Созидательный лексическое значение: 404 Не найдено

Содержание

Экологический съезд «Родники» соберет в Екатеринбурге рекордное количество делегатов — Новости — Главная — Официальный сайт Министерства природных ресурсов и экологии Свердловской области

19 марта 2018

Экологический съезд «Родники» соберет в Екатеринбурге рекордное количество делегатов

.

 

Авторы проектов по обустройству питьевых источников в Свердловской области соберутся 26 марта на съезд «Родники» в Екатеринбурге. Награды по итогам 2017 года получат порядка 170 коллективов.

Напомним, губернатор Евгений Куйвашев придает особое значение работе общественного движения «Родники».

«Обеспечение жителей Среднего Урала чистой питьевой водой одна из важнейших составляющих работы органов власти Свердловской области по повышению качества жизни уральцев. Каждый год участники движения «Родники» все лучше узнают историю своего родного края, и, что самое главное, сами оставляют добрый след в жизни своей малой родины. Высоко ценю созидательный труд всех, кто принимает участие в программе «Родники», кто поддерживает это благородное, нужное людям дело», – отмечал глава Свердловской области.

Министр природных ресурсов и экологии Свердловской области Алексей Кузнецов сообщил, что проект в области реализуется уже 17 лет. За это время в регионе обустроено 4 848 источников нецентрализованного водоснабжения, включая 1 078 родников, 3 383 колодца, 387 скважин.

«В 2017 году в области обустроены 27 родников, 130 колодцев, 24 скважины. Сотни человек, принявших участие в проекте, внесли свою лепту в дело сохранения окружающей среды. Мы надеемся в Год волонтерства привлечь еще больше людей, особенно молодежи, к этому знаковому проекту», – сказал министр природных ресурсов и экологии Свердловской области Алексей Кузнецов.

В 2017 году в мероприятиях по обустройству, использованию и охране источников нецентрализованного водоснабжения принимали участие 830 детско-юношеских коллективов – это школы, учреждения дополнительного образования, детские дома, школы-интернаты, кружки, секции, экспедиционные экологические отряды и летние оздоровительные лагеря. Общее число детей составило около 40 тысяч человек.

Финансирование по обустройству и сохранению источников нецентрализованного водоснабжения осуществляется за счет средств областного и местного бюджетов, а также частных средств.

Марина Притула,

312-00-84 (доб. 58)

[email protected]

Назад к списку

Что такое дружба? — Значение слова дружба.

Дружба является неимоверное емким и значимым понятием, и понять данное слово не так легко. В этом материале вы сможете узнать, как определяется дружба согласно разным толковым словарям, и откуда вообще появилось данное слово.

Дружба – такой емкий термин, высокий идеал человеческих отношений. Дружба является созидательной идеей и является противоположностью разрушительной ненависти.

Не всегда легко понять, как именно определяется данное слово и какие грани оно включает в себя. Поэтому весьма актуально разобраться, в чем именно заключается понимание дружбы и как следует использовать данный термин. Сначала рассмотрим как толковые словари определяют данное слово.

Значение слова «дружба» в толковых словарях

  • Согласно толковому словарю Ожегова, слово «дружба» определяется как отношения между людьми, основой которых является взаимная привязанность, уважение и интересы.
  • Википедия определяет дружбу более досконально и указывает не только на параметры из словаря Ожегова, но и на духовную составляющую дружеских отношений, взаимопонимание и взаимопомощь. Помимо этого, энциклопедия говорит о социальной значимости дружбы, развитии данной формы отношений в связи с развитием общества.
  • Ефимова в собственном словаре определяет дружбу как и предыдущие источники, но добавляет к этому взаимную привязанность и расположенность, которые являются характерными для отношений дружбы.
  • Словарь Ушакова говорит о дружбе, как о приятельских отношениях, которые появляются после знакомства и развития взаимного расположения и привязанности.
  • Психологический словарь указывает на дружбу, которая основана не только на взаимном расположении, но и на наличии эмоциональной связи и эмоциональных взаимоотношений. В данном словаре говорится о зависимости дружбы от частоты контактов между друзьями и существований разных стадий дружбы, которая может начинаться с формирования, продолжаться развитием и далее укрепляться.

Употребление в разговоре

В общении нередко используется данный термин и различные производные от слова «дружба».

Друзья могут называть друг друга различными производными от этого слова, тот или иной человек может характеризоваться как «дружелюбный» или «недружелюбный». Есть и множество других вариантов использования.

 

Следует отметить существенное количество похожих слов, которые имеют немного другое значение. К примеру, слова «приятель», «товарищ» тоже могут указывать на довольно-таки близкие отношения между людьми, но они отличаются немного меньшей степенью взаимности и близости.

Предлагаем некоторые примеры использования слова «дружба».

Примеры предложений

«Не в службу, а в дружбу» — разговорное выражение, которое используется для определения указания услуги не по какому-то обязательству, а в связи с близкими взаимоотношениями.

«Полезные друзья — это друг прямой, друг искренний и друг много слышавший. Вредные друзья — это друг лицемерный, друг льстивый и друг болтливый», — изречение Конфуция.

Людям полезно дружить.

Дружба Василия и Ивана отличается невероятной крепостью.

Дружба требует труда.

Мужская дружба – устойчивое выражение, которое указывает на полностью бескорыстные отношения, основанные на высоких моральных идеалах. Нередко данная разновидность дружбы противопоставляется женской, которой, по мнению многих, вообще не существует, либо женская дружба может быть только поверхностной.

 

К слову, мужская дружба, в целом, противопоставляется вообще любой поверхностной дружбе, как непрочным и даже в чем-то фальшивым отношениям.

История слова «дружба»

Собственно, термин появился в древних языках. Примеры можно отыскать в древнегреческом, египетском, китайском, латинском, шумерском языках.

Таким образом, и сам феномен дружбы, и слово для того, чтобы определять данный феномен, тоже является довольно древним. Есть письменные источники, которые сохранились от исследований Аристотеля и Эпикура. Каждый из философов развивал идеалы дружбы и даже воспевал данный феномен, как основанный на полном бескорыстии и существующий сам для себя.

Аристотель рассматривает три разновидности дружбы, две из которых являются низшими, так как основаны либо на взаимной пользе, либо на взаимном удовольствии. Таким образом, после того, как завершается либо польза, либо удовольствие, завершается и дружба.

Третья разновидность дружбы основана на добродетели, которая включает в себя и взаимную пользу, и взаимное удовольствие, но дополнительно

включает в себя идею справедливости.

 
После Аристотеля существовало немалое количество исследований данного термина и феномена. По большей части, исследователи выделяли основные параметры данного термина в зависимости от текущей социально-экономической формации и ситуации в той или иной стране.

Как мы видим, слово остается неизменным на протяжении всей истории, но меняется значение термина, а перемены эти обуславливаются текущей социальной структурой общества, периодом исторического развития.

Происхождение названия

Во многих языках есть источники данного слова. Поэтому происхождение термина в русском языке может трактоваться от разных источников.

Наиболее явным является образование от греческого языка и далее старославянского слова «дроуг», которое далее вошло в русский язык немного преобразованным.

 
Помимо этого, отметим наличие множества похожих по звучанию и написанию слов в славянских языках, где имеется идентичное значение. В древних языках наблюдались такие значения как: «поэт», «воевать» или «отряд воинов».

Интересные факты о слове «дружба»

Существует множество теорий о данном слове и феномене. Этот термин и дружба как таковая активно рассматривается в социологии и философии, психологии и антропологии.

Наиболее популярными теориями происхождения дружбы являются:
  • теория социального обмена;
  • теория диалектики отношений;
  • теория справедливости;
  • теория привязанности.

 

Согласно исследователям, на протяжении человеческой истории дружба, как таковая, активно менялась и феномен претерпевал некоторую эволюцию, а точнее метаморфозы.

К примеру, согласно Зиммелю, интимная дружба существует только в античности, сегодня же люди в обществе являются более скрытными и замкнутыми и не стремятся раскрывать перед другими собственную личность.

Поэтому на данный период дружба становится возможной только между разными аспектами личности, к примеру: дружба по работе, интересам, религии, увлечениям, жизненному опыту.

Дружба имеет собственный день, который назначен международным праздником. 30 июля празднуют День дружбы во всем мире.

 

Александра

Что такое концепт. Концепт — это инновационная идея, содержащая в себе созидательный смысл. Продукт, демонстрирующий эту идею, называют концепт-продукт.

Что такое концепт

Что же такое концепт? Согласно статье Крюковой Г.А. «Концепт. Определение объема содержания понятия», термин «концепт» не новый и относится к эпохе средневекового концептуализма, представителями которого являлись П. Абеляр, У. Окамм, Т. Гобс и другие. «Концептуализм рассматривал концепты как универсалии, которые обобщают признаки вещей и созданы разумом для его внутреннего употребления, фокусируя в себе важную и актуальную информацию.П. Абеляр считал концептом совокупность понятий, связывание высказываний в единую точку зрения на тот или другой предмет при условии определяющей силы разума». В современной лингвистике термин вновь стал актуальным, однако четкого определения не имеет. Это подтверждают работы таких авторов, как С.А. Аскольдов, А.П. Бабушкин, А.И. Бардаков, С.Г. Воркачев, В.З. Демьянков, Д.С. Лихачев, З.Д. Попова, И.А. Стернин, Ю.С. Степанов и других.

Концепт (лат. conceptus «понятие»). Концепт — это инновационная идея, содержащая в себе созидательный смысл

. Продукт, демонстрирующий эту идею, называют концепт-продукт. Согласно определению С.А. Аскольдова, концепт — это «мыслительное образование, которое замещает нам в процессе мысли неопределенное множество предметов одного и того же рода».

Фото активные, приключенческие, оздоровительные туры 



С.Х. Ляпин определяет концепт как «своеобразный культурный ген, входящий в генотип культуры, самоорганизующееся интегративное функционально-системное многомерное идеализированное формообразование, опирающееся на понятийный или псевдопонятийный базис». 

З.Д. Попова и И.А. Стернин считают, что это «дискретное ментальное образование, являющееся базовой единицей мыслительного кода человека, обладающее относительно упорядоченной внутренней структурой, представляющее собой результат познавательной (когнитивной) деятельности личности и общества и несущее комплексную, энциклопедическую информацию об отражаемом предмете или явлении, об интерпретации данной информации общественным сознанием и отношении общественного сознания к данному явлению или предмету». [Крюкова] Они также выделяют несколько различных интерпретаций термина, репрезентирующего знания о мире, то есть концепта. Так, у Н.Д. Арутюновой, С.А. Аскольдова, Д.С. Лихачева и др. это концепт, у В.В. Воробьева — «лингвокультурема», у М. Лехтеэнмяки и В.Н. Базылева — «мифологема», у Е.М. Верещагина и В.Г. Костомарова — «логоэпистема», и у них же, еще совсем новый термин — «сапиентема». Однако, «концепт»оказался наиболее жизнеспособным, став ключевым понятием когнитивной лингвистики.

Фото активные, приключенческие, оздоровительные туры 

В.В. Катермина обращает внимание на то, что «концепт» в качестве синонима к «понятию» употребляют сторонники логического моделирования семантики. Иначе говоря, они трактуют концепт как «мысль, содержащую в обобщённой форм предметы и явления действительности путём фиксации их свойств и отношений! В соответствии с психологическим определением концепт не равен понятию. При этом в сознании участников общения на первое место выступают субъективно-значимые характеристики концепта, а контекст и ситуация помогают определить, какое из значений слова замещает собой концепт. Также существует культурно-лингвистическое понимание концепта. В этом случае «концепт трактуется как многомерное образование, включающее, в частности, образные, понятийно-дефиниционные и нормативно-оценочные характеристики». Таким образом, в число концептов включаются лексические смыслы, семантические образования, характеризующие носителей определённой этнокультуры и обладающие лингвокультурной спецификой и семантические образования, являющиеся ключевыми для понимания национального менталитета.

Фото активные, приключенческие, оздоровительные туры 

Ю.С. Степанов употребляет в своих работах такой термин, как «константа».В.А. Маслова дает такое определение константе: «константы культуры — это такие концепты, которые появляются в глубокой древности и прослеживаются через взгляды мыслителей, писателей и рядовых носителей языка вплоть до наших дней». Это определение очень близко и понятию Степанова: «константа в культуре — это концепт, существующий постоянно или, по крайней мере, очень долгое время. Кроме того, термину «константа» может быть придано и другое значение — «некий постоянный принцип культуры». Следовательно, константа — это такой вид концепта, в котором содержится постоянная и неизменная информация или часть информации о картине мира. Но не всякий концепт — это константа. Каждое историческое время выдвигает свои концепты и совсем немногие из них доходят до следующих веков и поколений. Так, например, такие концепты, как «перестройка» или «социализм» были живы лишь в эпоху СССР, а сейчас это уже историческое прошлое.

С.А. Аскольдов в своей работе «Концепт и слово» определяет концепт следующим образом: «Концепт есть мысленное образование, которое замещает нам в процессе мысли неопределенное множество предметов одного и того же рода». Также он выделяет «функцию заместительства» как основную функцию концепта. Так, например, когда мы высказываем какое-нибудь общее суждение о растительном организме, мы имеем в конечном итоге именно их, то есть все множество растений, таким образом, заменяя конкретное растение множеством.

Фото активные, приключенческие, оздоровительные туры 

Д.С. Лихачев в своей работе «Концептосфера русского языка» полемизирует с С.А. Алкольдовым. Он не отрицает заместительной функции концепта, однако пишет: «концепт существует не для самого слова, а во-первых, для каждого основного (словарного) значения слова отдельно и, во-вторых, предлагаю считать концепт своего рода «алгебраическим» выражением значения («алгебраическим выражением» ил «алгебраическим обозначением»), которым мы оперируем в своей письменной и устной речи, ибо охватить значение во всей его сложности человек просто не успевает, иногда не может, а иногда по-своему интерпретирует его (в зависимости от своего образования, личного опыта, принадлежности к определенной сфере, профессии и т.д.». Заместительная функция, по мнению Лихачева, значительно облегчает общение: оно помогает преодолевать всегда существующие между общающимися различия в понимании слов, их толковании. «Какое из словарных значений слова замещает собой концепт, выясняется обычно из контекста, а иногда даже из общей ситуации. Концепт является результатом столкновения словарного значения слова с личным и народным опытом человека»; «чем меньше культурный опыт человека, тем беднее не только его язык, но и «концептосфера» его словарного запаса, как активного, так и пассивного».

А.П. Бабушкин в работе «Типы концептов в лексико-фразеологической семантике языка» понимает концепт как структуру представления знаний. Он рассматривает концепт как «любую дискретную содержательную единицу коллективного сознания, отражающую предмет реального или идеального мира, хранимого в национальной памяти носителей языка в виде познанного субстрата. Концепт вербализуется, обозначается словом, иначе его существование невозможно».

Фото активные, приключенческие, оздоровительные туры 

З.Д. Попова и И.А. Стернин рассматривают концепт как структуру представления знаний, как «глобальную мыслительную единицу, представляющую собой квант структурированного знания». Они считают, что помимо языка, на формирование концептов в сознании человека оказывают влияние также наглядность, чувственность и предметная деятельность с предметом или явлением. Сначала это образ, способный затем превратиться из чувственного образа в мыслительный.

Обратимся к трудам зарубежных лингвистов. Термин «концепт» широко используется в когнитивной лингвистике и, собственно, к этой области и относится. Уже в начале своей книги «Когнитивная лингвистика» Вильям Крофт и Алан Круз говорят о том, что все компоненты когнитивной лингвистики (например, фрейм, схема, сценарий, общая модель, псевдотекст, когнитивная модель, эмпирический гештальт, базис) являются объектами для интерпретации. Концепт — ее базовое понятие, а потому, нуждается в особенно осторожной и глубокой интерпретации. Четкого определения концепта авторы не дают, однако, вот что пишут по этому поводу: «Концепты не блуждают в сознании беспорядочно. Прежде всего, существуют определенные отношения между словами и соответствующими им концептами». Также для изучения концептов авторы предлагают сравнительный метод и разделения концепта на семантические компоненты, то есть семы.

Фото активные, приключенческие, оздоровительные туры 

В толковых словарях дефиниции «концепта» не находим. В Лингвистическом Энциклопедическом Словаре под ред. Н.В. Ярцевой её также нет, однако его значение раскрывается в категории «понятие». К одному из значений в скобках указан «концепт»: «Понятие (концепт) — явление того же порядка, что и значение слова, но рассматриваемое в несколько иной системе связей; значение — в системе языка, понятие — в системе логических отношений и форм, исследуемых как в языкознании, так и в логике».  Таким образом, термины «концепт» и «понятия» приравниваются. Однако эти два обозначения не являются синонимами, это подтверждают многие ученые-лингвисты. Так, Ю.С. Степанов считает, что термин «понятие» употребляется в основном в логике и философии, тогда как «концепт» — это математический термин, в последнее время укрепившийся в культурологии. Еще одно объяснение даёт В.В. Колесов: «понятие — калька с латинского conseptus, поэтому в отечественной философской традиции понятие иногда именуется концептом».

Таким образом, мы видим, что большинство лингвистов говорят о концепте как о ментальной единице, выраженной вербально. Ментально-когнитивная единица шире и многозначнее по объёму содержания информации, а значит, знания не исчерпываются концептом.

Назад в раздел

Метапредметное занятие «Великое слово»

Метапредметное занятие «Великое слово»
Тип творческой мастерской: лаборатория слова
Цель :
Создать условия для понимания и осознания важности СЛОВА, установить межпредметные связи через значимость СЛОВА; расширять кругозор учащихся; развивать их творческие способности, смекалку; прививать бережное отношение к языку, мотивировать к постижению тайны СЛОВ, к изучению языка и умелому владению метким СЛОВОМ.
Задачи:
1. Развивать творческие способности , воображение, умение размышлять, осмысливать материал.
2. Умение работать в группах, выслушивать мнение другого, анализировать полученную информацию.
3. Метапредметная задача: формирование культуры речи, взаимоотношений на примере осмысления образа СЛОВА в целом.
Оборудование: использование ИКТ, мультимедийное сопровождение, плакаты, маркеры. Методы и приёмы: интегрированный метод, словесноиллюстративный, практический.
Содержание мастерской
Из всех видов разрушительного оружия, которые способен придумать человек, самое ужасное и самое сильное — слово. Кинжалы и копья оставляют следы крови, стрелы видны на расстоянии. Яд можно вовремя обнаружить и избежать смерти. Слово же разрушает незаметно. Пауло Коэльо

1. Индукция. (Вызов) — Здравствуйте, уважаемые дети, коллеги! Человечество не может существовать без чего-то для него очень значимого, необходимого, а значит, ценного. Давайте определим, что это такое. Кроссворд «О слове»

Вопросы:
1. Как называются все слова нашего языка? (лексика)
2. Как называется раздел лингвистики, который изучает слова как части речи? (морфология)
3. Как называются слова, разные по значению, но совпадающие по звучанию? ( омонимы)
4. Как называются слова, вышедшие из употребления? (устаревшие)
5. Как называются слова, которые имеют одно лексическое значение? (однозначные)

Всему название дано, К примеру, зверь, предмет. Вещей вокруг полным-полно, А безымянных нет. И все, что может видеть глаз, — Над нами и под нами, И все, что в памяти у нас, — Означено словами. Они слышны и здесь, и там, На улице и дома: Одно — давно привычно нам, Другое — незнакомо… А. Шибаев

Обоснование проблемы.
— О чем пойдет речь на занятии? — Для чего мы обращаемся к теме СЛОВА? — Слово — это величайшее проявление русского языка. Слову дано бессмертие. Слова сопровождают нас от рождения до смерти. Учёные подсчитали: ежедневно человек произносит 16 тысяч слов. Всегда ли мы задумываемся, как эти слова влияют на нас? Все знают — слова состоят из двух частей: мысли и звука. Но российские учёные обнаружили третью составляющую. Каждое слово сопровождается мощным энергетическим импульсом. Именно они управляют нашей жизнью. «Мысль изречённая — есть ложь или пророчество».
Ценность слова — Не в обличье громком, Если смысл в нем стойкий заключен, — Это слово перейдет к потомкам, Уцелев под натиском времен! Я. Вохменцев — Сформулируем проблему занятия (В чем заключается ценность, сила СЛОВА?) — Какова цель занятия? (Через постижение тайны слова научиться им владеть)

2. Основная часть. ( Погружение в тему).
— Вы разделились на четыре группы. У каждой группы свое направление исследования. 1 группа работает по девизом: Умей слова ценить, как семена, Чтоб не посеять тощего зерна!.. М. Махмуд Ваша цель: исследовать пословицы, поговорки, произведения художественной литературы, раскрывающие значимую роль слова (призывающие к бережному, аккуратному отношению к этой единице языка). Вместе вы должны сформулировать общую мысль всех этих произведений в творческой форме: — нарисовать плакат или сочинить загадку, или стихотворение, или рассказ по теме исследования.

2 группа работает под девизом:
К великим тайнам слова! Ваша цель: собрать и обобщить информацию о великой силе слова. В итоге вы должны сформулировать практические рекомендации по правильному использованию слов. (информация о заговОрах, о вредном влиянии матерных слов, о тайнах имени).

3 группа работает под девизом: Хочу стать мастером слова! Проанализируйте материалы учебников, других источников, которые учат ораторскому мастерству. Составьте краткий, но оптимальный список рекомендаций будущим ораторам.

4 группа работает под девизом: Докажем фактами великую силу слова! Ваша цель: собрать и обобщить сведения, факты из разных областей знания, раскрывающие огромную силу слова.

Пока группы работают, мы со зрителями проведем викторину «ЗНАТОК СЛОВА»

3. Итоговая социализация. (Итоговая рефлексия)
Ведущий: Мы сегодня много работали со словом. К каким выводам пришли?
— Можно сразу постичь тайну слова?
— Что необходимо делать, чтобы научиться владеть словом?
— Какую роль играет в жизни каждого человека слово?
— С раннего детства и до глубокой старости русский язык находится рядом с нами. Слова, которые вы произносите, разговаривая с друзьями на переменах, с продавцом в магазине, с родителями дома, — все это русский язык. — Когда же коверкают родной язык, его становится трудно понять. Вот, например, представьте, что выхожу я и говорю о значимости русского языка: «Когда типа кумарит, когда в натуре рвет башню от голимых глюков о том, какой, блин, на хазе напряг, — ты один мне в кайф, крутой, пацанский, отпадный чисто русский базар!»
— Ну, и все ли вам понятно? Задумайтесь над тем, стоит ли так издеваться над своим родным словом!
— И от вас зависит, каким язык сохранится и передастся следующим поколениям. А инструкции и рекомендации, которые вы сегодня выработали коллективно на занятии, вам помогут овладеть словесным мастерством, помогут по достоинству ценить слово! — Обратимся к эпиграфу занятия. Теперь вы согласны Пауло Коэльо? — Помните, что слово — это мощное оружие, а при неправильном использовании сможет разрушить, как то растение — арабидопсис, и вас самих. Пусть сила вашего слова будет только созидательной, а не разрушающей!
1-й ведущий:
Есть много способов общенья: Жест, мимика или сигнал. Но вот в «прекрасное мгновенье» Связь звуков человек познал! 2-й ведущий:
Теперь известна сила слова! И как богат язык людей! Один вопрос тревожит снова: Какой язык считать важней?
1-й ведущий:
Кого ни спросишь, без сомненья, Хоть это финн, словак, казах, Ответят, не вступая в прения: Вся красота в родных словах!

Определение конструктивного по Merriam-Webster

конструктивная | \ kən-ˈstrək-tiv \ 1 : объявлено таковым на основании судебного толкования или толкования конструктивное мошенничество

2 : строительства или создания

3 : содействие совершенствованию или развитию конструктивная критика

Определение для изучающих английский язык из Словаря учащихся Merriam-Webster

конструктивный / kənˈstrʌktɪv / прилагательное

/ kənˈstrʌktɪv /

прилагательное

Определение КОНСТРУКТИВНОГО слова учащимся

[более конструктивный; наиболее конструктивен]

: помогая что-то развивать или улучшать : полезно для кого-то вместо того, чтобы расстраивать и отрицать
  • Я попытался предложить конструктивных критических замечаний / предложений / комментариев .

  • Ваш отзыв был не очень конструктивным .

  • Программа помогает людям, недавно вышедшим из тюрьмы, понять, как они могут сыграть конструктивную роль в обществе.

— конструктивно

наречие

(PDF) Лексическое значение в контексте

256 ГЛАВА 10.ГЕНИТИВНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

(10.17) а. Обозначение для команды, унарного предиката, выглядит следующим образом:

[[команда]] = λx [команда (x)], hx:  ⊗ (1, 2) i.

г. Объединение [[[X0John’s]]] с [[team]] приводит к конфликту типов:

λRλuλe [R (u, john, e)], hu: e, john: , e:  i

[λx [команда (x)], hx: ) i]

c. Таким образом, с помощью EC мы преобразуем тип x в тип, включающий связанный, четный-

зависимый от реальности тип:

λRλuλe [R (u, john, e)], hu: e, john: , e: i

[λx [команда (x)], y: , x:  (1, ) i

d.По Transfer,

λRλuλe [R (u, john, e)], hu: e, john: , e: i

[λxλyλv [team ( y) ∧φ (1, 2) (x, v, y)], hy: 

x:  (1, ) i]

e. Предполагая, что у нас есть отменяемое правило:

>>  (1, ): =  (1, )

Мы можем перенастроить тип xto  (1, 2) и поэтому заполните

в φ (1, 2) (x, v, y )

ф. Итак, получаем:

λRλuλe [R (u, john, e)], hu: e, john: , e: i

[λxλyλv [team (y) ∧ имеет элемент (x, v, y)], hy:  ⊗ (1, 2),

x:  (1,  2) i]

г.По типу размещения, слиянию контекста и применению:

λuλe [team (u) ∧has member (u, john, e)], hu: , john: , e:  i

ч. Поскольку сейчас мы находимся на максимальной проекции, мы закрываем все переменные

в излишке (здесь только изменяемую): λu∃e [team (u) ∧has member (u, john, e)], hu: , john: , e: i

Отношение притяжения / контроля по умолчанию

Чтение владения / контроля доступно в большинстве случаев родительного падежа; способ

, который мы предлагаем смоделировать, состоит в том, что родительная конструкция всегда делает это возможным возможным результатом (a1, a1).Это заставляет нашу функцию типа потенциально выдавать

значений; множество всех этих возможных значений будем обозначать Выбор ( (a1, a1)).

Некоторые из этих значений могут быть предпочтительнее в определенных контекстах, что мы можем

закодировать с помощью наших операторов идентификации типа.

(10.18) λPλRλuλeP [λv [R (u, v, e)]], c (hu: e⊗ (a1, a2)) →  (a1, a2) ∈ Выбор (a1, a2 )

Пополняйте свой словарный запас, изучая корневые слова

Английский язык был назван одним из самых сложных языков для изучения иностранцами.Одна из причин заключается в том, что в английском языке так много правил — и почти столько же исключений из них!

Иногда это сбивает учащихся с толку . Например, порядок слов в предложении может быть непростым.

Еще одна причина, по которой английский трудно выучить, заключается в том, что произношение слов не всегда можно предсказать по их написанию. Например, существует по крайней мере шесть способов произнести группу букв как o-u-g-h. И, может быть, хуже всего то, что в английском много идиом, или выражений.Можно сказать, что мы используем идиомы , как будто они выходят из стиля .

Итак, утешает знать, что изучение корневых слов может помочь не носителю языка использовать английский язык. Корневое слово — это самая основная форма слова.

корневых слов может помочь вам разбить большие новые слова на более мелкие единицы , чтобы узнать их значения.

Выучив всего одно корневое слово, вы сможете понять несколько слов английского языка.Таким образом, выучив всего 20 или 30 корневых слов, вы можете расширить свой словарный запас английского языка , включив в него сотни новых слов.

Корнем может быть любая часть слова, имеющая значение: начало, середина или конец. Префиксы, основания и суффиксы — это типы корней. Префикс появляется в начале слова, основание в середине и суффикс в конце.

Большинство английских корневых слов произошло из греческого и латинского языков.

Создание словарного запаса с помощью корневых слов

Один из полезных методов создания словаря с помощью корневых слов — сначала посмотреть на базовое слово, а затем найти знакомые префиксы и суффиксы, которые идут с этим основанием.

Давайте рассмотрим пример: базовое слово «структура-». Оно происходит от латинского слова, означающего «строить». Любое английское слово, которое вы услышите, содержащее «struct -» *, будет относиться к созданию, разработке или созданию чего-либо. Само по себе «структура» не является словом, но это основа для более чем 30 слов в английском языке.

Например, слово «строить» — это глагол, который означает «строить». Приставка «con» означает «вместе» или «с». Итак, «конструировать» означает собирать вещи вместе, чтобы что-то построить или создать.

Выучив всего одно корневое слово в английском языке, вы сможете понять несколько слов и пополнить свой словарный запас.

Добавление суффиксов к «struct-» создает дополнительные слова.

Например, добавление «-ion» в английском языке превращает глаголы в существительные. Когда мы добавляем «-ion» к «конструировать», мы получаем «конструирование», что означает процесс или действие построения чего-либо.

Добавление суффикса «-ing» к «строить» дает «конструирование». Это герундийная форма и имеет то же значение, что и существительное «конструкция».«

Добавление суффикса «-ive» к слову «конструктивный» дает нам форму прилагательного и означает полезность в развитии или улучшении чего-либо.

Теперь давайте построим на «конструктивном». Добавление суффикса «ly» к «конструктивному» дает нам слово «конструктивно» и дает наречие. Это означает делать что-то полезным способом.

Есть много других слов, которые порождает базовое слово «структура». Например, «разрушение» противоположно «строительству».”

«Разрушение» — это акт разборки или повреждения чего-либо, что было построено. «Обучение» означает акт накопления знаний и имеет значение, аналогичное герундийскому «обучению».

И, как и в случае с «построить», вы можете добавить множество суффиксов к «уничтожить» или «поручить», чтобы получить еще несколько слов. Суффиксы могут включать -ion, -ing, -ive, ing + ly или -ive + ly .

Итак, понимаете, зная только одно корневое слово — «структура-» — вы можете лучше понять значение как минимум 15 слов в английском языке.

Несколько других распространенных корневых слов включают «био», означающее жизнь, «авто», означающее «я», «про», означающее до или в пользу, и «теле», означающее расстояние.

Конечно, вы узнаете некоторые из этих корней. Итак, выберите одно или два и напишите в разделе комментариев все слова, которые, по вашему мнению, исходят от них.

Присоединяйтесь к нам снова скоро, когда мы будем обсуждать суффиксы и префиксы. Изучение общих корней, префиксов и суффиксов поможет вам стать экспертом в , разбирающем значений английских слов и в создании сильного словаря .

Я Джилл Роббинс

А я Элис Брайант.

Элис Брайант написала этот рассказ для журнала Learning English. Кэти Уивер была редактором.

_______________________________________________________________

слов в этой истории

путаю в . сделать кого-то неуверенным или непонятным

заклинание v . сказать, написать или распечатать буквы слова или имени

идиома n .выражение, которое невозможно понять из значений отдельных слов, но которое имеет собственное значение

как будто выходит из моды идиома . сделано гораздо больше, чем обычно делают

утешительный прил . состояние или ситуация, в которой вы расслаблены и не испытываете никаких физически неприятных ощущений

шт. н . отдельная вещь, человек или группа, которые являются частью чего-то большего

словарь n .слова, составляющие язык

10 общих корневых слов

Корень

Значение

био-

жизнь

авто-

сам

тел.

звук

тел.

дальность

geo-

земля

фото-

свет

Vac-

пустой

писец-, сценарий-

написать

vis-, vid-

см.

порт —

переносить

сенс-, отправлено-

чувствую

* Корневые слова «структура-» и «структура-» означают «строить».«

Строительная грамматика

— определение и обсуждение

В лингвистике строительная грамматика относится к любому из различных подходов к изучению языка, которые подчеркивают роль грамматических конструкций , то есть условных сочетаний формы и значения. Некоторые из различных версий строительной грамматики рассматриваются ниже.

Строительная грамматика — это теория языковых знаний. «Вместо того, чтобы предполагать четкое разделение лексики и синтаксиса, — отмечают Хоффманн и Трусдейл, — грамматики конструирования рассматривают все конструкции как часть континуума лексикон-синтаксис (« конструкция »).»

Примеры и наблюдения

  • Джеймс Р. Херфорд
    Существует несколько различных версий « Construction Grammar » и моей учетной записи. . . неформально опишем, что у них общего. Общая идея состоит в том, что знание говорящим своего языка состоит из очень большого перечня конструкций, где конструкция понимается как имеющая любой размер и абстрактность, от одного слова до некоторого грамматического аспекта предложения, такого как его субъект. Структура предиката.Конструктивная грамматика подчеркивает, что существует «континуум лексикон-синтаксис», в отличие от традиционных взглядов, в которых лексика и синтаксические правила считаются отдельными компонентами грамматики. Главный мотив теоретиков строительной грамматики состоит в том, чтобы учесть исключительную продуктивность человеческих языков и в то же время признать огромное количество идиосинкразических грамматических данных, которые люди приобретают и хранят. «Конструкционистский подход к грамматике предлагает выход из дилеммы большой / сплиттер» (Goldberg 2006, p.45). Ключевым моментом является то, что хранение идиосинкразических фактов совместимо с продуктивным использованием этих фактов для создания новых выражений.
  • R.L. Trask
    Важно отметить, что конструкционные грамматики не являются производными. Так, например, активная и пассивная формы предложения считаются имеющими разные концептуальные структуры, а не одна из них является преобразованием другой. Поскольку конструкционные грамматики зависят от концептуального значения в контексте, их можно рассматривать как подходы к лингвистике, разрушающие классические различия между семантикой, синтаксисом и прагматикой.Конструкция — это единица языка, которая пересекает эти другие аспекты. Так, например, в Они высмеяли его из комнаты , обычно непереходный глагол получает переходное прочтение, и ситуация может быть интерпретирована на основе конструкции «X заставляет Y двигаться», а не только на синанктическом отклонении. В результате конструкционные грамматики оказались наиболее полезными для понимания усвоения языка и используются для обучения второму языку, поскольку именно осмысленность ситуации имеет первостепенное значение, а синтаксис и семантика рассматриваются в целом.
  • Уильям Крофт и Д. Алан Круз
    Любую грамматическую теорию можно описать как предлагающую модели представления структуры высказывания и модели организации отношений между структурами высказывания (предположительно, в сознании говорящего). Последние иногда описываются в терминах уровней представления, связанных производными правилами. Но строительная грамматика — это недеривационная модель (как, например, грамматика структуры фраз, управляемая головой), и поэтому более общее описание этого аспекта грамматической теории — это «организация».’Вкратце будут описаны различные версии строительной грамматики. . … Мы рассматриваем четыре варианта строительной грамматики, применяемой в когнитивной лингвистике — строительная грамматика (заглавными буквами; Кей и Филлмор, 1999; Кей и др. В стадии подготовки), строительная грамматика Лакоффа (1987) и Голдберга (1995), Когнитивная грамматика (Langacker 1987, 1991) и Radical Construction Grammar (Croft 2001) — и сосредоточиться на отличительных характеристиках каждой теории. –À – по сравнению с другими теориями.Например, Construction Grammar подробно исследует синтаксические отношения и наследование; модель Лакоффа / Голдберга больше фокусируется на отношениях категоризации между конструкциями; Когнитивная грамматика фокусируется на семантических категориях и отношениях; Грамматика радикального построения фокусируется на синтаксических категориях и типологических универсалиях. Наконец, все три последних теории поддерживают модель, основанную на использовании …
  • Томас Хоффманн и Грэм Трусдейл
    Одной из центральных концепций лингвистики является соссюровское понятие языкового знака как произвольного и условного сочетания формы (или звукового паттерна / значимого ) и значения (или ментального понятия / значимого). ; ср., например, de Saussure [1916] 2006: 65-70). Согласно этой точке зрения, немецкий знак Apfel и его венгерский эквивалент alma имеют одно и то же основное значение «яблоко», но разные связанные общепринятые формы. . … Спустя более 70 лет после смерти Соссюра несколько лингвистов открыто начали исследовать идею о том, что произвольные пары форма-значение могут быть не только полезной концепцией для описания слов или морфем, но, возможно, все уровни грамматического описания включают такое условное значение формы. пары.Это расширенное понятие знака Соссюра стало известно как «конструкция» (которая включает морфемы, слова, идиомы и абстрактные фразовые паттерны), а различные лингвистические подходы, исследующие эту идею, были обозначены как « Construction Grammar ».
  • Ян-Ола Остман и Мирьям Фрид
    [One] предшественник Construction Grammar — это модель, которая также была разработана в Калифорнийском университете в Беркли в конце 1970-х годов в рамках традиций генеративной семантики.Это была работа Джорджа Лакоффа, неофициально известная как Гештальт-грамматика (Lakoff 1977). «Эмпирический» подход Лакоффа к синтаксису был основан на представлении о том, что грамматическая функция составной части предложения выполняется только по отношению к определенному типу предложения в целом. Таким образом, определенные созвездия отношений, такие как субъект и объект, составляют сложные паттерны или «гештальты». . . . Список 15 характеристик лингвистических гештальтов Лакоффа (1977: 246-247) содержит многие особенности, которые стали определяющими критериями конструкций в Конструктивной грамматике, включая, например, формулировку, согласно которой «гештальты одновременно целостны и поддаются анализу.У них есть части, но целое не сводится к частям ».

Определение и примеры Lexis

Лексика — это термин в лингвистике, относящийся к словарю языка. Lexis — это греческий термин, означающий «слово» или «речь». Прилагательное является лексическим. Изучение лексики и лексики, или набора слов на языке, называется лексикологией. Процесс добавления слов и словосочетаний в лексикон языка называется лексикализацией .

В грамматике различие между синтаксисом и морфологией по традиции основано на лексике.Однако в последние десятилетия это различие оспаривалось исследованиями лексикограмм: лексика и грамматика теперь обычно воспринимаются как взаимозависимые.

Примеры и наблюдения

«Термин lexis , от древнегреческого, означающий« слово », относится ко всем словам в языке, ко всему словарю языка …

«В истории современной лингвистики, примерно с середины двадцатого века, трактовка лексики претерпела существенные изменения за счет признания в большей степени важной и центральной роли слов и лексикализованных фраз в ментальном представлении лингвистических знаний и лингвистических знаний. обработка.»

(Джо Баркрофт, Гретхен Сандерман и Норверт Шмитт, «Lexis» из «Справочника Routledge по прикладной лингвистике» под редакцией Джеймса Симпсона)

Грамматика и лексика

«Lexis и морфология [перечислены] вместе с синтаксисом и грамматикой, потому что эти аспекты языка взаимосвязаны … Морфемы выше -« s »в словах« кошки »и« ест »- дают грамматическую информацию:« s ‘on’ cats ‘говорит нам, что существительное стоит во множественном числе, а’ s ‘on’ eats ‘может указывать на существительное во множественном числе, например,’ they have some eats ‘.«S» в слове «ест» также может быть формой глагола, используемого в третьем лице — он, она или оно «ест». Таким образом, в каждом случае морфология слова сильно связана с грамматикой или структурными правилами, которые определяют, как слова и фразы соотносятся друг с другом «.

(Анджела Годдард, «Английский язык: руководство для студентов»)

«[Исследования], особенно за последние пятнадцать лет или около того, начинают все более и более ясно демонстрировать, что связь между грамматикой и лексикой намного ближе, чем [мы думали]: составляя предложения, мы можем начать с грамматики. , но окончательная форма предложения определяется словами, составляющими предложение.Возьмем простой пример. Это оба вероятных предложения английского языка:

Я засмеялся.
Она купила это.

Но следующие предложения на английском языке не подходят.

Она убрала это.
Она поставила.

Глагол put является неполным, если за ним не следует как прямое дополнение, например it , так и наречие места, например здесь или away :

Поставил на полку.
Она поставила.

Взяв три разных глагола, смеяться, купить и положить , поскольку исходные точки приводят к предложениям, которые сильно различаются по структуре … Лексика и грамматика, слова и предложение идут рука об руку ». (Дэйв Уиллис, «Правила, шаблоны и слова: грамматика и лексика в преподавании английского языка»)

Механизм (механизмы) создания смысла за глазами и между ушами

Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci.2020 Фев 3; 375 (1791): 201

.

Институт психолингвистики Макса Планка, PO Box 310, 6500 AH Nijmegen, Нидерланды

Поступило 24 июня 2019 г .; Принято 10 сентября 2019 г.

Опубликовано Королевским обществом. Все права защищены.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

В этой статье обсуждаются следующие четыре вопроса: (i) где значение ?; (ii) что такое значение ?; (iii) что означает механизм ?; (iv) каковы механизмы смысла? Я буду утверждать, что смыслы находятся в голове.Значения имеют несколько аспектов, но минимально необходимо проводить различие между значениями отдельных слов (лексическим значением) и значениями высказываний, состоящих из нескольких слов. Последние не могут быть извлечены из памяти, их нужно создавать на лету. Механистическое описание смыслообразующего разума требует анализа как на функциональном, так и на нервном уровне, поскольку эти уровни причинно взаимозависимы. Я покажу, что анализу, сосредоточенному исключительно на моделях активации мозга, не хватает объяснительной силы.Наконец, я представлю начальный набросок того, как динамическое взаимодействие между височно-теменными областями и нижней лобной корой может привести к интерпретации языковых высказываний в контексте мультимодальной обстановки и текущей дискурсивной информации.

Эта статья является частью тематического выпуска «К механистическим моделям смысловая композиция ‘

Ключевые слова: язык, значение, мозг, механизм, причинно-следственная связь сверху вниз

1. Введение

В начале своей карьеры я протестировал несколько сотен пациентов с афазией с помощью стандартной батареи тестов на афазию (Aachen Тест на афазию).Несмотря на заявление о том, что синтаксис является отличительной чертой человеческой уникальности в том, что касается языка [1], из моих взаимодействий с пациентами с афазией было очевидно, что общение относительно легко, если синтаксис развалился. Любая перестановка строки «человек ест яблоко» приведет к пониманию того, что мужчина ест яблоко, на основе набора общих базовых знаний для вычисления значения нескольких слов. В большинстве случаев для правильной интерпретации не требуется правильный порядок слов или наличие флексий.Это отличается от фонологии и семантики. Когда тяжелая дизартрия препятствует воспроизведению четкого звукового профиля речевых знаков, понимание становится намного труднее. Во многих случаях даже хуже, когда смысл идет наперекосяк. Семантические парафазии и жаргонная афазия приводят к неудачному общению из-за отсутствия общих значений. С точки зрения коммуникации мы можем справиться с сокращенным синтаксисом, но мы не можем справиться с бессвязным смыслом. Следовательно, в значительной степени смысл — это то, о чем человеческий язык.

Однако с эпистемологической точки зрения значение — самый мимолетный аспект языка. У нас есть достаточно продвинутые знания о том, как голосовой тракт производит звуки, и сложные модели нейронных цепей, лежащих в основе производства звуков речи (например, модель DIVA; [2]). У нас есть несколько продвинутых предложений по обработке последовательностей и (морфо) синтаксису и лежащей в основе нейронной схеме [3,4]. Когда дело доходит до значения, мы видим большой разрыв. С одной стороны, в формальной семантике есть продвинутые модели, но они не имеют очевидного отношения к тому, что происходит за глазами и между ушами.С другой стороны, мы можем найти методологически сложные нейровизуализационные исследования значения, но без какого-либо понимания смысла (например, [5]). Интегрированные предложения редки (но см. Примерное исключение в [6]). В целом, «значения слов заведомо скользкие и, возможно, наименее поддаются формальной трактовке всех явлений, происходящих в естественном языке» [7, ​​с. 290]. Я не смогу предложить решение. Вместо этого в оставшейся части я попытаюсь проанализировать проблемное пространство, задав четыре вопроса.Эти:

  • (i) Где смысл?
  • (ii) Что означает?
  • (iii) Что означает механизм?
  • (iv) Каковы механизмы смысла?

2. Где смысл?

Витгенштейновский взгляд на значение заключается в том, что он находится в языковом сообществе. Смыслы не в голове человека, а практики в социальном мире. Смыслы обсуждаются между собеседниками [8]. То, что означает слово, не определяется состоянием индивидуального разума, но контекстуально зависит от языковой игры, в которую играют с другими представителями вида.Согласно наиболее радикальной версии такой точки зрения, когнитивная нейробиология о значениях обречена на провал, поскольку значения не находятся в голове, и, следовательно, процессы создания смыслов не могут быть идентифицированы с помощью нейрофизиологических измерений. В этом случае следует отказаться от поиска смысла в мозгу [6]. Однако я считаю такую ​​точку зрения необоснованной. Как широко утверждается в другом месте (например, [6,7,9]), естественный язык относится к внешнему миру только через посредство органов чувств.Другими словами, язык относится к нейронно-ограниченным представлениям реальности. Ключевой особенностью организмов с центральной нервной системой является то, что они взаимодействуют с миром на основе внутренней конструкции окружающей среды. Это кантианский взгляд на наше эпистемологическое отношение к реальности. Это полностью соответствует влиятельной в настоящее время парадигме прогнозирующего кодирования, восходящей к Канту, и уточнению его взглядов на восприятие и познание Гельмгольцем [10,11].Мозг — это кантовская машина. Он генерирует внутреннюю модель, которая направляет конфронтацию с сенсорным входом. Эта внутренняя модель и есть «виртуальная реальность» [7], к которой относятся наши языковые токены. Он включает аспекты не только физического мира, но и нашего социального окружения, включая модель собеседников. Согласно этой точке зрения, когда значения складываются, что-то происходит за нашими глазами и между ушами. В отличие от идеи, что мы «умы без смысла» [12], я убежден, что «умы создают смысл» (МММ).Придание смысла — это активный конструктивный процесс, о чем я расскажу ниже. Следовательно, имеет смысл спросить о механизмах создания смысла в нашем уме / мозге.

3. Что это значит?

Выше я использовал слово, означающее беззаботно, игнорируя то, что слово «значение» само по себе имеет множество оттенков значения [13]. Я не делал различия между смыслом и референцией (Фреге Sinn и Bedeutung , 1892 [14]). Я проигнорировал различие между значением отдельных слов (лексическим значением) и семантикой предложений и более широкого дискурса.Я не обсуждал центральные понятия формальной семантики, такие как кванторы, предпосылки и следствие. Обсуждение многих аспектов смысла выходит далеко за рамки этой статьи. Однако я выделю одно принципиальное отличие. Нам нужно различать семантические строительные блоки, которые приобретаются во время изучения языка и хранятся в памяти (лексическое значение), и сложное значение, охватывающее высказывания из нескольких слов. Сложное значение в основном создается на лету (за исключением идиом).Для этого требуется операция унификации, которая принимает контекстные и лексические значения в качестве входных данных и предоставляет модель ситуации в качестве выходных данных. Классический взгляд на унификацию состоит в том, что она следует принципу композиционности Фреге. По словам Барбары Парти [15. п. 313] говорится, что «значение целого является функцией значений частей и способа их синтаксического соединения». Однако есть несколько причин, по которым эта строгая форма композиционности не подходит. Назову несколько.Во-первых, есть элементы сложного значения, которые не могут быть получены из синтаксически управляемой композиции, например, при аспектном и дополнительном принуждении. Вот пример: предложения «козел закончил книгу» и «читатель дочитал книгу» имеют различную интерпретацию события для предложения «закончил книгу». Однако подразумеваемый семантический элемент синтаксически молчит. Сама по себе синтаксическая композиция не даст правильной интерпретации этих предложений. Во-вторых, операции объединения включают не только лингвистические элементы, но также жесты совместной речи [16], характеристики голоса говорящего [17] или информацию из изображений или анимации [18,19].Эти примеры показывают, что объединение выходит за рамки объединения лексических значений. Контекст и различные источники неязыковой сопутствующей информации способствуют определению интерпретации лингвистического высказывания непосредственно в процессе смыслообразования. Это то, что я назвал принципом непосредственности ; , кажется, управляет языковой обработкой [20]. Короче говоря, «даже самое скромное повседневное употребление языка пронизано обогащенной композиционностью» [13, с. 69].

Чтобы проиллюстрировать множественные аспекты значения, я подробно остановлюсь на исследовании подразумеваемых эмоций в понимании предложений, которое мы провели несколько лет назад [21].В этом исследовании функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ) мы проверили эмоциональную валентность, генерируемую только комбинаторной обработкой. Для этого мы разработали предложения, которые не содержат слов с отрицательной коннотацией, но в целом вызывают эмоцию страха (например, «Мальчик заснул и больше никогда не просыпался»). Эти предложения мы противопоставили их нейтральным аналогам («Мальчик встал и схватил свою сумку»). В вызывающих страх предложениях ни один из отдельных лексических элементов не связан с отрицательными коннотациями, но предложение в целом вызывает отрицательные чувства.Нейтральные предложения содержали слова с той же эмоциональной валентностью, что и отрицательные предложения, но без подразумеваемого эмоционального значения их комбинации. Повышенная активация вызывающих страх предложений была обнаружена в областях, связанных с эмоциями, включая миндалину, островок и медиальную префронтальную кору. Кроме того, соответствующая языку левая нижняя лобная кора (LIFC) показала повышенную активацию в ответ на эти предложения. Это поднимает следующий вопрос: какие части наблюдаемых активаций мозга мы считаем частью или информативными для эмпирически обоснованного объяснения значения? Кажется очевидным, что реконструкция изображенного события не требует участия областей, связанных с эмоциями.Более того, истинность пропозиционального содержания может быть установлена ​​независимо от эмоциональных разветвлений. Психопат может согласиться с нами (при условии, что мы с вами принадлежим к группе непсихопатов), что значение слова «палец упал в суп» относится к ситуации, когда палец упал в контейнер ( миска / чашка) с супом. Но, как утверждают сторонники воплощенной семантики, действительно ли человек понимает значение, если эмоциональный отклик отсутствует? То же можно сказать и о сопутствующей сенсорной и моторной информации.Хотя эти аспекты могут не быть необходимыми для установления истинности высказывания, они обогащают наше понимание, как утверждают Махон и Карамазза [22, с. 68]: «Сенсорная и моторная информация окрашивает концептуальную обработку, обогащает ее и обеспечивает реляционный контекст. Активация сенсорных и моторных систем во время концептуальной обработки служит для обоснования «абстрактных» и «символических» представлений в богатом сенсорном и моторном содержании, которое опосредует наше физическое взаимодействие с миром ».Или, точнее, значения — это ворота в богатую виртуальную среду, которую наш разум создал для учета внутренних и внешних сигналов, которые он получает. Эти шлюзы создаются концептуальными строительными блоками, приобретенными за жизненный опыт работы с лингвистическими символами, во взаимодействии с комбинаторным механизмом, который создает модель ситуации, интегрируя строительные блоки, извлеченные из памяти, с контекстом и нелингвистической информацией.

Этот специальный выпуск требует не только описательного анализа множества оттенков значения.Он хочет оценить прогресс механистических расчетов МММ. Однако в этом случае мы сталкиваемся с проблемой, аналогичной проблеме с понятием значения. Не совсем понятна и концепция механизма. Поэтому сначала я расскажу о значении механизма.

4. Что означает механизм?

В контексте нейробиологии популярное толкование механизма состоит в том, что это причинно-эффективный набор нейронных процессов, создающих когнитивные явления, включая значение, как эмерджентные свойства.Эти свойства являются следствием операций лежащего в основе механизма, но сами по себе не вносят вклад в работу этого механизма [23]. Механистические модели часто противопоставляются описательным моделям [24]. Эти модели суммируют данные, часто в виде прямоугольников и стрелок. Однако они не касаются вопроса о том, как нервная система работает для создания данных. В конечном итоге модели когнитивных функций следует свести к механистическим объяснениям с точки зрения нейрофизиологических принципов функционирования мозга.В такой схеме фундаментальная нейробиология в конце концов заменит когнитивную науку.

Однако есть веские основания полагать, что это не сработает. Важным аргументом является то, что все биологические системы не только находятся под влиянием восходящей причинно-следственной связи, но также находятся под влиянием нисходящей причинно-следственной связи. Насколько мне известно, термин «нисходящая причинность» был введен в биологию Дональдом Кэмпбеллом [25]. Яркой иллюстрацией Кэмпбелла была челюсть термита. Гены причинно участвуют в создании белков, составляющих структуру челюсти (восходящая причинная связь).Откуда ДНК взяла инструкции для создания таких эффективных челюстей? Ответ — через механизм естественного отбора. Umwelt , в котором живут термиты, и последствия того, как устроена челюсть для выживания и размножения термитов, имеют нисходящее причинное (избирательное) влияние на ДНК. «Там, где естественный отбор осуществляется через жизнь и смерть на более высоком уровне организации, законы системы отбора более высокого уровня частично определяют распределение событий и веществ более низкого уровня» [25, с.180]. Урок состоит в том, что организация на системном уровне обеспечивает ограничения для операций компонентов, из которых она состоит [26,27]. Таким образом, организация системного уровня имеет каузальные полномочия помимо отдельных компонентов. Объяснение функциональной системы в биологии, следовательно, требует понимания взаимодействия между восходящим и нисходящим причинным вкладом. Примером в случае с языком является то, что контекст обучения и общения оказывает нисходящее причинно-следственное влияние на то, как ключевые аспекты реализуются в мозгу (например,грамм. как разговорный язык по сравнению с языком жестов; как китайский в сравнении с английским и т. д.)

Один из способов охарактеризовать восходящий и нисходящий вклад — это анализ на трех уровнях, которые постулировал Марр (вычислительный, алгоритмический, реализационный). Например, в тональных языках информация о высоте тона должна быть извлечена из ввода, чтобы определить значение слова. Спецификация алгоритма извлечения высоты звука является частью механистического объяснения того, как в таком случае мозг решает проблему сопоставления звука со значением.Понимание механизма требует уточнения на уровнях, выходящих за рамки нейрофизиологии и нейроанатомии. Ограничение механистического объяснения уровнем реализации (т.е. нейрофизиологией и анатомией центральной нервной системы) слишком ограничено, поскольку игнорирует причинно-следственные ограничения функционального / алгоритмического уровня, который является центральной особенностью всех биологических систем. Функция является ключевым аспектом биологических систем и их объяснений [28]. Короче говоря, правильная функция [29] с точки зрения эволюции оказывает нисходящее причинное воздействие на организацию среды, которая реализует эту функцию (т. Е.э., центральная нервная система). 1

Иллюстрацией того, что идет не так, если механистический учет игнорирует ограничения алгоритмического уровня (несколько примеров обработки на алгоритмическом уровне, см. [30]), является влиятельное исследование Хута и др. . [5] в Nature (отличную критику см. [30]). На основе естественного речевого ввода из рассказа и посредством воксельного моделирования данных фМРТ был построен подробный семантический атлас корковой поверхности человеческого мозга.Хотя она начинается с предположения, что значение слова основано на распределенном паттерне активности в коре головного мозга, карта приводит к семантической кластеризации слов, основанной на непосредственной пространственной близости активаций мозга. Например, в правом височно-теменном соединении слова, наиболее тесно связанные с этой частью коры, включали двоюродный брат, убитый, беременный, умоляющий, сын, жена, признался . Это довольно смешанный набор семантических категорий. Неясно, каково основное семантическое измерение, объединяющее эти слова вместе.Это определенно не согласуется с последовательным описанием организации лексического значения в обширной психолингвистической литературе (см. [4]). Мой диагноз состоит в том, что это, по крайней мере частично, связано с отсутствием спецификации алгоритма, обрабатывающего ввод речи (см. [30], для подобного диагноза). Ответ Хута и его коллег может заключаться в том, что нет ничего, кроме того, что нам сообщает мозг. Поскольку мозг — это высший механизм, семантическая карта — это эмерджентное свойство, которое мы должны принять за то, чем она является.Но это ничего не скажет нам о семантической обработке, поскольку алгоритм, связывающий естественный речевой ввод с нейронными данными, отсутствует. Если мы рассмотрим алгоритм как часть механизма, мы поймем, что одних данных на уровне реализации недостаточно для учетной записи с достаточной объяснительной силой. Отсюда Huth и др. . [5] данные очень мало говорят нам о механизме создания смысла.

Я могу дополнительно проиллюстрировать проблемы ограничения себя уровнем реализации для Lai и др. .исследование [21], о котором шла речь выше. В своем исследовании Huth et al . использовали контекстные векторы для отдельных слов в качестве регрессоров в своей модели для прогнозирования активности, зависящей от уровня кислорода в крови (жирный шрифт). Однако это не включает результат комбинаторной обработки в анализе [30]. Как мы видели, комбинаторные операции были ответственны за активацию связанных с эмоциями областей в Lai et al . [21] исследование. Семантическая карта упускает из виду один из центральных аспектов создания значения, а именно результат комбинаторных операций над семантическими строительными блоками, извлеченными из памяти.Проблема в том, что это остается подразумеваемым в Huth и др. . [5] исследования, поскольку отсутствует функциональная декомпозиция семантических операций. Вот почему, несмотря на техническую изобретательность, это исследование не сильно способствует нашему пониманию смысла. Взаимозависимость вычислительного, алгоритмического и реализационного уровней является необходимым ингредиентом для механистического объяснения значения или, если на то пошло, любой когнитивной функции. Наивный редукционизм здесь не годится [31].

5. Каковы механизмы смысла?

В оставшихся нескольких абзацах я не смог бы отдать должное многим аспектам значения и механистическим основам, описанным выше. Однако два аспекта имеют решающее значение. Один из них — это извлечение значений слов из памяти. На основе визуального или слухового ввода лексическая информация извлекается из долговременной памяти (т. Е. Ментальной лексики). Лексико-семантические представления реализуются нейронными ансамблями (слева) височной и нижней теменной коры.В частности, для конкретных слов основные концептуальные особенности связаны с широко распределенной сетью сенсорных областей и областей действия, добавляющих информацию, указанную в формате, адаптированном к характеристикам сенсорных, моторных и эмоциональных систем.

Что касается того, как кодируются значения слов, существует общее разделение между элементарными и целостными счетами [32]. Атомарный счет разбивает значения слов на более элементарные семантические характеристики [33,34]. Целостный подход рассматривает слова как организованные в семантические поля, организация которых определяется семантическим сходством между концепциями.В этом случае значение слова может быть выведено из компании, которой принадлежит данное слово. Я не думаю, что эти две точки зрения являются взаимоисключающими (аналогичную позицию см. В [7]). Нейропсихологические исследования пациентов показали, что для конкретных слов семантическая информация частично распределяется между соответствующими сенсомоторными корками [35]. Совсем недавно эта идея получила дальнейшее развитие в представлении воплощенного познания [36,37] при дополнительной поддержке исследований нейровизуализации [4]. В целом, эмпирические данные показывают, что семантическое представление слова распределено по нескольким областям коры головного мозга.

Предполагая распределенное представление значения слова, области семантических узлов имеют решающее значение для формирования интерфейса между лексическими значениями и другой соответствующей информацией, относящейся к словам (т.е. словоформы, морфосинтаксис). Семантические концентраторы собирают результаты распределенных шаблонов активации, зависящих от модальности, для выбора одного лексического кандидата. Хабы интегрируют семантическую информацию в амодальном формате. Две области являются вероятными кандидатами на функцию семантического концентратора. Одна из них — передняя височная доля [38], скорее всего, центр понятий, связанных с конкретными существительными.Другая область — угловая извилина, которая, как предполагается, является зоной конвергенции (концентратором) концепций событий [39]. Эти концептуальные узлы имеют решающее значение для взаимодействия концептуальной информации как с фонологической информацией в задней верхней височной коре, так и с лексико-синтаксической информацией в задней средней височной коре (; [42,43]).

Дорсальные и вентральные анатомические связи связывают лексические концепции, извлеченные из областей височной коры, с нижней лобной корой, которая имеет решающее значение для генерации контекстно-зависимых токенов для производства высказывания (из модели Weaver ++ / ARC [40]).Аналогичная история относится к пониманию (см. Циклическую модель Баджо [6,41]). (Онлайн-версия в цвете.)

Вторым важным аспектом семантической обработки является объединение лексико-семантических строительных блоков в интерпретацию полного высказывания в его разговорной или дискурсивной обстановке. Требуемые комбинаторные семантические операции характеризуются обогащенной композиционностью, нейронно реализуемой циклами активации между левой нижней лобной и височно-теменной областями [6].Учитывая короткое время спада синаптической передачи с прямой связью, активации обратной связи от LIFC с их более длительным временем затухания необходимы для сохранения лексико-семантической информации в оперативном режиме для использования комбинаторных операций [41]. LIFC является источником нисходящей информации для височной коры. Таким образом, лексическая информация объединяется в более крупные структуры, охватывающие высказывания из нескольких слов ().

Интеграция двух основных аспектов семантической обработки требует понимания связи между задействованными удаленными релевантными областями.Один из способов исследования связи между этими областями — анализ мощности в различных частотных диапазонах, таких как альфа, тета и бета. Мы записали магнитоэнцефалограммы (МЭГ) большой группы испытуемых, когда они читали предложения. Затем мы применили причинно-следственный анализ Грейнджера к этому большому набору данных MEG, чтобы определить направление коммуникации между языковыми областями. Этот анализ показал отток из средней височной коры в передние височные области и левую лобную кору ([44];).Связи из височных областей достигли пика на альфа-частоте. Напротив, соединения, происходящие из лобных и теменных областей, достигают пика на частотах в бета-диапазоне. Эти ритмы мозга сами по себе не являются механизмом вычисления значения. Скорее, они могут играть роль в установлении протоколов коммуникации между релевантными языку регионами в височно-теменной и нижней лобной коре (см. Предложение Communication Through Coherence Fries [45]). Эти ритмы и их взаимодействие способствуют нейронной коммуникации между областями, участвующими в извлечении и построении семантических представлений.

Схема направленных ритмических корково-корковых взаимодействий между височно-теменной и лобной корой, сгруппированных в соответствии с областью коркового выхода. Цветные стрелки относятся к спектрам мощности, показанным справа (адаптированным из [44]). (Онлайн-версия в цвете.)

Для тех же данных MEG поля, связанные с событиями, показали два четко различимых пика в левой задней височной коре (LPTC), ранний пик около 250 мс и более поздний пик около 400 мс (; [46]). LIFC показал только более поздний пик.Амплитуды пиков между вторым пиком в LPTC и поздним пиком в LIFC были коррелированы. Эта совместная модуляция электромагнитной активности в височной и лобной коре поддерживает модель цикла [6]. Таким образом, в перисильвиевой коре создается динамическая рекуррентная сеть, благодаря которой лексико-семантическая информация LIFC может поддерживать свое активное состояние в течение продолжительных интервалов времени, как того требует необходимость семантической унификации ().

MEG активаций слов в предложениях по сравнению со словами в списках слов.Слова в предложениях вызывали более высокие амплитуды, чем слова в списках слов как в LPTC, так и в LIFC. Положительная корреляция была обнаружена в предложениях только между пиком активности в височной коре (второй пик в LPTC: LPTC2) и во фронтальной коре (LIFC). Чем больше индивидуальный эффект между 315 и 461 мс был в LPTC2, тем больше эффект за тот же период времени в LIFC (по [46]). (Онлайн-версия в цвете.)

При языковой обработке лексические концепции должны быть привязаны к модели ситуации.Это требует перехода от лексического понятия к токенам понятий, которые можно интерпретировать в текущем контексте [6,7,13] (). Только целые высказывания относятся к внутренним моделям мира. Значение одного слова обычно не имеет значения. Могут быть высказывания из одного слова, но они ссылаются на то, что являются токеном в мультимодальной обстановке. Токены создаются в результате динамического взаимодействия между входом сверху вниз от LIFC и лексическими концепциями (типами), обслуживаемыми височной и теменной корой. В этой структуре LIFC является центром (или зоной конвергенции) для мультимодального контекста и дискурсивной информации, которая будет определять выбор соответствующих лексических характеристик лексических понятий для непрерывной интерпретации или производства высказываний ().

Представленная мною точка зрения, по общему признанию, очень схематична и не отражает всех соответствующих исследований в литературе. Мое мнение определенно несколько предвзято. Более того, необходимо заполнить многие детали. Необходимы формализации, а также лучшее понимание фундаментальных принципов, лежащих в основе нейронных механизмов обмена информацией и представлений в памяти. Но я считаю, что направление правильное, если мы хотим разобраться в механизмах создания смыслов за нашими глазами и между нашими ушами.Это направление основано на концепции механизма, который включает как функциональный / алгоритмический уровень, так и уровень реализации. Кроме того, создание смысла основано на взаимодействии между операциями извлечения из памяти и объединением.

Благодарность

Я благодарен Виллему Левелту, Гильермо Монтеро-Мелису и двум анонимным рецензентам за их полезные комментарии к более ранней версии этой статьи.

Сноска

1 Другая, ортогональная проблема заключается в том, что в нашем исследовании мы используем считывание исследуемого механизма.Некоторые из этих считываний являются более прямым отражением лежащего в основе механизма, чем другие. Гемодинамический ответ, измеренный как эффект BOLD в фМРТ, очевидно, является менее прямым считыванием, чем колебания мозга, измеренные в системе MEG. Это может повлиять на количество шагов вывода от измерения до механизма. Однако это не отражает характеристик самого механизма.

Доступность данных

В этой статье нет дополнительных данных.

Конкурирующие интересы

Мы заявляем, что у нас нет конкурирующих интересов.

Финансирование

Написание статьи стало возможным благодаря гранту NWO «Язык в взаимодействии», грант No. 024.001.006.

Ссылки

1. Hauser MD, Chomsky N, Fitch WT. 2002 г. Факультет языка: что это такое, у кого он есть и как он развивался? Наука 298, 1569–1579. (10.1126 / science.298.5598.1569) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 2. Guenther FH. 2016 г. Нейронный контроль речи. Кембридж, Массачусетс: MIT Press. [Google Scholar] 3. Dehaene S, Meyniel F, Wacongne C, Wang LP, Pallier C.2015 г. Нейронное представление последовательностей: от вероятностей перехода к алгебраическим образцам и лингвистическим деревьям. Нейрон 88, 2–19. (10.1016 / j.neuron.2015.09.019) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 4. Кеммерер Д. 2015 г. Когнитивная нейробиология языка. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс. [Google Scholar] 5. Huth AG, de Heer WA, Griffiths TL, Theunissen FE, Gallant JL .. 2016 г. Естественная речь раскрывает семантические карты, покрывающие кору головного мозга человека. Природа 532, 453 (10.1038 / nature17637) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 6.Баджо Г. 2018. Значение в мозгу. Кембридж, Массачусетс: MIT Press. [Google Scholar] 7. Seuren PA. М. 2009 г. Язык в познании. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar] 8. Кларк ХХ. 1996 г. Используя язык. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета. [Google Scholar] 9. Джекендофф Р. 2002 г. Основы языка: мозг, значение, грамматика, эволюция. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar] 10. Хоуи Дж. 2013. Прогнозирующий ум. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar] 12.Фодор Я.А., Пилишин З.В. 2015 г. Разум без смыслов: очерк о содержании понятий. Кембридж, Массачусетс: MIT Press. [Google Scholar] 13. Джекендофф Р. 2012 г. Руководство пользователя к мысли и смыслу. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar] 14. Фреге Г. 1892 г. Über Sinn und Bedeutung. Z. Philos. Критик. 100, 25–50 (на немецком). [Google Scholar] 15. Partee BH. 1995 г. Лексическая семантика и композиционность. В «Приглашении к когнитивной науке» (ред. Ошерсон Д.), стр. 311–360. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.[Google Scholar] 16. Озюрек А., Виллемс Р.М., Кита С., Хагоорт П. 2007 г. Он-лайн интеграция семантической информации из речи и жеста: выводы из связанных с событиями потенциалов мозга. J. Cogn. Neurosci. 4, 605–616. (10.1162 / 089892

2370807) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Ван Беркум JJA, ван ден Бринк Д., Тесинк С., Кос М., Хагоорт П. 2008 г. Нейронная интеграция говорящего и сообщения. J. Cogn. Neurosci. 20, 580–591. (10.1162 / jocn.2008.20054) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 18. Виллемс Р.М., Озюрек А., Хагоорт П.2008 г. Видеть и слышать значение: ERP и фМРТ доказательства интеграции слова и изображения в контекст предложения. J. Cogn. Neurosci. 20, 1235–1249. (10.1162 / jocn.2008.20085) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Лай В.Т., Виллемс Р.М., Хагоорт П. 2015 г. Почувствуйте между строк: подразумеваемые эмоции в понимании предложения. J. Cogn. Neurosci. 27, 1528–1541. (10.1162 / jocn_a_00798) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Махон Б.З., Карамазза А. 2008 г. Критический взгляд на гипотезу воплощенного познания и новое предложение по обоснованию концептуального содержания.J. Physiol. Париж. 102, 59–70. (10.1016 / j.jphysparis.2008.03.004) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Craver CF, Bechtel W. 2007 г. Причинно-следственная связь сверху вниз без причин сверху вниз. Биол. Филос. 22, 547–563. (10.1007 / s10539-006-9028-8) [CrossRef] [Google Scholar] 24. Каплан ДМ. 2011 г. Объяснение и описание в вычислительной нейробиологии. Синтез 183, 339–373. (10.1007 / s11229-011-9970-0) [CrossRef] [Google Scholar] 25. Кэмпбелл Д.Т. 1974 г. Нисходящая причинность в иерархически организованных биологических системах.В «Исследования по философии биологии: редукция и связанные с ней проблемы» (ред. Аяла Ф.Дж., Добжанский Т.Г.), с. 179 Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press. [Google Scholar] 26. Бехтель В. 2017 г. Выявление причинно-следственной связи сверху вниз с использованием сетей и динамики. Филос. Sci. 84, 253–274. (10.1086 / 690718) [CrossRef] [Google Scholar] 28. Тинберген Н. 1963 г. О целях и методах этологии. Z. Tierpsychol. 20, 410–433. [Google Scholar] 29. Милликен РГ. 1989 г. В защиту надлежащих функций. Филос. Sci. 56, 288–302.(10.1086 / 289488) [CrossRef] [Google Scholar] 30. Barsalou LW. 2017 г. Что семантическое разбиение коры говорит нам о семантике? Нейропсихология 105, 18–38. (10.1016 / j.neuropsychologia.2017.04.011) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 31. Кракауэр Дж. В., Газанфар А. А., Гомес-Марин А., Макивер М. А., Поппель Д. 2017 г. Нейробиологии необходимо поведение: исправление редукционистского предубеждения. Нейрон 93, 480–490. (10.1016 / j.neuron.2016.12.041) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32. Эйтчисон Дж. 1987 г. Слова в уме, введение в ментальный лексикон.Оксфорд, Великобритания: Публикация Блэквелла. [Google Scholar] 33. Фромкин В., Родман Р., Хьямс Н. 2013. Введение в язык. Бостон, Массачусетс: Обучение Wadsworth Cengage. [Google Scholar] 34. Binder JR. 2016 г. В защиту абстрактных концептуальных представлений. Психон. Бык. Ред. 23, 1096–1108. (10.3758 / s13423-015-0909-1) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 35. Allport DA. 1985 г. Распределенная память, модульные подсистемы и дисфазия. В «Текущие перспективы дисфазии» (ред. Ньюман С.К., Эпштейн Р.), стр. 32–60.Эдинбург, Великобритания: Черчилль Ливингстон. [Google Scholar] 36. Barsalou LW. 1999 г. Системы восприятия символов. Behav. Brain Sci. 22, 577. [PubMed] [Google Scholar] 37. Barsalou LW. 2008 г. Обоснованное познание. Анну. Rev. Psychol. 59, 617–645. (10.1146 / annurev.psych.59.103006.093639) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38. Виссер М., Джеффрис Э., Ральф МАЛ. 2010 г. Семантическая обработка в передних височных долях: метаанализ литературы по функциональной нейровизуализации. J. Cogn. Neurosci. 22, 1083–1094.(10.1162 / jocn.2009.21309) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

40. Рулофс А. 2019. Расчетный отчет о прогрессирующей афазии и афазии после инсульта: интеграция психолингвистических, нейровизуализационных и клинических данных. Плакат, представленный на конференции «Преодолевая границы: язык во взаимодействии», Институт психолингвистики Макса Планка, Неймеген, Нидерланды, 9 апреля 2019 г.

41. Баджо Дж., Хагоорт П. 2011 г. Баланс между памятью и унификацией семантики: динамический учет N400.Lang. Cogn. Процесс. 26, 1338–1367. (10.1080 / 01690965.2010.542671) [CrossRef] [Google Scholar] 42. Рулофс А. 2014 г. Описание дорсального пути образования афазного языка: модель WEAVER plus plus / ARC. Кора 59, 33–48. (10.1016 / j.cortex.2014.07.001) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 43. Хагоорт П. 2005 г. О Броке, мозге и переплете: новые рамки. Trends Cogn. Sci. 9, 416–423. (10.1016 / j.tics.2006.07.004) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 44. Шоффелен Дж. М., Халтен А., Лам Н., Маркуанд А. Ф., Удден Дж., Хагоорт П.2017 г. Частотно-зависимые направленные взаимодействия в сети человеческого мозга для языка. Proc. Natl Acad. Sci. Соединенные Штаты Америки 114, 8083–8088. (10.1073 / pnas.1703155114) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 46. Халтен А., Шоффелен Дж. М., Удден Дж., Лам НХЛ, Хагоорт П. 2019. Как мозг имеет смысл помимо обработки отдельных слов — исследование MEG.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *