Какой это толерантный: Что такое толерантность и как ее развить?

Содержание

Что такое толерантность и как ее развить?

 

Толерантность создает общество, в котором люди могут чувствовать себя ценными и уважаемыми, и в котором есть место для каждого человека, его идей, мыслей и мечтаний. Даже когда люди расходятся во мнениях, они должны излагать свои мысли в уважительной манере и избегать оскорблений и провокаций. Иначе это приводит к конфликтам, стрессам и расслоению общества.

 

 

 

Когда возникает страх или презрение к другим, появляется дискриминация и нетерпимость. Или еще можно это назвать отсутствием толерантности. Что такое толерантность и что можно сделать, чтобы ее стало больше, вы узнаете ниже.

Толерантность должна проявляться с обеих сторон партнеров по общению, чтобы быть эффективной. Наши отличия друг от друга являются частью жизни. И, нравится нам это или нет, от этого никуда не деться. То, чем мы отличаемся друг от друга, характеризует нашу личность и, по сути, является нашей уникальностью. Мы разные, у нас разные финансовое состояние, хобби, внешность, характер, политические взгляды, вкусы и предпочтения. Однако, несмотря на все различия, у нас есть и кое-что общее. Например, общество, в котором мы с вами живем.

Нас привлекают люди, которые похожи на нас, с которыми у нас есть что-то общее. Это может быть цвет глаз, волос, стрижка, интересы, стиль одежды и многое другое. А с теми, чьи отличия более заметны, мы держим дистанцию. Так запрограммирован наш мозг. Мы распознаем «свой» или «чужой» по признакам, которые удалось уловить. И все это происходит на подсознательном уровне. И когда ощущение «непохожести» другого человека на нас преобладает над здравым смыслом, начинает проявляться неуважение или даже агрессия к другому человеку.

Так вот толерантность означает терпимость к другим людям, их характеру, внешнему виду, образу жизни, мнению, выбору и т.п. Говоря проще, это когда вы допускаете возможность другому человеку быть уникальным или выражать без препятствий свои мысли, желания, свое «Я», как личности. Например, вы любите пиццу и картошку фри, а ваш друг сторонник здорового питания. И вы спокойно относитесь к его выбору, так же, как и он к вашему. А если бы ваш друг критиковал, осуждал ваш выбор и яро доказывал, что пицца – это вредно, то это уже было бы проявлением нетолерантности. И получается, что проявление толерантности означает допускать то, что уже есть, и принять это «есть» как данность, не вмешиваясь в выбор другого человека, чего бы он ни касался. Будь то вера, религия, личная жизнь.

Быть нетолерантным, наоборот, означает проявлять свое негодование и неприемлемость к тому, с чем вы не согласны. Плюс стремление навредить или всячески препятствовать объекту вашего недовольства.

К чему приводит отсутствие толерантности

Толерантность предполагает уважение и понимание того, что жизни других людей могут отличаться от нашей собственной, так же, как их мнение, черты характера и внешность. Мы можем иметь другое мнение, убеждения, не соглашаться с тем, что они считают правильным. И, несмотря на это, мы хотим, чтобы нас так же принимали, ценили и уважали.

Отрицание, неодобрение и прочие проявления дискриминации, например, по национальности, полу и мировоззренческим взглядам приводят к межличностным конфликтам. Отсутствие толерантности порождает ненависть. Ненависть ведет к недоверию. Недоверие влечет за собой отдаленность людей друг от друга. Толерантность позволяет людям разного происхождения, вероисповедания и убеждений работать и жить сообща, и это способствует большей эффективности в работе и создает единство команды. Там, где есть дискриминация, не может быть спокойствия и мирного сосуществования. Отсутствие толерантности приводит к конфликтам и нестабильности в отношениях людей и их работе.

Как развить в себе толерантность?

Если люди не могут терпеть друг друга, они становятся злыми и разочарованными. В обществе, наполненном ненавистью, человек начинает чувствовать скованность и больше подвержен депрессиям. Способность принимать различия друг друга может оказать положительное влияние на самочувствие человека. Толерантность снимает барьеры и позволяет мыслить более обширно. Еще толерантность приводит к уменьшению стресса и способствует развитию эмпатии – чувству сострадания, сопереживания и понимания чувств другого.

Вот несколько советов, которые помогут вам стать более толерантными:

  • Напомните себе, что вы в безопасности . Если другие люди думают иначе, и их мнение отлично от вашего, это вовсе не означает, что вы ошибаетесь. Так же, как и то, что вам просто необходимо отстаивать ваши убеждения, но научиться делать это неконфликтным путем, приводя весомые аргументы, вы почувствуете себя увереннее.
  • Говорите за себя. Постарайтесь выражать свою мысль точнее и от своего лица. Например, «Я не согласен с тем, что …, у меня иное мнение…» Не следует агрессивно разговаривать с человеком, который думает не так, как вы.
  • Обходитесь без оскорблений и перехода на личности
    (это как раз о нетерпимости). Не провоцируйте человека к ссоре, высказывая оскорбления: «Вы глупы, если так думаете!» и т.п. Постарайтесь узнать больше, чтобы понять другую точку зрения. Попросите рассказать подробнее и объясните, что хотели бы понять, как другой человек пришел к такому мнению.
  • Будьте спокойнее. На агрессию, в свой адрес, люди склонны отвечать агрессией. Не ругайтесь и не кричите. Это может значительно обострить ситуацию и превратить ее в настоящий конфликт.
  • Ищите точки соприкосновения. Если на первый взгляд ничего общего не можете найти, особенно если вас раздражает человек и вы испытываете к нему неприязнь, отложите поспешные выводы о нем. Постарайтесь разглядеть даже самую минимальную схожесть между вами, вашими мнениями и взглядами. Возможно, вам нравятся одна и та же музыка, книги или вы предпочитаете схожие фильмы. Точки соприкосновения есть всегда. Если их не видно, это не значит, что их нет. Помните об этом.
  • Следите за своими реакциями. Наши глаза, мимика и жесты говорят правду. Язык тела – это такой же способ общения. Например, когда вы испытываете презрение, то вздыхаете и закатываете глаза. Такие реакции говорят о нетерпимости и выдают ваше отношение к партнеру по общению и ход ваших мыслей. В этом случае, становится, очевидно, что вы считаете, что мнение другого человека совершенно бесполезно, и как бы говорите, что вы лучше него.

Ничто не может быть достигнуто без дополнительных усилий, включая и толерантность. Да, иногда трудно понять некоторых людей, культуры и совершенно иные точки зрения. Но такое разнообразие помогает взглянуть на мир шире и увидеть, что истина обычно находится где-то «посередине», рассматривая компромиссное решение.

Проявление уважения и лояльности к мнениям других людей не означает, что вы должны идти наперекор своим принципам и ценностям или даже через силу принимать другие идеи. Толерантность – это позиция уважительного отношения к человеку, его чувствам, особенностям и индивидуальности. Мы все имеем право на свое мнение и его выражение.

Будьте терпимее и старайтесь понимать и принимать окружающих и их мнение!

Быть толерантным!

Мы живём в век глобализации экономики и всё большей мобильности, быстрого развития коммуникации, интеграции и взаимозависимости, в век крупномасштабных миграций и перемещения населения, урбанизации и преобразования социальных структур.

Одна из задач школы – научить людей жить вместе. В современной социокультурной ситуации школа является местом, где создаются благоприятные условия для межэтнического общения, где обучающимся прививается уважение к своей культуре и культурам других народов, формируются толерантные качества личности в процессе поликультурного образования.

Предлагаем вашему вниманию методические материалы для проведения классного часа «Быть толерантным!»

Автор: Т. В. Рябцева

Рекомендации по работе с презентацией тематического занятия (классного часа) «Быть толерантным!»
для обучающихся 8−9-х классов

Вариант проведения занятия [PDF] [DOCX]

Презентация [PDF] [PPTX]

Приложения [PDF] [DOCX]

Цель: воспитание в подрастающем поколении потребности и готовности к конструктивному взаимодействию с людьми и группами людей независимо от их национальной, социальной, религиозной принадлежности, взглядов, мировоззрения, стилей мышления и поведения.

Задачи:

  • познакомить обучающихся с понятием «толерантность», с основными чертами толерантной и интолерантной личности;
  • дать обучающимся возможность оценить степень своей толерантности;
  • способствовать развитию уважительного отношения между школьниками, воспитанию чувства коллективизма, сплочённости;
  • способствовать развитию у обучающихся самосознания.

Методический материал носит рекомендательный характер. Педагог, принимая во внимание особенности каждого класса, может варьировать задания, их количество, менять этапы тематического занятия.


Учитель предлагает обучающимся послушать китайскую притчу «Ладная семья», которая поможет сформулировать тему классного часа.

Китайская притча «Ладная семья»

Жила-была на свете семья. Она была непростая. Более 100 человек насчитывалось в этой семье. И занимала эта семья целое село. Так и жили всей семьёй и всем селом. Вы скажете: «Ну и что, мало ли больших семейств на свете!» Но дело в том, что семья была особая – мир и лад царили в этой семье и, стало быть, на селе ни ссор, ни ругани, ни, боже упаси, драк и раздоров.

Дошёл слух об этой семье до самого владыки страны. И он решил проверить, правду ли молвят люди. Прибыл он в село, и душа его возрадовалась: кругом чистота, красота, достаток и мир. Хорошо детям, спокойно старикам. Удивился владыка. Решил узнать, как жители села добились такого лада. Пришёл к главе семьи: «Расскажи, как ты добиваешься такого согласия и мира в твоей семье?» Тот взял лист бумаги и стал что-то писать. Писал долго – видно, не очень силён был в грамоте. Затем передал лист владыке. Тот взял бумагу и стал разбирать каракули старика. Разобрал с трудом и удивился. Три слова были начертаны на бумаге: любовь, прощение, терпение.

И в конце листа: сто раз любовь, сто раз прощение, сто раз терпение.

− Да, − сказал старик, − это и есть основа жизни всякой хорошей семьи. И подумав, добавил:

− И мира тоже.

Вопросы:

  • Согласны ли вы с тем, что написал на листе бумаги глава семьи?
  • Как вы думаете, о чём мы сегодня с вами будем говорить?

Опираясь на ответы обучающихся, классный руководитель, формулирует тему классного часа.

А что значит быть толерантным?

Что такое толерантность?

Не всем, может быть, знакомо это слово, и, на первый взгляд, звучит совершенно непонятно. Но смысл, который оно несёт, очень важен для существования и развития человеческого общества. Современный культурный человек – это не только образованный человек, но обладающий чувством самоуважения и уважаемый окружающими. Толерантность считается признаком высокого духовного и интеллектуального развития индивидуума, группы, общества в целом.

Задание:

  • Используя различные источники, найдите определение слова «толерантность». (Приложение 1)
  • Что объединяет эти определения?
  • Почему, на ваш взгляд, в разных источниках определения различны?
  • Какое из определений вы считаете наиболее важным для себя?

На сегодняшний день толерантность рассматривается в контексте таких понятий, как признание, принятие, понимание.

Признание – это способность видеть в другом именно другого как носителя других ценностей, другой логики мышления, других форм поведения.

Принятие – это положительное отношение к отличиям.

Понимание – это умение видеть другого изнутри, способность взглянуть на его мир одновременно с двух точек зрения: своей собственной и его.


Учитель предлагает школьникам ответить на вопрос «Что такое толерантность?», начиная с фразы «Толерантность – это …».

— Толерантность – это милосердие.

— Толерантность – это уважение.

— Толерантность – это понимание.

— Толерантность – это снисхождение.

— Толерантность – это поддержка.


16 ноября 1995 года государства, члены ЮНЕСКО, приняли Декларацию принципов терпимости и Программу действий. Этот день был объявлен Международным днём толерантности.

Задание:

Ознакомьтесь с Декларацией принципов терпимости (Приложение 2) и ответьте на вопросы:

  • Что провозглашает Декларация принципов терпимости? (Все люди по своей природе различны, но равны в своих достоинствах и правах.)
  • Как вы понимаете утверждение Декларации о том, что терпение является необходимым условием мира и социально-экономического развития всех народов?
  • Что, согласно Декларации, является наиболее эффективным средством предупреждения нетерпимости?
    (Воспитание, которое начинается с разъяснения людям их прав и свобод с целью обеспечения соблюдения этих прав, а также с поощрения стремления к защите прав других.)
  • Какие синонимы слову «толерантность» использованы в Декларации?
  • Почему толерантность так актуальна в настоящее время?

Учитывая ответы обучающихся, учитель даёт комментарии. 


Современные реалии таковы, что практически каждый человек цивилизованного мира живёт в поликультурном пространстве.

Все мы разные, чем-то мы отличаемся друг отдруга, в чём-то мы похожи.

Задание:

Назовите черты сходства и различия людей.

После выполнения задания учитель предлагает обучающимся вопросы для открытого обсуждения.

Вопросы:

  • Как влияют сходства и различия людей на жизнь общества?
  • Что значит быть терпимым в отношениях с людьми?
  • Возможно ли жить без конфликтов?
  • Сказываются ли различия в возрасте на общении людей и почему?
  • Какие факторы влияют на ваши взаимоотношения с людьми?

Людей делят на толерантных и интолерантных. Деление это весьма условно. Каждый человек в своей жизни совершает как толерантные, так и интолерантные поступки. Однако склонность вести себя так или иначе может стать устойчивой личностной чертой.

Задание:

Как вы думаете, какие черты присущи толерантной личности, а какие – интолерантной?

Работа в группах.

Обучающиеся делятся на две группы.

1-я группа описывает основные черты, присущие толерантной личности;

2-я группа – черты, присущие интолерантной личности.

По окончании работы обсуждаются её результаты.

Каждый человек выбирает свой стиль, свой путь общения. Следовательно, существует и два пути общения.

Таким образом, есть два пути развития личности: интолерантный и толерантный.

Интолерантный путь характеризуется представлением человека о собственной исключительности, низким уровнем воспитанности, чувством дискомфортности существования в окружающей его действительности, желанием власти, непринятием противоположных взглядов, традиций и обычаев.

Толерантный путь – это путь человека, хорошо знающего себя, комфортно чувствующего себя в окружающей среде, понимающего других людей и готового всегда прийти на помощь, человека с доброжелательным отношением к иным культурам, взглядам, традициям.

Человек должен стремиться к тому, чтобы изменить себя в лучшую сторону, жить в мире с собой.


Игра «Волшебная рука»
(приём поиска толерантной позиции)

Участники обводят на листе бумаги свою руку. Предлагается написать на пальцах свои хорошие качества, а на ладошке – то, что хотелось бы изменить в себе.

Учитель:

Не стесняйтесь говорить о себе хорошо, хвалите себя, если вы можете найти в себе что-то хорошее, то и окружающие смогут увидеть это в вас. Чем чаще мы видим что-то хорошее в себе, тем больше хорошего мы видим в других.

Каждый человек является носителем только ему присущих, индивидуальных позитивных качеств и достоинств, которые позволяют ему выстоять в любых, даже самых критических ситуациях. 


Учитель:

• Мы не сможем в одночасье сделать толерантным ни своё поведение, ни поведение других людей.

• Однако важен даже самый маленький шаг в этом направлении.

• Важно не только то, о чём мы говорили и во что играли на классном часе, но и то, что мы из него вынесем в реальную жизнь, как изменим отношения с людьми, с которыми встречаемся.

Класс – это маленькая семья. Хотелось бы, чтобы в классе всегда царили доброта, уважение, взаимопонимание.

Давайте посмотрим, какой мы класс!

Используются итоги игры «Волшебная рука».

При желании ребята оглашают написанные определения своих качеств.

Рисунки можно разместить на доске.


 

Когда необходимо быть толерантным? | Медицинский центр Премиум

Молчать или критиковать: когда необходимо быть толерантным и в каких случаях это опасно?

Термин «толерантность» уже давно и прочно вошел в нашу жизнь. Его часто используют журналисты, политики, блогеры, различного рода активисты и обычные люди в ежедневном общении. При этом в разных случаях одни всячески призывают к толерантности, в то время как для других это слово является чуть ли не ругательным. Главный врач медицинского центра «Премиум», врач-психиатр, к.м.н., Феликс Банщиков помогает беспристрастно разобраться: всегда ли уместно быть толерантным? В каких случаях терпимость имеет опасные последствия? Опубликовано в журнале «НН.SOBAKA.RU»

Сам термин пришел в обиход из биологии. Буквально под толерантностью понимается нечувствительность, устойчивость к чему-либо. Например, толерантностью к алкоголю называется максимальная доза этилового спирта, которую человек может употребить без последствий в виде крайней степени опьянения или отравления. У больного алкоголизмом толерантность к алкоголю обычно в три-четыре раза выше, чем у обычного человека. Поэтому алкоголик может принять значительно большую дозу спиртного, не рискуя свалиться с ног или серьезно отравиться. Другой пример: толерантность к глюкозе – это концентрация глюкозы в крови, при превышении которой поджелудочная железа начинает вырабатывать инсулин для переработки излишков сахара. Соответственно, значительное повышение толерантности к глюкозе означает наличие у человека сахарного диабета.

  

Однако обычно мы употребляем термин «толерантность» применительно к социальным аспектам нашей жизни. В таких случаях речь идет о социальной толерантности, которая чаще всего приравнивается к понятию «терпимость». Тем не менее, если углубиться в этот вопрос, можно отметить, что терпимость – это скорее следствие неких установок, которое проявляется в нашем поведении. А сутью социальной толерантности является наша внутренняя сознательная или бессознательная нечувствительность, устойчивость к собственному эмоциональному неприятию различных вещей в соответствии с общепринятыми (реальными или навязываемыми) социальными нормами. Отсюда при наличии толерантности и проявляется наша терпимость к представителям иной веры или людям с другим цветом кожи, гендерной принадлежностью или сексуальной ориентацией.

Пожалуй, первым широко известным сводом правил толерантного поведения были десять библейских заповедей. Те самые «не убивай», «не укради», «не желай жены ближнего твоего, и не желай дома ближнего твоего…» и т.д., поскольку, чтобы выполнять эти заповеди, люди должны были подавлять собственные эмоциональные порывы и следовать предлагаемым правилам. В сущности, любой свод законов, писаных или неписаных, когда-либо принимавшихся в истории человечества, формировал в народных массах различные виды толерантности. Исторически это имело целью защитить интересы прежде всего привилегированных слоев общества, имеющих власть. Так, например, идея божественного происхождения верховной власти культивировалась еще со времен Древнего Вавилона: «Человек является тенью бога, раб является тенью человека, а царь равен богу» (Законы Хаммурапи, 1790 г до н.э.). Подобные социальные постулаты, господствовали в Греции, Китае, Японии, Египте и значительно позже в христианской Европе и на Руси. При отсутствии терпимости к социальному неравенству не могло бы существовать рабства, исключительного положения аристократии и даже понятия частной собственности. Поэтому все бунты и революции совершались людьми, абсолютно не толерантными к тем явлениям, против которых они выступали.

Мы живем в обществе, которое популяризирует принципы гуманизма и социального равенства. При этом очевидно, что все люди изначально не равны между собой. Они отличаются по темпераменту, базовым характеристикам личности, уровню интеллекта и способности адаптироваться к окружающим условиям. К этому списку также прибавляются различия в гормональном балансе, физической силе, цвете кожи и разрезе глаз. На биологические особенности неизбежно накладываются социальные: разница в воспитании, культуре, религии, уровне образования и прочих аспектах. Благодаря такому количеству различий неравенство заметно усиливается. И только толерантность к этим свойствам позволяет людям жить рядом друг с другом, образуя то самое общество социального равенства и гуманизма.

Получается, основная задача толерантности – обеспечивать мирное сосуществование большого количества людей в рамках государств и различных обществ. Если каждый человек будет жить и взаимодействовать с другими, руководствуясь исключительно собственными понятиями о том, как все вокруг должно быть устроено, а тем более собственными эмоциональными реакциями, то неизбежно наступит хаос. И в этом беспорядке не будет места ни государству, ни какой-либо другой разновидности развитого общества. Разумеется, биологического и психологического равенства между людьми не существует. Но все же люди не настолько отличаются друг от друга, чтобы одни были достойны править и вершить судьбы, а другие – всего лишь быть слугами или рабами.

Толерантность начала выполнять функцию сохранения общества не в современном мире. Она решала эту задачу во все периоды истории, при любом государственном и общественном строе. Толерантность всегда навязывалась народным массам с помощью религиозных, культурных или законодательных норм. Просто в разное время ее вектор менял направление в зависимости от структуры общества и характера верховной власти. По этой же причине любая свершившаяся в истории революция не носила характер разрушения самого принципа социальной толерантности. Революции всего лишь меняли список тех вещей и явлений, к которым каждый член общества отныне должен быть толерантным. Любопытно, что история знает множество случаев, когда с целью развития или укрепления некоего сообщества использовался и другой инструмент, антипод толерантности – своеобразная «антитолерантность», ситуация, при которой в людях формируется активная, а нередко и агрессивная нетерпимость к чему-либо. Примерами такой «антитолерантности» могут служить преследования еретиков в средневековой Европе или официальная идеология немецкого национал-социализма в 30-х 40-х годах прошлого века. 

В дикой природе не существует социальной толерантности. Многие представители животного мира образуют сообщества, как правило, не больше, чем отдельная стая. Это один из механизмов сохранения биологического вида. При этом в любой стае отношения между ее членами строятся на жесткой иерархии, где доминируют наиболее сильные и агрессивные особи. Человеческий вид способен выживать и даже быть вершиной пищевой цепочки только в условиях развитой цивилизации, которая невозможна без образования больших сообществ людей. Поэтому нам совершенно необходимо проявлять толерантность к друг другу. В ином случае мы сможем существовать только в виде отельных небольших племен, как это было когда-то давно, на заре развития homo sapiens. Однако, есть и обратная сторона медали. В современном обществе, на волне гуманизма и социального равенства то там, то здесь появляются призывы быть толерантными к явлениям, которые не только не укрепляют общество или государственность, но даже делают их менее здоровыми. Всякий раз это касается вещей, которые внутренне неприемлемы для значительной части членов социума. И в большинстве случаев такие ситуации неоднозначны, что ведет за собой возникновение горячих споров и дискуссий о толерантности. 

Рассмотрим пример, который ярко характеризует неоднозначность и спорность проявления терпимости к некоему явлению. В классификации психических расстройств DSM-V (Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders), официально принятой Американской Психиатрической Ассоциацией, в разделе «Педофилия» написано буквально следующее (перевод с англ. авторский): «Если человек, испытывающий выраженное сексуальное влечение к детям младше 13 лет, согласно самоотчету и объективным данным, не испытывает чувства вины, стыда или тревоги и функционально не ограничен своими импульсами сексуального влечения, если при этом он, согласно самоотчету и юридически зафиксированным записям, никогда не действовал в соответствии со своими импульсами сексуального влечения, то его следует считать не больным педофилией, а лицом с педофильской сексуальной ориентацией». Таким образом, упомянутая классификация, а значит и официальная государственная идеология и законодательство США, в части случаев признает сексуальное влечение к детям просто особой сексуальной ориентацией (как, например, гомосексуальная ориентация), то есть вариантом нормы. Оставим в стороне оценки этого факта и просто задумаемся: а действительно ли правильно проявлять толерантность к таким людям, как это в частности призывает делать американское государство и профессиональное медицинское сообщество? Однозначного ответа на этот вопрос конечно же не существует. 

Тогда в каких случаях проявлять толерантность – правильно? Разумеется, каждый сам должен решить, когда проявлять нетерпимость, а в каких случаях нужно быть толерантным. Только при этом необходимо помнить следующее: 

  1. Толерантность – это прежде всего устойчивость к естественным человеческим эмоциональным импульсам неприятия, неудовольствия, агрессии и т.п.
  2. Никто из нас не рождается толерантным. Толерантность чаще навязывается нам извне или мы можем формировать ее внутри себя сами.
  3. Мы проявляем толерантность либо бессознательно, впитав необходимость соответствовать нормам господствующей морали и нравственности, либо сознательно, поступая в соответствии с действующим законодательством или собственными умозаключениями.
  4. Толерантность позволяет людям мирно сосуществовать друг с другом. Но в ряде случаев также она способна разобщать людей и формировать процессы, которые негативно влияют на сообщество или государство.

ТЕКСТ: Феликс Банщиков

«НН.SOBAKA.RU»
Анастасия Лазарева
ОПУБЛИКОВАНО: июль, 2019

Что такое толерантность?

Что такое толерантность?
Это принятые в социальной среде нормы поведения, которые выражаются в терпимости людей друг к другу, вероисповеданиям, обычаям и чувствам. Можно сказать, что основой толерантности принято считать право на выражение мыслей и личную свободу каждого человека.
Это то, что делает возможным достижение мира  и  ведет от культуры войны к культуре мира.
Это человеческая добродетель: искусство жить  в  мире разных людей и идей,  способность  иметь  права  и  свободы,  при  этом,  не нарушая прав и свобод других людей.
Под толерантностью не подразумевается уступка чужим убеждениям, снисхождение или потворство, терпимости к социальной несправедливости; она не равносильна безразличию. Быть толерантным не означает отказа от своих убеждений, принятия иного мировоззрения (образа жизни), а также навязывания своих убеждений другим людям.
Поддержание в среде людей духа партнерства и паритета.
В настоящее время люди в нашей стране и во всем мире все чаще задают себе вопрос: «Как стать толерантным человеком?».
•    Проявления толерантности к нетрадиционным взглядам на жизнь и понятиям меньшинства должны быть обоснованы логикой и здравым смыслом;
•    Рассматривать принятие тех или иных позиций необходимо руководствуясь законами и традициями, принятыми в обществе;
•    Необходимо четко знать и осознавать пределы терпимости;
•    Толерантность не должна перерасти во вседозволенность и попирание истинных ценностей.
Мы все такие разные. Между нами существуют некоторые противоречия, и мы рьяно отстаиваем свою точку зрения, но часто не смотрим в ее суть. Добиваясь победы, мы стремимся поскорее разрушить все то, что против нас, и такую победу считаем доказательством своей силы.
Но силой является не разрушение, а созидание. Настоящей силой будет признание за другими людьми права на собственное мировоззрение, другими словами, толерантность. Независимо от титулов и званий, состояния здоровья и финансового положения все люди равны, и не уважать в равной мере каждого, значит, не уважать в первую очередь себя.
Для того, чтобы наше общество стало толерантным, необходимо воспитывать и прививать молодежи терпимость, основанную на стандартах морали и нравственности.

Термин «толерантность»/»терпимость». Досье — Биографии и справки

ТАСС-ДОСЬЕ /Анна Рылова/. 16 ноября отмечается Международный день, посвященный терпимости (International Day for Tolerance). Редакция ТАСС-ДОСЬЕ подготовила справку, в которой содержатся ответы на вопросы, откуда произошел и как эволюционировал термин «толерантность»/»терпимость» и в чем заключается специфика его употребления в России.

Появление и развитие термина

Термин «толерантность» имеет множество трактовок и употребляется в различных отраслях естественных и социальных наук /философии, социологии, политологии, религиоведении, математике, биологии и медицине/. Этимологически слово «толерантность» восходит к латинскому tolerantia, что означает «выносливость», «стойкость». В английский язык глагол tolerate пришел через старофранцузский и стал употребляться с начала XV в. в значении «выносить страдание, демонстрировать силу духа». На основе глагола tolerate в английском сформировались два существительных: tolerance /способность принимать иные чувства, верования и привычки; умение смиряться с неприятными вещами/ и toleration /практика приятия, смирения с чем-либо/. В первое половине XVI в. слово также приобрело значение «разрешение, позволение со стороны властей», что главным образом относилось к возможности отправления иных религиозных культов. Исторически веротерпимость стала первой формой проявления толерантности.

Термин «толерантность» получил широкое распространение в эпоху Просвещения. В 1689 г. было опубликовано «Письмо о терпимости» британского философа Джона Локка. В латинском оригинале название послания звучало как Epistola de Tolerantia. Под толерантностью /терпимостью/ Локк понимал отказ от насилия как средства приобщения человека к вере. Благодаря трудам Локка и других просветителей /Вольтер, Дидро/, понятие «толерантность» прочно вошло в политический словарь. Долгое время под толерантностью понимали в основном веротерпимость, но постепенно слово освободилось от сугубо религиозного оттенка. К XIX в. понятие «толерантность» окончательно приобрело знакомое нам значение терпимости и снисхождения к иному мировоззрению, образу жизни, обычаям.

Толерантность в международном праве

Принцип толерантности впервые появился в международном праве после Второй мировой войны. Он был закреплен в таких международных документах, как Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. В 1995 г. принята Декларация принципов толерантности ЮНЕСКО / Declaration of principles on tolerance, в русском переводе — «Декларация принципов терпимости»/. Она определяет толерантность как «уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира…, это добродетель, которая делает возможным достижение мира…»

Современное понимание толерантности на Западе

В странах Запада понятие толерантности как одной из основополагающих ценностей стало особо популярным на волне антифашизма и пацифизма после окончания Второй мировой войны. Идея толерантности в Европе воплотилась в виде концепции «мультикультурализма» (поддержка культурного разнообразия в мире и в отдельно взятой стране), терпимости к иному во всех его проявлениях. Проявление «нетолерантности» к представителям других религий, культур, взглядов часто подвергается общественному осуждению.

История термина в русском языке

В русский язык слово «толерантность» вошло сравнительно недавно и в основном использовалось как полный синоним «терпимости». Первые свидетельства об использовании понятия русскими писателями относятся к середине XIX в. Однако ни в «Толковом словаре живого великорусского языка» Владимира Даля (изд. 1863-1866 гг.), ни в «Энциклопедическом словаре Брокгауза и Евфрона» (1901 г.) нет упоминаний о толерантности. Впервые это слово появилось в «Малом энциклопедическом словаре» тех же издателей (1903 г.). Толерантность объяснялась как терпимость к иным религиозным воззрениям.

В Словарь иностранных слов понятие «толерантность» было включено в 1937 г. В Толковом словаре Ушакова за 1940 г. указано производное прилагательное «толерантный», которое синонимично прилагательному «терпимый». При этом в академическом «Словаре современного русского литературного языка» (изд. 1950-1965 гг.) слово «толерантность» указано как устаревшее. Это объясняется тем, что с середины 1930-х гг. понятие «толерантность» исчезло из публицистики. Неиспользование слова «толерантность» не означало, что в советском обществе отсутствовало такое явление, просто для его обозначения применяли русское слово «терпимость».

Употребление в современной России

Возвращение термина «толерантность» в обиход началось в 1990-е гг. в связи с демократизацией российского общества. Если в 1995 г. в центральных российских печатных СМИ доля заметок со словом «толерантность» составила 0,0016% от общего числа публикаций (69 упоминаний), в 2005 г. — 0,0011% (2997 упоминаний), то за неполный 2015 г. — 0,0237% (1548 упоминаний). Таким образом, частота употребления этого термина в центральных печатных СМИ за последние 20 лет возросла почти в 15 раз.

В современном русском языке четкие границы между терминами «толерантность» и «терпимость» не определены, поэтому во многих случаях они взаимозаменяемы. Тем не менее в слове «терпимость» присутствует оттенок непротивления неприятным или неблагоприятным факторам действительности. Толерантность же отражает более активную позицию, которая заключается в одобрении, поддержке разнообразия мира и права на различие людей и мнений.

В последнее время в России появилась тенденция замены заимствованного термина «толерантность» на традиционное «терпимость». Во всех документах ООН на русском языке слово «толерантность» /tolerance/ переведено как «терпимость».

«Толерантный человек» в ПГУАС

«Толерантный человек» в ПГУАС

Международный день терпимости, отмечаемый 16 ноября, остался позади.  В нашем вузе серия занятий, посвященных толерантности, завершилась сразу двумя мероприятиями. 19 ноября 2020 г. в ПГУАС состоялся квест «Доброта объединяет» и открытая площадка «Толерантность — гармония в многообразии».

Само слово «толерантность» восходит к латинскому «tolerantia» — терпимость, терпение. Некоторые связывают происхождение термина с именем политика Талейрана-Перигора, который старался решать проблемы, не ущемляя интересов других людей, но и не забывая собственных. Многие, впрочем, считают хитроумного француза символом двуличности и беспринципности. Но сегодня в понятие «толерантность» входят все-таки положительные качества, такие, как терпимость, взаимное уважение и умение находить общий язык с людьми, невзирая на различия.

Организацией квеста, посвященного толерантности, занимались студенты из Волонтерского центра нашего университета. Интерактив, открытую площадку  «Толерантность — гармония в многообразии» готовили заместитель начальника управления по воспитательной и социальной работе ПГУАС Е.А. Макеева и председатель студенческого клуба нашего вуза Анастасия Стрельцова.  

В мероприятиях принимали участие первокурсники факультета «Управление территориями» и технологического факультета, юноши и девушки, обучающиеся на 2 и 3 курсах специальности «Строительство уникальных зданий», а также первокурсники  Инженерно-строительного института. Всего в этот день новые знания о толерантности получили около 150 человек.

Первое мероприятие было организовано в форме квеста. Студенты разделились на несколько команд. Перед ними стояла цель посетить ряд «станций», выполнить предлагаемые там задания и получить за это фрагменты ребуса. В финале нужно было сложить из собранных кусочков зашифрованную фразу и разгадать шараду. 

Во время квеста студенты узнавали что-то новое о толерантности самыми разными способами. Иногда им нужно было угадать ключевые слова в пословицах и афоризмах о терпимости и доброте. Иногда – применить эрудицию и ответить на каверзные вопросы. А иногда студентам приходилось познавать толерантность через телесный опыт, например, когда ребята буквально связывали себя друг с другом одной веревкой.

В финале все команды успешно разгадали собранные ребусы. Зашифрованные фразы были так или иначе связаны с толерантностью.

Второе мероприятие началось с интерактивной «разминки». Студентам задавали вопросы (например, о том, какие жизненные ценности они считают самыми важными), молодые люди передавали свои ответы в интернет через телефоны, и все присланные варианты тут же появлялись на большом экране в виде инфографики. С помощью этого высокотехнологичного метода быстро выяснилось, что наши первокурсники во главу угла ставят семью, любовь, деньги и пельмени.

Проведя интерактив-опрос, ведущая мероприятия Анастасия Стрельцова предложила студентов подумать над тем, как они понимают слово «толерантность». Результаты этих коллективных размышлений нужно было представить на листах разноцветной бумаги. Студенты могли просто написать, с чем у них ассоциируется рассматриваемый термин, а могли и нарисовать «толерантного человека». Многие предпочли второй вариант. Толерантность также изображалась с помощью лепестков, солнечных лучей, сердечек и человечков, держащихся за руки. Выглядело это странно, но креативно.

Елена Александровна Макеева обратила внимание студентов на то, что принятие других людей приходит через понимание, познание. Когда человек узнаёт чужую культуру и ее особенности, он больше не воспринимает ее как нечто чуждое.

Словно подтверждая эти слова, перед студентами выступила Динара Джораева, которая приехала учиться в Пензу из Туркменистана. Она рассказала о своей родине: о знаменитых коврах, достойных стать экспонатами музея, об ахалтекинских лошадях — гордости туркменов, о национальной кухне и о практически полном запрете соцсетей в стране. Впечатления от данного повествования дополнял ярко-красный национальный костюм Динары.

И действительно, подобные рассказы делают незнакомые нам страны чуть ближе.

Комментируя итоги тематических занятий, Е.А. Макеева говорит: «Цель мероприятий – не просто познакомить студентов с историей дня толерантности, но и через практическую деятельность обучить их приемам толерантного отношения к особенностям каждого человека. Ребята поработали в группах; они сами сформулировали содержание термина, поговорили о качествах, которыми должна обладать толерантная личность. Так что цель наша была достигнута».

 

      

 

О религиозной толерантности в молодёжной среде » Официальный сайт городского округа Архангельской области «Мирный»

Сосуществование разных верований, культур в одном государстве при межконфессиональном и межэтническом понимании должно стать жизненным принципом сегодняшнего поколения молодых людей. Основным принципом для достижения межконфессионального и межэтнического понимания должно стать воспитание толерантности в молодёжной среде.

Нетерпимость – проблема общечеловеческая, присущая многим обществам. В первую очередь нетерпимость проявляется в семье, в школе. Поэтому необходимо выявлять проявления нетерпимости на любом уровне с целью предотвращения трансформации нетерпимости в полыхающий конфликт.

Понятие толерантности формировалось на протяжении многих веков, и этот процесс продолжается до сих пор. Накапливая разносторонние значения, термин «толерантность» стремится соответствовать действительности, в которой многообразные проявления нетерпимости требуют новых средств преодоления.

Толерантность – уважение, правильное понимание многообразия культур мира. Толерантность – гармония в многообразии. Это не только моральный долг, но политическое и правовое желание. Толерантность – прежде всего, активное отношение, которое формируется на основе признания универсальных прав и основных свобод человека, уважения прав человека, она не означает терпимого отношения к социальной несправедливости, отказа от своих или уступки чужим убеждениям.

Религиозная толерантность является основой обеспечения внутренней стабильности и интеграции общества. Религиозная толерантность – это толерантное отношение адептов одной религиозно-конфессиональной общности к адептам других религиозно-конфессиональных общностей. Каждая религиозно-конфессиональная общность следует своим религиозным убеждениям и признает право других.

Религия испокон веков была и остаётся фактором, объединяющим или раскалывающим общества. Религиозная нетерпимость даже в современных обществах становилась причиной братоубийственных войн и бедствий. Неприятие и нетерпимость к религиозным чувствам и ценностям иноверцев приводили к кровопролитным войнам, расколу государств и наций.

Вопрос религиозной толерантности крайне важен для обеспечения безопасности современных обществ. Религиозная толерантность является основой обеспечения внутренней стабильности и интеграции обществ, удерживающей их от потрясений, пресекающей раскол наций и государств и, наконец, нейтрализующей политические цели внешнего религиозного воздействия (миссионерство, внедрение и распространение сектантских движений). В условиях отсутствия религиозной терпимости религиозно-конфессиональное многообразие общества может спровоцировать конфликты.

Религиозная толерантность — явление многоаспектное и содержательное. Поэтому не случайно, что это понятие имеет различные интерпретации и восприятия. Их можно разделить на два основных вида — позитивный и негативный:

  • в позитивном восприятии религиозная толерантность предполагает знание, приятие и уважение религиозно-конфессиональных ценностей и идей иноверцев.
  • в негативном восприятии религиозная толерантность предполагает безразличие к религиозно-конфессиональным взглядам и системе ценностей других, в результате чего обеспечивается отсутствие вражды и столкновений на религиозной почве.

В обоих случаях, независимо от того, на чем основана религиозная толерантность в отношении иноверцев — на уважении или безразличии, она обеспечивает общественную стабильность и сосуществование различных религиозно-конфессиональных групп.

Тем не менее, из двух вышеотмеченных видов религиозной терпимости предпочтителен первый — приятие и уважение религиозно-конфессиональных ценностей других, поскольку безразличие, зачастую обусловленное незнанием, рано или поздно может привести к проявлениям нетерпимости.

Зачастую причиной нетерпимости становится незнание. Не зная ценностей и идей других, человек может относиться к ним с пренебрежением и безразличием, что может привести к нетерпимости. Тогда как знание ценностей и взглядов других создаёт ощутимую положительную настроенность по отношению к ним. Это актуально при воспитании молодого поколения.

Религиозная толерантность бывает нескольких видов, в зависимости от объекта (в данном случае, человеческое общество), в отношении которого она проявляется:

  1. толерантность в отношении к иноверцам (христианин-мусульманин, мусульманин-буддист, христианин-буддист и т.д.).
  2. толерантность в отношении к представителям других конфессий (католик-протестант, протестант-адепт православной церкви (в христианстве), суннит-шиит (в исламе) и т.д.).
  3. толерантность к сектантским движениям (а также толерантность сектантских движений друг к другу).
  4. толерантность между верующими и неверующими (верующий-атеист).

Механизмы обеспечения религиозной терпимости, в зависимости от двух вышеупомянутых подходов к восприятию её содержания (негативный и позитивный), также можно разделить на две группы:

  • негативные механизмы, предполагающие безразличие к религиозно-конфессиональным идеям и системе ценностей иноверцев.
  • позитивные механизмы, предполагающие знание, приятие и уважение религиозно-конфессиональных идей и системы ценностей иноверцев.

Из негативных механизмов можно выделить в основном два: атеизм и секуляризацию.

  1. Атеизм, хоть и предполагает нетерпимость ко всем религиозным течениям и конфессиям, в то же время предполагает взаимную толерантность между адептами различных религии и конфессий, основанную на принципе отрицания религии вообще.
  2. Роль секуляризации как фактора, способствующего повышению уровня религиозной толерантности, ярко выражена в современных западных обществах.

Позитивные механизмы нацелены на внедрение и обеспечение в обществах религиозной толерантности путём взаимного познания различных религиозно-конфессиональных групп, взаимовосприятия и взаимоуважения систем ценностей. В этом контексте важное значение имеет подчёркивание общностей между различными религиозно-конфессиональными группами структурами, формирующими общественное сознание и культуру (школа, СМИ и пр.), что становится основой не только для религиозной толерантности, но и для общественной солидарности и консолидации.

Подчёркивание общностей имеет место в религиозной, национальной и государственно-гражданской плоскостях. В религиозной плоскости подчёркивание общностей предполагает несколько аспектов:

  • все религии имеют идеологические и системно-ценностные общности. Что касается различий, то они являются хорошими предпосылками для взаимодополнения религий. Следовательно, различие религий создаёт серьёзные предпосылки для взаимодополнения и обогащения различных религиозно-конфессиональных групп общества в иделогическо-системно-ценностном плане. Наконец, различия не предполагают в обязательном порядке несовместимость. Различия и несовместимость — абсолютно разные явления и понятия. А различные религии и конфессии могут быть вполне совместимыми, сосуществовать мирно и эффективно.
  • идеи религиозной толерантности положены также в учениях религий и конфессий. Несмотря на то, что монополию на истину каждая религия приписывает себе, в то же время содержит также элементы толерантности и уважения к идеологической системе и системе ценностей других.
  • общность между различными конфессиями в рамках одной и той же религии заключается в самой религии и вере.

В национальной плоскости подчёркивание общностей различных религиозно-конфессиональных пластов акцентирует не религиозно-конфессиональную, а этническую принадлежность.

В государственно-гражданской плоскости подчёркивание общностей между различными религиозно-конфессиональными группами выдвигается на первый план в тех случаях, когда эти группы в то же время принадлежат к разным нациям.

Воспитание толерантности имеет огромное профилактическое значение в осуществлении деятельности по защите молодёжи от негативных проявлений в религиозной сфере и является эффективным средством предупреждения нетерпимости. Воспитание толерантности начинается с обучения людей тому, в чем заключаются их общие права и свободы, т.е. с обеспечения осуществления этих прав. Необходимо учить молодёжь помнить не только свои права, но и обязанности.

Толерантность | Открой свое сердце — Артикель | Открой свое сердце | DW

Терпимость — важное понятие, помогающее людям мирно жить вместе. Быть терпимым означает, что вы принимаете мнения и предпочтения других людей, даже если они живут не так, как вы. Терпимость также означает, что вы не ставите свое мнение выше мнения других, даже если уверены в своей правоте. Терпимые люди проявляют силу в том, что они могут иметь дело с разными мнениями и точками зрения.

Свобода через терпимость

Терпимость не только делает возможным мирное сосуществование, еще одно преимущество состоит в том, что открытость для других способов мышления может помочь в личном развитии. Когда вы узнаете больше о различных взглядах и идеях со всего мира, это поможет вам лучше понять мир.

Обучение детей толерантности — лучший подарок, который вы можете им сделать. Дети не должны расти с чувствами ненависти и подозрений.Дети, которые растут с ненавистью и завистью к другим, превращаются в несчастных людей. А дети, которых заставляют верить определенным мнениям, разовьются в людей, которые не могут мыслить свободно или независимо. Если дети испытают любовь и терпимость, они смогут вырасти и жить счастливой и мирной жизнью.

Любопытство к новым идеям

Толерантность — важный аспект немецкого общества, даже если здесь есть люди, например, нетерпимые по отношению к мигрантам.Большинство людей в Германии очень открыты и терпимы по отношению к представителям других культур. Они принимают разные традиции и обычаи до тех пор, пока не нарушают правила Германии.

В большинстве случаев отсутствие толерантности является результатом страха и незнания неизвестного. Любопытство и готовность узнавать о новых мирах, идеях и способах мышления могут помочь людям быть более терпимыми. Когда кто-то узнает больше о людях из других культур, он также теряет страх перед неизвестным.Многие немцы, которые много общаются с людьми со всего мира, также открыты. Новичкам в Германии действительно полезно много общаться с немцами. Это помогает обеим сторонам познакомиться друг с другом и в конечном итоге понять образ жизни друг друга.

Принятие ценностей других

Быть толерантным человеком непросто. Придерживаться собственных ценностей — это нормально, но есть смысл оценить свои ценности, особенно если они влияют на других.Должно быть ясно, что у каждого есть собственное мнение и ценности, которые нужно уважать и принимать. Если мы хотим жить в мирном обществе, терпимости нет альтернативы.

Терпимость — это больше, чем терпение, это моральная добродетель

В наши дни мы много слышим о толерантности.

Терпимость — это моральная добродетель, которую лучше всего рассматривать в моральной сфере, но, к сожалению, ее часто путают с предрассудками. Большая часть психологических исследований толерантности в целом и развития у детей понимания толерантности к другим, отличным от них, изучалась на основе исследований предрассудков, а не моральных аспектов.Сделано предположение, что отсутствие предубеждений по умолчанию означает, что человек терпимый.

Предрассудки и толерантность на самом деле теоретически разные концепции, а не противоположности друг другу. Фактически, они сосуществуют в большинстве из нас.

Толерантность сложно определить, что могло привести к ограничению изучения толерантности в психологии в пользу изучения предрассудков. Но, в отличие от предрассудков, толерантность может быть основана на морали, которая предлагает позитивный подход к изучению отношений между группами людей, которые отличаются друг от друга.

Основываясь на латинском происхождении, толерантность или терпимость, как ее часто называют философы, чаще всего воспринимается негативно как «терпение» с чем-то, что мы не любим или даже ненавидим. Если человек готов с чем-то «мириться» — например, мне не нравится цвет вашей кожи, но я все равно буду служить вам, чтобы не потерять ваши обычаи, — этот человек — это тот, кто не дискриминирует, но остается нетерпимым в мыслях и убеждениях.

Кроме того, кто хочет, чтобы его терпели или «терпели»?

В то же время толерантность не может быть неизбирательной.Неизбирательное принятие в его самой крайней форме может привести к признанию сомнительной практики и нарушений прав человека — например, детских браков и неонацистской пропаганды.

Терпимость как моральная добродетель

Альтернативный способ думать о толерантности — это поместить ее в область морали и признать, что это то, что есть, моральная добродетель.

Многие современные философы связали терпимость с уважением, равенством и свободой. Такие, как Майкл Душе, Джон Ролз и Майкл Уолзер, среди прочих, утверждают, что мы должны рассматривать терпимость как позитивный гражданский и моральный долг между людьми, независимо от цвета кожи, вероисповедания или культуры.

Другими словами, это моральное обязательство или долг, который включает уважение к личности, а также взаимное уважение и взаимоуважение между людьми. Терпимость между людьми делает возможным сосуществование противоречивых убеждений, ценностей и идей, если они соответствуют приемлемым моральным ценностям.

Таким образом, хотя различные брачные практики соответствуют приемлемым моральным ценностям, сексуальное насилие над детьми аморально и недопустимо. Я считаю, что толерантность является важным компонентом социального единства и средством от нетерпимости и предрассудков.

Идея о том, что толерантность является моральным долгом, была признана более ранними гражданскими либертарианцами, такими как Джон Локк, Барух Спиноза, Джон Стюарт Милль и другие. Они утверждают, что толерантные люди ценят человека, его или ее независимость и свободу выбора.

Когда терпимость помещается в сферу морали, относящуюся к честности, справедливости и уважению и недопущению причинения вреда другим, ее можно рассматривать только как положительную моральную добродетель.

Психологические исследования подтверждают идею о том, что терпимость лучше отнести к сфере морали.Мое собственное исследование с моими студентами показывает, что лучшими индикаторами и предикторами толерантности к человеческому разнообразию являются справедливость и сочувствие.

Справедливость и сочувствие также очень тесно связаны с нравственным развитием и рассуждением. Они являются основополагающими для любой последовательной моральной философии.

Сочувствие и нравственность

Психологи, такие как Джонатан Хайдт, считают, что сочувствие — самый важный мотиватор нравственного поведения. Другие, такие как Мартин Хоффман, утверждают, что сочувствие является мотиватором просоциального, альтруистического или бескорыстного поведения.

Эмпатические люди чувствительны к мыслям, чувствам и опыту других. Они могут поставить себя на место кого-то другого или понять, каково это, если с ними плохо обращаются. Ставить себя на место другого человека — это суть терпимости.

Мои исследования показывают, что люди всех возрастов, включая детей, обладают сильным чувством справедливости и сочувствия по отношению к другим, отличным от них по цвету кожи, вероисповеданию или культуре. Они отвергают предрассудки и нетерпимость от 70% до 80% времени, подтверждая терпимость, основанную на справедливости и сочувствии.

Моральные ценности, такие как честность, справедливость, сочувствие, терпимость и уважение, являются общими, если не универсальными, ценностями, имеющими отношение к человеческому разнообразию

Толерантность, рассматриваемая как отдельное понятие, может иметь уникальные последствия для образования и социальной политики. Образованию, направленному на создание гармоничного общества, следовало бы уделять больше внимания взаимосвязи между моралью и терпимостью. Обоснование толерантности в теориях морали позволяет использовать альтернативный образовательный подход для содействия гармоничным межгрупповым отношениям.

Часть этого образования будет включать развитие сильного чувства справедливости и справедливости, а также способность сопереживать тяжелому положению других людей, которые отличаются по расовым характеристикам, этнической или национальной принадлежности.


Эта статья является частью серии статей, посвященных общественной морали в Австралии 21 века.

Что такое терпимость и сколько от нее требуют демократии?

Терпимость жизненно важна для функционирования современных либеральных демократий.В обществах, где признаются и защищаются индивидуальные права и свободы, требуется определенная терпимость к различиям. Разнообразие проявляется во многих формах: мысли и речь; одежда и внешний вид; язык; религия; ценности, отношения и образ жизни. Разнообразие может быть старым или новым и может отражать классовые, этнические, возрастные, половые, сексуальные или географические различия.

Когда возникает напряженность, основанная на различиях, некоторые лидеры часто призывают к «большей терпимости» к группам или идеям и продвигают идею «более толерантного общества».Например, выступая против расизма, тогдашний Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций Кофи Аннан сказал: «Терпимость, межкультурный диалог и уважение разнообразия как никогда важны в мире, где народы становятся все более и более взаимосвязанными. ” Действительно, толерантность часто упоминается как нечто, к чему должны стремиться люди и общества. По словам бывшего генерального директора ЮНЕСКО Одри Азуле, «Терпимость — это акт человечности, который мы должны развивать и воплощать в жизнь каждый день, чтобы радоваться разнообразию, которое делает нас сильными, и ценностям, которые объединяют нас.”

Но что это означает на практике? Даже если мы все согласны с тем, что для демократии необходима определенная степень терпимости, неясно, должны ли общества всегда стремиться к большему. Глубоко обеспокоенный нацистскими и фашистскими движениями Второй мировой войны, философ науки Карл Поппер предостерег от неограниченной терпимости, потому что, как это ни парадоксально, она может привести к исчезновению самой терпимости: «Если мы расширим безграничную терпимость даже на нетерпимых, если мы не готовы защищать толерантное общество от нападения нетерпимых, тогда толерантные будут уничтожены, а толерантность вместе с ними… Поэтому мы должны заявить во имя толерантности право не терпеть нетерпимых.

На протяжении десятилетий идея о том, что защита либеральной демократии и ее граждан означает, что мы не должны мириться с высказываниями, идеями или группами, ущемляющими чужие свободы и гражданские свободы, была наиболее распространенной среди тех, кто боролся за включение групп меньшинств. Тем не менее, в последние годы этот же аргумент «парадокса толерантности» также использовался для защиты исключения групп меньшинств. Например, Герт Вилдерс, лидер Голландской партии свободы (PVV), использует тот же язык, чтобы оправдать свое мнение о том, что мусульманам нельзя разрешать иммигрировать в Нидерланды: «Мультикультурализм заставил нас терпеть нетерпимость, и теперь нетерпимость уничтожающая терпимость.Мы должны, во имя терпимости, заявить о своем праве не терпеть нетерпимых ».

Мнения Вилдерса о пределах толерантности якобы перекликаются с мнениями Поппера; однако их представления о том, где провести черту, различаются. Поппер утверждал, что следует мириться с большинством форм разнообразия. Он не подводил черту к существованию идей или идеологий, нетерпимых к разнообразию, но вместо этого проводил подстрекательство к преследованию отдельных лиц и групп, основанных на некотором выражении разнообразия.Вилдерс выступает за исключение всего населения (на основе религиозного происхождения), против чего выступал Поппер.

Вопросы толерантности занимают центральное место во многих экзистенциальных дебатах, которые характеризуют современную политику, например, является ли язык ненависти свободой слова или запреты на религиозную одежду нарушают свободу религии и выражения. И поразительно похожие утверждения выше подчеркивают самый сложный аспект изучения толерантности: аналитическое различие между пределами толерантности и предрассудков.Что на самом деле означает быть терпимым? Это терпение с чем-то неприятным, например с присутствием чужой группы? Отсутствие предубеждений по отношению к представителям меньшинства? Или это признание или даже энтузиазм по поводу разнообразия? Какой уровень терпимости требуется демократиям для нормального функционирования? Насколько от нас требуется терпимость к разнообразию? К сожалению, наука не дала много ответов.

Исторически политологов больше всего интересовало эмпирическое исследование толерантности.Основополагающие исследования, опубликованные между 1950-ми и 1990-ми годами, операционализировали толерантность как готовность распространить гражданские права на нелюбимые или непопулярные группы в обществе. Хотя это, безусловно, тема, заслуживающая исследования, путем включения предубеждений в определение и измерение толерантности трудно отделить (аналитически или эмпирически) неприязнь к чужой группе от реакций на само разнообразие. Действительно, то, поддерживает ли кто-либо гражданские права неонацистов, вероятно, также отражает его отношение к неонацистам.

Между тем социологи и социальные психологи склонны давать более широкое определение толерантности, вместо этого сосредотачиваясь на положительных или отрицательных реакциях на существование различных ценностей, поведения и образа жизни. В этой концептуализации неприязнь к чужой группе не является предпосылкой возможности толерантности. Вместо этого терпимость может проявляться в том, чтобы мириться с чем-то, что не нравится, или проявлять искреннее уважение к чему-то другому. Рассмотрение толерантности как чего-то многомерного ближе к тому, как политические философы понимали эту концепцию, поскольку ее наиболее всеобъемлющая форма повторяет рецепт, содержащийся в Преамбуле Устава Организации Объединенных Наций.Однако из-за ограниченности данных эмпирические исследования, которые определяют толерантность таким образом, тем не менее, используют отношение к группам меньшинств для измерения нетерпимости. Например, исследования основывались на элементах опроса, которые оценивают готовность респондентов иметь в качестве соседей членов определенных групп.

Чтобы ответить на некоторые насущные, если не экзистенциальные вопросы, стоящие перед разнообразными демократическими обществами, требуется более четкое понимание толерантности. Тем не менее, прежде чем мы сможем начать оценивать его влияние на различные аспекты социальной, политической и экономической жизни, нам нужны более совершенные инструменты для его измерения.

В нашем недавно опубликованном исследовании, в соавторстве с Андреа Бохман и Филипом Форсом Коннолли, мы определяем толерантность как , ценностную ориентацию на разницу . Обобщая предыдущие теоретические работы, мы выделяем три выражения терпимости: принятие, уважение и признание разнообразия.

Первое, принятие разнообразия, является самой основной формой терпимости и представляет собой разрешительные отношения между членами разных групп. В этой форме члены разных групп не мешают друг другу или своим действиям, а вместо этого принимают свое присутствие в обществе.

Второе и третье выражения толерантности более требовательны. Уважение разнообразия означает, что разные группы должны считаться морально и политически равными, даже если они могут фундаментально различаться в убеждениях, обычаях и образе жизни. Признание разнообразия означает рассмотрение различных верований, обычаев или образа жизни как чего-то по существу ценного и достойного уважения.

Чтобы помочь в разработке элементов исследования, отражающих эти три выражения толерантности, мы провели два пилотных исследования в 2014 и 2015 годах.Затем, в 2016 году, мы провели национальный репрезентативный бумажный опрос в Швеции и онлайн-опрос в Австралии, Дании, Швеции, Великобритании и США. В статье в открытом доступе подробно описывается этот процесс, элементы опроса, наши образцы, а также все проведенные анализы. Статистический анализ поддерживает предложенную нами модель толерантности, поскольку мы находим эмпирические доказательства существования этих трех проявлений толерантности. Результаты также показывают, что респонденты из разных стран одинаково понимают эти три выражения.

Важно отметить, что мы разработали вопросы для опроса, чтобы зафиксировать реакцию на само разнообразие, а не на отношение к определенным чужим группам. Кроме того, наши меры являются временными и политически нейтральными, что улучшает результаты более ранних исследований, которые в первую очередь были сосредоточены на распространении гражданских свобод на группы, связанные с политическими левыми, но не с правыми политическими. При абстрактном подходе к изучению толерантности мы избегаем смешивания нетерпимости с консерватизмом и толерантности с прогрессизмом, что имеет решающее значение, учитывая значение консервативных и прогрессивных изменений во времени.Только политически и временно нейтральные предметы позволяют изучать причины и последствия толерантности во времени и в межнациональном масштабе.

Какая терпимость необходима, чтобы уменьшить дискриминацию, насилие и другие социальные проблемы, подрывающие демократические общества? Какие проявления терпимости — принятие, уважение или признание разнообразия — обеспечивают индивидуальные права при продвижении демократических ценностей? У нас нет этих ответов, но, разрабатывая инструменты для изучения толерантности, мы на один шаг ближе к решению этих типов вопросов.

Что, если бы мы все могли научиться быть более терпимыми?

В эти трудные времена может быть трудно уважать и принимать других, если они придерживаются взглядов, отличных от ваших.

  • Узнайте, почему толерантность важна в современном стрессовом мире, почему ее трудно достичь и как мы все можем способствовать созданию более терпимого мира, начиная с самих себя .
  • Эмоции накаляются дома и на работе, что затрудняет общение с людьми, которые не разделяют ваших убеждений.
  • Быть терпимым и принимать сложно, но и альтернатива — тоже. Нетерпимость может привести к проблемам с психическим и физическим здоровьем, не говоря уже о разрыве отношений.
  • В честь Международного дня толерантности (16 ноября) мы попросили четырех экспертов, связанных с Провидением, поделиться своим мнением о толерантности и о том, как каждый из нас может развить эту способность.

[ЧТЕНИЕ 5 МИН]

Что, если бы мы все могли научиться быть более терпимыми?

Даже с учетом того, что президентские выборы остались позади, в нашей стране сохраняется напряженность.Вместе мы справляемся с пандемией, стихийными бедствиями, общенациональным разговором о системном расизме, политическом переходе и экономической неопределенности. Эмоции накаляются дома, на работе и, да, в социальных сетях. Но в то время, когда может показаться, что строить стены легче, мы должны объединиться и коллективно подняться выше.

Принятие и уважение других людей, даже если они придерживаются взглядов, сильно отличающихся от наших, может иметь большое значение для сближения нас.

Принятие и уважение других людей, даже если они придерживаются взглядов, сильно отличающихся от наших, может иметь большое значение для сближения нас.Здесь, в Providence, мы выражаем признание и уважение к другим в рамках нашей основной ценности справедливости, которая призывает нас:

  • Содействовать культуре единства и примирения
  • Стремитесь мудро заботиться о наших людях, наших ресурсах и нашей Земле
  • Выступать солидарно с наиболее уязвимыми, работая над устранением причин угнетения и продвигая справедливость для всех

Эти благородные цели трудно достичь в повседневной жизни. Каждый из нас хочет быть правым, и мы хотим, чтобы другие люди соглашались с нами, особенно по темам, которые близки и дороги нашему сердцу.Можем ли мы принимать (что не означает соглашаться с) других людей и сопротивляться желанию их осудить? Или нам просто нужно быть правыми, даже если это разрушит кого-то другого или разрушит дружбу?

Каждый из нас хочет быть правым, и мы хотим, чтобы другие люди соглашались с нами, особенно по темам, которые близки и дороги нашему сердцу. Можем ли мы принять других людей и противостоять искушению судить их?

16 ноября — Международный день толерантности, учрежденный Организацией Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) в 1996 году.В честь этого события мы встретились с четырьмя экспертами по психическому здоровью, связанными с Providence, и попросили их поделиться своими мыслями о том, почему терпимость важна и как мы можем расти в этой области нашей жизни. Большое спасибо нашим четырем участникам дискуссии за то, что присоединились к беседе. В их числе:

  • Джош Катлер, LICSW, , клинический социальный работник из Сиэтла в Providence Telehealth
  • Кэтлин Фрагела Риос, LICSW, , клинический социальный работник из Сиэтла в Providence Telehealth
  • Робин Хендерсон, психолог, , психолог в Providence Health and Services в Орегоне
  • Тайлер Норрис, MDiv , исполнительный директор Well Being Trust, национального фонда, учрежденного Providence St.Джозеф Здоровье в 2016 году

Важность толерантности

Вопрос: Если посмотреть на сегодняшнее общество, становится очевидным, что нас разделяет очень много вопросов, от политики и религиозных убеждений до отношения к социальному дистанцированию и ношению масок. Как может помочь развитие большей терпимости и принятия по отношению друг к другу?

Кэтлин: Мы все через многое переживаем. У всех возникают трудности со всем, что происходит в мире и в нашей жизни.Мы находимся в поворотном моменте, когда все может измениться к лучшему. Это начинается с умения понимать друг друга. Сочувствие и сострадание друг к другу — вот что может построить связи.

Робин: В политически напряженной среде, в которой мы живем сегодня, «социальная терпимость» становится необходимостью. Он призывает каждого члена общества вести себя вежливо по отношению к другим. У всех нас есть различия, связанные с расой, религией, сексуальностью, полом и статусом — список можно продолжать и продолжать.Социальная терпимость — важная часть развитого общества, она поддерживает экономическое развитие, разнообразие, человечность, а также психическое и эмоциональное благополучие.

Сколько нам стоит нетерпимость

Вопрос: Любой, кто не согласился с любимым человеком на праздничном ужине, знает, что конфликт в наших личных отношениях может вызвать беспокойство и стресс. Какую роль в этой динамике играет терпимость?

Робин: Ощущение, что мы должны «терпеть» кого-то из-за того, что его взгляды отличаются от наших собственных, сказывается на нашем психическом и эмоциональном благополучии.Я бы сказал, что более здоровая позиция — это принятие. Принятие и даже признание различий, которые у всех нас есть, заряжает энергией и способствует положительному психологическому и эмоциональному благополучию для всех.

Ощущение, что мы должны «терпеть» кого-то из-за того, что его взгляды отличаются от наших собственных, сказывается на нашем психическом и эмоциональном благополучии.

Джош: Ненависть, которая может возникнуть из-за неизлечимой травмы и привести к крайней нетерпимости, оказывает глубокое влияние на человека, несущего это тяжелое бремя в своем сердце.Этот стресс может оказать значительное влияние на физическое и психическое здоровье.

Тайлер: Когда я замечаю, что чувствую, говорю или действую из нетерпимости, я понимаю, что я не делаю того, о чем меня просят учения моей религиозной традиции, а именно: любить своего ближнего, как самого себя. Нетерпимость истощает меня и всех нас. В эпоху ядовитой приверженности и других проявлений полярности среди многослойных кризисов перед нами мне пришлось признать свои места нетерпимости.

Когда я замечаю, что чувствую, говорю или действую из нетерпимости, я понимаю, что я не делаю того, о чем меня просят учения моей религиозной традиции, а именно: любить своего ближнего, как самого себя.

Изменения начинаются с вас

Вопрос: В Providence мы подчеркиваем ценности, которые призывают нас быть вежливыми и относиться друг к другу с уважением, что особенно важно в напряженных ситуациях и неспокойные времена. Эти ценности основаны на нашей традиции веры и словах Иисуса, который в разговоре со своими учениками заявил: « Я даю вам новую заповедь: любите друг друга.Как я любил вас, так и вы должны любить друг друга ». (Иоанна 13:34). Как мы можем относиться к другим с любовью и уважением, даже если мы с ними не согласны?

Джош: У всех нас есть предубеждения, сознательные и бессознательные, которые возникают из-за множества влияний по мере взросления. Первый шаг в изменении мыслей или поведения, которые делают вас несчастными, — это наблюдать за ними и принимать себя как человека, который несовершенен, но стремится стать лучше. Согласование со своими ценностями — очень эффективный способ изменить свой подход к миру.Обдумывая определенные мысли и поступки, вы можете увидеть, что они не соответствуют тому, как вы хотите выглядеть, и миру, в котором вы хотите жить.

Мы можем по-настоящему научиться терпимости только у того, с кем мы боремся. В этом отношении «другой» может научить нас чему-то очень важному для нашего собственного благополучия и благополучия окружающего нас мира.

Тайлер: Мы можем по-настоящему научиться терпимости только у тех, с кем мы боремся. В этом отношении «другой» может научить нас чему-то очень важному для нашего собственного благополучия и благополучия окружающего нас мира.Я не могу сказать, что мне когда-либо нравилось слово «толерантность», поскольку терпеть кого-то ощущалось как низкая планка с точки зрения уважения достоинства каждого человека. Тем не менее, толерантность предполагает базовое уважение перед лицом разногласий.

Кэтлин: В своей жизни я учусь проявлять сочувствие и сострадание, когда разговариваю с друзьями и семьей, которые придерживаются других точек зрения. Я стараюсь слушать, а не убеждать других смотреть на вещи с моей точки зрения.Так важно уважать то, откуда люди могут прийти, а не «списывать их со счетов» за то, что они делают или думают.

Какой результат?

Вопрос: Стать более терпимым — это большой труд. Стоит ли оно того?

Робин: Как бы вы это ни определяли, толерантность требует усилий. Требуются усилия, чтобы вынести боль и невзгоды. Требуются усилия, чтобы сочувствовать убеждениям или обычаям, которые не совпадают с нашими собственными.Требуются усилия, чтобы позволить случиться чему-то, с чем вы не согласны.

Представьте себе мир, в котором психологическое принятие себя и других становится тем, чему мы учим наших детей и чему подражают наши лидеры, влиятельные лица и члены сообщества.

Но стоит ли это? да. Представьте себе мир, в котором психологическое принятие себя и других становится тем, чему мы учим наших детей и чему подражают наши лидеры, влиятельные лица и члены сообщества. Каким эмоционально здоровым местом был бы этот мир, если бы все мы были более терпимы друг к другу!

Изменения начинаются с каждого из нас

В следующий раз, когда вы встретитесь с кем-то, чьи мнения и убеждения расходятся с вашими, сделайте глубокий вдох (или несколько раз).Прежде чем ответить, спросите себя:

  • Что у меня общего с этим человеком? Как я могу сосредоточить на этом наш разговор?
  • Должен ли я доказывать, что я прав, а этот человек неправ?
  • Могу ли я ответить добротой, даже если я не согласен с их мнением?
  • Какая альтернатива спору с этим человеком? Могу ли я слушать, что они говорят, не отвечая гневом? Могу я просто сменить тему? Могу я уйти?
  • Как я могу отвлечься от эмоций этого разговора? Как мне увидеть человека, с которым я разговариваю, отдельно от обсуждаемой темы?

Допуск легко принять за согласие.Однако все наоборот. Если бы мы все во всем соглашались, не было бы необходимости в терпимости или понимании различных мнений. Каждый шаг, который мы делаем к терпимости и принятию убеждений других, — это еще один шаг к тому, чтобы наладить подлинное общение с людьми и залечить разногласия в нашем обществе. Вместе мы сможем это сделать!

Найти поддержку

Если вы испытываете беспокойство или стресс из-за общения с людьми в своей жизни, которые придерживаются разных точек зрения, мы рекомендуем вам проверить некоторые из этих оздоровительных ресурсов или найти ресурсы сообщества, которые помогут вам справиться в эти трудные времена.

Безопасность и уход

Узнайте больше о том, как мы обеспечиваем вашу безопасность во время вашего визита.

Получите актуальную и актуальную информацию о коронавирусе (COVID-19) от Providence.

Если вам нужна помощь, не откладывайте. Узнайте больше о ваших возможностях.

Статьи по теме

Что суждение других также говорит о себе

Ресурсы сообщества, которые помогут вам справиться

На что обращать внимание при поиске врача телемедицины для поддержки психического здоровья

Эта информация не предназначена для замены профессиональной медицинской помощи.Всегда следуйте инструкциям лечащего врача.

Насколько терпимым должен быть релятивист? на JSTOR

Абстрактный

Хотя релятивисты часто заявляют, что толерантность является аргументом в пользу релятивизма, многие нерелятивисты заняли прямо противоположную позицию и утверждали, что толерантность имеет значение против релятивизма. Стэйс, Рэйчел и другие, например, утверждают, что релятивизм требует от нас терпимости к любым формам ужасного поведения, которые только можно вообразить, при условии, что они санкционированы «действующим» моральным кодексом.Основная цель данной статьи — выяснить, так ли это. Сначала я утверждаю, что релятивизм не влечет за собой толерантность, но также отмечаю, что релятивизм (как однажды утверждал Бернард Уильямс) несовместим с толерантностью. Также рассматриваются два дополнительных аргумента в пользу связи релятивизма с толерантностью: первый — аргумент с точки зрения вселенной, второй — аргумент с очень личной точки зрения самой релятивистки. Первое обнаруживается недостатком по логическим причинам, второе — как по теоретическим, так и по практическим причинам.Я прихожу к выводу, что, хотя релятивисты, вероятно, более терпимы, чем нерелятивисты, между релятивизмом и толерантностью нет логической или эпистемической связи. Насколько толерантным релятивист может или должен быть, будет зависеть от ряда факторов и будет отличаться от случая к случаю.

Информация о журнале

Public Affairs Quarterly (PAQ) посвящен актуальным вопросам социальной и политической философии. Он специализируется на публикациях, в которых рассматриваются вопросы текущей повестки дня государственной политики в свете философских размышлений и оценок.Журнал предлагает тематические философские исследования конкретных вопросов в таких областях, как социальная и экономическая справедливость; Общественное благосостояние; индивидуальные права, права и обязанности; наследование, налогообложение и распределительное правосудие в целом; демографическая политика, аборты и эвтаназия; проблемы окружающей среды; научная политика; социальный и политический статус женщин, пожилых граждан, меньшинств и других социальных групп; контроль над вооружениями, война и сдерживание; верность, долг и патриотизм; этические вопросы в медицине, бизнесе и профессиях; преступность, уголовное правосудие и наказание; и подобные темы.

Информация об издателе

Основанная в 1918 году, University of Illinois Press (www.press.uillinois.edu) считается одной из самых крупных и выдающихся университетских издательств страны. Press публикует более 120 новых книг и 30 научных журналов каждый год по множеству предметов, включая историю Америки, историю труда, историю спорта, фольклор, еду, фильмы, американскую музыку, американскую религию, афроамериканские исследования, женские исследования и Авраама. Линкольн.The Press является одним из основателей Ассоциации прессов американских университетов, а также History Cooperative, онлайновой коллекции из более чем 20 журналов по истории.

Толерантность | Интернет-энциклопедия философии

Сердце толерантности — это самоконтроль. Когда мы терпимо относимся к какой-либо деятельности, мы сопротивляемся нашему побуждению принудительно запретить проявление деятельности, которая нам кажется неприятной. Более абстрактно, терпимость можно понимать как политическую практику, направленную на нейтралитет, объективность или справедливость со стороны политических агентов.Эти идеи связаны тем, что целью политического нейтралитета является преднамеренное ограничение власти, которой обладают политические власти, чтобы отрицать жизненную деятельность своих граждан и подданных. С толерантностью связана сила толерантности, которую можно определить как тенденцию к толерантности. Терпимость обычно основывается на предположении о важности автономии людей. Это предположение и идея терпимости являются центральными идеями современной либеральной теории и практики.

Достоинство терпимости неявно заложено в методе Сократа, позволяющем выразить множество различных точек зрения. В Европе семнадцатого века концепция терпимости развивалась, когда либеральные мыслители стремились ограничить принудительные действия правительства и церкви. Они утверждали, что люди подвержены ошибкам и должны иметь эпистемологическую скромность. Кроме того, человек лучше всех знает свои интересы и требует терпимости со стороны других, чтобы найти наилучший образ жизни.

В следующей статье представлен концептуальный и исторический обзор концепции толерантности с обзором таких мыслителей, как Сократ, Джон Локк, Джон Стюарт Милль, Иммануил Кант, Джон Ролз и других современных политических философов, которые взвесили эту важную, но проблематичную идею.

Содержание

  1. Концептуальный анализ
  2. Историческое развитие
    1. Ранняя история
    2. 17 век
    3. 18 век
    4. XIX век
    5. ХХ век
  3. Эпистемологическая терпимость
    1. Сократ
    2. Милтон
    3. Локк
    4. Мельница
    5. Проблема релятивизма
  4. Моральная терпимость
    1. Парадокс терпимости
    2. Tolerance vs.Безразличие
  5. Политическая терпимость
    1. Джон Ролз
    2. Риски и преимущества
  6. Ссылки и дополнительная литература

1. Концептуальный анализ

Английские слова «терпеть», «терпимость» и «терпимость» происходят от латинских терминов терпимость и толерантность , которые означают терпение, страдание, терпение и терпение. Древнегреческие термины, которые, возможно, также повлияли на философское мышление о толерантности, включают: phoretos , что означает терпимый, выносимый, или phoreo , буквально «нести»; и anektikos , что означает терпимое, терпимое, терпимое, от anexo , «выдерживать».

Сегодня, когда мы говорим, что кто-то «хорошо переносит боль», мы имеем в виду, что он или она может переносить боль. Этот обычный образ мышления полезен для понимания идеи толерантности и достоинства толерантности: он подчеркивает тот факт, что толерантность направлена ​​агентом на то, что воспринимается как негативное. Было бы странно, например, сказать, что кто-то имеет высокую терпимость к удовольствиям.

Имея это в виду, мы можем сформулировать общее определение толерантности, которое включает три взаимосвязанных условия.Когда агент что-то терпит:

(1) агент имеет отрицательное суждение по этому поводу;

(2) агент имеет право отрицать эту вещь; и

(3) агент сознательно воздерживается от отрицания.

Первое условие требует отрицательного суждения, которое может быть любым, от неодобрения до отвращения. Суждение здесь означает широкое понятие, которое может включать эмоции, предрасположенности, вкусы и обоснованные оценки. Это отрицательное суждение склоняет агента к отрицательному действию по отношению к тому, что воспринимается как отрицательное.Эта широко стоическая концепция суждения является распространенным допущением в дискуссиях о терпимости. Защитники толерантности полагают, что мы можем до некоторой степени добровольно контролировать выражение наших негативных реакций, противопоставляя их различным, уравновешивающим суждениям. Хотя считается, что и суждения, и эмоции обладают мотивирующей силой, им можно противостоять с помощью других суждений, привычек или добродетелей.

Сущность, по отношению к которой агент имеет отрицательное суждение, может быть событием, объектом или человеком, хотя в отношении терпимости как моральной и политической предрасположенности такой сущностью обычно считается личность.Хотя мы говорим, например, о терпении к боли, моральный и политический акцент делается на терпимости к другому человеку, группе людей или их действиям.

Второе условие гласит, что агент имеет право отрицать рассматриваемую сущность. Терпимость связана с сопротивлением искушению активно отрицать предмет, о котором идет речь. Чтобы отличить терпимость от трусости или слабости воли, агент должен обладать некоторой способностью выносить свое отрицательное суждение. Терпимость возникает, когда агент может активно отрицать или уничтожить рассматриваемого человека или объект, но предпочитает не делать этого.

Слово «отрицание» используется здесь в широком смысле, что допускает множество негативных реакций. К негативным действиям могут относиться: выражения осуждения, действия уклонения или нападения с применением насилия. Континуум отрицаний явно расплывчат. Например, неясно, являются ли осуждение и избегание отрицанием того же рода, что и насильственные действия. Несмотря на неопределенность континуума негативных действий, фокус второго критерия — это способность отрицать: терпимость — это ограничение способности отрицать.

Третье условие гласит, что агент сознательно воздерживается от использования своей силы отрицания. Терпимые агенты сознательно предпочитают не отрицать то, что они считают негативным. Негативная формулировка «не отрицание» важна, потому что терпимость — это не то же самое, что положительная оценка, одобрение или одобрение.

Терпимое ограничение отрицательного суждения должно быть свободным и преднамеренным: человек воздерживается от отрицания вещи, потому что у него есть причина не отрицать ее и он свободен действовать.Причины толерантности могут быть множественными. К ним относятся: уважение к автономии; общая приверженность пацифизму; забота о других добродетелях, таких как доброта и щедрость; педагогические проблемы; стремление к взаимности; и чувство скромности в отношении способности судить об убеждениях и действиях других. Каждый из них дает нам повод думать, что не отрицать то, о чем идет речь. Как уже упоминалось, могут быть и другие нетолерантные причины для воздержания от отрицания: страх, слабость воли, мотив выгоды, корысть, высокомерие и так далее.

Несмотря на то, что есть много причин для толерантности, традиционные дискуссии подчеркивают уважение к автономии и педагогические проблемы. В основе обоих этих подходов часто лежит сознательная философская скромность, которая связана с уважением к автономии. Как утверждали Джон Стюарт Милль и другие, людям следует предоставить возможность преследовать собственное благо по-своему, отчасти потому, что каждый человек лучше всех знает себя, свои потребности и интересы. Однако эта точка зрения оставляет нас с давней проблемой, поскольку терпимость может легко соскользнуть в сторону морального скептицизма и релятивизма.Важно отметить, что терпимость — это положительная ценность, не основанная на абсолютном моральном скептицизме. Сторонники толерантности считают, что толерантность хороша не потому, что они не уверены в своих моральных ценностях, а, скорее, потому, что толерантность вписывается в схему моральных ценностей, которая включает такие ценности, как автономия, мир, сотрудничество и другие ценности, которые считаются хорошими. для человеческого процветания.

2. Историческое развитие

а. Ранняя история

Дух терпимости проявляется в диалогическом методе Сократа как составной части его поиска истины.На протяжении ранних платоновских диалогов Сократ терпимо позволяет своим собеседникам искать истину, куда бы это ни привело. И он побуждает своих собеседников предлагать опровержения, чтобы правда могла быть раскрыта. Иногда может показаться, что терпимость Сократа заходит слишком далеко. Euthyrphro завершается, например, тем, что Сократ разрешает Euthyphro продолжить судебное преследование по сомнительному судебному делу. А отношения Сократа с Алкивиадом, о которых говорилось в симпозиуме , показывают, что Сократа, возможно, слишком терпимо относились к этой безрассудной афинской молодежи.В Gorgias (at 458a) Сократ описывает себя в терминах, которые устанавливают связь между философским методом и формой терпимости. Сократ говорит:

А я что за человек? Один из тех, кто с радостью будет опровергнут, если что-то, что я скажу, неправда, и с радостью опровергнет другого, который говорит то, что не соответствует действительности, но был бы не менее счастлив, если бы сам был опровергнут, чем опровергнуть, ибо я считаю это большим преимуществом. поскольку избавиться от худшего зла самому — большее благо, чем избавить другое.

Таким образом, для Сократа поиск истины связан с непредвзятостью, хотя, конечно, предполагается, что эта форма диалогической терпимости ведет к единому видению истины.

Можно увидеть более развитую форму терпимости, прославляемую в стоицизме Эпиктета (55-135 гг. Н. Э.) И Марка Аврелия (121-180 гг. Н. Э.). Идея стоиков состоит в том, что мы должны сосредоточиться на тех вещах, которые мы можем контролировать, — на нашем собственном мнении и поведении, — игнорируя при этом те вещи, которые мы не можем контролировать, особенно мнения и поведение других.Идея стоиков связана с смирением и апатией, что ясно из случая Эпиктета, чье социальное положение — воспитанный как римский раб — могло бы объяснить его совет о терпении и терпении. Конечно, проблема здесь в том, что рабская снисходительность — это не то же самое, что терпимость: кажется очевидным, что толерантность должным образом требует силы отрицания, которой раб не обладает. Однако у императора Марка Аврелия терпимость считалась добродетелью власти. Терпимость может быть связана с другими добродетелями власти, такими как милосердие и доброжелательность, как это предлагал, например, Сенека.Однако важно отметить, что стоический подход к толерантности не был явно связан с общей идеей политического уважения автономии и свободы совести, как это принято в современной либеральной традиции. Более того, римская политическая жизнь была далеко не такой терпимой, как современная политическая жизнь. Например, хотя книга Марка «Размышления » содержит множество отрывков, призывающих к духу терпимости, Маркус был ответственен за продолжение преследования христиан.

Религиозные традиции служат дополнительным историческим основанием для идеи толерантности.Например, дух терпимости можно обнаружить в послании христианского Евангелия о любви к врагам, прощении других и воздержании от осуждения других. Христианская терпимость связана с другими добродетелями, такими как милосердие и самопожертвование. Более того, кажется, что это выходит за рамки терпимости к самоотверженному типу любви и принятия. Повеление Христа любить своих врагов — один из примеров этой попытки выйти за рамки терпимости. Следует отметить, что другие религиозные традиции также содержат ресурсы для развития терпимости.Например, буддийское сострадание можно связать с идеей терпимости. Действительно, в III веке до нашей эры буддийский император Индии Ашока призывал к официальной религиозной терпимости. Точно так же в 16, , веке н.э. исламский император Ахбар предпринял аналогичную попытку установить религиозную терпимость на Индийском субконтиненте.

Несмотря на эти предшественники, толерантность не становилась серьезным предметом философского и политического беспокойства в Европе до XVI и XVII веков.В эпоху Возрождения и Реформации 15-го и 16-го веков гуманисты, такие как Эразм (1466-1536), Де Лас Касас (1484-1566) и Монтень (1533-1592), отстаивали автономию человеческого разума вопреки догматизму церкви. . Хотя религиозные власти отреагировали созданием Инквизиции и Индекса запрещенных книг, к -му веку философы всерьез рассматривали вопрос терпимости.

г. 17 век

После разделения, созданного лютеранской реформацией и контрреформацией, Европа была опустошена войной и насилием, разжигаемыми во имя религии, кульминацией которых стала Тридцатилетняя война (1618-1648).Благодаря событиям, подобным этим событиям, ученые остро осознали разрушительную силу нетерпимости и стремились ограничить эту разрушительную силу, пересматривая библейские корни терпимости и пересматривая связь между религиозной верой и политической властью. Дополнительные влияния на культурный ландшафт Европы в это время включают борьбу за определение суверенитета и «очищение» религии в Великобритании во время британских гражданских войн (1640-1660), а также увеличение информации о культурных различиях с началом глобальных исследований. .Среди мыслителей этого периода те, кто защищал толерантность, были Мильтон (1608–1674), Бейль (1647–1706), Спиноза (1634–1677) и Локк (1632–1704).

Одна из проблем гуманистических мыслителей Реформации заключалась в том, возможно ли иметь безошибочное знание Божественной Воли, чтобы можно было оправдать преследование еретиков. Эта озабоченность человеческими ошибками лежит в основе того, что впоследствии будет описано как «эпистемологическая терпимость». Когда признание человеческой склонности к ошибкам сочетается с критикой политической и церковной власти, развиваются более устойчивые формы политической терпимости.

В этом ключе Спиноза завершил свой Богословско-политический трактат (1670) аргументом в пользу свободы мысли. Неудивительно, что Спиноза должен был написать этот трактат, поскольку он сам был продуктом толерантного общества: он был португальским евреем, жившим в Голландии. Действительно, в 17, -м, -м веке в некоторых частях Европы на практике вырос уровень толерантности, возможно, в результате роста торговли и социальной мобильности. Аргумент Спинозы в пользу толерантности основан на трех утверждениях: во-первых, он утверждает, что государство не может эффективно ограничивать свободу мысли; во-вторых, он утверждает, что свобода мысли действительно может быть разрешена без ущерба для государственной власти; и, наконец, Спиноза утверждает, что политическая власть должна сосредотачиваться на контроле действий, а не на ограничении мысли.Этот акцент на различии между мыслью и действием имеет решающее значение для последующих дискуссий о толерантности у Локка, Милля и Канта.

Несколько разные версии основных идей Спинозы можно найти в знаменитом письме Локка о терпимости (1689), эссе, написанном во время изгнания Локка в Голландию. Аргумент Локка сосредоточен конкретно на конфликте между политической властью и религиозными убеждениями. Он сформулировал взгляд на толерантность, основанный на эпистемологическом утверждении, что государство не может принуждать к подлинной религиозной вере.Он утверждал, что государство должно воздерживаться от вмешательства в религиозные убеждения своих подданных, за исключением случаев, когда эти религиозные убеждения приводят к поведению или установкам, которые идут вразрез с безопасностью государства. Это исключение позволило ему сделать вывод, что государство не должно терпеть католиков, верных иностранным властям, или атеистов, отсутствие религиозных убеждений которых делало их совершенно ненадежными.

г. 18 век

В 18, и годах обсуждение терпимости было связано с проблемой скептицизма и более устойчивой критикой абсолютизма в политике.Вольтер (1694–1778), выразивший свое восхищение развитием религиозной терпимости в Англии в своих «Философских письмах » (1734), был чрезвычайно обеспокоен тенденцией религии к насилию и нетерпимости. Более того, он пострадал от нетерпимых рук французских властей: за свои взгляды он был брошен в тюрьму, а его книги подверглись цензуре и публично сожжены. Религиозная толерантность составляет тему его Трактата о толерантности (1763), в котором яростно отстаивает терпимость, несмотря на то, что в нем сохраняется предвзятое отношение к христианству.Краткое изложение аргументов Вольтера в пользу толерантности можно найти в статье о толерантности в его «Философском словаре » (1764 г.). Вольтер утверждает, что терпимость следует из человеческой слабости и ошибок. Поскольку никто из нас не обладает совершенными знаниями и поскольку все мы слабы, непоследовательны, склонны к непостоянству и ошибкам, мы должны прощать друг друга за свои ошибки. Подход Вольтера сосредоточен на терпимости на уровне личного взаимодействия и рискует скатиться к моральному скептицизму и релятивизму: как и его современник Дэвид Юм (1711–1777), Вольтер скептически бросил вызов ортодоксальной вере.

Иммануил Кант (1724–1804) в ответ на таких скептиков, как Вольтер и Юм, попытался избежать скептицизма, сосредоточившись на пределах человеческого знания и политической власти. В своем эссе «Что такое Просветление?» (1784), Кант приводит доводы в пользу просвещенной формы политической власти, которая позволяла бы субъектам спорить между собой, пока они оставались подчиненными авторитету. Эта позиция дополнительно поясняется заявлением Канта в Perpetual Peace (1795), что философам следует разрешать и поощрять к публичным выступлениям.Точка зрения Канта в этом более позднем эссе состоит в том, что публичные дебаты и дискуссии приводят к истине, и что короли не должны бояться истины. Взгляды Канта на религиозную терпимость разъясняются в его книге Религия в пределах одного разума (1793). Здесь Кант выступает против религиозной нетерпимости, указывая на то, что, хотя мы уверены в своих моральных обязанностях, у людей нет аподиктической уверенности в заповедях Бога. Таким образом, религиозная вера, которая требует нарушения морали (например, сожжение еретика), никогда не может быть оправдана.

Преодолевая разрыв между Старым и Новым светом, работы Томаса Пейна (1737–1809) и Томаса Джефферсона (1743–1826) выражают теорию терпимости, которая напрямую связана с политической практикой. Идеи Пейна и Джефферсона последовали за идеями Локка. Они не только критиковали безудержную политическую власть, но и придерживались экуменического подхода к религиозным убеждениям, известного как деизм. Пейн ясно дает понять в своей книге Права человека (1791), что терпимость к религиозному разнообразию имеет важное значение, потому что политические и церковные власти не в состоянии решать вопросы совести.«Помни о своих заботах. Если он верит не так, как ты веришь, это доказывает, что ты веришь не так, как веришь он, и никакая земная сила не может решить между тобой.

В конце 18 века мы видим толерантные идеи, воплощенные на практике в Билле о правах Конституции США — первых 10 поправках к Конституции (ратифицированных в 1791 году). В совокупности эти поправки служат для ограничения политической власти. В частности, Первая поправка гласит, что не может быть закона, запрещающего свободу вероисповедания, свободу слова, свободу печати, свободу собраний и свободу подачи петиций правительству.Последующие изменения в конституционном праве США привели к появлению традиции уважения свободы мысли, слова и действий граждан.

г. XIX век

В XIX веке идея толерантности получила дальнейшее развитие в соответствии с либеральной, просвещенной идеей о том, что моральная автономия необходима для человеческого процветания. Самый известный аргумент в пользу толерантности в 19 -ом веке был выдвинут Джоном Стюартом Миллем в книге « О свободе » (1859 г.). Милль утверждает здесь, что единственным надлежащим пределом свободы является вред: каждый имеет право быть максимально свободным, за исключением случаев, когда его свобода представляет угрозу благополучию кого-то другого: «единственная цель, для которой власть может по праву осуществляться. над любым членом цивилизованного сообщества, против его воли, означает предотвращение вреда другим.”

Милль расширяет понятие неприкосновенности частной жизни, которое подразумевалось у Локка и Канта, чтобы утверждать, что политическая власть не должна иметь полномочий регулировать те действия и интересы людей, которые являются чисто частными и не имеют вторичного воздействия на других. Милль также решительно утверждает, что свобода мысли необходима для развития знания. Общий подход Милля является утилитарным: он утверждает, что люди будут счастливее, если будут мириться с их личными различиями, и что общество в целом будет лучше, если людям предоставят возможность преследовать собственное благо по-своему.

В 19 веке и в начале 20 века религиозная терпимость также была предметом внимания таких мыслителей, как Сорен Кьеркегор (1813-1855), Ральф Уолдо Эмерсон (1803-1882) и Уильям Джеймс (1842-1910), которые подчеркивали субъективный характер религиозной веры. Например, в своей книге « разновидностей религиозного опыта » (1902 г.) Джеймс утверждал, что религиозный опыт разнообразен и не подлежит окончательной интерпретации. Хотя это согласуется с более широкой метафизической приверженностью Джеймса плюрализму, его точка зрения состоит в том, что религиозная приверженность носит личный характер — вопрос того, что он называет в другом эссе, «волей верить».«Каждый человек сам решает, во что он будет верить: если мы правильно понимаем природу религиозных убеждений, мы должны уважать религиозную свободу других и научиться мириться с нашими различиями.

e. ХХ век

В ХХ веке терпимость стала важным компонентом того, что сейчас известно как либеральная теория. Кровавая история 20-го века заставила многих поверить в то, что терпимость необходима для прекращения политического и религиозного насилия.Толерантность защищали либеральные философы и политические теоретики, такие как Джон Дьюи, Исайя Берлин, Карл Поппер, Майкл Уолцер, Рональд Дворкин и Джон Ролз. Ее критиковал Герберт Маркузе и другие, такие как Айрис Янг, которые обеспокоены тем, что терпимость и ее идеал государственного нейтралитета — всего лишь еще одна гегемонистская западная идеология. Терпимость была явной темой многих недавних работ по политической философии Сьюзен Мендус, Джона Хортона, Престона Кинга и Бернарда Уильямса.Большая часть текущего обсуждения сосредоточена на ответе Джону Ролзу, чья теория «политического либерализма» рассматривает терпимость как прагматический ответ на факт разнообразия (см. «Политическая терпимость» ниже). В нынешних дебатах постоянно возникает вопрос, может ли быть более существенная приверженность терпимости, которая не приводит к парадоксальным последствиям, заключающимся в том, что толерантный должен терпеть тех, кто нетерпим.

В ходе недавнего обсуждения Дэвидом Хейдом, Гленном Ньюи и другими была сделана попытка восстановить связь между терпимостью и добродетелью.Эти авторы задаются вопросом, действительно ли терпимость является добродетелью, и если да, то что это за добродетель. Забота о расовом равенстве, гендерном нейтралитете, прекращении предрассудков, уважении культурных и этнических различий и общей приверженности мультикультурализму подпитывает непрекращающиеся дебаты о природе терпимости в наш век глобализации и гомогенизации. Наконец, в США был разработан Закон о Первой поправке, который дает широкое представление о свободе слова, свободе прессы и свободе религии.И под влиянием интерпретации статьи 14-й поправки о равной защите механизмы обеспечения равенства оказали поддержку тем группам меньшинств, которые когда-то были жертвами политической нетерпимости.

3. Эпистемологическая толерантность

Эпистемологический аргумент в пользу толерантности восходит к Сократу. Однако этот идеал становится явным в мышлении Милтона, Локка и Милля. Эпистемологическое утверждение состоит в том, что один должен терпеть мнения и убеждения другого, потому что либо невозможно принудить к убеждению, либо потому, что такое принуждение не является самым полезным педагогическим подходом.Эту идею можно развить до утверждения о важности разнообразия, диалога и дебатов для установления истины. Наконец, такой подход может привести к релятивизму или скептицизму, который ставит под угрозу саму идею толерантности.

а. Сократ

Сократовская терпимость открывается, если серьезно отнестись к утверждениям Сократа о невежестве. Сократовское невежество связано с добродетелями, такими как софросина , (самообладание), скромностью и терпимостью. Эти добродетели являются важными компонентами в формировании философского сообщества и поиске философской истины.В диалогах Платона Сократ сознательно сдерживает себя — он скромно заявляет о своем незнании и позволяет другим развивать свои собственные позиции и совершать собственные ошибки — из-за признания того, что это лучший, а может быть, единственный способ продолжить общее стремление к истине. Главная цель Сократа — открыть правду через открытые дебаты. Но без толерантности не было бы ни диалога, ни образования. Приверженность Сократа терпимости является частью его эпистемологической веры в автономию разума.Каждый из нас должен открыть для себя истину посредством дисциплинированного, скромного и терпимого диалога.

г. Милтон

Спустя века книга Джона Мильтона Areopagitica (1644) предлагает аналогичную защиту истины. Милтон энергично защищал свободу слова в ответ на указ о цензуре английского парламента. Его аргумент основан на эпистемологическом утверждении, что открытый диалог, поддерживаемый толерантным правительством, способствует развитию истины. Основное предположение Милтона состоит в том, что правда способна защитить себя в свободных дебатах.«Пусть борются истина и ложь; кто когда-либо знал, что истина усугубляется в свободной и открытой встрече? » Милтон также утверждает, что внешнее соответствие ортодоксии — это не то же самое, что подлинная вера.

г. Локк

Эти идеи были развиты Локком в его письме о терпимости . Локк утверждает, что гражданские и церковные власти должны мириться с разнообразием верований, потому что никто не может заставить другого человека иметь веру. В утверждении, напоминающем Милтона, Локк утверждает, что «правда, безусловно, была бы достаточно хороша, если бы она была предоставлена ​​самой себе … Ее не учат законы, и ей не нужна сила, чтобы обеспечить себе проникновение в умы людей. мужчины.Это так, потому что власть суждения принадлежит свободному человеку. Невозможно заставить кого-то поверить во что-то по внешним причинам. Скорее, нужно прийти к истине и верить ей по внутренним причинам.

Это эпистемологическое утверждение является центральным моментом недавней критики Джереми Уолдроном рассказа Локка. Уолдрон утверждает, что аргумент Локка слаб, потому что он основан на ложном предположении о том, что убеждения нельзя принуждать. Дело в том, что мы часто верим вещам совершенно искренне без каких-либо веских причин.Более того, Уолдрон утверждает, что эпистемологический аргумент слишком слаб для морального ограничения принуждения. Несмотря на то, что принуждение не может породить подлинную веру, нетерпимый режим может не быть заинтересован в создании подлинной веры. Он может просто быть заинтересован в обеспечении соответствия. Точка зрения Уолдрона важна: эпистемологическая критика полезна только в том случае, если кто-то твердо убежден в том, что подлинная вера в истину является важной политической или моральной ценностью. Эпистемологический аргумент в пользу толерантности должен утверждать не только то, что непрактично или невозможно навязать убеждение другим, но также и то, что мы должны ценить подлинную приверженность простому соответствию.

г. Мельница

Эпистемологический аргумент Милля очень похож на аргумент Локка, хотя Милль идет дальше, отстаивая свободу слова как необходимую для открытия истины. Эпистемологический аргумент Милля начинается с предположения, что люди лучше всех знают, что для них хорошо. Это утверждение противоречит традиционному платоническому утверждению, что часто люди не знают, что в их собственных интересах. Милль поддерживает свое утверждение, указывая на то, что индивид всегда имеет лучший доступ к своим интересам и желаниям: другие не имеют доступа к внутренним свидетельствам, которые позволили бы им судить за отдельного человека.Важно отметить, что Милль не приравнивает эту проблему доступа к релятивизму. В самом деле, в своем эссе Утилитаризм (1863) он, как известно, защищает иерархию благ, основанную на том факте, что те, кто испытал и «низшие», и «высшие» блага, предпочтут более высокие (например, «лучше» быть неудовлетворенным Сократом, чем довольным дураком »). Однако эпистемологический момент здесь остается прежним: человек должен сам судить о том, что для него хорошо.

Общий аргумент Милля в пользу свободы мысли основан на признании человеческой склонности к ошибкам и на необходимости диалога и дебатов. Аргумент Милля в пользу свободы мысли в книге On Liberty содержит следующие утверждения. (1) Умалчиваемые мнения могут быть правдой. Предполагать, что это не так, значит предполагать, что мы непогрешимы. (2) Даже ложные мнения могут содержать веские аргументы и части правды. Чтобы узнать всю правду, нам, возможно, придется соединить воедино части истины из разных источников.(3) Утверждать, что мы знаем истину, означает, что мы можем защитить ее от всякого решительного сопротивления. Таким образом, мы должны уметь слышать ложные мнения и отвечать на них, чтобы знать все аргументы в пользу утверждения. (4) Истина, которая не оспаривается постоянно и энергично, становится простым суеверием. Таким образом, такие догматические суеверия могут рухнуть даже перед слабым сопротивлением, и им не будут искренне верить или защищать.

e. Проблема релятивизма

Как и Сократ, Милль и Локк приходят к понятию терпимости из нерелятивистского понимания веры и истины.Однако в общую рубрику эпистемологической толерантности мы могли бы также включить толерантность, вытекающую из скептицизма или релятивизма. С точки зрения релятивиста или скептика, поскольку мы не можем знать истину или поскольку все истины относительны, мы должны проявлять терпимость к тем, кто придерживается различных точек зрения. Современный американский философ Ричард Рорти сформулировал аргумент примерно так. Проблема с этим подходом — та же проблема, что и со всевозможными скептицизмом и релятивизмом: либо утверждение о самоотнесении подрывает само себя, либо не дает нам веских оснований верить в него.Если мы скептически относимся к знаниям, то у нас нет возможности узнать, что терпимость — это хорошо. Точно так же, если истина относится к системе мысли, то утверждение, что требуется терпимость, само по себе является просто относительно обоснованным утверждением. Форма эпистемологической терпимости, которую поддерживает Милль, по крайней мере, пытается избежать этих проблем, апеллируя к форме фаллибилизма, которая не является полностью скептической или релятивистской. Суть Милля не в том, что истины нет, а в том, что нам требуется терпение, чтобы узнать правду.

4. Моральная терпимость

Мы увидели, что эпистемологические проблемы могут привести нас к терпимости. Моральные опасения также могут привести нас к терпимости. Терпимость как моральная добродетель может быть связана с другими моральными добродетелями, такими как скромность и самоконтроль. Однако наиболее распространенной моральной ценностью, которая считается основанием терпимости, является забота об автономии. Мы должны воздерживаться от отрицания другого, когда забота об автономии другого дает нам вескую причину не действовать. Терпимость, вытекающую из приверженности автономии, не следует путать с моральным релятивизмом.Моральный релятивизм считает, что ценности относятся к культуре или контексту. Приверженность автономии, в противоположность этому, утверждает, что автономия — это хорошо в не относительном смысле. Приверженность автономии может потребовать, чтобы я позволил другому человеку делать то, что я считаю отвратительным, не потому, что я считаю, что ценности относительны, а потому, что я считаю, что автономия настолько важна, что требует от меня воздерживаться от отрицания автономных действий другого человека. свободный агент. Конечно, здесь есть пределы.Автономные действия, нарушающие автономию другого, недопустимы.

Изложение принципа свободы

Миллем полезно для понимания этой идеи терпимости. Милль говорит нам, что нам следует предоставить как можно больше свободы, если наша свобода не причиняет вреда другим. На самом деле это рецепт терпимости. Аргумент Милля вытекает из некоторых основных предположений о людях.

1. У каждого человека своя воля.
2. Каждый человек становится лучше, если его не заставляют делать лучше.
3. Каждый лучше знает, что для него хорошо.
4. Каждый человек мотивирован на то, чтобы достичь своего блага и избегать действий, противоречащих его личным интересам.
5. Эгоистичные мысли и деятельность можно отличить от их воздействия на других.

Некоторые из этих утверждений (например, № 3) связаны с эпистемологической толерантностью. Однако дело здесь не только в том, что люди знают, что отвечает их личным интересам, но и в том, что для них хорошо иметь возможность добиваться своего собственного блага по-своему.Такой подход делает несколько важных метафизических предположений о природе человека: что автономия возможна и важна, что люди действительно знают свое собственное благо, что существует различие между действиями, ориентированными на себя, и действиями, которые влияют на других. Моральная терпимость следует из такого рода утверждений о людях.

а. Парадокс терпимости

Конечно, терпимость и уважение к автономии — это не простые идеи. Многое было сказано о так называемом «парадоксе терпимости»: тот факт, что терпимость, кажется, требует от нас терпеть то, что мы считаем невыносимым.Терпимость действительно требует, чтобы мы воздерживались от негативных последствий наших негативных суждений. Это становится парадоксальным, когда мы сталкиваемся с людьми, отношениями или поведением, которые мы решительно отвергаем: тогда мы, как ни парадоксально, должны терпеть то, что считаем невыносимым. Это становится особенно трудным, когда другой, к которому следует относиться терпимо, выражает взгляды или действия, которые сами по себе являются нетерпимыми.

Один из способов разрешить этот парадокс — признать, что существует различие между суждениями первого порядка и моральными обязательствами второго порядка.Суждения первого порядка включают эмоциональные реакции и другие практические суждения, которые сосредоточены на конкретных и определенных отношениях и поведении. Моральные обязательства второго порядка включают более сложные суждения, нацеленные за пределы эмоций и специфики, на рациональные универсальные принципы. Что касается парадокса терпимости, существует конфликт между реакцией первого порядка против чего-либо и приверженностью второго порядка принципу уважения автономии или достоинствам скромности или самоконтроля.Парадокс разрешается путем признания того, что приверженность второго порядка важнее реакции первого порядка: предполагается, что принцип перевешивает эмоции. Таким образом, у нас могут быть веские причины (основанные на наших обязательствах второго порядка) воздерживаться от нормальных последствий негативных суждений первого порядка. Однако когда возникает подлинный конфликт обязательств второго порядка, то есть когда терпимая приверженность автономии сталкивается с нетерпимым отказом от автономии, тогда нет необходимости терпеть.Другими словами, парадокс разрешается, когда мы понимаем, что терпимость — это не приверженность релятивизму, а, скорее, приверженность ценности автономии и различию между суждениями первого порядка и моральными обязательствами второго порядка.

г. Терпимость против безразличия

Конечно, трудно воплотить в жизнь идеал терпимости. Эта трудность связана с противоречием между реакциями первого порядка и обязательствами второго порядка, которое обнаруживается в духовной экономии человека.Вот почему идея терпимости как добродетели важна. Добродетели — это склонности или привычки к хорошим действиям. В случае добродетели толерантности наблюдается тенденция к уважению автономии других и к самодисциплине, необходимой для преднамеренного сдерживания реакций первого порядка. Обычно считается, что добродетели интегрированы в систему добродетелей. Толерантность не исключение. Добродетель терпимости тесно связана с другими добродетелями, такими как самообладание, скромность, щедрость, доброта, милосердие и прощение.Однако нужно быть осторожным, чтобы не заключить, что достоинством терпимости является склонность к безразличию или апатии. Терпимость требует, чтобы мы сдерживали и контролировали свои страсти в свете какого-то большего блага, будь то уважение к автономии или интерес к самоконтролю; толерантность не требует, чтобы мы полностью воздерживались от осуждения другого свободного агента.

Моральная терпимость требует, чтобы мы сдерживали некоторые из наших самых сильных реакций первого порядка: негативные реакции на людей, отношения и поведение, которые мы считаем отталкивающими.Без напряжения между реакциями первого порядка и приверженностью второго порядка терпимость — это просто безразличие. Безразличие обычно указывает на неудачу на уровне суждения первого порядка: когда мы безразличны, у нас нет никакой реакции, отрицательной или положительной, на другого. Такое состояние безразличия не является добродетельным. В самом деле, было бы порочно и неправильно не реагировать решительно против несправедливости или нарушений автономии.

Мы часто путаем безразличие с терпением. Однако безразличие считается ошибочной реакцией человека по двум причинам.Во-первых, он отвергает истинность реакций первого порядка. Нельзя игнорировать реакции первого порядка. Наши эмоциональные реакции — важные способы связи с окружающим миром. Когда мы на что-то реагируем негативно, эта эмоциональная реакция дает важную информацию о мире и нас самих. Терпимость не требует от нас заглушать наши эмоциональные реакции на других; скорее, он просит нас сдерживать негативные последствия наших негативных эмоциональных реакций из уважения к более универсальному набору обязательств.Во-вторых, безразличие часто тесно связано с общим скептицизмом в отношении морального суждения. Моральный скептик утверждает, что ни один набор ценностей не является истинным. С этой точки зрения как реакции первого порядка, так и обязательства второго порядка — это просто вкусы или предпочтения, не имеющие никакого окончательного морального значения. Из этого скептицизма культивируется безразличие к любой моральной оценке, потому что все наши моральные ценности считаются одинаково беспочвенными. Сложность здесь в том, что моральный скептицизм не может привести к выводу, что быть терпимым — это хорошо, поскольку скептик считает, что никакие моральные ценности не могут быть оправданы.Если мы утверждаем, что терпимость — это хорошо, а терпимость — добродетель, терпимость не может быть тем же самым, что и безразличие.

Это различие между терпимостью и безразличием важно для объяснения духовного разрушения, которое происходит, когда мы стремимся стать терпимыми. В самом деле, трудность терпимости можно понять с точки зрения трудности промежуточного пути между безразличием и догматизмом. Безразличие легко и приятно, потому что оно как бы освобождает нас от трудной человеческой задачи суждения.Точно так же догматизм прост и удовлетворителен, потому что он следует из бесшовного синтеза реакции первого порядка и приверженности второго порядка. Терпимость — это средний путь, на котором возникает конфликт между реакцией первого порядка и приверженностью второго порядка. Таким образом, терпимость требует самосознания и самоконтроля, чтобы координировать конфликтующие части духовной экономики. Дисциплина, необходимая для терпимости, является частью любой идеи образования: мы должны научиться дистанцироваться от реакций первого порядка, чтобы двигаться к универсальным принципам.Реакции первого порядка часто ошибочны или неполны, как и непосредственные чувственные восприятия. И все же образование не требует от нас отказаться от реакций первого порядка или чувственных восприятий. Скорее, он просит нас быть дисциплинированными и самокритичными, чтобы мы могли контролировать реакции первого порядка и придерживаться более важных принципов.

5. Политическая терпимость

Моральная терпимость подчеркивает моральную приверженность ценности автономии. Хотя Милль, например, связывает ее с политической идеей об ограничении государственной власти, моральная терпимость в конечном итоге связана с прояснением принципа второго порядка, который, как предполагается, ведет к терпимости.

В то время как моральная терпимость связана с отношениями между агентами, политическая терпимость связана с ограничением политической власти. Современное либеральное государство обычно не считается моральным агентом. Скорее, государство должно быть чем-то вроде стороннего арбитра: оно не считается одной из сторон, непосредственно вовлеченных в процесс суждения и отрицания. Таким образом, политическая терпимость является идеалом, согласно которому политический судья должен быть беспристрастным и беспристрастным. Термин терпимость использовался со времен Локка в этом политическом контексте для описания принципа государственного нейтралитета.Связь между моральной и политической терпимостью можно понять с точки зрения истории досовременной эпохи, когда государство было агентом — например, монархом — который имел определенные суждения и власть отрицать. По мере того как идея государства с 17 века эволюционировала в сторону либерально-демократических представлений о самоуправлении и гражданских правах, понятие политической терпимости превратилось в нечто вроде государственного безразличия. Сейчас считается, что политическая терпимость подразумевает уважение частной жизни, отделение церкви от государства и общее уважение прав человека.

а. Джон Ролз

В ХХ веке идея политической терпимости получила развитие, особенно под влиянием Джона Ролза (1921–2002) и его книг Теория справедливости (1971) и Политический либерализм (1995). Подход Ролза пытается быть нейтральным в отношении моральных ценностей, чтобы установить политические принципы терпимости. Ролз отстаивает толерантность в прагматической манере как то, что лучше всего работает для достижения политического единства и идеи справедливости среди различных людей.Хотя идея политической терпимости наиболее энергично защищалась Ролзом, она также составляет основу других прагматических и политических объяснений толерантности, в том числе Джона Дьюи, Юргена Хабермаса, Майкла Уолцера и Ричарда Рорти. Опасность этого подхода состоит в том, что он тяготеет к релятивизму, сознательно ограничивая себя от формулирования метафизической защиты автономии и терпимости. Трудность состоит в том, что идея государственного нейтралитета может стать парадоксальной: государство, которое нейтрально во всем, подорвет свое собственное существование.

Идея политической терпимости начинается с утверждения о том, что разные люди будут терпеть друг друга, развивая то, что Ролз назвал «перекрывающимся консенсусом»: люди и группы с различными метафизическими взглядами или комплексными схемами найдут причины для согласия относительно определенных принципов справедливости, которые будут включать принципы терпимости. Это отчасти эмпирический или исторический аргумент о том, каким образом различные люди или группы в конечном итоге разрешают свои разногласия посредством прагматической приверженности терпимости как modus vivendi или средствам жизни.Можно проследить эту идею до идеи Гоббса об общественном договоре как о мирном договоре. Согласно аргументу Гоббса в книге Левиафан (1651), различные люди в естественном состоянии будут участвовать в войне всех против всех. Эта война в конечном итоге неудовлетворительна, поэтому люди отказываются от своей воюющей силы и заключают общественный договор. Проблема в том, что этот прагматический взгляд оставляет нас без метафизического обоснования принципов терпимости. Скорее, толерантность исходит из прагматического предположения, что различные люди, движимые личными интересами, согласятся поддержать нейтральное государство, которое затем должно выступать в качестве арбитра в их спорах.Конечно, теория Гоббса об абсолютном суверенитете Левиафана ставит под сомнение идею о том, что взгляд на общественный договор всегда ведет к терпимому либеральному государству.

Идея Ролза о «справедливости как честности» пытается установить пределы политической власти, не пытаясь оценить относительные достоинства различных концепций блага. Ролз разъяснил свой подход, настаивая на том, что принципы справедливости являются политическими, а не моральными принципами. Они основаны на том, что он назвал «разумным плюрализмом».Под этим он подразумевает, что принципы толерантности будут согласованы людьми с разных точек зрения, потому что эти принципы будут казаться разумными каждому человеку, несмотря на их различия. Идея толерантности является результатом политического консенсуса, развиваемого посредством идеального общественного договора, который Ролз подробно описывает в Теории справедливости . Как и Милл, теория справедливости Ролза утверждает, что первым принципом справедливости является принцип свободы: «Каждый человек имеет равное право на полностью адекватную схему равных основных свобод, которая совместима с аналогичной схемой свобод для всех.«Эти основные гражданские свободы составляют основу политической терпимости.

г. Риски и выгоды

Политический либерализм фокусируется на проблеме разнообразия, не обращаясь к более широкой метафизической теории. Эта проблема обостряется, когда политический либерализм поднимает вопрос о международных правах человека и проблему нетерпимых групп или отдельных лиц, которые требуют терпимости. Политический либерализм направлен на создание глобального режима прав человека, который должен поддерживать политически терпимые государства и который чувствителен к проблеме прав групп.С точки зрения политического либерализма, права человека — основные средства защиты от нетерпимого расширения государственной власти — считаются результатом частично совпадающего политического консенсуса. С этой точки зрения права человека, такие как право на автономию, составляющее основу моральной терпимости, считаются не метафизическими данностями, а условиями для возможности достижения политического консенсуса.

Идея развития «перекрывающегося консенсуса» в международных делах была сформулирована в 1950-х годах Жаком Маритеном и на практике развивалась международными агентствами, такими как Организация Объединенных Наций.В последнее десятилетие двадцатого века подход Юргена Хабермаса связал принципы терпимости с самой природой политического аргумента: чтобы иметь политический аргумент, мы должны согласиться с некоторыми принципами справедливой аргументации. Сложность здесь в том, что разнообразие является еще большей проблемой на международной арене, где обсуждение прав человека имеет важное значение. На местном или национальном уровне суть либерализма заключается в том, что нейтральное государство не должно вмешиваться или комментировать качество жизни отдельных людей, если жизнь и действия частных лиц не становятся угрозой правам и частной жизни других людей.В международном плане Ролз вслед за Кантом определяет Закон народов , который призван поддерживать порядок среди различных взаимно терпимых наций.

Еще одно осложнение возникает на уровне групповых прав (как в рамках национальной, так и международной политики), когда группы и их члены заявляют о своем праве на терпимость со стороны более крупных политических организаций. Здесь идея терпимости к практике и идентичности групп может парадоксальным образом привести к терпимости к нетерпимым группам.Это имеет место, например, когда толерантные правительства рассматривают группы, которые пропагандируют насилие, дискриминацию и другие виды нетерпимости. Такие группы могут быть нетерпимыми по отношению к своим членам, к терпимым либеральным обществам, в которых они угасают, и даже к тем международным организациям, которые поддерживают толерантность во всем мире.

Риск политического либерализма состоит в том, что он неустойчиво колеблется между плюрализмом и релятивизмом, стремясь избежать метафизического догматизма или политического империализма.Базовый плюрализм политического либерализма поддерживает политическую терпимость, признавая, что каждая конфликтующая всеобъемлющая доктрина может быть оправдана как разумная в соответствии с внутренними для них стандартами. Это оставляет нас с конфликтом разумного плюрализма: каждая из противоречащих друг другу всеобъемлющих доктрин разумна на своих собственных условиях и в той мере, в какой она признает разумность других всеобъемлющих доктрин. Таким образом, для Ролза сотрудничество между разумными всеобъемлющими доктринами является практической политической задачей.Государству следует воздерживаться от обсуждения того, какая всеобъемлющая доктрина лучше морально, эпистемологически или метафизически, просто потому, что такая дискуссия была бы несправедливой для нейтрального государства, столкнувшегося с фактом разнообразия. Определяя свой взгляд на нейтралитет государства как на политический, Ролз хочет отделить свой взгляд на разумный плюрализм от более устойчивой формы философского скептицизма. Это напоминает подход Локка к эпистемологической терпимости: поскольку на практике мы не можем заставить людей соглашаться относительно моральных или метафизических истин, мы должны терпеть разнообразие на политическом уровне.

Ролз, однако, считает, что существует наилучшая политическая договоренность, даже если правда о наилучшей политической договоренности достигается путем прагматических соображений относительно того, что работает политически в свете факта разнообразия. Таким образом, его идея политического консенсуса пытается избежать скатывания к скептицизму и релятивизму. Похоже, что для политической терпимости существует по крайней мере одна не относительная ценность — терпимость и мирное сосуществование — даже если это просто прагматически оправдано конкретной исторической потребностью в мирном сосуществовании между теми, кто не может прийти к консенсусу относительно своих взглядов на Добро.

Подход политического либерализма оказался успешным на практике. Можно утверждать, что идея нейтрального государства и политического консенсуса в отношении необходимости терпимости постепенно развивалась в конституционном праве США и в международном праве посредством Декларации прав человека ООН. В статье 26 Декларации ООН прямо говорится, что образование является всеобщим правом и что образование должно быть направлено на «содействие взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми нациями, расовыми или религиозными группами.«Мы все еще далеки от реализации идеи толерантного международного сообщества. Однако совершенно очевидно, что в последние несколько десятилетий идея политической терпимости преуспела в Соединенных Штатах и ​​других западных странах.

Несмотря на этот успех, критики, такие как Майкл Сэндел в своей книге Демократическое недовольство (1998), утверждали, что терпимое отношение того, что он называет «процедурной республикой», должно основываться на более всеобъемлющей моральной теории.Без такого основания Сэндел опасается, что терпимое нейтральное государство в конечном итоге потеряет связь с нравственной жизнью людей. В своих аргументах против Ролза и некоторых изменений в конституционном праве Сандель утверждает, что подход политического либерализма не может в конечном итоге учитывать глубину приверженности большинства людей своим собственным всеобъемлющим доктринам. Ролз признает, что для того, чтобы его идея перекрытия консенсуса работала, он должен исходить из ослабления частной веры в всеобъемлющие доктрины.Проблема здесь в том, что он приводит доводы в пользу терпимости, недооценивая силу тех форм частной веры, которые необходимо терпеть.

Еще одна проблема политического подхода к толерантности состоит в том, что он пытается определить природу частной жизни. Моральная терпимость утверждает, что существуют определенные виды частной деятельности, которые касаются только отдельного человека, и что государство будет неоправданно вмешиваться в эту частную деятельность. Однако чисто политический подход к терпимости неспособен провести метафизическую границу, разделяющую общественное и частное.Скорее, сфера конфиденциальности сама по себе определяется только в результате процесса достижения политического консенсуса. Таким образом, беспокойство заключается в том, что принципы политического либерализма четко не определены и что толерантность как всего лишь modus vivendi может быть нарушена, если политический консенсус изменится. Другими словами, если нет метафизической основы для сферы частной жизни, тогда не совсем ясно, что должна терпеть политически обоснованная идея либеральной терпимости.

6. Ссылки и дополнительная литература

  • Байнер, Рональд. Что случилось с либерализмом (Беркли: Калифорнийский университет Press, 1992).
  • Берлин, Исайя. «Две концепции свободы» в Четыре эссе о Liberty (Oxford: Oxford University Press, 1969).
  • Кук, Джон У. Нравственность и культурные различия (Oxford: Oxford University Press, 1999).
  • Дворкин, Рональд. Суверенная добродетель (Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета, 2000).
  • Дворкин, Рональд. Серьезно принимать права (Кембридж: Гарвард, 1977).
  • Фиала, Андрей. «Терпимость и прагматизм» в журнале Journal of Speculative Philosophy , 16: 2, (2002), 103-116.
  • Хабермас, Юрген. Моральное сознание и коммуникативное действие (Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 1990).
  • Heyd, David, ed. Терпимость: неуловимая добродетель (Princeton: Princeton University Press, 1996).
  • Хортон, Джон и Питер Николсон, ред. Толерантность: философия и практика (Лондон: Ashgate Publishing, 1992).
  • Кинг, Престон. Toleration (Лондон: Фрэнк Касс, 1998).
  • Kymlicka, Will. Либерализм, сообщество и культура (Оксфорд: Clarendon Press, 1989).
  • Лаурсен, Джон Кристиан. «Спиноза о толерантности» в книге «Различия и несогласие: теории толерантности в средневековой и ранней современной Европе», , под редакцией Недермана и Лаурсена (Лэнхэм, Мэриленд: Роуман и Литтлфилд, 1996).
  • Локк, Джон. Письмо о терпимости в издании Стивена М. Кана. Классики современной политической теории (Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета, 1997).
  • Мара, Джеральд М. «Сократ и либеральная терпимость» в политической теории , 16: 3 (1988).
  • Маркузе, Герберт. «Репрессивная толерантность» в Вольф, Мур и Маркузе, ред., Критика чистой толерантности, (Бостон: Beacon Press, 1969).
  • Маритен, Жак. Человек и государство (Чикаго: Издательство Чикагского университета, 1951).
  • Мендус, Сьюзен и Дэвид Эдвардс, ред. О терпимости (Oxford: Clarendon Press, 1987).
  • Мендус, Сьюзен. «Локк: терпимость, мораль и рациональность» в книге Джона Хортона и Сьюзан Мендус, ред., Джон Локк: письмо о терпимости в фокусе (Лондон: Routledge, 1991).
  • Мендус, Сьюзен. Терпимость и пределы либерализма (Атлантик-Хайлендс, Нью-Джерси: Humanities Press International, 1989).
  • Милл, Джон Стюарт. О Свобода и другие очерки (Оксфорд: Oxford World Classics, 1998).
  • Милтон, Джон. Aereopogatica в Британской энциклопедии Великие книги западного мира , vol. 29 (Чикаго: Издательство Чикагского университета, 1991).
  • Ньюи, Глен. Добродетель, разум и терпимость (Эдинбург: Эдинбургский университет Press, 1999).
  • Обердик, Ганс. Терпимость: между терпением и принятием (Лэнхэм, Мэриленд: Роуман и Литтлфилд, 2001).
  • Пейн, Томас. Полное собрание сочинений Томаса Пейна изд. Филиппа Фонера (Нью-Йорк: Citadel Press, 1945).
  • Поппер, Карл. Открытое общество и его враги (Princeton: Princeton University Press, 1971).
  • Ролз, Джон. Теория правосудия (Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета, 1971).
  • Ролз, Джон. Правосудие как честность: переформулировка (Кембридж: издательство Гарвардского университета, 2001).
  • Ролз, Джон. Политический либерализм (Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета, 1995).
  • Ролз, Джон. Закон народов (Кембридж: издательство Гарвардского университета, 2001).
  • Разави, Мехди Амин и Дэвид Амбуэль, ред. Философия, религия и вопрос нетерпимости (Олбани: Государственный университет Нью-Йорка, 1997).
  • Ricoeur, Paul, ed. Терпимость между нетерпимостью и невыносимым (издание Diogenes , No.176, т. 44/4, зима 1996 г.).
  • Рорти, Ричард. Непредвиденные обстоятельства, ирония, солидарность (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 1989).
  • Розенталь, Майкл А. «Терпимость как добродетель в этике Спинозы» в журнале по истории философии 39: 4 (2001), 535-557.
  • Сандель, Майкл. Недовольство демократии (Кембридж: Гарвард, 1998).
  • Сандель, Майкл. Либерализм и пределы правосудия (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 1982).
  • Сен, Амартия. «Права человека и азиатские ценности» в The New Republic 217: 2-3 (1997), 33-40.
  • Спиноза, Барух. Теолого-политический трактат и политический трактат (Нью-Йорк: Dover Publications, 1951).
  • Тан, Кок-Чор. Терпимость, разнообразие и глобальная справедливость (Юниверсити-Парк, Пенсильвания: Издательство Пенсильванского государственного университета, 2000).
  • Вольтер. Философский словарь (Кливленд: World Publishing Co., 1943).
  • Уолдрон, Джереми. «Локк: терпимость и рациональность преследований» в издании Джона Хортона и Сьюзан Мендус, Джон Локк: письмо о толерантности в фокусе (Лондон: Рутледж, 1991).
  • Уолцер, Майкл. О терпимости (Нью-Хейвен: издательство Йельского университета, 1997).

Информация об авторе

Эндрю Фиала
Эл. Почта: [email protected]
Университет Висконсина — Грин Бэй
США

Релятивизм и толерантность

Релятивизм и толерантность

ЭТИКА

Глава третья: Релятивизм

Раздел 6.Релятивизм и толерантность

Допуск — высшая обязанность релятивиста?


Релятивизм и толерантность очень распространена в сегодняшней культуре. Терпимость проповедуется каждый политкорректный педагог и политик. И это центральный элемент ценностей политического либерализма. (К политическому либерализму я не отношусь относятся к «либеральным демократам». Я имею в виду ортодоксальную ценность американского и западноевропейская идеология самоуправления или правительства представление.) Америка — воплощение западных политических идеалов потому что мы общество обществ — мы не разделяем этническую принадлежность, раса, религия, даже история. Единственное, что связывает американцев вместе является приверженностью этой конкретной политической структуре, разработанной Томас Джефферсон и остальные. Франция — это Франция, потому что все Французский, говорит по-французски и пьет каберне совиньон. Англия это Англия потому что все англичане, протестанты, хорошо говорят по-английски. акцент, и пьет чай.Америка есть Америка, потому что множество других действительно разные люди думают, что лучший способ жить — это организовывать при конституционной демократии. Таким образом, по определению мы терпимые люди. Или, скорее, если мы не терпимы, значит, мы не можем Американцы. Терпимость — снова одна из жемчужин американской короны. культура.

Причина, почему мы считаем, что быть терпимым так важно, потому что мы глубоко осознавая свою свободу.Мы бы не хотели, чтобы наша свобода была ограничена, и это означает, что мы считаем неправильным ограничивать свободу тех, кто с которыми мы не согласны.

Мы тогда передать это уважение к свободе, уважение, которое тихо течет через нашу Американские вены, в моральный релятивизм. Мы делаем скачок от «Разнообразия» Тезис »(опять же, в связи с тем, что мы разделяем наши кварталы и наши политические лидеры с людьми, которые не похожи на нас, говорят, как мы, действуют как мы, и пьем, как мы) к релятивизму, не осознавая, что мы не может идти отсюда туда без чего-то очень важного — «Зависимости» Тезис.»Тем не менее терпимость, которая началась как политическая необходимость в конечном итоге становится моральным абсолютом. Политическая предпосылка становится следствие метаэтического обязательства.

Позвольте мне сделать этот аргумент с другой стороны: релятивизм кажется очевидным для многих люди. Многим из этих людей также кажется очевидным, что, поскольку правильно для одной группы не подходит для другой группы, тогда нам нужно быть терпимыми всех.Признание моральной свободы — единственная абсолютная ценность, которая релятивисты придерживаются.

Не должно хорошенько подумайте, чтобы увидеть здесь ошибку. Допуск НЕ является значением релятивизм. Возможно, мне следует сказать это так: если вы релятивист, вы конечно не нужно быть терпимым к другим людям. Или, скорее, если вы релятивист, нетерпимость к те, кто с вами не согласен.

Опять же, (а) релятивизм логически не ведет к толерантности к другим культурам, и другие моральные точки зрения, и (б) это всегда грозит привести к нетерпимости. Если вы думаете, что все должны быть терпимыми к другим мнениям, убеждениям и обычаям, тогда вы не релятивист.

Позвольте мне взять отрывок из статьи Луи Поймана «Кто судить?» в г. Добродетель и порок в Повседневная жизнь (Соммерс и Соммерс: Нью-Йорк; Harcourt Publishers 2001):

Если мораль просто относится к каждой культуре, тогда, если культура не имеет принципа терпимости, ее члены не обязаны быть терпимыми…Из с релятивистской точки зрения, нет больше причин быть терпимым, чем быть нетерпимость, и ни одна позиция объективно не лучше другой с моральной точки зрения.

Не только релятивисты не могут предложить основания для критики нетерпимых, но они не могут рационально критиковать кого-либо, кто поддерживает то, что они могут рассматривать как отвратительный принцип. Если, как кажется, действительная критика предполагает объективный или беспристрастный стандарт, релятивисты не могут никого морально критиковать вне их собственной культуры.Геноцидные действия Адольфа Гитлера, пока они культурно приемлемы, так же нравственно законны, как и работы Матери Терезы. милосердие. Если [культурный релятивизм] принят, расизм, геноцид непопулярных меньшинств, угнетение бедных, рабство и даже пропаганда войны за само по себе столь же нравственно, как и их противоположности. А если субкультура решили, что начало ядерной войны как-то морально приемлемо, мы не могли морально критиковать этих людей.

Это серьезные проблемы для релятивизма …. а там еще

=============================================

Чтобы перейти к следующему разделу главы, нажмите здесь >> раздел.

Авторские права Стивен О Салливан и Филип А. Пекорино 2002. Все права зарезервированный.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *