Наказание ремнем женщин: Сябитова предложила наказывать россиянок ремнем за сожительство — Газета.Ru

Содержание

Ремень для особых случаев – Газета Коммерсантъ № 73 (6553) от 24.04.2019

Национальный Институт защиты детства (создан некоммерческим Национальным фондом защиты детей от жестокого обращения) опубликовал аналитический отчет об отношении россиян к использованию насильственных методов воспитания детей. Исследование, основанное на опросе 1600 россиян, показало, что около 25% родителей прибегали к ремню. 67% опрошенных считают недопустимыми «серьезные физические наказания». Впрочем, табу не распространяется на такие проступки, как воровство, хулиганство, курение и употребление алкоголя и наркотиков: в этих случаях физически наказывать детей готовы две трети опрошенных. Исследователи отметили, что в финансово благополучных семьях детей бьют реже, чем в бедных.

Социологическая группа «Циркон» в рамках просветительского проекта «Дом под зонтом» Национального института защиты детства опросила 1600 взрослых по всей России, чтобы выяснить, считают ли родители допустимым физическое наказание детей. Исследование было выполнено при поддержке фонда президентских грантов на развитие гражданского общества. Итоги опроса в понедельник представил в Москве председатель правления Национального фонда защиты детей от жестокого обращения Александр Спивак. По его словам, две трети россиян считают допустимыми физические наказания детей, но заставить респондентов в этом признаться крайне сложно.

«Характер наказания, которое должно последовать за проступком, должен зависеть от степени серьезности проступка»,— считают опрошенные родители.

25% опрошенных сообщили, что как минимум один раз пользовались ремнем для физического наказания за серьезные, с их точки зрения, проступки: курение, употребление алкоголя или наркотиков, хулиганство в общественных местах и мелкое воровство. При этом допустимым для таких случаев физическое наказание считают до двух третей родителей, отмечают исследователи. В то же самое время 67% опрошенных — те же две трети — считают «серьезные физические наказания» (такие как порка ремнем) недопустимыми, и лишь 26% — допустимыми в редких случаях. Число тех участников, которые считают порку безоговорочно допустимым средством воспитания, не превышает 4%.

Противоречия в цифрах социологи объясняют неискренностью респондентов, а также тем, что подзатыльники и шлепки многими воспринимаются как более мягкая и допустимая форма наказания — ее практикуют больше половины опрошенных.

При этом также около половины родителей считают, что нельзя кричать на детей и применять другое эмоциональное воздействие (допустимым крик считают 14%, допустимым в редких случаях — 36%). Запреты и ограничения выглядят наиболее предпочтительной мерой: о недопустимости ограничения пользования гаджетами заявили лишь 12% опрошенных, против других запретов выступили 20%.

Господин Спивак отметил, что уровень образования родителей существенно не меняет их отношения к насильственным методам воспитания, однако в финансово благополучных семьях детей бьют реже. Кроме того, исследователи пришли к выводу, что «мужчины в целом несколько чаще, чем женщины, проявляют установки на допустимость физических наказаний и их применение, что отражает некоторые сложившиеся гендерные стереотипы поведения». Среди жителей сельских населенных пунктов процент допускающих насилие выше, чем в городах.

Среди причин использования физических наказаний эксперт Национального фонда защиты детей от жестокого обращения Марина Мартынова называет «воспроизводство традиционных сценариев воспитания», а также внутреннее напряжение родителя из-за того, что он плохо справляется со своей социальной ролью. Группа молодых родителей в возрасте от 18 до 24 лет заметно менее склонны применять насилие в воспитательных целях, отмечают исследователи: это объясняется тем, что «молодые люди сами еще недавно были детьми и собственный опыт склоняет их к неприятию насильственных методов». В то же время больше всего в вопросах воспитания люди склонны доверять мнению представителей старших поколений — дедушкам и бабушкам. Около трети россиян выразили готовность прислушаться к разъяснениям психологов и педагогов, но «на практике реальное обращение к профессионалам распространено слабо».

Около половины опрошенных считают, что отношение к физическим наказаниям детей в России может измениться, но 37% настроены скептически и в изменения не верят. Самыми действенными способами изменения сценариев воспитания респонденты назвали создание «специальных передач по телевидению и радио и бесплатные лекции для родителей в детских садах и школах». При этом на самих опрошенных больше всего действуют «личные истории» пережитого насилия.

Дмитрий Кальченко


Эксперт Национального фонда защиты детей от жесткого обращения психолог Марина Мартынова прокомментировала корреспонденту “Ъ” Дмитрию Кальченко результаты опроса россиян о применении физических наказаний детей.

Читать далее

Главная сваха страны призвала наказывать ремнём девушек за сожительство без брака

Фото: РИА Новости/Алексей Майшев

Ранее в Госдуме обилие союзов без регистрации в России объяснили безответственным поведением.

В беседе с радиостанцией «Говорит Москва» телеведущая Роза Сябитова сообщила, что к молодым женщинам, которые не настаивают на узаконивании отношений, стоит применять физическую силу.

«Если любовь не работает, я имею в виду хорошие отношения, может, ремень взять? И напомнить этим дочерям, что вообще-то они тут не в вакууме живут, и что существуют матери. И что надо всё-таки ставить своих дочерей на место, потому что, извините, рожают они не для себя, а именно для семьи. И потом это разгребать придётся всей семье. Если не понимают по-хорошему, значит, по-плохому, значит, ремень надо брать. Это на местах, как говорится.

Сябитова также перечислила подходящие для брака мужские профессии. 

«Ну и отцы пускай объяснят своим дочерям, за кого надо замуж выходить: за учителей, за пожарных, если вы хотите брутальность, за военных и за врачей, которые, да, мало получают, но это самые мужественные и самые правильные профессии. Лучше мужиков нет просто-напросто. Эти люди точно не будут ни в какое сожительство а-ля гражданский брак. Будут вместе, деньги зарабатывать и правильные ориентиры детям давать».

Телеведущая сообщила, что в формировании у молодых девушек неверных представлений о женитьбе частично виноваты журналисты. Она добавила, что не оформлять отношения официально удобно только возрастным категориям населения.

«Молодёжи, я считаю, это [сожительство без регистрации брака в ЗАГСе — прим. ГМ] категорически запрещено, потому что сожительство вредит, как правило, женщине. Мужчина имеет любимую женщину на уровне вытянутой руки. Он не имеет никакой ответственности. Ещё и средства массовой информации поддерживают эти мысли в головах этих дурочек. Статистика детей с прочерком в графе «отец» у нас катастрофически возрастает. Это же ужас какой-то. Конечно, девушке нельзя такие вещи делать и тем более рожать. Здесь половина её вины».

Сожительство в большей степени  подходит для возрастных категорий, за 45, когда есть имущество своё, есть уже дети, наследники  первой очереди, чтобы не вводить в недоразумения, а просто наслаждаться отношениями, вступают в такой тип отношений».

Ранее председатель комитета ГД по вопросам семьи, женщин и детей Тамара Плетнёва сообщила радиостанции «Говорит Москва», что в уменьшении официальных союзов среди граждан частично виноваты СМИ. По её мнению, изменения в Конституции помогут решить этот вопрос.

Согласно результатам опроса ВЦИОМа, каждый десятый россиянин предпочитает гражданский брак. В основном это люди до 34 лет, пишет «Интерфакс». Уточнятся, что в официальном браке состоят 52% граждан России.

Всероссийский опрос провели среди 1600 респондентов в возрасте от 18 лет.

Взрослые вспоминают, как их наказывали родители — Wonderzine

У меня была нормальная, по всем меркам благополучная семья, в которой, однако, практиковались телесные наказания, а точнее — ремень. Сложно вспомнить, как часто меня лупили — это происходило не регулярно, но и не считаные разы. Пик побоев пришёлся на 9–13 лет.

Моим воспитанием занималась в основном мама, поэтому наказывала она. Ближе к десяти годам у меня появились подростковые симптомы: я врала, прогуливала школу, плохо училась, хамила, ленилась и так далее. Дома были регулярные скандалы, и последним аргументом становился ремень. Кажется, мне влетало достаточно сильно, даже оставались следы. Папа и бабушка не вмешивались, видимо, считали, что это не их территория. 

Это было унизительно и очень-очень обидно. Кажется, я даже сейчас могу заплакать, когда вспоминаю об этом. Трудно сказать, ощущаю ли я это как травму — мне вообще не нравится состояние обиженности и позиция жертвы. Но, возможно, если бы не это, я бы выросла более открытой и уверенной в себе. И у нас с мамой были бы более доверительные отношения. Сейчас они, кстати, хорошие — мы можем долго разговаривать, чем-то делиться, советоваться. При всём сказанном выше мама всегда умела быть и ласковой, и любящей. Но моя привычка закрываться от неё осталась ещё с тех времен.

Не могу сказать, что мы с мамой до конца проговорили эту тему, но о своей обиде я ей рассказывала. А она в каком-то разговоре призналась, что просто не знала, как на меня влиять. То есть её попытки воспитывать меня с помощью ремня — это от бессилия. Она была очень уставшей, утонувшей в бытовых проблемах женщиной, которая не справляется с дочерью-подростком, — это я теперь тоже понимаю.

И всё же самое плохое — в том, что у меня, как и у матери, нет внутреннего барьера перед физическим наказанием. Сейчас у меня маленькая дочка, которая, как и все дети, иногда доводит до белого каления. И я с огромным трудом побеждаю в себе желание отшлёпать её. Скажу честно, получается не всегда, но я очень стараюсь держать себя в руках. Конечно, ни о каком ремне речь не идёт — это, казалось бы, безобидные шлепки по попе (хотя, конечно, они не безобидные). Но я вынуждена постоянно вести борьбу с собой, чтобы потом рука не потянулась к ремню. Притом что моё отношение к телесным наказаниям резко отрицательное. Я очень не хочу ранить своего ребёнка и мечтаю, чтобы он был полностью открыт ко мне. 

«Без розги не вырастишь человека?» или Как правильно наказывать ребенка

14455

Екатерина НОВИЦКАЯ, ведущая рубрики «Мама в декрете». Фото Pixabay.

Нужно ли наказывать ребенка за провинности? Как бобруйские мамы относятся к наказаниям? Чего категорически не стоит делать, наказывая ребенка, и почему подростки не боятся наказаний? Об этом – беседа с детским психологом Светланой Глагола и мамами.

Простить нельзя наказать?

Время стремительно бежит, вот уже малышу исполнился годик, и он начинает «показывать характер». В моем случае, например, глядя мне в глаза, он выливает воду из поильника на стол или на себя, а при попытке забрать – изо всех сил сопротивляется и возмущенно кричит. Потом трясет пальцем: «ни-ни»! И снова льет. Вот и задумалась я о наказаниях и воспитании. Как любая мама, с ужасом представляю обе крайности: катающегося по земле психующего отпрыска и свист карающего ремня. Со старшим как-то это все уже забылось: он говорит, что все время воспитывала словом, но помнит, как однажды всыпала ремня за серьезную провинность.

Мнение мам

Побеседовала на эту тему с десятком мам. Большинство считает, что наказание – неотъемлемая часть воспитания, подходы при этом незначительно отличаются.

Например, мама двоих детей, 8 и 3 лет, Татьяна Н., считает, что наказывать стоит до определенного возраста, с 2 и до 3 лет. Говорит, старшую дочку не били никогда, а сыну и ремнем доставалось, и в угол ставили – иначе не понимал. Сегодня в их семье – это скорее шантаж, а не наказание – лишение доступа к телефону. Еще одна мама двоих мальчишек, 7 и 4 лет, Татьяна П. соглашается, что лишение гаджетов – с самого раннего возраста едва ли не единственный способ разрешить конфликт. Виктория Н., мама двойняшек, живущая сейчас в Италии, признается, что ей повышать голос приходится через день, а частенько и берется за ремень, хотя у итальянцев физические наказания не приняты. А вот бобруйчанка Ирина, с которой разговорились на прогулке, мама полуторагодовалой дочки, напротив, утверждает, что пока обходятся только словами и объяснениями, и в будущем она категорически не планирует применять физические наказания и жесткие ограничения. Ее поддерживает мама Арсения, Ольга Л., говорит, бить и кричать – точно не вариант.

Елена Ф., мама взрослого сына и 7-месячной дочки, рассуждает:

– Со старшим никакого особого наказания не было, всегда старались разговаривать. В угол не ставили, но могла и шлёпнуть, о чем сейчас сильно сожалею. Младшую планирую воспитывать на принципах демократии и диалога, разговаривать, объяснять и, конечно же, быть личным примером. Надеюсь, у нас получится. У нас большая разница у детей (16 лет), было время все взвесить, и повзрослеть самой.

Слово специалисту

Задаем вопросы бобруйскому практикующему семейному и детскому психологу, Светлане Глагола:

Семейный и детский психолог, Глагола Светлана Сергеевна. Фото предоставлено героем материала.

– Светлана, с какого возраста уместно начинать наказывать ребенка за провинности?

– Воспитание начинается, фигурально выражаясь, с рождения. Универсального рецепта нет. Сейчас ситуация с наказаниями по отношению к детям в семье обстоит очень интересно. С одной стороны, в нашей культуре испокон веков считалось, что «без розги не вырастишь человека», а с другой стороны, система воспитания ушла далеко вперед, и многие родители боятся наказывать своих детей, чтобы не травмировать их.

Типичная ситуация: мамы детей до 3 лет стараются идти на поводу желаний ребенка и во всем его слушают, но забывают, что малыш еще не знает, чего хочет. В зависимости от настроения и любопытства он желает то одно, то другое, а когда ему дают все сразу – переутомляется и плачет. Задача родителя заключается в том, чтобы умело ограничивать и грамотно переключать внимание ребенка, а не наказывать его от бессилия, когда пропадает терпение и кажется, что он просто капризничает.– Есть ли какие-то особенности воспитания в наше время?

– Важным аспектом, на мой взгляд, является то, что многие мамы воспитывают своих детей одни, по причине частых командировок пап. В такой ситуации система воспитания носит нерегулярный характер. Мамы часто за один и тот же проступок могут или наказать, или вообще никак не отреагировать в силу своей загруженности. Если по каким-то причинам воспитанием занимаются бабушки и дедушки, то это совсем другой вид воспитания. Все эти особенности приходятся на одного ребенка. Таким образом, в силу всего перечисленного наши дети живут в непостоянной системе поощрений и наказаний, в которой непонятно, как же лучше поступить: как хочется или как говорят.

Типичная ситуация: супруг находится в командировке и, кроме домашних обязанностей, на женщин обрушиваются дополнительные проблемы. Плюс она чувствует, что не защищена и не справляется со всем, что нужно сделать. Если в такой ситуации еще и ребенок приносит плохие отметки, то, как правило, терпение подводит женщину, и она срывается на источнике раздражения. В данной ситуации речь идет не о наказании как таковом, а просто о нервном срыве.

– С чем чаще всего вы сталкиваетесь в работе?

– Чаще всего, когда родители приводят ребенка к психологу, их запрос звучит как «помогите – он неуправляемый». Но обычно на деле оказывается, что у родителей нет четких требований по отношению к ребенку, и ребенок не понимает, что от него хотят. В такой семье любые наказания не будут иметь успеха из-за отсутствия постоянных условий и требований.

Типичная ситуация: ребенок ничего не хочет, единственное его желание – компьютерные игры. Если разобраться, взрослые тоже много времени проводят в социальных сетях и потому не против, чтобы их ребенок «залипал» в экран и не мешал. Когда же чадо полностью погружается в виртуальный мир и перестает реагировать на окружающих людей, только тогда родители замечают, что что-то не так и угрожают лишить его любимой игрушки.

– Чего нельзя делать родителям?

– Нужно категорически избегать по отношению к ребенку: физических наказаний, наказаний едой (не кормить его или отказывать в каких-то продуктах), эмоционально жестокого обращения с ребенком, угрожать что-то сделать с ним, придумывать нереалистичные угрозы (отдам в приют и т.п.).

– Как «правильно» наказывать?

– Я для себя под «наказанием» понимаю метод обозначения границ дозволенного. Другими словами, целью наказания должно выступать объяснение ребенку, что можно, а что нельзя и не принято в том окружении, в котором он родился. Делается это для того, чтобы уберечь его от опасной среды или для дальнейшей социализации в обществе. Следовательно, родителям, прежде чем наказывать, нужно доступно и понятно – в соответствии с возрастом – объяснить ребенку, чего они от него ожидают и чему хотят научить.

– Какие ошибки чаще всего совершают родители?

– Чаще всего родители наказывают не за проступки, а, скорее, от бессилия или чтобы «выпустить пар». Они не могут или не знают, как донести до ребенка то, чего от него ждут. Есть родители, которые копируют модель воспитания своих родителей и в этом случае не задумываются, а просто повторяют то, к чему привыкли сами. Бывает, что отцы и матери, которые в силу личностных особенностей не обладают способами регуляции собственных чувств и эмоций, просто срываются на более слабом и беззащитном – своем ребенке. Также существуют родители, которые жестоки со своими детьми, потому что уверены в собственной безнаказанности.

– Чем же можно заменить привычный многим «ремень»?

– Если понаблюдать внимательно за своим ребенком, то всегда можно найти альтернативу физическим наказаниям. Есть достаточно много инструментов для воздействия на ребенка без насилия, например: система поощрений, похвала, поиск и опора на его потребности и желания, предоставление управляемого выбора: предлагается на выбор то, что можно позволить из социально одобряемого поведения, собственный пример, ведение переговоров, реагирование не агрессией, а юмором, принятие решений вместе, опора на реальные возможности своего ребенка, умение не выдавать желаемое за действительное.

– С маленькими детьми понятно, а есть ли какие-то особенности воспитания в подростковом возрасте?

– Подростки, с которыми я работаю, чаще всего жалуются на то, что родители требуют от них то, чего не делают сами. И на деле это подтверждается. Дети растут, а взрослые продолжают относиться к ним как к маленьким, хотя требуют от них, как от взрослых. Подростки же в силу своего возрастного максимализма никакой вид наказания в такой ситуации не воспринимают. В данном случае родителям нужно сначала сделать переоценку своих требований и поменять отношение к ребенку.

– Что вы можете посоветовать родителям?

– Хотелось бы обратить внимание родителей на то, что фокус внимания нужно смещать от наказания к постоянству своих требований и ожиданий к ребенку. Если семейная ситуация понятна и требования всегда одинаковые, ваш ребенок очень быстро сам научится вести себя без регуляции извне в виде наказаний.

Угол, ремень и сутки без смартфона. Как и за что можно наказывать школьника | ОБЩЕСТВО

Праздничное настроение, букеты цветов на линейках, первый звонок и радость от встречи с друзьями-одноклассниками — на смену всему этому в начале учебного года быстро приходят школьные будни. А вместе с ними — невыполненные домашние задания, плохие оценки и неоправданные ожидания родителей. За этим нередко следуют и наказания. Но если раньше провинившегося ребенка ставили в угол и могли дать ремня, то сегодня, учитывая масштаб дискуссии о допустимости телесных наказаний и в свете развития ювенальной юстиции такие методы воспитания уже неприемлемы. Да и дети уже не те: для многих самое суровое наказание — лишение любимого гаджета. 

Как сегодня наказывают детей и можно ли вообще это делать, разбирался TULA.AIF.RU.

«Учительница указки о головы школьников ломала»

Меняются времена, а заодно и методы поощрения и наказания детей. Когда-то ребятня от вида розги и палки дрожала от ужаса и неукоснительно соблюдала дисциплину в школе, слушалась родителей. Розги сменили ремни с папиных брюк, а в некоторых семьях — кулаки.

Администрация школы вправе применить к ученику так называемое дисциплинарное взыскание. Этот вопрос регламентируется «Приказом о дисциплинарных взысканиях к учащимся» Минобра РФ. Поводом для взыскания могут быть неисполнение или нарушение устава школы, правил внутреннего распорядка и иных «локальных нормативных актов по вопросам организации и осуществления образовательной деятельности». Допустимые виды взысканий: замечание, выговор, отчисление.  

Семейное насилие над детьми долго замалчивалось. Считалось, что признаваться в этом стыдно, а рассказать об избиении могли лишь синяки да ссадины на теле ребёнка, которые нередко старались не замечать ни соседи, ни учителя в школе.

Последние годы в России не умолкают разговоры о ювенальной юстиции, около десяти лет действует институт уполномоченных по делам несовершеннолетних. Общество задумалось о правах детей. И порой сами дети этим замешательством и открывшимися своими правами весьма успешно пользуются.

«Все знают свои права, но никто не знает теперь своих обязанностей, — сокрушается учитель русского языка и литературы Оксана Крюкова. — Дети понимают, что я не имею права их выгнать с урока, например. Фактически наказать непослушного ученика у нас возможности нет. И ладно, если родители понимают, что их сын или дочь — не сахар, а то ведь и они порой начинают ругаться с учителем и обвинять во всём».

«Была у меня в школе учительница биологии, статная, всегда с пучком и в строгом костюме. Её даже самые отъявленные хулиганы боялись как огня, а она указки о головы мальчишек ломала и к директору водила, зато биологию я до сих пор помню», — вспоминает 80-е годы Светлана Пузанова из Новомосковска.

Сегодня, конечно, такое представить в школе невозможно. Но где тонкая грань между допустимым и эффективным методом воздействия и как сейчас стоит наказывать детей?

Фото: Из личного архива/ Ефим Шаин

«К наказаниям детей на разных этапах отечественной истории были различные подходы. Поскольку воспитание традиционно являлось делом семьи, российская школа ориентировалась на семейные практики наказания детей, — рассказывает специалист по истории педагогики, профессор ТГПУ им. Л. Н. Толстого Ефим Шаин. — Веками и в семье, и в школе применялись, в том числе, и телесные наказания. Однако ещё Уставом 1864 года порка в российской школе была запрещена.

поставить двойку по предмету «за поведение», привлечь к дежурству, оставить после уроков, ограничить допуск к занятиям. Также недопустимы и могут быть обжалованы оскорбление или унижение человеческого достоинства, не говоря о применении физической силы.

Действующий сегодня Федеральный закон об образовании предусматривает поддержание дисциплины на основе уважения человеческого достоинства детей, а применение физического или психического насилия по отношению к ним не допускается. В законе нет термина «наказание»; используется понятие мер дисциплинарного взыскания — замечание, выговор, отчисление из образовательной организации.

В Семейном кодексе Российской Федерации речь идёт о способах воспитания детей родителями и предусматривается, что эти способы должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей».

Поход – не награда

Советский педагог Василий Сухомлинский неоднократно подчёркивал, что детей нужно воспитывать только добром и лаской. Но он говорил лишь о школе, а как насчёт семьи?

Еще 15-20 лет назад провинившегося ребёнка ставили в угол, не выпускали гулять, а порой и ремнём проходились по «мягкому месту». Сейчас у детей, как правило, отбирают гаджеты или отключают интернет.

Многодетная мама Наталья Чуркова нашла другой способ.

«У меня два старших сына — 20 и 17 лет и 11-летняя дочка. По части наказаний больше всего достаётся первенцу. Когда у тебя рождается первый ребёнок, то в голове много амбиций и жёстких представлений, каким он должен быть, кем стать, — рассказывает Наталья. —  Со старшим сыном мы пережили все «прелести» так называемого переходного возраста. Он начал курить, ругаться, связался с подозрительными ребятами, запустил учёбу.

Фото: Из личного архива/ Наталья Чуракова

А однажды они с друзьями разрисовали стены в школе краской и залили пеной из огнетушителя. Но об этом я узнала позже. Просто начала замечать, что с ребёнком что-то происходит. Разговоры не помогали, а материнская интуиция подсказывала, что сын мечется, места себе не находит. И тут возникла возможность отправить его в настоящий мужской поход в Крым. Когда он уехал, меня вызвали в школу и рассказали о том, что он натворил с приятелями.

Но к этому времени ситуация уже изменилась. Из похода он вернулся более спокойным и что-то осознавшим, мы поговорили, всё нормализовалось. Сейчас учится на третьем курсе университета, будет инженером-строителем».

По мнению матери троих детей наказание – это наказ. Применять наказание надо для того, чтобы ребёнок поступал правильно и не повторял ошибок.

«Конечно, не всегда хватает мудрости, выдержки и опыта, чтобы не накричать на ребёнка, не одёрнуть его грубо, но всё приходит. – признаётся Наталья. — На мой взгляд, крик и гнев — это бессилие взрослого человека, и, повышая голос, он поддаётся эмоциям. Я никогда не ругала детей за оценки в школе, если и срывалась, то скорее за этические проступки — нахамил,  соврал».

Не ремнём единым

Что касается физических наказаний, то сегодня, хоть иные полагают, что семья — дело закрытое, и даже если кто-то кого-то бьёт, это дело личное, то защитники прав детей категоричны — побои необходимо пресекать и обращать внимание на семьи, где практикуют насилие над детьми.

В споре о наказаниях детей часто приводят в пример Японию, где детей до школы не принято за что-либо ругать. Но это другая страна, где своя история и традиции, уверены эксперты. Система наказаний и поощрений в каждой стране складывается по-своему, имеет корни, поэтому интегрировать одну систему в другую вряд ли удастся.

«Я работала в школе при ООН в Вене учителем русского языка, — делится опытом педагог и психолог Татьяна Юркова. — В австрийских школах более дружелюбная атмосфера. Детей не принято ругать и наказывать за ошибки.

Фото: Из личного архива/ Татьяна Юркова

Ошибки — это опыт, на котором мы учимся. Своих оценок ученики могут даже не знать, о них сообщают родителям, которые совместно с учителями помогают детям адаптироваться и развиваться. Преподаватели общаются с учениками на равных. Подростки знают, что с любой проблемой можно обратиться к учителю, который не накажет, а поможет. Учитель — это помощник, наставник, но не строгий контролирующий взрослый».

Как воспитывать ребёнка, и какие меры наказания применять, и применять ли, решать, безусловно, родителям. Но надо помнить, что теплом и лаской можно добиться куда большего, чем шлепками и пощёчинами.

Комментарий

Психолог, доцент ТГПУ им. Л.Н.Толстого Татьяна Куликова:

«В психологии нет однозначного ответа на вопрос, надо ли наказывать ребёнка. В нашей культуре наказания присутствуют, поэтому тут главное — понимать, для чего оно используется, какой цели мы хотим добиться.

Фото: Из личного архива/ Татьяна Куликова

Наказание — это мощный поведенческий регулятор. Есть такое понятие, как «социализация». Ребёнок с ранних лет понимает, что в обществе есть правила. Далее, повзрослев, он сталкивается также с наказаниями и на работе — это штрафы, выговоры. С этой точки зрения, может быть, и неплохо, что ребёнок по мере взросления узнаёт, что есть нормы и запреты, а нарушение установленных правил влечёт за собой наказание.

Существует несколько типов наказания. Первый — физическое. Чаще всего родители считают, что раз их били, то и своих детей они могут бить, чтобы «людьми выросли». Это большая ошибка — замкнутый круг. Физическая агрессия рано или поздно вызовет такую же физическую агрессию у ребёнка. Это закрепляется как форма поведения. Кроме того, появляется ещё одна установка: любую проблему можно решить силой, подавив другого человека. Так что насилие в любом случае недопустимо.

Другой тип — вербальное наказание. Родители могут ворчать и отчитывать ребёнка, но и тут важно не перегнуть и объяснить, чем именно недовольны. При этом необходимо соблюдать спокойствие и не срываться на крик.

Ещё одна форма наказания — отнять у ребёнка те блага, которые ему доступны: телефоны, игрушки, планшеты. Многие родители именно этим и пользуются. Но опять же, это должен быть временный запрет. Фраза «ты себя плохо ведёшь, мы не купим тебе планшет» — неверная.

Можно ребёнка ограничивать в активности, скажем, не выпускать гулять. Не ставить в угол надолго, а, например, посадить на стул на 5-10 минут. Всё зависит от возраста.

Есть действенный способ наказания — убрать что-то, помыть посуду, подмести пол, если ребёнок что-то сломал, то должен сам починить.

Так что нет единой формулы «правильного» наказания. Главное — оно должно быть актуально на момент проступка».

Смотрите также:

Родителей, поднявших руку на ребенка, могут посадить на два года — Российская газета

Госдума рассматривает законопроект, предлагающий ввести повышенную уголовную ответственность за избиение несовершеннолетних. Если идея пройдет, под статью могут попасть горячие родители, схватившиеся за ремень. Или несдержанные няни, силой добивающиеся повиновения от ребенка. Впрочем, эксперты весьма осторожно относятся к подобной инициативе.

Для защиты ребенка авторы проекта предлагают слегка поправить уголовные статьи «Побои» и «Умышленное причинение легкого вреда здоровью». Тогда под них гарантировано будут попадать люди, поднимающие руку на ребенка.

«Средства массовой информации с пугающей периодичностью публикуют факты избиения детей теми людьми, которые, напротив, призваны воспитывать, обучать и защищать несовершеннолетних, — говорится в пояснительной записке. — Среди них родители и нянечки, воспитатели детских садов и учителя школ. Однако по действующим нормам уголовного законодательства они могут получить в качестве наказания всего лишь штраф или иное незначительное наказание». Если же предложение пройдет, то, казалось бы, даже обычная порка за двойку станет опасным делом. Строгому папе придется искать другие методы воспитания. Иначе, как уверяют разработчики, ему будет грозить до двух лет лишения свободы.

«Законопроект направлен на совершенствование уголовного законодательства. Принятие данного законопроекта будет способствовать большей защищенности малолетних граждан», говорится в пояснительной записке.

Сейчас документ отправлен в рассылку для сбора отзывов. Он включен в примерную программу работы Госдумы на декабрь.

Впрочем, правительство инициативу не поддержало. А в Верховном суде страны указали, что документ не учитывает действующие нормы. По мнению экспертов, закон и сегодня позволяет наказывать взрослых за излишнюю жесткость к ребенку.

— В УК РФ есть статьи, устанавливающие ответственность за подобные деяния: это статьи 117 «Истязание» и 156 «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего», — сказал «РГ» эксперт Федеральной палаты адвокатов России, кандидат юридических наук Андрей Некрасов. — Это работающие статьи, по которым суды назначают наказания. В том числе в отдельных случаях — и реальное лишение свободы.

По его словам, документ не только вносит дублирующую ответственность за слишком жесткое воспитание. Он по сути еще и смягчает наказание: два года лишения свободы против существующих сейчас трех. Кроме того, не учтен механизм возбуждения уголовного дела: по указанным в законопроекте статьям дело может быть возбуждено на основании заявления самого потерпевшего. Тогда как малолетний просто физически зачастую не сможет такое заявление подать.

— Важно понимать, что конкретные методы воспитания детей избираются самими родителями, — говорит Андрей Некрасов. — Законом не поощряется и не одобряется применение к детям физического насилия, например, порки, но в современных отечественных реалиях символически отшлепать ребенка за какую-то провинность — не значит совершить противоправное и тем более преступное деяние. В Западной Европе, Скандинавии, Японии, США такое поведение родителей и воспитателей считается недопустимым и влечет существенные негативные последствия для таких лиц, вплоть до лишения родительских прав.

Уголовные дела по подобным преступлениям могут быть возбуждены, если в правоохранительные органы поступят соответствующие заявления, поэтому особую роль здесь играют неравнодушные свидетели: второй родитель, другие родственники, соседи и т.д. «Таким образом, детей от жестокого обращения с ними можно защитить и теми инструментами, которые уже есть в уголовном законе, главное в данном серьезном и деликатном вопросе — не руководствоваться пословицей о соре из избы, который якобы не принято выносить», говорит эксперт.

«Мама била, а потом плакала сама и обнимала». «Воспитание» рукоприкладством и последствия

По данным ЮНИСЕФ, 75 процентов взрослого населения Казахстана поддерживают применение телесного наказания детей «для дисциплины в семье». Эксперты называют причинами распространенности рукоприкладства неумение взрослых справляться с эмоциями и психологическую безграмотность. Они отмечают, что рукоприкладство не проходит бесследно, последствия жестокого обращения проявляются во взрослой жизни.

«ХОТЬ БЫ КТО-НИБУДЬ ВОШЕЛ…»

22-летняя уроженка Шымкента Инкар (имя изменено по ее просьбе. — Ред.) — старшая из пяти детей в семье. Сейчас она завершает учебу в алматинском университете. Инкар говорит, что она и ее сестра росли, часто подвергаясь избиениям со стороны матери.

— Она хватала нас, швыряла изо всех сил к стене. Била нас не по голове, а по мягким местам, плечам. Она сильно злилась и была не в состоянии себя сдержать. Когда она меня избивала, я мысленно давала ей отпор. «Хоть бы кто-нибудь вошел или зазвенел телефон», — молила я в такие моменты, — вспоминает она.

В детстве Инкар не понимала, почему мать набрасывалась на них с кулаками. Когда подросла, рукоприкладства стало меньше. Троих младших детей мать не била вовсе.

— Повзрослев, я стала задумываться, почему мама нас била и ругала. Я нашла ответы на все свои вопросы. Я слышала, что моя покойная бабушка, свекровь матери, была очень строгой женщиной. Когда мы были маленькими, она не ко всем своим внукам относилась хорошо. Любила детей только старшего сына. Говорят, что она житья не давала снохам. К тому же мой отец в то время прикладывался к бутылке. Я думаю, мама в то время просто срывала на нас злость. Потому что, бывало, мама кричала, била, а потом плакала сама и обнимала нас, — говорит она.

Инкар никогда открыто не обсуждала это с матерью. Лишь однажды мать обмолвилась, что «сожалеет о рукоприкладстве».

— Как-то мы с сестренками и младшим братом вспоминали их шалости, и я сказала: «Вас сейчас вообще не бьют. А вы знаете, как нам в свое время доставалось?» Услышав это, мама сказала: «Думаешь, мне хотелось вас бить?», — рассказывает Инкар.

Она не держит обиды. Говорит, что и тогда чувствовала любовь матери, и сейчас чувствует это.

— Мы носили самую красивую одежду в детском саду, в школе, она баловала нас дома вкусными блюдами. Независимо от того, сколько бы раз она нас ни била, мы были не хуже других, — считает Инкар.

«ИМ КАЖЕТСЯ, ЧТО ПРОЩЕ ОТШЛЕПАТЬ РЕБЕНКА»

Родители бьют и наказывают детей, пытаясь выместить свой гнев, и это показатель их собственной беспомощности, говорит руководитель Центра семейного консультирования «Счастливая семья» автор книги «Воспитание детей без наказания» Елжас Ертайулы.

— Родители часто срывают злость на своих детях, когда не могут справиться с навалившимися на них проблемами, испытывают душевный дискомфорт. Потому что дети — самые беззащитные существа. Они не могут оказать сопротивления, ответить. Если в семье есть проблемы между мужем и женой, невесткой и свекровью, всё это накапливается. От этого страдают дети. Родители, которые накапливают негатив, готовы взорваться. Стоит ребенку что-то сделать, они срываются на нем, — говорит он.

Еще одной причиной Ертайулы называет безграмотность родителей.

— Я говорю не о безграмотности как таковой, а о недостаточных знаниях по воспитанию детей. Родители часто не понимают внутренний мир ребенка, недостаточно хорошо знают своего ребенка, не знают его особенностей и склонностей и не знают, чего ожидать от ребенка. И это зачастую приводит к наказанию. Они ожидают от ребенка невозможного. Когда ребенок не справляется, родители склонны злиться, — объясняет эксперт.

По его мнению, некоторые родители пытаются решить многие проблемы в воспитании своих детей быстро и тогда самым приемлемым им видится наказание ребенка.

— Им кажется, что гораздо проще накричать и отшлепать ребенка, чем тратить время на долгие разговоры с ним. Здесь родители совершают ошибку, думая, что им удалось решить проблему таким образом. Это, возможно, временное решение — до исчезновения эффекта от рукоприкладства или окрика. Ребенок может выполнить сказанное, но проблема этим не снимается, — говорит специалист.

Елжас Ертайулы, консультирующий родителей по вопросам воспитания детей, призывает их воздерживаться от рукоприкладства и «воспитания» наказанием.

— Можно утверждать, что все виды наказания являются негативным методом. Я считаю «наказанием» любые действия, которые ранят чувства ребенка. Это рукоприкладство, ругань, упреки и сравнение с другими детьми. Сейчас многие родители считают нормальным воспитание ребенка наказанием. Они даже рассматривают это как необходимость. Это показывает, насколько важен этот вопрос для нашего общества, — говорит он.

Согласно исследованию, проведенному в 2016 году ЮНИСЕФ и уполномоченным по правам человека в Казахстане, 75 процентов казахстанцев поддерживает применение телесного наказания для дисциплины и контроля детей в семье.

НЕТ КОНКРЕТНОГО ЗАКОНА, ЗАПРЕЩАЮЩЕГО БИТЬ ДЕТЕЙ

Согласно пункту 2 статьи 10 казахстанского закона «О правах ребенка», государство обеспечивает личную неприкосновенность ребенка, осуществляет его защиту от физического и психического насилия, жестокого, грубого или унижающего человеческое достоинство обращения, действий сексуального характера, вовлечения в преступную деятельность и совершения антиобщественных действий и иных видов деятельности, ущемляющих закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина.

Представитель ЮНИСЕФ Айсулу Бекмуса говорит, что «в законодательстве Казахстана нет конкретной статьи, которая запрещает родителям применять рукоприкладство по отношению к детям».

В течение нескольких лет в стране выдвигают инициативы внести изменения в законодательство и прописать запрет на применение силы к детям. К примеру, в 2016 году тогдашний детский омбудсмен, сейчас депутат мажилиса Загипа Балиева предлагала ввести в законодательство понятие «насилие», включив в него виды насилия — от морального и вербального до физического, в которое включить также шлепки по «мягкому месту», и запретить любые формы насилия. С похожей инициативой Балиева выступала и в 2018 году. Но изменения в законе не приняли.

Бывший омбудсмен говорит Азаттыку, что «законопроект всё еще обсуждается в парламенте». «Нам необходимо изменить менталитет общества [в котором считается нормой избивать ребенка]», — полагает депутат.

ЮНИСЕФ считает, что казахстанское законодательство по защите детей всё еще не соответствует в полном объеме международным стандартам. «Казахстанские законы не обеспечивают надлежащей защиты детей от рукоприкладства», — говорится в ответе международной организации Азаттыку.

Работа по изменению законодательства ведется, отмечают в ЮНИСЕФ. В соответствии с постановлением казахстанского правительства № 156 от 30 марта 2020 года, утверждена «Дорожная карта» по усилению защиты прав ребенка, противодействию бытовому насилию и решению вопросов суицидальности среди подростков на 2020 – 2023 годы. Одна из целей этого документа — изучение международного опыта по предотвращению физического наказания детей в семьях, патронатных семьях, организациях образования и организациях, занимающихся защитой прав детей.

«Ситуация в мире меняется. В 50 странах в настоящее время есть юридический запрет на жестокое обращение с детьми. 50 других стран обязались принять такой закон. Запрещая жестокое обращение с детьми на законодательном уровне, государство учит маленьких граждан тому, что насилие — это неправильно», — считают в организации.

«Ни в одном законе Казахстана не допускается насилие в отношении ребенка. Вопрос в том, как это исполняется», — говорит Азаттыку уполномоченный по правам ребенка в Казахстане Аружан Саин.

В ЮНИСЕФ отмечают, что жестокое обращение с детьми негативно отражается на них, даже во взрослой жизни. Последствия насилия над ребенком могут быть неочевидными, но они могут привести к нарушению сна, беспокойству и снижению социальной активности.

«Исследования показывают, что здоровье пострадавших детей ухудшается. Они могут страдать от рака, диабета, сердечно-сосудистых заболеваний, зависимости от запрещенных веществ и депрессии», — говорят в организации.

БОЛЬНО, ДАЖЕ ЕСЛИ ЭТО ДЕЛАЕТ МАТЬ

Елжас Ертайулы говорит, что родители стараются под разными предлогами оправдать свое рукоприкладство.

— Говорят, что «енесі тепкен құлынның еті ауырмайды» (казахская пословица, буквально значит «жеребенку не больно от ударов материнских копыт»), «била не по больному месту». Это смешное оправдание. К примеру, муж ударил жену и затем говорит: «К чему плакать, я же бил не по больному месту». Разве это успокоит женщину? Дело не в физической боли ребенка, а психологической травме, — комментирует он.

Психолог Сая Бакимова осуждает телесное наказание маленьких детей, считает это в корне неправильным.

— С физиологической точки зрения ребенок до семи лет не планирует часть своих действий. Это мой ответ некоторым родителям, которые говорят, что ребенок «делает это нарочно», «совершает шалости назло». У ребенка должен быть определенный уровень развития мышления, чтобы преднамеренно плохо себя вести: ребенок должен знать, что ему действительно нужно сделать, затем целенаправленно выбрать прямо противоположное, уметь предугадать вашу реакцию. Сколько операций! Мозг ребенка на такое еще не способен. Теперь попробуем ответить, правильно ли наказывать ребенка за то, что он еще не в состоянии контролировать свои действия? Если бить за ошибки, то давайте бить за ошибки и взрослых. Разве последствия ошибок взрослых не масштабнее ошибок детей? — вопрошает она.

Бакимова говорит, что пережитые в детстве страдания приводят к сложным последствиям. В голове формируется установка «Они любят меня, но бьют, и я люблю их, но боюсь», которая впоследствии может негативно сказываться на выстраивании личных отношений или отношений в коллективе.

— Такие люди не умеют открыто выражать чувство любви. Если в отношениях всё спокойно и ровно, им кажется, что чего-то не хватает. Вполне вероятно, что бессознательно он или она выберет не спокойного и доброго человека, а человека нетерпеливого, вспыльчивого и агрессивного. Потому что ему или ей будет казаться, что подходит именно такой человек, — говорит Сая Бакимова.

Многие подростки и молодые люди, которых избивали отцы, впервые попав в кабинет психолога, не в силах сдержать слез, рассказывает Бакимова. «Они не могут говорить, только плачут», вспоминая, как издевались над ними.

— Прежде чем нейтрализовывать «избалованность» четырехлетнего ребенка, представьте себе, что в этот момент вы закладываете фундамент его будущего.

устройств для пыток | Телесные наказания | История Medevil | Пояс целомудрия

Устройства для пыток использовались почти во всех странах — и по некоторым из самых причудливых причин, таких как определенный образ , наличие мнения или даже придирание вашего мужа. Мы прошли долгий путь от Средневековья , так что вот несколько устройств для пыток, которые вам посчастливилось пропустить.

Устройство пыток — Бранки

Ветви были популярны в Средневековье и на протяжении 1600-х годов в Америке .Бранки, также называемые Уздечка Скольда , представляли собой металлические маски для лица, которые некоторые женщины были вынуждены носить. Они были похожи на железную клетку. Все, что нужно было сделать мужу, это обвинить свою жену в придирании , и на него была надета маска. Женщины, которые не соглашались со своими мужьями, которые были признаны виновными в жестоких сплетнях или в любом другом незначительном правонарушении, должны были носить Бранки. У Бранков обычно были депрессоры для языка со шпорами или острыми краями. Когда он попал в рот женщины, разговор стал болезненным. Маска должна была унизить женщину.У некоторых из них спереди была прикреплена цепь, чтобы можно было провести жертву по улицам, или привязать к столбу .

Устройство пыток — пояс целомудрия

Жены часто были вынуждены носить пояса целомудрия, в то время как их муж отсутствовал на долгое время (особенно жены рыцарей или крестоносцев). Пояса целомудрия были похожи на металлическое нижнее белье и носились так, чтобы жены не могли заниматься сексом, пока их мужья отсутствовали. Причина, по которой они являются орудиями пыток, заключается в том, что унизительны для , и многие женщины были вынуждены носить их против своей воли.Некоторые женщины специально носили пояса целомудрия, как защита от изнасилования . Их обычно использовали в средние века, когда муж мог находиться в состоянии войны до трех лет.

Метод пыток — Очищение души

Католики считали, что душа ведьмы испорчена, грязна и в основном полна зла. Так называемые ведьмы, обычно женщины (кто-нибудь заметит здесь образец?), Подверглись жестокому обращению и наказаны церковью .Чтобы очистить их перед наказанием, «ведьмы» были вынуждены пройти очищение души. В горло жертвы заталкивали горячие жидкости или предметы. Сюда входил кипяток, мыло, угли и еще огонь марки . Угроза или наказание того, что мама или папа вымоет вам рот с мылом , исходит от этой формы пыток.

Истории по теме:

Делает ли удар вашего ребенка ремнем жестоким обращением с ребенком

Является ли нанесение вашему ребенку ремня чрезмерного телесного наказания Жестокое обращение с детьми в Орландо, штат Флорида

Является ли избиение вашего ребенка ремнем или предметом чрезмерным телесным наказанием / жестокого обращения с детьми в районе Орландо, Флорида?

Лучшая практика — дать ребенку тайм-аут и не бить его.Если вы ударили ребенка

ремня и оставляя следы или синяки на вашем ребенке, вы настраиваете себя для того, чтобы кто-то звонил в службы защиты детей или DCFS на вас. Если вы обезобразите своего ребенка или нанесете серьезную травму, ударив ребенка, ваш ребенок будет удален от вас; и вас арестуют за жестокое обращение с детьми. DCFS и правоохранительные органы изучат степень тяжести травм, полученных в результате ударов / ударов (чрезмерное телесное наказание) ребенка, при принятии решения.

Врач, осматривающий детские травмы, может позвонить в DCFS, если увидит у ребенка следы и синяки; и думаю, что произошло жестокое обращение с детьми. Учитель может сделать то же самое. Поэтому лучше всего использовать тайм-аут или ограничить использование ребенком компьютера, просмотра телевидения или привилегий, которыми ребенок пользуется. Это исключает возможности, которые могут возникнуть, если вы оставите на своем ребенке следы или синяки в результате удара ремнем или другим предметом.

Прецедентное право определяет чрезмерное телесное наказание.Вы можете или не можете быть арестованы и осуждены за преступление, если вы ударите ребенка ремнем, который оставит синяки и следы. Однако, скорее всего, DCFS расследует вас вместе с полицией. Зачем настраиваться на это? Вы действительно хотите рискнуть, что это произойдет?

Если вы не проживаете с другим родителем ребенка, другой родитель, скорее всего, попытается получить от вас единоличную опеку над ребенком или ограничит ваше разделение времени с ребенком.

Принимая решение, DCFS рассмотрит, есть ли психологический ущерб ребенку от удара; и произошли ли из-за этого изменения в поведении ребенка.DCFS спросит ребенка, не боится ли он вас. Они также могут задавать вопросы учителям ребенка.

Эта статья предназначена только для информации; и не образует адвокатской тайны. Если у вас есть дополнительные вопросы по поводу чрезмерных телесных наказаний; и DCFS удаление детей из дома; или DCFS, расследующий вас, вы можете позвонить Энн Мари Гилден, Esquire в Ann Marie Giordano Gilden, P. A. по телефону (407) 732-7620, чтобы назначить первую консультацию.

В Грузии запрещены телесные наказания детей

20 сентября 2019 года Парламент Грузии принял Кодекс прав ребенка, который прямо запрещает телесные наказания детей в любых условиях.Статья 53.2 Кодекса гласит (неофициальный перевод):

Запрещаются телесные наказания, пытки или любое другое жестокое, унижающее достоинство или бесчеловечное обращение или наказание в семье, дошкольных или общеобразовательных учреждениях, в учреждениях альтернативного ухода, в медицинских учреждениях. и / или психиатрические учреждения, пенитенциарные учреждения и любые другие места. Совершение таких действий наказуемо в соответствии с действующим законодательством Грузии ».

Что касается домашних условий, Кодекс прямо запрещает все формы телесных наказаний и других унижающих достоинство видов наказания (статья 24.5, неофициальный перевод):

Применение методов в процессе воспитания или обучения ребенка родителями или лицом, ответственным за его / ее воспитание, включая телесные наказания или другое жестокое, унижающее достоинство или бесчеловечное обращение и / или наказание ребенка недопустимо ».

Это повторяется в статье 25.5, а статьи 30 и 38 запрещают любые телесные наказания в учреждениях альтернативного ухода и в учебных заведениях соответственно.Кроме того, статья 60.2 обязывает Грузию «принимать все административные, социальные и образовательные меры, необходимые для искоренения телесных наказаний детей и практики любого другого жестокого или бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания в отношении детей» (неофициальный перевод). Кодекс вступит в силу 1 июня 2020 года.

До этой реформы телесные наказания не были полностью запрещены дома, в учреждениях альтернативного ухода и в детских учреждениях. Глобальная инициатива уже более пяти лет поддерживает национальных защитников запрета, включая оказание технической помощи в разработке законодательства.В 2016 году представители правительства, Управления Народного защитника Грузии и гражданского общества приняли участие в недельной ознакомительной поездке по реформе законодательства против телесных наказаний, которую координировал Шведский институт в сотрудничестве с Глобальной инициативой. В 2017 году, после изучения Грузии и в соответствии с теневым докладом Глобальной инициативы, Комитет ООН по правам ребенка рекомендовал срочные меры по телесным наказаниям детей, включая принятие закона, прямо запрещающего все формы телесных наказаний во всех случаях. настройки.Впоследствии проект кодекса был разработан Парламентским комитетом по правам человека и гражданской интеграции при технической поддержке ЮНИСЕФ в Грузии и внесен в парламент в марте 2019 года.

Глобальная инициатива приветствует принятие Кодекса и поздравляет всех, кто работал в течение многих лет. для достижения этой цели. Благодаря этой реформе в мире теперь 58 государств запретили все телесные наказания детей, при этом Грузия также стала 34 -м государством-членом Совета Европы, которое это сделало.

Готовясь к празднованию 30 годовщины годовщины принятия Конвенции ООН о правах ребенка в ноябре, мы призываем все государства последовать примеру Грузии в выполнении их непосредственных обязательств по Конвенции о запрете всех телесных наказаний детей. Дети имеют право — прямо сейчас — жить свободными от всех форм насилия.

Дополнительная информация

Вот что делает шлепание с детьми. Врачи говорят, что все это нехорошо.

Родители, которые бьют своих детей, могут полагать, что удар «просто привлекает их внимание» или налагает старомодную дисциплину, но на самом деле шлепки ухудшают поведение, чем раньше, и могут нанести долгосрочный вред, заявили педиатры в понедельник.

Американская академия педиатрии усилила свои рекомендации против телесных наказаний в обновленных рекомендациях, заявив, что они делают детей более агрессивными и повышают риск проблем с психическим здоровьем.

«Испытание телесных наказаний увеличивает, а не снижает вероятность того, что в будущем дети будут проявлять дерзость и агрессивность», — говорится в новом руководстве для педиатров.

«От порки нет никакой пользы», — сказал доктор Роберт Седж из Медицинского центра Тафтса в Бостоне, который помог написать руководство.

«Мы знаем, что дети растут и развиваются лучше благодаря позитивному ролевому моделированию и установлению здоровых ограничений. Мы можем добиться большего ».

Словесные оскорбления и унижение также контрпродуктивны, заявили в педиатрической группе.

«Родители, другие лица, осуществляющие уход, и взрослые, взаимодействующие с детьми и подростками, не должны применять телесные наказания (включая удары и шлепки) ни в гневе, ни в качестве наказания за плохое поведение или как следствие его, а также не должны использовать какие-либо дисциплинарные меры, в том числе словесные. оскорбления, вызывающие стыд или унижение », — говорится в обновленных правилах группы.

«В течение нескольких минут дети часто возвращаются к своему первоначальному поведению. Это определенно не учит детей саморегулированию», — сказал Сеге NBC News.

«Такие методы, как тайм-аут и другие эффективные формы наказания, цель состоит в том, чтобы научить ребенка контролировать себя, чтобы у него была возможность контролировать свое собственное поведение и управлять им. И это действительно все. »

Американцы по-прежнему твердо верят в избиение, шлепки и шлепки детей как дома, так и в школе.

Связанные

«Согласно опросу 2004 года, примерно две трети родителей маленьких детей сообщили, что применяли те или иные физические наказания», — сообщила педиатрическая группа.

«Эти родители сообщили, что к пятому классу 80 процентов детей были подвергнуты физическому наказанию, а 85 процентов подростков сообщили, что подвергались физическому наказанию, при этом 51 процент подвергся ударам ремнем или подобным предметом».

А в 2013 году опрос Harris Interactive показал, что 70 процентов родителей согласны с утверждением о том, что «хорошая, жесткая порка иногда необходима для воспитания ребенка», хотя это меньше, чем у 84 процентов родителей в 1986 году.

Но все меняется, — сказал Седж.

«Если вы ограничите свои опросы людьми, у которых дома есть дети в возрасте 5 лет и младше, которые являются новым поколением родителей, большинство из них не любят шлепать своих детей и часто не шлепают своих детей. ,» он сказал. «Мы думаем, что произошла смена поколений, когда сегодняшние родители гораздо реже шлепают своих детей, чем их родители».

Одна группа изучала родителей в их доме и обнаружила, что большинство родителей действительно устно предупреждали детей, прежде чем нанести физический удар.Но они не заставили себя ждать. «Телесное наказание произошло в среднем через 30 секунд, что свидетельствует о том, что родители могли« реагировать либо импульсивно, либо эмоционально, а не инструментально и намеренно »», — заявили в педиатрической группе.

Это принесло мало пользы.

«Эффекты телесных наказаний были временными: в течение 10 минут большинство детей (73 процента) возобновили то же поведение, за которое они были наказаны».

Битье детей не только приносит мало пользы; это может ухудшить их долгосрочное поведение.

«Дети, которые неоднократно подвергались телесным наказаниям, как правило, развивают более агрессивное поведение, повышенную агрессию в школе и повышенный риск психических расстройств и когнитивных проблем», — говорится в заявлении Сеге.

Так было, даже когда родители были в остальном теплыми и любящими.

Родители, ударившие своих детей, часто имеют собственные серьезные проблемы. «Родители, страдающие депрессией, чаще применяли телесные наказания. Кроме того, экономические проблемы в семье, проблемы с психическим здоровьем, насилие со стороны интимного партнера и злоупотребление психоактивными веществами — все это связано с увеличением зависимости от телесных наказаний », — сказал Сеге.

«В одном небольшом отчете говорится, что родители, которые сами пережили травмы, с большей вероятностью применяют телесные наказания, чем другие родители».

Связанные

Так что же могут делать родители вместо этого?

«Во-первых, установите позитивные, поддерживающие и любящие отношения со своим ребенком. Без этого основания у вашего ребенка нет причин, кроме страха, демонстрировать хорошее поведение », — советует AAP.

«Во-вторых, используйте положительное подкрепление, чтобы усилить поведение, которое вы хотите от своего ребенка.«

Тайм-ауты очень хорошо подходят для детей младшего возраста», — отметили в группе. «Наказывайте детей старшего возраста, временно лишив их любимых привилегий, таких как занятия спортом или игры с друзьями. Если у вас есть вопросы о наставлении детей, поговорите со своим педиатром », — советует он.

Педиатры почти всегда рекомендуют дисциплинарные меры, которые не включают в себя избиение детей или принуждение их есть специи, полоскание рта с мылом или другие жестокие наказания.Только 6 процентов из 787 американских педиатров, опрошенных в 2016 году, одобрили порку, и только 2,5 процента на самом деле ожидали, что это принесет пользу.

Американская психологическая ассоциация утверждает, что положительное подкрепление более эффективно, чем шлепки.

«Положительное подкрепление альтернативного поведения чрезвычайно эффективно», — говорится в нем.

Следует ли прекращение занятий в качестве наказания?

Это вопрос, который я задавал много раз за последние два десятилетия: должны ли родители отнимать у своих детей какое-то занятие в качестве наказания? Например, их дети в восторге от наших уроков боевых искусств, поэтому родители хотят брать уроки в наказание.Другие родители решают отказаться от других занятий, таких как спорт или музыкальные инструменты.

Во-первых, позвольте мне внести ясность: моя цель здесь — не осуждать чье-либо воспитание. Воспитание детей чрезвычайно сложно, и то, что лучше всего для одной семьи, может отличаться от того, что лучше всего для другой; Далее следует размышление о том, что родители задают себе тот же вопрос, основываясь на моем многолетнем опыте работы со многими семьями.

Основная причина отказа от занятия довольно проста: если детям действительно нравится занятие, отказ от занятия в качестве наказания удержит их от поведения, за которое их наказывают.Хотя эта идея проста, она также вызывает вопрос: какие преимущества упустит ребенок, не участвуя в задании?

В спорте, таком как футбол или бейсбол, дети могут заниматься спортом, улучшать свой атлетизм и, при правильном обучении, повышать свою уверенность в себе. Играя на музыкальных инструментах, дети познают преимущества постоянной и дисциплинированной практики. Решая, стоит ли отказываться от подобных занятий, родители должны спросить себя: «Стоит ли отказываться от потенциальных выгод от занятия в качестве наказания?»

Что еще нравится вашим детям, что не имеет таких значимых преимуществ? Например, такие занятия, как игра в видеоигры или просмотр T.В. могут доставлять удовольствие, но они не способствуют развитию ребенка. Отказ от этих видов деятельности с меньшей добавленной стоимостью следует тем же причинам сдерживания, не рискуя преимуществами деятельности в области развития.

Если ваши дети участвуют в программе боевых искусств — особенно если они в нашей — есть не только другие преимущества, которыми вы, возможно, не хотите рисковать, отказываясь от занятий в качестве наказания, но и у вас, вероятно, есть партнер, с которым вы будете работать и поддерживать свои семья. Мы всегда поощряем родителей говорить с нами, если их дети борются с чем-то дома или в школе.Мы будем вести с ними те же разговоры, что и вы, но получение этих сообщений из внешнего источника может иметь большое значение. Таким образом, мы не только хотим, чтобы дети продолжали получать другие льготы, но и можем помочь вашему ребенку справиться с потенциальными проблемами поведения.

И действительно, это наша цель: помочь детям сформировать позитивное поведение, основанное на сильном характере. Наказание может быть действенным дисциплинарным инструментом; однако она должна быть согласована с истинной целью дисциплины, а не работать против нее.

Техасский судья кнутом поясом отстранен: признак смены телесных наказаний?

Атланта

Верховный суд Техаса отстранил техасского судью по семейным законам, дочь которого тайно записала на видео, как он бьет ее по пояс, предполагая некоторым наблюдателям, что даже на социально консервативном Юге, где телесные наказания считаются важными для формирования характера, тонкая грань Между дисциплиной и жестоким обращением происходит смещение.

Верховный суд Техаса во вторник приостановил работу судьи графства Аранзас Уильяма Адамса с выплатой жалованья, пока Комиссия штата по вопросам поведения судей проводит расследование.Судья Адамс, который принимает решения о том, могут ли родители присматривать за своими детьми, оказался в центре национальной огненной бури, когда его 23-летняя дочь Хиллари разместила на YouTube в октябре видео, на котором он избивает ее. Инцидент произошел в 2004 году.

Адамс утверждает, что он не сделал ничего плохого, и расследование может оправдать его, но тот факт, что суд Техаса пошел на этот шаг, имеет большое значение, говорит Дэвид Финкельхор, директор Университета по расследованию преступлений Нью-Гэмпшира. против Детского научного центра.

«Мы находимся в нормативном сдвиге в отношении взглядов на телесные наказания, и быстрее всего меняются взгляды на крайности того, что допустимо», — говорит г-н Финкельхор. «Это видео находится в той области, где сейчас много споров».

В ролике на YouTube Адамс говорит: «Иди, возьми пояс. Большой. Я собираюсь отшлепать ее сейчас». Пока Хиллари плачет и умоляет отца остановиться, он хлестает ее ремнем по ногам.

Г-жа Адамс говорит, что разместила видео, чтобы заставить отца обратиться за помощью по личным вопросам.Он сказал, что избиение выглядело хуже, чем было на самом деле, и что он имеет право наказать ребенка, пойманного за загрузку пиратской музыки. Более того, он утверждает, что его дочь разместила видео в отместку за его требование, чтобы она либо вернулась в колледж, либо он забрал ее машину и мобильный телефон.

Хотя срок давности по любым обвинениям в жестоком обращении с детьми прошел, эксперты говорят, что поведение, изображенное на видео, в любом случае, скорее всего, не будет квалифицироваться как жестокое обращение с детьми в соответствии с действующим законодательством.

В социальном плане Юг более склонен к телесным наказаниям для воспитания детей, как показывают законы и исследования.Например, во всех южных штатах, кроме Вирджинии, телесные наказания разрешены в школах, а в штатах на северо-востоке и западном побережье этого не делают. Кроме того, недавнее исследование, проведенное исследователем из Южного методистского университета Джорджем Холденом, в ходе которого было снято на видео 37 родителей из северного Техаса, показало, что почти все били или били своего ребенка за 36-часовой период.

Во вторник Адамс отказался от предварительного слушания по поводу своего отстранения, не признал вины и согласился сотрудничать со следствием. То, как судебная коллегия по поведению суда имеет дело с Адамсом, может быть окончательным показателем того, насколько изменилось отношение к телесным наказаниям в глазах общества.

«Мне будет интересно узнать, является ли приостановление действия фиговым листком, чтобы сказать, что [Верховный суд] воспринимает это всерьез, или они действительно воспринимают это всерьез», — говорит Финкельхор.

Ожидается, что в среду еще один суд Техаса вынесет решение по вопросу о сохранении запретительного судебного приказа в отношении Адамса, который не позволяет ему навещать свою 10-летнюю дочь, которая живет с его бывшей женой.

Человека оправили от избиения сыновей поясом: группировки против телесных наказаний подвергли критике приговор | The Independent

ОТЕЦ, о котором сообщили в полицию после того, как наказал своих детей кожаным ремнем, вчера был освобожден от нападения.Участники кампании против телесных наказаний заявили, что вердикт магистрата Северного Эйвона был неправильным.

Питер Ньюэлл, координатор программы «Положить конец физическому наказанию детей», сказал: «Бить детей ремнем — это жестокое обращение с детьми». Он сказал, что ремень с поясом дал детям понять, что взрослые считают насилие приемлемым способом решения проблем. По его словам, другие суды признали виновными родителей при аналогичных обстоятельствах. Он опасался, что в этом деле дисциплина перепутается с насилием.

Согласно английскому праву защита от обвинения в нападении со стороны родителей заключается в том, что они использовали «разумное наказание».Каждый случай решается по существу. В прошлом году Комиссия по законодательству Шотландии рекомендовала, чтобы избиение детей любым инструментом или нанесение травм было отдельным правонарушением.

В государственных школах запрещены телесные наказания.

По делу, вынесенному вчера, 30-летний обвиняемый, у которого пятеро детей и не может быть назван по юридическим причинам, обнаружил, что его двое сыновей пяти и восьми лет ломали ножом стул в столовой в своем доме в Бристоле. Сначала он крикнул им, чтобы они остановились, затем, когда они проигнорировали его, он дал им «тройку лучших» снизу своим поясом и забыл об инциденте.

В течение 24 часов учитель физкультуры в школе для мальчиков заметил у них синяки на ягодицах и сообщил об этом своему директору, который сообщил об этом в местные социальные службы, а тот, в свою очередь, вызвал полицию.

Отец, охранник, был арестован и обвинен в нападении с причинением телесных повреждений. Он признался, что бил мальчиков, но отрицал обвинения в нападении, утверждая, что ему было разрешено по закону наказывать собственных детей.

После прекращения дела он сказал: «Я люблю свою семью и не люблю наказывать своих детей.Я хороший отец и ничего плохого не сделал. Они были непослушными, и я наказывал их так, как считал нужным.

«Я верю в дисциплину, когда это необходимо, и в телесные наказания. Закон в этой стране слишком мягкий ».

Ник Смит, представляющий обвинение, сказал магистратам: «Он достал пояс со своего столика в раздевалке, поставил каждого из мальчиков себе на колени и ударил их ремнем по спине три раза.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.