Глория и соломон: Жена Иуды (сериал, 1 сезон) – КиноПоиск

Содержание

Жена Иуды / Вино любви: 61

61 серия (30.06.2003)

Появление Хоакины и Исмаэля мешает Алирио овладеть Глорией. Глория обещает упрятать его в тюрьму, если он приблизится к ней снова.

Панчо рассказывает Габриэлю о своем намерении уехать. Он просит Корделию поехать вместе с ним.

Хоакина предлагает Глории совместно с Альтаграсией открыть новую винодельческую фирму. Но при условии, что она оставить затею с поисками Жены Иуды. Но Глория не хочет останавливаться.

Микаэла обнаруживает камеру слежения в комнате Глории. Алирио в бешенстве, но решает ничего не предпринимать, так как остальные камеры пока на месте.

Глория рассказывает о произошедшем Соломону. Подозрения девушки подтверждаются, когда она приходит в комнату к Алирио. Исмаэль показывает ей записи брата.

В результате сумасбродной выходки Эмма оказывается в больнице и теряет ребенка…

 

62 серия (02.06.2003)            Автор резюме: Cheshulya

Глория устроила скандал в доме Алирио по поводу того, что он установил камеры в её комнате. Алирио начал было оправдываться и говорить, что это неправда, но потом понял, что всё безнадёжно. Чичита попыталась уговорить Глорию, чтобы она не обращалась в полицию с заявлением на Алирио. Но Глория твёрдо решила, что Алирио должен понести наказание. После её ухода Людовико сказал Исмаэлю, что он ему больше не сын, так как выдал Глории собственного брата. Чичита пригрозила ему, чтобы он и не заикался о том, что Исмаэль ему не сын, так как у неё два ребёнка от Людовико: Исмаэль и Алирио.

Алирио прибегает в свою комнату в панике и берёт пистолет со словами, что он не может позволить случиться тому, чтобы все узнали какой он на самом деле. Вошедший Людовико пытается успокоить Алирио.

В больницу приезжают Панчо и Корделия. Саломон рассказывает им о случившемся и о том, что во всём он винит только себя. Панчо пытается отговорить его от этих мыслей, сказав, что возможно Эмма намеренно потеряла ребёнка. Саломон заходит в палату к Эмме и говорит, что она потеряла ребёнка. У неё начинается истерика и доктор просит Саломона выйти из палаты. Доктор заявляет, что на теле Эммы были найдены следы побоев, поэтому ему придётся обратиться в полицию. Позже приезжает Калисто и обещает помочь Саломону чем сможет, так как его хотят арестовать. Правда позже Калисто говорит, что всё усложняется , так как он не знал о том, что Эмма потеряла ребёнка.

Эрнесто приходит в комнату к Лауре. Они занимаются любовью, а после этого Лаура начинает расспрашивать Эрнесто о том, что ему успела рассказать Марина, и рассказала ли она о девичнике. Эрнесто сказал, что последние слова Марины были таковы: "Есть клятва, которую нельзя нарушать. Это закон жизни!" И в этот момент он поинтересовался у неё, почему Лауру так интересует, что сказала Марина. Но Лаура увернулась от ответа, и пошла одеваться. Когда она открыла шкаф, то увидела записку от Жены Иуды: "Я расскажу, что ты убила Марину Батисту". Эрнесто спросил, что это за записка, а Лаура ответила, что это памятка, которую она сама себе написала, в которой говорилось о том, как сильно Лаура любит Эрнесто.

Глория и девочки обыскивали комнату, чтобы удостовериться, что больше нет камер. В бешенстве Глория сказала, что когда Алирио дадут пожизненный срок, она кастрирует его. Когда девочки пошли искать камеры в своих комнатах, Глория пошла в ванную. Когда она пыталась отодрать камеру от стенки, то вошёл Алирио с пистолетом. Он приказал Глории раздеваться, причём помедленнее. Угрожая ей пистолетом, он сказал, что она разрушила его жизнь, что он уже почти вылечился, а тут приехала она, а также то, что она спровоцировала его так поступить. Вытащив её из ванной, он бросил её на кровать. Алирио начал говорить, что он не злой, просто он очень болен, что он не хочет никого обидеть, что он действует против своей воли. Его терзает чувство вины, он хотел по-хорошему, но Глория ему отказала. В этот момент он глотает какие-то таблетки, видимо успокаивающие. Он напрвляет пистолет на себя и просит, чтобы Глория убила его. Она сопротивляется, но Алирио вкладывает ей в руку пистолет, который вдруг выстреливает. В этот момент мимо проходил Саломон, который услышав выстрел взламывает дверь в комнату Глории. Войдя вовнутрь он набрасывается на Алирио, сказав, что он уже устал повторять, чтобы тот держался подальше от Глории и тем более от её спальни. Саломон начинает бить Алирио и выталкивает его в коридор.

Когда Алирио говорит, что это всё на что способен Саломон, то последний ещё несколько раз треснул ему ногой по животу и чуть ниже. Когда Глория и Саломон остались одни, то Саломон сказал, что ему обо всём надо спокойно подумать. Тут он предложил Глории уехать с ним подальше, где они будут свободны от всего. Она согласилась, сославшись на то, что в данный момент ей тоже необходима смена обстановки.

К Альтаграсии и Хуаке приходит Чичита, которая попросила Хуаку, чтобы её дочь не заявляла на её сына в полицию. Она напомнила о клятве, которая была заключена в знак милосердия, и что теперь Чичита просит о милосердии и снисхождении к её сыну, что он не такой уж и плохой. Хуака сказала ей, что у её сына садистские замашки, и что ему место в тюрьме. Чичита же начала угрожать, что если не будет так как она хочет, то она всем расскажет о той злополучной клятве. Альта сказала ей, чтобы та не угрожала им, а с другой стороны пусть сделает это, так как она устала от этого груза. Хуака сказала, что если Чичита всё расскажет, то они все пойдут ко дну и ничто не спасёт их. Потом Хуака всё же пообещала Чичите, что поговорит с дочерью.

Рикарда сидя в кабинете для совещаний представляет как в директорском кресле будет сидеть Людовико, а она будет первой леди. В этот момент раздаётся телефонный звонок. Рикарда берёт трубку, где её спрашивают, правда ли то, что Марина Батиста умерла? Рикарда спустя какое-то время начинает осознавать, что ей знаком голос в трубке. Она спрашивает кто это, "Леонсио это ты?" Но в трубке молчание, когда Рикарада кладёт телефон она понимает, что разговаривала со своим бывшим мужем. Входит Корделия, говорит о том, что случилось с Эммой, но увидя плачущую мать спрашивает, что с ней. Рикарда говорит, что только что раговаривала по телефону с её отцом.

Маркос приходит к Беренис. Та злится и кричит на него, что не потерпит присутствия Маркоса в своём доме. Он просит у неё прощения и встаёт на колени со словами "я не успел попросить прощения у своей матери, но прошу вас об этом". За этой сценой их застаёт Альтаграсия.

Лаура приходит в подвал. Туда же приходит Калисто. Он делится с ней мыслями о том, что скорее всего Марину убила не Жена Иуды, так как не было ни 30 серебренников, ни некролога в газете. Лаура неосознанно говорит, что возможно когда Марина летела с лестницы, то 30 серебренников выпали. (Похоже Лаура забыла, что все думают, что Марину стукнули чем-то по голове, а не скинули с лестницы). Калисто лишь начал кивать головой.

 

63 серия (04.06.2003)

Калисто делится с Лаурой сомнениями по поводу гибели Марины от руки Жены Иуды, так как не было сопутствующих убийству 30-ти серебренников и опубликованного некролога. Лаура неосознанно выдает себя. Калисто расспрашивает Эрнесто о его отношениях с Мариной. Эрнесто признается, что собирался порвать с Лаурой в связи с тем, что Марина ждала от него ребенка.

Лаура получает от Жены Иуды роковой знак - 30 серебренников, в тот самый момент, когда Эрнесто едва не набрасывается на Калисто, не желая верить в то, что Лаура убийца.

Маркос приглашает Альтаграсию на ранчо, чтобы в ее присутствии сжечь материалы, касающиеся Жены Иуды. Она нехотя соглашается.

В больнице Эмма рассказывает врачу, будто Саломон ее бил. Рикарда шокирована ее словами, ведь несколько минут назад она говорила, что любит его, и забеременела только ради того, чтобы его удержать.

Саломон просит руки Глории.

Чичита вновь устраивает переполох в доме, на этот раз вырядившись мужчиной.

скриншоты из 63 серии

64 серия (05.06.2003)

Лаура признается Эрнесто в убийстве Марины и предлагает вместе уе

Отель «Кинг Соломон», Иерусалим - iTravelJerusalem

Мои приключения начались с того, что номер, арендованный мною заранее, был оформлен на другое имя. Так я стал Иваном. Чтобы пройти в номер пришлось преодолевать препятствие из бригады строителей, стройматериалов и инструментов - прямо в лобби велись работы. Дополнительная разминка - доставка чемоданов в номер - в отеле отсутствуют лагидж бой, а сотрудники ресепшн...

Eще

Мои приключения начались с того, что номер, арендованный мною заранее, был оформлен на другое имя. Так я стал Иваном. Чтобы пройти в номер пришлось преодолевать препятствие из бригады строителей, стройматериалов и инструментов - прямо в лобби велись работы. Дополнительная разминка - доставка чемоданов в номер - в отеле отсутствуют лагидж бой, а сотрудники ресепшн этим не заморачиваются. Номер уютный, аккуратный, чистый, но очень уж архаичный, давно уже не встречал плюшевых кресел, паласов и других предметов из 90-х. Завтрак в ресторане еще больше погрузил меня в 90-е - пластмассовые столики и чай из пакетиков. Но самое интересное ждало меня вечером. Подхожу к своему номеру и вижу в нем человек 8 взрослых и детей, дружно уплетающих пиццу. Мои уверения, что номер занят мною, не нашли понимания, так как только одна дама средних лет могла с трудом общаться на английском. Никого из них не удивили мои вещи в шкафу, чемодан, книги, туалетные принадлежности и прочие следы моего пребывания.

Ресепшн отреагировал на мое обращение крайним удивлением, трижды меня просили пройти в номер и показать мой электронный ключ, называли меня Иваном, шумно обсуждали что-то между собой и непрошенными гостями, а обо мне тут-же забывали. Ни на английском, ни на русском со мной никто общаться не хотел. Только через 30 минут появилась молодая сотрудница, которая внимательно меня выслушала, еще раз сходила со мною в номер, где продолжался семейный ужин, наконец-то принесла извинения и предложила поменять номер. Новый номер оказался вполне современным и большим по размеру. Аборигены собрали вещи и с ворчанием вышли из номера, опасаясь, что я доем их пиццу. На счастье мое скромное имущество не пострадало, лишь чехол от бритвы мне удалось найти в урне и исчезла щетка для волос. Не велики потери. Компенсацией моих приключений была 330-граммовая бутылочка пива. Ни вечером, ни на следующие дни никто из руководства отеля не счел нужным принести свои извинения, а корзина с фруктами и бутылка хорошего алкоголя в качестве лекарства от перенесенного стресса остались только в моих грезах.

Свернуть

Соломон Крид. Искупление читать онлайн - Саймон Тойн (Страница 4)

– Итак, мистер Крид, есть у вас идеи насчет того, почему вы бежали от горящего самолета? — спросил полицейский.

– Я не помню.

Значок на груди копа информировал, что его носитель — глава местной полиции Гарт Б. Морган. Фамилия намекала на валлийские корни и объясняла, отчего кожа шефа розовая, веснушчатая и явно не приспособленная к местному климату — впрочем, как и кожа Соломона.

А какого черта здесь делает он сам?

– Думаете, вы летели на том самолете? — спросил Морган.

– Нет.

– Как же вы можете быть уверены, если ничего не помните? — Коп нахмурился.

Соломон посмотрел в заднее окно на горящий самолет. В голову хлынул поток новой информации, выкристаллизовавшийся в объяснение:

– Исходя из положения крыльев.

Морган глянул туда же, куда и Соломон. Одно крыло еще торчало почти вертикально посреди бушующего огня:

– А что крылья?

– По их расположению видно, что самолет врезался в землю на большой скорости. Пассажиров швырнуло назад, а не вперед. Причем со страшной силой. От столкновения с землей лопнули баки, загорелось топливо. Оно на открытом воздухе горит при температуре от пятисот до семисот градусов по Фаренгейту. Плоть обуглится и обвалится с костей за секунды. Принимая это во внимание, я прихожу к выводу, что не мог быть в самолете и, соответственно, сейчас разговаривать с вами.

Морган дернулся, будто его щелкнули по носу:

– Так откуда ж вы явились, если не из самолета?

– Я помню лишь дорогу и огонь, — ответил Соломон, потирая плечо.

Острая боль там сменилась зудящим нытьем.

– Позвольте взглянуть, — сказала Глория, выступая вперед и заслоняя шефа полиции.

Соломон принялся расстегивать пуговицы, глядя на свои пальцы, такие же белые, как и ткань рубашки.

– Раньше вы говорили, что пожар — из-за вас, — не отставал Морган. — Не могли бы вы пояснить?

Соломон вспомнил свой панический страх и необоримое желание убежать от огня.

– Я чувствую, что я и пожар как-то связаны. Но как — не помню. И не могу объяснить.

Он расстегнул манжеты, вынул руки из рукавов и заметил, что в машине вдруг повисла напряженная тишина.

Глория наклонилась, не сводя глаз с плеча Соломона. Морган тоже смотрел, чуть не выпучив глаза. Соломон проследил за их взглядами и обнаружил воспаленный, покрасневший источник постоянной боли.

– Что это? — прошептала Глория.

Соломон не знал ответа.

7

– Разбился? Что значит «разбился»?

«Чероки» несся, взбивая пыль. Сидевший за рулем Малкэй гнал, то и дело посматривая на быстро растущий на западе столб дыма.

– Знаешь, самолеты иногда разбиваются, — сказал Малкэй. — Они очень этим известны.

Хавьер замер, уставившись на дым. Его непристойно пухлые губы были раскрыты и мокры от слюны. Хавьер пытался уместить в голове случившееся. Карлос скорчился позади и отмалчивался, глядя мутно и потерянно. Малкэй понимал отчего. Папа Тио имел репутацию человека, любящего показать подчиненным, что бывает с напортачившими. Если груз погиб при аварии — а особенно ЭТОТ груз, — дерьмо полетит так, будто им выстрелили из пушки. Достанется всем. И Малкэю, и Карлосу. И даже губастому кузену в соседнем кресле.

– Не паниковать, — предупредил Малкэй, стараясь убедить не столько спутников, сколько себя. — Мы знаем всего лишь то, что разбился какой-то самолет. Мы не знаем, наш ли он. И насколько скверная авария.

– А по мне, так выглядит дерьмовее некуда, — проговорил Хавьер, не отрываясь от стремительно расширявшейся колонны дыма.

Малкэй так стискивал баранку, что заболели пальцы. Он заставил себя чуть разжать хватку, слегка отпустить газ.

– Ладно, выждем и посмотрим, что нам выпадет, — нарочито спокойным голосом произнес Малкэй. — Пока действуем по плану. Самолет не появился, потому перемещаемся в безопасное место, чтобы перегруппироваться, доложить и ожидать инструкций.

Здоровый инстинкт подсказывал Малкэю, что надо отъехать на несколько десятков миль, пристрелить пассажиров, вывалить их где-нибудь в пустыне и бежать как можно дальше, пока не началась погоня. Он знал, что для Папы Тио не важно, кто именно виновен в аварии самолета. Тио наверняка прикончит всех вовлеченных в дело. Папа Тио любил показать всем, что случается с неудачниками. Этим он печально знаменит. Так что прикончить Карлоса с Хавьером и дать деру — означает расписаться в собственной виновности. Тио будет искать, пока не отыщет. И не остановится никогда. Несмотря на достаточно приличный послужной список, Малкэй не любил убивать. И не любил прятаться и убегать. Он жил неплохой жизнью: с неплохим домом, парой разведенок с детишками и умеренными запросами. Разведенки не спрашивали, чем занимается любовник и откуда у него такие шрамы на теле. Конечно, по большому счету, все это мелочь и чепуха, но, когда светит расставаться с подобным существованием, терять его не хочется. Даже очень не хочется.

– Мы придерживаемся плана, — повторил Малкэй. — Кому не нравится, может валить из машины.

– Эй, пендехо, с каких это пор ты у нас начальник?

– С тех пор, как меня назначил Тио. Он сам позвонил и попросил принять груз. Не в службу, а в дружбу. А еще попросил прихватить вас двоих, и я, будучи остолопом, согласился. Если хочешь отвечать за все это сам — ради бога. Если не хочешь — заткни жирную пасть и дай мне спокойно подумать.

Хавьер надулся, будто обиженный подросток.

Теперь на западе виднелось пламя — стена вихрящегося пламени, бегущая по земле. Виднелись пожарные машины и «скорая помощь». Хорошо. Значит, полицейские заняты.

– Самолет! — закричал Хавьер, показывая пальцем назад.

Малкэй вздрогнул от нечаянной радости. А может, все обойдется? Может, время развернуть джип, принять груз, а потом, за холодным пивом, как следует посмеяться над страхами? И уцелеет незамысловатое, хорошо устроенное житье? Малкэй снял ногу с педали газа и повернулся, на несколько секунд оторвавшись от пустынной дороги. Увидев в небе над аэродромом разворачивающийся желтый самолет, он снова надавил на газ.

– Ты че творишь?! — выпалил Хавьер, глядя на Малкэя, будто на психа.

– Мы ждали не этот самолет, — ответил тот, чувствуя, как снова наваливается отчаяние. — Этот поднимается, а не садится. Наверное, тяжелый транспортник с MAFFS [The Modular Airborne Firefighting System, модульная система пожаротушения.] на борту.

– MAFFS? Что за хрень?

– Про нее все время говорили по новостям, с тех пор как началась засуха. MAFFS используют для тушения пожаров.

Мерный рокот режущих воздух винтов прокатился прямо над головой, отозвался колотьем в груди. Хавьер снова по-детски надулся, откинулся на спинку сиденья, тряся головой, причмокивая.

– Эм-эй-эф-эф-эс, — выговорил он со смаком, будто худшее из известных ему ругательств. — А я ж говорил, что ты, засранец, из военных.

8

Кожа Соломона сияла в свете ламп, а метка на плече полыхала будто огонь. Красная, опухшая, длиной и толщиной с палец, с опухолями потоньше, идущими перпендикулярно сверху и снизу, так что общий контур напоминал букву «I».

– Похоже на клеймо для скотины, — заметил Морган, склонившись над лежащим, — или…

Он замолчал, не окончив фразы, и вытянул из кармана телефон. Глория осторожно потрогала кожу вокруг метки пальцами в перчатке:

– Вы помните, как получили это?

Соломон вспомнил сильное жжение, которое ощутил, впервые услышав имя Джеймс Коронадо, — будто в кожу вдавили раскаленное железо. Тогда тело прикрывали рубашка и пиджак, и казалось — жжение исходило изнутри.

– Нет, — ответил он, не желая делиться воспоминаниями с полицейским.

Глория промокнула воспаленную область пропитанной спиртом салфеткой.

– Мистер Крид, вы когда-нибудь посещали наш город? — спросил коп.

– Не думаю. — Соломон покачал головой.

– Уверены?

– Нет. А почему вы считаете, что я мог его посетить?

– Прежде всего — из-за креста у вас на шее. Помните хоть что-нибудь о том, откуда он у вас?

Соломон посмотрел вниз и впервые увидел крестик — безделушку на кожаном шнурке; взял его, покачал на ладони.

– Не могу вспомнить. — Он повертел вещицу так и эдак, надеясь, что ее вид разбудит память.

Крестик был сделан из старых гвоздей, сплетенных и скованных так, что острия торчали у основания креста. Тщательно, искусно сделанная вещица, хотя ее творец явно пытался замаскировать мастерство использованием бросового металла и отсутствием полировки.

– И почему эта штука наводит вас на мысль, что я раньше посещал город?

– Потому что это копия креста, стоящего в алтаре нашей церкви. А в вашем кармане — книга по истории города, которую, похоже, подарил вам кто-то из местных.

Значит, местный? Возможно, знающий белокожего человека по имени Соломон Крид и могущий сказать, кто он такой?

– А можно посмотреть?

Морган глянул с видом игрока в покер, пытающегося угадать карты соперника. Соломон ощутил закипающую злость. Так скверно лежать беспомощным! Тело напряглось, словно желая прыгнуть и выхватить книгу.

Нет — слишком далеко. А ноги еще затянуты нейлоновыми ремнями. Не успеть. А даже если и удастся, Глория тут же воткнет шприц и введет прежнее снадобье — скорее всего, пропофол, судя по тому, как быстро наступил эффект.

Вино Любви (Жена Иуды) / La Mujer de Judas - Венесуэльские сериалы

ЖЕНА ИУДЫ. СТАТЬИ
Начинающийся на канале венесуэльский сериал “Вино любви” предложит традиционную исповедальность чувств и необычный для сериалов такого рода острый поворот сюжета.
Мало кто ждет от латиноамериканских сериалов хорошей, по-настоящему интересной, детективной интриги. Обычно любовная история заглушает все остальные линии, но “Вино любви” скроено по-другому.
Альтаграсия дель Торо, отсидевшая двадцать лет в тюрьме по ложному обвинению, выходит на свободу по амнистии. Высший свет маленького и богатого провинциального городка лихорадит. Альтаграсия принадлежит к их кругу, но принять ее обратно в свое общество местная аристократия не в состоянии, кто-то боится ее претензий на огромное наследство, все остальные видят в ней только убийцу священника и дьяволицу во плоти.
Вся винная империя Альтаграсии отошла к красавцу Саломону Вайсману, он успешен, красив и если бы не прибрал к рукам чужой бизнес, то слыл бы абсолютно положительным героем. Но так даже интереснее. Бесподобные женщины вьются вокруг него так плотно, что он, естественно, чувствует себя одиноким, грустным и несчастным в любви. И тут появляется Глория. Она молоденькая студентка, и в ней определенно что-то есть. Глория, услышавшая странную историю Альтаграсии, загорается идеей сделать ее героиней своей дипломной работы, и начинает снимать документальный фильм об отверженной женщине. С Саломоном Глория познакомилась на празднике урожая – они увидели друг друга и немедленно отправились на воздушном шаре закреплять отношения. Словом, они нашли друг друга. Единственным поводом для конфликта между молодыми людьми станет фильм об Альтаграсии. Саломону неприятно восторженное отношение своей девушки к этой мученице, и его помощь странному фильму прекращается.
В какой-то момент в городке появляется издатель-миллионер Маркос Рохас Пауль. Именно его статьи много лет назад изобличили Альтаграсию дель Торо. Теперь же, убедившись, что женщина не виновна, он хочет искупить свою вину перед ней. Познакомившись ближе с бывшей героиней своих статей, Маркос влюбляется в Альтаграсию, но ей, конечно, сложно простить того, кто загубил ей жизнь.

И тут начинаются убийства. Загадочная и каким-то зловещим умом мотивированная цепочка смертей начинает опутывать городок. Детективный сюжет входит в силу, и уже ему начинают подчиняться все любовные перипетии. После каждого преступления в городе видят женщину, одетую в белое свадебное платье. Кто-то очень хочет, чтобы люди вспомнили давние обстоятельства ареста Альтаграсии дель Торо: тогда после обвинений в убийстве священника, Альтаграсию схватили именно в свадебном платье.

В одном из интервью сценарист сериала Мартин Ан признался, что на самом деле убийц двое, и с какого-то момента внимательный зритель сможет их изобличить. “Нужно проанализировать все возможные комбинации персонажей, которые могли бы иметь общей целью убийство стольких людей, и решение окажется довольно простым”, - подытожил автор свою подсказку.

130-серийный фильм красив людьми, отношениями и даже природой. Он интересен поступками, преступлениями и даже случайностями. Словом, на несколько месяцев зрителям REN TV достанется очень загадочная и необычная история.

“Каждый хотел стать убийцей” (журнал “Ответь!”)
25 февраля на REN TV – премьера венесуэльского сериала “Вино любви”, в котором снимались актеры, отличающиеся повышенной кровожадностью.

В жаркой стране Венесуэла любят не только пить вино и любить, но, как оказывается, и снимать сериалы. Причем, делают это венесуэльцы с каждым годом все качественнее. Банальные сюжеты и фальшивые слезы “рабынь изаур”, “богатых, которые тоже плачут” и иже с ними остаются в Мексике и Бразилии. Их сменяют венесуэльская острота сюжета и увлекательность. В итоге женщины просто липнут к телеэкранам, а мужики могут больше не быть толерантными, зимой вместо футбола они смотрят венесуэльские сериалы. Представители обоих полов соединятся 25 февраля, когда на канале REN TV начнется показ нового венесуэльского сериала “Вино любви”.

Его выбрали сами телезрители. На REN TV решили, что негоже навязывать зрителю теленовеллу. Поэтому поклонникам сериального кино было предложено из шести различных теленовелл выбрать одну – наиболее интересную. В результате голосования, которое проводилось на сайте REN TV, победил детективный сериал “Вино любви”. Его автор - известный венесуэльский драматург Мартин Ан. Весь мир “на ура” принял его предыдущий детективный сериал “Грешная Анхелика”. Мартин решил...

"Истина -в “Вине любви”! ("Мир новостей")
25 февраля на REN TV – премьера захватывающего венесуэльского сериала “Вино любви”.

“Убийц в моем сериале “Вино любви” на самом деле двое, - говорит известный венесуэльский сценарист Мартин Ан. – Их имена станут известны в последней серии теленовеллы. А до тех пор для сохранения интриги мы потихоньку будем подбрасывать зрителям небольшие намеки на личности душегубов. Отгадать их смогут только люди, обладающие хорошей интуицией”.

“Вино любви” - второй венесуэльский сериал, снятый в жанре детектива по сценарию Мартина Ана. Первый – “Грешная Анхелика” - превзошел все ожидания, он полюбился сотням миллионов зрителей во всем мире. Сериал “Вино любви” также с большим успехом прошел по многим странам и теперь добрался до российских зрителей. Поклонники качественных теленовелл смогут наслаждаться детективом “Вино любви” с 25 февраля на канале REN TV…

Пейзажи в Венесуэле умопомрачительны: голубое небо, жаркое солнце, пальмы и спокойное-спокойное море. Посреди всей этой красоты в венесуэльском городке разворачиваются трагические события, в центре которых оказалась юная красавица Альтаграсия дель Торо. Ей было всего лишь семнадцать, когда ее обвинили в убийстве священника. Следствие длилось недолго. В итоге девушка на двадцать лет отправилась за решетку. “Жена Иуды” - так прозвали в селении Альтаграсию. Прошли годы. То страшное происшествие и “жену Иуды” в городке никто не забыл. Даже наоборот – ближе к завершению тюремного заключения об Альтаграсии вновь заговорили. Наверное, поэтому выпускница колледжа Искусств Глория Леаль решила снимать о ней фильм. Впрочем, до съемок дело не дошло: вместе с Альтаграсией Глория занялась поиском людей, убивших священника и отправивших дель Торо в тюрьму…

Уже в первой серии сюжет так лихо закручивается, что уследить за всеми его перипетиями не так-то и просто. Но главное – интрига. Она появится вместе с быстрым скакуном, к которому будет привязан труп одного из жителей города. Так в селение придет смерть. Потом еще одна. И еще… Вслед за ними появится молодая девушка в свадебном платье. Она – венец интриги: даже узнав имя таинственной невесты, зрители не догадаются о том, кто же на самом деле мерзавец и душегуб. Истина откроется позднее!

В сериале “Вино любви” не обошлось без вина и любви. Производством вина занимается коварный Саломон Вайсман. Сразу после заключения Альтаграсии он получил права на ее фермерское хозяйство. Судьба сыграет с ним злую шутку: он безумно влюбится в Глорию. Она ответит взаимностью, но спустя некоторое время жизнь разведет их по разные стороны баррикад. Не все в личной жизни сложится и у Альтаграсии дель Торо. Она отвергнет журналиста, который своими обличительными статьями помог ей оказаться на нарах. Но до раскола этих двух пар телезрители успеют насладиться горячими венесуэльскими страстями и иными атрибутами настоящей любви. Остальными ингредиентами “Вина любви” станут интересный детективный сюжет, интрига и талантливые актеры. Столь бодрящий напиток обычно пьют по чуть-чуть. Первый глоток – 25 февраля на REN TV.

"Кто подмешал яд в вино любви?" ("Ваш досуг")
Об этом узнают только зрители телеканала REN TV. С 25 февраля на канале начинается новая теленовелла, которая обеспечит досуг на целый год. Жизнь юной Альтаграсии дель Торо перевернуло одно происшествие. Неизвестные убили священника. Толпа в этом жутком преступлении обвинила Альтаграсию. Обыватели мигом прозвали девушку женой Иуды, по приговору суда она отправилась на нары на долгие двадцать лет. Она мужественно пережила все “прелести” тюремной жизни и вернулась в родной городок. Газеты вновь заговорили о ней. Местное население было напугано, ведь вернулась она – жена Иуды. Все понимали, что Альтаграсия дель Торо пришла мстить. Но ей не были нужны случайные жертвы. Она пришла за теми, кто был виновен в трагической ошибке, кто безвинно упрятал молодую красавицу за решетку…

Завязка венесуэльского сериала “Вино любви”, который 25 февраля стартует на REN TV, получилась увлекательной. Как впрочем, и весь сериал. Его краткое содержание поклонники сериалов могли прочитать на сайте REN TV. Там же были выставлены и описания еще пяти сериалов. Дело в том, что на REN TV после окончания “Яго, темная страсть” решили не пускать в эфир абы какой сериал. Ценители качественного “мыла” получили возможность проголосовать за понравившуюся теленовеллу. После ожесточенных дебатов на форуме сайта и голосования в лидеры вырвался детективный сериал “Жена Иуды”. Именно он под измененным названием “Вино любви” отправился бороздить эфир REN TV.

Эта история отличается от всем привычных “мыльных опер” с потерями памяти, потерявшимися детьми и четким, понятным с первым кадром разграничением на “злой” и “добрый”. “Вино любви” - это сериал с увлекательным детективным сюжетом. Его главная героиня Альтаграсия дель Торо (Астрид Каролина Херера), пройдя ад тюремного заключения, вновь оказывается в сложной ситуации. Стоило ей вернуться, как в городе один за другим начинают гибнуть жители. Страшным символом беспредела стала некая девушка в свадебном платье: она появлялась после каждой смерти. Подозрения пали, естественно, на “жену Иуды”. Поэтому Альтаграсии дель Торо пришлось одновременно добиваться правды и бороться с ненавистью и непониманием окружающих. К счастью, Альтаграсия не останется одинокой: вести расследование ей поможет будущая выпускница колледжа Искусств Глория Леаль (Шанталь Бодо). Спонтанная и энергичная она заинтересовалась судьбой “жены Иуды” и решила снять о ней фильм. Кино Глории заменили поиски убийц и… любовь. Своего героя встретит и Альтаграсия: ну как обойтись без любви в латиноамериканском сериале. Впрочем, любовным отношениям помешают вовсе не романтические события. Яд в “Вино любви” добавит тот, кого Альтаграсия и Глория так долго искали. Хэппи-энд неизбежен…

"Невеста в черном" (журнал Сериал)
"Вино любви" - главное событие телевизионного сезона

"ВИНО ЛЮБВИ" МОЖЕТ СТАТЬ ДЛЯ ЗРИТЕЛЕЙ КАК РЕДКОСТНЫМ УДОВОЛЬСТВИЕМ, ТАК И СЕРЬЕЗНОЙ ПРОБЛЕМОЙ. АБСОЛЮТНО В КАЖДОЙ СЕРИИ ЭТОЙ ТЕЛЕНОВЕЛЛЫ ПРОИСХОДИТ СТОЛЬКО ВАЖНЫХ И ЗАХВАТЫВАЮЩИХ СОЫТИЙ, ЧТО ОТВЛЕЧЬСЯ ИЛИ ПРОПУСТИТЬ ЭПИЗОД АБСОЛЮТНО НЕВОЗМОЖНО. ОТСЮДА РИСК СТАТЬ ЕСЛИ НЕ СЕРИАЛЬНЫМ АЛКОГОЛИКОМ, ТО, ПО КРАЙНЕ МЕРЕ, ПРОЖЖЕННЫМ ФАНАТОМ. "ВИНО ЛЮБВИ" - ЭТО РОВНО СТО ТРИДЦАТЬ ОКАЛОВ СТРАСТИ, ТАЙН И ПОРОКОВ. ГРЕМУЧАЯ СМЕСЬ! ЗАВИСИМОСТЬ ОБЕСПЕЧЕНА.

Благородная девушка по имени Альтаграсия несправедливо обвинена в убийстве священника - полиция хватает бедняжку прямо во время ее свадьбы. Подвенечное платье - символ невинности, но это никого не волнует: после богомерзкого убийства героиню кличут не иначе, как "Жена Иуды". Проведя в тюрьме положенный срок, Альтаграсия возвращается в родной город, горя желанием отомстить обидчикам... Тем временем очаровательная студентка Глория собирается снять о ней документальный фильм. Девушка по-хорошему амбициозна - она хочет оправдать Альтаграсию и найти истинного преступника. В благом деле ей помогает Саломон Вайсман - мужественный красавец и президент местной винодельческой компании. Эти два персонажа идеально друг другу подходят, и очень скоро между ними зарождается прекрасное чувство... В город, кишащий страстями, приезжает знаменитый и сказочно богатый журналист Маркос Рохас Пауль. Свою карьеру он начал как раз с обличительных статей, посвященных делу Альтаграсии, и во многом именно из-за него невиновную женщину осудили. Бывалый журналист раскаивается, к тому же он не в силах противостоять чарам Альтаграсии и влюбляется в нее... Живописный венесуэльский городок лихорадит. Воздух буквально наэлектризован. Очень скоро происходит загадочное и зверское убийство. На месте преступления кто-то видел женщину в подвенечном платье... все эти события нарушают привычный уклад жизни в городе. Отныне ничто не будет, как раньше. Судьба разводит Глорию и Саломона. Маркос Рохас и Альтаграсия любят друг друга, но не могут быть вместе. Идет деловая война за виноградники и крупное наследство. Абсолютно каждый житель маленького городка скрывает какую-то тайну. Жестокие убийства таинственной невесты продолжаются...

"Шестое чувство" (журнал Сериал)
КТО ИСТИННЫЙ УБИЙЦА В СЕРИАЛЕ "ВИНО ЛЮБВИ"?

Актеры сериала "Вино любви" - лишь марионетки в руках истинных злодеев. Только два человека несут ответственность за все убийства в теленовелле, именно из-за них каждый будний день мы приникаем к экранам своих телевизоров. Виновниками нашей зависимости являются... мужчины. Гавный исполнитель всех преступлений - режиссер Олехарио Баррера. Запомните это имя. Баррера родился в 1947 году на Канарских островах. "Вино любви"(2002) - его последняя работа, и чаще всего этот режиссер занимается постановкой именно остросюжетных теленовелл. Судите сами. До "Вина" Баррера режиссировал сериал "Мариу" (2000). Это также была история девушки, несправдливо обвиненной в убийстве. Упоминания достоин и первый сериал Олехарио под названием "Алехандра" (1994). Главную роль в нем исполнила известная актриса Мария Кончита Алонсо - она сыграла волевую женщину, посвятившую свою жизнь медицине. Всего Олехарио Баррера снял пять теленовелл и четыре полнометражных фильма.

Ну а мозговым центром, главным идейным вдохновителем дела, уже извествого в народе, как "Вино любви", является прославленный сценарист и писатель Мартин Ан. Бех этой личности успех сериала не состоялся бы. Мартин (р.1964) специализируетсяна детективных сериалах, и, в сущности, именно благодаря ему венесуэльские теленовеллы переживают Ренессанс. Сериалом "Вино любви" и своим предыдущим проектом "Грехи Анхелики" Мартин Ан задал очень высокую сценарную планку, опускаться ниже которой - дурной тон и признак непрофессионализма. В "Грехах Анхелики" мелодрамотическое действие строится вокруг насильственной смерти главы семейства дель Авила. Девятнадцатилетняя провинциалка Анхелика влюбляется в сына покойного и попадает в мир интриг и больших денег. Ее избранник предпочитает жениться по расчету на девушке из богатой семьи - он даже не догадывается, что Анхелика беременна. По воле судьбы героиня и ее новорожденный ребенок становятся наследниками всего состояния дель Авила. И тогда убийца возвращается... В 2000 году теленовелла "Грехи Анхелики" буквально гремела, и все-таки сериалу "Вино любви" удалось этот оглушительный успех превзойти. Зрители попросту не устояли перед тонизирующими ингредиентами нового сериального напитка. 10 самых сексуальных актеров и 10 самых притягательных актрис Венесуэлы; примерно 10 любовных линий; примерно 7 персонажей, у которых при невыясненных обстоятельствах погиб хотя ы один родственник; примерно 5 героинь, не удовлетворенных в сексуальном плане; примерно 5 мужчин, использующих женщин в своих интересах; 4 полусумасшедшие героини; 2 случая инцеста; 2 героини, которые пытаются узнать имена своих отцов; 2 сексуальных представителя закона; 1 стриптизер; 1 афроамериканец; 1 подозрительный священник; 1 шантажист. И это не считая череды жудких убийств таинственной невесты, которая каждый раз мелькает на месте преступления.

Женщину в подвенечном платье и предвестницу смерти Мартин Ан позаимствовал из французского фильма "Невеста была в чером" знаменитого режиссера Франсуа Трюффо. Героиня адской красавицы Жанны Моро убивает ровно пять мужчин - все они виновны в смерти ее жениха. Случайное убийство произошло прямо на ступенях церкви, ровно через 5 минут после венчания. Эта великолепная картина 1967 года - однозначное достижение в жанре мелодраматического триллера. А сценарист Мартин Ан всегда опирается в своем творчестве на шедевры мирового кинематографа. Прежде всего он верный последователь великого Альфреда Хичкока - режиссера личших в мире детективов и триллеров. В "Вино любви" замечены прямые цитаты из фильмов Хичкока "Головокружение" и "Ребекка". Благодаря прославленному киномастерству Мартин научился удерживать зрительское внимание. В своих интервью Ан также утверждает, что по атмосфере и таинственности "Вино любви" соперничает с недавним блокбастером "Шестое чувство". Недаром ведь у героини Шанталь Бодо постоянно случаются жудкие видения. То кровавое месиво видится, то невеста, то мертвецы...

Мудрое правило "Пей меньше, и тогда похмелья не удет" в случае с "Вино любви" не срабатывает. Здесь вам и протзительная мелодрама, и детектив, и триллер, и невероятно красивые люди, чудесные диалоги и потрясающая природа. Сто тридцать бокалов счастья и никакого похмелья!

Хуан Карлос Гарсия: Лучшее тело Венесуэлы (Экспресс-газета)

Плакатами с его изображением увешаны спальни всех венесуэльских девушек. Известные фирмы снимают его в рекламе, а мужчины мечтают иметь такую же, как у него, фигуру. Фотомодель, обладатель многочисленных титулов - "Современный Давид", "Мистер Тело" и т.д. - Хуан Карлос ГАРСИЯ в 32 года стал еще и звездой экрана. Роль Соломона Вайсмана в сериале "Вино любви" сделала его популярным и принесла очередной титул - "Лучший актер 2003 года".

Выходец из вполне обеспеченной семьи, Хуан Карлос не стремился к славе. Окончив школу, он поступил учиться в Университет Каракаса на инженерный факультет. Кто знает, как бы сложилась судьба парня, если бы не его тогдашняя невеста. Красивая девушка не стала ждать милости от природы, а, взяв с собой для поддержки робкого жениха, отправилась на пробы в рекламное агентство. И удача улыбнулась… Хуану Карлосу. Ему предложили работу.

Забросив и девушку, и учебу, юноша полностью окунулся в мир шоу-бизнеса. Он демонстрировал одежду, снимался в рекламах и для журналов мод, посещал курсы актерского мастерства. Три года назад его впервые пригласили сняться в сериале. После первой же роли Гарсия был назван "Самым желанным телом года", что, впрочем, его несколько огорчило, так как он жаждал, чтобы оценили его актерский талант.

После нескольких ролей второго плана на него свалилась удача в виде Мартина Ана, пригласившего красавчика в теленовеллу "Вино любви". В стране началась настоящая "гарсиямания", и продюсеры сериала на волне такого обожания выпустили календарь "В теле и душе". Слабую половину человечества больше взволновало именно тело, так как актер снялся абсолютно голым.

Сейчас звезда все время в работе, находя в ней спасение от одиночества. Несмотря на привлекательную внешность и сумасшедшую популярность, он никак не может найти свою половинку. В его постели побывало немало венесуэльских красавиц, одна из которых подарила ему любимого сына, которому сейчас три года. Но ни одной не удалось дотащить ловеласа до алтаря. Правда, Хуан Карлос и не скрывает, что он достаточно привередлив в выборе девушек. Ему подавай и красивые ноги, и удачную карьеру избранницы, и при этом чтобы она была прекрасной матерью и женой.

Читать онлайн электронную книгу Соломон Крид. Искупление The Searcher - I бесплатно и без регистрации!

Я знаю, что ничего не знаю.

Сократ


1

Начало начал – дорога. Я иду по ней.

    Я не помню, кто я, откуда и как попал сюда. Здесь лишь я, дорога

        и обожженное небо

            повсюду,

                а под ним – я.

Во мне клокочет тревога, ноги двигаются словно сами собой, толкая вперед, сквозь горячий воздух, будто знают нечто неизвестное мне. Я хочу приказать им остановиться, но даже и в помраченном состоянии понимаю: со своими ногами разговаривают лишь безумцы. А я не безумен. Я в это верю.

Я гляжу на мерцающую ленту асфальта, бегущую по склонам пологих холмов. Края дороги дрожат и изгибаются, искаженные раскаленным воздухом пустыни. Оттого дорога кажется миражом, а мой путь – неопределенным, обманчивым. Я ощущаю тревогу. Здесь предстоит сделать нечто важное. Затем я и явился сюда. Но что – не помню.

Я пытаюсь дышать медленно, выудив откуда-то из памяти знание: медленные вдохи-выдохи успокаивают. Заодно пытаюсь уловить запахи. Различаю вонь битумной смолы, выступившей на сломанных ветках креозотовых кустов, слащавый смрад упавшего и гниющего плода сагуаро, кислый запах цветущей агавы. Все очень отчетливо, ясно, понятно и недвусмысленно – за каждым распознанным и наименованным запахом ворох информации: латинское название растения, лекарственные свойства, народные названия, ядовитость или съедобность. То же самое происходит, когда я гляжу по сторонам. Все замеченное тут же обрушивает в мозг лавину названий и фактов. Голова гудит. Кажется, я знаю все – за исключением самого себя. Я не знаю, где я. Не знаю, почему я здесь. Не знаю даже своего имени.

Ветер толкает в спину, приносит новый запах, превращающий тревогу в страх. Я чувствую маслянистый, кислый дым, и с ним приходит невнятная мысль: за моей спиной на дороге – ужас. Нужно бежать. Спасаться.

И я бегу, не осмеливаясь оглянуться. Жесткий горячий асфальт больно бьет по ступням. Я гляжу вниз и вижу свои босые ноги. Они мелькают, отталкиваясь от дороги. На ярком солнце покрывающая их кожа сияет белизной. Поднимаю руку – то же самое. Кожа так ярко сверкает на солнце, что режет глаз и приходится прищуриваться. Я чувствую, как моя кожа краснеет под свирепым солнцем. Нужно поскорее уйти от пустыни, солнца и ужаса за спиной. Концентрируюсь на холме впереди. Кажется, если я достигну его, то окажусь в безопасности, а мой путь станет ясней и понятней.

Ветер крепчает, несет дым. Запах его укрывает все остальные ядовитым одеялом. Пот сочится по рубашке, проникает в темно-серую ткань пиджака. Я мог бы снять его, стало бы не так жарко, но толстая материя защищает от обжигающего солнца. Потому лишь поднимаю воротник и продолжаю бежать. Шаг за шагом – вперед и дальше, – и, будто отбивая ритм, спрашиваю снова и снова: «Кто я? Где я? Почему?» Постепенно в пустоте сознания начинает оформляться нечто. Ответ. Имя.

– Джеймс Коронадо! – выдыхаю я.

Но смысл сказанного ускользает, а в левом плече вспыхивает боль.

Собственный тихий голос кажется мне незнакомым и странным, зато теперь я знаю имя. «Джеймс Коронадо, Джеймс Коронадо…» – повторяю я в надежде, что оно потащит за собой все остальные воспоминания. Но чем больше я повторяю, тем менее близким кажется имя. В конце концов уверяюсь: оно не мое. Имя шелухой выпадает из головы, однако остается некая связь – будто я пообещал что-то носителю имени и должен сдержать слово.

Я достиг вершины холма, и передо мной открылся новый кусок пустыни. Вдали виднеется дорожный указатель, за ним темной кляксой у подножия рыжих гор – город.

Приставляю руку к глазам, чтобы прочитать слова на указателе. Но слишком далеко. Мешает дрожащий от зноя воздух. Далеко, у края города, на дороге заметно движение.

Машины.

Едут сюда. На крышах мигают синие и красные огни. Вой сирен мешается с ревом ветра, несущего гарь. Я ощущаю себя пойманным меж двух страхов. Смотрю направо, прикидывая, не лучше ли свернуть в пустыню, и тут откуда-то из дикой дали приплывает новый запах, кажущийся самым близким и знакомым. Это вонь чего-то умершего и гниющего, лежащего вдали от взглядов, обожженного солнцем, протухшего, карамельно-приторного – словно предчувствие ожидающей меня участи, если сверну с дороги.

Сирены впереди, смерть по сторонам и сзади.

Что делать?

Нужно узнать, что за спиной. Я поворачиваюсь и вижу мир, объятый пламенем.

Посреди дороги лежит разбитый пылающий самолет. Крылья торчат, словно их расправила исполинская огненная тварь. Вокруг – кольцо огня. Оно стремительно расширяется. Пламя скачет от растения к растению, лижет бока гигантских сагуаро. Их отростки – будто воздетые руки; мякоть лопается и шипит от закипающего внутри сока, взрывается, испуская струи пара.

Зрелище поразительное. Величественное. Жуткое.

Сирены громче, рев пламени все сильней. Одно крыло самолета кренится, падает, оставляя в воздухе огненный след, наполняя все вокруг мучительным визгом раздираемого металла. Потом глухо бьется оземь и выбрасывает волну пламени – раскаленное щупальце, тянущееся вдоль дороги ко мне, жаждущее схватить, притянуть обратно.

Я отшатываюсь, круто разворачиваюсь.

И бегу.

2

Мэр Эрнест Кэссиди оторвал взгляд от пыльной сухой могилы и глянул поверх собравшейся толпы. Наверное, они тоже не столько услышали, сколько ощутили всем телом прокатившийся за спиной могучий грохот. Несколько склоненных в молитве голов повернулось, чтобы глянуть на простиравшуюся далеко внизу пустыню.

Кладбище находилось высоко над долиной, на террасе, врезанной в склон хребта Чинчука, подковой охватывавшего город. Из долины веяло жаром, топорщило черные одежды скорбящих, скребло песком по обветренным надгробным доскам, с лаконичной жесткостью зафиксировавших историю насильственного рождения города:

Кучер. Убит апачами. 1881

Чайна Мае Линг. Самоубийство. 1880

Сьюзан Гоатер. Убита. 1884

Мальчик. Возраст 11 месяцев. Брошен умирать. 1882

Сегодня к списку смертей добавилось новое имя, и почти весь город отложил утренние дела, чтобы посетить первые за шестьдесят лет похороны на историческом кладбище. Жест вежливости – наименьшее, что можно было сделать в данных обстоятельствах. Но этот жест определил будущее города столь же точно и неумолимо, как и в конце девятнадцатого века, когда кладбище впервые приняло убитых, повешенных, оскальпированных и проклятых.

Грохот утих, толпа вернулась к молитве. Мэр Кэссиди, надевший по случаю похорон пасторскую шляпу, бросил в могилу пригоршню песка. Песчинки забарабанили по крышке простого старомодного соснового гроба. Отметив про себя, что жест вышел отличный, мэр продолжил речь.

– Ибо прах ты, – проговорил он низким, с нотками печали и суровости голосом, какой приберегал специально для подобных случаев, – и в прах возвратишься. Аминь.

Толпа забормотала: «Аминь, аминь». Затем потянулась минута тишины, заполненная посвистом ветра. Мэр глянул искоса на вдову, стоявшую на краю могилы, словно самоубийца на крыше. На солнце глаза и волосы женщины сияли чернотой мрачнее и глубже, чем развеваемые ветром траурные одежды пришедших на похороны. Какой юной и прекрасной казалась она, погруженная в горе. Мэр знал, как сильно она любила мужа, и оттого ее трагедия казалась еще страшней. Но молодость смягчит горечь потери. Есть время, чтобы начать все сначала. Уехать из города… Она бездетна, и в том милость судьбы: женщину ничто не держит, и сердце ее не сожмется от боли, когда случайный взгляд откроет в лице ребенка черты ушедшего навсегда любимого. Да, иногда бездетность – благо. Иногда.

Толпа заколыхалась – сквозь нее проталкивался, продвигаясь к выходу, шеф полиции. Он был уже в шляпе, венчавшей коротко стриженную, тронутою сединой голову. Проследив за ней взглядом, мэр Кэссиди увидел причину.

С главной дороги, ведущей от города, поднимался столб черного дыма. И это была не буря и не предвестие скорого дождя. Надвигалось что-то гораздо более страшное.

3

Шеф полиции Морган покинул кладбище так быстро, как только смог. Не бежал только потому, что не хотел забросать песком и пылью траурные наряды спешивших к своим машинам горожан. Услышав грохот, он сразу понял: это не гроза. Звук будто вернул в то время, когда Морган носил другую форму и видел, как орудийные стволы выбрасывают огонь, посылая снаряды в город, находившийся посреди другой пустыни. Это был звук чего-то очень большого, ударившегося оземь, – и у полицейского сразу пересохло во рту.

Набирая скорость на спуске, он нажал кнопку на руле и включил рацию:

– Говорит Морган. Еду на север по Элдридж, направляюсь к возможному пожару в трех милях от города. Кто готов выехать?

Джип подпрыгнул, взвизгнул шинами, выкатываясь с кладбищенской дороги на трассу. Сквозь треск статики пробился голос диспетчера Роллинса:

– Шеф, слышу вас. Нам позвонила Элли с ранчо Такера. Говорит, слышала взрыв на юго-востоке. На связи пять единиц: две пожарные машины, патрульная машина с трассы, «скорая» из округа и еще одна из Кинга. Всего шесть, включая вас.

Морган глянул в зеркало заднего вида на отсветы мигалок, затем снова вперед – туда, где слишком быстро рос дымный столб.

– Мало.

– Почему?

– Ну, я еще не на месте, но слишком уж быстро и высоко поднимается дым, – ответил Морган, продолжая смотреть на клубящуюся черноту впереди. – Там что-то очень жарко горит. Наверное, бензин. И взрыв был.

– Да, я слышал.

– Прямо в офисе?

– Да, сэр. И почувствовал, – отрапортовал Роллинс.

Хм, диспетчер был милей дальше от взрыва, чем Морган. Неплохо грохнуло.

– А оттуда видно? – спросил он.

Слушая треск статики, Морган представил, как диспетчер откидывается в кресле, чтобы заглянуть в узкое окно.

– Да, точно.

– Ну, оно идет к вам, так что надо шевелиться. Позвони на аэродром, пусть поднимают пожарный самолет. Нужно задавить очаг, пока пожар не разросся.

– Шеф, уже делаю!

Отключившись, Морган наклонился вперед, разглядывая дым, который поднялся уже на несколько сот футов и продолжал ползти вверх. Очаг находился совсем близко. Каждый раз, когда машина взлетала на гребень очередного холма, среди темных клубов на земле виднелось пламя. Морган настолько сконцентрировался на огне, желая хорошенько рассмотреть его и подтвердить свою догадку, что заметил бегущего посреди дороги человека, только когда приблизился почти вплотную.

Движимый внезапным страхом, Морган отреагировал инстинктивно: резко выкрутил руль вправо, сжался, ожидая глухого удара. Но его не последовало. Морган крутанул руль влево. Задние колеса поехали по мягкой земле на краю насыпи, джип накренился. Морган ударил по тормозам, затем надавил газ, желая задержаться на кромке асфальта, но машина уже поехала боком, колеса проворачивались, выбрасывая фонтаны песка. Морган снова ударил по тормозам и вцепился в руль, пытаясь развернуть джип. Тот внезапно встал, уткнувшись в куст, и Морган ударился головой о боковое стекло.

Секунду он сидел неподвижно, не выпуская руля из рук, слушая суматошное биение сердца. Оно казалось громче, чем рев огня в пустыне, чем стук песка о ветровое стекло. Окатив джип песком, мимо промчалась первая пожарная машина. Салон заполнился треском статики:

– Шеф? Вы здесь, шеф?

Он вздохнул, нажал кнопку:

– Да, Роллинс, я здесь.

– Как оно выглядит?

Мимо с грохотом промчалась вторая пожарная машина. Морган проводил ее взглядом до стены пламени с черным силуэтом самолета в центре.

– Выглядит, будто весь мир к чертям.

Когда Морган снова посмотрел на дорогу, то с удивлением отметил, что бегун еще там и даже встает на ноги. Выглядел он крайне необычно: абсолютно белая кожа и того же оттенка волосы.

Трасса была построена на старой караванной дороге, и Морган слышал множество историй о водившихся здесь привидениях. Сам он ничего такого не видел, но проезжавший народ видывал всякое. В особенности по ночам, когда холод молотом обрушивался на землю и клочья тумана плыли сквозь свет фар, подстегивая воображение людей. Рассказывали о лошадях-призраках и даже целых повозках, движущихся в футе над землей.

– Шеф? Вы еще на связи?

Морган заставил себя отвлечься, хотя по-прежнему не сводил глаз со странного чужака:

– Да, на связи. Что насчет самолетов?

– Один с аэродрома уже в пути, возможны еще два из Таксона. Тормозят немного, но я поддаю жару. Если получат разрешение, будут здесь через двадцать минут.

Морган кивнул, но ничего не ответил. Через двадцать минут площадь пожара удвоится, а скорее – утроится. Вой нескольких сирен стал ближе. Город выслал все имеющееся, но этого слишком мало.

– Вызывай все и всех, – приказал Морган. – Нужны заставы на подъездах к городу. Я не хочу, чтобы кто-нибудь въехал в этот бардак. Нужны противопожарные заграждения. Все, у кого есть машина и лопата, пусть отложат дела и соберутся у дорожного знака на въезде в город – если хотят, чтобы к вечеру город еще существовал.

Отключившись, Морган покопался в кармане в поисках мобильника, нашел номер, открыл редактор текста и трясущимися пальцами набрал:

«Все сделано. Похороны окончены досрочно. Нашел что-нибудь?»

Он отослал сообщение и снова глянул на незнакомца. Тот смотрел на пожар со странным выражением на лице. Морган сфотографировал белокожего на телефон. На фото человек будто светился на фоне песка – точно как на картинках из книг или на сайтах, посвященных привидениям. Однако те казались фальшивками. Этот же, взаправдашний, отчетливо живой, глядел на разбившийся самолет глазами цвета бледно-серого камня. Глядел в огонь.

Телефон пискнул. Пришел ответ: «Ничего. Сейчас ухожу».

Черт подери! Сегодня все вразнос. Хоть бы что хорошее.

Морган схватил шляпу и открыл дверцу, впуская рев огня и пустынный зной. Бледный незнакомец развернулся и побежал.

4

Я гляжу в огонь и чувствую, как он глядит в меня. Но так не должно быть. Я уверен. Ветер воет, ревет, вихрится вокруг, словно мир корчится от боли.

Первая машина встала рядом с огнем, люди побежали к нему, вытягивая из машинного чрева шланг, словно кишки из животного, приносимого в жертву богу огня. Люди кажутся такими крохотными, а пламя – огромным. Ветер раздувает его, оно с ревом катится вперед, к людям. Ко мне. Во мне вспыхивает страх, я поворачиваюсь, чтобы бежать, и нос к носу сталкиваюсь с женщиной в темно-синей форме. В глазах – сочувствие.

– Сэр, с вами все в порядке? – спрашивает она.

Я хочу обнять ее и хочу, чтобы она обняла меня, но страх перед огнем и желание убежать от него слишком велики. Я уклоняюсь и бегу дальше – прямо в человека в точно такой же синей форме. Он хватает меня за руку, я пытаюсь вырваться, но не могу. Он очень силен, и это удивительно: я не привык считать себя слабым.

– Мне нужно отсюда уйти, – говорю я тихим, незнакомым мне самому голосом и оглядываюсь на огонь.

Ветер подгоняет его все ближе.

– Сэр, вы теперь в безопасности, – говорит мужчина с профессиональным спокойствием, отчего я тревожусь еще больше.

Как он может знать, что я в безопасности? Откуда ему это знать?

Я смотрю за его плечо, на город и дорожный знак перед ним, но вид загораживает припаркованная «скорая», и это тоже тревожно.

– Мне нужно уйти, – повторяю я, выдергивая руку и надеясь, что он поймет. – Думаю, этот огонь из-за меня.

Мужчина кивает, будто понимая, но я вижу, что ко мне уже тянется другая его рука. Хватаю ее, одновременно подсекая его ногу и поворачиваясь. Мужчина падает. Бросок для меня естествен, как дыхание, и безукоризнен, будто отрепетированное танцевальное па. Кажется, мышцы его выполнили сами. Я гляжу на ошарашенное лицо мужчины, читаю имя на его значке и говорю: «Простите, Лоуренс». Затем разворачиваюсь, чтобы бежать к городу, прочь от пожара, успеваю сделать шаг, но рука мужчины хватает мою ногу, сильные пальцы стальным кольцом отхватывают щиколотку.

Я едва не падаю, но удерживаюсь. Поднимаю ногу. Я не хочу бить этого Лоуренса, но ударю, если не удастся освободиться. От мысли, что моя твердая пятка врезается в нос, рвет кожу, выплескивает кровь, по телу словно бежит теплый ветер. Приятное чувство, но оно тревожит еще сильнее, чем знакомство с запахом смерти. Я пытаюсь сконцентрироваться на другом, подавить рефлекс, не дать ноге ударить, и в этот момент что-то большое и твердое врезается в меня, вырвав мою ногу из хватки.

Я падаю. Сильно ударяюсь головой об асфальт, и перед глазами вдруг становится бело. Ярость вспыхивает во мне. Я пытаюсь вырваться. На щеке – чье-то горячее дыхание: запах кислого кофе, гниль начинающегося кариеса. Повернув голову, вижу лицо придавившего меня полисмена.

– Полегче, – советует он, налегая всем весом, – мы всего лишь пытаемся помочь.

Но это неправда. Если бы хотели помочь, то отпустили бы.

Некая отстраненная часть моего сознания отмечает: я могу зубами изуродовать щеку или нос, грызть с такой свирепостью, что полицейский захочет избавиться от меня сильнее, чем я от него. Эта мысль одновременно ужасает, интригует и восхищает – ведь я и в самом деле могу высвободиться! Но что-то неосознаваемое, но важное удерживает.

В меня вцепляются новые руки, крепко прижимают к асфальту. В предплечье словно жалит большое насекомое. Женщина-медик сидит рядом на корточках и смотрит на воткнутый шприц.

– Нечестная игра, – пытаюсь выговорить я, но к последним слогам язык безнадежно заплетается.

Мир вокруг течет, и тело обмякает. Чья-то рука осторожно и бережно поддерживает мою голову. Я пытаюсь бороться с сонливостью, заставляю глаза оставаться открытыми. Вдалеке город, обрамленный дорогами и небом. Я хочу сказать им всем, что нужно торопиться, ведь огонь приближается, нужно спасаться, но язык не слушается. Поле зрения сужается, по краям – чернота, а в центре – уменьшающийся светлый круг, будто я падаю спиной вниз в глубокий колодец. Теперь я могу видеть за «скорой» указатель на въезде в город. С этого расстояния слова уже различимы, и я успеваю прочесть, прежде чем мои веки опустятся и мир зальет чернота:

Добро пожаловать

в ИСКУПЛЕНИЕ

5

Прислонившись к джипу, Малкэй смотрел на неровный ряд крыльев за оградой из сетки-рабицы. Малкэй видел Б-52 вьетнамских времен с тремя десятками отметок о боевых вылетах на фюзеляже; какой-то бомбардировщик Второй мировой; тяжелый, напоминавший кита транспортник; эскадрилью остроносых смертоносных реактивных истребителей с метками разных стран, включая «МиГ» с советской звездой на крыле и двумя меньшими под кокпитом, обозначавшими сбитых врагов.

За парадом военных самолетов в самое сердце кальдеры тянулась взлетная полоса. Над ней дрожал и корчился от жара воздух. К северу над чем-то мертвым либо умирающим кружились стервятники. Кроме них, в небе не было абсолютно ничего – ни облачка, хотя Малкэй недавно слышал гром. Да, тут бы не помешало малость дождя. Видит Бог, тут он по-настоящему нужен.

Малкэй глянул на часы.

Клиенты опаздывают.

Он пота чесалась голова, капли сочились меж волос, стекали по спине. Накопившийся за день пустынный зной давил тело. Малкэй стоял, прислонившись к большому серебристому «чироки» с тонированными стеклами, прохладными кожаными сиденьями и забойным кондиционером, выдающим прохладный свежий воздух ровно шестидесяти пяти градусов по Фаренгейту. Кондиционер работал вовсю. Его жужжание различалось даже на фоне рокочущего на холостом ходу мотора.

Но все равно лучше уж стоять снаружи, на жаре, чем сидеть в салоне с двумя кретинами, которых нужно ублажать, охранять и слушать.

– Эй, парень, как думаешь, сколько наци уложила вон та птичка?

– А сколько вьетнамских детишек сожгла вон та?

Такие вот глубокомысленные вопросы. Кретинам отчего-то взбрело в голову, что Малкэй – бывший военный. По логике их затуманенных, выжженных дурью мозгов, военное прошлое делало Малкэя специалистом по всем войнам мира и всему его оружию. Малкэй несколько раз говорил кретинам, что никогда не служил ни в одном виде вооруженных сил и потому знает о самолетах не больше кретинов, но те не отставали с идиотскими вопросами и фантазиями насчет убитых.

Малкэй снова посмотрел на часы.

Когда груз прибудет на место, можно будет уехать, принять долгий холодный душ и смыть впечатления дня. Рядом зажужжало. Открылось окно, и наружу хлынул восхитительно холодный воздух.

– Эй, и где тот самолет? – выговорил Хавьер, невысокого роста, но отличавшийся особой доставучестью кретин, дальний родственник Папы Тио, великого босса на мексиканской стороне.

– Не здесь, – ответил Малкэй.

– Ну не гони, скажи мне что-нибудь, чего я еще не знаю.

– Трудно определить, с чего начать.

– Что?

Малкэй отступил на шаг от джипа и потянулся так, что захрустели позвонки.

– Не беспокойся. Если что не так, мне пришлют сообщение.

Хавьер поразмышлял секунду, затем кивнул. Насколько представлял Малкэй, кретин, хотя и унаследовал крутые повадки босса, не имел и толики рассудка Папы Тио. К сожалению, Хавьер унаследовал также и внешность. Сочетание коренастости, жирной, в оспинах кожи и пухлых капризных губ делало его похожим на жабу, втиснутую в джинсы и футболку.

– Эй, да закрой окно, там же гребаная духовка! – подал голос Карлос, кретин номер два.

Насколько знал Малкэй, Карлос не был родственником босса, но, несомненно, стоял высоко в иерархии картеля, раз смог поехать за компанию с Хавьером.

– Я разговариваю! – огрызнулся тот. – Закрою, когда будет надо.

Малкэй отвернулся и посмотрел в пустое небо.

– Про какой самолет-то речь? Вроде этих надутых бомберов? О-о, то-то было бы круто, если на таких!

Малкэй не хотел отвечать, но про самолет случайно знал – описание включили в инструкции. К тому же чем дольше говоришь с Хавьером, тем дольше открыто окно, больше вытекает холодного воздуха и втекает горячего.

– «Бичкрафт».

– Что это?

– Наверное, старая модель, – пояснил Малкэй.

– Вроде мелкого реактивника?

– Думаю, он винтовой.

Хавьер выпятил губы, похожие на боксерскую перчатку, и покивал:

– Все равно – звучит круто. Когда мне пришлось перебираться, чапал через реку посреди ночи на задрипанном корыте.

– Но ведь перебрался?

– Ну, так, – подтвердил Хавьер.

– Это главное, – резюмировал, подаваясь вперед, Малкэй.

Над терриконом за дальней стороной аэропорта в небе появилось темное пятнышко.

– Не важно, как ты сумел, главное – ты здесь, – проговорил Малкэй.

Пятнышко потемнело и превратилось в колонну густого черного дыма. Издали донесся слабый отзвук сирен. Затем в кармане Малкэя зажужжал телефон.

6

Качнуло – и он проснулся. Разлепив веки, увидел низкий белый потолок, пакет с жидкостью, присоединенный к капельнице. Она напоминала свернувшуюся прозрачную змею, которая колыхалась в такт движению «скорой».

– Добро пожаловать в сознание! – Женщина-медик посветила в левый глаз.

Резкая боль. Он попытался заслониться рукой, но не смог даже двинуть ею. Посмотрел вниз, и сразу закружилась одурманенная химией голова. Толстые ремни из синего нейлона охватывали руки и тело, плотно прижимая к тележке.

– Это ради вашей безопасности, – как бы мимоходом заметила женщина.

Ясно. Ему ввели успокоительное, чтобы уложить на каталку и задвинуть в машину. Ремни гарантируют, что успокоительное не придется колоть снова.

Он ненавидел быть связанным и беспомощным. В памяти шевелилось что-то очень неприятное, болезненное, словно он когда-то уже был беспомощным и ни за что не хотел стать таким снова. Он сосредоточился на воспоминании, пытаясь выяснить его детали, но они упорно ускользали.

От тряски и запахов медицинской химии, заполнивших салон, стало дурно. Йод, сода, гидрохлорид налоксона, смешанные с потом, дымом и имитирующим кокос гадким синтетическим ароматизатором, вонь которого плывет из кабины водителя. Захотелось снова ощутить землю под ногами, ветер на лице. Освободиться, собраться с мыслями, вспомнить, зачем явился сюда. От этой мысли правое плечо снова вспыхнуло болью. Он коснулся пальцами ограждения. Оно звякнуло.

– Не могли бы вы ослабить ремни? – произнес он, стараясь, чтобы голос звучал спокойно и ровно. – Хотя бы настолько, чтобы я мог двинуть рукой?

Женщина закусила губу, потеребила тонкое ожерелье с надписью золотыми буквами «Глория».

– О’кей. Но поймите: чуть что – я снова вас отключу.

Она погрозила фонариком:

– И не мешайте мне работать.

Он кивнул. Глория выждала немного, чтобы показать, кто здесь хозяин, затем наклонилась и дернула за ремень сбоку. Сжимавшая руки нейлоновая лента ослабла, и он смог поскрести себе плечо.

– Прошу прощения, – сказала Глория, наклоняясь и светя фонариком в глаз. – Это был быстрейший способ утихомирить вас до того, как вы кого-нибудь бы покалечили.

Свет по-прежнему больно резал глаза, но он стерпел.

– Как ваше имя, сэр? – спросила Глория, посветив в другой глаз.

Она приблизилась настолько, что он почувствовал ее дыхание. Захотелось дотронуться, ощутить ее кожу. Не агрессивно, а нежно и бережно.

– Не помню, – ответил он. – Ничего не помню.

– Как насчет Соломона? – ответил за него мужской голос, писклявый, но с резкой металлической ноткой. – Соломон Крид? Звучит знакомо?

Глория наклонилась, чтобы сделать пометки в блокноте, и он увидел чуть не раздавившего его «джипом» полицейского. Тот сидел на тележке за Глорией.

– Соломон…

Имя показалось знакомым и удобным, словно хорошо разношенные привычные сапоги.

– Соломон Крид, – повторил он и вопросительно поглядел на копа, надеясь, что тот знает что-нибудь еще. – Вы меня знаете?

Тот покачал головой и показал тонкую книжечку:

– Лежала в вашем кармане с дарственной надписью некоему Соломону Криду. Думаю, это вы. Ваш пиджак тоже подписан этим именем.

Он кивком указал на серый пиджак, лежащий рядом на каталке:

– Вышито на этикетке золотыми нитками. Там и надпись по-французски.

«По-французски» коп выговорил так, словно выплюнул горькое.

Соломон внимательно посмотрел на книгу. Строгая, в тонах сепии фотография на обложке, выполненное старомодным угловатым шрифтом название:

ИСКУПЛЕНИЕ И БОГАТСТВО

СОЗДАНИЕ ГОРОДА

Мемуары преподобного Джека «Кинга» Кэссиди,

основателя и первого горожанина

Захотелось выхватить книгу у полицейского и рассмотреть как следует. Соломон не узнавал книги. Совсем ее не помнил. Вообще ничего. А ведь она могла дать подсказку. Как это злит. Бесит! И с какой стати коп лазил по карманам? Соломон стиснул кулаки.

– Итак, мистер Крид, есть у вас идеи насчет того, почему вы бежали от горящего самолета? – спросил полицейский.

– Я не помню.

Значок на груди копа информировал, что его носитель – глава местной полиции Гарт Б. Морган. Фамилия намекала на валлийские корни и объясняла, отчего кожа шефа розовая, веснушчатая и явно не приспособленная к местному климату – впрочем, как и кожа Соломона.

А какого черта здесь делает он сам?

– Думаете, вы летели на том самолете? – спросил Морган.

– Нет.

– Как же вы можете быть уверены, если ничего не помните? – Коп нахмурился.

Соломон посмотрел в заднее окно на горящий самолет. В голову хлынул поток новой информации, выкристаллизовавшийся в объяснение:

– Исходя из положения крыльев.

Морган глянул туда же, куда и Соломон. Одно крыло еще торчало почти вертикально посреди бушующего огня:

– А что крылья?

– По их расположению видно, что самолет врезался в землю на большой скорости. Пассажиров швырнуло назад, а не вперед. Причем со страшной силой. От столкновения с землей лопнули баки, загорелось топливо. Оно на открытом воздухе горит при температуре от пятисот до семисот градусов по Фаренгейту. Плоть обуглится и обвалится с костей за секунды. Принимая это во внимание, я прихожу к выводу, что не мог быть в самолете и, соответственно, сейчас разговаривать с вами.

Морган дернулся, будто его щелкнули по носу:

– Так откуда ж вы явились, если не из самолета?

– Я помню лишь дорогу и огонь, – ответил Соломон, потирая плечо.

Острая боль там сменилась зудящим нытьем.

– Позвольте взглянуть, – сказала Глория, выступая вперед и заслоняя шефа полиции.

Соломон принялся расстегивать пуговицы, глядя на свои пальцы, такие же белые, как и ткань рубашки.

– Раньше вы говорили, что пожар – из-за вас, – не отставал Морган. – Не могли бы вы пояснить?

Соломон вспомнил свой панический страх и необоримое желание убежать от огня.

– Я чувствую, что я и пожар как-то связаны. Но как – не помню. И не могу объяснить.

Он расстегнул манжеты, вынул руки из рукавов и заметил, что в машине вдруг повисла напряженная тишина.

Глория наклонилась, не сводя глаз с плеча Соломона. Морган тоже смотрел, чуть не выпучив глаза. Соломон проследил за их взглядами и обнаружил воспаленный, покрасневший источник постоянной боли.

– Что это? – прошептала Глория.

Соломон не знал ответа.

7

– Разбился? Что значит «разбился»?

«Чероки» несся, взбивая пыль. Сидевший за рулем Малкэй гнал, то и дело посматривая на быстро растущий на западе столб дыма.

– Знаешь, самолеты иногда разбиваются, – сказал Малкэй. – Они очень этим известны.

Хавьер замер, уставившись на дым. Его непристойно пухлые губы были раскрыты и мокры от слюны. Хавьер пытался уместить в голове случившееся. Карлос скорчился позади и отмалчивался, глядя мутно и потерянно. Малкэй понимал отчего. Папа Тио имел репутацию человека, любящего показать подчиненным, что бывает с напортачившими. Если груз погиб при аварии – а особенно ЭТОТ груз, – дерьмо полетит так, будто им выстрелили из пушки. Достанется всем. И Малкэю, и Карлосу. И даже губастому кузену в соседнем кресле.

– Не паниковать, – предупредил Малкэй, стараясь убедить не столько спутников, сколько себя. – Мы знаем всего лишь то, что разбился какой-то самолет. Мы не знаем, наш ли он. И насколько скверная авария.

– А по мне, так выглядит дерьмовее некуда, – проговорил Хавьер, не отрываясь от стремительно расширявшейся колонны дыма.

Малкэй так стискивал баранку, что заболели пальцы. Он заставил себя чуть разжать хватку, слегка отпустить газ.

– Ладно, выждем и посмотрим, что нам выпадет, – нарочито спокойным голосом произнес Малкэй. – Пока действуем по плану. Самолет не появился, потому перемещаемся в безопасное место, чтобы перегруппироваться, доложить и ожидать инструкций.

Здоровый инстинкт подсказывал Малкэю, что надо отъехать на несколько десятков миль, пристрелить пассажиров, вывалить их где-нибудь в пустыне и бежать как можно дальше, пока не началась погоня. Он знал, что для Папы Тио не важно, кто именно виновен в аварии самолета. Тио наверняка прикончит всех вовлеченных в дело. Папа Тио любил показать всем, что случается с неудачниками. Этим он печально знаменит. Так что прикончить Карлоса с Хавьером и дать деру – означает расписаться в собственной виновности. Тио будет искать, пока не отыщет. И не остановится никогда. Несмотря на достаточно приличный послужной список, Малкэй не любил убивать. И не любил прятаться и убегать. Он жил неплохой жизнью: с неплохим домом, парой разведенок с детишками и умеренными запросами. Разведенки не спрашивали, чем занимается любовник и откуда у него такие шрамы на теле. Конечно, по большому счету, все это мелочь и чепуха, но, когда светит расставаться с подобным существованием, терять его не хочется. Даже очень не хочется.

– Мы придерживаемся плана, – повторил Малкэй. – Кому не нравится, может валить из машины.

– Эй, пендехо, с каких это пор ты у нас начальник?

– С тех пор, как меня назначил Тио. Он сам позвонил и попросил принять груз. Не в службу, а в дружбу. А еще попросил прихватить вас двоих, и я, будучи остолопом, согласился. Если хочешь отвечать за все это сам – ради бога. Если не хочешь – заткни жирную пасть и дай мне спокойно подумать.

Хавьер надулся, будто обиженный подросток.

Теперь на западе виднелось пламя – стена вихрящегося пламени, бегущая по земле. Виднелись пожарные машины и «скорая помощь». Хорошо. Значит, полицейские заняты.

– Самолет! – закричал Хавьер, показывая пальцем назад.

Малкэй вздрогнул от нечаянной радости. А может, все обойдется? Может, время развернуть джип, принять груз, а потом, за холодным пивом, как следует посмеяться над страхами? И уцелеет незамысловатое, хорошо устроенное житье? Малкэй снял ногу с педали газа и повернулся, на несколько секунд оторвавшись от пустынной дороги. Увидев в небе над аэродромом разворачивающийся желтый самолет, он снова надавил на газ.

– Ты че творишь?! – выпалил Хавьер, глядя на Малкэя, будто на психа.

– Мы ждали не этот самолет, – ответил тот, чувствуя, как снова наваливается отчаяние. – Этот поднимается, а не садится. Наверное, тяжелый транспортник с MAFFS[1]The Modular Airborne Firefighting System, модульная система пожаротушения. на борту.

– MAFFS? Что за хрень?

– Про нее все время говорили по новостям, с тех пор как началась засуха. MAFFS используют для тушения пожаров.

Мерный рокот режущих воздух винтов прокатился прямо над головой, отозвался колотьем в груди. Хавьер снова по-детски надулся, откинулся на спинку сиденья, тряся головой, причмокивая.

– Эм-эй-эф-эф-эс, – выговорил он со смаком, будто худшее из известных ему ругательств. – А я ж говорил, что ты, засранец, из военных.

8

Кожа Соломона сияла в свете ламп, а метка на плече полыхала будто огонь. Красная, опухшая, длиной и толщиной с палец, с опухолями потоньше, идущими перпендикулярно сверху и снизу, так что общий контур напоминал букву «I».

– Похоже на клеймо для скотины, – заметил Морган, склонившись над лежащим, – или…

Он замолчал, не окончив фразы, и вытянул из кармана телефон. Глория осторожно потрогала кожу вокруг метки пальцами в перчатке:

– Вы помните, как получили это?

Соломон вспомнил сильное жжение, которое ощутил, впервые услышав имя Джеймс Коронадо, – будто в кожу вдавили раскаленное железо. Тогда тело прикрывали рубашка и пиджак, и казалось – жжение исходило изнутри.

– Нет, – ответил он, не желая делиться воспоминаниями с полицейским.

Глория промокнула воспаленную область пропитанной спиртом салфеткой.

– Мистер Крид, вы когда-нибудь посещали наш город? – спросил коп.

– Не думаю. – Соломон покачал головой.

– Уверены?

– Нет. А почему вы считаете, что я мог его посетить?

– Прежде всего – из-за креста у вас на шее. Помните хоть что-нибудь о том, откуда он у вас?

Соломон посмотрел вниз и впервые увидел крестик – безделушку на кожаном шнурке; взял его, покачал на ладони.

– Не могу вспомнить. – Он повертел вещицу так и эдак, надеясь, что ее вид разбудит память.

Крестик был сделан из старых гвоздей, сплетенных и скованных так, что острия торчали у основания креста. Тщательно, искусно сделанная вещица, хотя ее творец явно пытался замаскировать мастерство использованием бросового металла и отсутствием полировки.

– И почему эта штука наводит вас на мысль, что я раньше посещал город?

– Потому что это копия креста, стоящего в алтаре нашей церкви. А в вашем кармане – книга по истории города, которую, похоже, подарил вам кто-то из местных.

Значит, местный? Возможно, знающий белокожего человека по имени Соломон Крид и могущий сказать, кто он такой?

– А можно посмотреть?

Морган глянул с видом игрока в покер, пытающегося угадать карты соперника. Соломон ощутил закипающую злость. Так скверно лежать беспомощным! Тело напряглось, словно желая прыгнуть и выхватить книгу.

Нет – слишком далеко. А ноги еще затянуты нейлоновыми ремнями. Не успеть. А даже если и удастся, Глория тут же воткнет шприц и введет прежнее снадобье – скорее всего, пропофол, судя по тому, как быстро наступил эффект.

Пропофол… и откуда он знает это название?

Почему так легко приходит посторонняя информация, а о себе самом он не может вспомнить ничего? Почему на коже выжжена буква, обозначающая «я», но о том, кто этот «я», ничего не известно?

Соломон медленно и глубоко вдохнул.

Ответы. Он жаждал их даже больше, чем дать волю гневу. Ответы уймут злость и хоть как-то упорядочат бурлящий внутри хаос. Они наверняка в книжке, которую держит в руке Морган.

Полицейский задумчиво смотрел на книгу, видимо решая, отдавать ее или нет. Решил не отдавать. Просто развернул так, чтобы привязанный мог видеть. Книга была открыта на странице, предназначенной специально для дарственных надписей. Там значилось:

ПОДАРОК АМЕРИКАНСКОЙ ИСТОРИИ

Кому: Соломону Криду

От кого: Джеймса Коронадо

Когда Соломон прочитал имя «Джеймс Коронадо», в плече вспыхнула боль и снова пришло уже испытанное ранее ощущение – осознание долга перед человеком, которого не помнил, но кто наверняка знал Соломона Крида в достаточной мере, чтобы подарить книгу.

– Можете сказать хоть что-нибудь насчет того, откуда знаете Джима?

Ага, Джима – не Джеймса. Значит, Морган наверняка знаком с ним достаточно хорошо.

– Думаю, я здесь из-за него, – ответил Соломон.

В его голове оформилось новое подозрение.

Огонь – из-за него.

Но сам он здесь из-за Джеймса Коронадо.

– И как так? – склонив голову набок, спросил шеф полиции.

Соломон посмотрел в заднее окно на пожар вдалеке. Низко в голубом небе летел желтый самолет. Вот он достиг западного края пожара и выбросил из хвоста облако ярко-красного пара, прочертившего дым, оседающего наземь. Но черта пара иссякла, не дотянувшись и до середины огня. Недостаточно. Точнее, совсем мало. Огонь по-прежнему шел вперед – к Соломону Криду, к городу и ко всем, кто в нем находился. Опасность. Огромная пылающая опасность. Разрушение. И очищение. Как и сам Соломон.

И вот он – ответ.

– Думаю, я пришел, чтобы его спасти, – отворачиваясь от Моргана, произнес Соломон.

Теперь он знал, что это истинная цель его появления.

– Я здесь, чтобы спасти Джеймса Коронадо.

Лицо Моргана помрачнело, и взгляд не сулил ничего хорошего.

– Джеймс Коронадо мертв, – глядя сквозь боковое окно на горы, окаймлявшие город, равнодушно сообщил полицейский.  – Мы похоронили его сегодня утром.

Глория Колстон | Поиск по тегам | Люди

Все жанрыбиографияБоевикВестернвоенныйДетективДокументальный фильмДрамаЗарубежные мультфильмыЗарубежные фильмыКатастрофыКомедииКомедияКриминалМелодрамаМистикаМолодежные фильмымультфильмМультфильмыМюзиклОтечественные мультфильмыОтечественные фильмыПопулярные фильмыПремьераприключенияРоссийские комедииРоссийские мультфильмыРоссийские фильмыРоссийский мультфильмыРоссийское киноРусский детективРусский фильмСемейное киноСемейные фильмысемейныйСиквелСоветские сериалыСоюз спасенияспортТриллерУжасыФантастикаФантастические фильмыФильмы для взрослыхФильмы о войнеФильмы о животныхФильмы про зомбиФильмы про космосФильмы про шпионовФильмы ужасовФильмы-катастрофыФэнтезиХоррорШпионские фильмыЮмор

Все актерыEric BatlleHelene olivi BorgheseLaura BallesterosNathalie LegoslesPablo-Noé EtienneА. Дж. КукАарон ДжексонАарон ПедерсенАарон ПолАарон Тейлор-ДжонсонАарон ЭкхартАбса Дьяту ТурАврора ПерриноАдам АбрамсАдам НиллАдевале Акинойе-АгбажеАдель ЭнельАзамат НигмановАйелет ЗурерАйла ФишерАлан ОппенхаймерАлан ТьюдикАланна МастерсонАлекс ВулфАлекс РоуАлекс СендронАлександр ГоловинАлександр ГорчилинАлександр ДеплаАлександр Домогаров мл.Александр ПетровАлександр РобакАлександр УстюговАлександр ФроловАлександра БортичАлександра БулычеваАлександра ЭссоуАлексей КолганАлексей КравченкоАлексей ЛонгинАлексей МаклаковАлексей МорозовАлис ДавидАлисия ВикандерАльб­ерт Туме­новАльба Гайя Крагеде БеллуджиАльфред ЭнокАмер Чадха-ПательАмира КасарАн Со-хиАна УларуАнали ТиптонАнамария МаринкаАнастасия СметанинаАнастасия ТалызинаАнджела БассеттАндре МаттосАндреа МартинАндрей БильжоАндрей ГайдулянАндрей ПынзаруАндрей СмоляковАнн Ле НиАнна ГаннАнна ДалтонАнна КендрикАнна КовальчукАнна КоттисАнна ФрилАнна ХилькевичАнна ЧиповскаяАнтео КвинтаваллеАнтон КузнецовАнтуан БертранАнтуан ДерошерАня Тейлор-ДжойАриана ЛабедАрми ХаммерАрсен ГригорянАрье УортальтерАслан Б­ижоевАто ЭссондаАугуст ДильАхмед ХуссэйнБарри ПепперБеверли ЭллиоттБелла ХиткотБен АффлекБен МендельсонБен МоорБен УиллбондБен ФостерБен ХамидуБен ХоумвудБен ШнетцерБенедикт ХардиБенжамин ЛавернБеник АракелянБеренис БежоБерн ГорманБетти ГэбриелБилл ИнгваллБилл КэмпБилл ХейдерБилли Боб ТорнтонБилли БраунБойд ХолбрукБонни МорганБонни ХантБрайан «Сене» МаркБрайан БэттБрайан КоксБрайан ПрэслиБрайн МалвейБрайс Даллас ХовардБранислав ФистричБрендан ГлисонБретт ДалтонБретт КеллиБриана ШеннБрэд ПиттБрэдли ДжеймсБрэндон СкоттБрэндон Т. ДжексонБэкхам СкойеБэрри НоланВагнер МоураВалентина МазунинаВалентина ПоповаВалери МахаффейВалери СтроВанесса БайерВарвара РасторгинаВенди МакЛендон-КовиВенсан КассельВероника РозатиВиктор СтепанянВиктория ШоуВинетт РобинсонВинс ВонВинс ФостерВинсент Д’ОнофриоВинцец КиферВиола ДэвисВиталий КоваленкоВитторио БосколоВладимир ГостюхинВладимир ЕпифанцевВладимир МашковВладимир МишуковВладимир СергеевВладимир СимоновВольфганг ШтегеманВэлори КерриГай ГенриГарри МакДональдГаспар УльельГензель ТанГенри СиммонсГенри ФростГлен ПауэллГленн КлоузГлория КолстонГоша КуценкоГрант ГастинГрант ТохатянГрегори Алан УильямсГрэм ГринДавид БеннентДавор ЯнжичДаг ХатчисонДакота ФаннингДанай Джекесай ГурираДаниил ИзотовДаника ЯрошДанила КозловскийДаниэль ПанабэйкерДанниэлла МарковичДариус КалебДарко КуртовичДаррен ГолдштейнДебора ЭбботтДевин ДруидДевин РэтрейДег ФерчДелфи ХэррингтонДензел ВашингтонДени МеношеДенис НикифоровДесмонд ХэррингтонДж. ЛаРоузДж.К. СиммонсДжада Пинкетт СмитДжай КортниДжаред ГилморДжаред ЛетоДжаред ПадалекиДжаред ХаррисДжастин ТеруДжастин ЧэмберсДжей ЭрнандесДжейк ДжилленхолДжейкоб ИрвинДжейкоб ЛатиморДжейми ДорнанДжейми ШериданДжеймс Аллен МакКьюнДжеймс БатлерДжеймс БролинДжеймс КромуэллДжеймс МаккэйДжеймс МелвиллДжеймс Патрик СтюартДжеймс Пикенс мл. Джеймс ФолкнерДжеймс ФранкоДжейн КаррДжейн ЛевиДжейн МенелосДжейн ЭткинсонДжейсон БейтманДжейсон БэрриДжейсон СтэйтемДжейсон СудейкисДжек ТомпсонДжек ФалахиДжек ХьюстонДжеки ТаттлДжеми КлейтонДжемима КёркДжемма АртертонДжемма ДжонсДжена МэлоунДженни ЗигриноДженнифер КоннеллиДженнифер Ли МаннДженнифер ЛимДженнифер МоррисонДженнифер ЭнистонДженсен ЭклсДжералд МакРэйниДжереми АйронсДжереми Аллен УайтДжереми СэндДжесси Л. МартинДжессика АльбаДжессика ЛаундсДжессика ЛэнгДжефф СкоуронДжеффри Дэниэл ФиллипсДжеффри ТэмборДжиа КаридесДжилл Джейн КлементсДжиллиан БеллДжим БиверДжим БродбентДжим ПарсонсДжина РодригезДжиннифер ГудвинДжо АндерсонДжо МантеньяДжоан КьюсакДжоанна КристиДжозеф Гордон-ЛевиттДжозеф Джулиан СорияДжои ФатонеДжон БернталДжон ВойтДжон ДэйлиДжон КорбеттДжон КотрэнДжон ЛитгоуДжон Майкл ХиллДжон МакКоннеллДжон МалковичДжон НоублДжон ПирруччеллоДжон Росс БоуиДжон ЧенатьемпоДжона ХиллДжонни ГалэкиДжонни Ли МиллерДжордан ГелберДжордан ТровиллионДжош ДюамельДжош СтюартДжошуа ДалласДжуди ГисонДжуди ДенчДжуди ДэвисДжудиэнн ЭлдерДжули СердаДжулиан Райнд-ТаттДжулия СилверманДжулия СтайлзДжэй ХьюджулиДиана МилютинаДиего ЛунаДик Ван ПаттенДилан МаккирнанДилан МиннеттДилан О’БрайенДмитрий ВласкинДмитрий ГрошевДмитрий КуличковДмитрий ЛысенковДмитрий МурашевДоминик БойлДоминик КуперДоминик ТипперДонни ЙенДуглас М. ГриффинДункан ДжойнерДэвид КаллауэйДэвид МазоузДэвид МорсДэвид УолтонДэйв ДжонсДэйв ФранкоДэйзи ХэдДэйтон КаллиДэмиен ГарвиДэмиен ШапельДэн ФоглерДэнис О’ХэрДэниэл БеттсДэниэл ВуДэниэл ДзоваттоДэниэл ИганДэниэл РэдклиффДэнни БолдуинДэнни ГловерДэнни МакБрайдЕ Су-джонЕва ГринЕвгений ЗеленскийЕвгений СтычкинЕвгений ЦыгановЕвгения СимоноваЕгор БероевЕгор КридЕжи РогульскийЕйяин Рхатха ПхонгамЕкатерина ВилковаЕлена КампурисЕлена НиколаеваЖаклин ФлемингЖеневьев ПадалекиЖереми РеньеЖозефин де МоЖюли-Мари ПарментьеЗак ГалифианакисЗак РеригЗакари КуинтоЗои СалданаЗоран ЦвияновичЗэк АппельманИв ЛарекИван УргантИван ЯнковскийИгорь ВерникИгорь МиркурбановИгорь ПетренкоИда ДарвишИоланда МороИрен ЖакобИрина АнтоненкоИрина БезрядноваИрина ЧипиженкоИрфан КханИсайя Уитлок мл.Итан КаткоскиИтан СаплиИтан ХоукИтэн ЭмбриИэн СомерхолдерЙен де КестекерЙенс ХарцерЙохан Филип АсбекКазбек К­ачлаевКай РиссдалКайл СикорКаллард ХаррисКалли ЭрнандесКамерон МонахэнКамилль ЛелушКара ДелевиньКара Мишель УайлдерКарен МоскоуКарл ГлусманКарл УрбанКарла СоусаКарлос ВалдесКармен ЭджогоКата СарбоКаталина Сандино МореноКатерина ГрэхэмКатя БокорКевин де ПаулаКевин ДжексонКевин МакКиддКевин СасмэнКейли Куоко-СуитингКейнан ЛонсдейлКейр О’ДоннеллКейт БекинсейлКейт МакКиннонКейт МараКейт УинслетКейт ХадсонКен МариноКерри ФоксКиану РивзКим И-сонКим Су-анКимико ГленнКира НайтлиКирилл ПлетневКирстен ВангснессКларк ГреггКларк ДьюкКлеманс ПоэзиКлементайн НиколсонКлементин СеларьеКлотильд МоллеКлэнси БраунКоби СмолдерсКолин КумбсКолин О’ДонохьюКолин ФарреллКолин ФертКондола РашадКонор БрофиКонрад РикамораКонстантин ЛавроненкоКонстантин ХабенскийКонЮКорбин РейдКортни Б. ВэнсКоуди УокерКрис О’ДаудКрис ПраттКрис СалливанКрис ХемсвортКристель КорнилКристен БеллКристен УигКристиан СахиаКристина РозатоКристина ХендриксКристина ЭпплгейтКристофер СоммерсКрэйг НайКрэйг РобинсонКсения АлфероваКсения РаппопортКсения СурковаКунал НэйэрКурт РасселКьяра ГласкоКэндис КингКэндис ПаттонКэрис ван ХаутенКэрол Энн СьюзиКэролайн БолтонКэролайн ГудоллКэти БейтсКэти КэссидиКэтрин УотерстонКэтрин ХайглКэтрин ХанЛамбер ВильсонЛана ПаррияЛара ПулверЛаура УиггинсЛеа МакКендрикЛеа СейдуЛеонардо Лима КарвальоЛесли ДжонсЛи Бён-хонЛиам КаннингэмЛиам ХемсвортЛиза АрзамасоваЛиза ВейлЛиза Колон-ЗайасЛиза КудроуЛиззи БрошереЛиззи КапланЛили РэйбЛили-Роуз Мелоди ДеппЛин ШэйЛинда Гей СкоттЛинзи ГрэйЛобна ФьютерсЛола ГлаудиниЛола КёркЛора ЛинниЛора ПрипонЛоран ЛюкаЛорен КохэнЛоренс ФишбёрнЛоуренс Хилтон-ДжакобсЛуи ГаррельЛуис МэндилорЛука БерковичиЛука МиннеллиЛукас ТиллЛьюис МакДугаллЛэйни КазанЛюбовь КонстантиноваЛюдмила ШестаковаЛюк БрейсиЛюк ГраймсЛюк МитчеллЛюк ЭвансЛюк ЭдвардсЛюси ЛьюМа Дон-сокМадс МиккельсенМайем БиаликМайк КолтерМайк О’МэллиМайк СтаррМайкелти УильямсонМайкл АдамуэйтМайкл ДжитерМайкл ЙарМайкл КеллиМайкл Кеннет УильямсМайкл Кларк ДунканМайкл КонстантинМайкл ЛысакМайкл ЛэндисМайкл МаларкиМайкл ПареМайкл ПеньяМайкл СераМайкл Т. МиклерМайкл ТревиноМайкл ФассбендерМайкл ЧернусМайкл ШеннонМайкл ШинМайлс ХейзерМакс БребантМакс ГаббейМаксим БелбородовМаксим ВиторганМаксим КостромыкинМаксим СорочинскийМаксим СухановМалин АкерманМалкольм МакДауэллМануэль РульфоМарат ЖириковМарван КензариМарго РоббиМариана НюнсМарион КотийярМария ДаркинаМария КурденевичМария МироноваМария ШукшинаМарк БёрнсМарк БогатыревМарк Джон ДжеффрисМарк Леонард ВинтерМарк ПеллегриноМарк УолбергМарк ШеппардМарко ПерельяМаркус Лайл БраунМаркус ХендерсонМарсия Де РуссМартин ВутткеМартин КлеббаМартин СенсмейерМартин ХайндиМарьяна СмирноваМатильда Анна Ингрид ЛутсМахершала АлиМаша ТокареваМашин Ган КеллиМег ФостерМейв ДермодиМел РайдоМелани ЛоранМелисса БолонаМелисса ЛеоМелисса МакКартиМелисса РаушМелисса Сюзанн МакБрайдМикаэла КонлинМикаэль ДжанибекянМики МанойловичМила КунисМилинда РойерМилош БиковичМилтон ГонсалвисМинг-НаМихаил ПогосянМихаил ПореченковМиша КоллинзМишель ЙеоМойзес АриасМолли ПаркерМорган ФриманМорис КомтМурат УнежевМэнди ПэтинкинМэри Элизабет ЭллисМэтт ДэймонМэтт ЛантерМэтт МакГорриМэттью Грей ГублерМэттью ГудМэттью ДэвисМэттью МодайнМэтью ГольдфельдМэтью НэйблНадеж УэдраогоНазанин БониадиНазима ГооваНаоми ХаррисНастасья СамбурскаяНатали БайНатали ДормерНатали ПортманНатали Энн ДжеймисонНаталия НогуличНаталья КолякановаНаталья ПавленковаНаталья РагозинаНаталья ТереховаНатаниэль БузоличНери МаркореНестор КарбонеллНик БладНик КейвНик КроллНикита ВолковНикита ПавленкоНиколай ВалуевНиколас КейджНиколь ФорестерНикулинНил КэйсиНина ДобревНина СвиридоваНинджа Н. ДевуНиссим РенардНорман БартольдНорман РидусОакс ФиглиОдри ТотуОдри ФлероОлег ФёдоровОливер СтирОливия ГиллисОливия МаннОливье БонноОливье ГурмеОльга БузоваОльга КартунковаОмар СиОрайн ЛандаОуэн УилсонОфелия ЛовибондП.Дж. БирнПавел ЖайдаПамела АндерсонПанчо МолерПатрик ДемпсиПатрик СабонгуйПатрик ХьюсингерПаулина ГайтанПаулина ГарсиаПедро ПаскальПелагеяПенелопа МитчеллПетар МирчевскиПетер АндерссонПетер ХандкеПетр ПрозоровскийПетр РыковПетр ФедоровПирс БроснанПитер РигертПитер СарсгаардПол БенталлПол БишопПол Винсент О’КоннорПол РаддПол УэслиПол ШеерПола ПэттонПрюитт Тэйлор ВинсПьер ДеладоншамПьер НинэПьер СальвадориПьер СумкайПьера Дельи ЭспостиПэдди КонсидайнПэйджет БрюстерРайан ХансенРайтор ДойлРальф фон БлюментальРамазан Рабад­ановРасселл БрэндРауль МендесРафаэль СбарджРафаэль ЭнрикесРебекка ГибниРебекка ДайанРебекка ФергюсонРеда КатебРене ЗеллвегерРиз АхмедРик КоснеттРико ХисонРина ГришинаРис ИвансРичард БенджаминРичард БрэйкРичард РоксбургРоб КордриРоберт АрамайоРоберт КазинскиРоберт КарлайлРоберт НепперРоберт ПатрикРоберт ПаттинсонРоберт РедфордРогер Ван ХолРодриго СантороРоксана ДюранРон ПерлманРонни Джин БлевинсРостислав БершауэрРоуз ЛеслиРуперт ЭвансРуперт ЭвереттРут НеггаРэйн УилсонРэйчел ВайсРэйчел ГриффитсРэнди ЛиннРэндолл ПаркРэффи КэссидиСаймон МакБерниСаймон ХелбергСалимата КаматеСаманта МортонСаманта ФеррисСандра ОСара ГадонСара ПолсонСара РамиресСара СнукСаша СамарСветлана ПермяковаСветлана ХодченковаСеверия ЯнушаускайтеСенниа НануаСерг­ей ПаршутинСергей БадюкСергей БуруновСергей ЛавыгинСергей МаркеевСергей ОнопкоСергей РостСергей СветлаковСесили СтронгСет МайклсСет НумрикСет РогенСеу ЖоржиСигурни УиверСидсе Бабетт КнудсенСимона КукСинтия Аддай-РобинсонСирил МендиСкипп СаддатСкотт ИствудСкотт ШепердСлобода МичаловичСонекуа Мартин-ГринСос ДжанибекянСофи КертисСофи СеменСофия Блэк-Д’ЭлиаСтефани СкоттСтефано ПешеСтив ФрэнкенСтив ХоуиСтивен ЛэнгСтивен Р. МакКуинСтивен ЯнСтоуни ВэстмолэндСтэйси МартинСью-Линн АнсариСэлли ФиллипсСэм РокуэллСэм ТрэммеллСэм УортингтонСэм ХэзелдайнСэмюэл Л. ДжексонТаисия ВилковаТаисса ФармигаТатев ОвакимянТедди СирсТео ДжеймсТео РоссиТереза ПалмерТеренс СтэмпТери УайблТерри СерпикоТерри ЧенТибо де МонталемберТиДжей МиллерТим ХолмсТимоти ОлифантТобайас МензисТоби ДжонсТоби КеббеллТоби ЭддингтонТом КрузТом СайзморТом СвитТом УилкинсонТом ХэнксТом ХэнксТомас ГибсонТомас ДжейнТомас КэвэнаТомас УнгерТомми Ли ДжонсТони АмендолаТони КоксТони КоллеттТрэвис ТоупТрэвис ФиммелТрэйси ЛеттсУзо АдубаУилл СассоУилл СмитУильям Х. МэйсиУна ЛоуренсУэс БентлиУэс РобинсонФаТайФёдор БондарчукФедор БондарчукФелисити ДжонсФеми ЭлуфоводжоФилФилип ГривФилип ЛэйбсФилипп РейнхардтФилиппин Леруа-БольёФинлэй МакМилланФирэсс ДираниФисайо АкинадеФлоренс КлериФорест УитакерФрансуа КлюзеФранциска ПетриФранциска ТёрёчикФрэнк ГриллоФрэнк УэйлиФрэнки ФэйзонФрэнсис КонройХалид АбдаллаХанна НордбергХарриет ГостХезер УильямсХейли БеннеттХейли МагнусХейли СквайрсХелен МирренХлоя БеннетХлоя ХиршманХолт МакКэлланиХорхе МонтерросаХуан МурсияХьюго УивингЦзян ВэньЧан Ну Йен КхеЧарли ВеберЧарльз БэйкерЧарльз ДэнсЧейс КроуфордЧендлер РиггзЧеноа МорисонЧон Сок-ёнЧон Ю-миЧхве Гви-хваЧхве У-щикШандра УилсонШанола ХэмптонШанталь ЭмеШарлотта РэмплингШарлотта ХоупШейлин ВудлиШемар МурШери Мун ЗомбиШири ЭпплбиШирли ХендерсонШэрон ПерсиЭбби ЛиЭван ПитерсЭд СквайрЭдвард НортонЭдвин ХоджЭдгар РамиресЭдди РедмэйнЭдрианн ПаликиЭдуард ЖагбаевЭзра МиллерЭйдан КуиннЭйден ЛонгуортЭйджа Наоми КингЭйми ТигарденЭйса БаттерфилдЭлдис ХоджЭлиза ДушкуЭлизабет МитчеллЭлизабет ХенстриджЭлис ИвЭлисон РайтЭлисон СудолЭлла ДжонсЭлла ПернеллЭллен ПомпеоЭлли БамберЭллисон ДженниЭлфри ВудардЭль ФаннингЭмбер ВиланЭмджей ЭнтониЭми АдамсЭмили БлантЭмили де РэвинЭмили ДжексонЭмили КинниЭмили Мари ПалмерЭмили МидЭмили ТеннантЭмир КустурицаЭмма БерковичиЭмма КинниЭмма РобертсЭммануэль СалинжерЭмми РоссамЭнди ГарсиаЭндрю ГарфилдЭндрю ЛинкольнЭнн ДаудЭнни МумолоЭнтони УэльсЭнтони ХэйесЭрик ДэйнЭрик Ларей ХарвиЭрин Майя ДаркЭсси ДэвисЭудженио КрауссЭшли УолтерсЮл БриннерЮлия АугЮлия КудоярЮлия ПимкинаЮлия ТопольницкаяЮрий ИцковЮрий КолокольниковЮэль КиннаманЮэн МакГрегорЯков КучеревскийЯн ЦапникЯна Троянова

Все режиссерыАарон ЛипстадтАдам АркинАдам БернштейнАдам ВингардАдам ДэвидсонАдам КэйнАдам ХоровицАлекс ГрейвзАлекс ЗакржевскийАлекс ЧапплАлександр АжаАлександр ВойтинскийАлександр КоттАли СелимАллен КрокерАльфонсо Гомес-РехонАнджела БассеттАндрей КравчукАндрей ШавкероАндрей ШальопаАндрес БайсАнна ФерстерАнтон БильжоАнтонио НегретАнтуан ФукуаАрлин СанфордАрмен В. КеворкянБен ЭдлундБетани РуниБилл Д’ЭлиаБилл ДжирхартБобби РотБорис ХлебниковБрайан СпайсерБрэд ПейтонБрэд ТернерБрэдли БукерБрэдфорд МэйБрэйди КорбетВадим ПерельманВенди СтанцлерВиктор Нелли мл.Виктория МахониВим ВендерсВинс МисианоГай Норман БиГай ФерлендГарет ЭдвардсГари Б. ГолдманГаррет СтоуверГарри А. БраунГарри МюррэйГвинет Хердер-ПэйтонГенри ДжустГильермо НаварроГлен ВинтерГленн КершоуГлория МуциоГрег БиманГрег НикотероГрег ТирнанГрег ЯйтансГэвин О’КоннорГэй ЛинвиллДаниэль МинаханДаниэль РагуссисДарнелл МартинДаррен ЖенеДаррен Линн БоусманДебби АлленДебора ЧоуДензел ВашингтонДеннис ГанзельДерек СиенфрэнсДермотт ДаунсДж. Миллер ТобинДж.Дж. МакароДжаред ХессДжастин КурзельДжейк ШрейерДжеймс БерроузДжеймс ДеМонакоДжеймс КэмеронДжеймс Л. КонуэйДжеймс М. МуроДжеймс ПонсольдтДжеймс ФроулиДжейсон АлександерДженнифер ГетцингерДженнифер Чэмберс ЛинчДженсен ЭклсДжереми ПодесваДжереми УэббДжерри ВанекДжерри ЛивайнДжесс КалдерДжесси БоккоДжесси УарнДжессика ЮДжефф ВулнафДжефф ЦимбалистДжеффри Дж. ХантДжеффри МэлманДжеффри Ф. ДженьюэриДжеффри ХилдрюДжиари МакЛеодДжо МантеньяДжозеф ВладыкаДжон БерингДжон БэдэмДжон ГаллахерДжон ДалДжон Дэвид КоулзДжон КассарДжон ЛукасДжон МакКартиДжон МурДжон ПолсонДжон СкоттДжон Т. КречмерДжон ТерлескиДжон УэллсДжон ШоуолтерДжон ЭмиелДжонатан ФрейксДжордж Тиллман мл.Джослин МурхаусДжосс УидонДжош ГордонДжошуа БатлерДжошуа МарстонДжоэль МюррейДжоэнна КернсДжули ПлекДжули Энн РобинсонДжулиус РамсейДи Джей КарузоДиана ВалентайнДин УайтДмитрий КиселевДонна ДейчДуайт Х. ЛиттлДуглас АрниокоскиДункан ДжонсДэвид БарретДэвид БойдДэвид ГринспенДэвид ДжексонДэвид ЙейтсДэвид ЛоуриДэвид НаттерДэвид ПлаттДэвид ПэймерДэвид СемелДэвид СоломонДэвид СтрейтонДэвид Фон ЭнкенДэвид ФрэнкелДэвид ЭйрДэйзи фон Шерлер МайерДэн ЛернерДэниэл СакхаймДэниэл ЭттиэсДэнни КэннонДэннис СмитЕлена ДемидоваЁн Сан-хоЖан Де СегонзакЖан-Пьер ДарденнЖанно ШварцЖером СалльЖозе ПадильяЗетна ФуэнтесИван И. ТвердовскийИндар ДжендубаевИэн Б. МакДональдИэн СомерхолдерЙохан РенкКарен ГавиолаКари СкогландКевин БрэйКевин МакКиддКевин ПарксКевин Родни СалливанКевин СмитКевин ТанчароэнКевин ХуксКейт ВудсКелли СайрусКен ДжироттиКен ЛоучКеннет ФинкКиаран ДоннеллиКим ДружининКим МэннерсКирк ДжонсКларк ДжонсонКлим ШипенкоКлинт ИствудКлифф БоулКолин БаксиКолм МакКартиКонрад ВернонКонстантин МакрисКрейг ЗискКрис ГрисмерКрис ЛонгКрис МисианоКрис ХейденКристин МурКристоф ШревеКристофер ФитчеттКристофер ЧулакКрэйг ПауэллКсавье ДоланЛариса КондрацкиЛарри ТенгЛарри ЧарльзЛарри ШоуЛаура БелсиЛесли ЛибманЛесли Линка ГлаттерЛиз ФридлендерЛинн ШелтонЛони ПеристерЛора ИннесЛэнс АндерсонЛюк ДарденнЛюк СкоттЛюси ЛьюЛюсиль АдзиалиловичМагнус МартенсМагомед КумыковМайк КарасикМайк ЛистоМайк РолМайкл А. АлловицМайкл АппендальМайкл В. УоткинсМайкл ВаксманМайкл ГоиМайкл ГроссманМайкл ДиннерМайкл Е. СатраземисМайкл КрайтонМайкл КуэстаМайкл КэтлманМайкл ЛанжМайкл ЛеманнМайкл ОфферМайкл ПрессманМайкл РаймерМайкл СловисМайкл ЦимбалистМайкл ЦинбергМайрзи АлмасМаксим ДемченкоМарио Ван ПиблзМарита ГрабякМария ЛихачеваМарк ДжексонМарк ЙобстМарк МайлодМарк СендроускиМарк ТинкерМарк УотерсМаркос СигаМаркус ДанстэнМигель АртетаМилан ЧейловМилисент ШелтонМими ЛедерМихаил РасходниковМиша КоллинзМишель МакЛаренМорган БэггсМортен ТильдумМэл ГибсонМэтт Эрл БислиМэттью Грей ГублерНельсон КреггНельсон МакКормикНик КопусНиколас Виндинг РефнНиколь ЛоррНиколь РубиоНина Лопес-КоррадоНиша ГанатраНорман БаклиОливер СтоунОливье НакашОлрик РайлиОльга ВеремееваП.Дж. ПешеПавел ЛунгинПамела АндерсонПаскаль ВерскурисПатрик Р. НоррисПитер БергПитер СигалПитер УэрнерПитер ХортонПитер ЧакосПитер ЭллисПол А. ЭдвардсПол ГринграссПол М. СоммерсПол Майкл ГлейзерПол МакГиганПол МакКрейнПол УэслиПол ФигПол ШапироПьетро ПаролинРайан МерфиРальф ХемекерРашаад Эрнесто ГринРебекка ЗлотовскиРейчел ТэлалейРик БотаРичард Спейт мл. Ричард ШепардРичи КинРоб БэйлиРоб Дж. ГринлиРоб ДунканРоб ЗомбиРоб КорнРоб СпераРоб ХардиРоберт БерлингерРоберт Данкан МакНилРоберт ЗемекисРоберт ЛегатоРоберт ЛиберманРоберт СингерРод ХардиРод ХолкомбРозмари РодригезРоксанн ДоусонРоман НепомнящийРомео ТиронеРон АндервудРон ФортунатоРон ХовардРубен ГарсиаРэндолл АйнхорнРэндолл ЗискС. Ким МайлзСанаа ХамриСара Пиа АндерсонСарик АндреасянСебастьян СильваСерж ЛадокурСет МаннСкипп СаддатСкотт БразилСкотт МурСкотт ФрэнкСтефан ПлещинскиСтефан ШварцСтив БойумСтив ПерлманСтив РобинСтив ШиллСтивен КреггСтивен СерджикСтивен УильямсСтивен ХопкинсСьюзэн ВэйлТамра ДэвисТауния МаккирнанТед УассТейт ТейлорТим БертонТим МэтисонТим ХантерТим ЭндрюТим ЯкофаноТимур БекмамбетовТодд ХоллэндТом ВерикаТом ФордТомас ГибсонТомас Дж. РайтТони ГолдуинТони СоломонсТони УормбиТони ФеланТор ФройдентальТришиа БрокУилл СпекУильям Х. МэйсиУитни РэнсикФ. Хавьер ГутьерресФедерико АльваресФеликс Энрикез АлькалаФернандо КоимбраФил АбрахамФилип СгриккиаФрэнк ДарабонтХанель М. КулпепперХелен ШейверХерардо НаранхоХесус Сальвадор ТревиньоХовард ДойчХолли ДэйлХуан Антонио БайонаХьюго ЖеленЧан Ань ХунгЧарльз БисонЧарльз Роберт КарнерЧарльз С. КэрроллЧарльз ХейдЧери НоуланШандра УилсонШарлотта БрандстромШинтаро ШимосаваШон БирнШэрон МагуайрЭви ЙобианЭгил ЭгилссонЭдвард Аллен БернероЭдвард ОрнеласЭдвард ЦвикЭдуардо СанчесЭлизабет АлленЭлис ТротонЭллисон ЛиддиЭлоди КинЭмилис ВеливисЭмир КустурицаЭмма ФоррестЭмми РоссамЭнди ВолкЭнди ГоддардЭндрю БернштейнЭндрю Д. ВейманЭнтони Джозеф РичЭнтони ХемингуэйЭриель ШульманЭрик КрипкеЭрик Ла СалльЭрик ЛанёвилльЭрик СтолцЭрик ТоледаноЭрнест Р. ДикерсонЮэн МакГрегорЯн Элиасберг

Представляем помет от Дамерино Джастин Стайлиш и Глория Гретта!

Нет данных
Нет данных
Нет данных Нет данных
Нет данных
Нет данных Нет данных
Нет данных
Grand Ch. RUS, JCh.RUS, Ch.CLUB, Ch.INT, Ch.RUS, Grand Ch.UKR, Ch.SWE, Ch.EST, Ch.FIN, Ch.LTU, Ch.BLR, Ch.ROM, Ch.SVN, Ch.UKR Fon's Feel Good Time × 14

RKF2268115 THKC E07112938

Глория Б.

Соломон | Форель Качерис и Соломон

Управляющий член

Глория Б. Соломон - опытный судебный специалист, специализирующийся на защите «белых воротничков» по ​​уголовным делам, государственных расследованиях и сложных гражданских судебных процессах. Она представляла клиентов в делах, связанных с предполагаемым взяточничеством и государственной коррупцией, Законом о коррупции за рубежом, Законом о ложных исках, Законом о регистрации иностранных агентов, уголовными нарушениями антимонопольного законодательства, мошенничеством с государственными контрактами и ипотечным мошенничеством.Она также представляла корпорации, партнерства и частных лиц в делах, связанных с бизнесом и сделками с недвижимостью, исками о профессиональной ответственности, гражданскими антимонопольными исками, партнерскими спорами, спорами по коммерческим контрактам и правонарушениями в бизнесе. Кроме того, она является управляющим членом фирмы.

Г-жа Соломон получила степень бакалавра искусств, с отличием, в 1978 году в Университете Тафтса, где она была избрана в Phi Beta Kappa, а степень доктора юридических наук - с отличием - в 1981 году в Гарвардской школе права. Г-жа Соломон допущена в коллегии адвокатов округа Колумбия и Мэриленд, а также в коллегии адвокатов ряда федеральных судов, включая окружные суды США округа Колумбия и Мэриленд, апелляционные суды США округа Колумбия и Четвертый суд. Circuit и Верховный суд США.

Мартиндейл Хаббелл признал г-жу Соломон выдающейся женщиной в AV. Она включена в список лучших юристов Америки по коммерческим судебным спорам и в рейтинге «Супер-юристы» штата Вашингтон, округ Колумбия, по защите белых воротничков по уголовным делам.Она является членом ABA, NACDL и Ассоциации защиты женщин-белых воротничков, а также пожизненным членом Американского фонда адвокатов. Г-жа Соломон работает на дополнительном факультете Вашингтонского юридического колледжа Американского университета, где преподает юридическое письмо.

Представительские вопросы:

  • Представление интересов отдельных лиц в расследованиях Специальным советником Мюллером, а также комитетами по разведке Сената и Палаты представителей.
  • Защита генерального директора государственной подрядной фирмы от обвинений во взяточничестве государственного служащего и мошенничестве с использованием электронных средств связи.После двухнедельного судебного разбирательства наш клиент был оправдан по всем пунктам.
  • Защита бывшего конгрессмена США в крупном деле о коррупции, связанном с обвинениями во взяточничестве, мошенничестве с честными услугами и нарушениях закона FCPA. Дело касалось восьминедельного суда присяжных и нескольких апелляций, а также связанных с этим конституционных возражений против обыска в офисе конгрессмена. После решения Верховного суда по делу United States v. McDonnell мы подали ходатайство по разделу 2255, которое привело к отмене большинства обвинительных приговоров и существенному сокращению приговора.
  • Защита бывшего сотрудника Fannie Mae в расследовании по Закону о ложных исках сделок с многоквартирными домами на несколько миллионов долларов.
  • Представительство интересов сотрудника ВР в уголовном расследовании по делу о взрыве Deepwater Horizon.
  • Представительство адвокатов в расследованиях незаконных выплат чаевых и мошенничества с ипотекой.
  • Представление интересов бывшего сотрудника Merrill Lynch в гражданском судебном процессе, возникшем в связи с крахом Enron.
  • Защита коммерческого арендодателя в гражданском иске о ложных исках, поданном Округом Колумбия.
  • Представление интересов крупного производителя в антимонопольных исках, касающихся предполагаемого фиксирования цен на уретановые химикаты и в производстве пен.
  • Представительство крупной юридической фирмы подало иск по обвинению в преступном вмешательстве в дальнейшую работу уходящего помощника юриста.
  • Бесплатное представительство Совета округа Колумбия в расследовании практики заключения контрактов с Департаментом парков и отдыха.

Некролог | Доктор Глория Джин Соломон из Самтера, Южная Каролина,

Доктор Глория Джин Соломон

14 января 1960 г. - 26 сентября 2019 г.

Доктор Глория Джин Картер Соломон была восьмым ребенком, родившимся 14 января 1960 года в округе Самтер, Южная Каролина, у покойного Роберта Картера-старшего и покойной Доры Мэй Брансон Картер. Она ушла из жизни в четверг, 26 сентября 2019 года.

Глория получила образование в государственных школах округа Самтер и окончила среднюю школу Самтера в 1978 году.Затем она поступила в Датский технический колледж в Дании, Южная Каролина, и окончила его в 1981 году, получив лицензию косметолога. Она начала свою косметологическую карьеру в салоне красоты Веры на Мэннинг-авеню в Самтере, Южная Каролина. Она шла с верой и в 1988 году основала салон красоты New Era, где проработала 31 год. Глория была непреклонна в совершенствовании своих навыков для предоставления отличных услуг своим клиентам.

Глория присоединилась к Объединенной методистской церкви Святого Марка в общине Солтерстаун, где служила на различных должностях.Ее вклад в сообщество был велик, и ее свет и дальше будет светить через ее наследие. Любовь, которую она дарила каждую секунду каждого дня, свидетельствует о том, как Христос прожил Свою жизнь. Глория получила множество наград и достижений; ее самым гордым достижением было вдохновлять людей.

Глория оставляет большое наследие воспоминаний, а также семьи и близких друзей, включая ее любящего мужа и родственную душу Роджеру Соломону из дома; сын, старший следователь Деррон Соломон; двое внуков, Имани Каннингем и Картер Соломон, все из Самтера, С.C .; брат Роберт (Энн) Картер из Самтера, Южная Каролина; три сестры: Патрисия Ланкастер, Ричмонд, штат Вирджиния; Дебби (Джеймс) Ремберт и Кэти Мэйпл из Самтера, Южная Каролина; три невестки: Джоан Картер, Ида Соломон из Самтера, Южная Каролина, и Далила Джефферс Соломон из Тампы, Флорида; зятья, Мойз Пак из Пайнвуда, Южная Каролина и О'Нил (Дороти) Соломон из Самтера, Южная Каролина; приемная мать, Бетти Вудс из Самтера, Южная Каролина; и множество крестников, тети, дяди, племянницы, племянники, другие родственники и друзья.

Публичный просмотр

состоится во вторник, 1 октября 2019 г., с 14:00 до 18:00 в Job's Mortuary, Inc.

Похороны

состоятся в 11:00 в среду, 2 октября 2019 г., в Unionville AME Church 1330 Swim Pen Road Mayesville, SC 29104, под председательством преподобного доктора Дэниела Т. Хембри, евлогиста и преподобного Телли Л. Гадсона.

Погребение состоится на кладбище Unionville AME Church.

Семья примет друзей в доме, 745 Kingsbury Road Sumter, SC 29150

Job’s Mortuary, Inc., 312 S. Main Street отвечает за организацию.

Отправить цветочную композицию или посадить деревья в память о Доктор Глория Джин Соломон , пожалуйста, нажмите здесь, чтобы посетить наш магазин симпатий.

СЕРВИСЫ Похоронная служба

среда, 2 октября 2019 г.
11:00

Юнионвилльская церковь AME
1330 Swim Pen Rd.
Mayesville, SC 29104

P&P Live! Глория Чао - Аренда парня - с Рэйчел Линн Соломон

Четверг, 12 ноября 2020 г. - 19:00

Хлоя Ван нервничает, представляя своих родителей своему парню, потому что правда в том, что она еще не встречалась с ним.Она наняла его в агентстве, которое предоставляет фальшивых парней, обученных впечатлять даже самых традиционных азиатских родителей. Когда Хлоя снимает Дрю Чана - страстного художника, родители которого отрезали его за то, что он бросил колледж, чтобы осуществить его мечты, - миссия проста: завоевать одобрение родителей, чтобы они перестали заставлять ее выйти замуж за Хунбо, самого богатого (и самого худого). ) молодой холостяк в их сплоченной азиатско-американской общине. Но когда Хлоя начинает влюбляться в настоящего Дрю, ее тщательно организованная жизнь начинает рушиться.Присоединяйтесь к Глории Чао и Рэйчел Линн Соломон для обсуждения этого веселого и проницательного романа о взрослении.

Глория Чао - признанный критиками автор книг American Panda и Our Wayward Fate . Свободное время она не пишет на льду для керлинга или гуляет с мужем по дюнам Индианы. Бывший дантист, она рада проводить дни в головах вымышленных персонажей, а не в устах реальных людей. Она живет на берегу озера Мичиган.

Рэйчел Линн Соломон - отмеченный наградами автор книг Ты скучаешь по мне, когда я уйду и Наш год, может быть, . В настоящее время внештатный редактор, она писала для газет, продюсировала радиошоу, которое транслировалось посреди ночи, и работала на NPR. Она живет в Сиэтле.

От 12 лет и старше

Подписанный экслибрис будет поставляться с каждой покупкой на Rent a Boyfriend , пока расходные материалы есть.

Нажмите здесь, чтобы присоединиться к Live! мероприятие.

18,99 долл. США

ISBN: 9781534462458

Наличие: В наличии — Нажмите, чтобы узнать местонахождение

Опубликовано: Книги Саймона и Шустера для юных читателей - 10 ноября 2020 г.


$ 11,99

ISBN: 9781481499118

Наличие: В наличии — Нажмите, чтобы узнать местонахождение

Опубликовано: Книги Саймона и Шустера для юных читателей - 2 июля 2019 г.


11 долларов.99

ISBN: 9781534427624

Наличие: В наличии — Нажмите, чтобы узнать местонахождение

Опубликовано: Книги Саймона и Шустера для юных читателей - 1 сентября 2020 г.


18,99 долл. США

ISBN: 9781534440241

Наличие: Нет на наших полках - Доставка через 1-5 дней

Опубликовано: Книги Саймона и Шустера для юных читателей - 28 июля 2020 г.


Без подписи или именного

Театр имен подарков Соломона в Национальном музее Второй мировой войны | Национальный музей Второй мировой войны

НОВЫЙ ОРЛЕАН (5 сентября 2009 г.) - Национальный музей Второй мировой войны в Новом Орлеане объявил о важном подарке от семьи, имя которой на протяжении десятилетий доминировало в бизнесе региональных кинотеатров.Теодор Г. Соломон, известный как T.G. или «Тедди» вместе со своей женой Дорис и их детьми пожертвовали 5 миллионов долларов на кампанию по расширению столицы музея. Подарок Т.Г., Дорис и детей Гэри Соломон, Джордж Соломон, Глэдис Соломон Браун, Гленда Соломон Брэдли, Гленн Соломон и Глория Соломон Картер навсегда назовут новый высокотехнологичный театр Музея Театром Победы Соломона.
«T.G. и его семья были выдающимися друзьями и сторонниками Национального музея Второй мировой войны », - сказал д-р. Ник Мюллер, президент и генеральный директор музея. «… И еще никогда семейный подарок не был так идеально согласован с проектом. Что может быть более подходящим, чем торжественное открытие театра в ноябре с именем Соломона на шатре? »
В Театре Победы имени Соломона состоится премьера четырехмерного кинематографического опыта «За всеми границами» - 35-минутного мультисенсорного путешествия по году, войне, которая изменила мир . ™ Том Хэнкс выступал в качестве исполнительного продюсера и рассказчика в постановке, которая также есть много известных актеров, озвучивающих слова реальных участников Второй мировой войны.Кевин Бэкон, Патрисия Кларксон, Джеймс Кромвель, Блайт Даннер, Джон Гудман, Нил Патрик Харрис, Тоби Магуайр, Уэнделл Пирс, Брэд Питт, Гэри Синиз и Элайджа Вуд - среди тех, кто участвует в этом уникальном проекте.
T.G. Соломон родился в Маккомбе, штат Миссисипи, и начал работать в театральном бизнесе своего отца и дяди в возрасте 10 лет. Он продолжал заниматься этим бизнесом, посещая Государственный университет Луизианы в Батон-Руж. Вскоре после его окончания Соединенные Штаты вступили во Вторую мировую войну, и Соломон поступил на службу, прослужив четыре года в армии.Его опыт на Тихоокеанском театре войны был ужасающим и травматичным. Как и многие ветераны Великой Отечественной войны, он вернулся домой и мало об этом говорил.
Но, по словам сына Гэри, опыт Т.Г. во Второй мировой войне в конечном итоге сделал его более сильным человеком с непревзойденным интересом к жизни и аппетитом к бизнесу. Он руководил семейным театральным бизнесом, превратив район Gulf States Theatres в более 600 театров и подъездов, а также торговые центры, расположенные в восьми штатах. Он переехал в свой дом из МакКомба в Новый Орлеан в 1969 году.
«Театральный бизнес - это страсть нашего отца», - сказала Гленда Соломон Брэдли. «Он любит все - фильмы, звезды, большие экраны. Он всегда чувствовал, что через свои театры он лично открывает миллионам людей прекрасный мир развлечений и образования ». Ее брат Гэри добавил: «Он насквозь театральный деятель. Это единственный бизнес, которым он когда-либо хотел заниматься ».
Театр Победы Соломона может быть самым большим экраном T.G. открылся еще. Имея ширину 120 футов, он затмевает даже самые большие экраны в традиционных кинотеатрах.Фактически, «Beyond All Boundaries» включает в себя два экрана, один установленный перед другим, для улучшения пространственных эффектов сложных проекций, трехмерных опор и театральных спецэффектов.
«Я впервые встретил Т.Г. в 1973 году, когда я был профессором, а затем администратором Университета Нового Орлеана, - отметил Ник Мюллер. «Он вошел в состав Попечительского совета в первые дни существования музея и сразу стал бесценным ресурсом, когда мы начали разрабатывать документальные фильмы и кинематографические обработки для наших выставочных галерей.T.G. понимает эти драматические воплощения идеи и образовательной миссии музея как на личном, так и на профессиональном уровне. Он внес неоценимый вклад задолго до этого выдающегося подарка от семьи, и он сделал этот музей лучше ». Соломон принимал непосредственное участие в пятилетнем планировании и разработке «Beyond All Boundaries», совершив несколько поездок с Мюллером в Калифорнию, чтобы сотрудничать с Томом Хэнксом и Филом Хеттема из Hettema Group, которая занимается созданием 4-D опыта.
T.G. Соломон был председателем комиссии Луизианы по кино и видео при двух губернаторах, бывшим президентом Национальной ассоциации владельцев театров и бывшим членом правления Института Уилла Роджерса, Фонда пионеров кино. Он также был членом правления Филармонического оркестра Луизианы и Фонда Центра медицинских наук ЛГУ. Семья продала группе AMC 68 экранов, но продолжает активно участвовать в театральном бизнесе.
Хотя подарок исходит от всей семьи Соломона, он явно вдохновлен их патриархом Т.Дж. Гленда Соломон Брэдли отметил: «Театр Победы Соломона представляет жизнь и работу нашего отца, его достижения и, прежде всего, его страсть. Мы очень гордимся тем, что собрались вместе как семья, чтобы почтить его память и его наследие ».
Театр Победы Соломона открывается для публики в начале ноября. Билеты на «За пределами всех границ» доступны на сайте www.nationalww2museum.org/victorytheater. Также в ноябре откроются музейная столовая Stage Door, где проводятся живые представления, напоминающие те, что были в годы войны, и ресторан The American Sector, шеф-повар Джон Беш.Для получения дополнительной информации позвоните по телефону 877-813-3329 или 504-527-6012 или посетите сайт www.nationalww2museum.org.

Глория Соломон-Аггри удостоена награды за достижения в области домашнего здравоохранения в 2012 г.

Помощник по уходу на дому, Глория Соломон-Аггри, признанная за свою профессиональную приверженность своим пожилым клиентам

18 октября 2012 г. - Home Care Assistance, ведущий поставщик услуг по уходу на дому в Северной Америке, с гордостью объявляет о Глории Соломон-Аггри, сиделке в Вашингтонском округе Д.C. в течение четырех лет в качестве победителя Премии за достижения в области домашнего здравоохранения в 2012 году Национальной столичной ассоциации по уходу на дому штата Мэриленд (MNCHA). Ежегодно награда Home Health Achievement Award награждается единственного образцового опекуна в районе Большого Мэриленда и Вашингтона, округ Колумбия, который демонстрирует высочайшее качество ухода и профессионализм в обслуживании клиентов.

Глория Соломон-Аггри была выбрана на основе ее обширного опыта работы с клиентами и, в частности, ее готовности делать все возможное для оказания исключительной помощи своему клиенту в течение последних трех лет.За это время Соломон-Аггри помогал жене известного бизнесмена из Вашингтона, округ Колумбия; она страдает деменцией на поздней стадии. Даже несмотря на то, что состояние ее клиента ухудшилось, Соломон-Аггри оставалась постоянным присутствием, помогая своему клиенту оставаться эмоционально и физически стабильным. Неоднократно она вызвалась брать дополнительные смены, сопровождала своего клиента на важные мероприятия и оставалась сверх установленного графика, чтобы обеспечить непрерывность ухода.

В одном конкретном случае клиент Соломон-Аггри чувствовал себя особенно обеспокоенным. Соломон-Аггри поняла, что ее смена подходит к концу и ее клиентке придется перейти к другому воспитателю. Она решила, что вместо того, чтобы подвергать свою клиентку дополнительному стрессу от адаптации к новому лицу, она останется еще на один день, чтобы помочь. Не желая уезжать, пока она не убедится, что ее клиент доволен, Соломон-Аггри осталась еще на три дня сверх запланированного времени. К концу третьего дня она и ее клиент снова счастливо читали вместе на заднем крыльце.

Home Care Assistance поздравляет Глорию Соломон-Аггрей с получением награды и благодарит ее за исключительное обслуживание, ориентированное на клиента.

«Мы очень гордимся Глорией», - сказала Маура Барилларо, директор по оказанию помощи на дому по сестринскому делу. «Она является источником вдохновения для наших опекунов и сотрудников, и мы очень рады, что ее усердный труд получил признание».

Для получения дополнительной информации о помощи по уходу на дому посетите сайт http://www. homecareassistance.com или позвоните по телефону 1-866-454-8346, чтобы поговорить с менеджером по уходу.

О программе помощи по уходу на дому

Home Care Assistance - ведущий поставщик услуг по уходу на дому для пожилых людей в США и Канаде. Наша миссия - изменить способ старения мира. Мы предоставляем пожилым людям качественный уход, который позволяет им жить более счастливой и здоровой жизнью дома. Наши услуги отличаются уровнем наших опекунов, отзывчивостью наших сотрудников и нашим опытом в сфере ухода за больными. Мы придерживаемся позитивного, сбалансированного подхода к проблемам старения, ориентированного на меняющиеся потребности пожилых людей.Компания Home Care Assistance, входящая в список компаний Franchise500® 2012 года, получила множество отраслевых наград, в том числе «Самые быстрорастущие франшизы Entrepreneur» и «Top 50» по версии Franchise Business Review. Для получения дополнительной информации о Home Care Assistance, наших услугах и возможностях франшизы посетите homecareassistance. com или franchise.homecareassistance. com.

Контакт:

Кэтрин Закскорн
Помощь на дому
www.homecareassistance.com
650-462-9501

###

Запрос информации о франшизе EZ.Пожалуйста, используйте эту форму, чтобы запросить дополнительную информацию об этой возможности франшизы. Спасибо.

Глория Соломон-Аггри удостоена награды за достижения в области домашнего здравоохранения в 2012 г.

Глория Соломон-Аггрей (в центре) поздравляет Маура Барилларо, директор по сестринскому делу, и Кен Хансен, вице-президент Восточного побережья, с получением награды за достижения в области домашнего здравоохранения в 2012 году.

Мы очень гордимся Глорией.Она является источником вдохновения для наших опекунов и сотрудников, и мы очень рады, что ее усердный труд получает признание.

(PRWEB) 17 октября 2012 г.

Home Care Assistance, ведущий поставщик услуг по уходу на дому в Северной Америке, с гордостью объявляет Глорию Соломон-Аггрей, работающую по уходу в офисе в Вашингтоне в течение четырех лет, победителем конкурса Национальной столичной ассоциации по уходу на дому Мэриленда (MNCHA) » s Награда за достижения в области домашнего здравоохранения 2012 года.Ежегодно награда Home Health Achievement Award награждается единственного образцового опекуна в районе Большого Мэриленда и Вашингтона, округ Колумбия, который демонстрирует высочайшее качество ухода и профессионализм в обслуживании клиентов.

Глория Соломон-Аггри была выбрана на основе ее обширного опыта работы с клиентами и, в частности, ее готовности делать все возможное для оказания исключительной помощи своему клиенту в течение последних трех лет. За это время Соломон-Аггри помогал жене известного Вашингтона Д.C. бизнесмен; она страдает деменцией на поздней стадии. Даже несмотря на то, что состояние ее клиента ухудшилось, Соломон-Аггри оставалась постоянным присутствием, помогая своему клиенту оставаться эмоционально и физически стабильным. Неоднократно она вызвалась брать дополнительные смены, сопровождала своего клиента на важные мероприятия и оставалась сверх установленного графика, чтобы обеспечить непрерывность ухода.

В одном конкретном случае клиент Соломон-Аггри чувствовал себя особенно обеспокоенным. Соломон-Аггри поняла, что ее смена подходит к концу и ее клиентке придется перейти к другому воспитателю.Она решила, что вместо того, чтобы подвергать свою клиентку дополнительному стрессу от адаптации к новому лицу, она останется еще на один день, чтобы помочь. Не желая уезжать, пока она не убедится, что ее клиент доволен, Соломон-Аггри осталась еще на три дня сверх запланированного времени. К концу третьего дня она и ее клиент снова счастливо читали вместе на заднем крыльце.

Home Care Assistance поздравляет Глорию Соломон-Аггрей с получением награды и благодарит ее за исключительное обслуживание, ориентированное на клиента.

«Мы очень гордимся Глорией», - сказала Маура Барилларо, директор по оказанию помощи на дому по сестринскому делу. «Она является источником вдохновения для наших опекунов и сотрудников, и мы очень рады, что ее трудолюбие получает признание».

Для получения дополнительной информации о помощи по уходу на дому посетите сайт http://www.homecareassistance.com или позвоните по телефону 1-866-454-8346, чтобы поговорить с менеджером по уходу.

О ПОМОЩИ ПО УХОДУ НА ДОМУ
Home Care Assistance - ведущий поставщик услуг по уходу на дому для пожилых людей в США и Канаде.Наша миссия - изменить способ старения мира. Мы предоставляем пожилым людям качественный уход, который позволяет им жить более счастливой и здоровой жизнью дома. Наши услуги отличаются уровнем наших опекунов, отзывчивостью наших сотрудников и нашим опытом в сфере ухода за больными. Мы придерживаемся позитивного, сбалансированного подхода к проблемам старения, ориентированного на меняющиеся потребности пожилых людей. Компания Home Care Assistance, признанная компанией Franchise500® в 2012 году, была удостоена множества отраслевых наград, в том числе самых быстрорастущих франчайзинговых компаний Entrepreneur и Top 50 по версии Franchise Business Review. Для получения дополнительной информации о Home Care Assistance, наших услугах и возможностях франшизы посетите homecareassistance.com или franchise.homecareassistance.com.

Поделиться статьей в социальных сетях или по электронной почте:

P&P Live! Глория Чао - Аренда парня - с Рэйчел Линн Соломон

Четверг, 12 ноября 2020 г. - 19:00

Хлоя Ван нервничает, представляя своих родителей своему парню, потому что правда в том, что она еще не встречалась с ним. Она наняла его в агентстве, которое предоставляет фальшивых парней, обученных впечатлять даже самых традиционных азиатских родителей. Когда Хлоя снимает Дрю Чана - страстного художника, родители которого отрезали его за то, что он бросил колледж, чтобы осуществить его мечты, - миссия проста: завоевать одобрение родителей, чтобы они перестали заставлять ее выйти замуж за Хунбо, самого богатого (и самого худого). ) молодой холостяк в их сплоченной азиатско-американской общине. Но когда Хлоя начинает влюбляться в настоящего Дрю, ее тщательно организованная жизнь начинает рушиться.Присоединяйтесь к Глории Чао и Рэйчел Линн Соломон для обсуждения этого веселого и проницательного романа о взрослении.

Глория Чао - признанный критиками автор книг American Panda и Our Wayward Fate . Свободное время она не пишет на льду для керлинга или гуляет с мужем по дюнам Индианы. Бывший дантист, она рада проводить дни в головах вымышленных персонажей, а не в устах реальных людей. Она живет на берегу озера Мичиган.

Рэйчел Линн Соломон - отмеченный наградами автор книг Ты скучаешь по мне, когда я уйду и Наш год, может быть, . В настоящее время внештатный редактор, она писала для газет, продюсировала радиошоу, которое транслировалось посреди ночи, и работала на NPR. Она живет в Сиэтле.

От 12 лет и старше

Подписанный экслибрис будет поставляться с каждой покупкой на Rent a Boyfriend , пока расходные материалы есть.

Нажмите здесь, чтобы присоединиться к Live! мероприятие.

18,99 долл. США

ISBN: 9781534462458

Наличие: В наличии — Нажмите, чтобы узнать местонахождение

Опубликовано: Книги Саймона и Шустера для юных читателей - 10 ноября 2020 г.


$ 11,99

ISBN: 9781481499118

Наличие: В наличии — Нажмите, чтобы узнать местонахождение

Опубликовано: Книги Саймона и Шустера для юных читателей - 2 июля 2019 г.


11 долларов.99

ISBN: 9781534427624

Наличие: В наличии — Нажмите, чтобы узнать местонахождение

Опубликовано: Книги Саймона и Шустера для юных читателей - 1 сентября 2020 г.


18,99 долл. США

ISBN: 9781534440241

Наличие: Нет на наших полках - Доставка через 1-5 дней

Опубликовано: Книги Саймона и Шустера для юных читателей - 28 июля 2020 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *