, человека, пришедшего просто познакомиться, шокирующей новостью.

Я пыталась уйти, но администратор остановила и дала мне манишку (часть футбольной экипировки, необходимая, чтобы визуально отличать игроков разных команд друг от друга. — Прим. АСИ). Позвала тренера, который, игнорируя мои страхи, вывел меня на поле и сказал: «Вот твоя команда, вот — противника, и делай, что хочешь, просто беги, где удобно». Я немного была в смятении, но это было крутое ощущение, очень поддерживающая атмосфера, приятные люди».

Мария Муравьёва/АСИ

Когда об увлечении Валентины узнали семья и друг — который тоже занимался футболом! — то отреагировали по-разному, но никто не стал особо протестовать: решили, что сама скоро бросит. 

«У меня традиционная армянская семья, для них сначала было непонятно, зачем я это делаю. До 16 лет, если бы я сказала, что играю в футбол, никто бы не был против. А мне было уже 22 года — довольно сознательная взрослая девушка. Сначала пытались меня от этого отговорить.

Говорили, что не красят девушку разбитые коленки, а уже пора замуж.

Особенно тяжело было дяде, потому что я возвращалась довольно поздно и он меня встречал у метро, привозил домой. Говорил, непонятно, что за женщины играют в футбол и зачем они это делают. Это самый негативный отзыв. Остальные все ждали, когда брошу, ведь мне самой не должны нравиться постоянно разбитые коленки, но этого пока так и не случилось».

Друг в итоге подарил Валентине свою спортивную одежду, гетры и щитки со словами: «Возьми, попробуй, потом расскажешь». 

Мария Исаева всегда любила активные и экстремальные виды спорта. В ее списке — конкур, бокс, сноуборд, вейк, серфинг. Но как только она достигала определенного уровня, сразу интерес к этому спорту пропадал.

«В 29 лет я узнала о GirlPower и подумала: как раз мне надоело всё, что я до этого делала, пойду и попробую. Вот я уже шесть лет играю. Наверное, за счет того, что это командный вид спорта, футбол меня зацепил, и ничего другого, кажется, я не буду искать в ближайшее время».

Родственники и знакомые новому увлечению не удивились.  

«Все привыкли к моим неординарным хобби. Я полтора года ходила на бокс и была одной девочкой в группе из 20 парней. Они не удивились. Когда я начинала играть в футбол, это был неочевидный выбор для девушки. Но многое меняется сейчас, — говорит спортсменка. — Я получаю колоссальное удовольствие от тренировок. Футбол разгружает, и ты вообще ни о чем не думаешь, кроме самих тренировок. Это такой способ приятной медитации».

«Футбол разгружает, и ты вообще ни о чем не думаешь, кроме самих тренировок. Это такой способ приятной медитации»

 Фото: unsplash.com

А потом увлечение перестало выглядеть как очередное поветрие: Мария оставила работу специалиста по маркетингу и рекламе и устроилась в Российский футбольный союз. Теперь она менеджер проектов в массовом футболе Департамента женского футбола РФС, занимается активным развитием женского футбола в России. 

Анна Миронова с детства увлекалась футболом, притом идти в профессиональный спорт никогда не хотела. 

«Сюда ты приходишь, потому что просто тебе нравится и потому что здесь собрались единомышленники, от тебя не требуется каких-то суперспособностей. Только сама себе ставишь цели, насколько ты хочешь развиваться в этом виде спорта. Сама и решаешь, как часто будешь тренироваться. То, что женский футбол в России не так популярен, как мужской, — это вопрос времени. Сейчас он активно набирает обороты, и я думаю, через несколько лет интерес к женскому футболу многократно возрастет. У девочек будут появляться свои кумиры». 

Где заниматься

Школа GirlPower объединяет семь городов России: Москву, Санкт-Петербург, Волгоград, Екатеринбург, Казань, Нижний Новгород и Ростов-на-Дону. Здесь находятся филиалы. 

Фото: Мария Муравьёва/АСИ

Благодаря собственному стипендиальному фонду в школе могут бесплатно заниматься девочки из малообеспеченных семей. При поступлении оценивается только желание ребенка и готовность регулярно тренироваться. Старшие девушки организуют команды и участвуют в любительских турнирах. 

«У нас проходит собственный турнир, пока в Москве. Есть школа тренеров, где мы обучаем мастерству с акцентом на психологические особенности тренировочного процесса для девочек и женщин, — говорит Владимир Долгий-Рапопорт. — Помимо этого, мы выпускаем в партнерстве с Adidas собственную футбольную форму, в коллаборации с актрисой Варей Шмыковой — спортивную одежду и аксессуары. Мы поддерживаем НКО, которые занимаются проблемами домашнего насилия. Таким образом мы показываем, что нашему обществу необходимо преодолеть гендерное неравенство». 

Больше новостей некоммерческого сектора в телеграм-канале АСИ. Подписывайтесь.

Социальная категоризация и стереотипы — Принципы социальной психологии — 1-е международное издание

  1. Опишите фундаментальный процесс социальной категоризации и его влияние на мысли, чувства и поведение.
  2. Определите стереотипов и опишите способы измерения стереотипов.
  3. Просмотрите, как стереотипы влияют на наше поведение.

Размышление о других с точки зрения членства в группах известно как социальная категоризация — естественный когнитивный процесс, с помощью которого мы распределяем людей по социальным группам. Социальная категоризация происходит, когда мы думаем о ком-то как о мужчине (по сравнению с женщиной), старом человеке (по сравнению с молодым человеком), чернокожем (по сравнению с азиатом или белым человеком) и т. Д. (Allport, 1954/1979) . Так же, как мы классифицируем объекты по различным типам, мы классифицируем людей в соответствии с их принадлежностью к социальным группам. Как только мы это сделаем, мы начнем реагировать на этих людей больше как члены социальной группы, чем как личности.

Представьте на мгновение, что два студента колледжа, Фархад и Сара, разговаривают за столом в студенческом союзе вашего колледжа или университета.На этом этапе мы, вероятно, будем рассматривать их не как членов группы, а как двух лиц. Фархад выражает свое мнение, а Сара выражает свое. Однако представьте, что по мере продолжения разговора Сара поднимает вопрос о задании, которое она выполняет для своего женского курса. Оказывается, Фархад не считает, что в колледже должна быть программа обучения женщин, и говорит об этом Саре. Он утверждает, что если есть программа обучения женщин, то должна быть и программа обучения мужчин.Кроме того, он утверждает, что женщины получают слишком много перерывов при найме на работу и что квалифицированные мужчины становятся объектами дискриминации. Сара считает совершенно противоположным — утверждая, что женщины были объектами сексизма на протяжении многих, многих лет и даже сейчас не имеют такого же доступа к высокооплачиваемой работе, как мужчины.

Вы можете видеть, что взаимодействие, начавшееся на индивидуальном уровне, когда два человека разговаривали, теперь перешло на групповой уровень, на котором Фархад начал считать себя мужчиной, а Сара начала считать себя женщиной.Короче говоря, Сара сейчас аргументирует свою точку зрения не столько за себя, сколько как представитель одной из своих групп, а именно женщин, а Фархад действует как представитель одной из своих групп, а именно мужчин. Сара чувствует, что ее позиции правильные, и она считает, что они верны не только для нее, но и для женщин в целом. То же самое и с Фархадом. Вы можете видеть, что эта социальная категоризация может создать некоторый потенциал для неправильного восприятия и, возможно, даже враждебности. А Фархад и Сара могут даже изменить свое мнение друг о друге, забывая, что они действительно нравятся друг другу как личности, потому что теперь они больше как члены группы реагируют с противоположными взглядами.

Представьте себе, что пока Фархад и Сара все еще разговаривают, в студенческий союз появляются студенты из другого колледжа, каждый в шляпах и куртках той школы. Присутствие этих посторонних может полностью изменить направление социальной категоризации, в результате чего и Фархад, и Сара будут думать о себе как о студентах своего собственного колледжа. И эта социальная категоризация может привести к тому, что они станут лучше осознавать положительные характеристики своего колледжа (отличная команда по регби, прекрасный кампус и умные студенты) по сравнению с характеристиками другой школы.Теперь вместо того, чтобы воспринимать себя членами двух разных групп (мужчин и женщин), Фархад и Сара могут внезапно воспринимать себя членами одной социальной категории (студенты в своем колледже).

Возможно, этот пример поможет вам увидеть гибкость социальной категоризации. Иногда мы думаем о наших отношениях с другими людьми на индивидуальном уровне, а иногда на уровне группы. И какие группы мы используем для социальной категоризации, могут меняться со временем и в разных ситуациях.Когда ваша команда по регби или футболу только что выиграла действительно важную игру или на выпускной церемонии, вы с большей вероятностью отнесете себя к члену своего колледжа или университета, чем на обычном вечере с семьей. В этих случаях ваше членство в качестве студента университета просто более заметно и важно, чем каждый день, и вы с большей вероятностью классифицируете себя соответственно.

Спонтанная социальная категоризация

Социальная категоризация происходит спонтанно, без особых размышлений с нашей стороны (Crisp & Hewstone, 2007).Шелли Тейлор и ее коллеги (Taylor, Fiske, Etcoff, & Ruderman, 1978) показали участникам своего исследования слайд-презентацию и презентацию магнитофонной ленты трех студентов-мужчин и трех студенток, которые предположительно участвовали в дискуссионной группе. Во время презентации каждый член дискуссионной группы сделал предложение о том, как рекламировать студенческий спектакль. Утверждения контролировались таким образом, чтобы у всех участников исследования утверждения, сделанные мужчинами и женщинами, были одинаковыми по длине и качеству.Кроме того, одной половине участников сказали, что по окончании презентации их попросят вспомнить, какой человек сделал какое предложение, тогда как другой половине участников было сказано просто наблюдать за взаимодействием, не обращая внимания ни на что конкретное.

После того, как они просмотрели все утверждения, сделанные участниками дискуссионной группы, участникам исследования был предложен тест памяти (это было совершенно неожиданно для участников, которым не были даны инструкции по запоминанию).Участникам был показан список всех сделанных заявлений, а также фотографии каждого из членов дискуссионной группы, и их попросили указать, кто сделал каждое из заявлений. Участники исследования не очень хорошо справлялись с этой задачей, и тем не менее, когда они допускали ошибки, эти ошибки были очень систематическими.

Как вы можете видеть в Таблице 11.1, «Ошибки в именах», ошибки были таковы, что утверждения, которые на самом деле были сделаны мужчиной, чаще ошибочно приписывались другому мужчине в группе, чем другой женщине, и фактически сделанные утверждения женщины чаще приписывались другим женщинам в группе, чем мужчине.Очевидно, участники распределили выступающих по полу, что привело их к путанице внутри пола, а не к межгендерной.

Интересно, что если предположить, что категоризация происходит постоянно, инструкции, которые были даны участникам, не имели абсолютно никакого значения. Те, кому не давали никаких инструкций, подвергались такой же категоризации, как и те, кому велели помнить, кто и что сказал. Другое исследование, использующее эту технику, показало, что мы спонтанно классифицируем друг друга на основании принадлежности к множеству других групп, включая расу, академический статус (ученик против учителя), социальные роли и другие социальные категории (Fiske, Haslam, & Fiske, 1991; Стангор, Линч, Дуан и Гласс, 1992).

Таблица 11.1 Неправильное имя

Инструкции Ошибки внутри гонки Между ошибками гонки
Память 5,78 4,29
Нет памяти 6,57 4,36
Тейлор, Фиск, Эткофф и Рудерман (1978) Тейлор, С. Э., Фиск, С. Т., Эткофф, Н. Л., и Рудерман, А. Дж. (1978). Категориальные и контекстные основы памяти и стереотипов личности. Журнал личности и социальной психологии, 36 (7), 778–793. продемонстрировали, что люди распределяют других по категориям спонтанно. Даже без каких-либо инструкций по классификации люди все же сбивали других с толку своим полом.

Вывод прост, хотя и очевиден: социальная категоризация происходит вокруг нас постоянно. Действительно, социальная категоризация происходит так быстро, что у людей могут возникнуть трудности , а не , думая о других с точки зрения членства в группах (см. Рисунок 11.4).

Рисунок 11.4. Если вы похожи на большинство людей, у вас возникнет сильное желание разделить этого человека на мужчину или женщину. Источник: Chillin, автор Sabrina C (https://www.flickr.com/photos/cloud10/59798751/), используется в соответствии с CC BY 2.0 (https://creativecommons.org/licenses/by/2.0/)

Преимущества социальной категоризации

Тенденция категоризировать других часто бывает весьма полезной. В некоторых случаях мы классифицируем, потому что это дает нам информацию о характеристиках людей, принадлежащих к определенным социальным группам (Lee, Jussim, & McCauley, 1995).Если вы потерялись в городе, вы можете поискать полицейского или таксиста, которые помогут вам сориентироваться. В этом случае социальная категоризация, вероятно, будет полезна, потому что офицер полиции или водитель такси могут с особой вероятностью знать расположение городских улиц. Конечно, использование социальных категорий будет информативным только в той степени, в которой стереотипы, которых придерживается индивид относительно этой категории, верны. Если бы сотрудники полиции на самом деле не были так хорошо осведомлены о планировке города, то использование этой эвристики категоризации не было бы информативным.

Описание социальной категоризации как эвристики также верно в другом смысле: мы иногда категоризируем других не потому, что это, кажется, дает больше информации о них, а потому, что у нас может не быть времени (или мотивации) для более тщательных действий. Использование наших стереотипов для оценки другого человека может просто облегчить нашу жизнь (Macrae, Bodenhausen, Milne, & Jetten, 1994). Согласно этому подходу, размышление о других людях с точки зрения принадлежности к их социальной категории — это функциональный способ взаимодействия с миром — все усложняется, и мы уменьшаем сложность, полагаясь на наши стереотипы.

Отрицательные результаты социальной категоризации

Хотя размышление о других с точки зрения принадлежности к их социальной категории имеет некоторые потенциальные преимущества для человека, который классифицирует, категоризирует других вместо того, чтобы относиться к ним как к уникальным людям с их собственными уникальными характеристиками, имеет широкий спектр отрицательных и часто очень несправедливые результаты для тех, кто попадает в категорию.

Одна проблема заключается в том, что социальная категоризация искажает наши представления, так что мы склонны преувеличивать различия между людьми из разных социальных групп, в то же время воспринимая членов групп (и особенно чужих) как более похожих друг на друга, чем они есть на самом деле.Такое чрезмерное обобщение повышает вероятность того, что мы будем думать и относиться ко всем членам группы одинаково. Тайфель и Уилкс (1963) провели простой эксперимент, который представил картину потенциальных результатов категоризации. Как вы можете видеть на рисунке 11.5, «Акцентуация восприятия», в эксперименте участники оценивали длину шести линий. В одном из условий эксперимента участники просто видели шесть линий, в то время как в другом условии линии были систематически разделены на две группы: одна состояла из трех более коротких линий, а другая — из трех более длинных.

Рис. 11.5. Акцент на восприятии.

Линии C и D считались одинаковой длины в условиях, не классифицированных по категориям, но линия C воспринималась как более длинная, чем линия D, когда линии были разделены на две группы. Из Тайфеля (1970).

Таджфель обнаружил, что линии воспринимались по-разному, когда они были классифицированы, так что различия между группами и сходства внутри групп были подчеркнуты. В частности, он обнаружил, что, хотя линии C и D (которые на самом деле имеют одинаковую длину) воспринимались как равные по длине, когда строки не были категоризированы, линия D воспринималась как значительно длиннее, чем линия C в состоянии, в котором линии были категоризированы.В данном случае категоризация на две группы — «группу коротких линий» и «группу длинных линий» — вызвала искажение восприятия, так что две группы линий рассматривались как более разные, чем они были на самом деле.

Подобные эффекты возникают, когда мы классифицируем других людей. Мы склонны рассматривать людей, принадлежащих к одной социальной группе, как более похожих, чем они есть на самом деле, и мы склонны судить о людях из разных социальных групп как о более разных, чем они есть на самом деле. Тенденция видеть членов социальных групп похожими друг на друга особенно сильна для членов внешних групп, что приводит к однородности внешней группы тенденция рассматривать членов внешних групп как более похожих друг на друга, чем мы видим членов внутренних групп ( Linville, Salovey, & Fischer, 1986; Ostrom & Sedikides, 1992; Meissner & Brigham, 2001).Возможно, вы сами пережили это, когда обнаруживали, что думаете или говорите: «О, они все одинаковые!»

Патрисия Линвилл и Эдвард Джонс (1980) дали участникам исследования список характерных терминов и попросили их подумать либо о членах их собственной группы (например, о черных), либо о членах другой группы (например, о белых) и разместить эти черты характера. на стопки, представляющие разные типы людей в группе. Результаты этих исследований, как и других подобных им, были ясны: люди воспринимают чужие группы как более однородные, чем их внутренняя группа.Точно так же, как белые люди использовали меньше стопок черт для описания черных, чем белых, молодые люди использовали меньше стопок черт для описания пожилых людей, чем молодых людей, а студенты использовали меньше стопок черт для членов других университетов, чем для своих членов. Университет.

Однородность внешней группы происходит отчасти потому, что у нас не так много контактов с членами внешней группы, как с членами внутренней группы, а качество взаимодействия с членами внешней группы часто более поверхностное.Это мешает нам действительно узнать о членах внешней группы как об отдельных лицах, и в результате мы склонны не осознавать различия между членами группы. В дополнение к тому, что мы меньше узнаем о них, потому что мы меньше видим и меньше взаимодействуем с ними, мы обычно классифицируем членов чужих групп, таким образом делая их более похожими в когнитивном отношении (Haslam, Oakes, & Turner, 1996).

Как только мы начинаем видеть членов чужих групп как более похожих друг на друга, чем они есть на самом деле, тогда становится очень легко применить наши стереотипы к членам групп, не задумываясь о том, истинна ли характеристика конкретного человека. .Если мужчины думают, что все женщины одинаковы, они также могут думать, что все они обладают одинаковыми положительными и отрицательными характеристиками (например, они заботливые, эмоциональные). И женщины могут иметь аналогичные упрощенные представления о мужчинах (например, они сильны, не хотят брать на себя обязательства). В результате стереотипы связываются с самой группой в виде набора ментальных репрезентаций (рис. 11.6). Стереотипы — это «картинки в нашей голове» социальных групп (Lippman, 1922). Эти убеждения кажутся правильными и естественными, хотя они часто являются искаженными сверхобобщениями (Hirschfeld, 1996; Yzerbyt, Schadron, Leyens, & Rocher, 1994).

Рисунок 11.6 Стереотипы. Стереотипы — это убеждения, связанные с социальными категориями. На рисунке показаны связи между социальной категорией профессоров колледжа и ее стереотипами как типом нейронной сети или схемы. Изображение также включает одно изображение (или образец) конкретного профессора колледжа, которого знает студент. Изображение любезно предоставлено Дэном Гилбертом.

Наши стереотипы и предрассудки усваиваются через множество различных процессов. Такое множество причин вызывает сожаление, потому что оно делает формирование стереотипов и предрассудков еще более вероятными и трудными для изменения.Во-первых, мы узнаем наши стереотипы отчасти через общение с родителями и сверстниками (Aboud & Doyle, 1996) и из поведения, которое мы видим в средствах массовой информации (Brown, 1995). Даже пятилетние дети усвоили культурные нормы о подходящих занятиях и поведении для мальчиков и девочек, а также выработали стереотипы о возрасте, расе и физической привлекательности (Bigler & Liben, 2006). И часто существует хорошее согласие относительно стереотипов социальных категорий среди людей в рамках данной культуры.В одном исследовании, посвященном оценке стереотипов, Стефани Мадон и ее коллеги (Madon et al., 2001) представили студентам колледжей США список из 84 черт-признаков и попросили их указать, для каких групп каждая черта кажется подходящей (рис. 11.7, «Текущие стереотипы» студентами колледжа »). Участники были склонны к согласию относительно того, какие черты были верными для каких групп, и это было верно даже для групп, из которых респонденты, вероятно, никогда не встречали ни одного члена (арабы и русские). Даже сегодня существует хорошее согласие относительно стереотипов членов многих социальных групп, включая мужчин и женщин, а также различных этнических групп.

Рисунок 11.7 Текущие стереотипы студентов колледжа, из Мадона и др. (2001).

После того, как стереотипы (как и любое другое когнитивное представление) укоренились, они имеют тенденцию сохраняться. Мы начинаем реагировать на представителей стереотипных категорий, как если бы мы уже знали, на что они похожи. Yaacov Trope и Eric Thompson (1997) обнаружили, что люди задавали меньше вопросов представителям категорий, относительно которых у них были сильные стереотипы (как если бы они уже знали, каковы эти люди), и что вопросы, которые они задавали, скорее всего, подтвердили стереотипы, которые они уже было.

В других случаях стереотипы сохраняются, потому что информация, подтверждающая наши стереотипы, запоминается лучше, чем информация, которая их опровергает. Когда мы видим, что члены социальных групп ведут себя определенным образом, мы склонны лучше запоминать информацию, подтверждающую наши стереотипы, чем информацию, которая опровергает наши стереотипы (Fyock & Stangor, 1994). Если мы считаем, что женщины — плохие водители, и мы видим, что женщина плохо водит машину, то мы склонны помнить об этом, но когда мы видим женщину, которая водит особенно хорошо, мы склонны забывать об этом.Эта иллюзорная корреляция — еще один пример общего принципа ассимиляции — мы склонны воспринимать мир таким образом, чтобы он соответствовал нашим существующим убеждениям, чем мы меняем свои убеждения, чтобы соответствовать реальности вокруг нас.

И стереотипы становится трудно изменить, потому что они так важны для нас — они становятся неотъемлемой и важной частью нашей повседневной жизни в нашей культуре. Стереотипы часто выражаются по телевидению, в фильмах и в социальных сетях, и мы узнаем много наших убеждений из этих источников.Наши друзья также склонны придерживаться убеждений, аналогичных нашим, и мы говорим об этих убеждениях, когда собираемся вместе с ними (Schaller & Conway, 1999). Короче говоря, стереотипы и предрассудки сильны в значительной степени потому, что они являются важными социальными нормами, которые являются частью нашей культуры (Guimond, 2000).

Поскольку они настолько когнитивно доступны и кажутся такими «правильными», наши стереотипы легко влияют на наши суждения и реакцию на тех, кого мы классифицировали. Социальный психолог Джон Барг однажды назвал стереотипы «когнитивными монстрами», потому что их активация была настолько мощной и потому, что активированные убеждения оказывали такое коварное влияние на социальное суждение (Bargh, 1999).Еще больше усложняет ситуацию то, что стереотипы сильнее всего относятся к людям, которые больше всего нуждаются в переменах, — к людям, которые наиболее предвзяты (Lepore & Brown, 1997).

Поскольку стереотипы и предрассудки часто действуют вне нашего понимания, а также потому, что люди часто не хотят признавать, что они их придерживаются, социальные психологи разработали методы их косвенной оценки. В следующем блоке «Фокус исследования» мы рассмотрим два из этих подходов — процедуру фиктивного конвейера и тест неявной ассоциации (IAT).

В фокусе исследований

Косвенное измерение стереотипов

Одна из трудностей при измерении стереотипов и предрассудков заключается в том, что люди могут не говорить правду о своих убеждениях. Большинство людей не хотят признаваться ни себе, ни другим, что они придерживаются стереотипов или что они предвзято относятся к некоторым социальным группам. Чтобы обойти эту проблему, социальные психологи используют ряд методов, которые помогают им более тонко и косвенно измерять эти убеждения.

Один из косвенных подходов к оценке предубеждений называется процедурой фиктивного конвейера (Jones & Sigall, 1971). В этой процедуре экспериментатор сначала убеждает участников, что он или она имеет доступ к их «истинным» убеждениям, например, получая доступ к анкете, которую они заполнили на предыдущем экспериментальном сеансе . Как только участники убедятся, что исследователь может оценить их «истинное» отношение, ожидается, что они будут более честны в ответах на остальные вопросы, которые им задают, потому что они хотят быть уверены, что исследователь их не уловит. врущий.Интересно, что люди выражают больше предрассудков, когда они находятся в поддельном конвейере, чем когда им задают те же вопросы более прямо, что говорит о том, что мы можем часто скрывать свои негативные убеждения публично.

Другие косвенные меры предубеждения также часто используются в социально-психологических исследованиях; например, оценка невербального поведения, такого как речевые ошибки или физическая близость. Одна из распространенных мер заключается в том, чтобы попросить участников сесть на стул рядом с человеком из другой расовой или этнической группы и измерить, как далеко сидит этот человек (Sechrist & Stangor, 2001; Word, Zanna, & Cooper, 1974).Считается, что люди, которые сидят дальше, более предвзято относятся к членам группы.

Поскольку наши стереотипы активируются спонтанно, когда мы думаем о членах разных социальных групп, можно использовать меры времени реакции, чтобы оценить эту активацию и, таким образом, узнать о стереотипах и предрассудках людей. В этих процедурах участников просят вынести серию суждений об изображениях или описаниях социальных групп, а затем ответить на вопросы как можно быстрее, но без ошибок.Скорость этих ответов используется для определения стереотипов или предрассудков человека.

Самая популярная неявная мера предубеждения на основе времени реакции — тест на неявную ассоциацию (IAT) , который часто используется для оценки стереотипов и предубеждений (Nosek, Greenwald, & Banaji, 2007). В IAT участников просят классифицировать стимулы, которые они видят на экране компьютера, в одну из двух категорий, нажимая одну из двух компьютерных клавиш, одну левой рукой и одну правой рукой. Кроме того, категории организованы таким образом, что ответы, на которые нужно ответить с помощью левой и правой кнопок, либо «соответствуют» (соответствуют) стереотипу, либо не «соответствуют» (не соответствуют) стереотипу. Например, в одной из версий IAT участникам показывают изображения мужчин и женщин, а также показывают слова, относящиеся к академическим дисциплинам (например, История , Французский , или Лингвистика для искусств или Химия , Physics или Math для наук).Затем участники распределяют фотографии по категориям («Это изображение мужчины или женщины?») И отвечают на вопросы о дисциплинах («Является ли эта дисциплина science ?), Нажимая кнопку« Да »или кнопку« Нет »с помощью либо их левая рука, либо их правая рука.

Когда ответы расположены на экране таким образом, чтобы соответствовать стереотипу, так что мужская категория и категория «наука» находятся на одной стороне экрана (например, справа), участники могут выполнять задание. очень быстро и делают мало ошибок.Это просто проще, потому что стереотипы совпадают или связаны с изображениями в понятном или знакомом виде. Но когда изображения расположены так, что женская категория и категория «наука» находятся на одной стороне, тогда как мужчины и слабые категории находятся на другой стороне, большинство участников делают больше ошибок и реагируют медленнее. Основное предположение заключается в том, что если два понятия связаны или связаны, на них будет быстрее реагировать, если они классифицируются с использованием одинаковых, а не разных ключей.

Процедуры неявной ассоциации, такие как IAT, показывают, что даже участники, утверждающие, что они не предвзяты, действительно придерживаются культурных стереотипов в отношении социальных групп. Даже сами чернокожие быстрее реагируют на положительные слова, которые ассоциируются с белыми, а не с черными лицами в IAT, предполагая, что у них есть тонкие расовые предубеждения по отношению к своей собственной расовой группе.

Поскольку они придерживаются этих убеждений, возможно — хотя и не гарантировано — что они могут использовать их, отвечая другим людям, создавая тонкий и бессознательный тип дискриминации.Хотя значение IAT обсуждалось (Tetlock & Mitchell, 2008), исследования, использующие неявные меры, действительно предполагают, что — знаем мы об этом или нет, и даже несмотря на то, что мы можем пытаться контролировать их, когда можем, — наши стереотипы и предрассудки легко активируется, когда мы видим представителей разных социальных категорий (Barden, Maddux, Petty, & Brewer, 2004).

Есть ли у вас скрытые предубеждения? Попробуйте IAT самостоятельно, здесь: https://implicit.harvard.edu/implicit

Хотя в некоторых случаях стереотипы, которые используются для вынесения суждений, могут на самом деле быть верными в отношении оцениваемого лица, во многих других случаях это не так.Стереотипы проблематичны, когда стереотипы, которые мы придерживаемся о социальной группе, в целом неточны, и особенно когда они не применимы к человеку, которого судят (Stangor, 1995). Стереотипировать других просто несправедливо. Даже если многие женщины более эмоциональны, чем большинство мужчин, не все таковы, и неправильно судить какую-либо одну женщину так, как если бы она была такой.

В конце концов, стереотипы становятся самореализующимися пророчествами, так что наши ожидания в отношении членов группы воплощают стереотипы в реальность (Снайдер, Танке и Бершайд, 1977; Word, Занна и Купер, 1974).Как только мы поверим, что из мужчин получаются лучшие лидеры, чем из женщин, мы склонны вести себя по отношению к мужчинам так, чтобы им было легче руководить. И мы ведем себя по отношению к женщинам так, что им труднее руководить. Результат? Мужчинам легче преуспеть на руководящих должностях, тогда как женщинам приходится много работать, чтобы преодолеть ложные представления об отсутствии у них лидерских способностей (Phelan & Rudman, 2010). Вероятно, поэтому женщины-юристы с мужскими именами с большей вероятностью станут судьями (Coffey & McLaughlin, 2009), а кандидаты, выглядящие как мужчины, с большей вероятностью будут приняты на работу в качестве руководителей, чем кандидаты, выглядящие как женщины (von Stockhausen, Koeser, & Sczesny, 2013 ).

Эти самоисполняющиеся пророчества распространены повсеместно — даже ожидания учителей относительно академических способностей своих учеников могут повлиять на успеваемость учеников в школе (Jussim, Robustelli, & Cain, 2009).

Конечно, вы можете подумать, что вы лично не ведете себя подобным образом, а можете и нет. Но исследования показали, что стереотипы часто используются вне нашего осознания, поэтому нам очень трудно их исправить. Даже когда мы думаем, что ведем себя совершенно справедливо, мы, тем не менее, можем использовать наши стереотипы, чтобы мириться с дискриминацией (Chen & Bargh, 1999).А когда мы отвлекаемся или испытываем нехватку времени, эти тенденции становятся еще более сильными (Stangor & Duan, 1991).

Более того, чтобы не допустить, чтобы наш стереотип окрашивал нашу реакцию на других, требуются усилия. Мы испытываем больше негативных эмоций (особенно тревожности), когда находимся с членами других групп, чем когда мы с людьми из наших собственных групп, и нам нужно использовать больше когнитивных ресурсов, чтобы контролировать свое поведение из-за нашего беспокойства по поводу раскрытия наших стереотипов. или предрассудки (Butz & Plant, 2006; Richeson & Shelton, 2003).Когда мы знаем, что нам нужно контролировать свои ожидания, чтобы непреднамеренно не создавать стереотипы о другом человеке, мы можем попытаться сделать это, но это требует усилий и часто может потерпеть неудачу (Macrae, Bodenhausen, Milne, & Jetten, 1994).

Социальная психология в интересах общества

Стереотип Угроза

Наши стереотипы влияют не только на наши суждения о других, но и на наши представления о себе, и даже на нашу собственную эффективность при выполнении важных задач. В некоторых случаях эти убеждения могут быть положительными и заставляют нас чувствовать себя более уверенно и, следовательно, лучше справляться с задачами.Поскольку азиатские студенты знают о стереотипе, что «азиаты хороши в математике», напоминание им об этом факте перед тем, как они будут сдавать сложный тест по математике, может улучшить их результаты (Walton & Cohen, 2003). С другой стороны, иногда эти убеждения негативны, и они создают негативные самоисполняющиеся пророчества, из-за которых мы работаем хуже только из-за наших знаний о стереотипах.

Одна из давних загадок в области академической успеваемости касается того, почему черные учащиеся в Соединенных Штатах хуже справляются со стандартными тестами, получают более низкие оценки и с меньшей вероятностью остаются в школе по сравнению с белыми учащимися, даже если другие контролируются такие факторы, как семейный доход, образование родителей и другие соответствующие переменные.Клод Стил и Джошуа Аронсон (1995) проверили гипотезу о том, что эти различия могут быть следствием активации негативных стереотипов. Поскольку чернокожие учащиеся осведомлены о (неточном) стереотипе, что «черные в интеллектуальном плане ниже белых», этот стереотип может создать негативное ожидание, которое может помешать их результатам интеллектуальных тестов из-за страха подтвердить этот стереотип.

В поддержку этой гипотезы исследование Стила и Аронсона показало, что темнокожие студенты колледжей хуже (по сравнению с их предыдущими результатами тестов) справлялись с математическими вопросами, взятыми из экзаменационной записи выпускников (GRE), когда тест был описан им как «диагностический». их математических способностей »(и, таким образом, когда стереотип был уместен), но на их результаты не повлияло, когда те же вопросы были сформулированы как« упражнение в решении проблем.А в другом исследовании Стил и Аронсон обнаружили, что, когда чернокожих студентов просили указать их расу перед тем, как они сдавали тест по математике (снова активируя стереотип), они показали более низкие результаты, чем на предыдущих экзаменах, тогда как оценки белых студентов не были затронуты первым указанием их расы.

Стил и Аронсон утверждали, что размышления о негативных стереотипах, относящихся к выполняемой задаче, создают стереотипные угрозы снижения производительности, которые вызваны знанием культурных стереотипов .То есть они утверждали, что негативное влияние гонки на стандартизованные тесты может быть вызвано, по крайней мере частично, самой ситуацией с производительностью. Поскольку угроза «витает в воздухе», она может негативно повлиять на чернокожих студентов.

Исследования показали, что опыт угрозы стереотипам может помочь объяснить широкий спектр снижения производительности среди тех, на кого нацелены негативные стереотипы. Например, когда математическая задача описывается как диагностика интеллекта, латиноамериканцы и особенно латыни справляются хуже, чем белые (Gonzales, Blanton, & Williams, 2002).Точно так же, когда активируются стереотипы, дети с низким социально-экономическим статусом хуже успевают по математике, чем дети с высоким социально-экономическим статусом, а студенты-психологи успевают хуже, чем студенты-естественники (Brown, Croizet, Bohner, Fournet, & Payne, 2003). . Даже группы, которые обычно имеют привилегированный социальный статус, могут столкнуться с угрозой стереотипов. Белые мужчины хуже справились с тестом по математике, когда им сказали, что их результаты будут сравниваться с результатами азиатских мужчин (Aronson, Lustina, Good, Keough, & Steele, 1999), а белые показали худшие результаты, чем черные, в спорте: связанная с этим задача, когда они были описаны как измерение их естественных спортивных способностей (Stone, 2002).

Стереотипная угроза создается в ситуациях, которые представляют собой серьезную угрозу для самоуважения, так что наше восприятие себя как важных, ценных и способных людей находится под угрозой. В таких ситуациях существует несоответствие между нашим позитивным представлением о наших навыках и способностях и негативными стереотипами, предполагающими низкую успеваемость. Когда наши стереотипы заставляют нас думать, что мы, скорее всего, плохо справимся с задачей, мы испытываем чувство беспокойства и угрозы статусу.

Исследования показали, что угроза стереотипов вызвана как когнитивными, так и аффективными факторами. С когнитивной стороны люди, которые испытывают угрозу стереотипов, демонстрируют нарушение когнитивной обработки, которое вызвано повышенной бдительностью по отношению к окружающей среде и попытками подавить свои стереотипные мысли. С аффективной стороны угроза стереотипа создает стресс, а также различные аффективные реакции, включая тревогу (Schmader, Johns, & Forbes, 2008).

Однако стереотипная угроза не абсолютна — мы сможем ее преодолеть, если постараемся.Что важно, так это уменьшить беспокойство о себе, которое возникает, когда мы рассматриваем соответствующие негативные стереотипы. Манипуляции, подтверждающие положительные характеристики самого себя или своей группы, успешно снижают угрозу стереотипов (Alter, Aronson, Darley, Rodriguez, & Ruble, 2010; Greenberg et al., 2003; McIntyre, Paulson, & Lord, 2003). Фактически, простое знание того, что стереотипная угроза существует и может повлиять на производительность, может помочь смягчить ее негативное влияние (Johns, Schmader, & Martens, 2005).

  • Представления о характеристиках групп и членах этих групп известны как стереотипы.
  • Предубеждение относится к неоправданному отрицательному отношению к чужой группе.
  • Стереотипы и предрассудки могут создавать дискриминацию.
  • Стереотипы и предрассудки начинаются с социальной категоризации — естественного когнитивного процесса, с помощью которого мы помещаем людей в социальные группы.
  • Социальная категоризация влияет на наше восприятие групп — например, на восприятие однородности внешней группы.
  • Как только наши стереотипы и предрассудки утвердятся, их трудно изменить, и они могут привести к самореализующимся пророчествам, таким образом, что наши ожидания в отношении членов группы воплощают стереотипы в реальность.
  • Стереотипы могут влиять на нашу работу по важным задачам через угрозу стереотипов.
  1. Посмотрите еще раз на картинки на рис. 11.3 и подумайте о своих мыслях и чувствах по отношению к каждому человеку. Какие у вас стереотипы и предубеждения о них? Как вы думаете, ваши стереотипы верны?
  2. Посетите веб-сайт http: // www.пониманиеprejudice.org/drawline/ и возьмите одно из двух интервью, перечисленных на странице.
  3. Подумайте о задаче, которую одна из социальных групп, к которой вы принадлежите, считается особенно хорошей или плохой. Считаете ли вы, что культурные стереотипы в отношении вашей группы когда-либо влияли на вашу результативность при выполнении задания?

Список литературы

Aboud, F. E., & Doyle, A.-B. (1996). Родители и сверстники влияют на расовые установки детей. Международный журнал межкультурных отношений, 20 , 371–383.

Олпорт, Г. У. (1954/1979). Природа предубеждения . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Doubleday.

Альтер, А. Л., Аронсон, Дж., Дарли, Дж. М., Родригес, К., и Рубль, Д. Н. (2010). Восхождение к угрозе: уменьшение угрозы стереотипов путем переосмысления угрозы как вызова. Журнал экспериментальной социальной психологии, 46 (1), 166–171.

Аронсон, Дж., Лустина, М. Дж., Гуд, К., Кео, К., и Стил, К. М. (1999). Когда белые люди не умеют считать: необходимые и достаточные факторы угрозы стереотипу. Журнал экспериментальной социальной психологии, 35 , 29–24.

Barden, J., Maddux, W. W., Petty, R. E., & Brewer, M. B. (2004). Контекстуальная модерация расовых предубеждений: влияние социальных ролей на контролируемые и автоматически активируемые установки. Журнал личности и социальной психологии , 87 (1), 5–22.

Bargh, J. (Ред.). (1999). Когнитивный монстр: доводы против управляемости автоматических стереотипных эффектов. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Биглер Р. С. и Либен Л. С. (2006). Межгрупповая теория развития социальных стереотипов и предрассудков. В Р. В. Кайле (ред.), Достижения в развитии и поведении ребенка (Том 34, стр. 39–89). Сан-Диего, Калифорния: Эльзевьер.

Браун Р. (1995). Предубеждение: его социальная психология . Кембридж, Массачусетс: Блэквелл.

Браун Р., Круазе Ж.-К., Бонер Г., Фурне М. и Пейн А. (2003). Автоматическая активация категорий и социальное поведение: сдерживающая роль предвзятых убеждений. Социальное познание, 21 (3), 167–193.

Бутц, Д. А., и Плант, Е. А. (2006). Восприятие членов внешней группы как неотзывчивых: последствия для эмоций, намерений и поведения, связанных с подходом. Журнал личности и социальной психологии, 91 (6), 1066–1079.

Чен, М., и Барг, Дж. А. (1999). Последствия автоматической оценки: Непосредственная поведенческая предрасположенность приближаться к стимулу или избегать его. Бюллетень личности и социальной психологии, 25 (2), 215–224.

Коффи Б. и Маклафлин П. А. (2009). Помогают ли мужские имена женщинам-юристам становиться судьями? Свидетельства из Южной Каролины. American Law and Economics Review, 16 (1), 112-133.

Crisp, R.J., & Hewstone, M. (Eds.). (2007). Множественная социальная категоризация . Сан-Диего, Калифорния: Elsevier Academic Press.

Фиск, А. П., Хаслам, Н., и Фиск, С. Т. (1991). Смешение одного человека с другим: какие ошибки свидетельствуют об элементарных формах социальных отношений. Журнал личности и социальной психологии, 60 (5), 656–674.

Fyock, J., & Stangor, C. (1994). Роль искажений памяти в поддержании стереотипов. Британский журнал социальной психологии, 33 (3), 331–343.

Гонсалес П. М., Блэнтон Х. и Уильямс К. Дж. (2002). Влияние угрозы стереотипа и статуса двойного меньшинства на результаты тестов латиноамериканок. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 (5), 659–670.

Гринберг, Дж., Мартенс, А., Йонас, Э., Айзенштадт, Д., Пищинский, Т., и Соломон, С. (2003). Психологическая защита в ожидании тревоги: устранение потенциальной тревоги устраняет влияние значимости смертности на защиту мировоззрения. Психологическая наука, 14 (5), 516–519.

Guimond, S. (2000). Групповая социализация и предубеждения: социальная передача межгрупповых отношений и убеждений. Европейский журнал социальной психологии, 30 (3), 335–354.

Хаслам, С.А., Оукс П. Дж. И Тернер Дж. С. (1996). Социальная идентичность, самокатегоризация и воспринимаемая однородность внутренних и внешних групп: взаимодействие между социальной мотивацией и познанием. В Справочник по мотивации и познанию: межличностный контекст (Том 3, стр. 182–222). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Hirschfeld, L. (1996). Раса в процессе становления: познание, культура и создание человеческих родов ребенком . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Джонс, М., Шмадер Т. и Мартенс А. (2005). Знание — это половина дела: преподавание угрозы стереотипам как средство улучшения успеваемости женщин по математике. Психологическая наука, 16 (3), 175–179.

Джонс, Э. Э. и Сигалл, Х. (1971). Поддельный конвейер: новая парадигма измерения аффекта и отношения. Психологический бюллетень, 76 (5), 349–364.

Джусим, Л., Робустелли, С. Л., и Каин, Т. Р. (2009). Ожидания учителя и сбывающиеся пророчества. Чернила.Р. Венцель и А. Вигфилд (ред.), Справочник по мотивации в школе (стр. 349–380). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routledge / Taylor & Francis Group.

Ли, Ю. Т., Джуссим, Л. Дж., И МакКоли, К. Р. (1995). Точность стереотипов: понимание групповых различий . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Лепор Л. и Браун Р. (1997). Активация категорий и стереотипов: неизбежны ли предрассудки? Журнал личности и социальной психологии, 72 (2), 275–287.

Линвилл, П. У. и Джонс, Э. Э. (1980). Поляризованные оценки участников вне группы. Журнал личности и социальной психологии, 38 , 689–703.

Linville, P. W., Salovey, P., & Fischer, G. W. (1986). Стереотипы и воспринимаемое распределение социальных характеристик: приложение к восприятию внутри группы и вне группы. В Дж. Ф. Довидио и С. Л. Гертнер (ред.), Предубеждение, дискриминация и расизм (стр. 165–208). Орландо, Флорида: Academic Press.

Липпман, В. (1922). Общественное мнение . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Harcourt & Brace.

Macrae, C. N., Bodenhausen, G. V., Milne, A. B., & Jetten, J. (1994). Вне головы, но снова в поле зрения: стереотипы восстанавливаются. Журнал личности и социальной психологии, 67 (5), 808–817.

Madon, S., Guyll, M., Aboufadel, K., Montiel, E., Smith, A., Palumbo, P., et al. (2001). Этнические и национальные стереотипы: пересмотренная и переработанная принстонская трилогия. Бюллетень личности и социальной психологии, 27 (8), 996–1010.

Макинтайр, Р. Б., Полсон, Р. М., и Лорд, К. Г. (2003). Снижение угрозы стереотипа о женской математике за счет выделения групповых достижений. Журнал экспериментальной социальной психологии, 39 (1), 83–90.

Meissner, C. A., & Brigham, J. C. (2001). Тридцать лет исследования предвзятости собственной расы в памяти для лиц: метааналитический обзор. Психология, государственная политика и право , 7 , 3–35.

Носек, Б.А., Гринвальд, А.Г., и Банаджи, М.Р. (ред.). (2007). Тест на неявные ассоциации в возрасте 7 лет: методологический и концептуальный обзор . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс.

Ostrom, T. M., & Sedikides, C. (1992). Эффекты внегрупповой однородности в естественных и минимальных группах. Психологический бюллетень, 112 (3), 536–552.

Фелан, Дж. Э. и Рудман, Л. А. (2010). Предрассудки по отношению к женщинам-лидерам: обратная реакция и дилемма управления впечатлением женщин. Компас социальной и психологии личности, 4 (10), 807–820.

Ричсон, Дж. А., и Шелтон, Дж. Н. (2003). Когда предрассудки не окупаются: Влияние межрасового контакта на исполнительную функцию. Психологическая наука, 14 (3), 287–290.

Шаллер, М., и Конвей, Г. (1999). Влияние целей управления впечатлением на возникающее содержание групповых стереотипов: поддержка социально-эволюционной перспективы. Бюллетень личности и социальной психологии, 25 , 819–833.

Шмадер, Т., Джонс, М., и Форбс, К. (2008). Интегрированная модель процесса стереотипных угроз влияет на производительность. Психологический обзор, 115 (2), 336–356.

Sechrist, G. B., & Stangor, C. (2001). Воспринимаемый консенсус влияет на межгрупповое поведение и доступность стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 80 (4), 645–654.

Снайдер М., Танке Э. Д. и Бершайд Э. (1977). Социальное восприятие и межличностное поведение: О самореализующейся природе социальных стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 35 (9), 656–666.

Стангор, К. (1995). Неточность содержания и применения в социальных стереотипах. В Y. T. Lee, L. J. Jussim, & C. R. McCauley (Eds.), Точность стереотипов: к пониманию групповых различий (стр. 275–292).

Stangor, C., & Duan, C. (1991). Влияние многократных требований к памяти для информации о социальных группах. Журнал экспериментальной социальной психологии, 27 (4), 357–378.

Stangor, C., Lynch, L., Duan, C., & Glass, B. (1992). Категоризация людей на основе множества социальных характеристик. Журнал личности и социальной психологии, 62 (2), 207–218.

Стил, К. М., и Аронсон, Дж. (1995). Угроза стереотипов и интеллектуальные способности афроамериканцев. Журнал личности и социальной психологии, 69 , 797–811.

Стоун, Дж. (2002). Борьба с сомнениями путем избегания практики: влияние угрозы стереотипа на самооценку у белых спортсменов. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 (12), 1667–1678.

Тайфель, Х. (1970). Эксперименты по межгрупповой дискриминации. Scientific American, 223, 96–102.

Tajfel, H., & Wilkes, A. L. (1963). Классификация и количественное суждение. Британский журнал психологии, 54 , 101–114.

Тейлор, С. Э., Фиск, С. Т., Эткофф, Н. Л., и Рудерман, А. Дж. (1978). Категориальные и контекстные основы памяти и стереотипов личности. Журнал личности и социальной психологии, 36 (7), 778–793.

Тетлок П. Э. и Митчелл Г. (2008). Калибровка предубеждений в миллисекундах. Social Psychology Quarterly, 71 (1), 12–16.

Trope, Y., & Thompson, E. (1997). Ищете истину не в том месте? Асимметричный поиск индивидуальной информации о стереотипных членах группы. Журнал личности и социальной психологии, 73 (2), 229–241.

фон Штокхаузен, Л., Козер, С., & Sczesny, S. (2013). Гендерная типичность лиц и ее влияние на визуальную обработку и принятие решений о приеме на работу. Экспериментальная психология, 60 (6), 444-452.

Уолтон, Г. М., и Коэн, Г. Л. (2003). Подъем стереотипов. Журнал экспериментальной социальной психологии, 39 (5), 456–467.

Word, C.O., Zanna, M.P., & Cooper, J. (1974). Невербальное посредничество самоисполняющихся пророчеств в межрасовом взаимодействии. Журнал экспериментальной социальной психологии, 10 (2), 109–120.

Yzerbyt, V., Schadron, G., Leyens, J., & Rocher, S. (1994). Социальная возможность суждения: влияние метаинформационных сигналов на использование стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 66 , 48–55.

Социальная категоризация и стереотипы | Принципы социальной психологии — Brown-Weinstock

Цели обучения

  1. Опишите фундаментальный процесс социальной категоризации и его влияние на мысли, чувства и поведение.
  2. Определите стереотипов и опишите способы измерения стереотипов.
  3. Просмотрите, как стереотипы влияют на наше поведение.

Размышление о других с точки зрения членства в группах известно как социальная категоризация — естественный когнитивный процесс, с помощью которого мы распределяем людей по социальным группам. Социальная категоризация происходит, когда мы думаем о ком-то как о мужчине (по сравнению с женщиной), старом человеке (по сравнению с молодым человеком), чернокожем (по сравнению с азиатом или белым человеком) и т. Д. (Allport, 1954/1979) .Так же, как мы классифицируем объекты по различным типам, мы классифицируем людей в соответствии с их принадлежностью к социальным группам. Как только мы это сделаем, мы начнем реагировать на этих людей больше как члены социальной группы, чем как личности.

Представьте на мгновение, что два студента колледжа, Фархад и Сара, разговаривают за столом в студенческом союзе вашего колледжа или университета. На этом этапе мы, вероятно, будем рассматривать их не как членов группы, а как двух лиц. Фархад выражает свое мнение, а Сара выражает свое.Однако представьте, что по мере продолжения разговора Сара поднимает вопрос о задании, которое она выполняет для своего женского курса. Оказывается, Фархад не считает, что в колледже должна быть программа обучения женщин, и говорит об этом Саре. Он утверждает, что если есть программа обучения женщин, то должна быть и программа обучения мужчин. Кроме того, он утверждает, что женщины получают слишком много перерывов при найме на работу и что квалифицированные мужчины становятся объектами дискриминации. Сара считает совершенно противоположным — утверждая, что женщины были объектами сексизма на протяжении многих, многих лет и даже сейчас не имеют такого же доступа к высокооплачиваемой работе, как мужчины.

Вы можете видеть, что взаимодействие, начавшееся на индивидуальном уровне, когда два человека разговаривали, теперь перешло на групповой уровень, на котором Фархад начал считать себя мужчиной, а Сара начала считать себя женщиной. Короче говоря, Сара сейчас аргументирует свою точку зрения не столько за себя, сколько как представитель одной из своих групп, а именно женщин, а Фархад действует как представитель одной из своих групп, а именно мужчин. Сара чувствует, что ее позиции правильные, и она считает, что они верны не только для нее, но и для женщин в целом.То же самое и с Фархадом. Вы можете видеть, что эта социальная категоризация может создать некоторый потенциал для неправильного восприятия и, возможно, даже враждебности. А Фархад и Сара могут даже изменить свое мнение друг о друге, забывая, что они действительно нравятся друг другу как личности, потому что теперь они больше как члены группы реагируют с противоположными взглядами.

Представьте себе, что пока Фархад и Сара все еще разговаривают, в студенческий союз появляются студенты из другого колледжа, каждый в шляпах и куртках той школы.Присутствие этих посторонних может полностью изменить направление социальной категоризации, в результате чего и Фархад, и Сара будут думать о себе как о студентах своего собственного колледжа. И эта социальная категоризация может привести к тому, что они станут лучше осознавать положительные характеристики своего колледжа (отличная команда по регби, прекрасный кампус и умные студенты) по сравнению с характеристиками другой школы. Теперь вместо того, чтобы воспринимать себя членами двух разных групп (мужчин и женщин), Фархад и Сара могут внезапно воспринимать себя членами одной социальной категории (студенты в своем колледже).

Возможно, этот пример поможет вам увидеть гибкость социальной категоризации. Иногда мы думаем о наших отношениях с другими людьми на индивидуальном уровне, а иногда на уровне группы. И какие группы мы используем для социальной категоризации, могут меняться со временем и в разных ситуациях. Когда ваша команда по регби или футболу только что выиграла действительно важную игру или на выпускной церемонии, вы с большей вероятностью отнесете себя к члену своего колледжа или университета, чем на обычном вечере с семьей.В этих случаях ваше членство в качестве студента университета просто более заметно и важно, чем каждый день, и вы с большей вероятностью классифицируете себя соответственно.

Спонтанная социальная категоризация

Социальная категоризация происходит спонтанно, без особых размышлений с нашей стороны (Crisp & Hewstone, 2007). Шелли Тейлор и ее коллеги (Taylor, Fiske, Etcoff, & Ruderman, 1978) показали участникам своего исследования слайд-презентацию и презентацию магнитофонной ленты трех студентов-мужчин и трех студенток, которые предположительно участвовали в дискуссионной группе.Во время презентации каждый член дискуссионной группы сделал предложение о том, как рекламировать студенческий спектакль. Утверждения контролировались таким образом, чтобы у всех участников исследования утверждения, сделанные мужчинами и женщинами, были одинаковыми по длине и качеству. Кроме того, одной половине участников сказали, что по окончании презентации их попросят вспомнить, какой человек сделал какое предложение, тогда как другой половине участников было сказано просто наблюдать за взаимодействием, не обращая внимания ни на что конкретное.

После того, как они просмотрели все утверждения, сделанные участниками дискуссионной группы, участникам исследования был предложен тест памяти (это было совершенно неожиданно для участников, которым не были даны инструкции по запоминанию). Участникам был показан список всех сделанных заявлений, а также фотографии каждого из членов дискуссионной группы, и их попросили указать, кто сделал каждое из заявлений. Участники исследования не очень хорошо справлялись с этой задачей, и тем не менее, когда они допускали ошибки, эти ошибки были очень систематическими.

Как вы можете видеть в Таблице 11.1, «Ошибки в именах», ошибки были таковы, что утверждения, которые на самом деле были сделаны мужчиной, чаще ошибочно приписывались другому мужчине в группе, чем другой женщине, и фактически сделанные утверждения женщины чаще приписывались другим женщинам в группе, чем мужчине. Очевидно, участники распределили выступающих по полу, что привело их к путанице внутри пола, а не к межгендерной.

Интересно, что если предположить, что категоризация происходит постоянно, инструкции, которые были даны участникам, не имели абсолютно никакого значения.Те, кому не давали никаких инструкций, подвергались такой же категоризации, как и те, кому велели помнить, кто и что сказал. Другое исследование, использующее эту технику, показало, что мы спонтанно классифицируем друг друга на основании принадлежности к множеству других групп, включая расу, академический статус (ученик против учителя), социальные роли и другие социальные категории (Fiske, Haslam, & Fiske, 1991; Стангор, Линч, Дуан и Гласс, 1992).

Таблица 11.1 Неправильное имя

Инструкции Ошибки внутри гонки Между ошибками гонки
Память 5.78 4,29
Нет памяти 6,57 4,36
Тейлор, Фиск, Эткофф и Рудерман (1978) Тейлор, С. Э., Фиск, С. Т., Эткофф, Н. Л., и Рудерман, А. Дж. (1978). Категориальные и контекстные основы памяти и стереотипов личности. Журнал личности и социальной психологии, 36 (7), 778–793. продемонстрировали, что люди распределяют других по категориям спонтанно. Даже без каких-либо инструкций по классификации люди все же сбивали других с толку своим полом.

Вывод прост, хотя и очевиден: социальная категоризация происходит вокруг нас постоянно. Действительно, социальная категоризация происходит так быстро, что людям может быть трудно , а не думать о других с точки зрения членства в группах (см. Рис. 11.4).

Рис. 11.4. Если вы похожи на большинство людей, у вас возникнет сильное желание разделить этого человека на мужчину или женщину. Источник: Chillin by Sabrina C (https: // www.flickr.com/photos/cloud10/59798751/) используется в соответствии с CC BY 2.0 (https://creativecommons.org/licenses/by/2.0/)

Преимущества социальной категоризации

Тенденция категоризировать других часто бывает весьма полезной. В некоторых случаях мы классифицируем, потому что это дает нам информацию о характеристиках людей, принадлежащих к определенным социальным группам (Lee, Jussim, & McCauley, 1995). Если вы потерялись в городе, вы можете поискать полицейского или таксиста, которые помогут вам сориентироваться.В этом случае социальная категоризация, вероятно, будет полезна, потому что офицер полиции или водитель такси могут с особой вероятностью знать расположение городских улиц. Конечно, использование социальных категорий будет информативным только в той степени, в которой стереотипы, которых придерживается индивид относительно этой категории, верны. Если бы сотрудники полиции на самом деле не были так хорошо осведомлены о планировке города, то использование этой эвристики категоризации не было бы информативным.

Описание социальной категоризации как эвристики также верно в другом смысле: мы иногда категоризируем других не потому, что это, кажется, дает больше информации о них, а потому, что у нас может не быть времени (или мотивации) для более тщательных действий.Использование наших стереотипов для оценки другого человека может просто облегчить нашу жизнь (Macrae, Bodenhausen, Milne, & Jetten, 1994). Согласно этому подходу, размышление о других людях с точки зрения принадлежности к их социальной категории — это функциональный способ взаимодействия с миром — все усложняется, и мы уменьшаем сложность, полагаясь на наши стереотипы.

Отрицательные результаты социальной категоризации

Хотя размышление о других с точки зрения принадлежности к их социальной категории имеет некоторые потенциальные преимущества для человека, который классифицирует, категоризирует других вместо того, чтобы относиться к ним как к уникальным людям с их собственными уникальными характеристиками, имеет широкий спектр отрицательных и часто очень несправедливые результаты для тех, кто попадает в категорию.

Одна проблема заключается в том, что социальная категоризация искажает наши представления, так что мы склонны преувеличивать различия между людьми из разных социальных групп, в то же время воспринимая членов групп (и особенно чужих) как более похожих друг на друга, чем они есть на самом деле. Такое чрезмерное обобщение повышает вероятность того, что мы будем думать и относиться ко всем членам группы одинаково. Тайфель и Уилкс (1963) провели простой эксперимент, который представил картину потенциальных результатов категоризации.Как вы можете видеть на рисунке 11.5, «Акцентуация восприятия», в эксперименте участники оценивали длину шести линий. В одном из условий эксперимента участники просто видели шесть линий, в то время как в другом условии линии были систематически разделены на две группы: одна состояла из трех более коротких линий, а другая — из трех более длинных.

Рисунок 11.5 Акцент на восприятии

Линии C и D считались одинаковыми по длине в условиях без классификации, но линия C воспринималась как более длинная, чем линия D, когда линии были разделены на две группы.Из Тайфеля (1970).

Таджфель обнаружил, что линии воспринимались по-разному, когда они были классифицированы, так что различия между группами и сходства внутри групп были подчеркнуты. В частности, он обнаружил, что, хотя линии C и D (которые на самом деле имеют одинаковую длину) воспринимались как равные по длине, когда строки не были категоризированы, линия D воспринималась как значительно длиннее, чем линия C в состоянии, в котором линии были категоризированы. В данном случае категоризация на две группы — «группу коротких линий» и «группу длинных линий» — вызвала искажение восприятия, так что две группы линий рассматривались как более разные, чем они были на самом деле.

Подобные эффекты возникают, когда мы классифицируем других людей. Мы склонны рассматривать людей, принадлежащих к одной социальной группе, как более похожих, чем они есть на самом деле, и мы склонны судить о людях из разных социальных групп как о более разных, чем они есть на самом деле. Тенденция видеть членов социальных групп похожими друг на друга особенно сильна для членов внешних групп, что приводит к однородности внешней группы тенденция рассматривать членов внешних групп как более похожих друг на друга, чем мы видим членов внутренних групп ( Linville, Salovey, & Fischer, 1986; Ostrom & Sedikides, 1992; Meissner & Brigham, 2001).Возможно, вы сами пережили это, когда обнаруживали, что думаете или говорите: «О, они все одинаковые!»

Патрисия Линвилл и Эдвард Джонс (1980) дали участникам исследования список характерных терминов и попросили их подумать либо о членах их собственной группы (например, о черных), либо о членах другой группы (например, о белых) и разместить эти черты характера. на стопки, представляющие разные типы людей в группе. Результаты этих исследований, как и других подобных им, были ясны: люди воспринимают чужие группы как более однородные, чем их внутренняя группа.Точно так же, как белые люди использовали меньше стопок черт для описания черных, чем белых, молодые люди использовали меньше стопок черт для описания пожилых людей, чем молодых людей, а студенты использовали меньше стопок черт для членов других университетов, чем для своих членов. Университет.

Однородность внешней группы происходит отчасти потому, что у нас не так много контактов с членами внешней группы, как с членами внутренней группы, а качество взаимодействия с членами внешней группы часто более поверхностное.Это мешает нам действительно узнать о членах внешней группы как об отдельных лицах, и в результате мы склонны не осознавать различия между членами группы. В дополнение к тому, что мы меньше узнаем о них, потому что мы меньше видим и меньше взаимодействуем с ними, мы обычно классифицируем членов чужих групп, таким образом делая их более похожими в когнитивном отношении (Haslam, Oakes, & Turner, 1996).

Как только мы начинаем видеть членов чужих групп как более похожих друг на друга, чем они есть на самом деле, тогда становится очень легко применить наши стереотипы к членам групп, не задумываясь о том, истинна ли характеристика конкретного человека. .Если мужчины думают, что все женщины одинаковы, они также могут думать, что все они обладают одинаковыми положительными и отрицательными характеристиками (например, они заботливые, эмоциональные). И женщины могут иметь аналогичные упрощенные представления о мужчинах (например, они сильны, не хотят брать на себя обязательства). В результате стереотипы связываются с самой группой в виде набора ментальных репрезентаций (рис. 11.6). Стереотипы — это «картинки в нашей голове» социальных групп (Lippman, 1922). Эти убеждения кажутся правильными и естественными, хотя они часто являются искаженными сверхобобщениями (Hirschfeld, 1996; Yzerbyt, Schadron, Leyens, & Rocher, 1994).

Рисунок 11.6 Стереотипы. Стереотипы — это убеждения, связанные с социальными категориями. На рисунке показаны связи между социальной категорией профессоров колледжа и ее стереотипами как типом нейронной сети или схемы. Изображение также включает одно изображение (или образец) конкретного профессора колледжа, которого знает студент. Изображение любезно предоставлено Дэном Гилбертом.

Наши стереотипы и предрассудки усваиваются через множество различных процессов. Такое множество причин вызывает сожаление, потому что оно делает формирование стереотипов и предрассудков еще более вероятными и трудными для изменения.Во-первых, мы узнаем наши стереотипы отчасти через общение с родителями и сверстниками (Aboud & Doyle, 1996) и из поведения, которое мы видим в средствах массовой информации (Brown, 1995). Даже пятилетние дети усвоили культурные нормы о подходящих занятиях и поведении для мальчиков и девочек, а также выработали стереотипы о возрасте, расе и физической привлекательности (Bigler & Liben, 2006). И часто существует хорошее согласие относительно стереотипов социальных категорий среди людей в рамках данной культуры.В одном исследовании, посвященном оценке стереотипов, Стефани Мадон и ее коллеги (Madon et al., 2001) представили студентам колледжей США список из 84 черт-признаков и попросили их указать, для каких групп каждая черта кажется подходящей (рис. 11.7, «Текущие стереотипы» студентами колледжа »). Участники были склонны к согласию относительно того, какие черты были верными для каких групп, и это было верно даже для групп, из которых респонденты, вероятно, никогда не встречали ни одного члена (арабы и русские). Даже сегодня существует хорошее согласие относительно стереотипов членов многих социальных групп, включая мужчин и женщин, а также различных этнических групп.

Рисунок 11.7 Текущие стереотипы студентов колледжа, из Madon et al. (2001).

После того, как стереотипы (как и любое другое когнитивное представление) укоренились, они имеют тенденцию сохраняться. Мы начинаем реагировать на представителей стереотипных категорий, как если бы мы уже знали, на что они похожи. Yaacov Trope и Eric Thompson (1997) обнаружили, что люди задавали меньше вопросов представителям категорий, относительно которых у них были сильные стереотипы (как если бы они уже знали, каковы эти люди), и что вопросы, которые они задавали, скорее всего, подтвердили стереотипы, которые они уже было.

В других случаях стереотипы сохраняются, потому что информация, подтверждающая наши стереотипы, запоминается лучше, чем информация, которая их опровергает. Когда мы видим, что члены социальных групп ведут себя определенным образом, мы склонны лучше запоминать информацию, подтверждающую наши стереотипы, чем информацию, которая опровергает наши стереотипы (Fyock & Stangor, 1994). Если мы считаем, что женщины — плохие водители, и мы видим, что женщина плохо водит машину, то мы склонны помнить об этом, но когда мы видим женщину, которая водит особенно хорошо, мы склонны забывать об этом.Эта иллюзорная корреляция — еще один пример общего принципа ассимиляции — мы склонны воспринимать мир таким образом, чтобы он соответствовал нашим существующим убеждениям, чем мы меняем свои убеждения, чтобы соответствовать реальности вокруг нас.

И стереотипы становится трудно изменить, потому что они так важны для нас — они становятся неотъемлемой и важной частью нашей повседневной жизни в нашей культуре. Стереотипы часто выражаются по телевидению, в фильмах и в социальных сетях, и мы узнаем много наших убеждений из этих источников.Наши друзья также склонны придерживаться убеждений, аналогичных нашим, и мы говорим об этих убеждениях, когда собираемся вместе с ними (Schaller & Conway, 1999). Короче говоря, стереотипы и предрассудки сильны в значительной степени потому, что они являются важными социальными нормами, которые являются частью нашей культуры (Guimond, 2000).

Поскольку они настолько когнитивно доступны и кажутся такими «правильными», наши стереотипы легко влияют на наши суждения и реакцию на тех, кого мы классифицировали. Социальный психолог Джон Барг однажды назвал стереотипы «когнитивными монстрами», потому что их активация была настолько мощной и потому, что активированные убеждения оказывали такое коварное влияние на социальное суждение (Bargh, 1999).Еще больше усложняет ситуацию то, что стереотипы сильнее всего относятся к людям, которые больше всего нуждаются в переменах, — к людям, которые наиболее предвзяты (Lepore & Brown, 1997).

Поскольку стереотипы и предрассудки часто действуют вне нашего понимания, а также потому, что люди часто не хотят признавать, что они их придерживаются, социальные психологи разработали методы их косвенной оценки. В следующем блоке «Фокус исследования» мы рассмотрим два из этих подходов — процедуру фиктивного конвейера и тест неявной ассоциации (IAT).

В фокусе исследований

Косвенное измерение стереотипов

Одна из трудностей при измерении стереотипов и предрассудков заключается в том, что люди могут не говорить правду о своих убеждениях. Большинство людей не хотят признаваться ни себе, ни другим, что они придерживаются стереотипов или что они предвзято относятся к некоторым социальным группам. Чтобы обойти эту проблему, социальные психологи используют ряд методов, которые помогают им более тонко и косвенно измерять эти убеждения.

Один из косвенных подходов к оценке предубеждений называется процедурой фиктивного конвейера (Jones & Sigall, 1971). В этой процедуре экспериментатор сначала убеждает участников, что он или она имеет доступ к их «истинным» убеждениям, например, получая доступ к анкете, которую они заполнили на предыдущем экспериментальном сеансе . Как только участники убедятся, что исследователь может оценить их «истинное» отношение, ожидается, что они будут более честны в ответах на остальные вопросы, которые им задают, потому что они хотят быть уверены, что исследователь их не уловит. врущий.Интересно, что люди выражают больше предрассудков, когда они находятся в поддельном конвейере, чем когда им задают те же вопросы более прямо, что говорит о том, что мы можем часто скрывать свои негативные убеждения публично.

Другие косвенные меры предубеждения также часто используются в социально-психологических исследованиях; например, оценка невербального поведения, такого как речевые ошибки или физическая близость. Одна из распространенных мер заключается в том, чтобы попросить участников сесть на стул рядом с человеком из другой расовой или этнической группы и измерить, как далеко сидит этот человек (Sechrist & Stangor, 2001; Word, Zanna, & Cooper, 1974).Считается, что люди, которые сидят дальше, более предвзято относятся к членам группы.

Поскольку наши стереотипы активируются спонтанно, когда мы думаем о членах разных социальных групп, можно использовать меры времени реакции, чтобы оценить эту активацию и, таким образом, узнать о стереотипах и предрассудках людей. В этих процедурах участников просят вынести серию суждений об изображениях или описаниях социальных групп, а затем ответить на вопросы как можно быстрее, но без ошибок.Скорость этих ответов используется для определения стереотипов или предрассудков человека.

Самая популярная неявная мера предубеждения на основе времени реакции — тест на неявную ассоциацию (IAT) , который часто используется для оценки стереотипов и предубеждений (Nosek, Greenwald, & Banaji, 2007). В IAT участников просят классифицировать стимулы, которые они видят на экране компьютера, в одну из двух категорий, нажимая одну из двух компьютерных клавиш, одну левой рукой и одну правой рукой. Кроме того, категории организованы таким образом, что ответы, на которые нужно ответить с помощью левой и правой кнопок, либо «соответствуют» (соответствуют) стереотипу, либо не «соответствуют» (не соответствуют) стереотипу. Например, в одной из версий IAT участникам показывают изображения мужчин и женщин, а также показывают слова, относящиеся к академическим дисциплинам (например, История , Французский , или Лингвистика для искусств или Химия , Physics или Math для наук).Затем участники распределяют фотографии по категориям («Это изображение мужчины или женщины?») И отвечают на вопросы о дисциплинах («Является ли эта дисциплина science ?), Нажимая кнопку« Да »или кнопку« Нет »с помощью либо их левая рука, либо их правая рука.

Когда ответы расположены на экране таким образом, чтобы соответствовать стереотипу, так что мужская категория и категория «наука» находятся на одной стороне экрана (например, справа), участники могут выполнять задание. очень быстро и делают мало ошибок.Это просто проще, потому что стереотипы совпадают или связаны с изображениями в понятном или знакомом виде. Но когда изображения расположены так, что женская категория и категория «наука» находятся на одной стороне, тогда как мужчины и слабые категории находятся на другой стороне, большинство участников делают больше ошибок и реагируют медленнее. Основное предположение заключается в том, что если два понятия связаны или связаны, на них будет быстрее реагировать, если они классифицируются с использованием одинаковых, а не разных ключей.

Процедуры неявной ассоциации, такие как IAT, показывают, что даже участники, утверждающие, что они не предвзяты, действительно придерживаются культурных стереотипов в отношении социальных групп. Даже сами чернокожие быстрее реагируют на положительные слова, которые ассоциируются с белыми, а не с черными лицами в IAT, предполагая, что у них есть тонкие расовые предубеждения по отношению к своей собственной расовой группе.

Поскольку они придерживаются этих убеждений, возможно — хотя и не гарантировано — что они могут использовать их, отвечая другим людям, создавая тонкий и бессознательный тип дискриминации.Хотя значение IAT обсуждалось (Tetlock & Mitchell, 2008), исследования, использующие неявные меры, действительно предполагают, что — знаем мы об этом или нет, и даже несмотря на то, что мы можем пытаться контролировать их, когда можем, — наши стереотипы и предрассудки легко активируется, когда мы видим представителей разных социальных категорий (Barden, Maddux, Petty, & Brewer, 2004).

Есть ли у вас скрытые предубеждения? Попробуйте IAT самостоятельно, здесь: https://implicit.harvard.edu/implicit

Хотя в некоторых случаях стереотипы, которые используются для вынесения суждений, могут на самом деле быть верными в отношении оцениваемого лица, во многих других случаях это не так.Стереотипы проблематичны, когда стереотипы, которые мы придерживаемся о социальной группе, в целом неточны, и особенно когда они не применимы к человеку, которого судят (Stangor, 1995). Стереотипировать других просто несправедливо. Даже если многие женщины более эмоциональны, чем большинство мужчин, не все таковы, и неправильно судить какую-либо одну женщину так, как если бы она была такой.

В конце концов, стереотипы становятся самореализующимися пророчествами, так что наши ожидания в отношении членов группы воплощают стереотипы в реальность (Снайдер, Танке и Бершайд, 1977; Word, Занна и Купер, 1974).Как только мы поверим, что из мужчин получаются лучшие лидеры, чем из женщин, мы склонны вести себя по отношению к мужчинам так, чтобы им было легче руководить. И мы ведем себя по отношению к женщинам так, что им труднее руководить. Результат? Мужчинам легче преуспеть на руководящих должностях, тогда как женщинам приходится много работать, чтобы преодолеть ложные представления об отсутствии у них лидерских способностей (Phelan & Rudman, 2010). Вероятно, поэтому женщины-юристы с мужскими именами с большей вероятностью станут судьями (Coffey & McLaughlin, 2009), а кандидаты, выглядящие как мужчины, с большей вероятностью будут приняты на работу в качестве руководителей, чем кандидаты, выглядящие как женщины (von Stockhausen, Koeser, & Sczesny, 2013 ).

Эти самоисполняющиеся пророчества распространены повсеместно — даже ожидания учителей относительно академических способностей своих учеников могут повлиять на успеваемость учеников в школе (Jussim, Robustelli, & Cain, 2009).

Конечно, вы можете подумать, что вы лично не ведете себя подобным образом, а можете и нет. Но исследования показали, что стереотипы часто используются вне нашего осознания, поэтому нам очень трудно их исправить. Даже когда мы думаем, что ведем себя совершенно справедливо, мы, тем не менее, можем использовать наши стереотипы, чтобы мириться с дискриминацией (Chen & Bargh, 1999).А когда мы отвлекаемся или испытываем нехватку времени, эти тенденции становятся еще более сильными (Stangor & Duan, 1991).

Более того, чтобы не допустить, чтобы наш стереотип окрашивал нашу реакцию на других, требуются усилия. Мы испытываем больше негативных эмоций (особенно тревожности), когда находимся с членами других групп, чем когда мы с людьми из наших собственных групп, и нам нужно использовать больше когнитивных ресурсов, чтобы контролировать свое поведение из-за нашего беспокойства по поводу раскрытия наших стереотипов. или предрассудки (Butz & Plant, 2006; Richeson & Shelton, 2003).Когда мы знаем, что нам нужно контролировать свои ожидания, чтобы непреднамеренно не создавать стереотипы о другом человеке, мы можем попытаться сделать это, но это требует усилий и часто может потерпеть неудачу (Macrae, Bodenhausen, Milne, & Jetten, 1994).

Социальная психология в интересах общества

Стереотип Угроза

Наши стереотипы влияют не только на наши суждения о других, но и на наши представления о себе, и даже на нашу собственную эффективность при выполнении важных задач. В некоторых случаях эти убеждения могут быть положительными и заставляют нас чувствовать себя более уверенно и, следовательно, лучше справляться с задачами.Поскольку азиатские студенты знают о стереотипе, что «азиаты хороши в математике», напоминание им об этом факте перед тем, как они будут сдавать сложный тест по математике, может улучшить их результаты (Walton & Cohen, 2003). С другой стороны, иногда эти убеждения негативны, и они создают негативные самоисполняющиеся пророчества, из-за которых мы работаем хуже только из-за наших знаний о стереотипах.

Одна из давних загадок в области академической успеваемости касается того, почему черные учащиеся в Соединенных Штатах хуже справляются со стандартными тестами, получают более низкие оценки и с меньшей вероятностью остаются в школе по сравнению с белыми учащимися, даже если другие контролируются такие факторы, как семейный доход, образование родителей и другие соответствующие переменные.Клод Стил и Джошуа Аронсон (1995) проверили гипотезу о том, что эти различия могут быть следствием активации негативных стереотипов. Поскольку чернокожие учащиеся осведомлены о (неточном) стереотипе, что «черные в интеллектуальном плане ниже белых», этот стереотип может создать негативное ожидание, которое может помешать их результатам интеллектуальных тестов из-за страха подтвердить этот стереотип.

В поддержку этой гипотезы исследование Стила и Аронсона показало, что темнокожие студенты колледжей хуже (по сравнению с их предыдущими результатами тестов) справлялись с математическими вопросами, взятыми из экзаменационной записи выпускников (GRE), когда тест был описан им как «диагностический». их математических способностей »(и, таким образом, когда стереотип был уместен), но на их результаты не повлияло, когда те же вопросы были сформулированы как« упражнение в решении проблем.А в другом исследовании Стил и Аронсон обнаружили, что, когда чернокожих студентов просили указать их расу перед тем, как они сдавали тест по математике (снова активируя стереотип), они показали более низкие результаты, чем на предыдущих экзаменах, тогда как оценки белых студентов не были затронуты первым указанием их расы.

Стил и Аронсон утверждали, что размышления о негативных стереотипах, относящихся к выполняемой задаче, создают стереотипные угрозы снижения производительности, которые вызваны знанием культурных стереотипов .То есть они утверждали, что негативное влияние гонки на стандартизованные тесты может быть вызвано, по крайней мере частично, самой ситуацией с производительностью. Поскольку угроза «витает в воздухе», она может негативно повлиять на чернокожих студентов.

Исследования показали, что опыт угрозы стереотипам может помочь объяснить широкий спектр снижения производительности среди тех, на кого нацелены негативные стереотипы. Например, когда математическая задача описывается как диагностика интеллекта, латиноамериканцы и особенно латыни справляются хуже, чем белые (Gonzales, Blanton, & Williams, 2002).Точно так же, когда активируются стереотипы, дети с низким социально-экономическим статусом хуже успевают по математике, чем дети с высоким социально-экономическим статусом, а студенты-психологи успевают хуже, чем студенты-естественники (Brown, Croizet, Bohner, Fournet, & Payne, 2003). . Даже группы, которые обычно имеют привилегированный социальный статус, могут столкнуться с угрозой стереотипов. Белые мужчины хуже справились с тестом по математике, когда им сказали, что их результаты будут сравниваться с результатами азиатских мужчин (Aronson, Lustina, Good, Keough, & Steele, 1999), а белые показали худшие результаты, чем черные, в спорте: связанная с этим задача, когда они были описаны как измерение их естественных спортивных способностей (Stone, 2002).

Стереотипная угроза создается в ситуациях, которые представляют собой серьезную угрозу для самоуважения, так что наше восприятие себя как важных, ценных и способных людей находится под угрозой. В таких ситуациях существует несоответствие между нашим позитивным представлением о наших навыках и способностях и негативными стереотипами, предполагающими низкую успеваемость. Когда наши стереотипы заставляют нас думать, что мы, скорее всего, плохо справимся с задачей, мы испытываем чувство беспокойства и угрозы статусу.

Исследования показали, что угроза стереотипов вызвана как когнитивными, так и аффективными факторами. С когнитивной стороны люди, которые испытывают угрозу стереотипов, демонстрируют нарушение когнитивной обработки, которое вызвано повышенной бдительностью по отношению к окружающей среде и попытками подавить свои стереотипные мысли. С аффективной стороны угроза стереотипа создает стресс, а также различные аффективные реакции, включая тревогу (Schmader, Johns, & Forbes, 2008).

Однако стереотипная угроза не абсолютна — мы сможем ее преодолеть, если постараемся.Что важно, так это уменьшить беспокойство о себе, которое возникает, когда мы рассматриваем соответствующие негативные стереотипы. Манипуляции, подтверждающие положительные характеристики самого себя или своей группы, успешно снижают угрозу стереотипов (Alter, Aronson, Darley, Rodriguez, & Ruble, 2010; Greenberg et al., 2003; McIntyre, Paulson, & Lord, 2003). Фактически, простое знание того, что стереотипная угроза существует и может повлиять на производительность, может помочь смягчить ее негативное влияние (Johns, Schmader, & Martens, 2005).

Основные выводы

  • Представления о характеристиках групп и членах этих групп известны как стереотипы.
  • Предубеждение относится к неоправданному отрицательному отношению к чужой группе.
  • Стереотипы и предрассудки могут создавать дискриминацию.
  • Стереотипы и предрассудки начинаются с социальной категоризации — естественного когнитивного процесса, с помощью которого мы помещаем людей в социальные группы.
  • Социальная категоризация влияет на наше восприятие групп — например, на восприятие однородности внешней группы.
  • Как только наши стереотипы и предрассудки утвердятся, их трудно изменить, и они могут привести к самореализующимся пророчествам, таким образом, что наши ожидания в отношении членов группы воплощают стереотипы в реальность.
  • Стереотипы могут влиять на нашу работу по важным задачам через угрозу стереотипов.

Упражнения и критическое мышление

  1. Посмотрите еще раз на картинки на рис. 11.3 и подумайте о своих мыслях и чувствах по отношению к каждому человеку.Какие у вас стереотипы и предубеждения о них? Как вы думаете, ваши стереотипы верны?
  2. Посетите веб-сайт http://www.understandingprejudice.org/drawline/ и возьмите одно из двух интервью, перечисленных на странице.
  3. Подумайте о задаче, которую одна из социальных групп, к которой вы принадлежите, считается особенно хорошей или плохой. Считаете ли вы, что культурные стереотипы в отношении вашей группы когда-либо влияли на вашу результативность при выполнении задания?

Список литературы

Абуд, Ф.Э., Дойл А.-Б. (1996). Родители и сверстники влияют на расовые установки детей. Международный журнал межкультурных отношений, 20 , 371–383.

Олпорт, Г. У. (1954/1979). Природа предубеждения . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Doubleday.

Альтер, А. Л., Аронсон, Дж., Дарли, Дж. М., Родригес, К., и Рубль, Д. Н. (2010). Восхождение к угрозе: уменьшение угрозы стереотипов путем переосмысления угрозы как вызова. Журнал экспериментальной социальной психологии, 46 (1), 166–171.

Аронсон, Дж., Лустина, М. Дж., Гуд, К., Кео, К., и Стил, К. М. (1999). Когда белые люди не умеют считать: необходимые и достаточные факторы угрозы стереотипу. Журнал экспериментальной социальной психологии, 35 , 29–24.

Barden, J., Maddux, W. W., Petty, R. E., & Brewer, M. B. (2004). Контекстуальная модерация расовых предубеждений: влияние социальных ролей на контролируемые и автоматически активируемые установки. Журнал личности и социальной психологии , 87 (1), 5–22.

Bargh, J. (Ред.). (1999). Когнитивный монстр: доводы против управляемости автоматических стереотипных эффектов. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Биглер Р. С. и Либен Л. С. (2006). Межгрупповая теория развития социальных стереотипов и предрассудков. В Р. В. Кайле (ред.), Достижения в развитии и поведении ребенка (Том 34, стр. 39–89). Сан-Диего, Калифорния: Эльзевьер.

Браун Р. (1995). Предубеждение: его социальная психология .Кембридж, Массачусетс: Блэквелл.

Браун Р., Круазе Ж.-К., Бонер Г., Фурне М. и Пейн А. (2003). Автоматическая активация категорий и социальное поведение: сдерживающая роль предвзятых убеждений. Социальное познание, 21 (3), 167–193.

Бутц, Д. А., и Плант, Е. А. (2006). Восприятие членов внешней группы как неотзывчивых: последствия для эмоций, намерений и поведения, связанных с подходом. Журнал личности и социальной психологии, 91 (6), 1066–1079.

Чен, М., и Барг, Дж. А. (1999). Последствия автоматической оценки: Непосредственная поведенческая предрасположенность приближаться к стимулу или избегать его. Бюллетень личности и социальной психологии, 25 (2), 215–224.

Коффи Б. и Маклафлин П. А. (2009). Помогают ли мужские имена женщинам-юристам становиться судьями? Свидетельства из Южной Каролины. American Law and Economics Review, 16 (1), 112-133.

Crisp, R.J., & Hewstone, M. (Eds.). (2007). Множественная социальная категоризация . Сан-Диего, Калифорния: Elsevier Academic Press.

Фиск, А. П., Хаслам, Н., и Фиск, С. Т. (1991). Смешение одного человека с другим: какие ошибки свидетельствуют об элементарных формах социальных отношений. Журнал личности и социальной психологии, 60 (5), 656–674.

Fyock, J., & Stangor, C. (1994). Роль искажений памяти в поддержании стереотипов. Британский журнал социальной психологии, 33 (3), 331–343.

Гонсалес П. М., Блэнтон Х. и Уильямс К. Дж. (2002). Влияние угрозы стереотипа и статуса двойного меньшинства на результаты тестов латиноамериканок. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 (5), 659–670.

Гринберг, Дж., Мартенс, А., Йонас, Э., Айзенштадт, Д., Пищинский, Т., и Соломон, С. (2003). Психологическая защита в ожидании тревоги: устранение потенциальной тревоги устраняет влияние значимости смертности на защиту мировоззрения. Психологическая наука, 14 (5), 516–519.

Guimond, S. (2000). Групповая социализация и предубеждения: социальная передача межгрупповых отношений и убеждений. Европейский журнал социальной психологии, 30 (3), 335–354.

Хаслам, С. А., Оукс, П. Дж., И Тернер, Дж. С. (1996). Социальная идентичность, самокатегоризация и воспринимаемая однородность внутренних и внешних групп: взаимодействие между социальной мотивацией и познанием. В Справочник по мотивации и познанию: межличностный контекст (Vol.3. С. 182–222). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Hirschfeld, L. (1996). Раса в процессе становления: познание, культура и создание человеческих родов ребенком . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Джонс, М., Шмадер, Т., и Мартенс, А. (2005). Знание — это половина дела: преподавание угрозы стереотипам как средство улучшения успеваемости женщин по математике. Психологическая наука, 16 (3), 175–179.

Джонс, Э. Э. и Сигалл, Х. (1971). Поддельный конвейер: новая парадигма измерения аффекта и отношения. Психологический бюллетень, 76 (5), 349–364.

Джусим, Л., Робустелли, С. Л., и Каин, Т. Р. (2009). Ожидания учителя и сбывающиеся пророчества. В K. R. Wenzel & A. Wigfield (Eds.), Справочник по мотивации в школе (стр. 349–380). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routledge / Taylor & Francis Group.

Ли, Ю. Т., Джуссим, Л. Дж., И МакКоли, К. Р. (1995). Точность стереотипов: понимание групповых различий . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Лепор Л. и Браун Р. (1997). Активация категорий и стереотипов: неизбежны ли предрассудки? Журнал личности и социальной психологии, 72 (2), 275–287.

Линвилл, П. У. и Джонс, Э. Э. (1980). Поляризованные оценки участников вне группы. Журнал личности и социальной психологии, 38 , 689–703.

Linville, P. W., Salovey, P., & Fischer, G. W. (1986). Стереотипы и воспринимаемое распределение социальных характеристик: приложение к восприятию внутри группы и вне группы.В Дж. Ф. Довидио и С. Л. Гертнер (ред.), Предубеждение, дискриминация и расизм (стр. 165–208). Орландо, Флорида: Academic Press.

Липпман, В. (1922). Общественное мнение . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Harcourt & Brace.

Macrae, C. N., Bodenhausen, G. V., Milne, A. B., & Jetten, J. (1994). Вне головы, но снова в поле зрения: стереотипы восстанавливаются. Журнал личности и социальной психологии, 67 (5), 808–817.

Мадон, С., Гайлл, М., Абуфадель, К., Монтьель, Э., Смит, А., Палумбо, П. и др. (2001). Этнические и национальные стереотипы: пересмотренная и переработанная принстонская трилогия. Бюллетень личности и социальной психологии, 27 (8), 996–1010.

Макинтайр, Р. Б., Полсон, Р. М., и Лорд, К. Г. (2003). Снижение угрозы стереотипа о женской математике за счет выделения групповых достижений. Журнал экспериментальной социальной психологии, 39 (1), 83–90.

Meissner, C. A., & Brigham, J. C. (2001). Тридцать лет исследования предвзятости собственной расы в памяти для лиц: метааналитический обзор. Психология, государственная политика и право , 7 , 3–35.

Носек, Б.А., Гринвальд, А.Г., и Банаджи, М.Р. (ред.). (2007). Тест на неявные ассоциации в возрасте 7 лет: методологический и концептуальный обзор . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс.

Ostrom, T. M., & Sedikides, C. (1992). Эффекты внегрупповой однородности в естественных и минимальных группах. Психологический бюллетень, 112 (3), 536–552.

Фелан, Дж. Э. и Рудман, Л. А.(2010). Предрассудки по отношению к женщинам-лидерам: обратная реакция и дилемма управления впечатлением женщин. Компас социальной и психологии личности, 4 (10), 807–820.

Ричсон, Дж. А., и Шелтон, Дж. Н. (2003). Когда предрассудки не окупаются: Влияние межрасового контакта на исполнительную функцию. Психологическая наука, 14 (3), 287–290.

Шаллер, М., и Конвей, Г. (1999). Влияние целей управления впечатлением на возникающее содержание групповых стереотипов: поддержка социально-эволюционной перспективы. Бюллетень личности и социальной психологии, 25 , 819–833.

Шмадер, Т., Джонс, М., и Форбс, К. (2008). Интегрированная модель процесса стереотипных угроз влияет на производительность. Психологический обзор, 115 (2), 336–356.

Sechrist, G. B., & Stangor, C. (2001). Воспринимаемый консенсус влияет на межгрупповое поведение и доступность стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 80 (4), 645–654.

Снайдер, М., Танке, Э.Д., и Бершайд, Э. (1977). Социальное восприятие и межличностное поведение: О самореализующейся природе социальных стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 35 (9), 656–666.

Стангор, К. (1995). Неточность содержания и применения в социальных стереотипах. В Y. T. Lee, L. J. Jussim, & C. R. McCauley (Eds.), Точность стереотипов: к пониманию групповых различий (стр. 275–292).

Stangor, C., & Duan, C. (1991). Влияние многократных требований к памяти для информации о социальных группах. Журнал экспериментальной социальной психологии, 27 (4), 357–378.

Stangor, C., Lynch, L., Duan, C., & Glass, B. (1992). Категоризация людей на основе множества социальных характеристик. Журнал личности и социальной психологии, 62 (2), 207–218.

Стил, К. М., и Аронсон, Дж. (1995). Угроза стереотипов и интеллектуальные способности афроамериканцев. Журнал личности и социальной психологии, 69 , 797–811.

Стоун, Дж.(2002). Борьба с сомнениями путем избегания практики: влияние угрозы стереотипа на самооценку у белых спортсменов. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 (12), 1667–1678.

Тайфель, Х. (1970). Эксперименты по межгрупповой дискриминации. Scientific American, 223, 96–102.

Tajfel, H., & Wilkes, A. L. (1963). Классификация и количественное суждение. Британский журнал психологии, 54 , 101–114.

Тейлор, С.Э., Фиске, С.Т., Эткофф, Н. Л., и Рудерман, А. Дж. (1978). Категориальные и контекстные основы памяти и стереотипов личности. Журнал личности и социальной психологии, 36 (7), 778–793.

Тетлок П. Э. и Митчелл Г. (2008). Калибровка предубеждений в миллисекундах. Social Psychology Quarterly, 71 (1), 12–16.

Trope, Y., & Thompson, E. (1997). Ищете истину не в том месте? Асимметричный поиск индивидуальной информации о стереотипных членах группы. Журнал личности и социальной психологии, 73 (2), 229–241.

фон Штокхаузен, Л., Козер, С., & Шесны, С. (2013). Гендерная типичность лиц и ее влияние на визуальную обработку и принятие решений о приеме на работу. Экспериментальная психология, 60 (6), 444-452.

Уолтон, Г. М., и Коэн, Г. Л. (2003). Подъем стереотипов. Журнал экспериментальной социальной психологии, 39 (5), 456–467.

Word, C.O., Zanna, M.P., & Cooper, J. (1974).Невербальное посредничество самоисполняющихся пророчеств в межрасовом взаимодействии. Журнал экспериментальной социальной психологии, 10 (2), 109–120.

Yzerbyt, V., Schadron, G., Leyens, J., & Rocher, S. (1994). Социальная возможность суждения: влияние метаинформационных сигналов на использование стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 66 , 48–55.

Почему не все стереотипы плохи | Журнал Think

LENS Бизнес, право и политика

Почему не все стереотипы плохи


ФОТО: Джейн Стерретт / Тайспот

Мы часто путешествуем по нашему быстро меняющемуся и сложному миру, используя ограниченную информацию для принятия сложных решений.Но выбрать правильный путь непросто, — сказал Дейл Нэнс, доктор юридических наук, профессор права Джона Гомера Каппа в Case Western Reserve. В своей новой книге «Бремя доказательства: дискриминационная сила, весомость доказательств и стойкость веры» Нэнси углубляется в процесс принятия сложных решений в условиях неопределенности. А на студенческом семинаре, который он проводил в этом году, Нэнси сосредоточился на использовании стереотипов во всем, от регулирования опасных собак до профилирования потенциальных террористов. Мы попросили его объяснить плюсы и минусы обобщений.*

Дейл Нэнс, профессор

Многие люди уклоняются от идеи принимать решения, основанные на стереотипах. Почему? Стереотип имеет негативный оттенок. Но стереотип — это просто обобщение того, как ведет себя группа людей. Он может быть статистически точным, но не универсальным. Многие считают, что мы не должны принимать решения, влияющие на человека, на основе стереотипа, даже если он статистически точен. Предположим, человек хочет принять решение, полагаясь на одно обобщение: «Дети, воспитываемые одинокими родителями, с большей вероятностью будут вовлечены в преступную деятельность.«Кто-то другой может ответить:« А как насчет детей-одиночек, которые не подходят под это обобщение? »Одно дело — оспорить обобщение как неточное или предложить другое обобщение для использования в конкретном контексте. Другое дело — сказать мы должны игнорировать точное обобщение только потому, что из него есть исключения. Настоящий вопрос заключается в следующем: что делает некоторые виды использования стереотипов неуместными, а другие — уместными?

Какие есть примеры полезных стереотипов?

Возрастные требования.Большинство согласны с тем, что человек должен достичь определенного возраста, чтобы голосовать или водить машину. Ни то, ни другое не основано на общепризнанных обобщениях: некоторые 25-летние не должны голосовать, а некоторые 16-летние будут достаточно компетентны для этого. Некоторые 12-летние вполне могут водить машину. Индивидуальное тестирование не всегда является действенным решением таких проблем. Тестирование дорогое удовольствие и не без собственных ошибок и злоупотреблений. Представьте себе противоречия, которые возникнут при любом индивидуальном тесте на компетентность избирателя. Кому можно было бы доверить разработку такого теста? Даже для чего-то вроде навыков вождения, если мы уверены, что подавляющее большинство 12-летних будут плохими водителями, стоит ли тратиться на то, чтобы дать всем 12-летним возможность пройти какой-либо тест, который большинство из них не пройдет? ?

Как же тогда нам думать о стереотипах?

Во-первых, наивно утверждать, что нельзя использовать обобщение о классе людей, если оно не является универсальным — мы постоянно используем такие стереотипы и без них были бы парализованы.Во-вторых, выясните, каким образом использование стереотипа может пойти не так.

Важно, как и определение того, когда уместна какая-либо альтернатива, например индивидуальное тестирование. Многие обобщения, например, основанные на расе, поле или религии, по праву подлежат особой проверке из-за их неправильного исторического использования. Но даже здесь было бы ошибкой сказать, что использование стереотипа «неправильно» только потому, что существуют исключения из того обобщения, на котором он основан.

— Эрин Петерсон

стереотипов

Гендерные и другие стереотипы лежат в основе дискриминации.Стереотипы вредны, когда они приводят к нарушению или нарушению прав человека и основных свобод, когда они ограничивают способность женщин и мужчин развивать свои личные способности, продолжать свою профессиональную карьеру и делать выбор в отношении своей жизни и жизненных планов. Вредные стереотипы могут быть явно враждебными / негативными (например, женщины иррациональны, слабые и т. Д.) Или могут казаться безобидными (например, женщины заботятся о себе, общаются и т. Д.), Но непреднамеренно закрепляют дискриминационные идеи. Например, это основано на стереотипе о том, что женщины более заботливы, что обязанности по воспитанию детей часто ложатся непропорционально или даже исключительно на них.Что касается насилия в отношении женщин, то именно стереотипы и представления о том, что женщинам следует или не следует делать (например, пить / веселиться, носить откровенную одежду, не приходить допоздна и т. Д.), В изнасиловании часто винят жертву, а не сосредоточение внимания на преступнике и привлечение его к ответственности за совершенное преступление.

Примеры гендерных стереотипов и гендерных дискриминационных ролей

  • Мужчины как жесткие, бесчувственные и агрессивные, которые должны скрывать или подавлять эмоциональную уязвимость — культура «жесткой верхней губы».

  • Мужчины как доминирующие в семье, в интимных отношениях и в социальной среде с женщинами.

  • Мужчины как инициаторы секса или имеют право на секс с женщинами. Некоторые группы мужчин в группах меньшинств считаются более склонными к сексуальному насилию и более контролирующими (например, в зависимости от уровня доходов, региона, этнической и / или религиозной принадлежности).

  • Культура принятия или обвинения жертвы в изнасиловании, особенно если жертва употребляла алкоголь, носила одежду, которая считалась провокационной, ходила ночью одна домой или «вела» преступника «вперед».

  • Социальное положение и репутация мужчин, поддерживаемые лояльностью, послушанием и верностью их супругов, братьев, сестер и детей женского пола, отсутствие которых может служить оправданием насилия.

  • Мужчины считаются женоподобными и слабыми, если они придерживаются гендерного равенства или поддерживают феминистские движения.

  • Представления о женственности, основанные на пассивности, уязвимости, чистоте и гетеросексуальности.

  • Женщины, которые отстаивают, высказываются или защищают равные права как «ненавидящие мужчин» или не принадлежащие к женщинам.

  • Лесбиянки, бисексуалы и трансгендеры, находящиеся за пределами женской «нормы» и нуждающиеся в надзоре / исправлении.

  • Некоторые группы женщин из числа меньшинств по своей природе более сексуально доступны или «готовы к этому».

  • Семьи и пожилые люди имеют право более жестко контролировать поведение девочек и женщин, чем поведение мальчиков / мужчин, и принимать решения о браке, свиданиях и других аспектах общественной жизни женщин и девочек.

  • Гиперсексуализированные женщины и их тела для удовольствия и зрелища мужчин.

  • Двойные стандарты в отношении наготы:

    — Цензура женских тел, которые считаются сексуальными и неприличными по сравнению с мужскими, особенно в социальных сетях и онлайн-платформах.

    -Женские тела должны соответствовать определенным стандартам красоты, но в их естественном состоянии считаются непристойными (например,грамм. во время менструации, показывая волосы на теле, кормление грудью, различные формы тела и цвета кожи).

  • Контроль за женской и женской одеждой и представление о том, что определенные стили одежды отвлекают мужчин и мальчиков.

  • Обвинение и / или стигматизация и позор для переживших сексуальное насилие, а также женщин и девочек, которые сообщают о сексуальном насилии как о беспорядочных связях, лгунах или «пытающихся достать» преступника.

  • Мужчины как кормильцы и женщины как лица, обеспечивающие уход / домашнее хозяйство.

В ходе опроса, проведенного Ipsos and the Female Quotient в 28 странах с участием мужчин и женщин, было обнаружено, что (Unstereotype Alliance, 2018):

  • 72% считают, что «большая часть рекламы не отражает окружающий меня мир»
  • 63% утверждают: «Я не вижу себя представленным в большинстве рекламных роликов»
  • 60% говорят: «Я не вижу, чтобы мое сообщество друзей, семьи и знакомых было точно представлено в большинстве рекламных объявлений»
  • 64% считают, что «Рекламодателям нужно делать больше для устранения традиционных или старомодных ролей мужчин и женщин в их рекламе»
  • 84% «Мне очень нравится, когда в рекламе содержится положительное сообщение о том, как сделать мир лучше»
  • 75% потребителей говорят, что «более позитивно относятся к компаниям, которые демонстрируют в своей рекламе, что мужчины и женщины имеют одинаковые возможности и роли»

Помимо существующих широко распространенных гендерных стереотипов, разные контексты порождают уникальные социальные нормы и гендерные роли, которые могут различаться даже в пределах одного географического или социально-политического окружения для разных групп женщин и девочек (Fergus 2012).

Сложные гендерные стереотипы могут иметь непропорционально негативное влияние на определенные группы женщин, такие как заключенные под стражу, женщины из меньшинств или коренных народов, женщины с ограниченными возможностями, женщины из низших каст или с более низким экономическим статусом, женщины-мигранты, женщины LBTI, и т. д. Изменение социальных норм таким образом, чтобы можно было искоренить НОЖ, неизбежно является дискуссией о власти между женщинами и мужчинами. Это также более широкая дискуссия о власти между различными социальными группами. Решение проблемы НОЖ требует более широкого укоренения дискуссии, чтобы охватить гендерные нормы и пересечение множественных неравенств, чтобы гарантировать, что различные факторы риска, которые увековечивают дискриминацию и злоупотребления, улавливаются для всех слоев населения.

Опрос 2018 года (Unstereotype Alliance, 2018) среди 1000 женщин в Южной Африке, Бразилии и Индии изучал гендер вместе с другими факторами, такими как раса, класс, язык, образование, внешность и сексуальность, которые имеют тенденцию усугублять гендерную дискриминацию. В Южной Африке 66% одиноких чернокожих женщин считают, что общество ожидает от них женственности, послушания и послушания, и этот показатель возрастает до 72% для замужних чернокожих женщин. В Индии 62% молодых незамужних женщин чувствуют себя недопредставленными в СМИ, в то время как 51% молодых замужних женщин вынуждены оставаться дома, по сравнению с 44% женщин в целом.В Бразилии 79% женщин считают, что они недостаточно представлены в обществе. Этот показатель еще выше для одиноких женщин, где 85% чувствуют себя непредставленными. Неспособность успешно отразить интерсекциональность в рекламе может привести к разрушительному и ограничивающему представлению о «нормальности», из-за которого миллионы женщин будут чувствовать себя обездоленными и исключенными.

Гендерная линза требует, чтобы программисты и сотрудники СМИ были знакомы с конкретной гендерной динамикой и социальными и культурными ориентирами, которые определяют роли мужчин и женщин в любом данном обществе.Это требует социокультурных исследований и анализа, чтобы понять, каковы нормы и ожидания для мужчин и женщин в любом конкретном контексте и как это может повлиять на изображение, интерпретацию и представление проблемы. Следует уделять целенаправленное внимание тому, как эти понятия взаимодействуют и влияют на отношение и поведение целевой аудитории и окружающего сообщества, чтобы гарантировать, что негативные гендерные стереотипы и дискриминация в отношении женщин и девочек будут разрушены, а не усилены.

Восприятие социальных норм в равной степени, если не больше, усиливает негативные стереотипы и практики, даже если они не отражают истинные взгляды и убеждения данного населения. Исследования (новые или существующие) могут быть полезны в выявлении неправильных представлений, поскольку они показывают, что большинство людей в группе не придерживаются позиций или поведения, которые предполагают гендерные нормы. Понимание того, что на самом деле общего в группе, имеет решающее значение для правильного обмена сообщениями и правильного подхода, что может дать стимул к изменениям и со временем может установить новые социальные ожидания.

Уроки, извлеченные из кампаний КОЖПО

Ранние кампании по искоренению калечащих операций на женских половых органах / обрезания были сосредоточены на криминализации и повышении осведомленности о последствиях для здоровья. Кампании в основном проводились по принципу «сверху вниз» без консультаций или участия сообществ, которые были затронуты больше всего. Кампании стали более успешными позже, когда они основывались на глубоком знании социальных норм, включенных в практику. Постоянное взаимодействие с сообществами выявило глубоко укоренившиеся взгляды на воспитание детей и желание семей делать то, что, по их мнению, в интересах их детей (например,грамм. верований, связанных с защитой их от сексуального насилия и обеспечением их возможности вступить в брак). Затем это создало возможности личного общения для продолжения диалога и возможного коллективного отказа от практики.

Для получения дополнительной информации см .: Heise, L. (2011) Что помогает предотвратить насилие со стороны партнера? Обзор доказательств, Лондон: DFID http://www.oecd.org/derec/49872444.pdf

Цель профилактической работы со СМИ — частично уйти от сосредоточения внимания только на отдельных случаях насилия, как если бы они были единичными и уникальными, к рассмотрению насилия как социального явления, основанного на общей причине неравенства полов. связи.Более широкий разговор привнесет различные элементы, чтобы продемонстрировать это, в том числе: стоимость и последствия насилия для женщин, семей, сообществ и даже наций; взаимосвязи и общие черты между различными формами насилия; роль гендерных стереотипов, пагубной мужественности, дискриминации и неравенства в сохранении НОЖ; и способы, которыми эта динамика пересекается с другими идентичностями (например, раса, сексуальная ориентация и т. д.) и социальным неравенством (например, бедностью), и это может по-разному влиять на переживание насилия для определенных групп женщин и девочек.

Роль стереотипов ответственности как подсказок для определения достоинства в решениях расовой политики

Стереотипы: объяснение парадоксальной реакции получателей пособий

по сравнению с бедными. Журнал прикладной социальной психологии, 34, 34–58.

Генри П. Дж. И Сирс Д. О. (2002). Шкала символического расизма 2000.

Политическая психология, 23, 253–283.

Хохшильд, Дж. Л. (1995). Перед лицом американской мечты: гонка, класс,

,

и душа нации.Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Jost, J. T., & Banaji, M. R. (1994). Роль стереотипов в системе —

оправдание и производство ложного сознания. Британский журнал

Социальная психология, 33, 1-27.

Jost, J. T., Glaser, J., Kruglanski, A. W., & Sulloway, F. J. (2003). Политический

консерватизм как мотивированное социальное познание. Психологический бюллетень, 129,

339–375.

Jost, J. T., & Thompson, E.П. (2000). Доминирование на основе группы и

оппозиция равенству как независимые предикторы самооценки, этно-

центризма и социальной политики среди афроамериканцев и

американцев европейского происхождения. Журнал экспериментальной социальной психологии, 36,

209–232.

Киндер Д. Р. и Сандерс Л. М. (1996). Разделены по цвету: Расовая политика

и демократические идеалы. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Куклински, Дж. Х., Снайдерман, П.М., Найт, К., Пьяцца, Т., Тетлок, П. Э.,

Лоуренс, Г. Р., и Меллерс, Б. (1997). Расовые предрассудки и отношение

к позитивным действиям. Американский журнал политических наук, 41,

,

, 402–419.

,

, Липсет, С.М. (1996). Американская исключительность: обоюдоострый меч.

Нью-Йорк: Нортон.

Макконахей, Дж. Б. (1986). Современный расизм, амбивалентность и современная шкала расизма

. В J. F. Dovidio & S. L. Gaertner (Eds.), Предубеждение,

дискриминация и расизм (стр. 91–125). Орландо, Флорида: Academic Press.

Myrdal, G. (1998). Американская дилемма. Нью-Йорк: Харпер и Роу.

(Оригинальная работа опубликована в 1944 г.)

Канцелярия пресс-секретаря. (2003, 15 января). Президент Буш обсуждает дело о позитивных действиях

Мичиган. Получено с http: // www

.whitehouse.gov / news / Release / 2003/01 / 20030115-7.html

Peffley, M., Hurwitz, J., & Sniderman, P.М. (1997). Расовые стереотипы

и политические взгляды белых на черных в контексте благосостояния и

преступлений. Американский журнал политических наук, 41, 30–60.

Пратто, Ф., Сиданиус, Дж., Столлворт, Л. М., и Малле, Б. Ф. (1994). Социальная

доминирующая ориентация: личностная переменная, предсказывающая социальные и

политические установки. Журнал личности и социальной психологии, 67,

741–763.

Проповедник, К. Дж., И Леонарделли, Г.Дж. (2001). Расчет для теста Собела:

Интерактивный инструмент расчета для посреднических тестов. Получено с http: //

www.unc.edu/⬃preacher/sobel/sobel.htm

Reyna, C. (2000). Ленивый, тупой или трудолюбивый: когда стереотипы передают

информацию об атрибуции в классе. Психология образования, 12,

85–110.

Рейна К., Такер А., Корфмахер В. и Генри П. Дж. (2005). Поиск

точек соприкосновения между сторонниками и противниками позитивных действий

.Политическая психология, 26, 667–682.

Рот, Б. М. (1990). Расизм социальной психологии. Общественный интерес, 98,

26–36.

Рот Б. М. (1994). Рецепт неудачи: расовые отношения в возрасте

обществознание. Нью-Брансуик, Нью-Джерси: Издатели транзакций.

Шварц, С. (1992). Универсалии по содержанию и структуре ценностей:

Теоретические достижения и эмпирические тесты в 20 странах мира. В М. Занна

(ред.), Достижения экспериментальной социальной психологии (т.25, стр. 1–65).

Орландо, Флорида: Academic Press.

Сирс, Д. О. (1988). Символический расизм. В P. A. Katz & D. A. Taylor (Eds.),

Устранение расизма: профили в противоречии (стр. 53–84). Нью-Йорк:

Plenum Press.

Сирс, Д. О., и Генри, П. Дж. (2003). Истоки символического расизма.

Журнал личности и социальной психологии, 85, 259–275.

Сирс, Д. О., и Генри, П. Дж. (2005). Более тридцати лет спустя: современный

рассматривает символический расизм.В М. П. Занна (ред.), Достижения экспериментальной социальной психологии

(том 37, стр. 95–150). Сан-Диего, Калифорния: Эльзевьер.

Сирс, Д. О., и Киндер, Д. Р. (1971). Расовая напряженность и голосование в Лос-Анджелесе

Анхелес. В У. З. Хирш (ред.), Лос-Анджелес: жизнеспособность и перспективы

столичного лидерства (стр. 51–58). Нью-Йорк: Издательство Praeger.

Sears, D. O., van Laar, C., Carrillo, M., & Kosterman, R. (1997). Неужели

расизм? Истоки оппозиции белых американцев политике

, нацеленной на расы.Public Opinion Quarterly, 61, 16–53.

Сиданиус, Дж., Левин, С., Рабинович, Дж., Федерико, К., и Пратто, Ф. (1999).

Вглядываясь в пасть зверя: интегративная динамика социальной

идентичности, символического расизма и социального доминирования. В книге Д. А. Прентиса и Д.

Миллера (ред.), Культурные разногласия: понимание и преодоление группового конфликта

(стр. 80–132). Нью-Йорк: Фонд Рассела Сейджа.

Сиданиус Дж. И Пратто Ф. (1999).Социальное доминирование: межгрупповая теория

социальной иерархии и угнетения. Нью-Йорк: Кембриджский университет

Press

Сиданиус, Дж. Пратто, Ф. и Бобо, Л. (1996). Расизм, консерватизм, аффирма и интеллектуальная изощренность: вопрос принципиального консерватизма или группового доминирования? Journal of Personality and Social Psy —

chology, 70, 476–490.

Сиданиус, Дж., Сингх, П., Хеттс, Дж. Дж., И Федерико, К.(2000). Это не подтверждающее действие, это черные: сохраняющаяся значимость расы в американской политике. В Д. О. Сирс, Дж. Сиданиус и Л. Бобо (ред.),

Расовая политика: дебаты о расизме в Америке (стр. 191–235).

Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Скитка, Л. Дж., И Тетлок, П. Е. (1992). Распределение ограниченных ресурсов: модель непредвиденных обстоятельств распределительной справедливости

. Journal of Experimental So-

cial Psychology, 28, 491–522.

Скитка, Л. Дж., И Тетлок, П. Э. (1993). Оказание государственной помощи: Cog-

нативные и мотивационные процессы, лежащие в основе либеральных и консервативных

политических предпочтений. Журнал личности и социальной психологии, 65,

1205–1223.

Снайдерман П. Э., Броуди Р. А. и Куклински Дж. Х. (1984). Политическое мышление

и политические ценности: проблема расового равенства. Американский журнал

Политология, 28, 75–94.

Снайдерман, П.М. и Карминес Э. Г. (1997). Выходя за рамки расы.

Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Снайдерман П. М., Карминес Э. Г., Лейман Г. К. и Картер М. (1996).

Вне расы: Социальная справедливость как расово нейтральный идеал. Американский журнал

Политология, 40, 33–55.

Снайдерман П. М., Кросби Г. К. и Хауэлл В. Г. (2000). Политика расы

. В D. O. Sears, J. Sidanius, & L. Bobo (Eds.), Racialized policy:

Дебаты о расизме в Америке (стр.236–279). Чикаго: Университет

, издательство Chicago Press.

Снайдерман П. М. и Пьяцца Т. (1993). Шрам расы. Лондон: Гарвард

University Press.

Снайдерман П. М., Пьяцца Т., Тетлок П. Э. и Кендрик А. (1991).

новый расизм. Американский журнал политических наук, 35, 423–447.

Снайдерман П. М. и Тетлок П. Э. (1986). Символический расизм: проблемы атрибуции мотивов

в политическом анализе. Журнал социальных проблем, 42,

129–150.

Сон Хинг, Л. С., Бобосел, Д., и Занна, М. П. (2002). Меритократия и

оппозиция позитивным действиям: идти на уступки перед лицом дискриминации

. Журнал личности и социальной психологии, 83, 493–

509.

Стангор, К. (Ред.). (2000). Стереотипы и предубеждения: важные чтения.

Филадельфия: Психология Пресс.

Vecchio, R.P., & Sussmann, M. (1989). Предпочтения к формам супервысокого социального воздействия.Журнал организационного поведения, 10, 135–

,

143.

Вейгель Р. Х. и Хоус П. У. (1985). Представления о расовых предрассудках:

Пересмотр символического расизма. Журнал социальных проблем, 41, 117–138.

Вайнер Б. (1993). О грехе против болезни: теория предполагаемой ответственности и социальной мотивации. Американский психолог, 48, 957–965.

126

РЕЙНА, ГЕНРИ, КОРФМАХЕР И ТАКЕР

Четыре принципа преодоления предвзятости в классе (Мнение)

Мы все виноваты.

Человеческая склонность к стереотипам — естественная реакция, когда мы встречаем людей из групп и культур, которые отличаются от нашей собственной.

Тенденция к чрезмерному обобщению проблематична, особенно при работе с детьми и семьями.

Для учителей становится чрезвычайно важно бросить вызов этой человеческой тенденции внутри себя и в других. Период. Но тем более, когда мы обучаем студентов социальных и культурных групп, о которых мы мало что знаем.

Эта тенденция особенно ярко проявляется при обучении детей из малообеспеченных семей.

В своей новой книге « Охват и обучение студентов в бедности » Пол С. Горски, доцент Университета Джорджа Мейсона, обнаружил, что даже когда люди считают, что общество виновато в большей части бедности, они по-прежнему придерживаются «Перечень стереотипов: бедняки ленивы. Их не волнует образование. Они алкоголики и наркоманы. Они не хотят работать, вместо этого они привязаны к системе социального обеспечения ».

Это именно то, что некоторые из моих учителей думали о моих одноклассниках и обо мне.

По всем стандартам мои родители были бедными. Мы жили в многоквартирном доме на 16-й улице Лондейла, в западной части Чикаго, в самом центре территории, кишащей бандами.

В многоквартирном доме имелся закрытый двор, где отцы и матери сидели и «навещали», наблюдая, как играют их дети. Мы не играли за воротами двора, не бегали по переулку на задний двор. Мы хотели выходить на улицу достаточно часто (и пытались), но бдительные родители внимательно следили, чтобы мы не выходили за пределы безопасности.

Разрыв внутри

В возрасте трех лет я посетила Центр Марси, который стал первым дошкольным учреждением в моем районе. Это было частью национальной инициативы под председательством леди Берд Джонсон по предоставлению бесплатного дошкольного образования детям из малообеспеченных семей. Два года спустя мы с одноклассниками действительно участвовали в «Шоу Ли Филлипса», местной дневной телевизионной программе, где Лорли брала у нас интервью, чтобы больше узнать о нашей школе и центре.

Изображение любезно предоставлено Черил А.Редфилд

Но в косичках, в желтом платье в клетку, сидя под ярким светом студии, вы не смогли бы убедить меня в том, что я беден! Я был счастлив, здоров и обожал.

Можете представить мое удивление, когда через несколько дней я услышал, как один из моих учителей сказал: «Что-нибудь хорошее выходит из этого сообщества?» Суть ее слов, которыми она поделилась с другим учителем в задней гардеробной, поставила под сомнение законность инициативы, которая достигла таких детей, как я.

Слова моего учителя, сказанные тогда вслух, мало чем отличаются от тех тайных мыслей, которые мы все еще можем питать в наших сердцах сегодня об учениках, чью культуру и этническую принадлежность мы не понимаем.

Я считаю, что наш «секрет» оказывает глубокое влияние на результаты обучения студентов из малообеспеченных семей, а также студентов-афроамериканцев и латиноамериканцев. Несмотря на десятилетие риторики, исследований и политики, разрыв в достижениях продолжает увеличиваться.

Возможно, ответ на пробел в достижениях лежит внутри нас, а не в политике.

Горски сказал об этом лучше всего: «Требуется огромное смирение, чтобы сказать, что мы питаем стереотипы. Тот факт, что многие из нас прошли подготовку в качестве учителей и администраторов с такими концепциями, как «культура бедности», которые поощряют стереотипы, не помогает ».

Противодействие стереотипам

Как же нам, преподавателям, противодействовать этой человеческой склонности стереотипировать других, чтобы мы могли эффективно общаться с нашими учениками и сокращать разрыв?

На моем собственном пути в качестве учителя учащихся из социальных и культурных слоев, отличных от моего собственного, я придерживаюсь четырех принципов, чтобы продолжать общаться с семьями и обучать детей любого происхождения:

1. Честно признаюсь в склонности к стереотипу . В приеме нет ничего постыдного, но это ключ к тому, чтобы освободить себя и свой класс от предубеждений. Кроме того, признаваясь, вы готовите свое сердце и разум к следующему решающему шагу.

2. Бросьте вызов своим стереотипам . Мы узнали наиболее распространенные и глубоко укоренившиеся стереотипы из ограниченного контекста. Мы склонны характеризовать целую группу людей с нескольких встреч. Мы не оспариваем наши выводы. Так что переосмыслите, задумайтесь и примите решение не поддаваться удобству чрезмерного обобщения, особенно когда речь идет о людях.Они могут вас удивить!

3. Интересуйтесь социальными или культурными группами, о которых вы мало знаете. В своей книге «Семь навыков высокоэффективных людей» Стивен Кови предостерегает: «Стремитесь сначала понять, а затем быть понятым». Эта концепция также хорошо работает для устранения предвзятости. Решите учиться. Пусть ваше незнание заставит вас хотеть знать и понимать.

4. Будьте готовы изменить ситуацию к лучшему. Приверженность поможет вам пройти через полезную, но тяжелую работу по разгрузке усвоенных стереотипов и преодолению препятствий.Работа и обучение детей из другой социальной или культурной группы уже вас напрягают, поэтому, чтобы поддерживать этот фокус, вы должны быть уверены в том, почему вы здесь. Вы можете больше, чем просто выжить. Вы можете процветать за пределами своей зоны комфорта!

Как учителя, мы должны делать больше, чем просто передавать знания нашим ученикам. Совершенно необходимо подготовить их к участию в глобализованном обществе с честью и неизменной признательностью к другим. Мы можем сделать это только в том случае, если нас не отягощают наши собственные предрассудки и стереотипы.

В наших классах мы влияем на будущее.

Давайте использовать это влияние, чтобы сформировать то, как наши ученики будут руководить им.

Изучите следующие 3 принципа: контекст, присвоение и

После завершения этого раздела вы сможете:

  • Объясните две важные категории контекста.
  • Поймите, как избежать культурного присвоения и как бороться со стереотипами.

В этом разделе мы исследуем некоторые социальные, исторические и культурные влияния последних трех принципов инклюзивного маркетинга.

Мы смотрим на контекст в двух категориях: исторический / культурный, и иерархический.

Определение: Контекст — это прошлые обстоятельства, которые определяют настройку события (или, в случае маркетинга, части контента).

Историко-культурный контекст

Маркетинговое сообщение не существует изолированно — необходимо учитывать его контекст. Крупный бренд напитков недавно вызвал негативную реакцию, когда в их рекламной кампании не было акцентов протеста и столкновения с полицией.К сожалению, рекламу не заметили исторический и культурный контекст межрасовых отношений в стране. Если компания предпочитает ссылаться на исторические события или намекать на них в своем маркетинге, важно продемонстрировать понимание исторического контекста. Является ли сообщение подлинным, уместно, и точно ли он учитывает наследие человека или момента времени, на который делается ссылка?

Когда дело доходит до создания инклюзивных маркетинговых кампаний, еще одним ключевым элементом, который следует учитывать, является порядок и иерархия тем в объявлении.Давайте рассмотрим несколько примеров:

В рекламе крупной мыловаренной компании была показана чернокожая женщина, использующая мыло, и женщина-европеоид, появляющаяся в следующем кадре. Хотя сама реклама была разнообразной, порядок, в котором мы видим этих двух женщин, вызывает расистские коннотации, согласно которым темная кожа считается «грязной». С тех пор компания принесла извинения, но мы видим, как порядок, хотя и имеет нюансы, все же может иметь огромное влияние.

В другом примере мы видим обычные стоковые изображения рабочих мест, на которых сотрудники-мужчины занимают авторитетную позицию рядом с женщиной за ее столом.Порядок и иерархия здесь предполагают, что женщина ниже мужчины, менее образована и нужно, чтобы он что-то ей объяснил. Опять же, возможно, это не было намерением фотографа или маркетолога, но это окончательное влияние сообщения.

При отображении настроек офиса в средствах массовой информации главные руководители и менеджеры обычно отображаются как мужчины. Вот пример диаграммы организационной структуры, которая играет на этих традиционных гендерных ролях и стереотипах.

Определение: Присвоение (или культурное присвоение) — это заимствование / использование аспекта культуры меньшинства без знания или уважения смысла, стоящего за этим.

Концепция культурного присвоения способствует широкому обсуждению и диалогу. Обсуждение культур, традиций и личного опыта людей в мире может быть как субъективным, так и деликатным. Ни одна из тем, которые мы обсуждаем в этом модуле ясны — они ведут смелые, искренние разговоры о сложных вопросах.

Крупная компания по производству снеков недавно попала под пристальное внимание после того, как разместила рекламу, которая культурно соответствовала южноазиатскому сообществу. В рекламе был показан известный актер, одетый как продюсер Болливуда, и изображен стереотипно.Компания был раскритикован за то, что он поместил кавказского актера в «смуглое лицо». После негативной реакции компания отозвала рекламу.

Вот несколько рекомендаций, чтобы определить, действительно ли что-то соответствует культуре или уважает ее.

  • Меньшинство против доминирующей культуры: Динамика власти играет огромную роль в определении того, что является присвоением, а что нет. Относится ли данная культура к культуре меньшинства или маргинализации? На него ссылается доминирующая культура? Если ответ да, то будьте осторожны при использовании ссылки.Хотя это может показаться небольшой ссылкой, к ней может быть приложено болезненное историческое напоминание или культурные последствия.
  • Прибыль против лишения избирательных прав: Прибыль связана с динамикой власти. Извлекает ли культура большинства выгоду из элемента культуры меньшинства? Участвует ли культура меньшинства в этой прибыли или исключена из нее? Во многих случаях присвоение, аспект культуры меньшинства, который ранее подвергался стигматизации, изображается положительно в контексте культуры большинства и извлекается из этого выгоды, в то время как оригинальные создатели не получают никакого признания или выгоды.
  • Аутентичные или недостоверные: Аутентичны ли ссылки? Представлены ли они настоящими представителями культуры?
  • Уважение против эксплуатации или веселья: Относятся ли ссылки к культуре? Это уважительно? Помогает ли это рассказать другим о богатой истории? Часто, когда мы видим примеры присвоения, это происходит из-за попытки быть юмористическим. Однако становится неуважением, когда священные аспекты культуры используются для кульминации.
  • Информированные vs. дезинформированные: Прежде чем использовать какой-либо элемент культуры, мы должны спросить себя: достаточно ли мы понимаем культуру, чтобы изобразить ее в рекламе? Всегда обращайтесь за советом к подлинным голосам в сообществе и проявляйте должную осмотрительность чтобы узнать историю и значение аспектов, на которые вы ссылаетесь.

Пытаясь избежать присвоения и придерживаясь культурного уважения и осведомленности, помните о нюансах и историческом контексте, уважайте и изучайте культуру, ищите руководства и различные мнения, оценивайте намерения и влияние и возвышайте подлинные голоса.

Определение: Противостоять стереотипу означает идти вразрез со стандартизованным изображением, которое представляет чрезмерно упрощенное мнение, предвзятое отношение или некритическое суждение.

Это область, в которой мы, как маркетологи, можем влиять на общество вокруг нас. Маркетологи могут возглавить собственное движение за равенство, помогая разным людям увидеть свой потенциал, отраженный в окружающем их мире. Представьте, если бы мы показали больше женщин как CxOS, цветные люди в качестве главных инженеров, люди с ограниченными возможностями в качестве спортивных значков, например.Мы действительно могли бы изменить разговор и вдохновить следующее поколение лидеров.

Представительство имеет значение. Вот три наглядных примера того, почему.

  • «Когда я был моложе, я смотрел на плакаты президентов на стене моего класса, приходил домой и говорил маме:« Я не могу быть президентом. Посмотрите на прошлых президентов ». — Александра Сигель, Equality Content and Narrative, Salesforce
  • .

  • С другой стороны, это видео демонстрирует ставшую культовой фотографией 3-летнего Паркера Карри, смотрящего на портрет Мишель Обамы, демонстрируя силу видеть себя отраженным в образе лидера.


  • Помните изображения из первого блока, где мы переосмыслили, как выглядит генеральный директор, спортсмен или инженер? Мы все можем делать это в повседневном маркетинге. Например, компания по производству продуктов для менструального цикла недавно создала рекламный ролик, в котором оспаривается, что это значит. «бросить как девчонку». Они показали разницу между взрослыми актрисами, принявшими направление «метать как девочка», по сравнению с молодыми девушками, которые бросали с силой и уверенностью, следуя той же инструкции.Он продемонстрировал влияние традиционных стереотипов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *