Незакрытый гештальт в отношениях: Гештальт — что такое гештальт и как его закрыть

Содержание

Гештальт — что такое гештальт и как его закрыть

Сегодня часто можно услышать фразу «закрыть гештальт». Что это такое и зачем его нужно закрывать? Давай разберемся подробно.

О чем вы узнаете, прочитав эту статью:

Unsplash

Что такое гештальт

В переводе с немецкого слово «гештальт» означает целостный образ, форму или фигуру. В психологии таким образом называют структуру, которая воспринимается человеком как единое целое, а не как разные элементы. Например, мелодия для нас является гештальтом, а не набором отдельных звуков.

Считается, что вся наша жизнь состоит из разных гештальтов, восприятие которых помогает или наоборот усложняет наше психологическое состояние. Они могут быть продолжительными или короткими, маленькими или большими.

Зачем закрывать гештальт

Незакрытый гештальт — это своеобразный феномен незавершенного действия. Оно может касаться отношений с людьми в романтической, деловой или семейной сфере. Также это могут быть неполученные потребности или нереализованные желания.

Неудовлетворенность расставанием, неприятный осадок после ссоры с коллегой или начальником, разрушенные планы — все это снова и снова заставляет человека окунуться в неприятные ощущения тревоги, злости, стыда, разочарования и других разрушающих эмоций.

Уверены, в твоей жизни бывали такие моменты, когда внезапно в памяти появлялись воспоминания о какой-то неприятной ситуации и ты сразу думала: «Надо было тогда по-другому ответить». Это и есть незакрытый гештальт, из-за которого ты не можешь двигаться дальше и становиться лучше.

freepik

Каждый гештальт имеет свое начало и окончание. Когда человек доволен тем, как закончилась любая из его историй взаимодействия с окружающим миром и людьми, тогда гештальт закрывается.

Что не дает гештальту завершиться:

  • противоречия,
  • невозможность завершить начатое по чьей-то вине,
  • сомнения в правильности принятого решения,
  • обида, злость или другие эмоциональные всплески,
  • отсутствие опыта.

Unsplash

Незавершенный гештальт: пример и влияние

Рассмотрим на примере отношений, что такое незавершенный гештальт. Расставание, происходящее по инициативе одного из партнеров, всегда вызывает бурную реакцию второго. В большинстве случаев, такие расставания обрушиваются на человека неожиданно и словно сбивают с ног, заставляя постоянно думать о произошедшем, возвращаться к прошлому и анализировать, что пошло не так. Самобичевание может продолжаться довольно долго и переходит в депрессивное состояние.

Это и есть незавершенный гештальт в отношениях, поскольку брошенный партнер строил планы на будущее, которые разрушились в одно мгновенье не по его желанию.

Чем быстрее будет закрыт этот гештальт, тем скорее человек сможет вернуться к полноценной жизни и начать строить новые отношения без негативного влияния предыдущих.

Любой гештальт стремится к своему завершению, поэтому со временем дает о себе знать через наше подсознание. Незавершенные ситуации удерживают психологическую энергию человека, а значит, контролируют его действия.

Происходит это следующим образом: в новых ситуациях человек начинает реагировать согласно старым шаблонам, воссоздавая прежнюю проблему. Наиболее опасными являются эмоционально насыщенные незакрытые гештальты, которые остаются после разрыва отношений.

freepik

Как закрыть гештальт

Для начала необходимо понять, что конкретно тебя тревожит. Твое подсознание само подскажет самый неприятный и незавершенный момент жизни. А дальше — выбери подходящий для себя вариант закрытия гештальта:

  • ЛОГИЧЕСКОЕ ЗАВЕРШЕНИЕ

Высказать невысказанное, удовлетворить потребность. К сожалению, это не всегда возможно. Вместо этого ты можешь расписать ситуацию в дневнике и выразить свои мнения и чувства на бумаге. Тебе нужно проанализировать произошедшее, осознать ошибки как свои, так и твоего оппонента.

Затем сделай выводы о том, что предшествовало этой ситуации. Задай себе вопрос: как не поступать в дальнейшем? И главное — отпусти. Тебе подвластно только будущее, поэтому для его благополучия необходимо перестать растрачивать энергию на тревогу из-за прошлого. Там уже ничего не изменить.

  • ПРОРАБОТКА ПРОШЛОГО

Это прекрасный способ положить конец своим психологическим мучениям. В новых отношениях старайся избегать ошибок прошлых или вовремя уходи, если чувствуешь себя плохо. Например, во время конфликта или расставания с новым партнером постарайся отреагировать так, как хотелось сделать это в прошлом. Это поможет закрыть прошлый гештальт и не начать новый.

Советует психолог: 4 способа проработать гештальт

  1. Запиши все, что задевает тебя за живое, раздражает или бесит, и так сможешь найти незакрытый гештальт (и не один).
  2. Продумай, что тебе не нравится. Как ты могла бы поступить сейчас, чему эта ситуация тебя научила, какой опыт ты приобрела.
  3. После того, как ты получишь информацию о том, как могла бы идеально сложиться эта ситуация, погрузись в прошлое и проживи ее так, как хочешь. Работай день за днем, прорабатывай и не стремись сделать все с первого раза.
  4. Пересмотри свою жизнь, когда закроешь гештальт.
  • ОБРАЩЕНИЕ К ПСИХОТЕРАПЕВТУ

Помогает не только закрыть гештальты, которые оказывают негативное влияние на жизнь человека и его будущее, но и с помощью специалиста отыскать этот самый гештальт. Важно понимать, что невозможно закрыть абсолютно все гештальты, необходимо сделать акцент на наиболее эмоциональных.

Unsplash

Гештальт-терапия: что это, кому нужна

Цель гештальт-терапии: научить человека осознавать себя цельной личностью, чувствовать свои желания, потребности, физиологические и эмоциональные процессы в организме.

Существует несколько основных техник гештальт-терапии, которые помогают закрыть прошлую ситуацию, влияющую на повседневную жизнь в настоящем.

Основополагающим понятием в гештальт-терапии является осознание. Это не только осознание себя и своих потребностей, но и окружающего мира. Данный термин взаимосвязан с так называемой техникой «здесь и сейчас», что позволяет отпустить прошлые обиды, не подстраиваться под чьи-то интересы, а быть собой.

В свою очередь, осознание приводит человека к ответственности, что также является важной частью терапии. Человек, принимающий ответственность, осознает, что жизнь складывается исходя из его решений и поступков. Пройти путь к осознанию и ответственности помогает проработка укоренившихся обид, а также ситуаций, которые не имели своего логического завершения.

А ты закрываешь гештальты?

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора статьи.

Гештальт: как его закрыть раз и навсегда — Психология эффективной жизни

Вы все время попадаете в ситуации определенного типа? Сталкиваетесь с людьми определенного типа? У вас есть ощущение дежавю? Ощущение, что вы постоянно наступаете на одни и те же грабли? Одна из причин такого явления — незакрытые гештальты.

Гештальт: вспомнить все

Само слово «гештальт» в переводе с немецкого языка означает «целостная форма, образ, структура». Поэтому, когда говорят, что гештальт не закрыт, имеют в виду то, что какая-то ситуация в прошлом осталась незавершенной. И это не позволяет нашему подсознанию поставить в той истории точку.

Условно говоря, подсознание тревожится, создает внутри нас напряжение, а главное — заставляет нас вести себя определенным образом.

  • Во-первых, так, чтобы мы помимо своей воли искали или же сами воспроизводили ситуации, схожие с теми, что остались незавершенными, непроработанными, недопрожитыми в нашем прошлом, в которых мы недополучили что-то важное для себя. При этом саму ситуацию мы можем даже не помнить.
  • Во-вторых, чтобы мы искали людей, которые смогут стать заменой тех, кто был когда-то для нас значим и кому мы смогли / не захотели / побоялись что-то сказать или сделать.

Например, часто за незавершенными гештальтами стоят непроработанные отношения с родителями. В детстве мы целиком и полностью зависели от них, от того, насколько хорошими и послушными были. Фактически послушание родителям было условием нашего выживания, поэтому мы были вынуждены во многом сдерживать себя.

Но невысказанные упреки, обиды, невыраженный гнев в адрес родителей и других значимых взрослых никуда не делись. Они по-прежнему живут внутри нас. И чем старше мы становимся, тем более тяжелым и громоздким становится этот багаж.

На то, чтобы носить все это «добро» в себе, мы тратим массу энергии. А все потому, что еще в детстве усвоили: выражать свои чувства и говорить прямо о том, что думаешь, опасно.

Но как вспомнить все, что случилось с нами в жизни и что необходимо завершить? Ведь это же просто невозможно! И что делать с этими незакрытыми гештальтами? Как их завершить?

Да, вспомнить абсолютно все действительно невозможно. Но это и не нужно: и того, что прямо сейчас ранит сердце и рвется наружу, за глаза хватит для начала работы. А все менее значимое вспомнится потом, после того как мы разберемся с самыми актуальными вещами.

Кроме того, ситуации, которые нас беспокоят, в большинстве случаев можно распределить по группам. И, прорабатывая самую тревожащую ситуацию в какой-то группе, мы фактически прорабатываем и другие ситуации этого типа.

Далее. Обязательно нужно понимать, что закрыть гештальт — это не значит бежать к родственникам или другим «обидчикам», начинать махать кулаками, доказывая свою правду, и на повышенных тонах выяснять с ними отношения. Такое поведение будет крайне неэкологично не только для наших визави, но и для нас самих. Особенно если учесть, что кого-то из «обидчиков» наверняка уже нет в живых.

Закрыть гештальт — значит проработать свое прошлое и перепрожить его. Это работа с самим собой, а не с другими людьми. Результаты этой работы — произошедшие внутри нас изменения — окружающие обязательно почувствуют на невербальном уровне. В итоге изменятся не только отношения с ними, но и качество нашей жизни.

Итак, что нужно сделать, чтобы закрыть гештальт?

Основных шагов три.

1. Следует начать прорабатывать одну из ситуаций, которые лежат на поверхности и беспокоят прямо сейчас. Вычленить их легко: нужно взять листок бумаги и ручку и записать все, что задевает за живое, вызывает раздражение и возмущение.

2. Дальше необходимо продумать и по пунктам перечислить, что

конкретно в данной ситуации нам не нравится. Как, с нашей точки зрения, все должно было быть и почему. Чему должна была научить нас эта ситуация, какой жизненный опыт мы должны были в ней приобрести и т.д.

А теперь, когда у нас есть вся информация об «идеальном» развитии и завершении этой ситуации, нужно погрузиться в нее как можно глубже и полнее и прожить ее заново. И в процессе этого повторного проживания выплеснуть те чувства и эмоции, которые мы хотели выплеснуть, но не смогли этого сделать. Сказать то, что хотели сказать, но так и не сказали. Сделать то, что хотели сделать, но так и не сделали.

Важное замечание: проживание ситуации должно проходить не только и даже не столько на уровне ума, сколько на уровне чувств и ощущений!

И еще. Не стоит стремиться выполнить это упражнение с первого раза. Закрытие гештальта — это работа с травмой, а это процесс очень неприятный и болезненный. Далеко не каждому под силу сделать это в один прием. Поэтому важно дать себе возможность погружаться в ситуацию столько раз, сколько понадобится, чтобы окончательно ее исчерпать.

Главное — чтобы в итоге не осталось ничего недосказанного, недопонятого, недоделанного. В результате вы должны разобраться со всеми сожалениями, обидами, гневом — всем, что вас тяготит. 

Понять, что гештальт завершен, можно только опытным путем — когда в следующий раз вы снова начнете проживать эту или схожую ситуацию и не испытаете при этом никакого дискомфорта.

3. После этого хорошо пересмотреть свою жизнь с позиции нового опыта — хотя бы основные, переломные моменты. Это задание очень важно, потому что оно помогает изменить представления о себе. В результате заметно снизятся восприятие себя как жертвы, ощущение собственной беспомощности и никчемности. И при этом мы начнем чувствовать себя более уверенными, более опытными и умудренными жизнью людьми.

Почему эта техника эффективна?

Во-первых, работа с гештальтами разрушает автоматизмы, то есть привычку поступать определенным образом в однотипных ситуациях, не задумываясь, что, как и почему мы делаем. Во-вторых, она переориентирует мышление, чувствование и поведение.  

Разрушение автоматизмов происходит, когда мы анализируем, что сделали не так в прошлом, и прорабатываем альтернативные варианты своих действий, ищем наиболее подходящий для нас в конкретном случае способ отреагировать на ситуацию.

То есть перед выполнением привычного действия мы берем паузу и начинаем задумываться, каким еще образом можем его совершить. В процессе разрыва шаблона происходит и переориентация нашего старого типа мышления на новое. Начав мыслить по-другому, мы испытываем новые чувства, а вслед за ними подтягивается уже и новый способ реагирования и поведения.

Помочь Маше вернуть родительский «должок»

Давайте рассмотрим конкретный пример работы с непроработанными отношениями с родителями как самый распространенный и «больной» случай. Возьмем мою клиентку — назовем ее Машей — и пройдем вместе с ней по вышеприведенным трем шагам.

Маша — клиент опытный, много чего понимает и осознает, поэтому ее пример будет показательным. Далее следуют мои комментарии, наблюдения и выдержки из Машиного дневника работы над собой (публикуются с ее разрешения).

1. Проработка ситуации

Маше уже хорошо за тридцать, но она до сих пор носит в своем сердце обиду на родителей — на то, что они недодали ей внимания, заботы, любви. И она до сих пор ждет, когда они «одумаются» и вернут наконец свой «должок». Это мешает ей строить отношения с другими людьми и устраивать свою личную жизнь (она не замужем и живет с родителями). И это то, что Маша хочет изменить в первую очередь.

«Что мне не нравится в отношениях с родителями?

1. Мне не нравится то, что я была и остаюсь недолюбленным ребенком.

2. Не нравится, что в 99% случаев родители (особенно мама) меня критикуют, причем унижая меня, высмеивая и, как мне кажется, всегда меня отвергая.

3. Не нравится, что, общаясь с другими людьми, я жду от них той любви, которую мне недодали родители (периодически ловлю себя на этом). А когда не получаю ее, начинаю капризничать, как маленький ребенок, делать пакости, чтобы отомстить людям за то, что и они не дают мне любви и внимания, в которых я нуждаюсь, и в конце концов рву с ними отношения. Ну или они рвут отношения со мной.

Получается, что даже с другими людьми я выстраиваю и проигрываю те же отношения, что и с родителями? Получается, что я наступаю на одни и те же грабли и двигаюсь по кругу? И, чтобы разорвать этот порочный круг, мне нужно изменить отношение к родителям? Наверное, это и есть тот урок, который я должна извлечь из этой повторяющейся из раза в раз ситуации. Урок в том, что мне нужно стать эмоционально самостоятельной, не зависящей от родителей, эмоционально повзрослеть.

А чего я хочу в идеале? Для меня важно, чтобы родители дарили мне душевное тепло, интересовались моими делами, хвалили меня, поддерживали. Что мне это даст? Мне кажется, что тогда я наконец смогу чувствовать себя в безопасности, а значит, стану более независимой и смогу общаться с другими людьми на равных. Беда в том, что я не могу заставить родителей изменить отношение к себе. Получается, все, что мне остается, — это изменить свое отношение к ним. Может, хотя бы тогда что-то изменится?»

2. Что не нравится в ситуации и как это изменить

Когда Маша, несмотря на страх и сопротивление, все-таки погрузилась с проживание отчаяния из-за отношений с родителями и когда она услышала внутри себя их обычное: «У тебя все равно ничего не получится! Да у тебя руки не из того места растут. Да что ты можешь-то? Чего еще от тебя ждать?» — обида и возмущение захлестнули ее так, что она не выдержала.

Она зарыдала, и из нее наконец-то хлынули претензии, которые она никогда не решалась предъявить родителям (она и сейчас выкрикивала их про себя, а не вслух, что вполне безопасно и при этом не менее полезно). Это были упреки в холодности, жестокости и жесткости, равнодушии, нечуткости. В том, что они отказывались водить ее в кружки (а она очень хотела в детстве научиться рисовать и играть на фортепиано). В том, что редко отпускали ее гулять во двор с другими детьми.

Она жаловалась на то, что ей всегда не хватало откровенности, разговоров по душам, их ласки и душевного тепла. Признавалась в том, что ей столько раз хотелось подойти и обнять маму или поведать ей что-то глубоко личное, но всякий раз она одергивала себя и заставляла себя держать дистанцию и отстраняться, боясь насмешек и оскорблений.

Нужно сказать, что это оплакивание себя продолжалось у Маши несколько месяцев и продолжается до сих пор. Сначала она стеснялась этого, но постепенно это стеснение прошло. Потому что, выплескивая то, что накопилось, она в какой-то момент начала чувствовать облегчение — как будто начала сбрасывать с плеч тяжелый груз. И по мере того как Маше становилось легче, в ее жизни начали, хоть и медленно, происходить перемены.

Сейчас она уже не зациклена на своей недолюбленности. Хотя, конечно же, грустит, думая о том, как здорово было бы, если бы она росла в атмосфере любви и заботы. Но это уже именно грусть, а не серьезная душевная боль. Грусть, которая появляется всегда, когда думаешь о важной потере.

Фокус внимания постепенно смещается у Маши с родителей на свою собственную жизнь. Она начала брать уроки игры на фортепиано (о которых мечтала в детстве и от которых получает сейчас большое удовольствие), чаще бывать на людях и общаться с ними (а не стоять в сторонке, как раньше), чаще звонить немногим пока друзьям и строить планы о том, как лучше расширить круг общения и каких людей ей хотелось бы в него ввести.

Она учится воспринимать себя как взрослого человека и относиться к себе с уважением. Это пока получается с трудом, но все-таки какие-то подвижки уже есть. Интересно, что и родители Маши почувствовали эти перемены и стали относиться к ней с меньшим пренебрежением, иногда они даже обращаются к ней за советом.

3. Переоценка жизни

Сейчас, когда эмоциональная зависимость Маши от родителей снижается, она уже готова начать пересматривать свою жизнь. Вот что она успела записать в своем дневнике и обсудить со мной:

«Сейчас, оглядываясь назад, я могу сказать, что холодность и отстраненность родителей, несмотря на причиненную боль, в чем-то даже мне помогли. Например, когда я только поступила в школу, мне было гораздо проще привыкнуть к ней, чем многим моим одноклассникам, которые росли в тепличных условиях и у которых было беззаботное детство. Для них отсиживать уроки, а потом делать домашние задания было сущим наказанием, а мне как-то сразу стало интересно.

Передо мной открылся мир гораздо приветливее того, что ждал меня дома. Я ходила в школу с удовольствием, с удовольствием училась и закончила школу с медалью. Проблем с поступлением в институт тоже не было.

И работать я начала уже в институте, а не ждала окончания учебы, как сокурсники из благополучных семей. Потому что мне надоело, что родители называют меня иждивенкой, да и вообще самостоятельности хотелось. И к окончанию института у меня уже были опыт и трудовой стаж, так что после диплома мне было легче, чем многим моим сокурсникам, устроиться на работу в хорошую компанию с хорошей зарплатой.

В школе, правда, среди одноклассников у меня друзей вообще не было: они казались мне детьми. Зато у меня всегда были друзья старше, начитаннее, глубже, чем я: мне было интересно с ними разговаривать, узнавать у них что-то, учиться у них уму-разуму (научиться этому у родителей в силу их закрытости было невозможно), перенимать опыт.

Вот и получается, что из-за обделенности вниманием родителей я оказалась гораздо более развитой, чем мои сверстники, повзрослела раньше их, мне легче адаптироваться к меняющимся условиям и справляться с трудностями, потому что мне не на кого рассчитывать, кроме как на себя. И по этой же причине мне вообще легче устраиваться в жизни.

Выходит, я всю жизнь смотрела только на одну сторону медали — на ту боль, которую причинили мне родители. И даже не замечала тех преимуществ, которые эта тяжелая для меня ситуация дала мне».

Завершение гештальтов — это работа, конечно, небыстрая и трудоемкая. Но ради того, чтобы разобраться со старыми травмами и наладить отношения с окружающими, стоит приложить усилия.

 

От редакции

Ох уж эти отношения с родителями… Как много нервных клеток они убили каждому из нас! Кажется, тема конфликта отцов и детей неисчерпаема. Сколько бы лет вам ни было — 13, 23 или 53, — вы так или иначе остаетесь зависимы от родительского мнения. Как оставить прошлые обиды в прошлом и научиться жить собственной жизнью, рассказывает психолог Ольга Юрковская: http://www.psy.systems/post/pyat-sovetov-kotorye-pomogut-vystroit-zdorovye-otnosheniya-s-roditelyami.

Писатель Ольга Савельева делится историей из юности, понять и посопереживать которой может каждый. В 18 лет она впервые пригласила друзей к себе на дачу, но в последний момент оказалось, что хозяйкой вечера ей быть не суждено: властная мама отказалась уезжать и приняла гостей сама. Что делать, когда в своей жизни ты ничего не решаешь? Читайте историю Ольги: http://www.psy.systems/post/apelsinki-gosti.

Обиды на родителей, пережитые травмы и другие незакрытые гештальты рано или поздно превращаются в «монстров» и «призраков», которые мешают нам адекватно воспринимать происходящее и выстраивать здоровые отношения с другими людьми. Читайте о том, как распознать и нейтрализовать своих «монстров» и «призраков», в статье психолога Елены Арещенко: http://www.psy.systems/post/monstry-i-privideniya-kotorye-portyat-nam-zhizn.

Как закрыть гештальт?

Незавершенный гештальт похож на зависшую компьютерную программу, которая мешает работать всему остальному.

«Gestalt» переводится как «законченная форма».

Наша психика так устроена, что способна вмещать в себе только законченные ситуации.

Эффект особой памяти на незавершенные действия открыла ученица Курта Левина Б.В. Зейгарник. Суть этого феномена в том, что незавершенная история

все равно будет маячить где-то рядом с вашим сознанием, требуя в свою сторону внимания, пока не будет завершена.

Люди часто замечают в своей жизни повторяющиеся ситуации. Меняются декорации и действующие лица, но сценарии или чувства воспроизводятся.

Что происходит? Ваша психика стремится завершить гештальт с приемлемым для вас результатом, воссоздавая раз за разом похожие события.

Чаще всего за незавершенной ситуацией стоит неудовлетворенная, нереализованная потребность. Порой крайне важная потребность была не удовлетворена в раннем детстве и человек, сам не зная почему, как-то не очень счастлив и не очень жив (психологически).

Все ситуации, которые человек не прожил до конца: не долюбил, не доиграл, не договорил, не отпустил…. Все эмоции/ чувства/переживания, которые человек хотел, но не выразил в полной мере. Все это накапливается, остается. А по причине того, что человеческая психика стремится к целостности (то есть, гештальт стремится к своему завершению), человек бессознательно проигрывает одни и те же ситуации, связанные с определёнными гештальтами прошлого, но уже с новыми людьми и в другое время жизни.

Все, что мы не переварили, не отпустили, не простили является для нас потом зависшей программой, которая мешает в работе нашего компьютера в нынешнем моменте.

Показатель завершенного гештальта относительно человека или ситуации – ваше спокойное, ровное и дружелюбное отношение к этому фрагменту вашего прошлого.

Напротив, мысли, сны, чувства обиды, гнева, вины, осуждения, несправедливости связанные с человеком и ситуацией – являются индикаторами того, что осталось незавершенным гештальтом.

Самые частые примеры незавершенных гештальтов – это детско-родительские отношения и неудовлетворенные потребности в эмоциональной безопасности и принятии, а также отношения между мужчиной и женщиной. Впрочем, второе чаще всего имеет связь с первым и именно поэтому в отношениях с партнерами мы часто сталкиваемся с подобными сценариями как были в родительской семье. Так психика ищет способ закрыть гештальт.

С этим работает терапия. И хоть слово гештальт всегда ассоциируется с гештальт-терапией, тем не менее работа по завершению гештальтов разними инструментами проводится специалистами совершенно разных направлений.

Незавершенные отношения – один из примеров открытого гештальта. Отношения разорвать и завершить — не одно и тоже. Незавершенные истории могут тянуться клейкой смолой внутри годами.

— Прошло 7 лет как мы расстались, у него новая семья и ребенок, а я до сих пор одна и не могу его отпустить.

— Я три года в отношениях, все хорошо, но периодически вспоминаю о бывшем и скучаю по нему.

— Я не могу впустить в свою жизнь мужчину, я отталкиваю тех, кому нравлюсь, боюсь, что мне снова сделают больно.

Вариации на тему можно продолжать долго, но суть одна – они свидетельствуют о незакрытом гештальте.

Как все происходит?

Допустим вы влюбляетесь и начинаете мысленно наглаживать фату, мечтая создать с мужчиной пару или даже выйти замуж. Мужчина же не торопится соответствовать вашим ожиданиям, не спешит с обязательствами, а то и вовсе имеет совсем другие представления о своем будущем. Тут бы вам притормозить, а может даже точку поставить, но не получается, ведь уже вложено прилично эмоциональной энергии в желаемую картинку, и, пока есть шанс это получить, вы продолжаете борьбу.

Чем дольше в эту область направляется внимание, тем сильнее становится гештальт. Чем больше гештальт, тем сложнее его закрыть. И тогда вы будто оказываетесь в его власти, а он настойчиво требует действий для своего завершения. Так возникает любовная (и не только) зависимость, что представляет собой гештальт-ловушку.

Как закрывать гештальты?

Чтобы закрыть любой гештальт — первое что необходимо сделать – переосмыслить его и увидеть куда перетекла зона вашего влияния (локус контроля). Обычно — на другого человек или ситуацию.
Незавершенный гештальт потому и не завершен, что он выходит за область вашего влияния, за ваши границы, поэтому не удается его завершить.

Всегда важно формулировать для себя задачу, которая входит в зону нашей личной ответственности.

Когда у вас начинаются отношения, вы не расписываете в своей голове акварелью картинки совместного будущего. Вы понимаете, что ситуация может развиваться как угодно, мужчина может оказаться не настроен на семью, а то и вовсе женат, могут повылазить другие его тараканы, или окажется, что вы ему по каким-то причинам не подходите. Поэтому задачу «выйти замуж» за конкретного человека ставить совсем не корректно.

Гештальт создается именно когда вы поставили перед собой какую-то задачу и начали вкладывать свою энергию в ее решение.

Чем больше энергии вы вложили в намеченное, тем мощней стал ваш гештальт. Вскоре из чего-то гипотетического, он превращается в нечто актуальное и влияющее на вашу жизнь.

В максимальном проявлении – а это аддикция (как любовная, так и любая другая), гештальт начинает будто жить своей жизнью и управлять вашим поведением и настроением. Здесь всегда присутствует качельная история положительного и отрицательного подкрепления. Вам плохо, когда отдаляетесь от цели, вам радостно, когда приближаетесь. Вам не бывает спокойно и хорошо просто так каждый день, вы уже зависимы, в мозгу сформировались нейронные сети. А все потому, что задача была поставлена намного больше, чем ваши реальные возможности.

Если вы решили, что нашли половинку и никто лучше этого мужчины вам не подходит, вы захлопнули себя в ловушке, которая выпьет из вас много крови.

Такой примерный механизм роста гештальта.

Хоть пример и утрированный, он передает суть этого процесса: как только мы пытаемся получить что-то от кого-то, кто нам не предлагает и не готов отдать это – мы формируем гештальт. Наши ожидания, претензии и все что мы рассчитываем получить от другого сюда же.

Как оставаться в области своего влияния?

Учитывать волю второго участника, отказаться от истории «Как сделать так, чтобы он», говорить о своих желаниях, но отказываться от далеко идущих планов на конкретного человека.

Есть разница если вы говорите, «да, в перспективе я хочу быть замужем и родить детей» (это ваше желание о своей жизни), или «я хочу за тебя замуж, как назовем детей?»(даже если второе вы не говорите вслух).

Если ваша внутренняя задача формируется как «Я хочу попробовать создать счастливые отношения с этим мужчиной», или «Я хочу попытаться вызвать в нем любовь», то даже, если этого не получится, ваш гештальт будет закрыт. Вы попробовали. Вы попытались. Да, может быть больно и неприятно, но вы сделали то, что зависело от вас, на этом ваша зона влияния закончилась, стоит идти дальше.

И не будет драматических страданий «да я для него столько сделала, а он…» «как он мог со мной так поступить, это так несправедливо» и далее…

Повторюсь, какой гештальт вы б не хотели закрыть, сначала нужно его переосмыслить, то есть перестроить. Признать свою часть ответственности, разделить границы — значит увидеть свою сторону, ожидания, претензии, слив энергии и отделить от себя то, что касается воли другого человека. Часто это сопровождается эмоциональным взрывом, когда накатывает и злость, и обида, и бессилие, а может вина, стыд и т.д. У каждого свой набор. Эти эмоции важно прожить и дать им экологический выход.

Осознавание, пересмотр, проживание эмоций, возвращение своей ответсвенности позволяет прийти к Принятию. Это все вместе гештальт и закрывает.
А еще лучше понять эту нехитрую теорию, опробовать на своем опыте, и создавать только те задачи, и гештальты, которые вам под силу закрывать самостоятельно.

что это такое простыми словами, как закрыть гештальт

: Время прочтения:

Разбираемся, что такое незавершенный или незакрытый гештальт и как от него избавиться, с психологом Юлией Носовой.

Что кроется за модным выражением «незавершенный гештальт» в психологии? Говоря научным языком, это сорванный цикл контакта. Говоря по-простому, незакрытый гештальт — это ситуация, не доведенная до логического окончания, неудовлетворенная потребность. Облом, если уж говорить совсем просто. Человеческий мозг всегда стремится закончить начатое, и, если ему это не удается, возникает тот самый незавершенный гештальт. Для кого-то это внезапно разорванные отношения. Для кого-то — детская обида, возникшая из-за отказа в покупке собаки, куклы, машинки.

Человеческий мозг всегда стремится закончить начатое, и, если ему это не удается, возникает тот самый незавершенный гештальт.

Не имеет значения, из-за какой потребности, материальной или эмоциональной, возникла эта ситуация. Гораздо важнее, как она отражается на качестве нашей жизни. Неудовлетворенная потребность — это билет на экспресс в сторону невроза. Хорошо, если это просто бытовая история, которую возможно подкорректировать. Купили, починили, нашли — проехали и живем дальше в стабильности и покое. Куда сложнее, если речь идет о гештальтах в отношениях. Обида, гнев, печаль, горе — вот слагаемые незавершенного гештальта, обязательно приправленные невысказанностью, непрожитостью.

В лучшем случае это приводит к хроническому дискомфорту, который отравляет нам существование. Иногда нам, иногда и всему ближайшему окружению. Представьте любителя приключений, которому не удалось отыскать клад в свою поездку на чудесный остров. Он настолько одержим кладом, что теперь денно и нощно о нем грезит. Если семье «повезет», каждый свой отпуск он будет уезжать на этот остров до конца дней или до нахождения клада (читай, закрытия гештальта). Если семья не столь удачлива, все ее члены будут ездить на злополучный остров. И хорошо, если у них будет возможность лежать на пляже, пока этот любитель приключений ищет заветный сундук.

Примеры незакрытых гештальтов в отношениях

Нереализованная в детстве мечта приведет к тому, что взрослый может пытаться реализовать ее с помощью своего ребенка, даже не спросив его мнения. Будет ли счастлив ребенок, который проживает жизнь за своего родителя?

Взрослый, которому было мало внимания и любви в детстве, будет усиленно добирать это от семьи, созданной уже им самим. Например, искать в партнере того самого родителя, которого так не хватило в детстве. Насколько счастливым будет такой брак?

Взрослый, которому было мало внимания и любви в детстве, будет усиленно добирать это от семьи, созданной уже им самим.

Партнер, которого внезапно оставили, будет постоянно проживать разрыв, пытаясь найти его причины. Так, мужчина может приняться менять партнерш одну за другой, доказывая бывшей, что он еще ого-го, чтобы она пожалела, что ушла от него. Женщина начнет окружать себя внешними атрибутами успешной жизни, показывая бывшему или разлучнице, что она устроилась еще лучше, счастлива еще больше. Все это говорит о том, что ситуация не прожита, не отпущена, а гештальт в отношениях не завершен до конца. Можно ли построить новые, эмоционально оставаясь в старых?

Как закрыть гештальт

Незакрытый гештальт — это не та ситуация, в которой время лечит. Скорее, время тут только усугубляет, укрепляет эту самую рану, а иногда так засыпает песком, что докопаться до нее можно только посредством длительной терапии.

Незакрытый гештальт — это не та ситуация, в которой время лечит.

Как здесь можно помочь? Закрыть тот самый пресловутый гештальт. В абсолютном большинстве случаев будет эффективна работа с психологом. Кому-то удастся справиться со своей ситуацией и за один сеанс, а кому-то потребуется гораздо больше времени, ведь далеко не сразу удается выявить, что на самом деле стало причиной дискомфортного состояния.

Чем поможет психолог в этой ситуации?

  • Во-первых, под его руководством станет намного легче понять, что именно тревожит человека.
  • Во-вторых, он точно поможет правильно идентифицировать чувства, связанные с этой ситуацией.
  • В-третьих, использование специалистом различных методик позволит максимально экологично завершить этот гештальт и научиться распознавать похожие ситуации в будущем.

Как закрыть гештальт : evo_lutio — LiveJournal

Многие знают выражение «незавершенный гештальт».

Это похоже на зависшую компьютерную программу, которая мешает работать всему остальному.

Самая большая засада с незавершенными гештальтами в том, что завершить многие из них просто так нельзя.

Помните сказку про Глиняного парня? Он все время был голоден, и чем больше ел, тем крупнее становился, тем больше ему хотелось. Он сначала всю еду у бабки с дедом съел, а потом их самих съел. Точно так же может поступить с вами ваш незавершенный гештальт, который вы стремитесь завершить. Он сначала сожрет ваше время и силы, потом вашу жизнь, а потом и вас самих, даже физически.

Эффект особой памяти на незавершенные действия открыла наша ученая-психолог Б.В. Зейгарник, ученица Курта Левина. Суть этого феномена в том, что психика стремится все намеченное доводить до конца, и если она сконцентрирована на какой-то задаче, то пока она не придет к какому-то логическому концу, эта задача будет приоритетом, на нее будет обращено внимание, от нее будет сложно отвлечься и почти невозможно забыть. И если вы даже отвлечетесь от задачи, она все равно будет маячить где-то рядом с вашим сознанием, все время требуя в свою сторону внимания, пока не будет завершена.

Сам по себе этот эффект очень хорош, он заставляет людей не отвлекаться то и дело на новые раздражители, а заканчивать работу, не скользить по поверхности жизни, а углубляться в задачи. Однако, в некоторых случаях феномен незавершенных гештальтов очень вредит человеку. Например, тогда, когда завершение работы зависит не только от него, а от других людей и обстоятельств. В этом случае он оказывается в подвешенном состоянии, не может ни это завершить, ни другую работу начать, и сливает свою жизненную энергию в черную дыру.

Один из самых распространенных случаев такого гештальта – незаконченные отношения. Вы влюбились, у вас возник образ взаимной страсти, были какие-то основания для этого или была в этом сильная потребность, вы поставили перед собой задачу создать с данным человеком любящую пару или даже ячейку общества, а человек не торопится соответствовать вашим ожиданиям, не отвечает вам или отвечает мало. Вы не можете поставить точку, поскольку в гештальт вложено много сил и пока есть хотя бы один шанс получить желаемое, вы продолжаете бороться за любовь.

Чем дольше этот гештальт находится в области вашего направленного внимания, тем сильней он становится, как Глиняный парень, питающийся вашей энергией. Чем больше гештальт, тем сложнее его закрыть, тем настойчивей он требует действий для своего завершения (для взаимности и женитьбы, всего, что вы запланировали). И теперь, чтобы не испытывать стресс, ваша психика вынуждена создавать иллюзии, находить подтверждения того, что все идет по плану. Мощный гештальт настаивает на том, чтобы все ваши силы, все ваше внимание, все ваши эмоции были брошены на его завершение. Так возникают гештальт-ловушки.

Как закрываются подобные гештальты?

Чтобы закрыть гештальт, его нужно перестроить таким образом, чтобы его центр оказался в зоне вашего влияния, внутри вашего локуса контроля. Незавершенный гештальт потому и не завершен, что он выходит за область вашего локуса, вы не можете дотянуться до его границ и поэтому вам не удается его завершить.

Вы видите, как полезно иметь хорошо настроенный внутренний локус? В этом случае незавершенных гештальтов просто не возникает, все гештальты вы способны завершить сами, своими силами.

Как выглядит любовный гештальт, если вы открываете его внутренним локусом? Вы не формулируете для себя задачу, которая выходит за область вашей ответственности. Вы не говорите себе: «Отличная девчонка. Надо ей вдуть!» Вы понимаете, что девчонка может оказаться замужней или лесбиянкой, а может быть такой наглухо заколоченной рапунцелью, что силенок ваших не хватит разморозить ее. Или может быть она вполне обычная, свободная девчонка, но вы – совершенно не в ее вкусе. К тому же ни разу не рыбак. Разве не глупо формулировать задачу «вдуть»?

Обратите внимание, гештальт создается не тогда, когда вы просто ляпнули об этом приятелю или написали ЯБВ под фоткой в интернете. Нет, он создается тогда, когда вы всерьез(!) поставили перед собой такую задачу и далее стали вкладывать в решение этой задачи много энергии. От постановки задачи формируется контур гештальта, сначала довольно тонкий, который вы можете сместить или изменить. Но чем больше энергии вы вложили в намеченное, тем мощней и неизменней стал ваш гештальт. Вскоре из чего-то гипотетического, он превращается в нечто актуальное и влияющее на вашу жизнь.

Выросшая лярва (а гештальт, наполненный вашей энергией, это именно оно – полевая структура, такие в 19 веке считали паразитическими астральными сущностями — лярвами, за то, что они хоть и не живые существа в полном смысле слова, но живут своей жизнью и очень часто оказываются сильней человека, породившего их) начинает управлять вашим поведением и вашим настроением. Вы чувствуете себя плохо, когда отдаляетесь от цели, чувствуете счастье, когда хотя бы немного приближаетесь к ней. Из-за такого отрицательного и положительного подкрепления в вашем мозгу формируются нейронные цепи или даже целые нейронные структуры. Еще недавно вы знать не знали эту девчонку, а теперь совсем влюбились и полностью на ней зациклились. А всего-то потому, что поставили себе задачей непременно ей вдуть.

Еще хуже, если вы твердо решили жениться, поскольку цель «вдуть» сама по себе не так сложна и не так глобальна, ее и воплотить легче, и отказаться от нее не так уж тяжело. А вот если вы решили, что нашли половинку и никто лучше этой девчонки в жены вам не подходит, здесь может получиться довольно серьезная гештальт-ловушка, которая выпьет из вас много крови и отнимет много лет. Причем изначально вы могли решить просто вдуть, а постепенно так увлеклись воплощением, значимость девочки так возросла, что вы всерьез решили жениться. Механизм роста гештальта примерно понятен?

Как должен был выглядеть гештальт с этой девочкой, чтобы быть целиком в зоне вашего локуса контроля, то есть в области вашего влияния? Да как угодно, но во-первых, без далеко идущих планов, во-вторых, учитывая волю второго участника. Например: «Отличная девчонка! Надо предложить ей секс!» Секс предложить вы можете кому угодно. Даже если человек откажется, гештальт ваш будет вполне себе завершен, вы ведь кроме предложения ничего более не планировали. Или: «Отличная девчонка! Надо попробовать ее рассмешить, заинтересовать, понравиться ей». Попытка не пытка, как говорится. Вы попробуете, а если не получится, забьете на нее, ваш гештальт вам такое позволит. Если же получится, вы создадите новый гештальт, но точно так же расположите его во внутреннем локусе, в сфере того, что вам по силам. И все будет у вас под контролем.

Что делать с гештальтами, которые сформировались вне зоны вашего контроля? Вы сами не заметили как оказались заложниками какой-то ловушки, то ли иллюзии приняли за собственные возможности, то ли были втянуты туда в обход своего сознания, то ли размечтались и попались. Что теперь делать?

Такой гештальт нужно перестроить, иначе вам его не закрыть.

Но перестроить вы можете лишь тот гештальт, который вам по силам. Если ваш гештальт – это настоящая аддикция (сильная зависимость, мания, безумная страсть) то такая лярва вас сильней. Вы можете бороться с ней как Иван-царевич со Змеем-Горынычем. Все ее головы будут отрастать вновь.

Чтобы победить такой гештальт, его нужно сначала лишить сил.

Хорошая новость в том, что вы сами кормите свою лярву своими эмоциями, и стоит ее какое-то время не кормить, она ослабеет. Если же не кормить лярву долго, она станет такой слабой, что вы легко поймаете ее и поменяете ее установки и настройки.

Но есть и плохая новость. Сильная лярва (аддикция, привязанность) заставляет вас ее кормить. Вы хотите оторвать от нее свое внимание, не думать о ней, не питать ее эмоциями, но она заставляет вас, тянет из вас силы. Можно сказать, что аддикция устроена так, что не вы ее кормите, а она сама вами кормится, и это чистая правда.

Вы изо всех сил пытаетесь не заходить на страничку в социальной сети того, кто вас бросил. Вы говорите себе, что все кончено, что хватит тратить на этого человека свое время и сливать ему свою жизнь (только не ему, а вашей лярве, ему ваша жизнь может быть совсем не нужна и даже обременительна), но тяга оказывается сильней вас, вы снова решаете глянуть одним глазком. Вам кажется, что на борьбу с собой уходит столько сил, что глянуть и закрыть намного проще. Глянуть, закрыть и заняться своими делами. Да? Однако, вы видите на его странице какой-то подозрительный комментарий подозрительной женщины, идете на ее страницу, изучаете ее профиль, комментарии под ее записями, и вот уже пара-тройка часов незаметно проскользнули мимо вас. И дело не только в потерянном времени, отнятом у вашей жизни. Лярва стала больше и еще сильней. Она ведь питается вниманием и эмоциями, а вы не просто были поглощены по уши, но еще и переживали изо всех сил, ваше сердце замирало, а ладони потели. Это очень питательный корм, на котором лярва растет как качок на протеине, только куда быстрей. (Лярва живет не где-то, а в вашем собственном психическом поле, поэтому питается она вашей энергией).

И опять хорошая новость. Худеет и слабеет лярва тоже быстро. Не ходите неделю на страничку и она уже не будет тянуть вас с такой силой, а если и будет, то несколько минут, а потом отпускать. Если вы бросали курить, вы знаете, как именно это бывает. Сначала хочется курить постоянно и сильно, потом постоянно, но слабо, потом сильно, но редко, потом иногда немного схватывает, но быстро отпускает. Потом уже не хочется, но иногда снится во сне. Нейронные сети в мозгу рассыпаются (а сильная лярва состоит из нейронных сетей) не получая положительного подкрепления. Процесс идет. Но чтобы сделать этот процесс не таким сложным, важно не просто удерживать свое внимание, моря его скукой, надо дать ему другое направление. Понятное дело, для внимания аддикта нет приятнее направления, чем аддиктин. Однако, вы вольны предложить своему вниманию рака на безрыбье и он подчинится, лишь бы не упираться в пустоту. Займите себя, отвлеките, не боритесь со зловредным гештальтом один на один, позовите на помощь всех знакомых зверей как Иван-царевич, все дружественные вам ресурсы, даже давно забытые вами.

Когда вам удалось снизить вес и размер гештальта, он перестал подавлять вашу волю, но продолжает понемногу сосать энергию, начинайте его перестраивать.

Осознайте, что изначальная структура поставленной задачи такова, что выходит за границы вашего локуса.

Вспомните (или узнайте, если не знали) гештальт-молитву, которую придумал прекрасный Ф. Перлз, это лучшая мантра для перестройки гештальта:

«Я – это Я, а ты – это ТЫ.
Я делаю свое дело, а ты – свое.
Я живу в этом мире не для того,
чтобы соответствовать твоим ожиданиям,
А ты живешь не для того, чтобы соответствовать моим.
И если мы случайно нашли друг друга, это прекрасно.
Если нет, этому нельзя помочь»

Как только вы впишете гештальт в свои границы, отделите от себя то, что касается воли другого человека, перестроите свой гештальт с учетом и уважением чужой субъектности, вы сможете его завершить.

Например, гештальт: «Я хочу жениться на этой женщине» нужно перестроить в форму: «Я хочу сделать этой женщине предложение» или «Я хочу попытаться вызвать любовь в этой женщине». Предложение сделано? Получен отказ? Гештальт закрыт. Переходите к другим задачам. Попытались вызвать любовь? Вам отказали? Гештальт закрыт. Стоит ли создавать новые гештальты и повторять такие же точно попытки? Если ничего коренным образом не поменялось, вряд ли стоит. Лучше переходите к другим задачам.

Если понимание всех этих вещей перевести с умозрительного уровня на уровень чувств, то есть прочувствовать, насколько бесполезно тянуть руки за чужие границы и биться лбом о закрытую дверь, эта схема начинает работать эффективно.

Пробовали работать со своими гештальтами когда-нибудь? Что-то получалось?



Я в соцсетях:

Как закрыть незавершённый гештальт? — Расставание и возвращение — ReFactory

Незавершенный гештальт – это события, люди, и отношения, которые оставшись в прошлом, постоянно возникают в наших мыслях. Такое «вечное возвращение» может стать навязчивым постоянным фоном и принести множество проблем. В особо тяжелых случаях, возникшее чувство дискомфорта перерастает в невроз. Если на какой то жизненный период приходится наибольшее число незакрытых гештальтов, то человек может так и застрять в психологическом возрасте этого периода.

Больше всего хлопот нам приносят ситуации, связанные с разрывом отношений, поэтому мы рассмотрим стратегии закрытия незавершенных гештальтов на разных примерах.

Что удерживает мысли человека в ситуации, которая уже прошла? Когда наступает разрыв отношений, наше сознание пытается как-то компенсировать образовавшуюся пустоту за счет отрицательных эмоций. Желание свести на нет ценность потерянной связи, часто трансформируется в обиды.

Обиды, породившие ненависть, привязывают мысленно к обидевшему. Например, жестко брошенные девушки, могут писать тебе лет через 15 и высказывать древние, поросшие мхом обиды.

Обычно, на примитивном уровне, человек хочет либо отомстить, то бишь «наказать» обидчика, либо добиться от него какой — нибудь сатисфакции. Например, искреннего раскаяния, валяния его в ногах у обиженного, то бишь, чтобы нанесший обиду, почувствовал то же самое, что обиженный, или осознал, что он круто был неправ.

Идеальной при возврате девушки, часто видится картинка ее прогиба через мольбы вернуться, вкупе с многочасовым ожиданием у подъезда, что неслабо тешит ЧСВ брошенного ею парня. Таким образом, часто гештальт закрывается, даже без принятия ее обратно.

Месть. Если формулировать проще, то это некое сравнивание счетов. Ответная обида или уничтожение обидчика, за нанесенный моральный ущерб.

Часто встречается желание вернуть, переспать и бросить. Такие парни возвращают бывших девушек, юзают их некоторое время, а затем сливают. Зажим убран, гештальт закрыт.

Это путь овощей, у которых нет никакой внутренней культуры.

 

Желание доказать и доказывание, что брошенный лучше Васи. Такой вариант тоже распространен.

То бишь брошенный, мотивированный сильным зажимом яиц, идет в спортзал, начинает усердно работать на работе, или улучшает свой бизнес, катается по заграницам, спит с теми женщинами, которые ранее ему были недоступны, потом встречает свою бывшую в каком то клубе, кормит ее лапшой, видит, что она пользуется еще той косметикой, что он подарил, и носит ту же бижутерию, что он подарил, то есть новые парни не дарят ей такую фигню как дарил он, и вообще она выглядит плохо, жалко и коряво, а он маладес. В итоге  парень доказал себе и ей в том числе, что он маладес, и его отпускает.

Как по мне, это несколько туповатый способ, но гораздо более экологичный, чем месть.

Сравнение. Довольно экологичный путь. Но тоже из «внешней» школы.

После расставания мужчина начинает работать над собой, уверенно двигаясь к поставленным целям (социальный статус, качает свой ВВ, сошл пруфф и навыки соблазнения), тем самым, повышая в глазах других людей свою ценность. По мере роста повышается уровень «избранниц сердца», привлекательность которых затмевает достоинства предыдущих, и так по возрастающей. Каждая новая девушка выглядит красивее бывшей и все мысли о правильности\неправильности расставания с прошлой исчезают сами собой. Он смотрит на нынешнюю, какая она классная и милая, вспоминает/встречает бывшую, видит/понимает, что бывшая хуже, дешевле, проще, и забывает ее.   Гештальт закрыт. 

Часто новая классная нынешняя, через время, сливает его по той же схеме, что и бывшая, так как МЧ не сделал глобальных выводов, а просто одел обертку поярче на себя, какашку такого.

Но это уже потом. Важно, что старый гештальт закрыт.

Или, например, через годы, будучи женатым патриархом с кучей классных детишек и умницей — женой, он узнает, что бывшая неудачно 15 раз вышла замуж, и теперь она старая, никому не нужная истеричка, и вообще ничего не добилась в этой жизни, и судьба отвела его от такой дуры и суки, и тихая радость наполняет его сердце.

Гештальт закрыт.

=================

Все вышеперечисленные стратегии относятся к «внешней» школе. Всех их объединяет стремление решать внутренние проблемы за счет внешних изменений, которые на психологические аспекты проблемы влияют крайне слабо. А теперь мы перейдем к стратегиям, ориентированным закрытие гештальтов через работу с сознанием.

 

«Логический путь». Относится к  «внутренней школе»Парень включает мозг, понимает, почему его зажало, разматывает свои комплексы, осознает причины ошибок, переоценивает бывшую, меняет фильтр выбора будущей ЛТРки, спокойно убирает якоря, принимает на себя ответственность за произошедшее, и далее занимается чем — нибудь полезным, либо тем, что ему нравится. Гештальт закрыт.

Звучит фантастически, так как этот путь недоступен большинству вследствие слабости разума или сильной эмоциональной привязки к ушедшей девушке.

 

«Прощение».  Еще одна стратегия внутренней школы – прощение. Ее по праву считают одной из самых сложных по силе внутреннего напряжения и объему работы. Прощение требует полного принятия бывшей и себя, такими как они есть. Это сугубо внутренняя работа, поэтому мужчине не нужны встречи с девушкой и мольбы о прощении. Прощение выдергивает крючки обиды, и парень становится свободен. Гештальт закрыт.

 

«Уход в закат» – эта стратегия относится к числу чрезвычайно результативных, и в то же время самых пафосных. Для его реализации необходимо иметь хоть какую то значимость для девушки.

Лишившись всяческой надежды сохранить отношения (или добиться девушки), парень красиво уходит из её жизни навсегда. Без мести, сцен, просьб остаться, мониторинга ее страничек в интернетах и т. д. Пожелав бывшей возлюбленной удачи,  он продолжает жить своей жизнью, не слишком явно теша свое самолюбие.

Через год — полтора звонит ей по какому -то идиотскому поводу, слышит в голосе ОЖП радость, она говорит, что будет рада его видеть. Он нежно улыбается ей в трубку… И никогда больше не звонит. Понимая, что он — ковбой Мальборо. В некоторых случаях это вызывает возврат/покорение девушки, которая сама начинает искать с ним встречи. В любом варианте гештальт закрыт, опять же по причине того, что он ковбой Мальборо.

Красивый путь для волевых парней. 

«Фильтрация» – пожалуй, самый оптимальный вариант с точки зрения экологии и чувства собственного достоинства. Суть стратегии заключается в следующем: мужчина выставляет четкие параметры для будущей пассии и отвергает кандидатуру при несоответствии. Например, если барышня стала чужой женой, то вариант снимается с рассмотрения при любых раскладах. Отличный способ для людей с четко выстроенным духовным стержнем и моральными принципами.

. Экстремальные способы закрытия гештальтов, (например уход в нирвану) рассматривать не будем, это дорога единиц.

===================

Татьяна Грибанова, один из авторов познавательного журнала «Школа жизни» предлагает следующие стратегии закрытия гештальтов:

  • Постановка;
  • Завершение фантазией;
  • Освобождение через рассказ;
  • Полное принятие и смирение с ситуацией.

Суть стратегии постановки заключается в разыгрывании сцен с возможными диалогами мужчины и девушки, в которых подставное лицо просит прощения и принимает извинения, позволяя парню освободиться от якорей. Неплохой способ оформить и озвучить все, что осталось за кадром. Для достижения позитивного эффекта мужчина должен со всей серьезностью относиться к происходящему.

Завершение фантазией скорее походит на мысленный эксперимент. Основная задача мужчины обыграть все возможные ситуации и варианты дальнейшего развития событий в случае сохранения отношений. Акцентируя при этом внимание на бытовухе и других прелестях супружеской жизни. Само собой, простого каркаса событий из нескольких предложений тут явно недостаточно. Описания должны быть яркими, красочными, с целой кучей деталей. Таким образом, удастся симулировать реальность и почувствовать освобождение, сконцентрировавшись на минусах этой ситуации.

Суть стратегии освобождения через рассказ другим людям волнующих событий основана на стремлении человека скрыть все самое ценное и важное от посторонних глаз. Выставляя свои чувства, страхи и желания на публику, мужчина фактически уничтожает их ценность. Дополнительный эффект приносит многократное повторение. После 5-6 раза, «трагические» события собственной жизни будут восприниматься так же, как и надоевший сериал.

Полное принятие ситуации граничит с потерей интереса к гештальту. Для реализации этой стратегии необходимо провести долгую работу над своим мировоззрением, акцентировав внимание на ничтожности всего происходящего с тем, что бывало, есть и будет в мире. Ну расстался с девушкой, и че?

Преподаватель Институт Развития Личности и Бизнеса Пилипенко Анна также предлагает для закрытия гештальта использовать игру. Содержание и правила игры могут быть разными, но задача стратегии неизменна – сделать предметом игры, то, что раньше считалось важным. Например, мужчина и его бывшая девушка предстают в настольной игре в качестве фишек, а сам сюжет будет частично перекликаться с какими-то знаковыми событиями жизни пары. Расслабленная игра с тем, что причиняет боль, приносит освобождение.

Блогер evo_lutio рекомендует действовать на опережение и перестраивать гештальты таким образом, чтобы их центры оказывались в зоне вашего влияния. Например, увидев симпатичную женщину, мужчина ставит себе за цель завязать разговор, а не добиться ее любой ценой. Ведь прекрасная незнакомка может оказаться замужней или лесбиянкой. В таком случае все попытки окажутся тщетны. Человек должен формулировать свои желания таким образом, чтобы ответственность за их реализацию находилась в пределах его возможностей. Постановка правильных задач освобождает нас от возникновения незакрытых гештальтов.

Сильные привязанности начинают жить в сознании человека собственной жизнью, поэтому ликвидации особо сильной лярвы (аддикции) требует огромных усилий. Для победы необходимо перекрыть все каналы питания патологической тяги (зрительные образы, песни, мелодии, запахи, памятные вещи). На ослабление лярвы может уйти много времени, но, в конце концов, у человека появляется свобода и он может перестраивать гештальт вплоть до его закрытия. Например, почувствовав сильную тягу к другой женщине, мужчина вместо «я хочу ее добиться» ограничивает свою задачу до «я хочу сделать ей предложение». В таком случае, в независимости от ответа женщины, мужчина всегда закрывает гештальт и страхует себя от появления лярвы.

 

Существует множество способов закрытия гештальта, часто используют не чистые виды, а комбинированные варианты. Допустим «доказывание» и «фильтр»,  или «прощение» с «постановкой». Изобретательность и целеустремленность приближает долгожданное освобождение.

После логической проработки незакрытого гештальта, он теряет свою силу для сознания, но на подсознательном уровне (либо на уровне привычки), у человека остается тяга возвращаться в прошлое.

После этого хорошим ходом будет включить принцип фиксации на «здесь и сейчас», сформулированный основателем гештальт – терапии Фрицем Перлзом. (он предлагал фокусироваться на тщательном пережевывании пищи и наслаждении ее вкусом).

Более расширенный комплекс методов фиксации сознания на «здесь и сейчас», можно прочесть в FAQ «Моешь чашку – мой чашку».

Полезные ссылки:

  1. Как создать тему — [нажать для перехода]
  2. О нашем проекте — [нажать для перехода]
  3. Как получить бесплатную консультацию — [нажать для перехода]
  4. Принцип работы взаимоотношений: Ресурсное Равновесие
  5. Как вернуть девушку — [нажать для перехода]
  6. Как пережить расставание — [нажать для перехода]

 

P.S. Копирование материалов сайта refactory.pro запрещено! Все ресурсы сайта refactory.pro, включая текстовую, графическую и видео информацию, структуру и оформление страниц, защищены российскими и международными законами и соглашениями об охране авторских прав и интеллектуальной собственности (статьи 1259 и 1260 главы 70 «Авторское право» Гражданского Кодекса Российской Федерации). Использование любых материалов сайта, включая статьи, фотоматериалы и изображения, разрешено только с согласия владельца ресурса refactory.pro.

Что такое гештальт?

Мнение «Правого полушария Интроверта»
Время чтения: 3 минуты

Автор Екатерина Оксанен
Лектор по направлению психология.

В дословном переводе с немецкого «gestalt» означает «законченная форма», «целостность». В психологии слово гештальт используется для обозначения целостного феномена, которое невозможно свести к сумме его частей. 

В ходе исследования этого феномена проводили эксперимент, в котором человеку давали несложные задания и ограничивали время их выполнения. Оказалось, что испытуемые легко забывали завершённые задания, но запоминали те, что они не успели выполнить до конца.

Этот же эффект заметила советский психолог Б.В. Зейгарник. Она наблюдала за официантами и обнаружила, что они помнят невыполненные заказы, но моментально забывают завершённые.

Почему так происходит? Оказывается, незавершённые ситуации (то есть незакрытые гештальты) создают в психике напряжение.

Незакрытые гештальты чреваты двумя последствиями:

Застревание

Психика «зацикливается» на незавершённых событиях или отношениях. Так, если мы расстались с партнёром, но не успели поговорить с ним о чём-то важном или не смогли объяснить себе причину разрыва отношений, то мысленно мы будем привязаны к этому партнёру на протяжении длительного времени. Когда всё понятно и полностью завершено, то восстанавливаемся мы гораздо быстрее.

Ещё один пример незакрытого гештальта выглядит так: после неприятного разговора вы всё время мысленно проигрываете его в голове, придумываете, что ещё вы могли бы сказать, как иначе повели бы себя и что бы из этого вышло. «Просто не обращать внимания» не выходит, как бы вы ни пытались. Вот эта мыслительная жвачка и есть незакрытый гештальт.

Танцы на граблях

Ситуация, с которой нам когда-то не удалось справиться, с большой вероятностью будет повторяться. Психика будет раз за разом создавать похожие ситуации, чтобы вновь и вновь пытаться их завершить приемлемым для нас способом.

Например, если человек в детстве пережил опыт унижения, обиды или игнорирования, то во взрослой жизни он будет бессознательно выбирать себе такое окружение, которое будет обращаться с ним так же. Даже если он уходит от тех, кто его обижает, то на смену им приходят другие люди с таким же поведением. Люди меняются, а ситуация остаётся.

Зачем нашей психике это нужно? Ответ прост: незавершенные задачи мы запоминаем для того, чтобы в итоге всё-таки завершить начатое и тем самым избавиться от напряжения. Пока этого не произошло, мы вновь и вновь будем возвращаться к этой проблеме.

Бывали ли у вас незакрытые гештальты? Как вы с ними справились?

Научиться понимать себя и свои привычки, строить здоровые отношения и разбираться в основных направлениях психологии поможет наш пакет курсов:

  • 7 курсов и 108 часов;
  • Доступ навсегда;
  • Онлайн в любое время.

ПОДРОБНЕЕ О КУРСАХ

Обложка: Гарольд Пиффард (1867-1938) «Портрет одалиски»

Ключевые концепции гештальт-терапии для не-гештальт-терапевтов

Несколько лет назад я был на приеме у преподавателя, которого мы недавно наняли на нашу кафедру. Она только что получила докторскую степень, и это будет ее первая академическая работа. Она прошла обучение на Среднем Западе по программе, известной своим упором на когнитивно-поведенческую терапию (КПТ). В беседе один на один она поинтересовалась моей теоретической ориентацией. Я сказал, что я гештальт-терапевт.Она сделала паузу, выглядела немного сбитой с толку, затем сказала: «Гештальт-терапия? Действительно! Я не думал, что кто-то больше так поступает ».

Нелегко быть гештальт-терапевтом, особенно когда вы преподаете и руководите программой докторской психологии в Соединенных Штатах. Иногда я встречаю людей, вроде моего бывшего коллеги по факультету, которые считают, что гештальт-терапия исчезла. Чаще я встречаю людей, которые имеют устаревшее и несбалансированное представление о том, что такое (или был) гештальт. Фрицу Перлзу, соучредителю гештальт-терапии, можно приписать эту неточную картину, которую было трудно перекалибровать через 47 лет после его смерти.

Когда я выступал по этой теме на конференции Американской ассоциации консультантов в Монреале в 2016 году, я начал с упражнения «свободные ассоциации»: «Я говорю гештальт-терапию, вы говорите…?» Как и ожидалось, я услышал горячее место , здесь и сейчас , пустое кресло , техник и молитву Perls . Мне также было приятно услышать теории поля , диалог и ориентированный на процессы .

Распространено заблуждение, что гештальт-терапия — это набор техник, которые может использовать любой терапевт, независимо от ориентации.Фактически, такая техника, как предоставление клиенту представления, а затем обращения к другому человеку на пустом стуле, может использоваться любым терапевтом, но это вмешательство , а не гештальт-терапия . Как и при любом подходе к консультированию, для достижения даже элементарного уровня компетентности гештальт-терапевта требуются годы образования и обучения.

Другое заблуждение состоит в том, что гештальт-терапию можно сочетать с другими направлениями консультирования. Много лет назад я посетил однодневный семинар под руководством Арнольда Лазаруса, «основателя» мультимодальной терапии.Ближе к концу утреннего сеанса он объявил, что собирается показать видео, в котором продемонстрирует, как он может сочетать гештальт-терапию со своим подходом. В видео он провел клиента через упражнение «два стула» (в котором клиент двигается вперед и назад между стульями «лицом к лицу», разыгрывая диалог с двумя конфликтующими частями себя). Я подошел к нему во время обеденного перерыва и уважительно предположил, что он не занимается гештальт-терапией. Я спросил, не сделает ли он уточняющий комментарий на дневном заседании.Мое предложение и просьба не были встречены, мягко говоря, хорошо.

Сказав это, существуют ли аспекты гештальт-терапии, которые могут быть включены консультантами, которые не имеют хорошей подготовки и не имеют оснований для этого подхода? Я считаю, что существуют, и в оставшейся части этой статьи я обрисую некоторые из этих концепций.

1) Контекст, контекст, контекст. В нашем все более многокультурном обществе важность учета контекста становится все более очевидной, независимо от теоретической ориентации.Гештальт-терапия приняла (от Курта Левина) концепцию «поля» как одну из основных философских оснований. В гештальт-терапии человек всегда рассматривается в контексте прошлых и настоящих полевых условий или окружающей среды. Представление о наших клиентах как о том, что они находятся под влиянием их различных сред, является отправной точкой любых терапевтических отношений.

Одно из ошибочных представлений о гештальт-терапевтах состоит в том, что нас не интересует прошлое.Фактически, обычно проводится тщательный анамнез, чтобы мы могли найти ключевые части маршрута, который привел клиентов к их текущему социальному и эмоциональному положению. «Контекстный анализ» имеет решающее значение для эффективного консультирования, и, учитывая демографические сдвиги, происходящие сегодня в Соединенных Штатах, контексты наших клиентов намного более разнородны, чем в прошлые десятилетия.

2) Любознательность. Я только что закончил годичную программу обучения межкультурному общению. Мне пришлось улыбнуться, когда мой тренер объявил, что самая важная компетенция в межкультурном общении — любопытство.Я улыбнулся, потому что последние несколько лет я считал любопытство важнейшей компетенцией гештальт-терапевтов.

Наш теоретический термин для этой компетенции феноменологический запрос . Сидя с нашими клиентами, мы пытаемся (насколько это возможно) исключить ранее существовавший опыт, который заставил бы нас поспешить с суждением, объективировать и поверить, что мы выяснили этих клиентов. Это непростой процесс. В конце концов, наша академическая подготовка побуждает нас задавать вопросы, чтобы помочь нам определить, в какую коробку помещать наших клиентов (диагноз), чтобы мы могли применить наиболее обоснованное вмешательство.

Однако цель феноменологического исследования не в том, чтобы классифицировать. Скорее, мы используем нашу «непредвзятость», чтобы понять субъективность клиента. Парадоксально, но чем больше мы похожи на наших клиентов (в отношении возраста, пола, расы, этнической принадлежности, сексуальной ориентации и т. Д.), Тем важнее проявлять инициативу с любопытством, особенно с учетом естественной склонности сокращать путь и предполагать, что мы знаем как заканчивается история, не тратя времени на прочтение всех глав.

В нашем все более разнообразном и многокультурном мире все чаще приходится сидеть с клиентами, которые не похожи на нас.Одно предостережение относительно использования феноменологического исследования с клиентами, которые сильно отличаются от нас, заключается в том, что обучение консультанта не входит в обязанности клиента. В отличие от других компетенций, которые необходимо изучить или приобрести, чтобы стать квалифицированным клиницистом, любопытство является врожденным, и для большинства из нас необходимо «восстанавливать».

3) Не играйте в избранное. Многие направления психотерапии делают больший акцент на одном конкретном аспекте индивидуального опыта. Я хорошо помню, как смотрел видео сеанса групповой терапии под руководством Карла Роджерса.В первые минуты существования группы ее участники, как и ожидалось, вели интеллектуальный обмен. Роджерс был очень тихим и выглядел полусонным. Когда один из участников в конце концов начал говорить о своих чувствах, Роджерс воодушевился и сказал что-то вроде «Теперь мы кое-что добились».

В то время как терапия, ориентированная на клиента, считает первичными чувства, КПТ делает такой же упор на познание или мысли. У гештальт-терапии нет фаворитов. Наши клиенты могут испытывать страдания, связанные с их мыслями, чувствами, поведением, мечтами, сексуальностью, духовностью или отношениями.Все эти «области» взаимосвязаны, и в любой конкретный момент терапии одна может быть для клиента более заметной, чем другие. Как гештальт-терапевт, я верю, что мои клиенты (а не моя теоретическая ориентация) в любой момент определят тот аспект (аспекты) своего опыта, который является основным.

Культурные соображения также потребуют от терапевтов не слишком строгого соблюдения предписаний любого подхода к консультированию, большинство из которых было разработано с учетом евро-американских ценностей и предубеждений.Например, как консультант, обученный побуждать клиентов выражать чувства, приспособился бы к клиенту из эмоционально сдержанной культуры?

4) Сила процесса. Одной из отличительных черт гештальт-терапии является внимание процессу , а не только содержанию. Недавно ко мне подошел аспирант, чтобы узнать о присоединении к одной из моих супервизионных групп. Я спросил его, насколько он знаком с гештальт-терапией. Он сказал, что все, что он знает наверняка, это то, что гештальт-терапевты сосредотачиваются исключительно на настоящем.Я исправил это восприятие и дал ему прочитать несколько книг и статей.

Я думаю о содержании и процессе в консультировании по-разному. Контент — это валюта терапии, то, что обменивается. Контент — это средство терапии, истории, которыми делятся наши клиенты. Контент охватывает прошлое и будущее. Процесс существует только в настоящий момент. Процесс — это арена для изменений, потому что изменения не могут произойти ни в прошлом, ни в будущем.

В каждом консультировании есть насыщенный и динамичный процесс, который терапевт может либо включить, либо проигнорировать.Большинство ориентаций на консультирование являются «тяжелыми по содержанию». Гештальт-терапевты понимают, что содержание и процесс не могут быть разделены. Нас учат уделять процессу пристальное внимание и «искусно» его комментировать. Например, консультант может сказать: «Когда вы говорите о своем бывшем любовнике (довольном), вы говорите громче и ваши кулаки сжимаются (процесс)». Я использую слово искусный , потому что требуется время и опыт, чтобы научиться наблюдать процесс и давать комментарии.

Комментировать процесс — значит пригласить вашего клиента быть «в консультационной комнате» с вами.Комментировать процесс — значит создавать возможность для своего рода «близости», которую многие клиенты будут испытывать дискомфорт. И все же, независимо от вашего подхода к консультированию, существует достаточно доказательств того, что так называемые «факторы взаимоотношений» определяют большую часть положительных результатов, о которых сообщают наши клиенты. Лаура Перлз, другая соучредительница гештальт-терапии, приняла убеждения Мартина Бубера в отношениях «Я-Ты» в качестве модели для гештальт-терапии. Что-то вроде того, что наши клиенты чувствуют, что мы действительно их понимаем и ценим, может в некотором смысле довольно просто лечить само по себе.

По моему опыту, эти случайные и мимолетные моменты, когда клиенты чувствуют необычайную связь со своим терапевтом (а не только), могут возникать только в том случае, если консультанты способны включить внимание к процессу в свой подход.

5) За пределами сочувствия. В сфере консультирования широко признано, что сочувствие — это хорошо. Вклад Карла Роджерса в эту область хорошо задокументирован. Несомненно, способность проявлять сочувствие является необходимой компетенцией во всех консультационных отношениях.Но я хотел бы ввести и дать определение другому, менее известному термину. Термин , включение , пришло к нам от Бубера и Хайнца Кохута.

Различие между сочувствием и включением не является абсолютным. Между ними есть некоторое пересечение и пересечение, но для этой статьи я определю их следующим образом: сочувствие — это то, как для меня было бы оказаться на месте клиента; инклюзия — это «понять», как моя клиентка находится на ее месте.

Эмпатия очень полезна в консультировании и работает с использованием механизма проекции .Золотое правило связано с проекцией и сочувствием. Мы делаем для других то, что хотели бы, чтобы другие делали для нас. Узнав, что было бы или могло бы быть для меня, если бы я был в разгар развода с детьми, на кону, я могу уточнить, как я оказываю поддержку своему клиенту. С другой стороны, если я стану слишком «женатым» на собственном опыте, я могу упустить ключевые различия или сделать неточные предположения о разводе клиента.

Механизм включения — это феноменологическое исследование, которое я определил ранее.Это тесно связано с платиновым правилом: мы делаем для других то, что они хотят.

Включение состоит из двух частей. Первый — это процесс истинного получения (Бубер использовал слово , понимая ) опыта нашего клиента в определенный момент сеанса консультирования. Вторая часть сообщает клиенту, что мы действительно понимаем и не можем судить. Если мы сможем время от времени практиковать инклюзию именно на этом уровне, мы выйдем за рамки сочувствия, и результатом будет то, что Морис Фридман назвал «исцелением через встречи».Он считал, и я согласен, что эти сильные моменты связи между консультантом и клиентом могут возникать при любом подходе психотерапии.

6) Самое смешное про сдачу. Консультации направлены на то, чтобы помочь клиентам измениться. Большинство теорий консультирования имеют некую фундаментальную философию относительно того, как происходят изменения. Однако самое забавное в переменах то, что они происходят всегда. Меняются времена года, меняется наше тело, меняется погода, прогресс технологий и т. Д.

Взгляд на изменения в гештальт-терапии называется парадоксальной теорией изменений . Проще говоря, изменения происходят естественно и органично, когда достаточное внимание, осведомленность и поддержка существуют вокруг того, «что есть», а не когда мы озабочены тем, «чего нет».

Клиенты неизбежно приходят к терапии двоения. Они 1) ищут перемен и избавления от борьбы и 2) не хотят меняться. Повестка дня «не хочу меняться» обычно менее очевидна. В результате консультанты могут легко согласиться со стороной «желания измениться» и упустить ее.Когда терапевтический прогресс не достигается и цели лечения не достигаются, консультанты часто разочаровываются и сомневаются в своей эффективности. В худшем случае клиент обвиняется и считается не готовым к изменениям или «сопротивляющимся».

В моих группах супервизии постоянно шутят, что если я слышу, как мои врачи говорят: «Я пытаюсь убедить моего клиента…»
, я нажимаю скрытую кнопку, и загорается красный предупреждающий свет. Конечно, это абсолютно нормально, особенно для новых врачей, с энтузиазмом помогать нашим клиентам измениться.Важнейший вопрос заключается в том, как мы, врачи, поддерживаем процесс изменений.

Возвращаясь к принципу парадоксальной теории изменений, устойчивое (а не быстрое исправление) изменение происходит, когда клиенты могут «оставаться с» нынешним опытом, а не убегать от него. Я должен отметить, что когда клиенты сообщают, что они чувствуют «Х» и больше не хотят чувствовать «Х», я никогда не скажу: «Ну, единственный способ больше не чувствовать« Х »- это более полно испытать и решить «X», чтобы вы могли двигаться дальше ». Опытные гештальт-терапевты понимают, что наша теория изменений — это не то, как большинство людей в западной культуре рассматривают изменения.

Одним из ключевых вкладов Лауры Перлс в гештальт-терапию было подчеркнутое значение как индивидуальной, так и экологической поддержки . Индивидуальная поддержка — это то, что клиент вносит в терапию. Это поза, дыхание и все чувства. Экологическая поддержка обеспечивается креслом клиента, освещением в офисе, но в основном терапевтом. Я считаю, что одна из основных задач консультанта — оценить источники индивидуальной поддержки клиента и, со временем, попытаться определить, в какой поддержке терапевт нуждается клиент.

Эта последняя задача сложна, потому что каждый клиент индивидуален, и не существует универсальной поддержки окружающей среды. Разным клиентам — и даже одному и тому же клиенту в разные моменты — может потребоваться, чтобы консультант взял на себя инициативу, раскрыл себя, сидел в тишине и так далее. Постоянное внимание консультанта к максимальному повышению уровня поддержки со стороны окружающей среды требует внимания к процессу, о котором я говорил ранее. Соединяя концепции изменения и поддержки, если клиенты собираются исследовать «то, что есть», или оставаться с аспектами своего настоящего опыта (скажем, чувство дискомфорта), необходимо будет усилить как индивидуальную, так и окружающую среду, как в час терапии. и в их жизни.

7) Следите за своим языком и своими атрибутами. «Фундаментальная ошибка атрибуции» приходит к нам от наших друзей, социальных и организационных психологов. Они указывают на нашу склонность «обвинять» или приписывать ответственность человеку. Например, клиент опаздывает на консультацию, и консультант предполагает, что у клиента отсутствует достаточная мотивация, он недостаточно серьезно относится к терапии или не является пунктуальным по своей природе. Этот тип ошибочной атрибуции связан с глубокими индивидуалистическими корнями У.С. культура.

Меня привлекла гештальт-терапия, потому что это теория здоровья, а не патологии, и потому, что всегда принимается во внимание контекст. Дети быстро узнают, что определенные эмоции и поведение нельзя демонстрировать в присутствии тех, кто за ними ухаживает. Творческие изменения происходят со временем, становятся жесткими и переносятся во взрослую жизнь. Примерами могут служить неспособность испытать печаль или попросить эмоциональной поддержки, или даже самооценку себя никчемным человеком.Эти корректировки, столь важные для выживания и безопасности в детстве, обычно больше не нужны во взрослом возрасте. Эти разрывы между прошлым и настоящим создают беспокойство, которое консультанты и медицинская модель часто классифицируют как «симптомы».

Гештальт-терапевты не обвиняют и не патологизируют клиентов. Буквально на прошлой неделе в учебной клинике, где я курирую докторантов, я услышал следующее: клиент устойчивый , избегающий , ищущий внимания и зависимый .Я предлагаю всем нам, независимо от нашей теоретической ориентации, следить за нашим языком , когда мы обращаемся к нашим клиентам. Этим типам суждений не хватает чувствительности, они упускают из виду общую картину и не способствуют формированию сострадательного терапевтического альянса. Рассматривая наших клиентов в соответствии с любым из этих терминов, мы не ищем цели или значения их поведения в более широком контексте их жизни, настоящего и прошлого.

Ученый, изучающий айсберг, знает, что для того, чтобы по-настоящему понять «айсберг», нужно принять во внимание многое, а не только верхушку, видимую на поверхности воды.Большая масса льда под поверхностью, температура воды и вся экосистема в прошлом и настоящем создают контекст для айсберга. Назвать клиента «трудным» или «избегающим» — значит сформировать суждение, основанное только на подсказке этого человека.

8) Совместное создание, а не ассимиляция или приспособление. В недавно опубликованной статье я написал: «Двигаясь вперед в 21 век, я бы предложил заменить термин ассимиляция термином со-творчество .Наше мультикультурное общество будет непрерывным творением без какой-либо высшей культуры как самой толстой нити ».

Один из моих первых тренеров и наставников сказал мне, что гештальт-терапия была единственным подходом к консультированию, с которым он мог идентифицировать себя как афроамериканец, потому что это не терапия адаптации. Этот комментарий остался со мной много десятилетий спустя. Хотя люди должны творчески приспосабливаться к обстоятельствам своего детства, гештальт-терапевты не поощряют своих клиентов приспосабливаться к ценностям и ожиданиям доминирующей культуры большинства.

Ассимиляция использовалась в гештальт-литературе для описания процесса, в котором индивид выборочно принимает ценность одних аспектов окружающей среды, отвергая другие. Однако концепция ассимиляции также проблематична, поскольку предполагает процесс «создания подобия» или «побуждения к подобию». Фактически, есть еще один термин, ассимиляционизм , который определяется как «политика поглощения групп меньшинств».

По своей сути гештальт-терапия направлена ​​на признание потенциальных и непредсказуемых результатов постоянных встреч, которые происходят ежедневно между людьми.Благодаря этим встречам обе стороны меняются, и вместе создаются новый опыт и реалии. Учитывая наш нынешний политический контекст, я бы сказал, что эту концепцию совместного творчества следует принять, чтобы противостоять возрождению ксенофобии и «дезинтеграции» непохожих на других.

Консультанты имеют привилегию участвовать в особых (осмелюсь сказать, священных) встречах со своими клиентами. Я бы призвал всех нас с осторожностью относиться к тому, чтобы сознательно или невольно становиться агентами систем или программ, которые способствуют приспособлению или ассимиляции с «самой толстой нитью».”

****

Статьи

Knowledge Share разработаны на основе сессий, представленных на конференциях Американской ассоциации консультантов.

Джон Фрю — профессор Школы психологии аспирантов Тихоокеанского университета. Он является помощником редактора Gestalt Review и соавтором и редактором книги Contemporary Psychotherapies for a Diverse World . Он является содиректором Северо-западного учебного центра гештальт-терапии в Портленде, штат Орегон, и принимал участие в обучении гештальт-терапевтов в США.С. и на международном уровне более 30 лет. Свяжитесь с ним по телефону [email protected] .

Письма в редакцию: [email protected]

****

Мнения и утверждения, сделанные в статьях, опубликованных на CT Online, не должны рассматриваться как отражающие мнение редакторов или политику Американской ассоциации консультантов.

Почему и как используется техника «пустого стула»?

Буквальное значение гештальта — « организованное целое, которое воспринимается как нечто большее, чем сумма его частей ».Таким образом, гештальт-терапия — это эгоцентричная психотерапия, которая вращается вокруг вашего настоящего момента (наряду с окружающей средой и социальным контекстом), не беспокоясь о прошлом или будущем. Это помогает человеку справиться со своими эмоциями, найти самооценку и взять на себя ответственность за свою жизнь, а не полагаться на других.

Роль «пустого стула»

Разработанная психологами Фрицем Перлзом, Лаурой Перлз и Полом Гудманом, гештальт-терапия — это очень простой подход, при котором человек сидит перед пустым стулом и рисует человека, которому он хочет выразить свои чувства.Необязательно изображать кого-то другого, можно представить себе и половину себя.

Роль пустого стула на самом деле меняется, когда вы переходите на другой стул и становитесь лицом туда, где вы сидели раньше. Здесь вы начинаете отвечать на свои вопросы с точки зрения другого человека. Да, вам может потребоваться переключаться между двумя стульями несколько раз, но эта терапия освобождает вас от паутины отношений, понимая обе стороны.

Подробнее: — Гуманистическая терапия: что это такое и как работает гуманизм?

Отказ от ответственности: Как аффилированное лицо BetterHelp мы можем получить компенсацию от BetterHelp или других источников, если вы покупаете продукты или услуги по ссылкам, указанным на этой странице.

Гештальт-психотерапия также полезна при лечении таких состояний, как:

Почему терапевты используют гештальт-терапию?

Если вы считаете, что поняли терапию и можете использовать ее дома, вам, возможно, сначала придется развеять это сомнение. Терапевт или эксперт находится рядом с вами во время терапии, чтобы получить рекомендации, мотивацию и другие многочисленные причины, например:

Подробнее: — Что такое проблема с привязанностью у взрослых и какие методы лечения помогают ее решить?

1.Определите свои собственные скрытые чувства:

Бывают случаи, когда вы не можете выразить себя другому человеку из-за смущения или причинения ему боли, но это именно то, что нужно делать здесь. Терапевт помогает вам определить гнев, страх, печаль, вину или любые другие чувства, отмечая ваши слова, жесты или выражения.

2. Свободно и открыто выражать свое мнение:

Когда вы обычно выражаетесь кому-то, он может избегать вас, отворачиваться от глаз или прерывать свое собственное обсуждение, но когда вы занимаетесь гештальт-терапией, вам разрешено все подробно изложить.Вы определенно почувствуете облегчение и сможете преодолеть бремя своего сердца и разума.

3. Помогает понять отношения:

Иногда мы забываем понять перспективы нашего партнера в отношениях и становимся эгоистичными. Как только вы поймете обе стороны с помощью терапевта, можно будет внести соответствующие изменения в долгосрочные отношения.

4. Брать на себя ответственность:

Чтобы расти и принимать свой опыт, гештальт-терапия побуждает клиентов делать себя лучше, а также брать на себя ответственность за улучшение своего окружения.Это также способствует эмоциональному росту людей и избавляет от болезненных воспоминаний.

Отказ от ответственности: Как аффилированное лицо BetterHelp мы можем получить компенсацию от BetterHelp или других источников, если вы покупаете продукты или услуги по ссылкам, указанным на этой странице.

Ключевые идеи техники пустого стула

1. Четкие слова и язык:

Гештальт-консультирование позволяет человеку высказать свое сердце в контексте настоящего момента без «если» и «но».Это побуждает человека открыться, думая, что человек, с которым он хочет поговорить, находится в данный момент в комнате и говорит желаемыми словами и предпочитаемым языком.

2. Пустой стул:

Пустой стул дает человеку возможность использовать свое воображение любым способом, которым он хочет исцелить себя.

3. Несколько ролей:

Терапевт действует только как проводник в процессе, поскольку клиент должен играть роль самого себя, а также роль того, с кем он разговаривает.Это помогает понять конфликты, которые он переживает наизнанку.

4. Выразительный язык тела:

По мере того, как слова произносятся, язык тела и выражения также меняются. Гештальт-терапевт замечает язык вашего тела, чтобы интерпретировать значение и чувства, от того, что вы закидываете ногу в сторону, до обильного потоотделения.

Обладая всеми этими ключевыми идеями, гештальт-терапия помогает человеку преувеличить свои чувства и описать то, что он чувствует в разных частях тела.Например, «Я чувствую бабочек в животе» или «В моем сердце что-то замирает».

Заключение

Вся теория Перлза вращалась вокруг осознания внутренней души, которая в конечном итоге исцеляет вас, а также ваше окружение. Однако терапия в основном фокусируется на настоящем и требует от терапевта очень внимательного отношения в данный момент. Терапию можно применять, сочетая ее с другими психотерапевтическими методами, чтобы сделать вас психически сильным и здоровым человеком.

Другие статьи по теме:

Разоблачение 10 главных мифов о терапии и онлайн-терапии для вас

Группы поддержки расстройств пищевого поведения в Интернете и где их найти

Онлайн-терапия: советы о том, как извлечь из этого максимальную пользу

Подойдет ли вам программа онлайн-терапии?

Лучшие программы онлайн-консультирования по вопросам брака для восстановления отношений

Гештальт-терапия в психологической практике

Гештальт-терапия — это расширяющая и актуальная основа для психотерапии.Это воодушевляет как практикующих, так и пациентов. Его цель — вызвать новую осведомленность, чтобы переход и решение проблем были возможны. Клиенты немедленно получают все необходимое и несут ответственность за реальную работу, вдохновляют и мотивируют находить собственные решения. Этот подход предполагает переход от разговоров к действиям и опыту в творчестве (Corey, 2009). Теория рассматривает рост и улучшение как терапию и отражает ранний гештальт-девиз: «Не обязательно быть больным, чтобы поправиться» (Кори, 2009, стр.225). Из-за множества продемонстрированных преимуществ гештальт-терапию следует использовать большему количеству практикующих психологов. Это наука, которая продолжает развивать психологию.

«Психология — очень неудовлетворительная наука», — писал в 1935 году немецкий психолог Курт Коффка (Koffka, 1935, стр. 18). С одной стороны, отметил он, есть объективные факты; с другой стороны, гипотезы, теории и «чистые продукты разума» (Koffka, 1935, стр. 1).

В психологии теория — это основанная на фактах и ​​проверенная структура, которая помогает классифицировать явление и предсказывать будущее поведение.Теории используются для создания моделей для понимания и интерпретации человеческих мыслей, действий и эмоций (Cherry, 2011). Сегодня существует множество терапевтических теорий. Многие психологические теории рассматривают пациента как объект, который нужно изменить. Многие психологи заявляют, что они «адлерианцы», «бихевиористы» или «фрейдисты». Но у гештальт-терапевтов другая цель. Цинкер (1977) утверждает, что гештальт-терапия — это «не столько изменение [чувства] бытия [одного] я], сколько его упражнение» (стр.21). Ключевым принципом гештальт-теории является «усиление и обогащение осознания», которое «само по себе рассматривается как лечебное» (Corey, 2009, стр. 206). Центральная идея состоит в том, что люди уже стремятся к совершенствованию и «самореализации» и что, если они будут больше осознавать себя, они могут продолжать расти и меняться.

Этот текст призван объяснить гештальт-подход к психотерапии. Это также свидетельствует о том, что гештальт-терапия является устоявшейся и надежной структурой, с которой больше психологов должны работать в своей практике.

Следует описать концепцию гештальта , поскольку он является основой этой структуры. Во-первых, это слово произносится как «ГЕШ-тавлт». Это немецкое слово, означающее «форма» или «форма» (keithyates.com, 2001). Проще говоря, гештальт — это идея, что целое состоит из частей, и все эти части необходимы для достижения целого. Кроме того, эффект всей формы не может быть достигнут простым описанием отдельных частей, которые она удерживает (кейтьятес.com, 2001).

Джеймс Померанц, профессор Университета Райса, признает, что перевести это слово в научные термины сложно и неуловимо. Но он объясняет гештальты как «паттерны или особенности более высокого порядка, которые возникают, когда два или более перцептивных элемента помещаются в тесную пространственную или временную близость друг к другу, паттерны… которые не возникают, когда присутствует только один элемент» (Pomeranz, 2006, стр.620). Померанц (2006) утверждает, что целое воспринимается раньше его частей и что человеческий разум использует «предварительный» процесс, чтобы буквально видеть лес перед деревьями (стр.621).

Эта жизненно важная формула хорошо вписывается в психологическую науку: гештальтисты подходят к пациентам как к единым продуктам, которые являются результатом различных взаимодействующих систем, некоторые из которых очевидны, а некоторые нет. Например, практикующие врачи могут рассматривать такие аспекты, как темперамент, личность, семейный анамнез, убеждения, образование и когнитивные процессы конкретного пациента, а также то, как эти системы влияют на все видимое.

Эта терапия основана на предположении, что людей можно понять только в контексте их постоянных отношений с окружающей средой, идея, также известная как теория поля (Corey, 2009).Этот научный метод отвергает разделение и однолинейную историческую причинно-следственную последовательность (Yontef, 1993). Жизнь клиента рассматривается как единое поле, а события и отношения — это части поля, которые связаны друг с другом и реагируют друг на друга. Поле состоит из переднего и заднего планов, и элементы в этих частях указывают на их важность или значимость в жизни клиента.

Понятие поля заменяет понятие дискретных, изолированных частиц (Yontef, 1993).Джеральд Кори, доктор философии, (2009) автор книги Теория и практика консультирования и психотерапии, утверждает, что для гештальт-терапевта все динамично, а поле — это вся ситуация, место, которое постоянно меняется. Все так или иначе влияет на время и пространство. Кроме того, то, что пациент непосредственно видит и чувствует, считается более надежным для терапии, чем интерпретация (Yontef, 1993). Кори (2009) объясняет, что теория поля отслеживает некоторые аспекты поля окружающей среды, поскольку они возникают из фона поля и становятся центром внимания или интереса человека.

Чем эта концепция в психологии отличается от других теорий в психологической практике, таких как бихевиоризм? Йонтеф (1993) утверждает:

«При модификации поведения поведение пациента напрямую изменяется в результате манипуляции терапевтом со стимулами окружающей среды. В психоаналитической теории поведение вызывается бессознательной мотивацией, которая проявляется в отношениях переноса. Анализируя перенос, вытеснение снимается, бессознательное становится сознательным. В гештальт-терапии пациент учится полностью использовать свои внутренние и внешние чувства, чтобы быть ответственным и самоподдерживающим » (стр. 5).

Бихевиоризм просто стремится изменить внешнее поведение и не принимает во внимание мысли или мотивацию действия. Гештальт-психология рассматривает действие как часть целого — определенные факторы были необходимы для того, чтобы произвести видимый результат. Гештальт-терапия направлена ​​на то, чтобы помочь пациентам осознать определенные формы поведения, чтобы изменить их и их взгляды на жизнь, тогда как бихевиоризм фокусируется на наблюдаемом поведении и его изменении (Corey, 2009).

Кристиан фон Эренфельс опубликовал свою книгу О гештальт-качествах в 1890 году и использовал термин гештальт для описания теории восприятия в области психологии (Woldt and Toman, 2005). В 1912 году Макс Вертхаймер обсудил свои концепции перцептивной группировки и восприятия движения в соответствии с устоявшейся традицией гештальта (Woldt and Toman, 2005). Вольдт и Томан (2005) отмечают, что вместе с Вертхаймером профессора психологии, такие как Вольфганг Кёлер и Курт Коффка, внесли свой вклад в развитие дисциплины в 1920-х годах через свои исследования и публикации.

Академики Фриц Перлз и его жена Лаура оказали значительное влияние на гештальт-терапию, начиная с 1940-х годов (Википедия, 2011). Основополагающая работа Перлза, в соавторстве с Полом Гудманом и Ральфом Хефферлайном и опубликованная в 1951 году, называлась Гештальт-терапия: возбуждение и рост в человеческой личности (Википедия, 2011). В 1952 году был основан первый Гештальт-институт: Фриц и Лаура запустили его из своей квартиры на Манхэттене (Википедия, 2011).

В 50-х и 60-х годах в рамках этой концепции особое внимание уделялось личностному росту и человеческому потенциалу (Wikipedia, 2011).

Экзистенциальная феноменология, гештальт-психология, эксперименты и другие концепции внесли свой вклад в развитие гештальт-терапии. Она выросла с ранних стадий в 1940-х годах до процветающей популярности в 1960-х и начале 1970-х годов (Wikipedia, 2011). Позже когнитивная революция и развитие бихевиоризма затмили гештальт-практики в психологии.

Традиционно гештальт-терапевты отвергают потребность в исследованиях, демонстрирующих преимущества гештальтизма, и игнорируют необходимость развития теории и практики гештальт (Wikipedia, 2011).Однако многие практикующие возобновили свой интерес к последствиям применения гештальт-терапии.

Какие еще характеристики и техники достигают гештальта гештальт-терапии? Хотя будут упомянуты не все идеи, мы обсудим наиболее важные концепции, уникальные для гештальт-терапии.

Сейчас

Гештальт-подход считает, что размышления о прошлом и фантазии о будущем могут быть способами избежать настоящего, и что есть сила, чтобы противостоять настоящему (Corey, 2009).Чтобы помочь пациенту лучше осознать настоящий момент, гештальт-терапевты задают вопросы «что» и «как» (Corey, 2009). Например, эти вопросы типичны для сеанса гештальт-терапии: «Что вы сейчас делаете со своими ногами?» или «Вы замечаете свою улыбку?» (Долливер, 1991).

Экзистенциализм

Гештальт-терапия уходит корнями в экзистенциальную философию, которая пытается обратиться к состоянию человека. Экзистенциальная терапия применяется, чтобы помочь людям разрешить дилеммы современной жизни, противостоять общим чувствам, таким как изоляция, бессмысленность, замешательство, неуверенность или смущение (Corey, 2009).

Экзистенциальная практика пытается примирить ограничения и трагические элементы человеческого существования с возможностями и возможностями человеческой жизни (Corey, 2009). Гештальт-терапия, поскольку она экзистенциальна по своей природе, основана на понимании того, что значит быть человеком (Corey, 2009).

Таким образом, люди рассматриваются как обладающие самосознанием существа, способные делать выбор. У пациентов есть свобода, но им также возлагается ответственность за действия и мысли. Перед ними стоит задача взять на себя ответственность за то, как они хотят быть в настоящий момент (Corey, 2009).Ценится изучение конкретной реальности субъекта, в то время как диагноз и прогноз по большей части игнорируются (Corey, 2009).

Феноменологическое исследование

В психологии «феноменологический» или «эмпирический» подход относится к опыту пациента — как он или она переживает вещи. Феноменология — это дисциплина, которая помогает пациентам отойти от своего обычного образа мышления, чтобы они могли различать разницу между тем, что на самом деле воспринимается и ощущается в текущей ситуации, и тем, что связано с прошлыми событиями (Yontef, 1993).Экзистенциальная и феноменологическая терапия фокусируется на существовании людей — отношениях с другими, радостях, страданиях и т. Д. — в том виде, в каком они переживаются непосредственно.

Фактически, гештальт-терапия лечит чувства в настоящем и то, что наблюдается как ощутимые и уместные данные (Yontef, 1993). Терапевты могут задавать такие вопросы, как: «Мой опыт такой же, как ваш?» чтобы пациенты сомневались в своем восприятии. Описание ценится.

Феноменологическое исследование — это метод, который фокусируется на том, что происходит в «настоящем» или настоящем моменте (Corey, 2009).Чтобы помочь клиенту обрести самосознание, гештальт-терапевты задают такие вопросы, как «Что происходит сейчас ?» или «Что вы испытываете, когда сидите и разговариваете со мной?» или «Как вы переживаете свое беспокойство?» (Кори, 2009, с. 202). Если речь идет о сне, которое приснилось пациенту, терапевт может предложить: «Расскажите мне сон, как если бы он был у вас сейчас» (Corey, 2009, стр. 203).

Взаимоотношения практикующего специалиста и клиента

У терапевтов есть уникальные обязанности, когда дело доходит до применения гештальт-психологии.Из-за своей экзистенциальной природы отношения равны и индивидуальны (Corey, 2009). Присутствие терапевта очень важно для этой терапии, в отличие от наличия набора технических навыков, которые необходимо использовать на сеансах. Лаура Перлз отметила, что идеи человека и присутствия более важны, чем использование техник, и утверждала, что клиент и терапевт изобретают и создают свои отношения (Corey, 2009). Терапевт отвечает за содействие личному процессу самопознания клиента (Corey, 2009).

Отношения клиент-терапевт, согласно Кори (2009), должны быть установлены до начала терапии, чтобы клиент доверял терапевту. Доверие имеет первостепенное значение. Тогда, отмечает Кори (2009), клиент, вероятно, сможет достичь более высокого уровня осведомленности.

Кори (2009) предполагает, что терапевты должны поддерживать терапевтическую атмосферу, которая поощряет умственную работу со стороны клиента (210). Терапевты также должны быть готовы выражать свои реакции и наблюдения по мере их возникновения, как и ожидается от пациента.Они дают полезные отзывы. Они готовы исследовать со своими клиентами такие экзистенциальные эпизоды, как страхи и ожидания (Corey, 2009). Терапевты также рассматриваются как артистические участники творческого процесса (Corey, 2009).

Конфронтация — это часть отношений клиент-терапевт в рамках гештальт-системы. Йонтеф выступает за «эмпатическое исследование», сфокусированное на осознании, когда используется этот метод (Corey, 2009, стр. 215). Хотя этот термин звучит устрашающе, конфронтация — это не нападение.Это может быть приглашением для клиентов изучить свое поведение, отношения и мысли и заметить несоответствия между их вербальными и невербальными выражениями (Corey, 2009). Использование этой техники может дать пациентам шанс узнать больше о себе. Использовать его во время терапии можно так же просто, как сделать наблюдение или сказать что-то вроде: «Вы говорите [это], но ваше лицо говорит мне, что вы действительно чувствуете [это]».

Творчество

Джозеф Зинкер (1977), известный гештальт-терапевт и автор книги Creative Process in Gestalt Therapy , делал упор на творческие начинания, такие как письмо, рисование, живопись и т. Д.как терапия. Он призвал терапевтов «лечить всю» жизнь, способствовать творческому процессу, отмечая, что «каждое творение является выраженным поведенческим результатом множества образов, фантазий, размышлений и мыслей» (Zinker, 1977, p. 4 ). Темы, которые возникают во время этих выражений, нужно испытать здесь и сейчас. Согласно Цинкеру (1977) творческий процесс — это шанс для роста. Это процесс решения проблем. Искусство и творчество — это возможности для развития новых концепций, исходя из собственного чувства смелости (Zinker, 1977).

Незавершенное дело

Когда цифры появляются из фона, но не завершены или не решены, гештальт-терапевты подозревают, что у человека остались незавершенные дела. По сути, это непризнанные или невысказанные чувства. Они могут проявляться в виде горя, беспокойства, вины, гнева, покинутости и множества других эмоций. Поскольку клиент не полностью осознает то, что он или она пережил, незавершенные дела остаются в тени и мешают клиенту полностью осознавать себя.Гештальтисты утверждают, что во многих случаях, когда у человека есть незаконченные дела, невыраженные чувства приводят к физическим проявлениям — например, нервным клещам или ерзанию (Corey, 2009).

Задача терапевта — провести клиента через этот незавершенный бизнес здесь и сейчас. Не расстраивая и не спасая пациента, терапевт может представить ситуации, вызывающие похожие эмоции, а затем направить человека через них.

Диалог

Гештальт-терапевт работает путем диалога; контакт с клиентом простой, но заботливый, теплый и принимающий (Yontef, 1993).Подлинность и откровенность между обеими сторонами имеют решающее значение. Диалог переживается: это что-то, «что делается, а не о чем говорят» (Yontef, 1993, p. 4).

Осведомленность, новые модели и внесение изменений

В гештальт-терапии пациент узнает разницу между «устаревшими навязчивыми путями и новыми мыслями, между изложением опыта и утверждением утверждения» (Yontef, 1993, p.6). Йонтеф (1993) говорит, что гештальт-терапия использует активные техники, которые проясняют переживания, и ответственность за настоящее возлагается на пациента.Когда вводятся и практикуются новые модели мышления, возможны здоровые изменения.

Пустой стул

Одно упражнение, используемое в гештальт-терапии, предполагает использование клиентом двух стульев в ролевой игре. Терапевт просит клиента сесть на один стул и сыграть одну «часть» своей проблемы, а затем переключается на другой стул, чтобы сыграть роль «другого», чтобы лучше понять борьбу. С помощью метода «пустого стула» клиенты могут определить чувство или сторону себя, которые они ранее отрицали; Кори (2009) отмечает, что вместо того, чтобы просто говорить о противоречивом чувстве, клиенты могут усилить это чувство и испытать его полностью.Цель этой техники — принятие полярностей и признание конфликтов, существующих в каждом (Corey, 2009).

Внимание к языку тела

Язык тела считается тонким индикатором сильных эмоций. Кори (2009) говорит: «Движения, позы и жесты могут передавать важные значения» (стр. 218). Когда во время сеансов замечается язык тела, терапевт часто просит клиента преувеличить движение или тиканье. Считается, что это усиливает чувство, связанное с поведением, помогает прояснить внутренний смысл (Corey, 2009).Например, в терапии могут быть подчеркнуты сжатые кулаки, напряженное нахмурение, гримаса, скрещенные руки или рукопожатие. Терапевт может спросить: «О чем говорит этот жест? Что вы говорите этим движением? Что прямо сейчас говорит твое выражение лица? »

Работа мечты

Цель обращения к сновидениям в гештальт-терапии — вернуть сны к жизни и прожить их здесь и сейчас. Предполагается, что каждая часть является проекцией самого себя; пациент придумывает сценарии для встреч между персонажами или частями (Corey, 2009).Поскольку клиенты могут разыграть конфликт между противоборствующими сторонами, в конечном итоге они могут принять свои внутренние различия (Corey, 2009). Гештальтисты считают, что сны — это спонтанное выражение себя, что они представляют собой незавершенные ситуации и содержат экзистенциальные сообщения о личных проблемах (Corey, 2009).

Как можно догадаться, гештальт-терапия не преследует ряд поставленных целей в терапевтическом применении. Хотя он не ориентирован на заранее определенные цели для пациентов, гештальт-терапевты определенно обращают внимание на основную цель — помощь клиентам в достижении большей осведомленности.Как отмечалось ранее, повышение осведомленности само по себе очень полезно.

Пациенты имеют возможность контролировать и регулировать поведение, когда они полностью осознают, что происходит внутри и вокруг них. С повышением осведомленности приходит представление новых и разнообразных вариантов выбора, а также ответственность за действия и возможные последствия (Corey, 2009). В ходе терапии пациенты постепенно начинают владеть собственными переживаниями. Они должны развивать навыки, которые помогут им измениться в своей сфере деятельности и пробовать новые модели бытия и поведения (Corey, 2009).

Гештальт-терапия в действии

Как выглядит гештальт-терапия в действии? Это видео поможет разъяснить некоторые уникальные концепции гештальт-терапии и ее применение в психотерапии: http://www.youtube.com/watch?v=ZbOAdMdMLdI

Исследования с использованием гештальт-терапии

Хотя психологи ранее не проводили исчерпывающих эмпирических исследований преимуществ гештальт-терапии, будущие исследования выглядят многообещающими (Corey, 2009).Недавние исследования продвинули теорию и практику гештальт-терапии: она оказывает благотворное влияние на тех, у кого есть расстройства личности, психосоматические проблемы и наркозависимость (Corey, 2009). Исследования результатов показали, что гештальт-терапия равна или лучше других методов лечения различных психологических расстройств (Corey, 2009).

Гринберг и Кларк (1986) обнаружили, что диалоги на пустом стуле помогают уменьшить внутриличностные конфликты и принимать решения (Greenberg & Webster, 1982).Субъекты, участвовавшие в гештальт-диалогах с высоким аффектом, с большой вероятностью подтвердили, что гештальт-терапия была для них полезной, когда они также участвовали в сравнительных процедурах (Tyson & Range, 1987).

Гештальт-терапия эффективна (Ковен, 1977; Гринберг и Кларк, 1986; Гринберг и Вебстер, 1982; Кори, 2009). Это позитивная гуманистическая терапия. Это помогает приверженцам (как клиентам, так и терапевтам) взять на себя ответственность за свой собственный опыт и экспериментировать с новыми способами поведения и мышления.Это помогает им практиковать — и полностью переживать — ключевые моменты и эмоции в жизни (Corey, 2009). Осведомленность о ключевых темах или шаблонах побуждает как практиков, так и клиентов становиться более искренними и более открытыми для перехода или изменений.

Йонтеф (1993) утверждает, что гештальт-терапия основала множество полезных и творческих нововведений в теории и практике психотерапии. Колер (1959) подтверждает это. Он отмечает, что энтузиазм и начинания ранних гештальт-психологов были добродетелями, потому что они привели к новым откровениям и наблюдениям.Кроме того, Йонтеф (1993) говорит, что многие из этих открытий и методов были интегрированы в общую практику, много раз без должного доверия. Даже в этом случае гештальт-техники и методы образуют хорошую модель для психотерапии, и их следует продолжать применять и развивать (Yontef, 1993). Таким образом, идеи и концепции гештальта должны быть восприняты и исследованы большим количеством психологов из-за их большого положительного вклада в область психологии.

Хотя Коффка в начале этого текста жаловался на психологию как на дисциплину, он также утверждал это.Он утверждал, что это наука, потому что она основана на и фактах и ​​данных, с одной стороны, а с другой стороны, гипотезах, эмоциях и догадках. Иногда бывает трудно объединить психологию в холодные, неопровержимые факты, но это наука, изучающая разум, поведение и состояние человека. Это исчерпывающая и эксклюзивная наука во многих смыслах, подвижная и постоянно совершенствующаяся.

Психология сама по себе по своей сути гештальт; он изучает целые миры — человеческий разум и мысли, человеческое поведение, взаимодействие с окружающей средой, человеческое существование.Из-за своей экспериментальной природы и преимуществ гештальт-психология очень подходит для дальнейшей практики и изучения.

Колер (1959) довольно хорошо обосновывает гештальт-психологию в своей статье под названием Гештальт-психология сегодня :

«Разрешено ли нам навязать восприятию крайнюю простоту, которой … оно не может обладать [во имя науки]? … Скептицизм … препятствует [новым] работам … Наше желание использовать только совершенные методы и ясные концепции привело к методологическому бихевиоризму… [но] бихевиорист не может, не приводя более конкретных причин, отвергать ссылку на другой индивидуальный опыт… поскольку понимание отношений необходимо для всех когнитивных достижений, то же самое применимо ко всей области… [бихевиорист упускает] указывают не только на важность человеческого опыта, но и на то, что он считает истинной наукой »(стр.727-734).


About.com. Черри, Кендра. (2011). Психология: что такое теория? Проверено 14 августа 2011 г., http://psychology.about.com/od/tindex/f/theory.htm.

Кларк, К. М. и Гринберг, Л. С. (1986). Дифференциальные эффекты гештальт-вмешательства двух стульев и решения проблем в разрешении конфликта принятия решений. Журнал психологической консультации , 33 (1), 11-15.

Кори, Г. (2009). Теория и практика консультирования и психотерапии (8 изд.). Бельмонт, Калифорния: Издательство Брукс / Коул.

Ковен, А. (1977). Использование гештальт-психодраматических экспериментов в реабилитационном консультировании. Журнал персонала и руководства , 56, 3, 143-147.

Долливер Р. (1991). Пересмотр перлов с глорией: гештальт-техники и практики перлов. Журнал консультирования и развития, 69 , 299-304.

«Hesselaine». (27 октября 2007 г.). Гештальт-терапия . YouTube.com. Видео получено с http: // www.youtube.com/watch?v=ZbOAdMdMLdI

Дизайн-группа Кейт Йейтс. (2001). Глоссарий . Получено 8 августа 2011 г. с http://keithyates.com/glossary.htm#anchor514513

.

Коффка, К. (1935). Принципы гештальт-психологии . Лунд-Хамфрис, Лондон. Получено с http://www.marxists.org/reference/subject/philosophy/works/ge/koffka.htm.

Колер В. (1954). Гештальт-психология сегодня. Американский психолог , 14, 727-734.

Померанц, Дж.Р. (2006). Цвет как гештальт: выделите основные черты и сочетания. Зрительное познание , 14, 619-628. Получено 1 августа 2011 г. с сайта http://www.psypress.com/viscog.

Тайсон, Г. и Рэндж, Л. (1987). Гештальт-диалоги как лечение легкой депрессии. Журнал клинической психологии , 43 (2).

Википедия. (2011). Гештальт-теория . Получено 1 августа 2011 г. с сайта http://en.wikipedia.org/wiki/Gestalt_theory.

Вольдт, А.И Томан С. (ред.) (2005). Гештальт-терапия: история, теория и практика . Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications.

Йонтеф, Г. (1993). Осведомленность, диалог и процесс . Gestalt Journal Press, Gouldsboro, ME. Получено 10 августа 2011 г. с сайта http://www.gestalt.org/yontef.htm.

Цинкер, Джозеф. (1977). Творческий процесс в гештальт-терапии . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: издательство Random House.

Гештальт-терапия — Therapedia


Введение

Гештальт-терапия — это лечение, в котором основное внимание уделяется взаимодействию терапевта и клиента.Диалог позволяет терапевтам открыться клиенту во взаимной манере, выражая свои собственные наблюдения и чувства. Сеансы состоят из практического подхода, хотя клиент сам решает, когда он хочет открыться во время лечения. Могут быть разговоры, занятия и выражения, которые просто связывают человека с консультантом. Гештальт-терапия считает, что как личности мы всегда заново открываем себя и меняем то, кем мы являемся. Подход направлен на то, чтобы помочь клиенту осознать себя, что, в свою очередь, может улучшить их отношения с другими.Все эти методы используются на сеансе консультирования, чтобы помочь пациенту выйти из эмоционального конфликта.

Цели гештальт-терапии

Гештальт-терапия основана на повышении осведомленности пациента о том, как он взаимодействует с другими людьми в данной среде. Цель лечения — увидеть, как человек реагирует от момента к моменту, вместо того, чтобы навязывать терапевтическую методологию. Осведомленность достигается в ходе сеансов, которые поддерживают эмоции и когнитивное здоровье клиента.После лечения они будут более осведомлены о том, как они реагируют на других, потому что они примут новую идентичность. Пациенты получают пользу от терапии, потому что она направлена ​​на то, чтобы превратить их в человека, способного поддерживать здоровые отношения. Переживание во всем не может быть определено — оно непредсказуемо, хотя терапия сложна и основана на следующих моделях: холизм, теория поля, фигура, органическая саморегуляция, нарушенные концепции, настоящее и незавершенное дело.

Когда используется гештальт-терапия?

Гештальт-терапия используется для улучшения способности клиента идентифицировать себя и выражать эмоции.Принимая участие в консультировании, они приобретут общую осведомленность. Его используют многие, кто может не знать, как они реагируют на других, и влияет ли это на личные отношения. Эти клиенты могли потерять связь с тем, кем они являются, где-то по пути. Травмы и трудности, связанные с жизнью, могут привести к потере себя. Гештальт-терапия используется, когда пациентам необходимо вернуться к своей цели и жить жизнью, полной желаний и достижений.

Как работает гештальт-терапия

Процесс терапии начинается при первом контакте между консультантом и пациентом.Оценка уникальна, поскольку состоит из различных психодинамических методов лечения. Проверки обычно проводятся через некоторое время после установления доверительных отношений. Оценка начинается с самого начала и вращается вокруг способности клиента добровольно открыться в рамках консультирования. Он измеряет способности клиента и то, как они ладят с другими. Это определяет биологическую обратную связь и дополнительное лечение. В конечном итоге оценка покажет, нуждается ли клиент в лекарствах или в другой терапии.

Существуют различные типы вмешательства: поведенческие или когнитивные. Консультант фокусируется на эмоциях и ощущениях клиента, что встроено в рамки терапии. Существует множество упражнений, направленных на повышение осведомленности и возможность прогрессивных изменений. Они могут вызывать некоторые эмоции во время сеансов, хотя рост происходит из-за реакции клиента на отношения. Упражнения являются спонтанными и отличаются от других методов лечения тем, что являются открытым подходом.Это может вызвать у пациента воображение или мир фантазий, пока они взаимодействуют и выражают свои потребности или желания консультанту. Он проводится в рамках методов сотрудничества, которые созданы, чтобы помочь клиенту развиваться, пробуя новые модели поведения, которые могут быть более эффективными в отношениях.

Поскольку есть клиенты, которые приходили, пережив травмирующее событие, эффективно избегать принудительного разговора. Создавая доверительные отношения и диалог во время сеанса, он помогает пациенту раскрыть и раскрыть те стороны своей жизни, которые вызвали обиду или недоверие.Избавиться от болезненного события может быть чрезвычайно сложно, поэтому у клиента есть безопасная среда, необходимая для самовыражения любым способом, которым он хочет. Все это время терапевт сосредотачивается на том, что успокаивает человека. Это предназначено для снятия напряжения и обновления клиента, предоставляя ему вдохновляющую личность.

Критика гештальт-терапии

Были некоторые разногласия относительно гештальт-терапии и того, злоупотребляет ли терапевт своей открытой методологией.Хотя это спонтанный подход, настроение лечения может не подходить для всех клиентов и даже быть слишком агрессивным для некоторых. Также существует спорное отсутствие контроля во время взаимодействия.


Список литературы

Гештальт-демонстрации . (нет данных). Получено с http://www.gestaltcenter.com/Offerings/Gestalt_Demonstrations.htm

.

Гуманистическая терапия . (нет данных). Получено с http://www.counselling-directory.org.uk/humanistic.html


Помогите нам улучшить эту статью

Вы нашли неточность? Мы прилагаем все усилия, чтобы предоставлять точную и достоверную с научной точки зрения информацию. Если вы обнаружили какую-либо ошибку, сообщите нам об этом, отправив электронное письмо по адресу [email protected], укажите название статьи и проблему, которую вы обнаружили.


Поделиться Therapedia с другими

Что такое гештальт-психология? | Гештальт-центр

Гештальт — это очень позитивный и практичный интегративный терапевтический подход.В целом практикующие гештальт помогают людям сосредоточиться на своих непосредственных мыслях, чувствах и поведении и лучше понять, как они относятся к другим. Эта повышенная осведомленность может помочь людям найти новую перспективу, увидеть более широкую картину и начать вносить изменения.

Рождение гештальта

Дух времени в Европе 1930-х годов характеризовался взрывными изменениями. В культурном и политическом плане возникали новые формы самовыражения. Наука и техника развивались быстрыми темпами.На этом фоне в Берлине Фриц Перлз заинтересовался некоторыми из преобладающих философских вопросов, особенно теми, которые касаются существования, что значит быть человеком, сознания и того, как мы воспринимаем окружающий нас мир.

Во время работы во Франкфуртском психологическом институте Перлз познакомился с психологом и психотерапевтом Лоре Познер, которая позже стала его женой Лаурой Перлс. Вместе с мыслителем и писателем из Нью-Йорка Полом Гудманом пара направила свои экзистенциальные идеи и неудовлетворенность фрейдистской психотерапией в свою радикально новую гуманистическую терапию, взяв за основу идеи о себе и осознании.Книга Перлза «Гештальт-терапия» была опубликована в 1951 году, а первый гештальт-институт был основан в Нью-Йорке в начале 1950-х годов. В течение 1960-х и 70-х годов гештальт-терапия быстро приобрела широкую популярность, особенно в США.

Сегодня гештальт — это хорошо зарекомендовавший себя терапевтический подход, который становится все более популярным среди людей, ищущих практический, позитивный способ решения проблем и изменения своей жизни. Гештальт-центр работает в Лондоне более 30 лет и является признанным экспертным центром по обучению гештальт-терапии.

Как работает гештальт

«Я и ты здесь и сейчас»

Гештальт — немецкое слово. Ближайший перевод — «целое», «узор» или «форма». У него есть ощущение, что смысл не может быть найден в разбивке вещей на части, а скорее в оценке целого. Другими словами, гештальт — это целостный процесс. Он рассматривает человека как совокупность разума, тела, эмоций и духа, который воспринимает реальность уникальным для себя образом.

На практике гештальт-практикующие работают с клиентами, чтобы помочь им сосредоточиться на самосознании: на том, что происходит от одного момента к другому, или, как мы часто говорим, в «Здесь и сейчас» . Повышение осведомленности и понимания настоящего, своих непосредственных мыслей, чувств и поведения, а также моделей взаимоотношений может привести к сильным изменениям и новым перспективам.

Для практикующих сосредоточение гештальта на настоящем моменте и на непосредственных мыслях и чувствах делает его очень живым , спонтанным и творческим подходом.

Для клиентов большая целостная осведомленность и более глубокое понимание того, как мы думаем, чувствуем и действуем, очень раскрепощает. Он вселяет уверенность в себе, освобождает людей для решения проблем и помогает им жить в полной мере.

Для чего используется гештальт?

Гештальт-терапевтическая работа доказала свою эффективность в лечении широкого спектра проблем, таких как тревога, стресс, зависимость, напряжение и депрессия, как в виде долгосрочной терапии, так и в виде нескольких сеансов.В моменты личных трудностей гештальт предлагает людям безопасное, поддерживающее пространство, чтобы исследовать трудные чувства, понять основные закономерности в личных отношениях и начать вносить практические изменения.

Гештальт также является высокоэффективным и расширяющим возможности процессом изменений для работы с отдельными людьми, парами, группами, командами и организациями. Помимо терапевтического кабинета, гештальт-подход все чаще используется людьми, чья работа основана на построении отношений, особенно в сфере образования, здравоохранения и социальной защиты.Он также используется профессионалами, ориентированными на людей, в таких областях, как HR, организационное развитие, коучинг и обучение, где он может быть мощным способом добиться изменений в отдельных лицах, в командах и во всех организациях.

Заглянуть глубже

Лучший способ узнать больше — испытать гештальт на себе — в идеале, посетив одно из наших предстоящих вводных мероприятий или мероприятий гештальт-дегустаторов.

А пока вот несколько ссылок, которые могут вас заинтересовать:

«Что такое человек? Как он или она функционирует? Зачем мы существуем? Есть ли причина для существования? Как мы должны относиться друг к другу? Как развивается психологическое заболевание? » Розмари Вульф

Эстетическая диагностика в гештальт-терапии

Behav Sci (Базель).2017 Dec; 7 (4): 70.

Ян Рубаль

1 Тренинг по психотерапии Gestalt Studia, Тренинг по интеграции психотерапии, Центр исследований психотерапии в Брно, Университет Масарика, 601 77 Брно, Чешская Республика

Джанни Франсетти

2 Международный институт гештальт-терапии и психопатологии, Poiesis. Туринский центр гештальт-терапии, 10143 Турин, Италия; [email protected]

Микела Гечеле

3 Международный институт гештальт-терапии и психопатологии, 10143 Турин, Италия; мок.liamg @ elecegalehcim

1 Тренинг по психотерапии Гештальт-студия, Тренинг по интеграции психотерапии, Центр исследований психотерапии в Брно, Университет Масарика, 601 77 Брно, Чешская Республика

2 Международный институт гештальт-терапии и психопатологии, Poies. Туринский центр гештальт-терапии, 10143 Турин, Италия; [email protected]

Документ конференции: В этом документе конференции представлена ​​расширенная версия презентаций конференции «Эстетический диагноз в гештальт-психотерапии» и «Как сохранить радость и творческий потенциал при погружении в депрессивное поле: собственное мнение терапевта». Опыт и стратегии работы с депрессивными клиентами », представленная на 19-й выставке Herbstakademie:« Воплощенная эстетика: резонанс в восприятии, выражении и терапии »в Гейдельберге, 5–7 октября 2017 года.Текст основан на главах о психопатологии, диагностике и депрессии из книги Гештальт-терапия в клинической практике, от психопатологии до эстетики контакта .

Поступило 07.09.2017; Принято 13 октября 2017 г.

Лицензиат MDPI, Базель, Швейцария. Эта статья представляет собой статью в открытом доступе, распространяемую в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution (CC BY) (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/). Эта статья цитировалась другими статьями в PMC. .

Abstract

В этой статье описывается диагностический процесс в психотерапии с использованием эстетической оценки. В отличие от классического диагностического процесса, который представляет собой результат сравнения наблюдений клиницистов с диагностической системой (DSM, ICD и т. Д.), Эстетическая оценка является пререфлексивным, воплощенным и довербальным процессом. Теоретическая основа гештальт-терапии используется для введения концепции эстетического диагностического процесса. Во время этого процесса клиницисты используют свое собственное присутствие здесь и сейчас, которое участвует в совместном создании общего поля отношений во время терапевтического сеанса.Введена особая процедура эстетической оценки. Клиническая работа с депрессивными клиентами представлена, чтобы проиллюстрировать эту точку зрения.

Ключевые слова: психотерапевтический диагностический процесс, эстетическая диагностика, гештальт-терапия

1. Введение

Гештальт-терапевты часто с осторожностью относятся к психопатологии и диагностике. Это были непростые отношения по эпистемологическим, историческим и политическим причинам [1,2]. Тем не менее, гештальт-терапия имеет определенное психопатологическое понимание: каждая психотерапевтическая модель имеет одно, явное или неявное.Урок гуманистических движений — уникальность каждого человека и опыта — всегда остается ценным. Целью развития гештальт-психопатологии является не навешивание ярлыков на клиентов, а скорее понимание их страданий с эмпирической и относительной теоретической точки зрения. Такое понимание дает терапевтам особую поддержку и рекомендации по работе с переживаниями и отношениями.

Гештальт-терапия рассматривает индивидуальные симптомы и человеческие страдания как явления, возникающие из более широкого поля отношений [3], и может предложить оригинальный ключ к пониманию, общению и поддержке людей, которые страдают.Более того, рассмотрение человеческого страдания как явления поля открывает возможность понимания человека в более широком социальном горизонте и социальном поле в свете индивидуального опыта.

В процессе контакта с человеческими страданиями может справиться терапевт, который резонирует [4,5] с клиентом, и это подразумевает эстетическую трансформацию. Под эстетикой мы подразумеваем: (1) то, что оно воспринимается чувствами ( aisthesis , по-гречески, означает воспринимать через все органы чувств), (2) что следует правилам формирования фигуры, описанным в гештальт-психологии [6], и (3) это можно почувствовать как ощущение чего-то прекрасного, возникающего во время сеанса [7].Страдание возникает во время терапевтического сеанса как феномен, созданный совместно клиентом и терапевтом, и может трансформироваться в процессе контакта [8]. В этой статье мы сначала кратко представим подход к психопатологии гештальт-терапии. Затем мы опишем диагностический процесс, используя эстетическую оценку, как пререфлексивный, воплощенный и довербальный процесс. Наконец, клиническая работа с депрессивными клиентами будет представлена, чтобы проиллюстрировать эту точку зрения.

2.Страдание отношений: подход к психопатологии гештальт-терапией

Для гештальт-терапии существует континуум, без четких различий, между здоровым и так называемым патологическим опытом. Именно на этом основании все попытки диагностической категоризации и нозологии всегда относились с осторожностью [6]. Ценность, придаваемая мгновенному опыту и случайности каждой ситуации, лежит в основе легитимности всего пережитого опыта. Эта ценность, общая для всех модальностей, принадлежащих к гуманистической традиции, помогает терапевту не кристаллизовать людей и их страдания в фиксированные Gestalten .

Этимологически слово «психопатология» состоит из трех корней: «психо-», «-пато-», «-логия». Психея , что по-гречески означает «душа», происходит от psychein : «дышать». Патон , от греческого pathos : «привязанность, страдание», происходит от paschein (indeurop.): «Страдать». Логос , по-гречески: «дискурс» [9]. Следовательно, психопатология — это дискурс о страдании дыхания, о чем-то неуловимом, что не может быть заключено в стабильную объектную форму.Это страдание одушевленного дыхания, страдание одушевленного живого тела (на немецком языке: Leib ), а не тела-объекта (на немецком языке: Körper ). Все живые тела живут именно потому, что намеренно контактируют с окружающей средой [10]. Психопатологические явления касаются субъектов, поскольку они взаимодействуют с окружающей средой, или, точнее, взаимодействия субъектов с окружающей средой.

Здесь мы подходим к радикальной развилке. Мы можем сосредоточиться на психопатологии как на страдании индивида и рассматривать именно этот уровень исследования, т.е.е., сосредоточив внимание на симптомах, на которые ссылается клиент; или мы можем рассматривать страдание как выражение в человеке страдания более широкого поля. Существует множество различных определений поля в психотерапии [11,12,13,14,15,16,17,18,19,20] и в гештальт-терапии [21,22,23,24,25,26,27, 28,29,30,31,32,33,34,35,36,37,38,39,40,41]. Здесь мы имеем в виду феноменальную область опыта: «феноменальным полем». Мы имеем в виду тот горизонт, в пределах которого возникают возникающие эмпирические феномены во время встречи.Его можно рассматривать как горизонт всех возможных форм, составляющих возможности (в этой области может возникнуть множество различных форм опыта) и ограничений (в этой области могут возникнуть не все формы опыта). Это область пространства-времени, в которой сила производит эффект (Максвелл) (см. Концепцию магнитного поля, введенную в 1840-х годах Максвеллом и Фарадеем: «область, где преобладает определенное состояние, особенно такое, в котором сила или влияние эффективно независимо от наличия материального носителя »(The New Oxford Dictionary of English, 1998, p.680)). Феноменальное поле порождается всем, что имеет отношение к делу, и простирается в пространство и время настолько, насколько оно может производить различие в опыте — это его границы »[42]. Это изменение фокуса открывает две совершенно разные вселенные и два совершенно разных подхода к психологическому страданию.

Эти две точки зрения на реальность душевного страдания можно сравнить с двумя перспективами, через которые можно понять свет в физике: волна это или частица? Реальность зависит от того, как мы исследуем мир.Психопатологические явления во многом похожи. Психопатологию можно рассматривать как феномен, принадлежащий отдельному человеку, или явление, возникающее из области, относящейся к Zwischenheit , если цитировать Бубера [43,44,45,46,47]. В более строгих терминах теории гештальт, это возникающий феномен, который происходит на границе контакта (граница контакта — это теоретическая конструкция гештальт-терапии: это феноменологическая граница, на которой встречаются субъект и среда, это совместно созданная и динамичная структура ». третье — пространство, не сводимое ни к организму, ни к окружающей среде, где возникает опыт.См. Также [48])

Наша эпистемология основана на соображении, что опыт не принадлежит строго только субъекту и не только окружающей среде [6,47,48,49]. Скорее, опыт выступает как «средний голос» на контактной границе. Если мы рассматриваем психопатологию как возникающую на границе контакта, то, строго говоря, страдает не субъект. Страдает отношения между субъектом и миром: то пространство, которое субъект переживает и в котором он оживает.Психопатология, с этой точки зрения, — это патология отношений, контактной границы, между [50]. Субъект является разумным и творческим рецептором этого страдания: субъект может чувствовать боль.

С точки зрения гештальта, симптомы являются продуктом творческого «я» и демонстрируют человеческую уникальность [6]. Таким образом, психопатология представляет собой уникальное творческое приспособление в сложной ситуации. Когда он становится фиксированным, он перестает служить потребностям человека и его окружения; это сужает индивидуальный спектр потенциальных возможностей.Симптомы рассматриваются не как отдельные элементы, а как суженный спектр функций [51]. Симптомы указывают на ограниченную гибкость реакций клиентов. Тогда их способность свободно контактировать с окружающей средой ограничена. Они не могут действовать в соответствии со своими реальными потребностями и возможностями, но их поведение и нынешний опыт определяются фиксированными паттернами. Они следуют привычке, а не осознанному выбору [52].

Психопатологические симптомы — это феноменологически наблюдаемые проявления фиксированных Gestalten, , которые являются реляционными сотворческими феноменами поля.Эти жесткие паттерны причиняют страдания границы контакта и отношений (конечно, индивид вносит свой вклад в организацию своего поля отношений). Они также становятся фигурой в терапевтических отношениях: и клиент, и терапевт являются соавторами психопатологии, которая возникает в их отношениях. Терапевты могут выйти из формирования жесткого поля, используя свое осознание. Таким образом, они поддерживают отношения и предлагают клиентам возможность расширить спектр своих возможностей.Терапевты обеспечивают контактный опыт, которого клиенты упускали и которого они искали [45,46,53]. В этом смысле симптомы всегда являются призывом к определенным отношениям: своего рода контактом, при котором симптомы больше не нужны [54].

То, что упускается из виду, возникает в терапии как потребность в особом новом опыте контакта. Это потребность в отношениях, которую клиент стремится удовлетворить — или которую нужно осознать и признать — в терапии, это их интенциональность прерванного контакта (интенциональность для контакта — это теоретическая конструкция гештальт-терапии, которая исходит из концепции интенциональность феноменологической традиции [55].Под ним мы имеем в виду возникающее напряжение по отношению к контакту между терапевтом и клиентом, которое продвигает взаимодействия к актуализации потенциальных возможностей в настоящей терапевтической ситуации [3,6], это в то же время их история и их следующий шаг). У всякого страдания есть относительное «следующее», на которое оно ориентировано и которое проливает свет на его значение [53,56,57]. При оказании поддержки терапевт ориентируется на основной вопрос: «К какому реляционному опыту движется человек?» Ответ на этот вопрос указывает и указывает направление терапии.

3. Подход гештальт-терапии к диагностике

Недоверие гештальт-терапевтов к диагностике предупреждает нас о риске стать экспертами для жизни наших клиентов, о риске изменить свой образ клиента и не встретиться с ним. Однако важно понимать, что мы не можем не поставить какой-то диагноз. Каждый опыт случайен, изменчив, аморфен и хаотичен в момент своего рождения [58]. Основная человеческая тенденция — организовать каждый опыт в значимую структуру.Мы систематизируем наш опыт присутствия других людей, мы даем имя нашему опыту и придаем ему структуру. Мы все время маркируем свое окружение. Однако на позиции терапевта мы должны делать это с учетом пользы клиента и постоянно размышлять над процессом постановки диагноза.

Когда терапевт встречается с клиентом, он сталкивается с огромным количеством сложной информации. Он исходит из разных источников: через чувства терапевта; из собственных эмоциональных и телесных переживаний; из непосредственных мыслей и интуитивных представлений, а также из предыдущего личного и профессионального опыта, который приходит на ум во время встречи; а также из теоретических концепций и предположений, усвоенных терапевтом во время обучения.Чтобы обработать всю эту информацию, терапевту нужны фильтры и концепции, которые помогут ему упорядочить ее осмысленным образом. Это необходимо для достаточно хорошей терапии, для исцеляющего, а не повторного травматического контакта, для определения реалистичных целей и процедур лечения, а также в качестве основы для ответственного творчества со стороны терапевта.

С точки зрения гештальт-терапии, диагноз — это процесс определения возникающего значения сложной и изменчивой клинической ситуации [59].Гештальт-диагностика не указывает на фиксированные выводы [60], но служит гибкой и временной рабочей гипотезой [61], которая позволяет терапевтам ориентироваться в клинической ситуации и обдумывать точные терапевтические пути. Диагностика наиболее полезна, если она носит описательный, феноменологический и гибкий характер [62]. Терапевты совместно создают и постоянно корректируют диагноз посредством диалога с клиентами. Терапевты, формулирующие диагноз, представляют собой неотъемлемую часть реальной сети отношений, и, таким образом, явления взаимодействия между терапевтами и клиентами являются важными объектами исследовательского интереса терапевтов.Диагностика должна быть в состоянии оценить и передать страдания в отношениях. Терапевты пытаются выявить, как страдают отношения и какую интенциональность необходимо поддерживать во время контакта.

Диагноз может поддерживать терапевтические отношения, закрепляя терапию в расширенном корпусе знаний и опыта, в осадочной и общей истории профессионального сообщества. «Метапозиция» или «другое пространство», которое постепенно создается совместно с клиентом, составляет «третью» сторону, в которой закрепляются терапевтические отношения [63].Это пространство, возникающее из-за потребности терапевтов ориентироваться, читать опыт, созданный совместно с клиентами, и избегать слияния с этим опытом. Это пространство, возникающее из потребности клиента верить в то, что существует отправная точка и, следовательно, точка прибытия.

Внешний диагноз может поддерживать терапевтические отношения, привязывая терапию к «третьей стороне» [63]. Он возникает из потребности терапевтов ориентироваться, осмыслять опыт, созданный совместно с клиентами, и избегать слияния с этим опытом.Внешний диагноз также может помочь в установлении контакта, когда клиенты чувствуют необходимость выразить свой опыт словами и сравнить их со словами и базовыми знаниями терапевта. В этом случае диагноз является частью гораздо более широкого процесса определения и построения личного признания. Поиск слов для описания своего страдания вместе с терапевтом может оказаться глубоко значимым и трансформирующим опытом, поскольку он является результатом сотворчества в рамках герменевтических рамок [64].В этом процессе и терапевт, и клиент приносят свое понимание того, что происходит (включая то, что описано в диагностических нозографиях), и они пытаются найти общий способ назвать и определить опыт клиента. В частности, они не обладают правдой, они скорее стремятся совместно создать посредством воплощенного диалога общий способ описания реальности клиента и терапевта. Они совместно создают общий горизонт, поддерживающий терапевтический процесс.

Гештальт-терапевты основаны на встрече с клиентом здесь и сейчас, они определенным образом понимают ситуацию, ориентируются в ней и, соответственно, направляют свои вмешательства.Метафора путешествия кажется здесь полезной. В психотерапии клиенты и терапевты вместе отправляются в путь открытий. У терапевтов есть особая роль и ответственность, иногда они руководят, иногда позволяют руководить собой. Вместе с клиентами они открывают для себя интересные, полезные и рискованные особенности территории. Они могут путешествовать с четкой целью или без нее.

Они могут заблудиться. Тогда терапевтам нужно остановиться и посмотреть на карты, чтобы сориентироваться.Если это так в клинической ситуации, терапевтам необходимо временно отстраниться и дать себе время, чтобы терапевтическая ситуация могла придать им смысл. Затем они могут дать название этому значению, то есть диагноз. На данный момент терапевты временно и сознательно не сосредотачиваются на клиенте и отношениях, скорее они сосредотачиваются на описании смысла ситуации, которая представляет собой «третью» сторону. Однако, меняя фокус, терапевт не ускользает от контакта с клиентами, а скорее поддерживает контакт с ними, как бы указывая место на карте и получая указания для общего пути.Например, вмешательства, поддерживающие терапевтические отношения, будут двигаться в разных направлениях, когда терапевты и клиенты являются частью пограничного поля или когда они являются частью психотического поля.

4. Эстетический диагноз

Существует два вида диагноза, когда ориентируются на терапевтические отношения [1]. Первый, который был кратко описан выше и может называться внешней диагностикой карты или . Он возникает в результате сравнения модели явления и самого явления и создается, когда терапевт сознательно сосредотачивается на описании значения ситуации.Однако, столкнувшись с клиентом, терапевты не всегда могут остановиться на мгновение и подумать о том, как они понимают ситуацию. На практике они могут делать это время от времени и, возможно, в основном после сеанса. В живом диалоге терапевты немедленно реагируют. Они реагируют словом, жестом или тоном голоса в мгновение ока. Кроме того, здесь у них есть рекомендации, которые помогут им направить свой ответ. Это руководящие принципы, достигнутые не путем изменения фокуса (временное переключение фокуса с территории на карту), а, наоборот, путем полного вовлечения в поток отношений.Терапевты чувствуют себя полностью вовлеченными в процесс контакта и действуют в поддержку отношений в целом.

Второй вид диагностики можно назвать внутренним или эстетическим диагнозом, который является специфическим диагнозом гештальт-терапии. Он проистекает из эстетического критерия (Джо Лэй, в [65]), и именно восприятие эстетических качеств того, что происходит или не происходит, ориентирует терапевтов на то, чтобы приспособить свой образ жизни с клиентом. Мы можем сравнить внешний диагноз с картой территории терапевтической ситуации.Внутренний диагноз мы можем тогда рассматривать как чувство направления, которое терапевты ощущают во время своего путешествия по территории. Оба вида диагнозов помогают терапевтам лучше ориентироваться, но каждый делает это по-своему. Карта обеспечивает обзор и понимание, чувство направления важно для немедленных решений и движения в слепой местности.

«Существует два вида оценки: внутренняя и сравнительная. Внутренняя оценка присутствует в каждом действующем действии; это конечная направленность процесса, незавершенная ситуация, движущаяся к завершенной, напряжение к оргазму и т. д.Стандарт оценки проявляется в самом действии и, наконец, является самим действием в целом »[6] (с. 65–66). Мгновенно взаимодействие между терапевтом и клиентом происходит непредсказуемо и хаотично, каждую долю секунды задействуя тысячи элементов. Взаимодействие невероятно сложное: это визуальное, слуховое, тактильное, мышечное, железистое, неврологическое, вкусовое и обонятельное, реактивирующие слои памяти, которые колеблются в ожидании, готовые участвовать в формировании фигуры.Более того, он включает ожидания и сравнения с тысячами контактов и лиц. Что нас ориентирует в этой сложности?

Ориентация обеспечивается чувственной эстетической оценкой, которая время от времени возникает от границы контакта. Он предлагает ориентацию для терапевта, это знание ( гнозис ) здесь и сейчас отношений через ( диам. ) чувства. Этот акт диагностики — это не сравнение модели и явления. Мы будем называть этот второй вид диагноза «внутренний диагноз или эстетический диагноз », потому что он присущ процессу и потому что он основан на восприятии через все органы чувств.

Критерий, который ориентирует терапевтов на поддержку возникающего намеренно для контакта, является неотъемлемым для настоящего момента отношений. Это эстетический критерий , , основанный на чувствах и ориентированный на направление. Во время процесса контакта возникает напряжение в направлении создания «хорошего гештальта», эмпирической фигуры, субъективно воспринимаемой как хорошая в соответствии с правилами гештальт-психологии [6,65,66,67]. В ходе терапевтической встречи, когда естественная динамика человеческой встречи меняется от момента к моменту, внешние методы оценки, основанные на сравнении происходящего и внешней нормы, взятой в качестве эталона [6], не подходят. полезный.Тем не менее, это полезно в случае концептуализации случая, которую терапевты должны делать между сеансами или в критические моменты сеанса, как описано ниже. Терапевты непрерывно воспринимают качества контакта и творчески корректируют свое присутствие на границе контакта: это составляет единство диагностического и терапевтического действия [65,6]. Чувствуя падение интенциональности и потерю спонтанности, терапевты меняют позицию в отношениях, создавая и поддерживая их, момент за моментом.

Этот вид ориентации основан на интуитивной оценке ситуации контакта: это особый вид знания, которое возникает на границе контакта в момент, когда организм и среда еще не дифференцированы. По этой причине эстетическое знание является неявным (довербальным) и уже настроено на интерсубъективное измерение [7,68,69]. Рекомендации к следующему вмешательству немедленно оцениваются в соответствии с эстетическими критериями. Только позже терапевты могут назвать процесс принятия своих решений для конкретных вмешательств: «Казалось правильным молчать и просто смотреть в глаза клиента в тот момент, это просто подходило»; или «Я бы не осмелился противостоять клиенту в этой ситуации, это казалось неуместным» и т. д.Такой вид оценки является докогнитивным и довербальным и подразумевает не только пассивный акт, но и деятельность, ведущую терапевта прямо к вмешательству. Тогда время не тратится на когнитивные процессы в потоке моментальных взаимодействий.

Работая с внутренним диагнозом, мы используем интуицию как источник поддержки для терапевтов. Большинство немедленных вмешательств не производятся из-за сознательной когнитивной обдуманности, но осведомленность терапевтов ориентирует их по эстетическим критериям.Часто только после сеанса терапевты могут найти способ словесно описать и когнитивно понять, что они сделали и каковы причины вмешательства. Это не значит, что терапевты работают хаотично. Их понимание клинической ситуации и вмешательства осуществляется интуитивно. Их интуиция воспитывается на опыте и обучении. Развитая интуиция позволяет терапевтам более чутко воспринимать легкие оттенки терапевтической ситуации и немедленно вмешиваться соответствующим образом, даже без когнитивной обработки.Интуиция может вести их в пространство «между ними» через мягкую паутину мельчайших сигналов, для которых слова и мысли являются слишком грубыми инструментами. Это можно рассматривать как феноменологическую установку присутствия по отношению к другому и следования потоку совместно созданного опыта [70].

Что на самом деле означает внутренний диагноз? Быть осознанным, бодрым, с активными чувствами и в то же время расслабленным, позволяя вам быть затронутым происходящим [7,71]. Чтобы оставаться уверенным в том, что хаос действительно имеет «смысл», и что при достаточной поддержке смысл возникнет.Терапевты не дезориентированы, а присутствуют. Они не бездельничают, но готовы присоединиться к «танцу», разворачивающемуся на границе контакта клиентов и терапевтов. Терапевты готовы собрать интенциональность и поддержать ее раскрытие. Именно интенциональность по отношению к контакту вносит порядок в интерсубъективный хаос. Когда стрела интенциональности теряет энергию и падает, ее восстанавливают терапевты, которые придают ей новый импульс. Когда стрела падает, восстанавливается и запускается повторно, эмоциональная интенсивность момента усиливается.Моменты полноты контакта всегда непредсказуемы: мы не знаем, когда они произойдут, в какую минуту или секунду контакта. Однако они не возникают случайно: именно терапевты помогают доставлять эти моменты, поддерживая интенциональность клиентов, поскольку она раскрывается секунда за секундой и сталкивается с собственной интенциональностью терапевтов [72].

Намерение ориентирует терапевтический процесс. Потеря импульса, падение или прерывание намерения побудят терапевтов вмешаться: вмешательство также может быть тишиной, неподвижностью или почти незаметным движением.Вмешательство направлено на завершение гештальта, поддерживает потенциал, который готов проявиться. Как терапевты замечают движение или прерывание интенциональности? Ответ заключается в присутствии на границе контакта, с бдительностью органов чувств и осознанием своего телесного, эмоционального и когнитивного резонансов. Эти резонансы возникают нечетко, не в результате познавательного процесса, а, скорее, потому, что дают время для раскрытия, и только посредством более позднего размышления их можно различить.

Строгий критерий — вот что направляет это осознание: эстетический критерий (Джо Лэй, в [65]), который побуждает терапевтов и клиентов совместно создавать хороший гештальт контакта.Опять же, в этом диагностическом подходе не проводится сравнение между моделью явления и самим явлением, как это происходит с диагностическими картами. Здесь у нас есть ощущение текучести того, что происходит или того, что не происходит, что и ориентирует терапевтов при корректировке своего образа жизни с клиентами. Это нота не в ключе, мазок неуместен, слишком сильное или слишком слабое прикосновение, слишком рано или немного слишком поздно. Руководит нами не модель a priori , а уникальные, особые эстетические качества человеческих отношений в этой конкретной ситуации.Так же, как мы знаем, как распознать ноту вне тональности, мы можем чувствовать, что что-то не на своем месте или вне времени, или что-то настолько неопределенно странное или утомленное в продолжающихся ответных реакциях. «То, что происходит во время сеанса и что мы чувствуем« красивым », не является ни объективно красивым (это не качество объекта), ни субъективно красивым (для меня одного, как если бы это был всего лишь вопрос личных вкусов). Он действительно присутствует для всех, кто присутствует в их чувствах — следовательно, кто осознает и участвует, вовлечен и резонирует с ситуацией.Для нас прекрасно быть в том, что нас трогает происходящее. На самом деле мы не имеем в виду ни красоту объекта, от которого мы можем отделиться, ни чего-то «красивого», милостивого, успокаивающего и косметического. Когда мы вовлечены в созерцание красоты, наши глаза меняются, наше дыхание изменяется: красота не принадлежит объекту или субъекту, а является возникающим явлением контакта. Мы, скорее, озабочены феноменом, который трансформирует и захватывает нас, сила которого может иметь эмоционально разрушительную силу приливной волны или тонкую проникающую способность воздуха высоко в горах.Более того, поскольку оно трансформируется, оно оставляет после себя след. (…). Связь между эстетикой, осознанием, жизненным миром и трансформацией становится еще более очевидной, если мы исследуем этимологию слова более глубоко, как это сделал классический филолог Ричард Онианс:

Греческий глагол aisthanomai (длинная форма aisthomai: «воспринимать»), от которого происходит aisthesis , является серединой гомеровского aisto , что означает «я задыхаюсь» или «дышу». в’.В своем родстве с терминами, обозначающими «дыхание» живых, aisthesis имеет тот же корень, что и aion , означающий время, которое восстанавливается, и, до этого, «жизненная сила», текущая через тела (…).

[69] (стр. 74–75). [7] (стр. 7)

Ключевыми моментами этого «посекундного» диагностического подхода являются «здесь» (переживание пространства) и «сейчас» (переживание времени) живого опыта, поскольку оно проявляется при контакте граница. Терапевты — это чувствительная игла к изменениям в этих сейсмографах, которые фиксируют (посредством индивидуальных резонансов) эстетические ценности взаимоотношений здесь и сейчас, а не индивидуальные параметры.Терапевты оценивают эти вариации и постоянно позиционируют себя по отношению к ним с чувственно-физическим единством. В случае травмированного клиента, например, эстетическая чувствительность «предупреждает» терапевта о том, чтобы он не использовал потенциально повторно травмирующие слишком выразительные вмешательства, и «направляет» терапевта, скорее, на то, чтобы сосредоточиться на безопасной терапевтической ситуации здесь и сейчас. . Таким образом, терапевты осуществляют не только внутренний диагностический акт, но и сам терапевтический акт: это составляет единство диагностико-терапевтического действия [6,65].Чувствуя прерывание интенциональности, терапевты меняют позицию в отношениях, направляя и излечивая их, момент за моментом.

5. Депрессия вместе: пример специфической клинической эстетической оценки

Тяжесть депрессии клиента может быть измерена с точки зрения его отстранения от промежуточного положения, степени, в которой они отстранены от границы контакта. Промежуточное звено — это общая основа, которую мы постоянно создаем на границе контакта.Это ткань, которая мгновенно связывает нас с миром и жизнью. В случаях тяжелого депрессивного опыта эта точка соприкосновения перестает существовать и, следовательно, больше не может быть преодолена. В этом заключается уникальное качество меланхолического опыта. Посередине больше не место встречи [73].

Невозможно сообразить фигуру контакта. Эта дисфункция лежит в основе трудностей терапевта в установлении связи с клиентом, в обеспечении обычных приходов и уходов резонансов, созвучий и диссонансов, которые должны заполнять терапевтическое пространство и время.Короче говоря, ничего не отражается в промежуточной терапии, которая эстетически воспринимается терапевтом и, таким образом, составляет внутренний диагноз в контакте с депрессивным клиентом.

Центральным аспектом депрессивных переживаний является отсутствие интереса. Это не просто означает, что субъект ничем не привлекается и ни в чем его не участвует. Это также имеет более радикальное значение, что они больше не входят в « inter » из « esse », из которого они в некотором смысле удалены из промежуточного между собой, из нервного центра, где все бесконечное нити жизни связаны вместе [74].Ощущение безжизненности, которое, возможно, является одной из самых отличительных черт депрессии, явно является проявлением этого состояния. Для здорового роста личности необходимо, чтобы организм был сразу отделен от мира и спаян с ним. Эта связь с миром — вот чего не хватает тяжелому депрессивному опыту.

Тяжелые депрессивные переживания характеризуются, прежде всего, некоторой медлительностью в динамике фигуры / фона: фигура напрягается, чтобы выбраться из земли, лишенной энергии.Нет ни интересов, ни стимулов, ни импульсов намеренности. Клиент часто остается молчаливым и неподвижным на стуле на протяжении всего сеанса. Не проглядывает даже самый смутный намек на фигуру. Ничего особенного. Ничто ничего не значит, поскольку само значение развивается на границе контакта в динамике фигуры / фона, где фигура приобретает размер, глубину и значение через свое отношение к земле.

Никакая интенциональность не возникает, поскольку интенциональность не принадлежит какому-то одному человеку, а скорее возникает и проявляется через контакт: это сила, которая движет всеми нашими встречами на границе контакта.Когда мы входим в тяжелое депрессивное поле взаимоотношений, наши чувства сталкиваются с небытием, оцепенелой пустошью, которая иногда кажется сделанной из камня, а иногда — из жидкого, всепоглощающего тумана. «Моя голова покрыта чем-то вроде тумана, который непрерывно движется, никогда не принимая какой-либо отчетливой формы. Я действительно смущен. Я не знаю, что делать ». В других случаях кажется, что ничто не имеет никакого значения: «Я смотрю на изображение, как если бы оно было не чем иным, как статическими картинками на плоском экране.Горы, которые всегда были для меня источником радости, теперь как раз там: недосягаемые, инертные и бесполезные. Меня ничего не привлекает. Нет ничего, к чему я могу относиться, ничего, что для меня ничего не значит ».

Терапевты ощущают отсутствие направления в расширении времени и пространства. Эти два трансцендентных краеугольных камня человеческого опыта были изменены. Было бы неверно сказать, что эта фигура использует пространство и время как предсуществующие категории. Скорее, время и пространство возникают в тот самый момент, когда фигура сотворяется в настоящем.Когда нарастает депрессия, настоящий момент не появляется. Ему не хватает поддержки как предыдущего момента, который подходит к концу ( retentio ), так и последующего момента, который возникает ( protentio ).

Когда терапевты помещают себя в поле отношений клиента, они немедленно осознают это измененное чувство времени, которое расширилось до точки приостановки, до точки, в которой оно почти полностью прекратилось. .Тем временем космос находится в состоянии постоянного расширения. Расстояние между креслом терапевта и креслом клиента кажется еще большим, до такой степени, что оно становится непреодолимым. Энергия, необходимая для его прохождения, кажется невозможной. Однако сам факт того, что его очевидное отсутствие вызывает такое острое расстройство, демонстрирует, что намеренность действительно присутствует. Он присутствует в самой боли, которая возникает из-за ощущения ее отсутствия. Если в фигуре присутствует болезненно ощущаемое отсутствие интенциональности, значит, интенциональность должна присутствовать в основании.

Депрессивное переживание находится в поле отношений. Время и пространство — это дороги, которые мы представляем себе, продвигаясь к тому, что любим и необходимо. Это реляционно-зависимые переменные, порожденные импульсом самого путешествия, которое никогда не бывает просто единичным движением, но всегда совместным движением. Когда это движение терпит неудачу, мы переживаем пропасть, разделяющую нас. Аффективный мост, на котором построены наши «я» и из которого проистекает субъективность, утрачен.Депрессивные переживания — это выражение в человеке определенного опыта взаимоотношений, а именно невозможности достичь другого. Депрессия — это способ, которым субъект испытывает отказ от надежды перед лицом неэффективности своих тщетных попыток достичь другого. Депрессию можно понять как совместно сконструированный феномен взаимоотношений с тремя внутренними и существенными характеристиками: глубокая привязанность, при которой другой любим и необходим, неудача всех попыток достичь другого и эмоциональное отсутствие другого в отношениях.

Депрессивный опыт каждого человека уникален; это всегда неотъемлемая часть истории жизни уникального человека. Депрессивный опыт также имеет межличностную природу, это совместно созданный феномен: он проявляется в отношениях и там сохраняется. Принимая во внимание контекст жизненной истории и паутины отношений, депрессивный опыт можно рассматривать как функцию поля, как форму творческой адаптации. Он может помочь человеку выжить в сложной ситуации, он может сигнализировать о жизненном переходе и переориентировать поиск смысла жизни, он может способствовать изменению застывших привычных моделей отношений и т. Д.Однако, если человек использует в своей жизни жесткие и стереотипные депрессивные отношения, депрессивное функционирование превращается в фиксированный гештальт . Это можно описать как порочный круг, который снижает способность организма справляться со своими собственными умственными и физическими процессами, а также с внешними требованиями. Это приводит к более частым сбоям, последующему углублению депрессивного состояния и дальнейшему снижению работоспособности организма. Первоначально полезный адаптивный механизм депрессивной адаптации [75] может превратиться в изнурительный и разрушительный фиксированный гештальт депрессии как вида страдания, значительно ограничивающего способность человека к творческой адаптации.Осмысление депрессивного опыта как фиксированного гештальта изначально полезного способа творческой адаптации может служить внешним диагнозом, который дает терапевтам возможность ориентироваться в сложности истории взаимоотношений депрессивных клиентов.

Обычная организация поля отношений, описанная выше, имеет тенденцию повторяться и в терапевтической ситуации. Терапевт становится частью «депрессивной организации» поля. Обычная реакция семьи клиента или других близких и родных людей на их депрессивное состояние полярна.Сначала они хотят подбодрить ее / его («Давай, скоро все будет хорошо. Давай повеселимся, это поможет тебе преодолеть это»). Позже, когда это усилие оказывается неэффективным и они истощаются, они пытаются защитить себя и уйти от депрессивного человека (часто с более или менее скрытой агрессией).

Терапевты находятся в той же модели отношений, и они чувствуют побуждения повторить описанные реакции на депрессивного человека. Терапевт может, например, попытаться воодушевить клиента продуманными практическими советами по изменению стрессовых условий жизни, а затем испытывает разочарование или раздражение, когда клиент не может что-либо изменить.Благодаря своей осведомленности терапевты имеют возможность выйти из этого жесткого паттерна отношений и по-другому реагировать на депрессивного человека — они остаются доступными для контакта, не винят ни себя, ни клиента, не теряют надежду. Поступая так, терапевты меняют обычную организацию жесткого поля и открывают пространство для изменений также и для своего клиента.

Страх — обычная начальная реакция при работе с клиентом, находящимся в тяжелой депрессии. Это может принимать форму неопределенного, но сильного чувства беспокойства или сильного страха за клиента.Иногда терапевты могут захотеть уйти от клиента или послать его на помощь кому-то другому. Важно описать этот опыт в контексте их работы. Все эти реакции отражают восприятие терапевтами отсутствия почвы в области отношений. Именно по этой причине участие третьей стороны обеспечивает жизненно важный якорь [1]. Это может быть фармакологическая поддержка, наблюдение, встречи с коллегами или дальнейшее теоретическое обучение (надеюсь, включая чтение этой главы).

Другой аспект контрпереноса касается побочных эффектов того, что терапевты помещают себя в депрессивное поле. Депрессивное состояние заставляет терапевтов балансировать на краю пропасти, чувствуя, как ужасная тяжесть тянет их вниз, в бездну, в вакуум, в состояние одиночества, страха и крайнего бессилия, при котором отсутствует чувство направления. Это может привести к чувству гнева, что может привести к самоуничижению («Я не готов работать с этим клиентом») или потере веры в свое образование и профессию («Выбранный мной терапевтический подход не вооружает меня. иметь дело с этим клиентом »или« Психотерапия с этими клиентами вообще бесполезна: им просто нужны лекарства! »).

Переживания терапевтов с депрессивным клиентом можно описать общей метафорой «магнетической силы депрессии». Терапевтов притягивает опыт клиента как магнит. Затем они либо сохраняют безопасную эмоциональную дистанцию, сохраняя профессиональную маску, сохраняя незнакомый для себя депрессивный опыт, а иногда берут на себя неадекватную ответственность за всю ситуацию. Или терапевты подходят ближе, в какой-то мере делясь с клиентом депрессивным опытом.Терапевты испытывают падение, одиночество, беспомощность, стыд и тяжесть. В этом случае они могут почувствовать опасность из-за риска «депрессивного заражения», они испытывают: «Это слишком много для меня!» и реагируем самозащитой и / или агрессией по отношению к клиенту: «Она невыносимая. Я ей нужен, и я здесь, протягиваю руку, но она просто не видит этого! » или «Все, что я делаю, бесполезно, поэтому она может делать, что ей нравится, и все!». У терапевтов может возникнуть искушение бросить вызов клиенту или бросить ему вызов: «Хорошо, давайте посмотрим, что сильнее: моя приверженность или ваша инерция!».

Для терапевтов важно осознавать свой собственный опыт и не обвинять в нем своего клиента или себя, потому что обвинение — отличительная черта организации депрессивного поля. Терапевты могут использовать метафору «магнетической силы депрессии», и их опыт покажет, насколько сильна «магнетическая сила» депрессии и какова позиция терапевтов по отношению к ней.

Сами терапевты подвергаются опасности в организации депрессивного поля.Они могут «заразиться» депрессией клиента и тоже впасть в депрессию. Существует клинически наблюдаемый феномен распространения эмоций, связанных с депрессией, в межличностных контактах. «Заразность депрессии» — это теоретическая концепция, которая служит инструментом для лучшего понимания, а не для обвинения «носителя» депрессии. Эта концепция была подтверждена метаанализом 40 исследовательских проектов [76], который в достаточной степени подтверждает утверждение: «депрессивные симптомы заразительны в близких отношениях».Специфическая последовательность переживаний терапевтов в депрессивном поле была исследована и описана [77] как «траектория депрессивного совместного переживания».

Задача терапевта — оставаться в присутствии, когда так легко потеряться, заснуть или выйти из себя, не впадая в депрессию, когда так легко потерять надежду. Такая ситуация представляет собой одну из самых трудных задач, стоящих перед психотерапевтом: они ставят себя в распоряжение клиента, но в этой ситуации они могут ощущать себя так, как если бы между ними была пропасть [78].Как они могут жить в такой полости, в такой бездне?

Все переживания терапевтов должны быть осознаны, потому что они представляют собой способ бытия-с другим в области отношений. Полевая перспектива оказывает поддержку терапевтам по двум причинам: она позволяет им понимать свои эмоции и в то же время дает им возможность действовать. Спрашивая себя: «Как мы вместе создаем депрессию здесь и сейчас» или «как мы вместе впадаем в депрессию?» [75] терапевты возвращают ситуацию в норму.

6. Выводы

Как психотерапевтам, нам нужны как карта (внешний диагноз), так и чувство направления (внутренний диагноз). Внешний диагноз — основа работы психотерапевта. Каждый раз, когда мы ставим внешний диагноз, мы фиксируем конкретный способ организации поля терапевтической ситуации. Мы сосредотачиваемся на описании значения текущей терапевтической ситуации и не сосредотачиваемся на том, чтобы быть с клиентом в данный момент.Однако, если бы мы обременяли себя требованием все время сосредотачиваться на течении терапевтических отношений, мы парадоксальным образом ограничивали бы нашу терапевтическую гибкость. Беглый и питательный поток контактов может развиться, если мы также дадим себе время, чтобы найти ориентацию и смысл, привязаться к третьей стороне, поставить диагноз.

У нас может быть несколько видов карт, каждая из которых описывает клиническую ситуацию с разных точек зрения. У нас может быть карта, основанная на наблюдении за процессом сотворчества здесь и сейчас, другая, основанная на наблюдении ролей и взаимодействий внутри системы, а третья — на феноменологическом наблюдении за симптомами.В процессе психотерапии мы, естественно, разрабатываем карты, чтобы придать смысл нашему опыту. Мы не можем не поставить какой-то диагноз. Все, что мы можем сделать, — это оставаться в курсе процесса диагностики и вернуть нашу осведомленность в контакт с клиентом. Мы должны помнить, что диагноз — это не описание человека, стоящего перед нами, это просто инструмент, который позволяет нам осмысленно организовать наш опыт общения с этим человеком, и, таким образом, он помогает нам быть заземленными и присутствовать при встрече.

Внешний диагноз становится все менее важным по мере того, как терапевт получает больше знаний. Всем путешественникам нужны карты, чтобы сориентироваться, но верно и то, что чем более опытным путешественником вы являетесь, тем больше вы можете полагаться на свое чувство направления. Чувство направления развивается момент за моментом во время вашего путешествия, без использования слишком большого количества карт. Внутренний или эстетический диагноз важен для того, чтобы момент за моментом ориентироваться во взаимодействии.Это фундаментально для оказания особой поддержки в гештальт-терапии. Никакая карта никогда не будет достаточно подробной, чтобы предупредить нас о выбоинах на дороге и поворотах на трассе. Никакая карта никогда не обновляется до того, что происходит здесь и сейчас. Такой ориентации достаточно, когда путешественник, много путешествовавший и изучив бесчисленные карты, уже уверен в том, как перемещаться по неизведанным территориям.

Вклад авторов

Первые два автора написали эту статью, первый автор координировал написание.Все три автора в равной степени участвовали в написании глав о психопатологии, диагностике и депрессии из книги Гештальт-терапия в клинической практике, от психопатологии до эстетики контакта [73], которая послужила основой для этой статьи.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов или государства.

Ссылки

1. Франсетти Г., Гечеле М. Взгляд гештальт-терапии на психопатологию и диагностику. Br.Гештальт J. 2009; 18: 5–20. [Google Scholar] 2. Франсетти Г., Гечеле М., Рубаль Дж. Гештальт-терапия в клинической практике. От психопатологии к эстетике контакта. FrancoAngeli; Милан, Италия: 2013 г. [Google Scholar] 3. Франсетти Дж. «Ты плачешь, я чувствую боль». Возникающее, сотворенное Я как основа антропологии, психопатологии и лечения в гештальт-терапии. В: Робин Ж.-М., редактор. Самость — полифония современных гештальт-терапевтов. L’Exprimerie; Сен-Ромен-ла-Вирве, Франция: 2016.[Google Scholar] 4. Роза Х. Резонанц: Eine Soziologie der Weltbeziehung. Suhrkamp Verlag; Берлин, Германия: 2016 г. [Google Scholar] 6. Перлз Ф., Хефферлайн Р., Гудман П. Гештальт-терапия. Волнение и рост человеческой личности. Гештальт-журнал Press; Хайленд, Нью-Йорк, США: 1951. [Google Scholar] 7. Франсетти Г. Боль и красота. От психопатологии к эстетике контакта. Br. Гештальт J. 2012; 21: 4–18. [Google Scholar] 8. Франсетти Г. От индивидуальных симптомов к психопатологическим полям.К полевой перспективе клинических человеческих страданий. Br. Гештальт J. 2015; 24: 5–19. [Google Scholar] 9. Cortelazzo M., Zolli P. Dizionario Etimologico della Lingua Italiana. Заничелли; Болонья, Италия: 1983. [Google Scholar] 10. Минковский Э. Vers une Cosmologie. Payot & Rivages; Париж, Франция: 1999. [Google Scholar] 11. Барангер М. Теория поля. В: Левкович С., Флехнер С., ред. Правда, реальность и психоаналитик: вклад Латинской Америки в психоанализ. Международная психоаналитическая ассоциация; Лондон, Великобритания: 2005.С. 49–71. [Google Scholar] 12. Барангер М., Барангер В. Аналитическая ситуация как динамическое поле. Int. J. Psychoanl. 2008. 89: 795–826. DOI: 10.1111 / j.1745-8315.2008.00074.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Комбс А.В. Бытие и становление: полевой подход к психологии. Гуманист. Psychol. 1999; 25: 237–243. DOI: 10.1080 / 08873267.1997.9986884. [CrossRef] [Google Scholar] 14. Ферро А. Поле развивается. В: Кац С.М., Кассорла Р., Чивитарезе Г., редакторы. Достижения современной психоаналитической теории поля.Routledge, Taylor & Francis Group; Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: 2016. [Google Scholar] 15. Нери К. Аналитическое поле как резонатор и инструмент для выявления наличия других полей. В: Кац С.М., Кассорла Р., Чивитарезе Г., редакторы. Достижения современной психоаналитической теории поля. Routledge, Taylor & Francis Group; Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: 2016. [Google Scholar] 16. Оранж Д.М., Этвуд Г.Э., Столоров Р.Д. Интерсубъективная работа: контекстуализм в психоаналитической практике. Аналитическая пресса; Хиллсдейл, Нью-Джерси, США: 1997.[Google Scholar] 17. Прибрам К.Х. Языки мозга: экспериментальные парадоксы и принципы нейропсихологии. Прентис-Холл; Река Аппер Сэдл, Нью-Джерси, США: 1971 г. [Google Scholar] 18. Стерн Д.Н. Формы жизнеспособности: изучение динамического опыта в психологии и искусстве. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: 2010. [Google Scholar] 19. Столоров Р.Д., Этвуд Г.Э., Брандчафт Б. Интерсубъективная перспектива. Джейсон Аронсон; Нортвейл, Нью-Джерси, США: 1994. [Google Scholar] 20. Толмен Э.К. Принципы целенаправленного поведения.В: Кох С., редактор. Психология: исследование науки. Том 2. Макгроу-Хилл; Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: 1959. С. 92–157. [Google Scholar] 21. Блум Д. Чувствующие животных / Знающие люди. Вызов некоторым основным идеям гештальт-терапии. В: Левин Бар-Йозеф Т., редактор. Продвинутая гештальт-терапия. Рутледж; Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: 2011. [Google Scholar] 22. Блум Д. Реляционная функция «Я»: функция «Я» на самом человеческом плане. В: Робин Ж.-М., редактор. Самость — полифония современных гештальт-терапевтов.L’Exprimerie; Сен-Ромен-ла-Вирве, Франция: 2016 г. [Google Scholar] 23. Блум Д. Чувство и знание. Готовится к выпуску Gestalt Rev.2017. [Google Scholar] 24. Кавалери П.А. Dal campo al confine di contatto. Contributo per una riconsiderazione del confine di contatto in psicoterapia della Gestalt. В: Спаньоло Лобб М., редактор. Psicoterapia della Gestalt. Ermeneutica e Clínica. FrancoAngeli; Милан, Италия: 2001. [Google Scholar] 25. Кавалери П.А. La Profondità della Superficie. Percorsi Introduttivi alla Psicoterapia della Gestalt.FrancoAngeli; Милан, Италия: 2003. [Google Scholar] 26. День E. Полевая настройка для сильного терапевтического альянса: взгляд на реляционную гештальт-терапию. J. Humanist. Psychol. 2016; 56: 77–94. DOI: 10.1177 / 0022167815569534. [CrossRef] [Google Scholar] 27. Джейкобс Л. Неизбежная интерсубъективность самости. Int. Гештальт Дж. 2005; 28: 43–70. [Google Scholar] 28. Джейкобс Л., Хикнер Р. Реляционные подходы в гештальт-терапии. Routledge, Taylor & Francis Group; Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: 2010. [Google Scholar] 29.Кеннеди Д. Феноменальное поле. Br. Гештальт Дж. 2003; 12: 76–87. [Google Scholar] 30. Латнер Дж. Это скорость света: теории поля и систем в гештальт-терапии. Гештальт Дж. 1983; 6: 71–90. [Google Scholar] 31. О’Нил Б. Релятивистская квантовая теория поля: значение для гештальт-терапии. Gestalt Rev.2008; 12: 7–23. [Google Scholar] 32. Парлетт М. Размышления о теории поля. Br. Гештальт J. 1991; 1: 68–91. [Google Scholar] 33. Парлетт М. Современная гештальт-терапия: теория поля. В: Woldt A.L., Toman S.М., редакторы. Гештальт-терапия. История, теория и практика. Мудрец; Лондон, Великобритания: 2005. [Google Scholar] 35. Робин Ж.-М. Plis et Deplis du Self. Французский институт гештальт-терапии; Бордо, Франция: 2004. [Google Scholar] 36. Спаньоло Лобб М. Гештальт-терапия в обществе постмодерна. FrancoAngeli; Милан, Италия: 2013. Новое в психотерапии. [Google Scholar] 37. Штеммлер Ф.-М. Вавилонское замешательство? Об использовании и значении термина «поле» Бр. Гештальт Дж. 2005; 15: 64–83.[Google Scholar] 38. Уиллер Г. За пределами индивидуализма: к новому пониманию себя, отношений и опыта. Аналитическая пресса / Гештальт-пресса; Хиллсдейл, Нью-Джерси, США: 2000. [Google Scholar] 39. Волланц Г. Гештальт-терапия: терапия ситуации. Мудрец; Лондон, Великобритания: 2008. [Google Scholar] 40. Йонтеф Г. Режимы мышления в гештальт-терапии. Гештальт Дж. 1984; 7: 33–74. [Google Scholar] 41. Йонтеф Г. Отношение к отношениям в теории и практике гештальт-терапии. Int. Гештальт J. 2002; 25: 15–36. [Google Scholar] 42.Франсетти Г. Полевая стратегия в клинической практике: к теории терапевтического фонеза. В: Браунелл П., редактор. Справочник по теории, исследованиям и практике гештальт-терапии. 2-е изд. Издательство Кембриджских ученых; Тайн, Великобритания: готовится. [Google Scholar] 43. Бубер М. Il Principio Dialogico e Altri Saggi. Сан-Паоло; Милан, Италия: 1993. [Google Scholar] 44. Francesetti G. La sofferenza della Zwischenheit. Una lettura gestaltica di «Colpa e sensi di colpa» Мартина Бубера. В: Бертолино Л., редактор. Мартин Бубер. Colpa e sensi di Colpa. Апогео; Милан, Италия: 2008. [Google Scholar] 45. Salonia G. Disagio psichico e risorse relazionali. Quad. Гештальт. 2001; 32–33: 13–22. [Google Scholar] 46. Спаньоло Лобб М. От эпистемологии личности к клинической специфике в гештальт-психотерапии. В: Робин Ж.-М., редактор. Контакт и отношения в поле зрения. L’Exprimerie; Бордо, Франция: 2001. [Google Scholar] 47. Спаньоло Лобб М. Теория классической гештальт-терапии. В: Woldt A.L., Томан С.М., ред. Гештальт-терапия. История, теория и практика. Публикации Sage; Таузенд-Окс, Калифорния, США: 2005. С. 21–39. [Google Scholar] 48. Дьюи Дж. Искусство как опыт. Пингвин; Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: 1980. [Google Scholar] 49. Spagnuolo Lobb M. La teoria del sé in psicoterapia della Gestalt. В: Спаньоло Лобб М., редактор. Psicoterapia della Gestalt. Ermeneutica e Clínica. FrancoAngeli; Милан, Италия: 2001. [Google Scholar] 50. Франсетти Г., Гечеле М., Рубаль Дж. Подход гештальт-терапии к психопатологии.В: Франсетти Г., Гечеле М., Рубаль Дж., Редакторы. Гештальт-терапия в клинической практике. От психопатологии к эстетике контакта. FrancoAngeli; Милан, Италия: 2013. С. 59–76. [Google Scholar] 51. Цинкер Дж. Творческий процесс в гештальт-терапии. Винтажные книги; Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: 1978. [Google Scholar] 52. Йонтеф Г. Осведомленность, диалог и процесс: очерки гештальт-терапии. Гештальт-журнал Press; Хайленд, Нью-Йорк, США: 1993. [Google Scholar] 53. Salonia G. Tempi e modi di contatto. Quad. Гештальт.1989; 8–9: 55–64. [Google Scholar] 54. Сихера А. Противостояние с Гадамером: Per una eptemologia ermeneutica della Gestalt. В: Спаньоло Лобб М., редактор. Psicoterapia della Gestalt. Ermeneutica e Clínica. FrancoAngeli; Милан, Италия: 2001. С. 17–41. [Google Scholar] 55. Гуссерль Э. Идеи: общее введение в чистую феноменологию. G. Allen & Unwin, Limited; Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: 1931. [Google Scholar] 56. Польстер Э., Польстер М. Интегрированная гештальт-терапия: контуры теории и практики. Винтажные книги; Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: 1974.[Google Scholar] 57. Spagnuolo Lobb M. Sessualità e amore nel setting gestaltico: Dalla morte di Edipo all’emergenza del campo situazionale. Idee Psicoter. 2008; 1: 35–47. [Google Scholar] 58. Мельник Дж., Невис С.М. Диагностика здесь и сейчас: подход гештальт-терапии. В: Гринберг Л.С., Уотсон Дж. С., редакторы. Справочник по экспериментальной психотерапии. Гилфорд Пресс; Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: 1998. [Google Scholar] 59. Рубаль Дж. Диагностическая модель с тремя перспективами: как можно использовать диагноз в гештальт-подходе и в психиатрии без непродуктивной конкуренции.Gestalt J. Aust. Н. З. 2012; 8: 21–53. [Google Scholar] 60. Браунелл П. Гештальт-терапия: Руководство по современной практике. Springer; Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: 2010. [Google Scholar] 61. Хёлль К. Интегративная гештальт-психотерапия. В: Bartuska H., Buchsbaumer M., Mehta G., Pawlowsky G., Wiesnagrotzki S., редакторы. Психотерапевтическая диагностика. Springer; Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: 2008. [Google Scholar] 62. Джойс П., Силлс С. Навыки гештальт-консультирования и психотерапии. Мудрец; Лондон, Великобритания: 2006. [Google Scholar] 63.Рубаль Дж., Гечеле М., Франсетти Г. Подход к диагностике гештальт-терапии. В: Франсетти Г., Гечеле М., Рубаль Дж., Редакторы. Гештальт-терапия в клинической практике: от психопатологии до эстетики контакта. FrancoAngeli; Милан, Италия: 2013. С. 79–106. [Google Scholar] 64. Гадамер Х.-Г. Истина и метод. Bloomsbury Academic; Лондон, Великобритания: 2004. [Google Scholar] 65. Блум Д. «Тигр! тигр! горящий ярко »-« Эстетические ценности как клинические ценности в гештальт-терапии ». В: Spagnuolo Lobb M., Amendt-Lyon N., редакторы. Лицензия на творчество: Искусство гештальт-терапии. Springer; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: 2003. С. 63–78. [Google Scholar] 66. Эш Г. Холизм и поиск объективности. Издательство Кембриджского университета; Кембридж, Великобритания: 1998. Гештальт-психология в немецкой культуре, 1890–1967. [PubMed] [Google Scholar] 67. Робин Ж.-М. La Psychothérapie Comme Ésthetique. L’Exprimérie; Бордо, Франция: 2006. [Google Scholar] 68. D’Angelo P. Estetica. Laterza; Рома-Бари, Италия: 2011. [Google Scholar] 69. Дезидери Ф. Ла Percezione Riflessa.Рафаэлло Кортина Эдиторе; Милан, Италия: 2011. [Google Scholar] 70. Мерло-Понти М. Феноменология восприятия: Введение. Рутледж; Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Лондон, Великобритания: 2003. [Google Scholar] 71. Spagnuolo Lobb M. L ’ осведомленность в практике постмодернистской гештальт-терапии. Гештальт XV. 2004. 27: 41–58. [Google Scholar] 72. Блум Д. Феноменологический метод гештальт-терапии: возвращение к Гуссерлю для открытия сущности гештальт-терапии. Gestalt Rev.2009; 13: 277–295.[Google Scholar] 73. Франсетти Г., Рубаль Дж. Подход гештальт-терапии к депрессивным переживаниям. В: Франсетти Г., Гечеле М., Рубаль Дж., Редакторы. Гештальт-терапия в клинической практике. От психопатологии к эстетике контакта. FrancoAngeli; Милан, Италия: 2013. С. 433–459. [Google Scholar] 74. Бонани М.М. L’interessamento come terapia. Проспетт. Soc. Sanit. 2009; 39: 11–13. [Google Scholar] 75. Рубаль Дж. Депрессия — Гештальт-теоретическая перспектива. Br. Гештальт J. 2007; 16: 35–43. [Google Scholar] 76.Джойнер Т.Э. младший, Кац Дж. Инфекция депрессивных симптомов и настроения: метааналитический обзор и объяснения с когнитивной, поведенческой и межличностной точек зрения. Clin. Psychol. Sci. Практик. 1999; 6: 149–164. DOI: 10.1093 / clipsy.6.2.149. [CrossRef] [Google Scholar] 77. Рубаль Ю., Жихачек Т. Опыт терапевтов во время сеансов с депрессивными клиентами: обоснованная теория. Psychother. Res. 2014; 26: 206–219. DOI: 10.1080 / 10503307.2014.963731. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 78. Франсетти Г. Перспективы гештальт-терапии депрессивных переживаний.Istituto di Gestalt HCC Italy Publ. Inc .; Сиракуза, Италия: 2015. «Отсутствие — мост между нами» [Google Scholar]

Гештальт-терапия — Справочник консультирования

Прыгать в: Ключевые концепции гештальт-терапии Польза гештальт-терапии Как это работает? Идти

Гештальт-терапия относится к форме психотерапии, которая происходит от школы гештальт. Гештальт-терапия, разработанная в конце 1940-х годов Фрицем Перлзом, руководствуется принципом теории отношений, согласно которому каждый индивид представляет собой единое целое (разум, тело и душа) и что его лучше всего понять применительно к текущей ситуации, в которой он / она ее переживает.

Подход объединяет эту теорию отношений с настоящим состоянием, уделяя особое внимание самосознанию и «здесь и сейчас» (что происходит от одного момента к другому). В гештальт-терапии самосознание является ключом к личному росту и раскрытию полного потенциала. Подход признает, что иногда это самосознание может быть заблокировано негативными образцами мышления и поведением, которые могут вызывать у людей чувство неудовлетворенности и несчастья.

Цель гештальт-терапевта — способствовать беспристрастному самосознанию, которое позволяет клиентам развить уникальный взгляд на жизнь.Помогая человеку лучше понять, как он думает, чувствует и действует в настоящий момент, гештальт-терапия дает представление о том, как человек может облегчить любые текущие проблемы и страдания, которые он испытывает, чтобы стремиться к максимальному раскрытию своего потенциала. .

Существует множество различных видов терапии — то, что работает для некоторых людей, может быть не лучшим вариантом для вас. Посетите наш информационный бюллетень о видах терапии для получения дополнительной информации.

Ключевые концепции гештальт-терапии

Гештальт-терапия работает через взаимосвязь ключевых понятий.Это дает представление о процессах, связанных с терапевтическими сеансами между терапевтом и клиентом (ами).

Осведомленность, ориентированная на человека — Сосредоточение внимания на настоящем и представление его отделенным от будущего и прошлого считается важным. Этот процесс следует индивидуальному опыту таким образом, чтобы не искать бессознательное, а оставаться с тем, что присутствует, и осознавать.

Уважение — Гештальт-терапевт относится к клиентам, будь то отдельный человек, группа или семья, с глубоким уважением.Обеспечение баланса поддержки и вызова — ключ к тому, чтобы помочь участникам почувствовать себя комфортно, открываясь и признавая области сопротивления.

Акцент на опыте — Гештальт-подход фокусируется на опыте с точки зрения эмоций, восприятий, поведения, телесных ощущений, идей и воспоминаний человека. Терапия побуждает клиента «переживать» все эти способы живо здесь и сейчас.

Творческий эксперимент и открытие — Существует ряд экспериментальных методологий, используемых терапевтами для проверки опыта своих клиентов.Они включают в себя очень творческие и гибкие методы, помогающие им раскрыться и признать скрытые чувства.

Социальная ответственность — Гештальт-подход признает, что люди несут социальную ответственность за себя и за других. Он требует уважения ко всем и признает, что все люди разные. В конечном итоге это побуждает людей придерживаться эгалитарного подхода к социальной жизни.

Взаимоотношения — Отношения считаются центральным элементом человеческого опыта, а гештальт-терапия рассматривает людей как «целое», когда они имеют хорошие отношения с собой и окружающими.Межличностные отношения между человеком и терапевтом, которые развиваются и развиваются на сеансах, являются ключевым направлением процесса терапии.

Способность завершить исцеление, существующее после ранения, требует времени, смелости и приверженности. Вполне вероятно, что отношения изменятся, расслабление в отношениях позволяет каждому человеку расти, становиться ближе и интимнее. Сеанс гештальт-терапии для пар фокусируется на контакте в отношениях. Вина и вина не стоят на первом месте, способность двигаться вперед и решать трудности в отношениях — это основной процесс.

— Советник Ричард Деннисон.

Преимущества гештальт-терапии

В конечном итоге считается, что гештальт-терапия помогает людям лучше понять, как связаны их эмоциональные и физические потребности. Они узнают, что осознание своего внутреннего «я» является ключом к пониманию того, почему они реагируют и ведут себя определенным образом. Это путешествие к самопознанию делает этот подход полезным для людей, которые могут быть осторожны, когда дело касается их эмоций, и которым трудно понять, почему они чувствуют и действуют так, как они это делают.Он также может обеспечить поддержку и безопасное пространство для людей, переживающих трудные времена.

Гештальт-терапия считается особенно ценной для помощи в лечении широкого спектра психологических проблем, особенно потому, что ее можно применять либо в качестве долгосрочной терапии, либо в качестве краткого и целенаправленного подхода. Было обнаружено, что он эффективен для управления напряжением, тревогой, зависимостью, посттравматическим стрессом, депрессией и другими психологическими проблемами, которые могут помешать людям жить полноценной жизнью.Говорят, что в целом люди, которые принимают участие в гештальт-терапии, чувствуют себя более уверенными в себе и чувствуют себя в мире с собой после завершения сеанса.

Как это работает?

Гештальт-терапия работает, обучая клиентов определять то, что действительно переживается, а не то, что является просто интерпретацией событий. Те, кто проходит гештальт-терапию, будут исследовать все свои мысли, чувства, поведение, убеждения и ценности, чтобы развить понимание того, как они представляют себя и как реагируют на события в своей среде.Это дает им возможность определить варианты выбора, модели поведения и препятствия, которые влияют на их здоровье и благополучие и мешают им полностью реализовать свой потенциал.

Развертывание этого терапевтического процесса обычно включает ряд выразительных техник и творческих экспериментов, разработанных совместно терапевтом и клиентом. Они будут подходить для клиента и его конкретных проблем.

Ниже мы объясняем некоторые из часто используемых методов.

Ролевая игра

Ролевая игра может помочь людям испытать различные чувства и эмоции, а также лучше понять, как они себя представляют и как себя организуют.

Техника «открытого стула»

Техника открытого стула включает в себя два стула и ролевую игру, вызывая эмоциональные сцены. Клиент сидит напротив пустого стула и должен представить кого-то (обычно себя или части себя) сидящим на нем. Затем они будут общаться с этим воображаемым существом, задавая вопросы и занимаясь тем, что они представляют.

Затем они должны поменяться стульями, чтобы они физически сидели на некогда пустом стуле. Разговор продолжается, но клиент поменял роли, говоря от имени воображаемой части своей собственной проблемы. Этот метод направлен на то, чтобы позволить участникам определить определенное чувство или сторону своей личности, от которых они ранее отреклись или пытались игнорировать. Это помогает им принять полярности и признать, что конфликты существуют в каждом.

Диалог

Гештальт-терапевту необходимо вовлечь клиента в содержательный и аутентичный диалог, чтобы направить его к определенному образу поведения или мышления.Это может выйти за рамки простого обсуждения и перейти к более творческим формам выражения, таким как танцы, пение или смех.

Обсуждая сны

Сны играют важную роль в гештальт-терапии, поскольку они могут помочь людям понять спонтанные аспекты самих себя. Фриц Перлз часто просил клиентов пережить свои сны, играя с разными объектами и людьми во сне.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *