Как женщин называют: «Как называются женщины»

Содержание

«Как называются женщины»

Обозначения женщин в русском языке сегодня обсуждают наиболее эмоционально. При этом серьезный разговор на эту тему невозможен без элементарной лингвистической базы, уверена Ирина Фуфаева. В книге «Как называются женщины. Феминитивы: история, устройство, конкуренция» (издательство «Corpus») лингвист показывает, что феминитивы — одна из самых нестабильных частей русского языка, которая не сводится к «словам про профессии». Оргкомитет премии «Просветитель» включил эту книгу в «длинный список» из 24 книг, среди которых будут выбраны финалисты и лауреаты премии. N + 1 предлагает своим читателям ознакомиться с отрывком, посвященным обозначениям профессий и, в частности, феминитивам допетровской Руси.


Золотарица, ткалья и казначея.

Исконно и скрепно

Любая вариативность в языке вызывает вопрос: что скрепа, а что порча? Что было испокон, а что стало новацией?

Возмущение порчей русского языка феминитивами и столь же страстные речи в защиту их внедрения заставляют думать, что новация — феминитивы. Этот краеугольный камень наивной гендерной лингвистики идеально выразило название дебатов, в которых мне довелось поучаствовать. «Феминитивы: новая эпоха в развитии общества или издевательство над языком?» — так называлось вполне профессионально организованное мероприятие.

Прекрасная дилемма! Примерно как выбор ответа на вопрос: «Перестали ли вы пить коньяк по утрам?»

Хотя стоп! Мы только что прогулялись по заповедникам и знаем, что во многих сферах именно феминитивы традиционны и безальтернативны. Но, может быть, в названиях профессий их женские варианты — это и впрямь новшество? А традиция — это женщина-жнец, женщина-швец, женщина-на-дуде-игрец?

Впрочем, порой на дискуссиях вырисовывается и иное представление — мол, раньше у женщин не было никаких профессиональных занятий, а потому и феминитивы были не нужны. Их попросту не придумывали, кроме разве что пресловутой

прачки.

Напрашивается следующий шаг: нырнуть в прошлое, чтобы выяснить, как все это могло случиться.

Ну что ж. Старинная русская лексика запечатлена в словарях. Например, в Словаре русского языка ХI–ХVII веков, Словаре русского языка XVIII века. Да и в старых словарях, в частности в Толковом словаре живого великорусского языка Владимира Даля или в Словаре Академии Российской. И разумеется, просто в старых текстах. Так что у нас есть возможность заглянуть хотя бы в последние столетия допетровской Руси.


Время Аввакума и Софьи

Время опричнины, покорения и освоения Сибири, Смуты и народного ополчения, воцарения Романовых, церковного раскола, огненных срубов, стрелецкого бунта. Время Ивана Грозного, Ермака, Козьмы Минина, протопопа Аввакума, боярыни Морозовой, Степана Разина, атаманши Алены Арзамасской, царевны Софьи. Оно же — время множества людей, занимавшихся множеством дел. Производивших товары и оказывавших услуги: собственным вольным промыслом, по найму или в качестве подневольной повинности. От ткачества до рассказывания знатному вельможе увлекательных историй, от посредничества в сделках до выпечки калачей, ремонта дорог и т. п. Кроме того, русский человек ХVI–ХVII веков мог исправлять ту или иную должность в государстве или церкви или быть воином. От всех этих людей и их дел остались в лучшем случае по нескольку слов в переписях, договорах, сметах, как называются женщины ведомостях, росписях монастырских закладов и прочей деловой переписке:

Филька Силин кузнечишко, Офимья курятница, Ермолай бочевник, Прасковьица колачница, Иванко пугвичник…


Чем занимались мужчины

Скажем прямо, слова, обозначающие род деятельности, запечатлевшиеся в самых разных деловых бумагах — приказах, переписях, договорах и т. п., — в большинстве относятся к мужскому грамматическому роду. Это не от избегания феминитивов. Все эти слова пока еще не унисекс, они обозначают исключительно мужчин.

Вот Третьячок гайтанник — он изготавливает на продажу шнурки (гайтаны). Ондрюшка голяничник шьет голяницы, то есть кожаные рукавицы. Климко гвоздошник

кует или торгует гвоздями, Гаврилко гладильник — мастер глажки. Тимофей глинщик мог бы иначе зваться горшечником (или гончаром). А вот знакомое имя — Козьма Минин, вдохновитель и руководитель Нижегородского ополчения, прекратившего Смуту. Минин именуется говядарем; этим словом могли назвать и пастуха, пасущего крупный рогатый скот, но в данном случае имеется в виду торговец скотом. Федор овчар — владелец большого стада овец, а крепостной Евтюшка овчар — простой пастух. Анкидишко овощник торгует овощами и фруктами. Государев бахарь Клим Орефин рассказывает царю сказки.

Аксамитник, бархатник, камочник производят разные виды тканей или торгуют ими, армячник, балахонец, кафтанник проделывают то же самое с разными видами одежды

.

Алмазник шлифует драгоценные камни. Бахромщик — делает бахрому. Барышник выступает посредником в торговых сделках, баранщик, пирожник, блинник — мастера разных видов выпечки. Басемщик — чеканщик. Белильник белит холсты или торгует белилами (косметикой то есть). Клюковник — изготавливает клюки (посохи). Каретник делает кареты, шлейник и седельник — лошадиную упряжь, коновал — лошадиный врач. Бердник делает берда — орудие труда для ручного ткачества, гребень для прибивания утка к ткани, бронник — воинские доспехи. Кашевар

— артельный повар. Коваль, ковач, ковачь, кузнец — разные названия для одного и того же занятия.

Винокуры, пивовары, браговары, бочари (они же бочары, бочкари, бочевники, бондари), квасники — все эти слова не нуждаются в истолковании. Так же как дегтярь, садовник, кабатчик, портной, сапожник, кожевник. Так же как названия строительных специальностей: известники, кирпичники, печники, плотники, каменщики. При этом каменщики и кирпичники могли быть и не вольными мастерами, а отправленными на стройку крепостными крестьянами; бродовщик — крестьянин, несущий повинность по исправлению дорог. А вот браковщик

— специалист высокого класса по приемке леса (древесины).

Левкасчик или левкащик — тот, кто грунтует ткани, иконные доски, различные изделия и т.п.

А знаете, кто такой золотарь? Нет, это не тот, о ком вы подумали. Шутливое обозначение такого малого предпринимателя «кто нужники чистит» еще не родилось. Это просто золотых дел мастер, ювелир, позолотчик. По-другому — златодетель, златоделец, златарь. «Наум Залотарь ремесло у нево серебреное» (1656). «На том же подворье в особои горнице живет серебряник и золотарь Серебряной палаты Алексей Ларионов» (1695). «Золотописец Карп Золотарев» — сын ювелира или позолотчика, ставший художником, пишущим твореным золотом.

Эта малая часть названий различных видов деятельности в Московском государстве ХVI–ХVII веков дает возможность судить об их огромном разнообразии.


А как насчет женщин?

В тех же документах обильно встречаются и феминитивы, пусть их и в несколько раз меньше.

Гарусником называли производителя или торговца гарусом (вид пряжи). Если этим делом занималась женщина, ее именовали гарусницей. Крупеник и крупеница готовят и торгуют блюдами из круп. Другие парные названия: кружевница и кружевник, калачник и калачница («оброк на Прасковьице калачнице»), курятница и курятник (в данном случае курятник — не клетушка для кур, а «индивидуальный предприниматель», занимающийся их разведением).

Канительник и канительница расшивают ткань канителью — тонкой витой золотой или серебряной нитью. Вдова Ксенья капустница, так же как капустник, выращивает и продает капусту, а Ефросинья Иванова дочь кисельница варит и тоже продает кисель. Как правило, овсяный.

Наряду с банщиком можно встретить банщицу — владелицу бань.

Швея — форма женского рода к древнерусскому швей от шить (шити). При этом, очевидно, слово швея могло обозначать и мужчин, то есть быть и существительным общего рода. По крайней мере, сложное существительное золотошвея, как и золотошвей

, и золотошвец, в Словаре русского языка ХI–ХVII веков помечено мужским родом, значение — мастер, расшивающий одежду, головные уборы золотом; мастер-канительщик, в примерах только мужчины.

Дворник в ту эпоху — совсем не человек с метлой. Во-первых, это сторож-привратник; во-вторых, слуга феодала с возложенными на него воинскими обязанностями; в-третьих, хозяин подворья или гостиного двора. Первое и третье может относиться и к женщине. Она в таком случае — дворница. «В Каргополе ж дворницы за работу, что она работала, варила и хлебы пекла… дано 4 алтына 2 денги»*.

*Архив Онежского Крестного монастыря. 1667.

Женщины даже не ограничивались традиционными в нашем понимании занятиями. Феминитивы золотарица и левкасчица могут показаться фантастической выдумкой, но это историческая и лингвистическая реальность.

«Дано золотарице Костихе на сусальное золото три золотых угорских, а взяты у митрополита из кельи» (1600). Костиха — мастерица-позолотчица.

«Левкащица Марья Степанова дочь левкасила в Оружейную полату две цки большие образные» — то есть две доски (1689).

Старинное заимствование мастер встречается еще в Лаврентьевской летописи (ХIII век). Мастер мог быть бахромным, бочечным, денежным, златым, соляным, струговым и т. п. А слово мастерица зафиксировано с ХVI века. Например, мастерица золотных дел — золотошвейка.

Бельница, она же беляница, — мастерица, выделывающая бель (пряжу). В большой мастерской отдельные прядильные операции могли выполнять узкие специалистки: кужельницы и загребенницы. По росписи «великого государя хлебного и денежного жалования», назначаемого «ткальям и пряльям и бральям и швеям и беляницам», можно понять, что эти мастерицы могли быть не только подневольными крепостными девками или работать на дому, но и хорошо оплачиваемыми наемными работницами в царских мастерских. Ткалья — ткачиха, бралья — тоже ткачиха, но высокой квалификации. Она ткала браную ткань, скатерти, то есть узорную, где нити утка другого цвета брались по счету, и в результате получались те самые красные петухи и цветы на белом полотне, которыми мы любуемся. Прялья — иначе пряха.

Православие пронизывает всю жизнь русского человека. Церковь — еще и крупнейший экономический институт, монастыри — важные хозяйственные единицы. Среди названий представителей духовенства фигурируют игумен и игуменья (руководительница женского монастыря), черноризец и черноризица, они же чернец и черница, они же инок и инокиня, то есть монах и монахиня. На крылосе поют крылошанки, управляет ими уставщица, или головщица. Проскурница отвечает за выпечку просфор. Белец и белица — монастырские послушник и послушница, не совершившие пострига. Жизнью скитов руководят старцы и старицы. Главная старица — большуха. Монастырским хозяйством ведают: в мужском монастыре — отец келарь, в женском — мать келарея. Что же касается казны, то ею в женской обители ведает казначея. Этот феминитив к казначей тоже давно исчез, однако такая женская должность имелась не только в монастырях, но и при дворе царицы, где ее исполняла одна из приближенных боярынь. «К царице Евдокии Лукьяновне… 5 вершков сукна… приняла казначея Домна Давыдова».

Другие придворные женские должности, упоминаемые, например, писателем ХVII века Григорием Котошихиным: постельница, судья, крайчая (или кравчая). Кравчий подавал блюда государю на царских пирах, а кравчая — государыне, на женских застольях на половине царицы. Ключница — тоже экономка, но светская, а не монастырская — прочно запечатлелась в словаре советского человека благодаря культовому фильму 1973 года «Иван Васильевич меняет профессию» по пьесе Михаила Булгакова (1934–1936): «Водку ключница делала?» Мужской вариант — ключник. Благодаря близости к хозяйству он мог иметь особые отношения с хозяйкой: «Ванька-ключник, злой разлучник, мужа разлучил с женой».

То есть и в этой сфере называть женщин специальными словами, не такими, как мужчин, — исконно, скрепно и до определенного момента вообще единственно возможный вариант. Кроме разве что редкого случая использования существительного судья в значении придворной женской должности — то есть как слова общего рода. Обычно, конечно, это слово относилось к мужчинам, в том числе и много позже.

Мелкий, но показательный момент: в отличие от некоторых других славянских языков, даже в самые феминитивные времена от слова судья в русском языке феминитива не было, язык пошел по другому пути: ситуативного изменения грамматического рода слова. А судейкой в XVII веке, между прочим, назывался выборный судья из крестьян в условиях земского самоуправления, и эта форма — уменьшительная и мужского рода.

В итоге представление, что женские профессиональные занятия возникли чуть ли не в ХХ веке, тоже оказывается мифом. Как и представление о том, что женщины и мужчины занимались радикально разными делами. Скорее наоборот, существование крупеников, кружевников, гороховников, квашенинников, кисельников и т. п. удивляет тем, что в ряде сфер такого разделения не было.

Перейдем к занятиям хоть и востребованным, но не очень легальным и даже гонимым.

Православная церковь неустанно преследовала странствующих актеров — скоморохов. Этих людей указы именуют глумцами, игрецами, глумотворцами. В этой сфере тоже есть феминитивы! Глумицы, плясицы. Судя по документам, женитьба на таких женщинах — мина замедленного действия. Если впоследствии супруг принимал на себя сан священнослужителя, его могли лишить сана за сам факт добрачных занятий супруги.

Как минимум не реже мужчин женщины зарабатывали гаданием и ворожбой — тут мало что изменилось, разве что слова экстрасенс в старину не было. Зато были гадательницы, баяльницы (от баять в значении ворожить) и ворожеи, они же ворожейки.

Воистину женское занятие — акушерство. В XVII веке соответствующая специалистка может называться просто бабой или бабкой, а может — приемной бабкой, повивальной бабкой. В любом случае ее работа не ограничивается принятием родов, она должна знать «болезни родильные и животные», то есть быть специалистом-гинекологом.

При этом вообще-то лечба с православной точки зрения занятие сомнительное. Оно граничит с ворожбой: чары и лечбы. Именно в таком контексте в сборнике поучений для домашнего чтения «Измарагд», то есть «Изумруд», упоминается лечица: «Некие ж человецы, аще и мало болети лучится им, бога оставлеши и собирают волхвы, лечицы, наузы» (список XVI века рукописи XIV века). Лечица — женская пара к слову лечец, то есть врач. Науз, к слову, — талисман от злых духов.

Стоит привести и характеристики человека не по профессии, а по временному занятию, состоянию, поведению. В конце концов, быть автором или авторшей, комментатором или комментаторшей поста в соцсети — тоже временная характеристика человека.

Занятные феминитивы эпохи: благовестница (ср. благовестник), богомолица (ср. богомолец), богатодавицабогатодавец — то есть щедрый пожертвователь), бесчинницабесчинник), злодеицазлодеец — тот, кто деет, то есть делает, зло). Заложница или подложница — наложница, любовница. Врагоугодницей и еретицей называли польскую авантюристку Марину Мнишек.

Слова жилец и жилица — такие советские, словно из рассказов Михаила Зощенко и коммунального быта, в то время могут иметь, помимо привычного значения, еще и значение житель (-ница): посацкая жилица Анна Тимофеева, старой жилец Степанко Иванов скорняк.

Сегодня у нас есть странноватая пара продавец и продавщица. Странноватая потому, что суффиксы у этих слов как бы от чужих пар, но отсутствующих. А вот в старорусском языке мы видим нормальную пару продавец — продавица.

Как вы думаете, когда в русском языке появилось слово руководительница? Вотпрямщас, с наступлением новой эпохи? А может, году так в 1970-м? Ну или в 1870-м… Отнюдь. Этот феминитив присутствует в тексте 1670 года. Правда, относится не к реальной женщине: «Руководительница и помощница пресвятая Богородица».

Короче говоря, с феминитивами в эту эпоху все обстоит просто отлично. Можно сказать, благословенное время видимости женщин. А как с остальным типа равноправия, возможности определять свою судьбу, равного участия в жизни государства?

Прямо скажем — не ахти. Собственно, как и у остальных жителей Московского государства.

Знатный ты боярин или крепостной крестьянин — обращаясь к вышестоящему, ты должен ритуально принижать себя с помощью специальных суффиксов: холопишко, кузнечишко, сотничишко, Ивашко, Васька и т. п. В случае чего тебя ждут дыба, разнообразные затейливые пытки и способы казни.

Женщины бесправны вдвойне. Боярские жены, сестры и дочери — даже больше, чем простые крестьянки и горожанки, потому что почти всю жизнь проводят в так называемом теремном заключении (автоматический редактор норовит исправить на «тюремное»).

Терем в эту эпоху — не антуражный сказочный домик и не сеть быстрого питания с блинами и варениками, а действительно домашняя тюрьма для женской половины семьи — что-то вроде моногамного гарема. У знатных девушек нет ни малейшего шанса увидеть будущего мужа раньше венчания.

Наличие в языке специальных слов для обозначения людей женского пола никак не связано с общественным статусом этих людей.

Подробнее читайте:
Фуфаева, И. Как называются женщины. Феминитивы: история, устройство, конкуренция / Ирина Фуфаева. — Москва: Издательство ACT: Corpus, 2020. — 304 с.

История слова «баба»

Сегодня мы привыкли употреблять слово «баба» по отношению к немолодым и часто не слишком привлекательным женщинам. Или же, маленькие дети так называют своих бабушек, так как произнести длинное сложное слово им пока не удается. А что же это слово: «баба» означало в давние времена?

В Древней Руси мужчин и женщин разделяли согласно занимаемому положению или статусу в обществе. При этом имели значение возраст, семейное положение и наличие детей.

Молодых девушек, которые еще не успели вступить в брак, называли «Девицами» или «девками». Они могли носить распущенные волосы, или заплетать одну косу, надевать множество украшений.

Женщина, выданная замуж, заплетала уже две косы, и прятала свои волосы под головные уборы. Тем самым, она всю свою красоту сберегала для единственного мужчины – супруга. При этом общественный статус женщины заметно повышался, ведь теперь у нее появлялись новые функции – рожать и воспитывать детей, быть хозяйкой дома. Молодых мам уважительно называли «молодками» или «бабами». Это зависело от того, какого пола родился ребенок.

Если на свет появился мальчик, его мама становилась «молодкой» или «молодухой», т.е. молодой матерью. Молодухи пользовались уважением, подарив семье мальчика. Подрастая, сын становился помощником отцу, помогая обрабатывать землю, ухаживать за лошадьми, выполнять другую тяжелую работу.

Женщины, родившие девочек, были в еще большем почете. В праславянском языке «ба» означало «быть», «существовать», «жить». Еще одно, более древнее значение слова «ба» — «врата жизни». Про женщину, у которой на свет появилась девочка, говорили, что она «обабилась», стала вратами для новой жизни. В этом слове заключено некое таинство. Баба – это женщина, которая даровала жизнь еще одной женщине (своей дочери), которая в будущем тоже подарит жизнь новому человеку.

А.А. Кирьянов. Портрет бабушки. 1979 г. Х.м. Собрание ОКМ.

Это короткое, но такое емкое слово «баба» символизирует некий непрерывный цикл рождений. Баба – уважаемая женщина, благодаря которой род и вся жизнь на земле не прерывается. Именно поэтому женщину-мать в возрасте почтительно называют «бабушкой». Это слово относится к основательнице рода, подарившей миру детей, а через них — и внуков.

Так что и «молодки», и «бабы» на Руси были чрезвычайно уважаемы, поскольку именно они давали жизнь новым поколениям и обеспечивали продолжение рода.

К сожалению, сегодня первоначальный смысл многих слов и определений утрачен, и мы употребляем их в совершенно иных значениях. И не каждая женщина, мама дочери, захочет услышать от других, что она — «баба». А «молодух» и вовсе не стало, и многим даже в голову не придет уважать женщину только за то, что она подарила миру сына.

#Народнаямудрость#Музейныйэкспонат#Осташковскиймузей

Оскорбление или нет? Лингвисты расставляют точки над «тёлочками»

В течение последней недели в рунете активно обсуждают «тёлочек». А точнее — использование «животного» термина в отношении девушек. Поводом стал твит сайта Meduza, приглашающий «мужиков» ознакомиться с инструкцией, «как не обижать тёлочек». Несколько дней спустя на сайте Colta появилась колонка, где редакцию Meduza обвиняли в популяризации сексистского обращения с женщинами. В течение последующих суток десятки блогеров посвятили «тёлочкам» Meduza посты, причём мнения разделились: одни призывали не раздувать из мухи слона и относиться к пресловутому твиту с юмором, другие называли его оскорбительным. В итоге Meduza извинилась, и этим конфликт был исчерпан. The Village решил узнать профессиональное мнение на этот счёт и задал вопрос, является ли слово «тёлочка» оскорбительным, двум лингвистам, специально выбрав мужчину и женщину.

   

Юлия Сафонова

начальник отдела лингвистических экспертиз Московского исследовательского центра

Исходно тёлкой называли молодую корову. Зоометафоры существуют с тех пор, как мы приручили домашних животных. Для сравнения с женщиной выбрали именно это животное, потому что оно очень нужно для нашей жизни. Курицу или свинью нельзя доить, а корова даёт молоко, как и женщина, которая тоже кормит ребёнка молоком. Молодого, глупого и бестолкового парня в деревне до сих пор называют телком, но это слово в городской среде не прижилось. «Тёлка» прижилось, скорее всего, потому, что было использовано в каком-нибудь популярном фильме советских времён.

Стоит ли на него обижаться? Всё зависит от женщины и от той ситуации, в которой это слово произносят. Если вам на улице кричат: «Эй, тёлка, иди сюда!» — то вряд ли такое обращение можно считать уважительным. Это фамильярность, которая стирает грань приличия. Вряд ли на улице на такое стоит реагировать и вступать в разговор. У произносящего такое человека явно не всё в порядке с правилами приличия. Но в своей компании или шутливой форме это может быть допустимо. Хотя, полагаю, если бы вы ласково назвали свою девушку «бурёнушкой», это бы вряд ли её порадовало. 

Твит Meduza — это шутка, привлекающая внимание читателя. С точки зрения организации материала они как раз правильно поступили! Слово «сексизм» не всем понятно. Поэтому они привлекают мужчин тем словом, которое сами мужчины часто употребляют. Это частый приём. Ирония — это защита чести, как писал Давид Самойлов. Она понятна тому, с кем ты совпадаешь по взглядам, мировоззрению, воспитанию. Вот и я не вижу в этом твите ничего обидного, тем более использовано даже не слово «тёлки», а «тёлочки». Это грамотная провокация. Автор колонки на «Кольте» мне кажется очень щепетильным. По-моему, это неуместное чистоплюйство.

   

Игорь Шаронов

декан факультета теоретической и прикладной лингвистики Института лингвистики РГГУ 

Обращение «тёлочка» действительно оскорбительное, хотя и уменьшительно-ласкательное. Появилось оно где-то лет 20–25 назад. По-моему, первый раз я слышал его в фильме «Асса». Ясно, что происходит это слово от коровы, с которой сравнивали неуклюжую глупую женщину. Поэтому обращение содержит в себе негативно-пренебрежительный оттенок. 

Однако я лично не могу назвать твит Meduza совсем уж оскорбительным. Во-первых, там было явное обращение к мужчинам. Во-вторых, «коза» — это оскорбительно, а «козочка» при личном обращении — нет. Уменьшительно-ласкательная форма удаляет негативные оттенки. Поэтому отреагировать на такое женщины, которые почувствовали себя уязвлёнными, должны в такой же пренебрежительно-весёлой форме.

    

Текст: Милослав Чемоданов, Виктор Фещенко

«Думаю, для нас все кончено». Что ждет женщин Афганистана при «Талибане»?

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

При «Талибане» женщинам нужно было ходить в парандже — одежде, покрывающей фигуру с головы до ног

Воскресенье, когда «Талибан» (запрещенная в России организация) захватил Кабул, многие афганцы называют самым страшным днем в их жизни. Талибов боятся и мужчины и женщины, но для последних приход к власти талибов означает, что их опять могут запереть в домах, запретив все, что было можно последние 20 лет.

«Это был день, который я никогда не забуду. Я бежала по улицам Кабула из своего офиса и боялась, что талибы убьют меня по дороге, потому что я была в деловом костюме. Сейчас я дома, здесь я чувствую себя в безопасности, ведь даже если талибы придут к нам домой, никто им не скажет, что я работала на правительство. Они обещают не ходить по домам, но я им не верю», — рассказывает Би-би-си афганка. Она работала на государственной службе последние два года, до этой недели.

«Мы видели их жестокость, как я могу им доверять? — продолжает она. — Когда я вижу их по телевизору, мне страшно. Я не могу спать по ночам из-за страха. Я жду визу для выезда из страны, но неизвестно, получу ли я ее. Если я останусь в Афганистане, мне разрешат работать? Я так не думаю. Думаю, для нас все кончено. Я потеряла надежду на будущее».

Автор фото, EPA

Подпись к фото,

После захвата власти в Афганистане талибами женщины во многих провинциях надели паранджи из страха, что их убьют

«Талибан» правил страной с 1996 по 2001 годы, насаждая законы шариата в собственной драконовской интерпретации. Пятнадцать лет назад девочки старше 10 лет и женщины не имели права учиться, работать и выходить на улицу без сопровождения мужа или родственника мужского пола.

Женщинам нужно было носить паранджу — одеяние, покрывающее все тело, с головы до пят.

Контролировали поведение женщин сотрудники министерства по пропаганде добродетели и и предотвращению порока. Они разъезжали по стране на пикапах и публично унижали и хлестали плетками женщин, которые нарушали правила.

По данным Amnesty International, в 1996 году женщине в Кабуле отрезали конец большого пальца только из-за того, что она использовала лак для ногтей.

Женщин, обвиненных в супружеской неверности, забивали камнями до смерти.

Талибы уверяют, что в этот раз все будет по-другому.

Подпись к фото,

До прихода «Талибана» женщины могли выбирать, что носить — хиджаб или паранджу

На первой пресс-конференции после захвата власти представитель «Талибана» заявил, что женщинам будет разрешено работать и учиться. Еще один представитель талибов сказал, что женщины должны участвовать в правительстве.

«Мы заверяем, что не будет никакого насилия в отношении женщин, — сказал пресс-секретарь группировки Забихулла Муджахид. — Никакие предубеждения против женщин недопустимы, но исламские ценности являются нашей основой».

Еще он сказал, что женщины могут участвовать в жизни общества «в рамках исламского закона». Что это означает на практике, — непонятно. Но уже сейчас в городах, которые были захвачены до Кабула, вернулись старые порядки.

В некоторых провинциях женщинам было сказано не выходить из дома без сопровождения родственников-мужчин.

В Герате на западе Афганистана боевики «Талибана» охраняли ворота университета и не позволяли студенткам и преподавательницам войти в кампус.

В южном городе Кандагаре были закрыты женские поликлиники. В некоторых районах школы для девочек были закрыты еще в ноябре после того, как эти территории заняли талибы.

Местные жительницы говорят, что они начали носить паранджу на улице, отчасти из страха, а отчасти из-за ожиданий, что это требование вернется.

Автор фото, EPA

Подпись к фото,

В некоторых провинциях женщинам, которые приходили на рынок одни, продавцы говорили уйти и вернуться с мужчиной

В Кабульском университете студенткам сказали, что им не разрешают покидать свои комнаты в общежитии без сопровождения опекуна-мужчины. Двое студенток заявили, что фактически оказались в ловушке, потому что в городе у них нет родственников-мужчин.

В Мазари-Шарифе, на севере Афганистана, Алия Казими, 27-летний профессор университета, в интервью New York Times рассказала, что женщинам, совершающим покупки на городском базаре в одиночку, не продавали и предлагали вернуться в сопровождении мужчины.

«Я из поколения, у которого было много возможностей после падения «Талибана» 20 лет назад», — говорит она. «Я смогла достичь своих целей в учебе, и в течение года я была профессором университета, а теперь мое будущее темное и неопределенное. Все эти годы упорного труда и мечтаний были напрасными. А какое будущее ждет маленьких девочек, которые только начинают учиться?»

Одну из самых узнаваемых телеведущих национального афганского канала NRTA Шабнам Дауран талибы не пустили на работу. Она опубликовала видео, в котором подробно рассказывает, как пришла на работу в телестудию с удостоверением и в хиджабе, однако охранники-талибы сказали ей: «Власть сменилась, вам сюда больше нельзя, идите домой».

Лиз Дюсет, международный обозреватель Би-би-си: «Талибы будут проверять, как далеко они могут зайти в ограничении прав женщин»

«Женщины получат все права в рамках ислама» — эту фразу талибы использовали бесчисленное количество раз, когда речь шла о жизни афганских женщин и девочек.

В последние годы правозащитники и сами афганцы без особого успеха пытались выяснить у лидеров «Талибана», базирующихся в Дохе, что именно это означает.

В качестве примеров талибы ссылались на права женщин в консервативных арабских обществах, таких как Саудовская Аравия или Катар. Один из основателей «Талибана» однажды заявил, что аудитории в университетах должны быть разделены на мужские зоны и женские, в которых женщинам нельзя будет находиться без хиджаба.

Но гораздо более показательны не эти заявления, а недавние сообщения из сельских и городских районов о том, что женщинам-журналистам велели идти домой, а женщинам в офисах сказали, что их работа теперь перейдет к мужчинам.

Вероятно, что ограничения прав женщин будут различаться в зависимости от региона. В Кабуле и других крупных городах они могут быть мягче, но на женщинах по всей стране талибы станут проверять, как далеко они смогут зайти в ограничении их прав.

Автор фото, EPA

Подпись к фото,

На первой пресс-конференции после захвата власти, талибы заявили, что женщины могут участвовать в жизни общества «в рамках исламского закона». Что это означает, — непонятно

Наблюдатели говорят, что «Талибан» сейчас проводит пиар-кампанию, для того чтобы успокоить как международное сообщество, так и напуганных до ужаса афганцев.

Их заверения пока вызывают у женщин смешанные чувства.

«Я не верю тому, что они говорят, — сказала Би-би-си женщина из Кабула, которая смотрела выступление Муджахида по телевидению. — Это уловка, и нас заманивают на улицу, чтобы убить. Я отказываюсь учиться или работать по их законам».

Другие готовы поверить талибам и поступиться частью свободы.

«Для меня красной линией станет запрет на работу или учебу. Пока «Талибан» ее не переступил. Пока мое право на учебу и работу защищено, я не против носить хиджаб. Я живу в исламской стране и готова принять исламский дресс-код — если это не паранджа, потому что это не исламский дресс-код», — говорит другая женщина.

5 причин перестать называть женщин «девочками»

«Что будете заказывать, девочки?» или «Девочки, а подскажите, кто у вас тут директор?» — мы слышим это постоянно. Да и сами частенько подмигиваем друг другу: «Мы же девочки!». Обращение ко взрослым женщинам как к «девочкам» стало настолько распространенным, что мы уже не замечаем как слова определяют объект. Почему стоит прекратить использовать это обращение?

Недавно на эту проблему обратила внимание известная актриса, звезда ситкома «Теория большого взрыва» и мама двоих детей Маим Бялик. Как говорит Маим, мы, женщины, выросли в мире, где доминируют мужчины, привыкли к такому к себе обращению и уже сами не видим проблемы, предубежденного отношения, если нам говорят «девочка». Слова, которые употребляют по отношению к нам, морально устарели и лишь закрепляют структурное неравенство, в котором мужчины находятся на верху социальной иерархии, а женщина — на нижних ее ступенях.

Станем на минуту дотошными и посмотрим, что такое «девочка»: ребенок или подросток женского пола или молодая девушка (разг.), или ласково-фамильярное обращение к женщинам, девушкам (разг.). Девочка — это не совсем еще женщина, это несозревшая женщина. Неважно, сколько лет женщине, к ней будут так обращаться в баре, в транспорте и даже на рабочем месте, и в этом, хотим мы или нет, проявляется недостаток уважения к женщинам. Вот основные пять причин перестать употреблять это обращение:

Переход женщины в категорию детей

Свежие новости

Девочка — это человек в возрасте до 18 лет, который живет с родителями. Поэтому когда вы используете данный термин для того, чтобы обратиться к успешной женщине, которая упорно работала для того, чтобы оказаться на своем месте, вы игнорируете ее достижения и преуменьшаете степень ее зрелости. А еще за девочкой нужно приглядывать и ее нужно воспитывать. Если кто-то постоянно вас так называет (начальник или муж, например), то это говорит многое о том, насколько «высоко» вас ценят.

Сексуальная подоплека

Когда к женщинам пристают в кафе или на улице, обычно это сопровождается протяжным зовом: «Девушка, а, девушка!». Мужчины используют это обращение , когда хотят выразить свое отношение к женщине как к объекту, при этом сексуализируются настоящие девочки, которые тут совершенно не при чем.

Нездоровая одержимость вечной юностью

Куда ни глянь — каждый норовит продать женщине «чудодейственный» крем, который превратит ее в нимфетку. Наше общество просто одержимо сохранением молодости до такой степени, что 37-летнюю актрису Мэгги Джилленхол посчитали «слишком старой», чтобы играть женщину, в которую влюбился 55-летний главный герой. Мы уже так к этому привыкли, что считаем это нормальным.

Отсутствие мужского эквивалента

Некоторые могут возразить, что, мол, мужчин часто называют «мужиками». Но, простите, это же совсем другие оттенки значения, не правда ли? Где незрелость, беспомощность и розовый цвет? Их нет. Да и «мальчиками» называют все-таки скорее одноклассников сына, чем коллег, подчиненных или клиентов, правда? Это потому что они обязательно обидятся. Первое, что им придет в голову, это «мальчик для битья». Зачем же говорить женщинам «девочки»? А потом еще где-то возмутиться: «Я тебе что — девочка?!»

Помеха для равенства

Если мы говорим о том, чтобы называть вещи своими именами, то давайте позаботимся о том, чтобы имена эти были правильные. Если мы выбираем неправильные слова, то это искажает и то, как мы видим мир и то, каким он будет становиться. Если к группе взрослых женщин обращаются как к школьницам, то это значит, что к ним обращаются свысока, а не как к равным. Это может показаться пустяком, но если это повторяется изо дня в день при любом удобном случае, то ощущение того, что мы не такие взрослые, умные и важные, как мужчины, обязательно появится.

Автор: Джина М. Флорио

По материалам: bustle.com

— Читайте также: Все, что должна знать девушка в свои 36 лет

Женщины эмансипированы, а равенства нет: социолог — о гендерной повестке в России

Анна Темкина — Ph.D. по социологии, профессор факультета социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге, содиректор программы «Гендерные исследования».

— Есть мнение, что в России ситуация с гендерным балансом лучше, чем на Западе, потому что у нас женщины раньше оказались вовлечены в политическую и трудовую деятельность. Так ли это?

— Ответ на этот вопрос — и да, и нет. В вопросе гендерного равенства Советский Союз действительно опередил многие страны. Право на аборт, труд, независимость личности, избирательное право — все это советские женщины получили или первыми, или одними из первых. Радикальным был рывок в равном доступе к образованию.

Реклама на Forbes

Но когда мы сейчас, в начале XXI века, говорим о правах, мы имеем в виду в первую очередь индивидуальные права, права личности. В Советском Союзе при разговоре о правах речь шла о чем угодно, только не о правах личности. Женщина была освобождена и эмансипирована для государства, выполнения государственных целей социалистического строительства. Социологи называют это «гендерным контрактом»: женщина получила право работать и регулировать репродукцию (кроме сталинского периода, когда аборты были запрещены) для того, чтобы быть рабочей и репродуктивной силой во благо государства. Государству были нужны рабочие руки, рост населения, армия. Женщина была менее зависима от мужчин по сравнению с патриархатными обществами, но зависима от государства.

Со стороны российского государства отсутствует месседж о том, что оно заинтересовано в гендерном равенстве

Эта зависимость проявлялась в тонкой, незамечаемой ткани повседневности. Детские сады, ясли, больницы, поликлиники, продленные дни в школе — почти все, что поддерживало женщину как мать и как работницу, было государственным и безальтернативным. Советская женщина не могла выбрать поликлинику, врача, не могла выбрать роддом — она строго следовала предписаниям. Ее жилье и жилье ее семьи было государственным, его нельзя было купить на свободном рынке. Благополучие зависело от места работы и проживания, к которым жестко приписывались распределяемые государством блага. Таким образом, права женщины в советское время вовсе не были связаны с тем, что понимает под правами либеральное общество. И хотя сейчас у нас потребительское общество, в котором популярна неолиберальная идеология, государственные и общественные институты сохраняют многие советские черты. Современная российская женщина во многом является наследницей советской женщины.

С одной стороны, российская женщина достаточно и давно эмансипирована. Это позволяет проблематизировать вопрос о феминизме, мы часто слышим: «Чего вам не хватает? У вас все права уже есть! Ну, по мелочи чего-то, может, не хватает — но вы что, хотите шпалы таскать?» С другой стороны, женщина эмансипирована в первую очередь как мать, и именно в этой роли получает поддержку от государства, которому она нужна как функция, исполняющая демографическую политику. В каком-то смысле это состояние противоположно индивидуальным правам, потому что индивидуальное репродуктивное право подразумевает, что женщина сама решает, иметь ли ей детей, и никого, кроме нее, это не касается. В России это касается всех, от депутата до гинеколога. Женщина оценивается по признаку репродукции: «А ей еще рожать», «А что же вы хотели после родов?»

Современное положение женщины в России представляет собой причудливую мозаику. Но ее отдельные элементы объединяет одно важное обстоятельство: со стороны государства отсутствует месседж о том, что оно заинтересовано в гендерном равенстве. Закон о гендерном равенстве трижды пытались принять и трижды отклоняли. Этот закон — рамка, которая позволяет нам рассуждать и о домашнем насилии, и об абортах, и о контрацепции. Но такого послания о заинтересованности в гендерном равенстве своим гражданам и гражданкам российское государство не дает. Хотя и нельзя сказать, что оно дает только консервативные послания — как я уже говорила, это сложная мозаика.

— При этом от эмансипированных (пусть и частично) женщин часто можно услышать: «Не нужны нам эти шпалы, хочется быть слабыми». 

— Советская женщина была перегружена. Фактически за родительство отвечала она. Это не значит, что мужчины совсем не брали на себя эту ответственность. Но считалось: если мужчина занимается ребенком — хорошо, не занимается — и не надо; отец, уйдя из семьи, часто «переставал» быть отцом, принимать участие в заботе. А женщина не могла перестать быть матерью и фактически несла двойную нагрузку — на работе и в семье.

Сегодняшние молодые люди уже строят свою жизнь иначе, во многом как проект, договариваясь. Они более-менее настроены на гендерное равенство. Однако даже при этом неравенство имеет тенденцию сохраняться и воспроизводиться. Предположим, что пара договорилась о равном разделении домашних обязанностей и равнозначном вкладе в домашний бюджет. Но когда рождается ребенок, мать уходит в декрет на три года. В это время мужчина должен удвоить свои усилия на работе, чтобы в одиночку обеспечивать семью из трех человек. Женщина начинает отставать в карьере и заработке. Если, например, через четыре года рождается второй ребенок, женщина отстает от мужчины в карьере уже на 6-8 лет. А мужчина, если и обрел за это время навыки заботы, то в значительно меньшем объеме, чем женщина. После этого полноценно интегрировать отца в заботу, а мать в карьеру достаточно проблематично. И на этом этапе у женщины часто формируется убеждение: «Ну и хорошо, мне и не нужна карьера, это противоречит женской природе». Чуть позже, когда дети станут подростками, женщина может выдохнуть и вернуться к активной работе, восполняя упущенное. Хотя, поскольку основная ответственность за детей по-прежнему на ней, она, скорее всего, будет выбирать работу с более удобным графиком или расположением, откажется от позиции, предполагающей, например, частые командировки. А потом начнут болеть родители, ей придется ухаживать уже за ними. Так, несмотря на все изначальные эгалитарные установки, партнеры оказываются в ситуации достаточно очевидного неравенства. Конечно, даже в таких условиях можно сделать успешную карьеру, но скорее вопреки, чем благодаря. И это пример изначально эгалитарной пары. В гендерной мозаике встречаются и гораздо более традиционалистские установки. В известном смысле в более «выгодном» положении оказываются те пары, которые изначально не ориентируются на равенство и самореализацию женщины — не происходит перелома, не ломаются ожидания.

— Но из-за того, что женщины отвечают за воспитание, заботу, опеку — как в семье, так и в различных институтах, от детского сада до «собеса», — многие считают, что «у нас вообще матриархат».

— Давайте смотреть на индикаторы. У кого в стране зарплаты больше — у мужчин или у женщин? Кого больше во власти? Структурного матриархата нет.

О «матриархате» (в кавычках, потому что это уже слишком заезженный термин) зачастую говорят тогда, когда обнаруживают «власть» женщин в сфере интимности или в приватной сфере, власть матери. В сексуальной сфере, в родительстве женщина может приспосабливаться и манипулировать: «Мой заработок ниже, но зато я буду распоряжаться тем, кто имеет доступ к детям». Это так называемся патриархальная сделка — определенные женщины получают выгоды и в патриархатной системе как матери, как объекты сексуального желания.

При этом нельзя сказать, что одни женщины борются с патриархатом, а другие только и делают, что пользуются его благами. Мы по-разному ведем себя в разных ситуациях, которые по-разному определяют наше положение. Надеть пальто удобнее самой, но кто ж откажется от помощи в перетаскивании тяжелого чемодана. Наша жизнь, наша рутина пронизана ритуалами (они часто воспроизводят гендерное неравенство) и одновременно — борьбой за власть и ресурсы, в том числе через приспособление и транслирование консервативной (гендерно традиционалистской) повестки. Здесь есть и поколенческий разрыв, но он не стопроцентный, потому что многие и в молодом поколении усваивают патриархальные ценности, которые сейчас еще и очень сильно маркетизированы.

— Если единственная женщина в совете директоров говорит: «А мне никто не мешал, я никакой дискриминации не заметила» — это «ошибка выжившего» или нежелание признавать проблему?

— Думаю, это отсутствие навыка социальной рефлексии, которая вообще для нашего общества очень характерна. Мы многие вещи видим либо черными, либо белыми, даже когда пытаемся мыслить критически. Своя ситуация может быть благополучной — в конце концов как советское, так и постсоветское общество дает женщинам возможности для самореализации, у нас разрешено многое из того, что запрещено в других странах. Но за собственным успехом можно не заметить ситуацию другого человека. Ресурсы распределены в обществе очень неравномерно. Легко достичь многого, если ты училась в хорошей школе, поступила в престижный вуз. А если ты родилась в провинции? А если в неблагополучной семье? А если для того, чтобы получить образование, приходилось работать в ночные смены? А если у тебя рано родились дети, потому что в свое время тебя не научили пользоваться презервативами (потому что якобы нельзя даже произносить это ужасное слово при подростках, оно на них разлагающе действует)?

— Помогут ли изменить ситуацию всевозможные женские объединения — например, бизнес-клубы для женщин?

— Если говорить в самом общем виде, то простого ответа на этот вопрос не существует — ни отрицательного, ни положительного. Это очень контекстуально обусловленный процесс. Все зависит оттого, кто, где, когда это делает. В разных обществах и в разные исторические периоды это может иметь совершенно разный смысл и приводить к совершенно разным результатам.

Реклама на Forbes

Объединяться можно и нужно по любому поводу, по которому мы готовы объединиться и который касается актуальных для нас тем. Солидарность важна. Важная составляющая объединения — то, что когда-то в западном феминистском движении было названо ростом сознания: когда при обсуждении каких-то явлений возникает понимание, что это не твоя личная проблема, с которой надо идти к психотерапевту, а общая. Общая — значит, социальная. Общая — значит, политическая. Значит, за ней стоит нехватка идеологии, какого-либо ресурса или каких-либо возможностей. Так, например, произошло с семейным насилием: буквально в последние пару лет в России о нем заговорили как о социальной и политической проблеме, а не индивидуальной, сугубо семейной.

Но не всякое объединение способствует такому (феминистскому) росту сознания. Круг женщин может работать над совсем другой повесткой — ну, скажем, над вопросом: «Как найти и удержать богатого мужа», «Как управлять мужчинами?». Если у женщин нет возможности добиваться власти процедурным способом, им остается или менять свое положение в обществе, или приспосабливаться к нему. Приспосабливаться безопаснее, проще, социально одобряемо. Это приспособление включает маневрирование и манипулирование: если нет реальной власти, значит, будет подковерная борьба.

В патриархальном обществе для того, чтобы получить «право на карьеру», надо доказать свою «женскую состоятельность»

В этом смысле женские клубы совершенно непредсказуемы. Они могут бороться против гендерной дискриминации, а могут, наоборот, объединяться под лозунгом «мы — слабый пол». Или мозаично сочетать и первое, и второе. Это зависит от множества факторов, включая культурный капитал и характер отношений в данной организации или в данной среде.

Но при этом, с кем бы ни взаимодействовала женщина в социальных процессах или в личной жизни, всегда будут темы, которые ей проще, удобнее, безопаснее обсуждать в кругу других женщин.

— Один из аргументов сторонников гендерных квот — важность позитивных примеров. Об этом говорят, например, авторы немецкого законопроекта о гендерных квотах: чтобы изменить ситуацию с гендерным балансом, нужны ролевые модели. Вы согласны?

Реклама на Forbes

— Говоря о ФРГ, я бы согласилась, что ролевая модель важна. А в наших условиях — не уверена, что ей не устроят обструкцию за то, что у нее, например, нет детей. Или за то, что она лечилась от депрессии. Или еще за что-нибудь. Я помню рассказ Галины Старовойтовой о том, как она — давно еще — шла к трибуне и услышала, как кто-то сказал: «Посмотрите, какие у нее ноги кривые». Она-то женщина сильная, ее это не слишком взволновало, но сам факт симптоматичен. Беспроблемных биографий не бывает, любого человека можно в чем-нибудь да упрекнуть, но в женщине-лидере недостатки будут выискивать.

С другой стороны, в России мне пока сложно представить женщину, которая, добившись успеха, скажет: да, мне важна именно карьера, я многого добилась и этим горжусь, а все остальное не важно. Скорее всего, она не забудет перечислить всех, кто ей помогал — что может быть правдой, но смещает фокус с ее собственной агентности на агентность ее окружения. Или другой вариант — женщина рассказывает, как много успевает: и работать, и детей растить, и пироги печь, и за собой следить. Казалось бы, какое отношение дети и пироги имеют к карьере? Но в патриархальном обществе для того, чтобы получить «право на карьеру», надо доказать свою «женскую состоятельность», слабость, готовность к самопожертвованию. А отсюда недалеко и до позиции «жертвы», хотя это и противоположный полюс. Ее потом могут использовать в качестве аргумента харассеры, говоря, что женщина «сама напросилась».

— Звучит довольно мрачно. Есть ли шанс на перемены?

— Есть, и я вижу их последние пару лет. Я вижу все больше и больше женщин и, кстати, мужчин, которые серьезно интересуются фем-повесткой и относятся к этому не как к каким-то шуточкам. Вижу усиление общественной рефлексии — она шла последние лет 20, но раньше была как бы загнана в гетто довольно узкого культурно-академического круга. Вижу, как меняются стереотипы и нормы поведения.

«Женщин вообще» не существует — есть женщины разных классов, разного возраста, разных этнических групп

Правда, все это происходит в цифровой реальности, то есть внутри интернета. Здесь очень просто устанавливать социальные связи. А в это время в материальной реальности, где находятся наши тела, напротив, сильна консервативная, патриархальная политика.

Реклама на Forbes

«Насилие становится политически все менее выгодным»: Екатерина Шульман — о женщинах в политике, на митингах и в Госдуме

— В материальной реальности сейчас пандемия, и симптоматично, что больнее всего она ударила по женщинам.

— Это так. И одновременно — я и мои коллеги не успеваем выступать на всевозможных площадках, где нас просят рассказать про гендер, феминизм и так далее. Спрос на эту тему растет, и это, конечно, повышает общественную рефлексию. Это важнейшее условие перемен. Другое условие — ресурсы, и с ними хуже, хотя общаться в интернете можно с минимумом ресурсов.

Говоря о гендерном разнообразии, важно помнить, что женщины очень разные. «Женщин вообще» не существует — есть женщины разных классов, разного возраста, разных этнических групп. Есть женщины-мигранты и женщины-беженцы. Есть женщины с разной сексуальностью. Очень многим из них не хватает трибун, но как только их голоса начинают звучать, это пространство рефлексии становится разнообразным. Появляются новые исследования, меняется картина мира.

Помните, я говорила про советское наследие? При всех недостатках нашего образования у нас оно массовое и достаточно качественное. Образование — очень важная вещь для социальных сдвигов. И этот ресурс у нас есть. Так что есть и шанс на перемены.

Реклама на Forbes

25 лучших компаний для женской карьеры. Рейтинг Forbes Woman

25 фото

Почему мужчины называют женщин бабами

Друг назвал словом баба молодую девушку и я задумалась. Почему баба? На самом тонкоинтуитивном уровне ощущаю, что под словом БАБА подразумевается пренебрежение к противоположному полу. В моём понимании баба это создание женского пола, которое и в горящую избу войдёт и коня на скаку остановит. Хм. Почему такая реакция? И можно ли слово баба считать грубостью в отношении к представительницам нежного пола?

Я полезла в дебри истории. Особо интересно было почитать четкое статусное разделение женщин у славян. Молодых девушек называли всегда «девицами» или «девками». Девки могли не плести косы, распускать волосы и ходить с непокрытой головой. После замужества статус девушки повышался. Теперь ей полагалось прикрывать волосы и хранить для мужа красоту. После рождения ребёнка статус женщины снова повышался и теперь она Мать – хранительница рода. Молодых матерей называли молодухами или бабами, в зависимости от пола малыша. Родила мальчика — значит молодуха. А если девочку – значит баба. Значение в те времена кардинально отличалось от теперешнего. Частица «ба» имела значение «быть», «существовать», «быть здесь и сейчас», буквально «жить». Еще одно значение слова «ба» (более древнее) – «врата жизни». «Обабилась» — стала вратами для новой жизни. Баба это женщина, дарующая жизнь еще одной женщине, которая в будущем тоже подарит жизнь еще одному человеку.

Если современной девушке сказать: «Да ты обабилась, подруга!».. Ммм… думаю подруги у меня после этого уже не будет))
Словарь Даля вещает следующее: БАБА — замужняя женщина низших сословий.
Вообще слово БАБА очень богатое на значения. Для детей БАБА это любимая бабушка с вкусными пирогами и парным молоком.  Данным словом называли баб из снега или языческое божество из камня. Бабой даже могут называть трусливого мужчину со слабым характером. Также называли в старину повитух и даже бесплодных пчелиных маток. Есть версия, что с тюркского языка «баба» — это предок мужского пола. Позже бабами стали называть женщин, уподобляющимся мужикам – неряшливых и некультурных.

Но вернёмся к началу. Что сподвигает мужчину говорить на женщину (не бабушку) баба? Я решила сделать опрос среди друзей. Так сказать современное видение ситуации. И как оказалось в основном слово БАБА именно мужчинами воспринимается негативно. В то же время не исключаю, что за глаза (не в глаза женщине) они в разговоре это слово всё же используют. Как сказал один опрошенный: «Лично я, когда на работе среди мужиков чтобы не говорить длинное слово «женщина», говорю просто баба». Принимается 🙂 Большинство высказались, что это грубость, невоспитанность, желание принизить женщину, сделать её некрасивой и старой. Были и другие ответы. Один человек сказал, что это не оскорбление, так как мужчина – мужик, а женщина – баба. Ещё пара опрошенных склонны НЕ считать это грубостью, но своих женщин так называть НЕ РИСКУЮТ. Одна подруга ответила, что это чистое хамство (!!!), а вторая на мой вопрос написала коротко: «Исторический рефлекс».

Вывод
Итак, почему баба? Потому, что так они это видят.
Пока собирала информацию, опрашивала и искала ответ, даже не заметила, как слово баба перестала воспринимать как грубость. Я посмотрела на всё с другого ракурса, с ракурса мужского. Такие они (мужчины) разные. Такое их понимание противоположного пола. И то, что они вкладывают в слова, которыми называют женщин, на самом деле не всегда нужно воспринимать как вызов. Слово Баба — это далеко не всегда грубость. Смотря из каких уст вылетает: из уст огрубелого мужлана, интеллектуального солидного мужчины или ребёнка. Важнее другое. Каким бы ни был возраст, вес и рост этой самой бабы, главное чтобы она всегда оставалась неповторимой и самой обворожительной, настоящей женщиной!

Что значит, когда мы называем женщин девушками? ‹Literary Hub

Как преданный противник — тот, чьи несколько попыток погоня за трендами завершились неудачей в стиле барокко, в стиле Хитрого Койота — мало что заставляет меня чувствовать себя более чужим в собственной шкуре, чем обнаружение себя случайным аватаром культурной причуды . То есть я не совсем фанат духа времени. И все же кажется, что я написала книгу с «девушкой» в названии. Первый приз: Бесплатная поездка на подножке, нравится вам это или нет.

Обращение к «девичьей» тенденции само по себе стало своего рода тенденцией, но часто в этих статьях отсутствует значимое различие между двумя типами «женских» книг: те, чьи сюжеты вращаются вокруг реальных несовершеннолетних девочек, и те, чьи названия описывают взрослых женщин. .Объединение этих двух значений имеет смысл, если вам интересно, как girl y на рынке появился (ответ: очень), но — как может подтвердить любая женщина тридцати с небольшим лет, которую благонамеренный официант или ретроградный работодатель назвал «девушкой» — это слово вызывает разные коннотации у тех из нас, кто достаточно взрослый, чтобы голосовать.

О чем мы говорим, когда говорим о взрослых девочках рассказов: почти всегда Девочек , раненые женщины на тропе войны. Но это всего лишь одна из разновидностей культурного момента, который пронизывает жанры и носители, рассказы о девушках, написанные женщинами и о них.Только за последние несколько лет мы выросли девочек-рокеров ( Girl in a Band , Rat Girl, Violence Girl, Hunger Makes Me a Modern Girl ), девушек-ученых ( Lab Girl, The Girls of Atomic City, Rise of the Rocket Girls ), девушек времен Второй мировой войны ( Lilac Girls) , балеток ( Girl Through Glass ) и девушек-журналистов ( Good Girls Revolt) , не говоря уже обо всех взрослых девушках, которые изо всех сил пытаются найти себя на экране, 2 Broke Girls, New Girl, Supergirl, и, конечно же, Girls. Есть Справочник хороших девочек по сексу , Справочник современных девушек по изучению Библии, есть Девочек в белых платьях и 13 способов смотреть на толстую девушку, и, благодаря Эми Шумер, скоро появится быть Девушка с татуировкой на пояснице. Кажется, есть девушек почти для всех женщин. Думаю, стоит спросить, почему.

* * * *

Пример использования: Кэтлин Ханна

В 1992 году Кэтлин Ханна была праведно разъяренной 23-летней девушкой, выступавшей в женской панк-группе.Она хотела сделать еще что-то в ответ на женоненавистничество в ее панк-сообществе и за его пределами. Что-то радикальное. Так родился Riot Grrrl.

The Riot Grrrls изобрели современное использование понятия «женская сила». Riot Grrrl — политическое движение подростков и молодых женщин, работающее в условиях добровольного отключения средств массовой информации, — теперь (ошибочно) вспоминают как музыкальную причуду, подпитываемую эстрогенами. Но музыка была лишь средством для достижения цели: «сейчас революционный женский стиль».

В течение нескольких лет «девичья сила» была захвачена Spice Girls, что стало гармонией с предвестниками помадного феминизма.Вниз с Backlash, вверх (снова) с Sex and the Single Girl . И все же «девичья сила» несет в себе революционные корни. «Я чувствовала себя бессильной не потому, что была слабой, — пишет Сара Маркус в Girls to the Front , своей истории Riot Grrrls, — а потому, что я жила в обществе, которое лишало девушек власти». Слово стало оружием, которым нужно дать отпор.

* * * *

Конечно, бывают обстоятельства, при которых «девушка» кажется явно уничижительной (напр.g., называя Хиллари Клинтон девушкой) или откровенно смешной (например, Хиллари называет себя девушкой). Совершенно ненаучный опрос моих подруг-женщин с карточками показывает, что они считают термин приемлемым — если не всегда точным — когда они применяют его к себе, но недопустимым, исходящим от мужчины. «Меня раздражает, когда это используется как способ принизить женщин за проявление их женственности или когда мужчина — особенно пожилой мужчина — использует это», — говорит М.. «На самом деле я чувствую то же самое к« дамам ». Я никогда не слышал, чтобы это использовалось таким образом, чтобы это каким-то образом не означало, что мы являемся шабашем шабаша, идущим за их яичками.”

В свои двадцать лет С. регулярно называла себя девушкой, но она больше не считает, что этот термин применим. «Год, когда мне исполнилось тридцать, тоже оказался годом, когда я родила. Так что я думаю, что это, вероятно, тоже как-то связано с переходом: ты не можешь быть девушкой, если ты мать девушки ».

Если есть тематическое послание, закодированное в «девичьих» рассказах, я думаю, это его ключ: переход от девичества к женственности, от того, чтобы быть кем-то, чтобы быть чьей-то женой, чьей-то матерью. Девушка настраивает нас на то, что может быть получено и потеряно в процессе трансформации, и повышает вероятность возврата. Называться «просто девушкой» может быть унижением, но называть себя «все еще девушкой» может быть расширением прав и возможностей, предъявляющим претензии на неограниченные свободы молодости. Как любит напоминать Глория Стайнем, женщины теряют власть с возрастом. Настойчивость девичества может стать боевым кличем.

* * * *

Пример использования: Ханна Хорват

Если вы не ненавидите Ханну Хорват, вы знаете кого-то, кто ненавидит.Эгоцентричный, эгоцентричный, финансово и сексуально безрассудный, агрессивно ответственный ни перед кем, кроме себя, главный герой Girls — по крайней мере, для голосового сегмента интернет-комментаторов — женское «прелюбодеяние» доведено до крайности кошмара. (Акцент на женщинах; мы любим неблагополучных мальчиков из девочек ). Честно говоря, девочки — дисфункциональные нарциссы, чьи попытки выдать себя за взрослых женщин — через романтические обязательства, заботу о детях, профессиональный рост — неизбежно проваливаются, иногда с массовыми жертвами.Признание предвзятости: я люблю их всех. Я люблю Ханну больше всего.

Джадд Апатоу прославился как святой-покровитель заблудших мальчиков-переростков, и теперь он использует это, чтобы помочь таким женщинам, как Лена Данэм, создать своих женщин-Питеров Пэнс. Поразительно, но публика предпочитает, чтобы их очаровательные клубы выглядели как Сет Роген; шлабби женщины — совсем другая история. Особенно малодушные женщины, которые много занимаются сексом и не проявляют склонности заботиться ни о ком, кроме себя.

В пилотном эпизоде ​​родители Ханны финансово отрезали ее, и этот момент часто использовался как свидетельство ребячливости персонажа.Это наоборот, катализатор для сериала о том, как жить как взрослым , не теряя при этом лучших частей себя. Именно эта настойчивость на последнем — по общему признанию, иногда в ущерб этикету или элементарной человеческой порядочности — определяет название шоу. Девочки не Девочки просто потому, что они незрелые, а потому, что они все еще ходят вопросительными знаками. Как говорит Ханна в пилотной серии, они все еще заняты, пытаясь стать теми, кто они есть.

* * * *

Вот как Луи С.К. проводит различие между девушкой и женщиной:

[22-летние девушки] могут сказать: мне 22 года, я полностью женщина … Не для меня, извините.Для меня ты не женщина, пока у тебя не будет пары детей, и твоя жизнь будет в унитазе … когда ты становишься женщиной, люди выходят из твоего влагалища и наступают на твои мечты.

Если легко увидеть, как ярлык «девочка» прикрепляется к незадействованным миллениалам, то менее очевидно, как он применяется к женщинам, прочно укоренившимся во взрослой фазе жизни. Но это имеет смысл, если мы прочитаем рассказы о «девушках» как корректирующие порог Луи С.К., «девушки» — как женщины, которые не позволят такой мелочи, как выходящие из влагалища люди, разрушить их мечты.

Все одинокие дамы , недавний взгляд журналиста Ребекки Трейстер на возвышение одиноких женщин, начинается с ее детского убеждения в том, что брачный сюжет — не столько сказка, сколько шекспировская трагедия. «Это должно было быть романтичным, но это было мрачно», — пишет она о брачных траекториях своих литературных героев в девичестве. «Пути, которые когда-то были широкими и усеянными непослушными друзьями, сестрами-заговорщиками и злонамеренными кузенами, царапинами, приключениями, надеждами и страстями, теперь сузились и теперь, казалось, ведут только к уходу за скучными мужьями и воспитанию безвкусных детей, ради которых рассказы будут перевернуты.”

девушка книг, заполняющих полку документальной литературы, написаны женщинами и о женщинах, которые настаивают на том, чтобы придерживаться этого широкого пути, женщинах, которые отказывают Джо Марчу от участия в вспомогательной роли в своей собственной жизни: девичество как состояние души.

Это слово особенно часто применяется к женщинам в музыке и науке — не как приуменьшение их достижений, а как их трофей. Девушка в группе, Лаборатория, Голод делает меня современной девушкой, Восстание девушек-ракетчиков: это женщины, которые последовали за своими девичьими страстями в области, где доминировали мужчины, и победили.В их рассказах говорится о ниспровержении гендерных ожиданий, преодолении барьеров и — по крайней мере, на странице — о приоритете работы и искусства над ролью домашней прислуги.

В Girl in a Band, Ким Гордон делает краткую паузу в своем рассказе о возвышении Sonic Youth, чтобы отметить рождение дочери: «Да, она изменила нашу жизнь, и никто не важнее для меня. Но группа продолжала играть ». Гордон провела первую половину своей карьеры, отвечая на неизбежный вопрос журналистов о том, каково быть девушкой в ​​группе; в момент, когда она родила, они вместо этого хотели знать: «Каково быть рок-н-ролльной мамой?» Ее дочь могла бы быть самым важным в ее жизни, но она почти не имеет отношения к этой истории, которая повествует о музыке, амбициях и необходимости творить.Гордон пишет о своих трудностях с выражением своего истинного «я», которые облегчаются только искусством: «Для меня страница, галерея и сцена стали единственными местами, где мои эмоции могли быть выражены … Искусство и практика создания искусства были единственными пространство, которое принадлежало только мне «.

* * * *

Пример использования: Рэйчел Уотсон

Девушка в поезде в беспорядке. Безработная бывшая жена-алкоголичка, которая не может представить себя ни в какой другой роли, кроме презираемой женщины. Она разгадывает главную загадку «Девушка в поезде» только благодаря патетической одержимости своим прелюбодейным бывшим мужем, его новой женой и ребенком.Я не буду раскрывать изюминки книги, но достаточно сказать, что мужья и младенцы этой книги не преуспевают.

В романе Полы Хокинс рассказывается о триумвирате женщин: утопающей в потере мужа и неспособности выносить ребенка. Тот, кто упорно игнорирует потерю ребенка, разрушает свой брак в процессе. И тот, кто безупречно исполняет обязанности жены и матери, вопреки личному желанию, обречен заплатить высокую цену. Это роман о разрушительном влиянии домашнего хозяйства, но также и о невыносимой пустоте, оставшейся после него.Рэйчел — это оборотная сторона свободы, жена, стёртая браком. Когда она больше не , жена , она вообще никто. Как и девушки из Girls, она отключена, но не по собственному желанию. Она девушка в поезде, потому что все woman в ней было удалено.

Ее мрачная самооценка: «Я проиграла, и я пил, и я пил, и я проиграла. Мне нравилась моя работа, но у меня не было блестящей карьеры, и даже если бы и была, давайте будем честными: женщин по-прежнему ценят только по двум вещам — за их внешность и за роль матери.Я некрасивая, и у меня не может быть детей, так что это меня делает? Бесполезно ».

* * * *

Еще один крупица мудрости, любезно предоставленная Луи CK:

Есть разница между девушками и женщинами, и дело не в возрасте. Не зря его называют Girls Gone Wild . Вы заметили, что не существует Women Gone Wild , потому что никто не стал бы покупать DVD Wild Women . Потому что, когда девушки сходят с ума, они показывают людям свои сиськи. Когда женщины сходят с ума, они убивают мужчин и топят своих детей в ванне.Вот что делают дикие женщины.

Размышления Луи о том, что делают дикие женщины, поразительно близко подходят к описанию поджанра домашних триллеров, Gone Girl girls . Обращаясь к тенденции в The Guardian , а затем NPR, Меган Эбботт задала вопрос, сколько общего в этих романах, помимо их названий, но допустила, что книги Хокинса и Джиллиан Флинн «имеют дело с опасностями сегодняшнего дня женщины». разваливающихся браков, амбивалентности материнства, сложностей взаимоотношений между женщинами.”

Она права, называя «эмоциональное насилие» семейной жизни связующим звеном. Я бы сказал, что связь идет еще глубже — эти книги борются с стиранием «я» отождествлением «жены» и «матери». Их главные герои ведут двойную жизнь, постоянно расширяющийся разрыв между женщиной, которую они представляют миру, и девушкой, скрывающейся внутри. Несмотря на то, что это домашние триллеры о браке и материнстве, книги girl обычно не изображают семейную жизнь — вместо этого они отслеживают различные побеги из нее.Это женщины в бегстве или изгнании, лишенные атрибутов женственности.

The Luckiest Girl Alive отчаянно пытается превратиться в идеальную жену, но победа требует бегства от супружеских ожиданий. (Немного спойлера; роман начинается с ее фантазии о том, как убить своего жениха.) Все девушки в поезде воображают себя выходящими замуж или выходящими из него; для них девичество функционирует одновременно как ад и спасение, патология и убежище, рана и оружие.

Тогда есть удивительная Эми. Дерзкая жена-чудовище Джиллиан Флинн — это подвиг двойного стирания: внутреннюю девушку сначала пожирает «крутая девушка» — сконструированная идентичность, полностью служащая мужскому желанию, — а затем, когда ее брак сворачивается, сконструированная личность стирается настоящей Эми. Когда Ник решает, что ему больше нравится фальшивая версия — «Крутая девушка, которая по сути является девушкой, которая любит все, что ему чертовски нравится, и никогда не жалуется», — настоящая Эми похищает этот симулякр идеальной жены, стирая ее с лица Ника. жизнь и наша страница. Gone Girl включает в себя множество ушедших девушек, его главный герой — палимпсест личностей, каждая из которых делает все возможное, чтобы стереть те, что были раньше. Никто из них не заинтересован в том, чтобы быть стертым человеком, тем более его отродьем. Конечная беременность функционирует как тюрьма, чтобы заманить в ловушку и Эми, и мужчину, от которого она сбежала, — окончательная сдача внутреннего мальчика и внутренней девочки пожизненному заключению мужа и жены.

* * * *

Пример: Робин Вассерман

Я, с одной стороны, женщина лет тридцати, финансово независимая, со страховкой от болезней, ежегодными взносами в IRA и, по-видимому, со случайной морщинкой, которую я не замечаю.Я, с другой стороны, женщина без мужа, без детей и — поскольку я по глупости живу в Нью-Йорке — без собственности. Я провожу дни придумывая рассказы, моя карьера — это безжалостная игра, в которую надо притвориться. У меня нет ни работодателя, ни офиса, технически мне не нужно переодеваться в пижаму. Друзья борются за свою жизнь между приготовлением пищи, уборкой, вытиранием детской рвоты и обсуждением с супругами разделения труда на приготовление пищи, уборку и мытье полов; платят по ипотеке; они беспокоятся о сантехнике и мраморных щитках.(Они знают, что такое фартук.) Я смотрю повторы Gossip Girl , хожу на свидания и до сих пор называю свою мать своим контактным лицом в экстренных случаях.

Итак, вы можете понять мой личный интерес к вопросу о том, что считается взрослой женщиной и что значит быть взрослой женщиной, не имеющей такой квалификации. Что значит быть женщиной; что значит быть девушкой; наступит ли возраст, когда мы перестанем быть обоими.

* * * *

Представьте, если бы все Ушедшие девушки решили, что бегство, обвинение или убийство мужчин в их жизни не стоит усилий.Представьте, если бы вместо этого они выжидали. Ждали, пока вырастут их дети; ждали смерти своих мужей. Выносили обязательства женственности до тех пор, пока эти обязательства не закончились, и их внутренняя девушка не смогла вернуться с удвоенной силой. Представьте, как это могло бы выглядеть.

Я полагаю, что это могло бы быть очень похоже на дом во Флориде с верандой и достаточным запасом чизкейков, где жили четыре женщины, вернувшиеся во времена восходящей женской дружбы и необузданной сексуальности, никому не обязанные, кроме себя, обязанные только стремление к собственному счастью.Это могло бы выглядеть как Golden Girls , домашний кошмар, который с течением времени и мелодичной музыкальной темой превратился в сон.

Это шоу, которое я впервые посмотрела с бабушкой, ее одинокая квартира напоминает о том, что вдовство — это не билет в один конец в землю обетованную. Но это только усилило чудо Golden Girls — какой триумф стареющей женской сексуальности и власти, какой запоздалый, но захватывающий поворот сюжет о браке. На протяжении всего сериала девочек посещал постоянный поток самоуверенных бывших мужей и взрослых детей, призраков прошлых обязательств.Один за другим их отправляли упаковывать. Всегда нежно, с любовью; всегда твердо, с напоминанием о том, что требования жены и матери уже не определяют порядок вещей.

Я раздражаюсь на девушку так же сильно, как и на следующую женщину, когда я чувствую суждение в этом, значение того, что я не соответствую. И идеалист во мне возмущается моей собственной теорией о семантике девичества — считает, что если эволюция от девочки к женщине подразумевает стирание себя, то должны измениться наши ожидания взрослой женщины, а не наша терминология.То, что мы должны вернуть женщина , признать на языке то, что мы спорим с манифестами: что женщина может быть его собственным освобожденным, эгоистичным состоянием ума. Но прагматик во мне рад, что тем временем у нас есть слово girl , чтобы напомнить нам. Рад, что эти персонажи существуют, девушки по имени и духу, что мы переживаем культурный момент, в котором доминируют женщины всех возрастов, которые все еще и всегда заняты, пытаясь стать такими, какие они есть.

Женские проблемы: дебаты по поводу «женщины» как прилагательного

Некоторое время назад Кори Букер, сенатор от Нью-Джерси и кандидат в президенты 2020 года, вызвал шквал в Твиттере, когда сказал, что, если он выиграет выдвижение от Демократической партии, у него «будет женщина-напарник.Букер, стремясь снискать расположение женщин, в конечном итоге оттолкнул грамматическое лобби. Сторонники старой школы грамматики настаивают на том, что «женщина» — это существительное и что неправильно использовать существительное в качестве прилагательного, если в языке уже есть совершенно хорошее прилагательное в слове «женщина». Традиционалисты утверждают, что Букер должен был сказать «женщину на посту кандидата». С грамматической точки зрения контраргумент состоит в том, что существительные все время трансформируются в прилагательные: «слуга» — это слуга-мужчина; «осеннее равноденствие» звучит лучше, чем «осеннее равноденствие».С феминистской точки зрения контраргумент состоит в том, что «женский» имеет биологический подтекст и слишком узко фокусируется на репродуктивной системе. Вы бы никогда не назвали Кори Букера «кандидатом-мужчиной», хотя и не назвали бы его «кандидатом-мужчиной». Учитывая, что мужчины всегда правили страной, это было бы не только неуместно, но и излишне.

Ранее в этом году, на ежегодной конференции Американского общества редакторов-копировщиков, или ACES (которое приняло новое название, Общество редактирования, пока я не смотрел), я посетил группу по «навигации по гендерному языку. и избегая бессознательной предвзятости.Д. Аннер Митчелл, редактор, цитируя таблицу из Центра письма Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл, предложил несколько предложений относительно нейтральных в гендерном отношении терминов: первокурсника можно назвать «студентом первого курса»; Вместо «обычного человека» мы можем легко заменить «обычного человека». Когда термин сопротивляется гендерно-нейтральному варианту, Митчелл советует конкретизировать: вместо того, чтобы писать о «рыбаке», говорите о «креветках» или «нахлыстах». Новая Зеландия, которую я недавно посетил на фестивале писателей в Окленде, находится в авангарде в этом вопросе.В ресторане на набережной я заметил меню, в котором говорилось, что все морепродукты были куплены свежими у местных «рыбаков». Кроме того, в 2017 году новозеландцы избрали женщину, Джасинду Ардерн, на должность премьер-министра, так что, похоже, они вышли за рамки политики грамматики.

На ACES одна из участниц дискуссии, Кэт Джерчич, из Rewire.News, недвусмысленно отнеслась к слову «женщина», а не к «женщине» как прилагательному. Некоторых женщин раздражает то, что их называют женщинами, потому что это слово упаковывает их как тела.Согласно Книге Бытия, «мужчину и женщину сотворил их обоих», подразумевая, что мужчины и женщины — люди и другие животные — собираются вместе и производят потомство. Джеркич подтвердила свою точку зрения, изменив терминологию: «Вы не станете говорить о женщине-ламантине», — сказала она со смехом. Женщина — человек; Самка может быть морской коровой (хотя в этом нет ничего плохого). Кори Стэмпер, лексикограф и автор книги «Слово за словом», соглашается с тем, что «женщина нюхает биолабораторию». Ее презентация на ACES обращалась к определенным глаголам и ассоциациям, которые выросли вокруг них: женщины скулят, мужчины жалуются; женщины ворчат, мужчины напоминают; женщины рыдают, мужчины.. . ну, очевидно, «у мужчин нет эмоций», — сказал Стэмпер. Сессия приобрела глубоко политический характер. Джеркич указал, что, цитируя статистику, журналисты должны проявлять деликатность: фраза «женщины, желающие сделать аборт» неадекватна, поскольку не учитывает транс-мужчин и небинарных людей, которые могут захотеть прервать нежелательную беременность. Лучше использовать «отдельных лиц».

В Новой Зеландии без колебаний используют слово «женщина». Вывески общественных туалетов там (и в Австралии) без смущения гласили: «Женский туалет» и «Мужской туалет.«Некоторые любители волос будут утверждать, что туалет — это просто унитаз, независимо от пола, который им пользуется; сам фарфор не имеет характеристик, которые позволяли бы идентифицировать его как мужское или женское. Многих американцев, в том числе и меня, ярлыки «мужской» и «женский» оттолкнут меньше, чем использование «туалета». В этом журнале на протяжении десятилетий это слово считалось вульгарным, и я, кажется, усвоил это суждение. Однажды, много лет назад, я обнаружил, что это мучительно, когда моя мать, просидевшая на концерте моей певческой группы, потом с некоторой настойчивостью сказала мне: «Мэри, а где туалет?» (Я надеялся, что она прокомментирует музыку.) Я предпочитаю «ванную», или «комнату отдыха», или «дамскую комнату» в немного ретро-стиле, но четко очерчиваю «комнату для маленьких девочек». Полагаю, я мог бы прибегнуть к «уборной» — слову, которое предпочитает моя воспитательница в детском саду, латинском эвфемизме, который, по крайней мере, нейтрален в гендерном отношении. Также безобидно «W.C.» или «туалет», который можно найти по всей Европе. Но дверь в W.C. часто имеет знак брюк или юбки — знаки, которые я считаю грубыми и устаревшими. Когда вы в последний раз видели кого-нибудь, мужчину, женщину или небинарного человека, в юбке А-силуэта?

Раньше я разделял отвращение Джерчича к «женщине», но мужские и женские туалеты Новой Зеландии и Австралии заставили меня вспомнить, что эти обозначения охватывают не только репродуктивную биологию.Есть и другие отличия, которые отмечают человеческое животное: оперение, чувствительность, голосовой аппарат. Какой бы термин мы ни предпочли, мы должны уважать эти различия, а не подавлять их. По адресу ACES , когда закончился сеанс гендерно-нейтрального языка и люди бросились в уборные, у двери выстроилась длинная очередь с надписью « WOMEN ». Некоторые вещи никогда не меняются.


More Comma Queen

Как быть инклюзивным и грамматически правильным: руководство для журналистов по гендерным вопросам

16 июня 2019

Страна: весь мир

Автор: Михаил Яковлев

На прошлой неделе я наткнулся на рассылку в Buzzfeed, в которой объяснялось, почему вы должны перестать называть женщин «женщинами».Опубликованный еще в 2014 году, он дает шесть простых причин для этого:

  1. «Женский» относится к полу любого вида, а «женщина» относится к человеческим женщинам;
  2. Ограничение женщин до их репродуктивных способностей дегуманизирует и исключает женщин, не способных к воспроизводству, трансгендерных и гендерно неконформных людей;
  3. Называть мужчин «мужчинами» не принято;
  4. «Женский» часто используется в уничижительном смысле — чтобы оскорбить или унизить;
  5. «Женский» — прилагательное.«Когда вы используете слово« женский »как существительное, подлежащее, о котором вы говорите, стирается»;
  6. Слово, которое вы ищете, когда говорите «женщина», существует. Это «женщина».

Сегодня 2014 год кажется далекой историей. С тех пор многое изменилось. Обаму заменил апельсин. Китайские и чеченские власти концентрируют «нежелательных» граждан в лагерях в промышленных масштабах. Референдум по Brexit действительно состоялся. Япония возобновила коммерческий китобойный промысел, хотя климатическая катастрофа не показывает никаких признаков исчезновения.Список можно продолжать и продолжать, но не все случившееся было плохими новостями. Во-первых, движение #metoo ускорило позитивные изменения и повысило внимание к правам женщин в некоторых странах по всему миру. Возможно, как и любое глобальное движение за права, это вызвало негативную реакцию во многих других местах. Что еще более тревожно, так это то, что значительная часть этого прогресса для цис-женщин по-прежнему трансфобна и исключает небинарных людей. Как не устают повторять трансгендерные люди, такой дискурс исключения имеет болезненные последствия в реальной жизни.

Во время месяца прайда это должно быть более заметным.

Недавно я написал статью об этой проблеме в отношении британских СМИ. Теперь мне интересно — как журналисты могут остановить этот порочный круг? Как мы можем писать о гендерном равенстве таким образом, чтобы из включали транс, небинарных и гендерно гомосексуальных людей, оставаясь при этом грамматически правильными?

Женщина. Womyn. … Womxn?

Приведенная выше статья Buzzfeed, кажется, проясняет одну вещь — единственное существительное, которое вы должны когда-либо использовать для описания людей, представляющих женщин в целом, — это «женщина / женщины».

Но некоторые радикальные феминистки уже давно выступают за использование слов «womyn» или «wombyn», чтобы «убрать член» из «woMAN». Хотя эти слова не являются трансфобными по своей сути, они часто используются для исключения транс-женщин и небинарных людей. Как отмечает Луна Мербруджа, американский писатель, активистка и транс-женщина, слово «womyn» часто используется для описания женщин, рожденных женщинами. Более конкретно, «WOMByn» означает «женщину с маткой». Мербруя добавляет,

«Этот гипер-фокус на матке заставляет многих транс- и цис-женщин чувствовать себя некомфортно… Женщина вынуждена верить, что ее жизненный долг — рожать детей мужчине — в том же духе, что и транс-женщина, которая не может родить ребенка. не настоящая женщина.”

Более инклюзивная альтернатива — это более новая «womxn». Лично я предпочитаю это. Но womxn еще не получил широкого признания и, возможно, на данный момент не является грамматически правильным в самом строгом смысле этого слова. Это контрастирует с «womyn», которое уже вошло в Merriam-Webster.

Женщина как прилагательное

Когда дело доходит до прилагательных, все становится еще сложнее. Использование слова «женщина» в качестве прилагательного, например «женщина-врач», грамматически правильно.Но это включительно ?

Прежде всего, вы всегда должны подумать, нужно ли в первую очередь указывать пол человека. Миньон Фоггарти — создательница Grammar Girl, включенной Writers Digest в их руководство 101 Лучшие сайты для писателей , — утверждает, что во многих случаях это просто неуместно.

«Иногда указывать на пол людей — это сексизм, потому что это означает, что они не в своей роли.Например, утверждение, что кто-то является медсестрой или женщиной-врачом, ошибочно подразумевает, что для мужчин настолько необычно быть медсестрами, а для женщин — врачами, что вы должны придавать этому большое значение «.

Конечно, в остальных случаях стоит упомянуть пол. Например, Йоханна Сигурдардоттир вошла в историю, став первой женщиной-премьер-министром Исландии и первым в мире открыто лесбийским главой правительства в 2009 году. Было важно, чтобы газеты всего мира не скрывали эти аспекты ее личности в своих отчетах, чтобы выделить различные виды дискриминации, с которыми сталкиваются женщины и лесбиянки во всем мире.

В этих случаях следует использовать «женщина» или «женщина»? Лично я считаю, что «женский» — это не только старомодно, но и сводит женщин к их репродуктивной способности в контексте, где это практически не играет никакой роли. Таким образом, использование прилагательного «женщина» для описания женщин может рассматриваться как исключающее транс-женщин, потому что это приводит к определенному слиянию «вагины с женственностью». Кроме того, согласно науке, существует гораздо больше биологических полов, чем два. Таким образом, использование женщины в качестве прилагательного, описывающего всех женщин, может быть биологически неточным, даже если мы хотим сохранить различие между «полом» и «гендером».

Однако с грамматической точки зрения все менее ясно. Миньон Форгарти подчеркивает, что единого мнения ученых по этому вопросу нет. Проверив четыре разных словаря, она обнаружила, что в двух говорится, что слово «женщина» может использоваться как прилагательное, в другом — что это прилагательное существительное, а в последнем — что это просто существительное. Она приходит к выводу, что использование прилагательного «женщина» в лучшем случае сомнительно, и его следует избегать в пользу слова «женщина».

«Если по какой-то причине слово женщина вызывает у вас дискомфорт, вы можете использовать женщина как существительное, говоря, что она первая женщина, которая будет выдвигаться от партии в президенты.”

И наоборот, царь грамматики нью-йоркца Мэри Норрис справедливо указывает на то, что мы уже используем существительные как прилагательные.

«существительные все время трансформируются в прилагательные:« слуга »- это слуга мужского пола; «осеннее равноденствие» звучит лучше, чем «осеннее равноденствие». Контраргумент с феминистской точки зрения состоит в том, что «женский» имеет биологический оттенок и слишком узко фокусируется на репродуктивной системе. Вы бы никогда не назвали Кори Букера «кандидатом-мужчиной», но и не назвали бы его «кандидатом-мужчиной».Учитывая, что мужчины всегда правили страной, это было бы не только неуместно, но и излишне ».

В том-то и дело. Английский, как и все языки, отражает общество, которое его создало. Язык — это не статичная вещь. Его правила и условности меняются во времени и месте.

В настоящее время существует как минимум две гегемонистские версии английского языка — британский и североамериканский. К сожалению, оба они построены вокруг цис-гендерного гетеросексуального белого англо-мужчины и, в меньшей степени, женщины.Таким образом, «английская грамматика» исторически использовалась как инструмент расистско-колониального угнетения меньшинств на Западе, таких как афроамериканцы в США, а также в самих колонизированных обществах. Это наследие живет во многих постколониальных странах, где «правильная» грамматика и произношение английского языка считаются показателями интеллекта.

Как подчеркивает Рей Чоу, автор книги Not Like a Native Speaker , нам нужно научиться говорить и слушать « на языках », если мы хотим сделать языки, на которых мы говорим, более разнообразными и инклюзивными.Лично я более чем счастлив пожертвовать произвольными правилами грамматики ради этой цели. Слушать, что члены транс-, небинарных и других маргинализованных сообществ рассказывают нам о местоимениях, прилагательных и существительных , затем , изменение того, как мы говорим и пишем соответственно, кажется очевидным местом для начала.

Чтобы узнать больше о гендерной инклюзивности в журналистике, щелкните здесь. Чтобы прочитать наш взгляд на фирменный стиль YouTube, нажмите здесь.

Почему женщин называют шлюхами, дамами и бабами?

Ринни спрашивает: Почему женщин иногда называют «шлюхами», «дамами» и «бабами»? Откуда взялись эти слова?

Происхождение слова «шлюха»

«Шлюха» изначально совсем не означало того, что означает сегодня.Например, в дневнике 1664 года Сэмюэл Пепис пишет:

.

«Наша маленькая девочка Сьюзен — восхитительная шлюха, и она очень радует нас, оказывая больше услуг, чем другие, и заслуживает более высокой заработной платы».

С современной точки зрения, эта дневниковая запись кажется вполне подходящей для мужчины, чтобы описать такую ​​девушку-служанку. Однако в то время, хотя этот термин начал приобретать более наводящий на размышления коннотацию «женщины с распущенными моральными принципами», он все еще широко использовался в первоначальном значении «грязная, грязная или неопрятная» женщина или девочка.Из-за этого оно часто использовалось в то время как имя кухонных горничных и служанок, о чем Пепис говорил в приведенной выше цитате.

Слово впервые появилось в английском языке с этим последним «неряшливым» определением примерно в 14 веке, а к 15 веку начало использоваться также для описания распутных женщин. Это также стало довольно распространенным термином для уродливой женщины, как в цитате 1715 года: «И она не была женщиной какой-либо красоты, но была мерзкой шлюхой».

В 19 веке в Англии слово «шлюха» все еще сохраняло свое первоначальное значение, даже если мусорные баки назывались «дырками для шлюх», что означает «дыра для мусора».Это можно увидеть в «Субботнем обозрении», вырезанном за 1862 год: «В Лондоне есть много дыр для шлюх, которые нужно разгребать».

Гораздо позже Хелен Филдинг в «Дневнике Бриджит Джонс» использовала слово «шлюха» в его первоначальном значении: «Проверяйте тарелки и столовые приборы на явные признаки распутного мытья посуды…», так что первоначальное значение все еще актуально, хотя и в гораздо меньшей степени. чаще используется в настоящее время, чем определение «беспорядочные связи».

Откуда взялось слово «шлюха», до конца не известно.Возможно, оно произошло от немецкого «schlutt», что означает «неряшливая женщина», или шведского «slata», что означает «праздная женщина».

Происхождение слова «Дама»

«Дама» возникло в английском языке примерно в 13 веке от старофранцузского «dame», что означает «жена / любовница», которое, в свою очередь, произошло от латинского «domina», что означает «хозяйка дома, леди». «Домина» происходит от того же латинского слова, от которого в конечном итоге произошло слово «домашний», а именно «domus», что означает «дом».

В 13 веке «дама» была синонимом «женщины-правительницы» (и даже сегодня «дама» считается женским эквивалентом «сэр», как в рыцарстве в Великобритании.Кроме того, изначально жене рыцаря было присвоено звание «Дама», хотя через несколько столетий после того, как слово «дама» вошло в английский язык, оно изменилось на «Леди».) К 14 веку слово «дама» распространилось и иногда использовалось в общем как титул для домохозяйки. Примерно в начале 20-го века в американском английском «dame» стало использоваться как синоним общего слова «женщина», и постепенно в течение прошлого века в американском английском приобрело уничижительные коннотации, несмотря на его прославленное происхождение.

Происхождение слова «широкий»

«Широкий», как относящийся к женщине, а не к чему-то широкому, имеет немного менее определенное происхождение. Впервые он появился таким образом в самом начале 20 века. Теории о его происхождении включают простую ссылку на широкие бедра женщины или, возможно, от американского английского «foreignwife», что было термином для рабыни, или просто женщины, разлученной со своим мужем.

Другая популярная теория состоит в том, что оно произошло от жаргонного термина для обозначения билета, такого как билет на поезд, билет на питание, входной билет на спортивные мероприятия и т. Д.Этот сленговый термин стал распространенным примерно в 1912 году, а к 1914 году термин «широкий» использовался, среди прочего, для обозначения проститутки, то есть «талона на питание» сутенера. «Широкий», возможно, стал означать «билет» из-за практики XVIII века, когда игральные карты иногда называли «бабами». Это связано с тем, что в начале 20 века многие виды билетов часто напоминали игральные карты. Эта теория подтверждена в работе 1914 года «Словарь криминального сленга» Джексона и Хеллайера, где они определяют Броуда как:

.

Существительное, распространенное в основном среди знатных прививок.Конфедерация женского пола; компаньонка, женщина распущенных нравов. Броуд происходит от надуманной метафоры «талона на обед», обозначающего женщину, обеспечивающую сутенера, из причудливого соответствия талона на питание железнодорожному или другому билету.

Как бы то ни было, когда слово «широкий» впервые использовалось для обозначения женщины, оно обычно использовалось для обозначения проститутки или аморальных женщин. Это постепенно несколько изменилось в течение столетия с тех пор, как слово «широкий» постепенно стало меньше использоваться как уничижительный термин и все больше использовалось как синоним слова «женщина».Один из первых примеров этого был в «Парнях и куклах» 1932 года, где один персонаж обращается к другому как к широкому без какой-либо негативной коннотации.

Это изменение контрастирует с «дама», которое раньше было исключительно почетным титулом, которое постепенно стало использоваться в уничижительном смысле. Как сказал Фрэнк Синатра: «Назвать девушку« широкой »гораздо менее грубо, чем называть ее« дамой »».

Что касается терминов «широкий» и «шлюха», то в последнее время также были предприняты попытки «вернуть» эти термины и представить их в более позитивном свете.Например, в «Словаре слов о женщинах» Джейн Миллс широкое понятие определяется как «женщина, которая является либеральной, терпимой, неограниченной, а не ограниченной или узкой по своему охвату». «Шлюха», по-прежнему сохраняя тот же современный оттенок «распутной женщины», стала ярлыком, который гордо носят в некоторых кругах, хотя и не без споров. Как пишет Ребекка Трейстер в New York Times,

Если вам понравилась эта статья и приведенные ниже дополнительные факты, вам также могут понравиться:

Бонусных фактов:

  • Еще одно распространенное слово для обозначения женщины, обычно молодой женщины, — «цыпленок».Это происходит из практики, которая началась примерно в 17 веке называть детей «цыплятами», сокращенно от «курица» и заимствована из практики называть цыплят «цыплятами», которая началась примерно в 14-15 веках. Примерно в 1920-х годах термин «цыпленок» начал использоваться только для обозначения молодых женщин, а не детей мужского и женского пола.
  • До 1967 года легкоатлетический прыжок в длину назывался «прыжком в длину». Однако из-за того, что в то время термин «широкий» считался оскорбительным, а также из-за того, что женщины соревновались в прыжках в длину, термин был изменен на «прыжок в длину».
  • До того, как слово «шлюха» появилось как слово для описания неопрятной женщины, Чосер использовал его вариант для описания неряшливого мужчины, используя в этом смысле слово «шлюха» в 1386 году.
  • Кусочки буханки хлеба, которые стали твердыми из-за недостаточного замешивания, когда-то примерно в 15 веке назывались «гроши для шлюх». Это было связано с тем, что служанок и кухарок часто называли шлюхами.
  • В то время как сегодня «домашнее насилие» обычно означает супружеское насилие, в 19 веке оно означало «революцию / восстание».
  • Дама когда-то использовалось как название игровых фигур в шашках.
  • «Широкий» как «что-то широкое» происходит от протогерманского «* braidaz», что означает «широкий». Откуда это взялось, точно никто не знает.
  • Сегодня «широкий» — это еще и тюремный сленг, обозначающий мужчину, который играет роль женщины, любящей в тюрьме.
Разверните для ссылок

Допустимо ли называть женщин «девочками»?

Большинство британцев думают, что это так, но называть мужчин «мальчиками» гораздо более принято, а использование «парней» для обозначения смешанных групп широко считается безобидным

Время от времени общественный деятель, обычно мужчина, называет взрослых женщин «девочками».Тем самым они разжигают тлеющие угли в продолжающемся споре о том, приемлем ли такой термин.

Критики такого употребления слова говорят, что оно носит покровительственный или сексуальный характер. Но новые данные YouGov Realtime показывают, что большинство британцев считают его приемлемым языком, будь то язык мужчины или женщины.

Большинство британцев (58%) считают, что для мужчин всегда или обычно приемлемо называть женщин «девушками». В эту цифру входит большинство женщин (55%), но больше мужчин (62%).Только 20% мужчин и 33% женщин считают, что это обычно или всегда неприемлемо.

Самая большая разница не между полами, а между поколениями. В то время как 70% людей в возрасте 60 лет и старше считают, что это приемлемый язык, среди людей в возрасте от 18 до 24 лет этот показатель падает до 48%. Подобный разрыв между поколениями наблюдается как среди мужчин, так и среди женщин.

Несмотря на различия поколений, среди почти всех возрастных групп люди более склонны думать, что мужчина может называть женщин «девочками», чем нет.Единственное исключение составляют женщины в возрасте от 18 до 29 лет, и даже здесь 44% женщин, которые думают, что это обычно или всегда неприемлемо, находятся в пределах погрешности 42%, которые считают это в целом приемлемым.

Когда дело доходит до женщин, называют своих сверстников девочками, британцы все еще более терпимы, и различия между полами и поколениями исчезают или становятся более запутанными.

В целом 70% британцев считают, что для женщин всегда или обычно приемлемо называть друг друга девочками.Мужчины и женщины примерно одинаково чувствуют себя так — 71% и 69% соответственно.

Что касается возрастных различий, то тенденция к тому, что пожилые люди более восприимчивы, наблюдается в возрасте от 30 лет и старше, но сдерживается тем фактом, что люди в возрасте от 18 до 29 лет с большей вероятностью считают эту терминологию приемлемой.

Мальчики, девушки и парни

Наши данные показывают, что обращение к мужчинам как к «мальчикам» не имеет той же негативной коннотации. Почти три четверти (72%) британцев считают, что для мужчин нормально называть друг друга мальчиками, а 68% считают, что это нормально, когда женщины используют этот термин.В обоих случаях женщины с меньшей вероятностью сочтут использование этого термина уместным (76% против 68%, если это говорит мужчина, и 73% против 63%, если это говорит женщина).

Термин «дамы» также подвергся критике и был воспринят феминистками в 1960-х и 1970-х годах как нежелательный. Тем не менее, сегодня это слово широко принято: 85% британцев считают, что для женщин не оскорбительно называть друг друга женщинами, а 83% считают, что это приемлемо для мужчин. Фактически, половина населения считает, что «всегда» можно использовать этот термин, независимо от того, использует ли его мужчина или женщина.

Есть также возражения против того, как люди используют слово «парни» для обозначения обоих полов, учитывая, что этот термин ранее использовался только для обозначения мужчин.

Тем не менее, результаты показывают, что британцы склонны думать, что можно называть любой из полов «парнями», хотя люди заметно более охотно используют этот термин, когда речь идет о мужчинах. В то время как от 88% до 90% британцев рады тому, что кто-то обращается к группе мужчин как к «парням», этот показатель падает до 78%, если это слово использовалось для обращения к смешанной группе мужчин и женщин, и до 59%. и 63% только для группы женщин.

Опять же, возраст играет ключевую роль. В то время как британцы всех возрастов примерно одинаково рады тому, что слово «парни» используется в отношении группы мужчин, британцы старшего возраста гораздо реже соглашаются с тем, что это слово используется для обозначения группы, состоящей из женщин.

Например, в то время как 72% молодых людей в возрасте от 18 до 29 лет считают, что мужчина может называть группу женщин «парнями», этот показатель падает до 46% среди лиц в возрасте 60 лет и старше.

И в случае, когда кто-то называет группу женщин «парнями», мужчины гораздо реже думают, что это нормально, чем женщины того же возраста: например, в то время как 71% женщин в возрасте от 30 лет думают, что это нормально. хорошо, только 58% мужчин в возрасте от 30 лет говорят то же самое.

Фото: Getty

См. Полные результаты здесь

Перестаньте называть женщин «женщинами» | The Daily Nexus

Luca Disbrow / Daily Nexus

Можем ли мы, как общество, согласиться перестать называть женщин «женщинами» в непринужденной беседе? Независимо от того, где я вижу эту терминологию — помимо биологии — она ​​всегда кажется бесчеловечной, неудобной и в подавляющем большинстве случаев сексистской. Пора оставить слово «женщина» для класса биологии или присоединиться к постоянно растущему словарю архаической терминологии.

С самого начала, «женщина» как научное прилагательное использовалось в медицинских учреждениях, которые имеют историю патологизации людей такими, какие они есть. Например, психическое расстройство истерии считалось исключительно женским заболеванием, чтобы оправдать представление о том, что женщины сумасшедшие, а мужчины — нет. Несмотря на то, что сейчас общеизвестно, что женской истерии не существует, когда «женщина» используется как синоним женщины, имеется в виду насыщенная история. Это не сильно отличается от причины, по которой мы не называем геев «гомосексуалистами».”

Современный пример использования слова «женщина» — это мем, в котором мужчина называет «женщин» сумасшедшими из-за того, что у них есть лучший друг в романтических отношениях. Здесь «женщина» прямо намекает на то, что поведение женщины непонятно «логичным» мужчинам, что восходит к той истории истерии.

Когда мы используем термины, которые заставляют людей казаться менее человечными, нам легче навредить им и изобрести больше различий, чтобы оправдать их непохожесть.

По крайней мере, клинические термины «женщина» и «гомосексуал», когда они используются в повседневном разговоре, создают впечатление, что женщины и геи представляют собой разные виды от «нормальных» цисгендерных и гетеросексуальных мужчин и, следовательно, менее человечны.Одна «девиантная» характеристика выделяется как единственное, что имеет значение, а все другие человеческие качества, такие как наличие семьи, мечты, эмоции и хобби, исчезают. Когда мы используем термины, которые заставляют людей казаться менее человечными, нам легче навредить им и изобрести больше различий, чтобы оправдать их непохожесть.

Вот яркий пример, в котором парень охраняет аниме «Наруто», говоря, что «женщины» могут смотреть шоу, но только мальчики могут относиться к Саске. Он риторически использует слова «женщины» и «мальчики», чтобы создать и преувеличить различие между тем, что предназначено для женщин, и тем, что для мужчин.Мем сообщает, что даже если женщины смотрят аниме, «врожденная» разница между «женщинами» и «мальчиками» делает любую женщину, смотрящую аниме, недействительной.

Это приводит к ключевому моменту о , которые называют женщин «женщинами». Во всех случаях, которые я видел, только мужчины называют женщин «женщинами», и редко бывает наоборот. Учитывая всемирную историю сексизма и гендерного неравенства, использование мужчинами такого анималистического термина имеет смысл, поскольку с лингвистической точки зрения он унижает женщин и утверждает их собственный доминирующий социальный статус.Конечно, в большинстве случаев это не сознательное действие, но именно это делает его настолько мощным и необходимым, чтобы его остановить. Мощность лучше всего работает, когда она настолько тонкая, что остается незамеченной.

Последняя причина, по которой слово «женщина» должно исчезнуть, состоит в том, что оно подтверждает всю нашу бинарную гендерную систему. Если мы хотим двигаться к более инклюзивному обществу, тогда наш язык должен измениться и перестать приравнивать женское начало к тому, чтобы быть женщиной. «Женский» — это просто тип телосложения, но быть женщиной — это человеческий опыт, который общество пытается ограничить и жестко определить.Чем дольше «женщина» и «женщина» остаются синонимами, тем дольше женский тип телосложения будет рассматриваться как предпосылка женственности и женственности.

Мощность лучше всего работает, когда она настолько тонкая, что остается незамеченной.

Это короткое видео, на котором мужчина кричит других мужчин за преследование «женщин», основываясь на их внешности, а затем неуверенно говорит о том, что эти «женщины» на самом деле хороши, иллюстрирует мою точку зрения. Выбор использовать здесь «женщин» не только имеет тот обесценивающий оттенок, что и в предыдущем пункте, но также основан на сообщении о том, что женский тип телосложения является основным определяющим фактором женственности.Это видео — самый безобидный из всех моих предыдущих примеров, но эти маленькие варианты имеют значение.

Целые дипломные работы могут быть и, вероятно, были написаны о каждой из причин, по которым употребление слова «женский» должно умереть в огне, но, пока я не перестану это слышать, я не перестану повторять это: Прекратите звонить женщины «женщины».

Кеннет Муди просто устал от повседневного женоненавистничества.

Кеннет Муди

Кеннет Муди — штатный писатель, который любит танцевать, играть в видеоигры и смотреть аниме в свободное время.

женщин в служении | Полная семинария

Основание в Павле

Послание к Галатам 3:28, как и Деяния 2, сотни лет цитировалось как основание для женщин в служении. Критики женщин в служении часто утверждают, что в Послании к Галатам 3:28 говорится только о духовной реальности равного доступа к Богу через веру во Христа Иисуса. Текст действительно относится к этому, но он явно охватывает и другие реальности. Существует три традиционных сочетания, и они отражают три основных социальных разделения враждебности в Римской империи в первом веке нашей эры.Заявление Павла имело бы не менее реальное социальное воздействие, чем заявление американского проповедника в 1950-х годах о том, что «во Христе Иисусе нет ни Черного, ни Белого».

Кроме того, конфликт Павла и Петра, записанный в Послании к Галатам 2: 11–14, продемонстрировал, что заявление «ни иудей, ни грек» не имело социальных последствий в жизни церкви. Письмо Павла к Филимону имеет аналогичные последствия для слова «ни раб, ни свободный», когда он просит Филимона принять Онисима своим дорогим братом в Господе, как и Павел (Филимон 15–17)! Заявление Павла о мужчине и женщине также имело значение для жизни церкви.Дело не в стирании созданных Богом различий между мужчиной и женщиной, но в том, что половая дифференциация не определяет участие в Церкви Христа лиц, созданных по образу Божьему.

Павел также отмечает взаимность мужчины и женщины во Христе в двух ярких отрывках из 1 Коринфянам. В 1 Коринфянам 7: 3–5 Павел разъясняет, что сексуальные отношения между мужем и женой — это вопросы взаимности и равенства в уважении и правах. Такая позиция выросла из любви и открытости Христа и прямо противоречила преобладающему в Римской империи еврейскому и языческому мнению о том, что муж имеет все сексуальные права над своей женой.В 1 Коринфянам 11: 11–12 Павел делает сильное и явное утверждение о взаимности мужчин и женщин, чтобы его обсуждение головных уборов не было неправильно истолковано как противоречащее участию женщин.

Обсуждение головных уборов для женщин в 1 Коринфянам 11: 2–16 явно подразумевает и предполагает, что женщины, так же как и мужчины, участвуют в молитвах и пророчествах (1 Коринфянам 11: 5). Участие в пророчестве — это «высший» дар в Церкви, потому что это средство назидания, ободрения и утешения в Церкви (1 Коринфянам 14: 3).Такое назидание является целью совместной жизни Церкви и представляет собой под действием Святого Духа власть и учение в Церкви. Таким образом, Павел завершает первую часть своего обсуждения головных уборов (1 Коринфянам 11: 2–10), заявляя, что женщинам следует иметь власть над головой. Первое Коринфянам 11:10 редко переводится точно на английский (чаще всего можно встретить «знак власти» или «покрывало»), но Павел утверждает, что женщины обладают властью, используя его обычное слово, которое всегда означает активное использование власти ( и никогда не пассивный прием этого).

В письмах Павла также упоминаются имена двенадцати женщин, которые были с ним сотрудниками в евангельском служении. Это наиболее часто игнорируемое свидетельство из Нового Завета, касающееся участия женщин в служении.

Три женщины известны как лидеры домашних церквей (единственный тип церкви в первом веке!): Хлоя (1 Коринфянам 1:11), Нимфа (Колоссянам 4:15) и Апфия (Филимону 2). К этой группе мы можем добавить Лидию, лидера домашней церкви Павла, известную из Деяний 16.

Павел сказал, что четыре женщины — Мария, Трифена, Трифоза и Персида (Римлянам 16: 6, 12) — очень много работали в Господе. Греческое слово, переведенное как «усердно трудиться», очень часто использовалось Павлом для обозначения особой работы евангельского служения, включая его собственное апостольское служение (1 Коринфянам 4:12; 15:10; Галатам 4:11; Филиппийцам 2: 16; Колоссянам 1:29; 1 Тимофею 4:10; см. Также Деяния 20:35), а также работу других в служении, руководителей и авторитетных лиц в каждом случае (1 Коринфянам 16: 15–16; 1 Фессалоникийцам 5:12; 1 Тимофею 5:17).Таким образом, для Павла термин «усердно трудиться» не был случайным термином, относящимся к черным делам.

В Послании к Римлянам 16: 3-4 Павел приветствует Прискиллу и Акилу. Эта команда мужа и жены упоминается шесть раз в других местах Нового Завета. Примечательно, что Присцилла обычно упоминается первой, поскольку в соответствии с культурной традицией первым следует называть мужа. Это может указывать на то, что Присцилла была более важным или заметным лидером, и может предполагать, что у нее был более высокий социальный статус и / или большее богатство, чем у Акилы.Павел указал, что он и все языческие церкви были в долгу перед ними обоими. Павел назвал Прискиллу и ее мужа Акилу «соработниками во Христе Иисусе» — термин, который регулярно используется для обозначения других руководителей в евангельском служении: Урбан (Римлянам 16: 9), Тимофей (Римлянам 16:21), Тит (2 Коринфянам 8). : 23), Епафродит (Филиппийцам 2:25), Климент (Филиппийцам 4: 3), Филимон (Филимон 1), Димас и Лука (Филимон 24), Аполлос и он сам (1 Коринфянам 3: 9) и несколько других (Колоссянам). 4:11).

В Послании к Филиппийцам 4: 2–3 Павел упоминает двух женщин, Еводию и Синтихию, которых он также причисляет к «вместе с Климентом и остальными моими соработниками», и отмечает, что эти две соработницы «боролись на моей стороне в нашем деле. Евангелия », выражение, подобное фразе« очень усердно трудились в Господе », применялось к четырем женщинам, упомянутым в Послании к Римлянам 16.Учитывая Деяния 16: 11–40, неудивительно, что в филиппийской церкви появились две такие женщины-лидеры.

Считается, что именно Фиба доставила письмо Павла в Рим, и Павел горячо приветствует его римскую церковь (Римлянам 16: 1-2). Фиби названа «служительницей церкви в Кенхрее». Хотя некоторые думали, что слово «слуга» здесь означает «дьякон» (или «диаконисса»), это маловероятно, поскольку другие тексты Нового Завета, которые относятся к чину диакона, упоминают чин епископа в непосредственной связи с ним (Филиппийцам 1: 1; 1 Тимофею 3: 8, 12).Павел регулярно использовал этот термин «слуга» для обозначения лиц, явно считающихся служителями Евангелия: Христос (Римлянам 15: 8), Аполлос (1 Коринфянам 3: 5), Епафрас (Колоссянам 1: 7), Тимофею (1 Тимофею) 4: 6), Тихик (Ефесянам 6:21; Колоссянам 4: 7), сам (1 Коринфянам 3: 5; Ефесянам 3: 7; Колоссянам 1:23, 25) и в целом (2 Коринфянам 3: 6; 6: 4; 11:15, 23). Таким образом, Фиби следует понимать как священника (лидера / проповедника / учителя) церкви в Кенхрее.

Павел назвал Андроника и Юния «выдающимися среди апостолов» (Римлянам 16: 7), что включает их в апостольский круг.Юния — мужское имя в английских переводах, но нет никаких свидетельств того, что такое мужское имя существовало в первом веке нашей эры. Однако женское имя Юния было обычным явлением. Греческая грамматика предложения в Послании к Римлянам 16: 7 означает, что мужские и женские формы этого имени будут записываться одинаково. Таким образом, нужно решить — на основании других свидетельств — является ли этот человек женщиной (Юния) или мужчиной (Юния). Поскольку имя Юния засвидетельствовано в первом веке, и поскольку великий отец церкви и комментатор Павла в четвертом веке, Иоанн Златоуст (не друг женщин в служении) понимал, что речь идет о женщине Юнии, мы должны это прочитать. так тоже.Фактически, только в тринадцатом веке она была изменена на Юнию!

Эти тринадцать женщин, опрошенных здесь (Лидия, Хлоя, Нимфа, Апфия, Мария, Персида, Трифена, Трифоза, Присцилла, Еводия, Синтихия, Фиби и Юния), предоставляют явные свидетельства Павла о том, что женщины действительно участвовали в евангельском служении, как и мужчины.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *