У психиатра: Психиатр – кто это и что лечит? Когда обращаться к психиатру? Как подготовиться к визиту к врачу в Клинике МЕДСИ

Содержание

Психиатр – кто это и что лечит? Когда обращаться к психиатру? Как подготовиться к визиту к врачу в Клинике МЕДСИ

Психиатр – специалист с медицинским образованием, занимающийся терапией психических расстройств (группой симптомов и изменениями поведения, вызывающими душевные страдания и обусловленными нарушением деятельности психики). К таким профессионалам обращаются люди, которые либо осознают свое состояние как нарушение, либо ощущают себя полностью здоровыми. Занимаются психиатры и лечением тяжелых патологий, опасных не только для самого больного, но и для окружающих. Терапия проводится с применением лекарственных средств. Записаться на консультацию психиатра следует при обнаружении первых признаков патологии. Результативность терапии в этом случае будет максимально высокой.

Виды врачей

Существуют следующие специализации психиатров:

  • Наркологи. Такие врачи занимаются терапией пациентов с токсикоманией, наркоманией и алкоголизмом
  • Эпилептологи. Такие психиатры занимаются лечением эпилепсии
  • Геронтологи. Эти специалисты занимаются всеми нарушениями психики пациентов пожилого возраста
  • Детские и подростковые. Такие врачи занимаются расстройствами (аутизм и др.) у детей и подростков
  • Криминалисты. Эти врачи занимаются изучением психического состояния преступников
  • Сомнологи. Эти специалисты занимаются терапией расстройств, проявляющихся в нарушениях сна
  • Суицидологи. Эти специалисты работают с больными, страдающими от мыслей о самоубийстве и имеющими склонность к нему

Какими органами занимается психиатр?

Психиатры изучают психику, занимаются выявлением ее нарушений и профилактикой патологий.

В обязанности врача входит:

  • Выявление лиц, имеющих психические отклонения
  • Точная диагностика расстройства
  • Определение причин, которые спровоцировали отклонения
  • Назначение необходимого лечения
  • Ведение пациентов и их реабилитация
  • Проведение медицинских освидетельствований
  • Проведение профилактических осмотров
  • Госпитализация (в том числе принудительная) пациентов с тяжелыми расстройствами
  • Выявление здоровых лиц (в том числе имитирующих наличие у них различных психических патологий)

Что лечит врач?

Психиатры занимаются терапией таких психических расстройств, как:

  • Эпилепсия
  • Деменция
  • Психозы
  • Неврозы
  • Расстройства личности
  • Шизофрения
  • Болезни Паркинсона и Альцгеймера
  • Аутизм
  • Нарушения сна
  • Циклотомия
  • Маниакально-депрессивный синдром и др.

Врачи выполняют лечение как самостоятельных патологий, так и тех, которые возникают на фоне следующих заболеваний:

  • Наркомании и токсикомании
  • Алкоголизма
  • Инфекционных болезней
  • Сосудистых патологий головного мозга
  • Соматических болезней
  • Опухолей головного мозга
  • Черепно-мозговых травм
  • Интоксикации промышленными ядами и лекарственными препаратами

Когда надо обращаться к врачу?

Записаться на прием к врачу-психиатру следует лицам, которые страдают от:

  • Сонливости в течение дня или/и нарушений сна в ночное время
  • Постоянного чувства тревоги без объективных причин
  • Полного отсутствия аппетита или непроходящего чувства голода
  • Невозможности сконцентрироваться на решении даже простых задач
  • Нарушений памяти (вплоть до полной ее утраты)
  • Полной апатии
  • Приступов агрессии
  • Панических состояний
  • Беспричинной обидчивости
  • Страха и иных неконтролируемых состояний

К сожалению, некоторые психические расстройства не позволяют самому больному объективно оценить ситуацию. Человек не хочет обращаться к врачу. В этом случае близким людям следует уговорить больного, убедить его в необходимости получения медицинской помощи.

Важно записать на прием к врачу-психиатру человека при обнаружении у него:

  • Бредовых идей
  • Галлюцинаций
  • Попыток суицида
  • Частых приступов агрессии
  • Дезориентации в пространстве
  • Отсутствия памяти и др.

Отвести ребенка к специалисту следует при:

  • Жестком поведении
  • Трудностях в запоминании информации и концентрации внимания
  • Мыслях о самоубийстве
  • Полном отсутствии аппетита или постоянном переедании
  • Склонности к любым зависимостям
  • Излишней сосредоточенности на внешности (весе, фигуре, претензиях к особенностям строения носа, ушей и др.)

Профилактический прием психиатра в обязательном порядке проводится при:

  • Оформлении ребенка в детский сад и школу
  • Прохождении военной медицинской комиссии
  • Получении прав/разрешений на управление автомобилем, ношение оружия и др.
  • Устройстве на работу с опасными условиями

Этапы консультации

Прием психиатра проводится поэтапно.

Консультация включает:

  • Опрос. Он проводится с целью уточнения жалоб пациента и волнующих его симптомов. При невозможности опроса самого больного врач беседует с его родственниками
  • Тестирование
  • Дополнительную диагностику (если требуется)
  • Выбор стратегии терапии и условий (стационарное или амбулаторное лечение)

Обследование и лечение проводятся при необходимости на условиях абсолютной анонимности и конфиденциальности.

Важно! На лечение в стационар в принудительном порядке помещают только тех пациентов, которые являются социально опасными. Предварительно обязательно проводится экспертиза.

Диагностика

Все диагнозы психиатрами ставятся на основании общей клинической картины и результатов тестирования.

Дополнительно обследуются щитовидная железа, гипофиз и надпочечники.

Нейрофизиологическая диагностика включает:

  • ЭЭГ (электроэнцефалографию)
  • МРТ (магнитно-резонансную томографию мозга)
  • Дуплексное сканирование сосудов головы

Также врач может назначить исследование работы вегетативной нервной системы.

Комплекс обследований определяется только психотерапевтом в индивидуальном порядке.

Лечение

Терапия любых психических заболеваний проводится с учетом состояния больного, наличия у него сопутствующих заболеваний и индивидуальных особенностей.

При лечении используют:

  • Лекарственную терапию
  • Психотерапевтические методы различных типов (арт-терапию, музыкальную терапию, гипноз и др.)
  • Аутотренинг

Лечение проводится как индивидуально, так и в группах.

Важно! Если расстройство является симптомом основного заболевания (патологией внутренних органов или мозга), терапия проводится совместно с терапевтом, неврологом, кардиологом и другими специалистами. В любом случае лечение направлено на устранение не только симптомов, но и причины, которая спровоцировала их появление.

Преимущества лечения у психиатра в МЕДСИ

  • Опыт врачей-психиатров. Наши специалисты располагают необходимыми знаниями и навыками для лечения всех известных медицине сегодня психических патологий
  • Быстрое оказание помощи. Устранение симптомов возможно буквально в течение нескольких дней. Благодаря этому врачи могут в кратчайшие сроки улучшить качество жизни пациента
  • Современные методики. Они доказали свою эффективность и уже внедрены в ежедневную практику врачей во всем мире
  • Назначение эффективных и безопасных препаратов
  • Комбинирование различных методов лечения для достижения желаемых результатов
  • Возможности для работы не только с самим больным, но и с его родственниками
  • Комплексный подход к лечению.
    При необходимости работать с пациентом будут не только психиатр, но и невролог, психолог и другие специалисты
  • Возможности для проведения комплексной диагностики и обнаружения всех сопутствующих заболеваний

Если вы хотите записаться к психиатру сами или посетить консультацию с близким человеком, позвоните нам по телефону +7 (495) 7-800-500.

Лечение у психиатра ⋆ ГБУЗ Архангельской области АКПБ

Психиатрия – одна из самых деликатных сфер медицины и невероятно сложный раздел науки. До сих пор в обществе бытует мнение, что обращение к психиатру и лечение у психиатра и  – это стыдно. Считается, что психиатрическая помощь нужна только неадекватным людям. Между тем, поводом для обращения к психиатру может быть любая обычная жалоба: бессонница, депрессия, излишняя тревожность. В некоторых ситуациях: потеря близкого, увиденные шокирующие обстоятельства, тяжелое заболевание специалисты утверждают что помощь нужна в 100% случаев.

Круг жалоб достаточно широк, и вот самые распространенные из них:

  • Снижение настроения, которое продолжается в течение длительного времени – особенно без видимых причин.
  • Наличие депрессии и изменение поведения впоследствии пережитого стресса, конфликта, утраты близкого человека.
  • Повышенная тревожность, навязчивые мысли, раздражительность.
  •  Стойкое нарушение сна: короткий поверхностный сон, длительное засыпание (больше получаса), отсутствие чувства отдыха после сна.
  • Хроническая усталость, утомленность, апатия, утрата интересов – при отсутствии выявленной соматической патологии.
  •   Желание нанести себе вред – порез, ожог; ненависть к себе; навязчивое чувство вины; суицидальные мысли;
  • У подростков – признаки анорексии, расстройство пищевого поведения, депрессии и так далее;
  • У женщин в послеродовой период – беспричинное чувство раздражения или апатии, тревоги, в том числе по отношению к новорожденному ребенку.

 Как понять, к кому идти – к психологу или к психиатру?

Клинический психолог – специалист, к которому можно обратиться с любой из жалоб, описанных выше. Но даже клинический психолог не вправе констатировать и лечить психические расстройства, прописывать медицинские препараты и т.д.

Прерогатива психолога – преодоление тяжелых жизненных ситуаций, рекомендации по формированию новых навыков коммуникации, социализации. Хороший сценарий – обратиться сначала к медицинскому психологу, и, если он направит вас к психотерапевту или психиатру – не отказываться.

Психиатр – врач, специалист с высшим образованием в области психиатрии, психиатры занимаются оценкой симптомов пациентов, лечением психических заболеваний.

Психотерапевт – врач, специалист с высшим медицинским  образованием, который занимается лечебным воздействием на психику человека, проблемы с которыми клиенты обращаются к психотерапевту соответствуют лёгкой или средней степени тяжести проявления.

Если у меня впервые появились симптомы психического расстройства, я сразу попаду в острое отделение?

Нет, пациенты у которых впервые выявлено психическое расстройство и которые по показаниям могут находиться в отделении открытого типа госпитализируются в «Отделение пограничных психиатрических расстройств» (8 отделение). Здесь они получают весь объем необходимой медикаментозной и социально – психологической помощи. Обратите внимание, в этом отделении есть очередь ожидания госпитализации. Подробную информацию можно посмотреть здесь.

Также такие пациенты могут быть госпитализированы в психиатрическое смешанное отделение (3 отделение). Оно ориентировано на пациентов, которые столкнулись с заболеванием впервые. Здесь оказывается всесторонняя медикаментозная, психологическая социальная помощь.

Если я пойду на прием к психиатру, меня сразу поставят на учет? Как это повлияет на мою дальнейшую жизнь, карьеру?

Во-первых, никакого учета, в том виде как это было в советские годы, в психоневрологических диспансерах уже давно не ведется. Диспансерное наблюдение по месту жительства, как правило, рекомендуется пациенту с тяжелым, стойким, хроническим психическим расстройством. Неврозы и другие невротические проявления не попадают в группу диспансерного наблюдения. Если у вас депрессия, вы тяжело переживаете какую-либо утрату, потерю, у вас панические атаки или приступы раздражения – вам нужна консультативная помощь, но не постоянное наблюдение.

По закону, отметка в медицинской карте о факте обращения за психиатрической помощью не может быть единственным основанием для решения вопроса о трудоустройстве, учебе и так далее. Такое решение принимает только врачебная комиссия и только на основании психиатрического освидетельствования.

Если мне нужна психиатрическая помощь, куда мне обратиться?

Удобнее всего обратиться по месту жительства это может быть психиатр в городской больнице (поликлинике), центральной районной больнице, психоневрологическом диспансере (Архангельск, Северодвинск, Котлас). Если в вашем районе нет психиатра то согласно маршрутизации.

Я могу записаться к психиатру в электронной регистратуре?

В настоящий момент электронная запись возможна в  диспансерном отделении. В психиатрической больнице запись не предусмотрена, так как учреждение ориентировано на стационарную помощь и удалено от города. Удобнее всего вам будет самостоятельно записаться на прием к психиатру в диспансер, расположенный в вашем административном округе. В случае необходимости врач выпишет направление в стационар.

Список учреждений

ТЕРРИТОРИЯ ОБСЛУЖИВАНИЯ НАИМЕНОВАНИЕ АДРЕС ФИЛИАЛА
Архангельская область ГБУЗ АО Архангельская клиническая психиатрическая больница г. Архангельск, пос. Талаги 31
Архангельская область ГБУЗ АО Архангельский психоневрологический диспансер г. Архангельск пр. Ломоносова 271
г.Северодвинск ГБУЗ АО Северодвинский психоневрологический диспансер г. Северодвинск, о.Ягры ул Макаренко,11
Котласский район ГБУЗ АО Котласский психоневрологический диспансер г. Котлас Болтинское шоссе 2, к. 1

 

Сколько стоит лечение в больнице?

Все жители проходят консультацию и лечение бесплатно. По итогам консультации в диспансере психиатр примет решение, что пациенту нужно продолжить лечение в стационаре либо в условиях дневного стационара. Врач выписывает направление, по которому стационарное лечение также будет для пациента бесплатным.

В то же время, в больнице есть ряд платных услуг – на случай, если у вас нет регистрации в области. С перечнем платных услуг больницы вы можете ознакомиться здесь.

Сколько времени пациент пролежит в стационаре?

Как правило, минимальный срок госпитализации составляет 3-5  дней. Если по истечении этого срока состояние больного позволит выписать его – он будет выписан, если нет – срок пребывания в стационаре может составить от 30 дней. Указанные сроки – условные, все определяется состоянием пациента, например в реабилитационном отделении пациент в среднем проводит 53 дня. Вы сможете посещать пациента и получить информацию лечащего врача в установленные дни и часы. С внутренним распорядком больницы можно подробно ознакомиться здесь .

Если мне или моему близкому нужна экстренная помощь, куда я могу обратиться?

Как правило, при экстренных случаях необходимо вызвать скорую помощь, подробно объяснить ситуацию  и диспетчер отправит вам специальную «психиатрическую» бригаду. В случае если пациент опасен для себя или окружающих последует госпитализация. В остальных случаях помощь будет оказана на месте и будет рекомендовано посещение врача- психиатра по месту жительства.

Обязательно ли после экстренной госпитализации пациента поставят на учет в психоневрологический диспансер?

Нет. В зависимости от ситуации, пациенту может быть рекомендовано наблюдение в психоневрологическом диспансере. В сложных случаях решение о его дальнейшем наблюдении в психоневрологическом диспансере принимает врачебная комиссия.

Что происходит, если больного госпитализируют в стационар без его согласия?

В течение 48 часов после госпитализации администрация больницы подает документы в суд о недобровольной госпитализации. Решение о недобровольном лечении в психиатрическом стационаре может быть принято только в судебном порядке.

Что происходит после выписки из стационара? Человек останется один?

Во время нахождения в стационаре пациенту и родственникам объясняют особенности заболевания, лечения, психологические проявления, возможный объем социальной помощи – пациент участвует в психообразовательной программе. После выписки родственники и пациент получат исчерпывающую информацию о центрах социальной и психологической поддержки. Также пациенты будут поддерживаться специалистами кабинета внестационарной социально- психологической помощи (подробнее о нем тут). Психологи, социальные работники кабинета помогают выписанным пациентам адаптироваться, решить психологические трудности, справиться с бытовыми задачами и даже найти работу.

Что нужно знать моим близким о моем заболевании?

Психические расстройства значительно изменяют качество жизни не только пациента, но и его родственников. Близким пациента целесообразно получить профессиональную консультацию у лечащего врача, он объяснит с какими сложностями можно столкнуться в повседневной жизни, как реагировать на меняющееся поведение, какие изменения нужно внести в распорядок дня и даже в оснащение квартиры (например, безопасность пространства очень важна для пациентов с органическими расстройствами).

Особенное внимание следует обратить на детей и их понимание ситуации. Маленькие члены семьи очень чувствительны к изменениям поведения и настроения родителей, могут задавать себе много вопросов и даже винить себя в происходящем. Чтобы понять как разговаривать с детьми, свяжитесь с координаторами специальной программы помощи детям больных родителей в больнице: социальный работник отделения или психолог в кабинете социальной реабилитации здесь. Подробнее о программе Нужные слова.

1.Имеет ли человек с психическим расстройством право на больничный? В нем указывают диагноз?

Психические расстройства не отличаются от инфекционных или других болезней. Иногда состояние пациента может быть таким плохим, что он временно теряет способность работать. В этом случае лечение у психиатра возможно по листку нетрудоспособности (больничный). Подробнее здесь: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_116333/

На листке нетрудоспособности не указывают диагноз. Психиатрические и наркологические организации имеют специальные печати для больничных, где не обозначается их профиль. Кроме этого, вместо слова «психиатр» на больничном может быть указан, врач другого профиля, например, «терапевт». Однако в листке нетрудоспособности обязательно должен быть адрес выдавшей его медицинской организации. Поэтому работодатель будет знать, что человек проходил лечение в психиатрическом учреждении — но не узнает, с каким расстройством.

2.Как действовать близким, если человек с психическим расстройством не хочет обращаться к врачу?

Если человек не хочет идти к врачу, специалиста могут вызвать его близкие, обратившись в ПНД по месту жительства. Если врач сочтет их опасения обоснованными, то попросит написать заявление. В нем нужно будет указать конкретные факты, свидетельствующие о том, что у человека, вероятно, есть психическое расстройство. Это могут быть нарушения памяти, проблемы со сном, странные, откровенно не совпадающие с действительностью высказывания, разговоры с невидимыми собеседниками, подозрительность, поиск источников излучения и радиоволн и так далее. Заявление понадобится, даже если у человека уже есть психиатрический диагноз — у врача все равно должны быть основания для осмотра. После этого он сможет осмотреть человека на дому.

Возможно, что врач обнаружит у пациента признаки расстройства психики, но сочтет, что его состояние не представляет опасности ни для него самого, ни для окружающих. Тогда он может предложить пациенту подписать согласие на лечение и принимать препараты. В таком случае у человека будет право отказаться от лечения. Если же врач нашел поведение человека опасным, пришел к выводу, что тот не способен самостоятельно удовлетворять свои жизненные потребности или его состояние существенно ухудшится без психиатрической помощи, это может стать причиной для недобровольной госпитализации.

Вне зависимости от результатов осмотра родственники пациента могут оспорить выводы врача: у них есть право обратиться к главному врачу психиатрической клиники или ПНД.

  1. Если человека без его согласия положили в больницу, он может отказаться от приема препаратов?

Пациенту имеют право давать препараты без его согласия только в двух случаях. Первый –  недобровольная госпитализация. Второй — принудительное лечение в качестве замены уголовного наказания. Право отказываться от таблеток и участвовать в выборе медикаментов, которые выписывает врач, имеют те, кто находится в больнице по собственному желанию.

  1. В каких случаях допускается передача сведений, составляющих врачебную тайну при оказании психиатрической помощи, иным лицам?

Все сведения в случае обращения в лечебное учреждение составляют врачебную тайну ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан РФ».подробнее здесь 

Ее разглашение не допускается, в том числе после смерти человека, за исключением двух случаев:

  1. С письменного согласия гражданина или его законного представителя допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, другим гражданам, в том числе должностным лицам, в целях медицинского обследования и лечения пациента, проведения научных исследований, их опубликования в научных изданиях, использования в учебном процессе и в иных целях.
  2. Предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя допускается:

1) в целях проведения медицинского обследования и лечения гражданина, который в результате своего состояния не способен выразить свою волю

2) при угрозе распространения инфекционных заболеваний, массовых отравлений и поражений;

3) по запросу органов дознания и следствия, суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством, по запросу органов прокуратуры

4) в случае оказания медицинской помощи несовершеннолетнему

5) в целях информирования органов внутренних дел о поступлении пациента, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что вред его здоровью причинен в результате противоправных действий;

6) в целях проведения военно-врачебной экспертизы

7) в целях расследования несчастного случая на производстве и профессионального заболевания

8) при обмене информацией медицинскими организациями, в том числе размещенной в медицинских информационных системах, в целях оказания медицинской помощи с учетом требований законодательства Российской Федерации о персональных данных;

9) в целях осуществления учета и контроля в системе обязательного социального страхования;

10) в целях осуществления контроля качества и безопасности медицинской деятельности в соответствии с настоящим Федеральным законом;

  1. Освидетельствование в недобровольном порядке. Кем принимается решение?

Порядок недобровольного психиатрического освидетельствования  регулирует закон РФ «Об оказании психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» закон.

Психиатрическое освидетельствование лица может быть проведено без его согласия или без согласия его законного представителя в случаях, когда по имеющимся данным обследуемый совершает действия, дающие основания предполагать наличие у него тяжелого психического расстройства, которое обуславливает:
а) его непосредственную опасность для себя или окружающих, или
б) его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или
в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

Психиатрическое освидетельствование проводит врач – психиатр.

  1. В чем отличие принудительного лечения в психиатрическом стационаре от лечения в недобровольном порядке?

Принудительные меры медицинского характера обычно осуществляются по отношению к лицам, совершившим общественно опасные деяния, в случае же недобровольных мер это условие необязательно. Иными словами, принудительные меры применяются к тем лицам, которые были бы осуждены по уголовному делу, не будь они признаны невменяемыми, а недобровольная госпитализация чаще всего осуществляется в отношении лиц, не совершивших противозаконных действий.

  1. Что следует учитывать при постановке вопроса о признании лица недееспособным?

В случаях, когда самостоятельное осуществление больным своих прав наносит или может нанести ему или иным лицам серьезный ущерб, единственно действенным шагом может оказаться признание его недееспособным. При этом лишь своевременное назначение опекуна и его добросовестность способны восполнить недостающую дееспособность больного. Опекун может быть назначен органом опеки и попечительства по месту жительства опекуна (ст.35 ГК РФ). Если такого человека нет, то опекуном назначается больница.

Для признания гражданина недееспособным учитывается сочетание двух условий:

Медицинское: наличие заболевания психики;

Юридическое: отсутствие способности  осознавать свои поступки и отсутствие способности руководить и контролировать свое поведение

Признание гражданина недееспособным происходит в судебном порядке. Если этот гражданин проживает дома, то дело рассматривается районным судом по месту его жительства. Если же человек находится на лечении в стационаре или постоянно проживает в социальном учреждении, то дело будет подведомственно суду по месту нахождения данных организаций.

Подробнее здесь

Документы  пациента, в том числе паспорт, принимаются в отделении старшей медицинской сестрой и хранятся у нее вплоть до выписки из стационара. Все документы принимаются  строго по описи. В случае если пациент находится в больнице  длительно, социальная служба контролирует сроки действия паспорта и организует процедуру замены паспорта на новый.

 

  1. Чье участие в судебном заседании по вопросу признания гражданина недееспособным, является обязательным? Должен ли гражданин, в отношении которого рассматривается вопрос о недееспособности быть приглашен на судебное заседание?

В заседании по делу о признании гражданина недееспособным должны принять участие:

  • заявитель;
  • представитель прокуратуры;
  • сотрудник службы опеки.

Человек, в отношении которого подано заявление о признании недееспособным, также приглашается на заседание суда и в ходе процесса имеет право высказывать свою позицию по делу. Кроме того, он может явиться на процесс вместе с представителем, полномочия которого подтверждены доверенностью. Если человек, страдающий психическим расстройством, не способен прибыть в суд, проводится выездное заседание по месту нахождения этого лица.

  1. Какие противопоказания, связанные с наличием психического заболевания предусмотрены для получения водительского удостоверения , охотничьего билета, владения оружием?

Данные противопоказания  изложены в ФЗ №196 2О безопасности дорожного движения» и ФЗ №150 «Об оружии»:

1.Психические расстройства и расстройства поведения (при наличии хронических и затяжных психических расстройств с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями):

  • Органические, включая симптоматические, психические расстройства
  • Шизофрения, шизотипические и бредовые расстройства
  • Расстройства настроения (аффективные расстройства)
  • Невротические, связанные со стрессом  и соматоформные расстройства
  • Расстройства личности и поведения в зрелом возрасте
  • Умственная отсталость

2. Психические расстройства и расстройства поведения, связанные с употреблением психоактивных веществ

  1. Как осуществляется оплата коммунальных платежей в случае временного отсутствия гражданина по месту жительства. В праве ли гражданин получить справку о том, что он находился в стационаре с указанием дат пребывания?

Да, такую справку больница предоставляет по запросу пациента или его опекунов или законных представителей. Затем справку нужно передать в управляющую компанию для проведения перерасчетов. В случае, если опекуном пациента является больница то справку и связь с управляющей компанией осуществляет социальная служба больницы.

  1. Какие существуют ограничения в профессиональной деятельности и кто их устанавливает?

Такие ограничения, конечно, существуют, и устанавливаются Трудовым Кодексом РФ и «Перечнем медицинских психиатрических противопоказаний  для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности связанной с источником повышенной опасности». В Перечне два раздела, первый содержит противопоказания для работ связанных с воздействием неблагоприятных факторов (шум, вибрация, высокие температуры и проч.). Второй раздел – это противопоказания для отдельных видов деятельности связанной с повышенной опасностью (ношение оружия, работа на высоте, с движением транспортных средств и проч.). Также у пациента с психическим заболеванием могут возникнуть ограничения в работе на государственной и муниципальной службе, в правоохранительных органах, прокуратуре.

 

 

Ребенок у психиатра: подводные камни не там, где все думают

Первый осмотр: отказаться можно

– Первый плановый осмотр ребенка психиатром положен у нас в 2 года. Имеет ли право родитель отказаться от этого осмотра?

– Конечно, родители могут написать отказ от осмотра любого специалиста; диспансеризация, как и любая форма профилактической помощи, – дело добровольное.

Правда, размышляя, показывать ли малыша психиатру, нужно понимать, что ребенку бывает нужна квалифицированная помощь, и не всегда родители понимают, какая, и где ее можно получить. Часть родителей находится во власти устаревшей информации и ложных установок.

Например, ребенок в 2 года не говорит. Может быть, даже родители этим обеспокоены. Но всегда найдется бабушка, которая скажет: «Мальчики всегда начинают говорить позже. У сына двоюродной сестры такое было, в 3 года заговорил так, что не остановить».

В итоге родители успокаиваются и теряют время.

У детских психиатров есть такое выражение «завести ребенку речь». В 5 лет «завести речь» значительно сложнее, чем в 2; а в 7, если ребенок не говорит, сделать это почти невозможно.

Не факт, что прекрасный результат получится с любым ребенком, но дать шанс, хоть как-то научить сложного ребенка пользоваться речью хороший специалист может. Все, что нужно сделать родителям – вовремя разделить свое видение проблем у ребенка со специалистом.

Кроме того, надо понимать, что такое определенный приказом Минздрава осмотр врача-психиатра в 2 года. Фактически это не осмотр каждого ребенка. Диспансеризация двухлетних детей предполагает анкетирование родителей, без ребенка.

Родители заполняют m-chat – простейшую анкету о поведении ребенка из 20 вопросов. На вопросы анкеты нужно ответить на сайте (например, сайте Центра Сухаревой), и программа сама определит, входит ли ребенок в группу риска. Если у ребенка есть тревожащие специалистов особенности поведения, родителям предложат обратиться на очный прием врача-психиатра.

То есть, осмотр в 2 года – это скрининг. И вести на прием (по желанию) нужно будет только ребенка из группы риска.

Случай из практики: мальчик, который не говорил в два с половиной года

Мама мальчика 2,5 лет обратилась в Центр Сухаревой, так как ребенок до сих пор не говорил, не всегда откликался на имя.
При исследовании врач выявил отчётливые проявления аутизма – однообразные повторяющиеся движения (стереотипии). Ребенок не умел играть, вся его игра заключалась в том, что он разбрасывал вещи. На других людей ребенок почти не реагировал и не взаимодействовал.
Мальчику прописали курс интенсивной терапии – коррекционные занятия с логопедами, дефектологами, психологами, мягкое ноотропное и общеукрепляющее медикаментозное лечение, физиотерапию. Для мамы и папы (в телемедицинском формате) проводились встречи с семейным психологом.
Уже через 3 недели ребенок стал лучше взаимодействовать с другими людьми, начал чаще смотреть в глаза, использовать жесты, появился прогресс в речи. Мама начала лучше понимать особенности своего ребёнка, у нее появилось чёткая стратегия дальнейших занятий с ним.

– Куда придется вести ребенка на прием – в поликлинику или в психоневрологический диспансер? Необходимость вести ребенка в какое-то специальное место не добавляет оптимизма.

– Детских участковых психиатров в Москве примерно 100 человек. 60 из них имеют кабинеты в районных детских поликлиниках, остальные – принимают в ПНД.

Информация о том, где именно принимает ваш участковый детский психиатр, должна быть в регистратуре вашей детской поликлиники.

Детская психиатрия: диагноз может «плавать», а врач занимается развитием

– В 2 года ребенку могут назначить какие-то лекарства, поставить «страшный» диагноз?

– В 2 года ребенку крайне редко назначают препараты. Детская психика очень пластична, многое можно сделать без лекарств. Например, ребенку с аутизмом будет назначена ABA-коррекция (прикладной анализ поведения).

Видя двухлетнего ребенка в первый раз, мало кто из врачей сможет поставить окончательный диагноз. Диагноз будет поставлен (без него ребенок не попал бы в группу риска), но это будет диагноз, отражающий особенности развития ребенка – например, «задержка речевого развития».

В дальнейшем по мере того, как ребенок будет развиваться, этот диагноз либо трансформируется в другой (например, «расстройство аутистического спектра», «умственная отсталость»), или будет снят.

Обо всем этом врач-психиатр должен рассказывать родителям на приеме. Он также должен бы упомянуть, что по 273 ФЗ право на образование в России имеет любой человек. Другой вопрос, по силам ли будет ребенку образование, и какое именно. Задача специалистов состоит в том, чтобы ребенок прошел не по низу, а по верху «коридора» своих возможностей.

Случай из практики: родители очень старались, но не учли интересы ребенка

На прием к врачу приводят ребенка восьми лет с тяжелой, но не совсем типичной умственной отсталостью. Родители очень тревожатся и рассказывают: «На самом деле он многое может и даже знает буквы английского алфавита!»
В это время врач задает простые бытовые вопросы. И выясняется, что в 8 лет самостоятельно ребенок не умеет есть, ложку держит плохо; не умеет самостоятельно чистить зубы – не держит в руках щетку, не понимает, что делать с пастой; в туалет ходит только в сопровождении взрослого и не имеет сформированных навыков опрятности.
Буквы английского алфавита такому ребенку явно без надобности. Он уже подвергался насмешкам в детском саду, потому что он не умел себя обслуживать. Родительский страх испортить жизнь ребенку в этом случае блокировал возможности ему помочь. Ведь современный психиатр давно не работает один, он действуют в команде, в связке с коррекционным педагогом, психологом и логопедом. Такая комплексная помощь увеличивает шансы ребенка развиваться и учиться.

– То есть, современный детский психиатр – это не врач с успокоительными таблетками? Чем он занимается?

– Он занимается развитием и социализацией.

В 2 года главная задача детского психиатра – составить коррекционный маршрут, то есть, понять сильные и слабые стороны ребенка, решить, в какой помощи конкретный ребенок нуждается. Правильно обученный психиатр обязательно направит ребенка к клиническому (медицинскому) психологу и сориентирует родителей, нужен ли сейчас ребенку нейропсихолог (вопреки установившемуся мнению, он нужен не всегда), логопед или коррекционный педагог.

– Участковые детские психиатры в Москве – сотрудники Центра Сухаревой? Кто готовил этих специалистов?

– Нет, это сотрудники трех «взрослых» московских психиатрических больниц. К нам они приезжают раз в месяц на методические семинары.

Осмотр в 7 лет: на основе диагноза можно требовать особые образовательные условия

– Если диагноз будет снят, ребенка нужно будет показывать врачам каким-то особым образом или упоминать о диагнозе на дальнейших осмотрах?

– Если диагноз снимут совсем, то нет.

А вот если диагноз трансформируется, в 7 лет родителям, скорее всего, нужно будет отстаивать право ребенка на особый образовательный маршрут. Сейчас есть «особые образовательные условия» – адаптированные программы, бесплатные часы занятий с логопедом и дефектологом, которыми обеспечивает ребенка школа, тьютор.

Чтобы получить все это, родителям нужно показать: «В 2 года у нас были вот такие проблемы, потом мы занимались с логопедом, но у нас была слишком маленькая динамика, так что помощь нужна до сих пор». Комиссия врачей готовит  медицинское заключение для представления на ЦПМПК, и ребенок получает право на особые образовательные условия, при каждом диагнозе и разной динамике эти условия различны.

Причем Центр Сухаревой дает только заключение на медицинскую часть, а решение о маршруте обучения принимает комиссия при Департаменте образования.

– То есть, у вас все время, что ребенок наблюдается и проходит лечение, хранится его карта. Что происходит с ней дальше?

– Да, мы заводим карту ребенка так же, как это делают в обычной поликлинике врачи-педиатры. Карта не передается в ПНД.

В идеале должно быть так – когда ребенку, который наблюдается в Центре Сухаревой, исполняется 18 лет, собирается комиссия с участием родителей и решает, передавать ли сведения о ребенке во взрослую сеть? Если к этому времени ребенок избавился от заикания, энуреза и других заболеваний, которые ему когда-то диагностировали, его карточка никуда не передается.

10-14 лет: депрессия «помолодела»

– В каком возрасте при плановом осмотре возможны ли уже серьезные диагнозы и «тяжелые» препараты?

– Они могут возникнуть и в 5, все зависит от состояния ребенка.

Диагноз может возникнуть и на профилактическом приеме во время диспансеризации, и если родители с ребенком обратились к психиатру самостоятельно – у нас ведь заявительная медицина. Например, ребенок заикается, его приводят к психиатру и логопеду. Или до четвертого класса ребенок был отличником, а потом вдруг стал учиться на двойки. Родители ведут его к психологу, а тот говорит: «Покажитесь еще психиатру». То есть, в зависимости от ребенка набор специалистов – разный, и диагнозы тоже могут быть разные.

Честно говоря, до приема в 14 лет, было бы хорошо посмотреть ребенка еще в 10. Потому что многие диагнозы теперь «помолодели» – раньше мы редко видели депрессию и нервную анорексию в 10 лет, а теперь они есть. И смотреть ребенка в 14 лет поздно.

– А в семь лет, на предыдущем осмотре, депрессию можно заподозрить?

– В  семь лет классическую депрессию мы еще не увидим – увидим только рудименты депрессии. Потому что классическая депрессия – это триада – пониженное настроение, замедление ассоциативного процесса (трудно думать и учиться) и замедление двигательной активности.

То есть, ребенок с депрессивным синдромом медленно говорит, медленно двигается, медленно вовлекается в новую активность. У подростка «маской» депрессии может быть и алкоголизм, и промискуитет – подросток ищет хоть кого-то, кто был бы с ним рядом, и кому он нужен.

– То, что у нас принято «лечить» ремнем.

– Ремнем депрессия и ее «маски» не лечатся, а только усугубляются, потому что в ответ на ремень могут начаться уходы ребенка из дома и суицидальное поведение.

В таком случае к 14 годам специалисты заметят у ребенка признаки самоповреждающего поведения. Иногда это – десятки рубцов не только на руках и ногах, но и на животе, груди и шее. На самом деле это – способ справиться с ситуацией. С болью внешней,  возникшей в результате самопорезов, все понятно – видно, откуда она, понятно, что она конечна, родители отругали, пошли к травматологу и зашили. А вот что делать с внутренней болью, подростку совсем непонятно – культуры обращения за помощью и разговора об эмоциях у нас, к сожалению, нет. Более того, есть миф: «Если я заговорил об эмоциях, все подумают, что я слабак».

Случай из практики: он перестал интересоваться динозаврами и резал руки

Родители привели на прием к врачу-психиатру десятилетнего мальчика после того, как заметили тревожные изменения в его поведении – подавленность, раздражительность, отставание по школьной программе, утрату прежних интересов и увлечений (несколько лет ребенок увлекался динозаврами и вдруг забросил). Мальчик стал замкнутым и закрытым. «Последней каплей» стало то, что мама обнаружила следы порезов у него на руках.
После обследования специалистами у ребенка была выявлена атипичная депрессия с тяжелым течением, потребовалась госпитализация в одно из стационарных отделений, подбор лекарственной терапии, интенсивная психологическая работа, а после выписки – длительное поддерживающее лечение.
Со временем мальчик вернулся к обычной жизни, подтянул учебу. Своевременное обращение к врачу и хорошо подобранная терапия позволили избежать осложнений депрессии – например, суицидальных мыслей.

– И все же – какие еще диагнозы возникают к 10-14 годам?

– К 10 годам среди диагнозов может возникнуть «расстройство аутистического спектра», «умственная отсталость», «шизофрения», «синдром дефицита внимания с гиперактивностью», «аффективные расстройства» разной сложности, включая «депрессивные эпизоды», «расстройства шизофренического спектра» – шизоаффективные и шизотипические. Могут быть «расстройства адаптации» – то, что раньше называлось «пубертатным кризом». То есть, это очень широкий спектр расстройств – легких и тяжелых, и при каждом диагнозе есть свои препараты.

Препараты «легкие», «тяжелые» и правильно подобранные

– Общественное мнение делит психиатрические препараты на «легкие» и «тяжелые». Считается, что «тяжелые» сразу превращают ребенка в «овощ».

 – Это – еще один очень вредный и страшно живучий миф.

На самом деле хорошо подобранный препарат (независимо от названия) – это такой препарат, которого пациент не чувствует.

Такое лекарство не искажает восприятие действительности, а только «срезает» лишнее возбуждение, избыточные переживания, мучительные представления и страхи.

И совсем неважно, как этот препарат называется. В некоторых случаях индивидуальная чувствительность бывает такая, что даже взрослый человек может выдать очень мощную реакцию на самый «легкий» препарат. А иногда после «тяжелых» лекарств дети «скачут» так, как будто вообще ничего не принимают.

Так что действие лекарств – это вопрос индивидуальной переносимости, правильно подобранной дозировки и адекватного времени приема, потому что лекарства бывают «утренние» и «вечерние», это все должен объяснить ребенку и его законным представителям врач.

Да, кому-то идеально подходит галоперидол, который общественное мнение относит к «тяжелым», и совсем «не идет» рисполепт, который относится к более современным и «легким», потому что на рисполепте у ребенка наблюдается прибавка в весе и гинекомастия. А кому-то нужен именно рисполепт. А третьему ребенку вообще лекарства не нужны, ему хорошо помогает нейропсихолог и ABA-коррекция. Только решить, что кому лучше помогает, должен все-таки не журналист, не родственник, а врач. Потому что главное, чтобы препарат помогал пациенту.

Этот препарат снимает галлюцинации? Прекрасно! Потому что жить с галлюцинозом очень сложно. Гораздо лучше, если сам пациент скажет врачу: «А с этими таблетками я недостаточно хорошо сплю, а этот не снимает мне навязчивости. Я все равно постоянно подпрыгиваю, и ребята надо мной смеются».

15 лет: ребенок идет к психиатру без родителей

– В пятнадцать лет наступает страшное – отныне ребенок может обратиться к психиатру без участия родителей. Он же испортит себе все «личное дело»! Он же не понимает, насколько себе навредит!

– Или наконец-то сам себе поможет.

– Вы пытаетесь как-то связаться  с родителями,  если пришел такой вот 15-летний пациент?

– Для нас это очень непростой момент. Например, подросток сообщает нам о произошедшем насилии, источником которого является кто-то посторонний. В полицию мы обязаны сообщить, а о родителях мы пытаемся договориться с ребенком. То есть, пытаемся удержать ребенка на приеме, чтобы родители успели подъехать.

Конечно, звонок психиатра: «Здравствуйте, ваш сын сидит у меня на приеме, мы обсуждаем с ним очень непростые темы, связанные со смыслом жизни, мне хотелось бы, чтобы вы приняли участие в нашем разговоре», – это не вполне комфортная для родителей ситуация.  Но лучше пережить такое при живом ребенке, чем потом его оплакивать.

Случай из практики: «У меня проблемы, но я уберегу от этого родных»

Девочка-подросток 15 лет обратилась к врачу консультативно-диагностического отделения (КДО) Центра Сухаревой, так как не могла справиться с проблемами в школе – ее травили сверстники, учеба пошла хуже, девочка боялась, что не сдаст ЕГЭ. Ребенок был в отчаянии, не находил выхода из сложившейся ситуации, но при этом боялся обратиться к родным. Родных девочка берегла, винила во всем себя.
Когда, при участии врача, проблему стали обсуждать всей семьей, для родителей это стало неожиданностью и даже поначалу вызвало недоверие: «Какая депрессия? Ведь все было в порядке?». Потребовался не один месяц занятий с семейным психологом, аккуратный подбор лекарственной терапии, чтобы девочка при поддержке близких смогла справиться с депрессией. В результате она успешно сдала государственные экзамены и окончила школу.

– А может быть ситуация, когда в 15 лет ребенок обращается к психиатру сам, ужасает родителей, потому что в этот момент происходит отделение ребенка – сам решил, сам что-то сделал?

– Это, скорее, страх потери контроля. Контроль снижает тревогу, у взрослого человека есть иллюзия: «Если я все контролирую, это не так страшно».

В такой ситуации для родителей было бы гораздо продуктивнее не пугать ребенка врачом-психиатром, а задать себе вопрос: «Что такого происходит с моим ребенком, что ему нужна помощь?»

Парадоксы образования: в вуз можно, а работать по специальности – нет

– В школу сведения о том, что ребенок у вас наблюдается, вы передаете?

– Сейчас по закону психиатры не имеют права передавать сведения о том, что ребенок у них наблюдается, в образовательную организацию.

Чаще всего сведения о том, где и у кого лечится ребенок, «утекают» через самих родителей. Невинный разговор после родительского собрания с другими родителями: «А вот сходите к частному психиатру. Мы у него наблюдаемся, он хороший и на учет не ставит». И все – информация, что ребенок лечится, «ушла в массы».

Информацию от участкового психиатра запрашивает военкомат, но это даже хорошо. Нашим ребятам бывает очень непросто служить в армии, они часто бывают объектами буллинга, они уязвимы, им бывает нужна доармейская поддержка. Иногда бывает достаточно перед армией назначить подростку дополнительные препараты или провести консультацию психолога – и ребята выправляются. Но окончательное решение о том, будут ли они служить, принимает медицинская комиссия военкомата.

– Вузы запрашивают сведения о том, наблюдается ли ребенок у психиатра?

– Нет, они не имеют на это права. При этом есть парадокс – для поступления в вуз нужна выписка по форме 296. В этой форме есть печать врача-психиатра. Но даже если бы в этой форме был указан диагноз, по закону об образовании, вуз не имеет право отказать абитуриенту в приеме из-за особенностей здоровья.

Сложности возникнут дальше, там, куда родители обычно не смотрят. У нас есть официально утвержденный правительством перечень специальностей, по которым не может работать человек, наблюдающийся у психиатра. То есть, парадокс, – получить диплом по специальности человек может, а работать по ней – нет. Но с этой проблемой люди сталкиваются в 25, раньше о ней, увы, не все думают.

Профессия для ребенка с диагнозом: надо все попробовать

Родителям детей, которые наблюдаются у психиатра, нужно очень внимательно подходить к выбору будущей профессии для ребят. С трудностями подбора профессии для детей с ограничениями мы периодически сталкиваемся на занятиях со специалистами по клинической профориентации. Нашим пациентам трудно вдвойне.

Нередко у родителей есть планы на будущее ребенка, выполнить которые он не хочет или же не способен. Поверьте, не всегда стоит добиваться, чтобы ребенок поступил в конкретный сильный вуз. Если во время учебы там ребенок декомпенсируется, будет гораздо хуже, чем если он пойдет в вуз попроще или не пойдет в вуз вовсе.

К выбору профессии для ребенка также необходимо подключить психиатра, чтобы поговорить о прогнозе развития болезни. Что будет с ребенком через 3-5 лет? Сможет ли он заниматься высшей математикой, химией или сценическим мастерством – или не стоит его мучить? А может быть лучше поступить в колледж и стать веб-дизайнером?

 – То есть, ситуации, когда раньше народ сходил с ума на первом курсе и тихо отчислялся…

– Вполне решаемы. Их нужно было решить в интересах ребенка заранее. В этом смысле очень полезно обращение к психиатру лет в 15 – тогда можно не только заранее подобрать ребенку профессию, но и дать возможность себя в ней попробовать.

Решение о выборе профессии для ребенка с особенностями нужно готовить заблаговременно, и не в голове, а на практике. Не решить за подростка, что «он станет астрофизиком, как дед», а посмотреть, какие процессы или операции подразумевает эта профессия, и нравится ли ребенку их выполнять.

Кстати, в лаборатории клинической профориентации Центра Сухаревой был показательный случай. Девочка хотела стать кондитером. По тестам никаких противопоказаний к этому у нее не было. Она пришла в нашу кулинарную мастерскую, был сентябрь, и на занятии стали печь шарлотку. И тут выяснилось, что до этого момента девочка-будущий кондитер никогда не подходила к духовке и не имела домашнего опыта. Когда мы предложили ей сделать тесто, она, коснувшись его, сказала: «Оно такое холодное и мерзкое, я не могу его даже трогать!» (У людей с РАС бывает болезненная тактильная реакция. Реакция эта индивидуальна, вычислить ее заранее невозможно. – Ред.). Услышав ее, специалисты обрадовались, потому что особенность ребенка проявилась в учебной обстановке и заранее, это была счастливейшая находка!

Впоследствии мы попробовали для этой девочки другую профессию,  и у нее все получилось.

Иллюстрации Екатерины Ватель

Диктатор у психиатра. Беженцы, глубинные травмы и паранойя

Несколько миллионов человек за эти недели покинули Украину. У каждого из них своя живая, кричащая история. Война не дает человеку подготовиться, опомниться. Вещи в охапку, документы, деньги на первое время – и беги! Человек перед лицом беды. Что и кто помогает ему спасти себя и близких? Как удается добежать до островка, до укрытия, до мирной полосы? Об этом – в подкаст-сериале Радио Свобода «Гуманитарный коридор». Его авторы Иван Толстой и Игорь Померанцев считают это своим журналистским долгом – помочь горю обрести голос.

Гость нашей студии – врач-психолог из Праги Джамиля Стехликова

Игорь Померанцев: Джамиля, вы уже много лет принимаете у себя в кабинете людей с психологическими травмами и расстройствами. Чем отличаются нынешние пациенты-беженцы от ваших традиционных пациентов?

Джамиля Стехликова: Это кардинальное отличие. Сегодняшние пациенты-беженцы – это страдающие люди, и страдание не только поглощает все их существо, одновременно оно лишает их ощущения, что мир имеет какие-то правила. С ними очень трудно работать, поскольку это люди, которые потеряли почву под ногами.

Embed share

Джамиля и Олеся: «Чехи сейчас возвращают свой старый долг»

by Радио Свобода

No media source currently available

0:00 0:27:30 0:00

Игорь Померанцев: Какую цель вы ставите перед собой? Как можно сделать так, чтобы они обрели эту почву?

Джамиля Стехликова: Обретение будет содержанием всей их оставшейся жизни. Вытеснить такое нельзя. В худшем случае, увы, развивается так называемый посттравматический синдром, там уже зависит от личности, от индивидуальности.

Большое количество людей чувствуют себя в Чехии беспомощными, у них языковой барьер

Иван Толстой: Как вы находите друг друга, как вступаете в контакт?

Джамиля Стехликова: По поводу небольшого количества беженцев уже во время регистрации в центрах звонят мне и говорят: у нас есть на сегодня три человека, им необходима психиатрическая помощь. Большое количество людей, которым действительно нужна помощь, чувствуют себя в Чехии беспомощными, у них языковой барьер. Большое значение имеет то, что я знаю русский язык. Могу вас уверить, что для человека, который приезжает в чужую страну, не знает языка, не знает, куда он попал, пять-десять минут разговора на русском языке, который он понимает, совершают чудеса. И снова совет тем, которые хотят помогать. Самое главное – дать возможность человеку рассказать, о чем он хочет рассказать.

Игорь Померанцев: По вашим наблюдениям, у кого травмы глубже – у взрослых или у детей?

Джамиля Стехликова: Эти травмы носят разный характер. Психика ребенка принимает мир целостно, все, что с ним происходит, он воспринимает до известной меры как что-то само собой разумеющееся. Если ребенок находится в окружении любящих взрослых, он довольно быстро возвращается в состояние не то чтобы нормальное, но которое не углубляет его травму. Только постепенно он начинает понимать, что он потерял. Но гораздо в большей мере дети интересуются классом, в который они пойдут, игрушками, которые у них есть. Они любопытнее.

Мой дедушка в 1922 году пережил расстрел всей его семьи, когда Красная армия пришла в южный Казахстан

У взрослых ситуация сложнее, они привыкли к тому, что есть какой-то порядок, мир каким-то образом устроен, и вдруг все эти правила мироустройства перестают работать. Их шок гораздо глубже. Когда я говорю о детях, я не хочу сказать, что они все переживают как само собой разумеющееся. Если в их семье произошли какие-то трагедии, если они кого-то потеряли или стали свидетелями каких-то катастрофических событий, они будут это помнить всю оставшуюся жизнь.

Мой дедушка в 1922 году пережил расстрел всей его семьи, когда Красная армия пришла в южный Казахстан, остались только он и его брат, он это событие помнил всю свою оставшуюся жизнь, а прожил он очень долго. Одна из последних вещей, о которой он говорил с моим отцом перед смертью, это были как раз воспоминания об этой расправе.

То, что мы делаем, когда встречаемся с беженцами, мы рану как бы немножко промываем и перевязываем, а потом начинаем заниматься тем, чтобы не произошло какое-то нагноение. Но на самом деле эта рана очень глубока, мы даже не видим, как она глубока, поэтому следующие годы, может быть десятилетия, человек должен справляться с этим. Как жить после того, что он видел, прожил? Как радоваться и быть счастливым, если на свете существует такое? Если удастся этим людям вернуться на родину, если война кончится быстро (скорее всего, это очень долгий, мучительный, болезненный процесс), то, возможно, на родной земле исцеление будет продолжаться более короткое время. Если он останется в Чехии или в другой европейской стране, там еще к стрессу потери корней присоединится стресс адаптации в совершенно новой среде, которая не всегда благожелательна и понятна.

Смотри также

«Этот звук чемоданных колесиков под окном…»

Иван Толстой: Как правильно работать с пациентом, который пришел с ребенком? Нужно ли лечить отдельно мать и отдельно – ее дитя?

Джамиля Стехликова: Когда приходят родители с ребенком, прежде всего, мы говорим все вместе, чтобы ребенок не боялся, чтобы понять, как работает система семьи. А потом можно о каких-то вещах говорить отдельно с мамой, можно отдельно заниматься с ребенком. Если ребенок маленький, то мама с ним остается.

Игорь Померанцев: Может быть, вы приведете какой-то конкретный пример, конечно анонимно, какую-то историю, что стоит за судьбой, что стоит за травмой и как вы лечите такого пациента?

Это оказался довольно редкий случай мутизма, когда человек с вами просто не хочет разговаривать, но спустя какое-то время она начала рассказывать

Джамиля Стехликова: Я могу привести один пример молодой девушки, которая спаслась бегством, приехала в Чехию, потому что у нее здесь была подруга, которая уже работала. Обратилась ко мне женщина, у которой эта 18-летняя девушка жила, сказала, что девушка не разговаривает и не в состоянии чувствовать. Когда я с ней встретилась, это оказался довольно редкий случай мутизма, когда человек с вами просто не хочет разговаривать, но спустя какое-то время она начала рассказывать. Она из Харькова, прошла операцию на почках, была там у нее семья. Отец, брат и мама остались в Украине, она убежала сама и не закончила лечение.

Самым драматическим моментом было, когда она звонила своему врачу лечащему и не дозвонилась, а потом узнала, что ее больница уничтожена. Вот это была последняя капля, когда она перестала общаться с окружением. История развивалась дальше, мы встречались, разговаривали, и она, молодая, красивая, хрупкая девушка, мне сказала, что раньше ей было жалко этих солдат русских, поскольку они почти ее сверстники, но теперь в ней живет такая ненависть, что она бы их убивала собственными руками.

В тот момент, когда ваш пациент, который не болен каким-то психическим заболеванием, но просто хочет идти и убивать кого-то собственными руками, вы чувствуете, что чисто культурно, антропологически имеете дело с явлением, с которым вас никто никогда не учил работать. Наверное, не нужно ей объяснять, что убивать плохо, но понятно, что ее нужно уговорить остаться в Чехии, поскольку ее место здесь, как пациентки, как человека, который найдет свое новое место и будет будущим Украины.

Вот это желание принести жертву, вернуться, очень часто встречается у украинцев, и многие из женщин даже пожилого возраста говорят о том, что чувствуют предательством свой отъезд из Мариуполя, из Харькова.

Жилой дом в Мариуполе, разрушенный в результате обстрела

Особая статья – это Донецкая область. Люди уезжают оттуда в таком страхе, что особенно не жалеют, они счастливы, что убежали из ада. Но у большинства этих женщин находятся там сыновья и мужья, сыновья могут служить и на фронте. Состояние матери, у которой ребенок служит, это ежеминутная сильная тревога, которую вылечить невозможно, надо просто дождаться, когда сын вернется с войны.

Иван Толстой: Иногда слышишь, что беженцы раздражены тем, что волонтеры за границей говорят с ними по-русски, ибо не знают украинского языка. Что подсказывает ваша практика? Русский язык – это объединяющий фактор или все-таки в значительной степени разобщающий?

Джамиля Стехликова: Это лингва франка. Опыт свидетельствует о том, что большинство беженцев из Украины рады, когда слышат русский язык, потому что вообще слышат кого-то, кого понимают. Увы, английский язык не часто можно использовать. И та девушка со мной комфортно говорит на русском языке. С другой стороны, мои друзья, с которыми я здесь работаю, например из посольства Украины или местные интеллектуалы, переводчики, они просят меня, чтобы я с ними говорила либо по-украински, либо по-чешски, либо по-английски, потому что русский язык не в коммуникации первой помощи, а там, где вы выступаете, пишете, договариваетесь о каких-то встречах с общественностью, воспринимается как язык оккупантов.

Игорь Померанцев: У меня к вам вопрос как к бывшему министру по правам человека и меньшинств с 2007 по 2009 год. Почему Чехия радушно приняла украинских беженцев, но при этом отвергла сирийских?

Джамиля Стехликова и президент Чехии Вацлав Гавел

Джамиля Стехликова: Хотя причина была одинаковая – Путин выгнал и тех, и других. Ответ очень простой. Правительство, которое у нас было во время войны в Сирии, было популистским, оно не просто не пускало сирийцев, оно даже подчеркивало: смотрите, как мы о вас заботимся. Бабиш, бывший наш премьер, он же близкий друг Орбана, который снова выиграл выборы, который получает голоса большинства избирателей, когда сначала пугает мигрантами, как они заберут у вас работу, какие с ними будут проблемы, а потом успокаивает: нет, не бойтесь, ни одного мигранта не примем.

В настоящее время правительство гораздо более либеральное, прозападное, относится совершенно правильно к войне в Украине. Наш премьер был в Киеве, встретился с Зеленским во время обстрелов. Поэтому, естественно, и отношение к этой гуманитарной катастрофе совсем другое. Этот позорный этап нашей истории Чехия уже завершила, и я верю, что дальше мы будем стандартной европейской страной, которая уважает достоинство человека и его права.

Игорь Померанцев: Надолго ли чехам хватит терпения и великодушия?

Джамиля Стехликова: Это вопрос государственной политики. Мы говорили об этом с министром внутренних дел Витом Ракушаном недавно. Чехия приняла недавно 260 тысяч беженцев, готовится план, что их будет еще больше. Пока план на 300 тысяч. Оперативно можно менять. Самое главное, что министр внутренних дел решил, что постарается не строить таких лагерей, куда помещают беженцев, потому что это гетто, говорили о необходимости помещать украинских детей в чешские школы, хоть есть идеи делать украинские школы. Я считаю, что это сегрегация. И я считаю, что курс изменится потому, что в 1968 году огромное количество чехословаков уехало из страны, всюду на Западе их принимали и помогали. И я думаю, что чехи сейчас возвращают свой старый долг, тем более что агрессор остался тот же самый, это империалистическая Россия.

Игорь Померанцев: Джамиля, есть вопрос, который буквально висит в воздухе. Вы психиатр, как вы полагаете, вот этот человек в бункере мог бы или должен быть пациентом психиатра?

Диктатор не может перенести взгляд психиатра, потому что психиатр анализирует его мысли, его поведение

Джамиля Стехликова: Я уверена, что да, но никакой психиатр около него в последние десять лет не появился. Вы же знаете, что «Проект» опубликовал списки врачей, которые лечили Путина в Сочи и в Центральной больнице в Кунцево. Диктатор не может перенести взгляд психиатра, потому что психиатр анализирует его мысли, его поведение. Во-вторых, такой диктатор, как Путин, глубоко параноидный, у него своя картина мира, где он является центром, солнцем вокруг России. Эта картина мира глубоко патологическая, потому что не отвечает реальности, с которой он потерял давно связь и считает, что и Россия окружена врагами, и внутри пятая колонна – враги. Он и сам себя воспринимает окруженным врагами, часто меняет людей вокруг себя и проводит репрессии.

Этот его параноидальный страх является проявлением агрессивности деструктивной, садистической личности. Увы, эта личность имеет огромную власть посылать на смерть сотни тысяч. Конечно, психиатр бы спас ситуацию, но вы помните, что случилось с Бехтеревым, когда он стал распространяться, что у Сталина паранойя, – он не прожил потом долго. Лечить его надо, но никто не подойдет, потому что Путин слышит только то, что хочет слышать. А если кто-то придет к нему с предложением, которое он слышать не хочет (например, когда демонстранты говорили: «Выпей лекарство, дед»), я думаю, он не доживет до следующего утра.

С нами беженка из Мариуполя Олеся Кулихина.

Иван Толстой: Здравствуйте, Олеся, приветствуем вас на мирной земле здесь, в Праге. Расскажите, пожалуйста, вашу историю. Мариуполь таким ужасным образом стал знаменит на весь мир в последние недели из-за того, что там произошло. Что там произошло?

Олеся Кулихина: Бесконечные обстрелы. Началось все 24 февраля, я была на работе, с ночной смены шла, мой ребенок был у соседки, потому как сама его воспитываю. Бежала за ней, потому что все гремит, все стреляет, это было просто ужасно. Мы жили в панельном доме, он просто ходил ходуном, находиться там было невозможно, даже если ты выходишь в середину дома или спускаешься на первый этаж к подвалу. Там прожили дня три. Еще был свет, газ и вода.

Олеся Кулихина

Иван Толстой: Вы переехали к родственникам?

Олеся Кулихина: Знакомые нас взяли, потому что я одна с маленьким ребенком.

Иван Толстой: А кто вы по специальности?

Олеся Кулихина: У меня специальность учет-аудит, я работала мастером ОТК коксохимического производства.

Игорь Померанцев: Я читал, что Мариуполь почти полностью разрушен. Какие разрушения вы видели своими глазами?

Олеся Кулихина: Разрушенные дома, горящие дома, в которых дырка насквозь с верхушки донизу, нет вообще этажей, нет крыш. То, что окон нет, никого уже не удивляет. При морозе минус пятнадцать на улице спали одетые, обутые. Воду набирают в каких-то колодцах пожарных. Если повезло и выпал снег, то собирают снег, кипятят воду. У нас там был дворик, ты даже не можешь выглянуть за угол, потому что постоянно летают самолеты, сбрасывают эти бомбы, ты не знаешь, куда она прилетит, люди сидят в подвалах.

В Мариуполе

Игорь Померанцев: Олеся, вы пережили за эти 25 дней свою маленькую драматичную войну. В городе уже давно нет газа и воды, жители вынуждены разводить костры, греются, варят там кашу. Мужчины стреляют из рогаток по голубям, потому что нечем кормить собак. Через что вы прошли?

Олеся Кулихина: Готовили на кострах, потому что холодно, все равно что-то нужно готовить. Где какие дрова, деревья в ход шли, лавки, старая мебель, двери, в ход шло все. Но оно не горит, оно все мокрое. Ты не можешь даже приготовить, потому что если ты стоишь в 10 метрах от подъезда, ты две деревяшки кинул и убегаешь, потому что там все летает, все свистит, оно все тухнет. Чтобы закипела литровая кастрюлька с водой, нужно около часа. Суп варишь три часа. А по-другому никак нельзя, потому что есть дети, старики. Вот у меня ребенок, мне ее нужно кормить под пулями.

Собираются подъездом, у кого есть жменька риса, жменька гречки, все это варится

Игорь Померанцев: Что вы ели, оставались какие-то продукты, запасы? Открыты ли были какие-то продуктовые лавки?

Олеся Кулихина: Продуктовых магазинов нет, вообще нет никаких магазинов. Собираются подъездом, у кого есть жменька риса, жменька гречки, все это варится. Я доедала за ребенком, моя задача была сначала накормить ребенка. Хлеба нет. Числа 24-25-го, пока еще был свет, принесли несколько лавашей. Хлеба больше нет. Ни сухарей, ничего.

Игорь Померанцев: Вы что-нибудь знаете о караванах с гуманитарной помощью?

Смотри также

«Если убьют – значит, моя доля такая»

Олеся Кулихина: Я слышала о том, что эти караваны доходили до Бердянска, в Мариуполь продуктового ничего не завозили.

Иван Толстой: Как вам удалось выбраться из города? Кто вам сказал, что нужно идти туда-то с вещами?

Олеся Кулихина: Никто ничего не говорил. Мы же видим, что со двора машины уезжают и не возвращаются, значит, как-то выбираются люди. Мы собрались, сели в машину и поехали через Пост-Мост. За рулем соседи были. Они взяли меня и ребенка.

Игорь Померанцев: У вас не было мыслей поехать на территорию ДНР?

Олеся Кулихина: Нет. Потому что я думала, что еще будет возможность устроиться на работу. В ДНР у меня там никого нет, меня там никто не ждет. Сначала ты едешь туда, где хотя бы просто тишина, где не стреляют, потому что в такой обстановке голова вообще не работает.

Иван Толстой: Что было дальше? Вот вы выехали на этой машине. Я думаю, что слушатели наши плохо себе представляют эту географию и населенные пункты, но направление, куда вас везли? Те люди, которые были за рулем, понимали, куда они едут?

Олеся Кулихина: Из Мариуполя мы выезжали просто наобум, как слепые котята. Уже даже мысли были, что где мостов нет, может, вброд перейти, вплавь. Но не перейдешь, потому что холодно.

При блокаде Ленинграда выдавали какой-то кусок хлеба. Здесь, в Мариуполе, – ни куска хлеба, ни воды

Игорь Померанцев: Госсекретарь США сравнил осаду Мариуполя с блокадой Ленинграда. Насколько это сравнение реалистично?

Олеся Кулихина: Если я помню, при блокаде Ленинграда выдавали какой-то кусок хлеба. Здесь, в Мариуполе, кто-то что-то консервировал когда-то, но поступления продуктов никаких не было – ни куска хлеба, ни воды. Мариуполь просто закрыт от всего.

Игорь Померанцев: Как вы добрались до Праги?

Олеся Кулихина: Из Бердянска мы поехали на Запорожье, потом поехали к Васильевке, сначала нас ребята не пустили туда, потому там шли бои, мы ждали полтора-два часа, потом выстроилась большая колонна, машин двести, и все гуськом поехали через мост. Мы доехали до Днепра, там шел эвакуационный поезд, дохали до Львова, во Львове сели в автобус до Праги.

Иван Толстой: У вас есть кто-то из друзей в Праге, родственники, знакомые?

Олеся Кулихина: Нет. В поезде я познакомилась с девочкой, которая ехала в Польшу, она дала мне контакты в Чехии и мне тут помогали. У нас было минус 15, тут – плюс 17, ребенок в зимней шапке, в сапогах, очень жарко.

Иван Толстой: Вы представляете себе будущую жизнь, по крайней мере ближайшие недели и месяцы, у вас есть работа, жилье?

Олеся Кулихина: Работы пока нет. Слава богу, с крышей над головой девочки помогли. В ближайшие недели мне надо зарегистрироваться во всех органах, подать на биржу труда, но первым делом, конечно, знание языка. Без знания языка, даже если захочу работать, я даже не смогу объясниться.

Игорь Померанцев: Дарина, дочка, говорит с вами о том, что она чувствует?

Олеся Кулихина: Мне почему-то кажется, что она даже не понимает всей серьезности ситуации, почему мы уехали. Она понимает, что там стреляют, нервничает, почему мы по полночи сидим на площадке. Развивать эту тему я не хочу, она знает, что одни стреляют и другие стреляют, а почему стреляют – непонятно. Когда-нибудь, когда она повзрослеет и все это будет осознанно, тогда – да.

Слушайте и подписывайтесь на нас в Apple Podcasts, Google Podcasts, Spotify, Яндекс.Музыка, YouTube и в других подкаст-приложениях. Оставляйте комментарии и делитесь с друзьями. «Гуманитарный коридор» – моментальные истории жизни.

Должно ли обследование у психиатра стать обязательным

Давид Георгиевич, вы человек, за плечами которого немало спасенных жизней. Что предлагаете? Кстати, вы согласны с тем, что виновника пермской трагедии, жертвами которого стали несколько человек, надо выхаживать?

Давид Иоселиани: У врачей нет морально-этического права отказываться от лечения человека, независимо от того, кем он является. Выхаживать надо всех, это однозначно.

И преступников тоже?

Давид Иоселиани: И преступников тоже. А после излечения судить. В конкретном пермском случае я не исключаю, что там действовал психически неполноценный человек. Здоровый не может так себя вести. Мне представляется, что и большинство подобных случаев происходит по вине психически неполноценных людей. Есть какие-то «идейные» фанатики. Отведем на них какую-то часть. Есть киллеры. Но они просто так не убивают. Киллер убивает целенаправленно, он знает кого и почему. У меня четкое ощущение, что пермский убийца — психически неполноценный человек. Потому и возникло предложение: чтобы как-то уменьшить вероятность таких случаев на разных этапах жизни — примерно лет в 14-15, а также в возрасте 20-30 лет каждый человек должен проходить обследование у психиатра. Не каждый день и не каждый год, но пару-тройку раз… До тридцати-сорока лет.Так как в этом возрасте в большинстве случаев проявляются признаки психического заболевания. Где-то после сорока лет болезнь очевидна. И эти пациенты так или иначе уже под наблюдением врача.Большинство подобных преступлений совершают достаточно молодые люди. Поэтому, повторюсь, человек в молодом возрасте должен один-два раза пройти подробное психиатрическое обследование.

Это важно еще и потому, что значительная часть психически больных уверена, что они абсолютно здоровы, нормальны, а все остальные вокруг — сумасшедшие. Этим-то они и опасны.

А как отличить здорового, нормального от больного? Тем более если больной считает, что он-то нормален, а все остальные сумасшедшие. Есть какие-то признаки, по которым можно его выявить?

Георгий Костюк: Ваш вопрос существует с того момента, как появилось человеческое общество, социум.

Главный критерий благополучия общества не деньги, а психическое состояние

И человек никогда не признается…

Георгий Костюк: Вопрос не в том, что он не признается. Вопрос в том, чтобы его признали больным. У психиатров за последние 100 лет не появились принципиально новые методы диагностики. А попытки внедрить некоторые современные методы в практику психиатрии пока ни к чему не привели. У нас слишком тонкие материи. Кроме того, наши действия серьезно регламентируются законом о психиатрической помощи. В других медицинских специальностях подобного нет.

Эксперты, авторы «РГ» психиатр профессор Георгий Костюк и кардиохирург академик Давид Иоселиани. Фото: Сергей Михеев/РГ

И нередко считается, что психиатрия — некий механизм подавления. А постановка на психиатрический учет и вовсе клеймо на все и вся.

Георгий Костюк: Необходимо менять правовую базу. Еще вчера любые ООО, которые получили лицензию, могли штамповать заключения о психическом здоровье. И они были неподконтрольны. Теперь закон требует: эти заключения могут выдавать только государственные и муниципальные психиатрические службы по месту регистрации, по месту проживания человека. Почему это важно? Потому что информация о человеке накапливается по месту жительства, и она там должна сосредотачиваться. Это позволяет вести динамическое наблюдение за человеком, выявлять ситуации, когда долгое время он кажется совершенно нормальным, а потом у него начинаются выраженные психические отклонения.

Но как понять, когда какой период?

Георгий Костюк: К сожалению, в отличие от наших коллег, у нас практически нет ни лабораторных, ни инструментальных методов, которые позволили бы не то что точно сказать, но хотя бы предположить наличие психического расстройства.

Выходит, надо получить данные от кого-то. Может ли эта информация считаться объективной? Это же субъективные данные!

Георгий Костюк: У нас они считаются объективными.

Давид Иоселиани: Можно в защиту психиатрии? Ваши функции переданы кому? Суду! Суд, оказывается, может определить: человек психически больной или нет. А врачи не могут. Решение принимает только суд. Это неправильно! Главным должен быть врач. Ему решать.

Георгий Костюк: Скажу о правовых положениях, которые важны для психиатрии вообще и для сегодняшней ситуации в частности. Вот смотрите: мы можем действовать без оглядки на мнение пациента только тогда, когда он очевидно представляет опасность для себя и для окружающих или когда он очевидно беспомощен. Что такое очевидно беспомощен? Например, пожилой одинокий начинает забывать газ выключать, и об этом уже соседи говорят. Ты приходишь, видишь, что он беспомощен, и это может привести к трагедии в жилом доме. Тогда врач-психиатр может действовать без оглядки. Например, госпитализировать в психоотделение. Но потом все равно обязательно решение суда… Если человек представляет угрозу для себя и окружающих, это должно быть очевидным для всех. Если он с топором, с ножом, если стоит на балконе и хочет выброситься… Но таких же мало. До этого, несмотря на поступающие сигналы, мы не можем вмешаться.

Давид Иоселиани: А если психиатры встречаются с человеком, и не один, а несколько раз за какой-то промежуток времени, и этот человек как-то проявит признаки психического заболевания, психиатр может заподозрить, что у человека что-то не в порядке?

Георгий Костюк: Это уже речь о диспансерном наблюдении. Здесь не требуется согласия пациента. Более того, если мы не исключаем каких-то агрессивных намерений, а пациент уклоняется от посещения, то мы не просто можем, а даже обязаны обратиться в органы правопорядка. В местную полицию, к участковому полицейскому, ради того, чтобы этот человек все-таки пришел на прием. Но — и это очень важно! — человек должен быть под диспансерным наблюдением.

Стоп! Диспансерное наблюдение… Люди же панически боятся, что их могут поставить на психиатрический учет.

Георгий Костюк: Да, тут слово «учет» используется. Но поймите нашу логику! Для диспансерного наблюдения есть формула: это должно быть «хроническое, часто обостряющееся и тяжелое психическое расстройство». Но как с первого раза можно сказать, что это состояние будет «часто обостряющимся и тяжелым»? К тому же в законе говорится, что может быть взят на диспансерное наблюдение. Значит, не обязательно! Это все равно на какое-то усмотрение.

Относительное число серьезных психических расстройств — стабильная цифра. Во всех обществах и во все времена

А как насчет согласия родных?

Георгий Костюк: Согласие родных, если человек не признан недееспособным, вообще роли не играет.

Давид Иоселиани: Он сам должен решать?

Георгий Костюк: Если не лишен дееспособности, сам. Должно быть его решение. А дальше возникает такая ситуация. Представьте, что если человек не дает согласия, то мы каждого такого проводим через суд. Реальный суд: с обязательным участием судьи, прокурора, адвоката, секретаря, сотрудника больницы, имеющего юридическое образование, и врача. Врач представляет пациента. Но: всем этим людям должно быть очевидно, что данный человек нуждается в стационарном лечении. Бывает и другая ситуация. К нам доставляют человека, но он не дает согласия на госпитализацию. У нас есть 48 часов, чтобы его убедить. Может быть, он смягчится, может быть, согласится. Но если не дает согласия, то мы должны комиссионно, три врача-психиатра, определить, что да, он нуждается в госпитализации, и передать бумаги в суд. В течение 48 часов! Если суд принимает от нас документы, то мы получаем санкцию суда на продолжение нахождения пациента у нас, и его лечение до выхода суда к нам. Более того, суд может принять такое решение, что на момент помещения в больницу состояние больного этого требовало, а на момент беседы с судьей уже нет.

Давид Иоселиани: …Пациент вылечился…

Георгий Костюк: Тут важно, что формула диспансерного наблюдения применяется и к решению вопроса о разрешении на оружие. Чтобы его не дать, должны быть повторные, частые обострения, тяжелые, хронические. А если их нет…

Давид Иоселиани: А у соискателя оружия еще дядя работает где-нибудь наверху, и будет звонок: мол, выдайте ему. И выдадут.

Георгий Костюк: Да! И самое главное: если дело дойдет до суда, то в суде юрист, адвокат, скажет: «Слушайте, а почему вы не взяли его тогда под диспансерное наблюдение?» Обязательно нужно внести изменения в подзаконные акты, касающиеся выдачи разрешения на владение оружием. Пока слишком мягкие критерии. Но вернемся к пермскому «товарищу». Есть подробное описание всего, что с ним было. Он рассказал, как проходил психиатрическое освидетельствование для установления противопоказаний к владению оружием. Он, видимо, вызвал какие-то вопросы у врача. Потому что врач его отправил за приписным свидетельством из военкомата. Он пишет: «Я знал, что это не является обязательным документом для прохождения освидетельствования. Но, чтобы не создавать какую-то конфликтную ситуацию, я сказал: «Хорошо, я принесу». Он все очень подробно описал в своих социальных сетях.

Вы хотите сказать, он знал, что он не совсем нормальный?

Георгий Костюк: Он не исключал, что психиатр может что-то заподозрить. Психиатр его направляет на психологическое обследование. Он говорит: «Я в интернете посмотрел, какие методики, что там будет. Я подготовился, никаких проблем мне не составило…» Вот и все. Значит, не было оснований не выдать ему это заключение.

Вот так все всё сделали. И пермский «товарищ» сам все прекрасно понимал. Дальше-то как с этим жить?

Давид Иоселиани: Думаю, надо шаг за шагом менять ситуацию. И общество должно, и психиатры. Психиатры должны подсказывать, что мы должны делать. А мы, со своей стороны, помогать. Если мы станем в позу, что психушки — это безобразие, что стыдно у психиатра бывать, что это чуть ли не клеймо на всю жизнь… Мы должны работать над тем, чтобы у людей появилось немножко другое понимание. К этому и приведет всеобщее обязательное психиатрическое обследование. Если каждый хоть два раза в жизни его пройдет, не будет казаться зазорным обращение к психиатру. Все будут в одинаковом положении, у всех будет какая-то, скажем, медицинская карточка в психиатрическом учреждении. Процент выявляемости увеличится. Ну хотя бы на 5-10 процентов. В результате психиатр сможет сказать: «Вот этого парня надо понаблюдать», «К этой девочке надо быть внимательнее». Вот о чем речь. Мы все как бы будем под диспансерным наблюдением. Но меня вызвали пару раз и забыли, потому что все в порядке. А вот если человек сомнительный, тогда наблюдение. А если необходимо лечение, то оно назначается.

Психических расстройств становится больше?

Георгий Костюк: Число психических расстройств — некая стабильная цифра. Во всех обществах и во все времена. Я говорю о серьезных заболеваниях. А вот разные расстройства, как мы называем, пограничного уровня, они могут очень варьировать в зависимости от экономической, социальной обстановки.

Давид Иоселиани: Те же депрессии. Наверное, процентов на 50 они участились. В связи с тем же ковидом. А это же пограничное состояние! Оно может у человека не очень стабильного вызвать агрессию? Один впадает в депрессию и валяется дома. Но другой возьмет топор и пойдет убьет соседа.

Георгий Костюк: Теоретически такое может быть. Но все-таки депрессия — обычное состояние, которое приводит к апатии, упадку сил, безволию. Число депрессивных расстройств на фоне ковида выросло. Это подтверждается и подъемом продаж антидепрессантов. Но если все-таки вернуться к системе мер, которые можно было бы принять, то я не уверен, что вся надежда на психиатров и психологов. Я говорю о системе мер в целом и о таком понятии, как «лучшая практика».

У нас огромная страна. Предположим, человек не в Москве, а в далекой деревне, где и фельдшерского пункта нет. Что там делать?

Давид Иоселиани: У нас не все бытовые удобства везде есть. Но мы же стремимся сделать так, чтобы были! Вот и психиатры должны быть…Необходимо контролировать психическое здоровье населения. Ибо оно — главный критерий благополучия общества. Не деньги, не что-то еще, а именно психическое состояние.

Относительное число серьезных психических расстройств — стабильная цифра. Во всех обществах и во все времена

По психическому состоянию наша страна на каких местах?

Георгий Костюк: Об этом можно судить по таким показателям, как, например, число самоубийств. Мы не в числе благополучных. Эта тема до недавнего времени была под запретом. К концу девяностых годов, мы были на катастрофическом уровне самоубийств, вышли на показатель 45 на 100 тысяч. Начиная с 2000 года, этот показатель снижается. Сейчас вышли на уровень примерно 16-18. Но благополучным считается уровень шесть-восемь. У нас еще не все в порядке.

Давид Иоселиани: Те же ток-шоу! Своими глазами видел, как какой-то блогер бил головой об стол девушку, издевался, потом она погибла на морозе… И это по телевидению показывали! Считаю, что не только этот блогер больной человек, но и тот, кто разрешает это показывать, не совсем здоров. Чтобы получать от таких просмотров удовольствие, надо быть таким же, как они. Одна из причин этого — психическая неадекватность. Всех же сумасшедшими не назовешь! Но однозначно: психическое равновесие нарушено. И надо что-то делать, а то будет поздно! Если мы, сложа руки, будем сидеть и смотреть, как меняется общество не в лучшую сторону, то…Здесь и сейчас мы не решим проблему. Но с чего-то надо начинать! Не бывает чужой беды.

Георгий Костюк: Все это очень тонкие материи. Не только в плане собственно психического здоровья, а еще и в плане морально-этических, социальных процессов, которые вокруг этого. Нужны четкие нормативные акты. Чужой беды не бывает…

11 вещей, которые важно знать перед походом к психиатру. Как понять, что ваш врач — «так себе»

Здоровье

Сколько нужно времени грамотному психиатру на постановку диагноза? Должен ли врач быть с вами милым и как понять после одного сеанса, что пора искать другого специалиста? Это объяснил врач-психиатр, создатель проекта «Дело Пинеля» Виктор Лебедев во время первого в Петербурге фестиваля людей с психическими особенностями. «Собака.ru» записала основные тезисы.

Врач не всегда может поставить вам диагноз на первой консультации

Если вы думаете, что психиатры — волшебники, которые уже после первой встречи назовут ваш диагноз, то вы ошибаетесь. Иногда диагностический процесс может занимать один-два месяца. Медицинская диагностика сама по себе сложна, а диагностика психических заболеваний сложна вдвойне. На самом деле, поначалу и сам врач может не понимать, что с вами происходит, к этому надо относиться спокойно.

Врач может не называть диагноз, если вы о нем не спрашиваете

Существуют два типа пациентов — одним очень важно знать, какое у них психическое расстройство. Другие, напротив, избегают этой информации. Многие врачи руководствуются правилом: если сам человек не спрашивает, чем именно он болен, то не стоит насильно вкладывать в него эту информацию. «У вас реккурентно-депрессивное расстройство, эпизод средней степени», — не каждому нужно это услышать. При этом врач не имеет права скрывать, каким психическим расстройством вы страдаете, если вы запрашиваете у него эту информацию.

Психиатр должен быть вежливым. И этого уже достаточно

Ваш врач не должен быть сочувствующим и приятным во всех отношениях человеком. Он вас лечит, но это не ваш друг. Обычно на прием психиатра отводится 30-40 минут, и этого не всегда достаточно, чтобы войти с пациентом в тесный контакт и проникнуться им. Более глубокие моменты межличностного взаимодействия возникают в работе с психологом или психотерапевтом. Кстати, за рубежом нормальная практика — это когда психиатр занимается только медикаментозным лечением, а общается с пациентом психолог. И не стоит ожидать, что после разговора с психиатром вам сразу станет легче. К сожалению, так выходит не всегда.

Вы можете задавать врачу любые волнующие вопросы

Не бойтесь задавать вопросы, вам должны на них ответить. А если вы не задаете их, то не обижайтесь, что получаете мало информации о своем состоянии и процессе лечения. Активность пациента стимулирует врача-психиатра к более вдумчивой работе.

Вы можете вести запись своего приема и приходить на сеанс с близкими людьми

Никто не вправе запретить вам записывать прием на диктофон, и вы даже можете не сообщать об этом вашему психиатру. По идее это работает как контроль медицинской услуги. Запись может пригодиться, если вам нужно что-то переслушать, вспомнить рекомендации врача.Можно делать пометки в блокнот во время сеанса и приходить с уже сформированным вопросами. Делайте записи, если теряетесь перед врачом на приеме. Кроме того, с собой на сеанс вы можете взять партнера, родственника или даже друга. В общем, кого угодно, даже вашего адвоката. 

Не все врачи готовы воспринимать вашу личную точку зрения на болезнь

Если вы придете и скажете врачу: я прочитал все в интернете и понял, что у меня биполярное аффективное расстройство, то скорее всего это вызовет у специалиста откровенное сопротивление. Самодиагностика — зачастую неправильный метод изучения себя и не стоит ей злоупотреблять. Зачастую из сотен людей, которые жалуются на панические атаки, на самом деле сталкиваются с ними всего единицы.

Религия во время сеанса не должна упоминаться без повода

Психиатрическая помощь оказывается без религиозного компонента — и это важный вопрос этики. Если врач говорит вам: «Пойдите в церковь, помолитесь и вам станет легче», то бегите от него. При этом психиатрам попадаются разные пациенты: с кем-то религия не обсуждается вовсе, а есть очень воцерквленные люди. Важно не оскорбить ни кого из них.  

Врач не должен объясняться бытовым языком и обесценивать ваши слова

«Это все, потому что ты третьего ребенка не родила», — услышав такой аргумент от психиатра, также стоит задуматься о поиске другого специалиста. Врачи не должны объяснять вещи, происходящие в жизни пациента, на уровне соседей по лестничной клетке. Со стороны врача должна звучать лишь профессиональная точка зрения, и даже бытовые моменты он должен доносить профессиональным языком. Врач не может сказать вам: «Ну нет, это ты какую-то ерунду себе напридумывал, расслабься».

Обратите внимание на то, как врач себя презентует

Задумайтесь, если вы звоните врачу, чтобы договориться о визите, а в ответ раздается: «Алло, лучший психиатр Санкт-Петербурга слушает вас». Врач не должен пытаться донести всем, какой он классный и как он эффективно всех лечит. Среди действительно профессиональных специалистов есть понимание, что терапия — это сложный процесс, и несмотря на наличие квалификации, врач не всегда может помочь каждому пациенту.

Романтические, сексуальные и даже дружеские отношения — под запретом

К сожалению, ситуации, когда врачи заводят отношения с пациентами, при этом продолжают их лечить, имеют место быть. Это грубое нарушение этики. Если доктор делает вам двусмысленные намеки, срочно меняйте специалиста, потому что это может зайти очень далеко. Друзей психиатру тоже нельзя лечить. Если вечером вы пьете в баре, а утром приходите на прием — это непрофессионально. 

Психиатр из государственной клиники не должен требовать денег

Когда вы платите человеку за частный прием — это один разговор. Но вот когда психиатр, к которому вы приходите на бесплатные сеансы, намекает на денежное поощрение своих услуг, это уже серьезное нарушение этики. Если вы сами хотите отблагодарить специалиста — это уже сложный вопрос. Кто-то берет деньги, кто-то принципиально отказывается от таких благодарностей. 

По материалам лекции Виктора Лебедева «Как подготовиться к походу к врачу-психиатру и распознать этичного специалиста?» в рамках Психгорфеста.

Следите за нашими новостями в Telegram

Автор:

Катерина Резникова,

Чего ожидать во время первого приема у психиатра

Первый визит к психиатру может вызвать стресс, но подготовка к нему может помочь.

Как психиатр, я часто слышу от своих пациентов во время их первого визита о том, как долго они откладывали посещение психиатра из-за страха. Они также говорят о том, как нервничали перед встречей.

Во-первых, если вы предприняли такой важный шаг, чтобы назначить встречу, я хвалю вас, потому что знаю, что это не так просто. Во-вторых, если мысль о посещении вашего первого визита к психиатру вызывает у вас стресс, один из способов справиться с этим — заранее знать, чего ожидать.

Это может быть что угодно: от того, чтобы прийти с полным медицинским и психиатрическим анамнезом, до того, что вы готовы принять тот факт, что ваш первый сеанс может вызвать определенные эмоции, и знать, что это совершенно нормально.

Итак, если вы записались на первую встречу с психиатром, прочтите ниже, чтобы узнать, чего ожидать от первой встречи, а также советы, которые помогут вам подготовиться и чувствовать себя более комфортно.

Вас спросят о вашем медицинском и психиатрическом анамнезе — личном и семейном — так что будьте готовы принести следующее:

  • полный список лекарств, в дополнение к
    психиатрическим препаратам
  • список любых и всех психиатрических препаратов
    вы, возможно, пробовали в прошлом, включая то, как долго вы их принимали
  • ваши медицинские проблемы и любые диагнозы
  • семейная история психиатрических проблем, если таковые имеются

Кроме того, если вы посещали психиатра в прошлом, очень полезно принести копию этих записей или отправить свои записи из предыдущего офиса в новый психиатр, которого вы увидите.

Во время сеанса вы можете ожидать, что психиатр спросит вас, почему вы пришли к нему. Они могут спрашивать по-разному, в том числе:

  • «Итак, что привело вас сегодня?»
  • «Скажи мне, зачем ты здесь».
  • «Как дела?»
  • «Чем я могу вам помочь?»

Открытый вопрос может вызвать у вас нервозность, особенно если вы не знаете, с чего начать или как начать. Будьте внимательны, зная, что на самом деле нет неправильного ответа, и хороший психиатр проведет вас через собеседование.

Однако, если вы хотите прийти подготовленным, обязательно сообщите о том, что вы пережили, а также, если вы чувствуете себя комфортно, расскажите о целях, которых вы хотели бы достичь во время лечения.

Вы можете плакать, чувствовать себя неловко или испытывать различные эмоции, обсуждая свои проблемы, но знайте, что это совершенно нормально и нормально.

Для того, чтобы открыться и поделиться своей историей, требуется много сил и мужества, что может показаться эмоционально утомительным, особенно если вы подавляли свои эмоции в течение довольно долгого времени. В любом стандартном психиатрическом кабинете есть коробка салфеток, так что не стесняйтесь их использовать. Ведь именно для этого они и существуют.

Некоторые из
вопросов, заданных о вашей истории болезни, могут затронуть деликатные вопросы, например,
истории травм или жестокого обращения. Если вы не чувствуете себя комфортно или не готовы поделиться,
знайте, что можно сообщить психиатру, что это деликатная тема
и что вы не готовы обсуждать ее более подробно.

Поскольку большинство психиатров, как правило, занимаются медикаментозным лечением, варианты лечения будут обсуждаться в конце сеанса. План лечения может состоять из:

  • варианты лекарств
  • направление на психотерапию
  • уровень необходимой помощи, например, если требуется дополнительная
    интенсивная терапия для надлежащего лечения ваших симптомов, варианты
    найти подходящую программу лечения будут обсуждаться
  • любые рекомендуемые лаборатории или такие процедуры, как базовые тесты
    до начала приема лекарств или тесты для исключения любых возможных заболеваний
    , которые могут способствовать появлению симптомов

сообщить их в этот момент до окончания сеанса.

Несмотря на то, что сеанс ведет психиатр, войдите с мыслью, что вы встречаетесь со своим психиатром, чтобы узнать, подходят ли они вам. Имейте в виду, что лучший предиктор успешного лечения зависит от качества терапевтических отношений.

Итак, если со временем связь не развивается и вы не чувствуете, что ваши проблемы решаются, в этот момент вы можете поискать другого психиатра и получить второе мнение.

Что делать после первого сеанса

  • Часто после первого визита вам в голову приходят вещи, о которых вы хотели бы спросить. Примите к сведению эти вещи и обязательно запишите их, чтобы не забыть упомянуть о них при следующем посещении.
  • Если вы ушли с первого визита в плохом настроении, знайте, что построение терапевтических отношений может занять более одного визита. Итак, если ваша встреча не оказалась ужасной и неисправимой, посмотрите, как пойдут дела во время следующих нескольких посещений.

Психиатрические онлайн-услуги

Прочтите наш обзор лучших онлайн-психиатрических услуг, чтобы найти то, что подходит именно вам.

Страх перед визитом к психиатру — обычное чувство, но не позволяйте этим страхам мешать вам получать помощь и лечение, которых вы заслуживаете и в которых нуждаетесь. Общее понимание того, какие вопросы будут заданы и темы, которые будут обсуждаться, может определенно облегчить некоторые ваши опасения и заставить вас чувствовать себя более комфортно на первом приеме.

И помните, иногда первый психиатр, к которому вы обращаетесь, не обязательно подходит вам лучше всего. В конце концов, это ваша забота и лечение — вы заслуживаете психиатра, с которым вам комфортно, который готов ответить на ваши вопросы и который будет сотрудничать с вами для достижения целей вашего лечения.


Поделиться на Pinterest

Доктор Ваня Манипод, DO, сертифицированный психиатр, доцент клинической психиатрии в Западном университете медицинских наук, в настоящее время занимается частной практикой в ​​Вентуре, Калифорния. Она верит в целостный подход к психиатрии, который включает в себя психотерапевтические методы, диету и образ жизни, а также медикаментозное лечение по показаниям. Доктор Манипод приобрела международную аудиторию в социальных сетях благодаря своей работе по снижению стигмы в отношении психического здоровья, особенно благодаря ее Instagram и блог, Freud & Fashion . Кроме того, она выступала по всей стране на такие темы, как выгорание, черепно-мозговая травма и социальные сети.

Psychiatry.org — Что такое психиатрия?

Узнайте больше о психиатрии, психиатрическом обучении и многом другом на psychiatry.org

Психиатрия  — это ветвь медицины, занимающаяся диагностикой, лечением и профилактикой психических, эмоциональных и поведенческих расстройств.

Психиатр — это врач (доктор медицинских наук или доктор медицинских наук), который специализируется на психическом здоровье, включая расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ. Психиатры имеют право оценивать как психические, так и физические аспекты психологических проблем.

Люди обращаются за психиатрической помощью по многим причинам. Проблемы могут быть внезапными, например, паническая атака, пугающие галлюцинации, мысли о самоубийстве или «голоса». Или они могут быть более долгосрочными, такими как чувство грусти, безнадежности или беспокойства, которые никогда не исчезают, или проблемы с функционированием, из-за чего повседневная жизнь кажется искаженной или неконтролируемой.

Диагностика пациентов

Поскольку они являются врачами, психиатры могут назначать или проводить полный спектр медицинских лабораторных и психологических тестов, которые в сочетании с беседами с пациентами помогают составить картину физического и психического состояния пациента. Их образование и клиническая подготовка позволяют им понимать сложную взаимосвязь между эмоциональными и другими медицинскими заболеваниями и взаимосвязь с генетикой и семейным анамнезом, оценивать медицинские и психологические данные, ставить диагноз и работать с пациентами для разработки планов лечения.

Конкретные диагнозы основаны на критериях, установленных в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам APA ( DSM-5 ), которое содержит описания, симптомы и другие критерии для диагностики психических расстройств.

Какие методы лечения используют психиатры?

Психиатры используют различные методы лечения, включая различные формы психотерапии, лекарства, психосоциальные вмешательства и другие виды лечения (например, электрошоковую терапию или ЭСТ), в зависимости от потребностей каждого пациента.

Психотерапия, иногда называемая разговорной терапией, представляет собой лечение, которое включает разговорные отношения между терапевтом и пациентом. Его можно использовать для лечения широкого спектра психических расстройств и эмоциональных трудностей. Целью психотерапии является устранение или контроль инвалидизирующих или беспокоящих симптомов, чтобы пациент мог лучше функционировать. В зависимости от степени проблемы лечение может занять всего несколько сеансов в течение недели или двух или может занять много сеансов в течение нескольких лет. Психотерапия может проводиться индивидуально, в паре, с семьей или в группе.

Существует множество форм психотерапии. Существуют психотерапии, которые помогают пациентам изменить поведение или модели мышления, психотерапии, которые помогают пациентам исследовать влияние прошлых отношений и опыта на поведение в настоящем, а также психотерапии, предназначенные для помощи в решении других проблем определенным образом. Когнитивно-поведенческая терапия — это целенаправленная терапия, направленная на решение проблем. Психоанализ — это интенсивная форма индивидуальной психотерапии, которая требует частых сеансов в течение нескольких лет.

Большинство лекарств используются психиатрами почти так же, как лекарства используются для лечения высокого кровяного давления или диабета. После тщательного обследования психиатры могут назначить лекарства для лечения психических расстройств. Хотя точный механизм действия психиатрических препаратов до конца не изучен, они могут благотворно влиять на химические сигналы и коммуникацию в головном мозге, что может уменьшить некоторые симптомы психических расстройств. Пациентам, получающим длительное медикаментозное лечение, необходимо будет периодически встречаться со своим психиатром, чтобы следить за эффективностью лекарства и любыми потенциальными побочными эффектами.

Класс лекарственных средств

  • Антидепрессанты – используются для лечения депрессии, панического расстройства, посттравматического стрессового расстройства, тревоги, обсессивно-компульсивного расстройства, пограничного расстройства личности и расстройств пищевого поведения.
  • Нейролептики – , используемые для лечения психотических симптомов (бреда и галлюцинаций), шизофрении, биполярного расстройства.
  • Седативные средства и анксиолитики – используются для лечения беспокойства и бессонницы.
  • Снотворные – используются для вызывания и поддержания сна.
  • Стабилизаторы настроения – используется для лечения биполярного расстройства.
  • Стимуляторы – используются для лечения СДВГ.

Психиатры часто назначают лекарства в сочетании с психотерапией.

Иногда используются и другие методы лечения. Электросудорожная терапия (ЭСТ), медицинское лечение, включающее применение электрических токов к мозгу, чаще всего используется для лечения тяжелой депрессии, не отвечающей на другие виды лечения. Глубокая стимуляция мозга (DBS), стимуляция блуждающего нерва (VNS) и транскраниальная магнитная стимуляция (TMS) — это лишь некоторые из новых методов лечения, используемых для лечения некоторых психических расстройств. Светотерапия используется для лечения сезонной депрессии.

Психиатрическое обучение

Чтобы стать психиатром, человек должен закончить медицинскую школу и сдать письменный экзамен на получение государственной лицензии на медицинскую практику, а затем пройти четырехлетнюю ординатуру по психиатрии. Первый год обучения в ординатуре обычно проходит в больнице, где работают с пациентами с широким спектром медицинских заболеваний. Затем стажер-психиатр тратит как минимум три дополнительных года на изучение диагностики и лечения психических заболеваний, включая различные формы психотерапии и использование психиатрических препаратов и других методов лечения. Обучение проходит в условиях стационара, амбулаторно и отделения неотложной помощи.

После завершения обучения в ординатуре большинство психиатров сдают добровольный письменный и устный экзамен, проводимый Американским советом по психиатрии и неврологии, чтобы стать «сертифицированным» психиатром. Они должны проходить повторную сертификацию каждые 10 лет.

Некоторые психиатры также проходят дополнительную специализированную подготовку после четырех лет общей психиатрической подготовки. Они могут пройти сертификацию в:

  • Детская и подростковая психиатрия
  • Гериатрическая психиатрия
  • Судебная (юридическая) психиатрия
  • Наркологическая психиатрия
  • Обезболивающее
  • Психосоматическая (психическая и телесная) медицина
  • Снотворное

Некоторые психиатры выбирают дополнительное обучение психоанализу или психиатрическим исследованиям.

Где работают психиатры?

Психиатры работают в различных условиях, включая частную практику, клиники, общие и психиатрические больницы, университетские медицинские центры, общественные учреждения, суды и тюрьмы, дома престарелых, промышленность, правительство, военные учреждения, программы реабилитации, отделения неотложной помощи, хосписы, и многие другие места. Около половины психиатров в США имеют частную практику, и многие психиатры работают в разных условиях. В США около 45 000 психиатров

В чем разница между психиатром и психологом?

Психиатр – врач (оконченный медицинский институт и резидентуру) со специальной подготовкой в ​​области психиатрии. Психиатр может проводить психотерапию и назначать лекарства и другие виды лечения.

Психолог обычно имеет ученую степень, чаще всего в области клинической психологии, и часто имеет обширную подготовку в области исследований или клинической практики. Психологи лечат психические расстройства с помощью психотерапии, а некоторые специализируются на психологическом тестировании и оценке.

Что такое психиатр? | Думайте о своем здоровье

Кто такой психиатр?

Психиатры — это врачи, являющиеся экспертами в области психического здоровья. Они специализируются на диагностике и лечении людей с психическими заболеваниями.

Психиатры обладают глубоким пониманием физического и психического здоровья и того, как они влияют друг на друга.

Они помогают людям с психическими расстройствами, такими как шизофрения, депрессия, биполярное расстройство, расстройства пищевого поведения и зависимость.

Чем занимается психиатр?

Психиатры оценивают все ваши психические и физические симптомы.

Они ставят диагноз и вместе с вами разрабатывают план вашего лечения и восстановления.

Психиатры проводят психологическое лечение, назначают лекарства и проводят такие процедуры, как рТМС или электрошоковая терапия.

В рамках своей работы психиатр может:

  • оказывать неотложную помощь при внезапном психическом заболевании
  • поможет вам справиться с хроническим психическим заболеванием
  • дать совет по изменению образа жизни
  • работать с вами индивидуально или с вами и вашим партнером, семьей или опекунами
  • предоставление второго мнения и совета другим врачам и медицинским работникам
  • направить вас к другим специалистам в области здравоохранения
  • при необходимости госпитализация.

Чем может помочь психиатр?

Психиатр может оказать особую помощь, если состояние вашего психического здоровья:

  • сложный или трудный для диагностики
  • включает суицидальные идеи или планы
  • серьезно или внезапно
  • нужны лекарства, которые может прописать только психиатр
  • не отвечает на стандартное лечение у вашего семейного врача.

Общие причины обращения к психиатру:

  • проблемы с адаптацией после серьезных изменений в жизни или стресса
  • тревога, беспокойство или страх
  • депрессия или плохое настроение, которое не проходит
  • суицидальные мысли
  • мыслей о причинении вреда другим людям
  • намеренно навредить себе
  • слишком много энергии, невозможность заснуть, успокоиться или расслабиться
  • постоянные негативные мысли
  • навязчивое мышление
  • нервозность или нервозность
  • ощущение, что люди преследуют вас или хотят причинить вам вред
  • галлюцинации (слушание или видение вещей, которых нет)
  • бред (устойчивые убеждения, не имеющие реальной основы)
  • мчащиеся, бессвязные мысли
  • неконтролируемое употребление алкоголя или наркотиков
  • проблемы с азартными играми, азартными играми или другими зависимостями
  • проблемы, связанные с образом тела, питанием или диетой
  • проблемы с памятью
  • плохая концентрация и внимание, гиперактивность
  • насилие, возбуждение или эмоциональные вспышки
  • бессонница и другие проблемы со сном
  • состояний, которые начинаются в детстве, таких как аутизм, умственная отсталость и детская тревожность.

Какое лечение может предложить психиатр?

Психиатры предоставляют и рекомендуют ряд методов лечения, в том числе:

  • психологическое лечение (также называемое психотерапией или разговорной терапией)
  • лекарства
  • методов стимуляции мозга, таких как рТМС и электросудорожная терапия.

Они также дадут практические советы о диете, сне и других способах помочь себе выздороветь. Они предоставят вам информацию о вашем состоянии, которая поможет вам понять ваши симптомы и методы лечения.

Ваш психиатр будет предлагать только те методы лечения, которые доказали свою безопасность и эффективность.

Ваш психиатр объяснит:

  • почему он рекомендует это лечение
  • как это работает
  • какие побочные эффекты
  • любые риски лечения
  • сколько стоит.

Вам решать, согласны ли вы на лечение.

Мне посчастливилось за свою жизнь встретить нескольких психиатров. Они поставили меня на путь выздоровления с помощью практических идей, лекарств и разговоров.

Эван, Мельбурн

Какое образование имеет психиатр?

Психиатры проходят не менее 11 лет обучения – обычно больше. Сначала они получают медицинскую степень в университете. Затем они проводят по крайней мере 1 или 2 года, проходя общую медицинскую подготовку в больнице.

Затем, чтобы стать психиатром, они должны пройти не менее 5 лет психиатрической подготовки под руководством Королевского колледжа психиатров Австралии и Новой Зеландии (RANZCP). Это делается во время работы в больницах, сельских или общинных службах здравоохранения.

Некоторые психиатры прошли часть обучения за границей. Обычно они проходят дальнейшее обучение, чтобы практиковать на месте. Все психиатры также должны быть зарегистрированы в соответствующем медицинском комитете Австралии или Новой Зеландии, чтобы принимать пациентов.

Где работают психиатры?

Психиатры работают в государственных и частных больницах, общинных психиатрических службах и в частных консультационных кабинетах.

Психиатры также занимаются исследованиями, консультацией по юридическим вопросам, а также преподавательской и правозащитной деятельностью. Это означает, что они также работают в государственных ведомствах, исследовательских центрах и университетах.

Многие психиатры берут на себя несколько разных ролей одновременно. Они могут проводить часть своего времени в государственной больнице, а остальное время — в частной практике.

В наших рядах огромное разнообразие психиатров — в государственном секторе со стетоскопом на шее в больничной палате или в отделении неотложной помощи, проводящие обследования на дому в поликлинике, в групповой или индивидуальной практике, даже на улице помощь бездомному.

Д-р Гэри Галамбос, психиатр

Области специализации в психиатрии

Некоторые психиатры специализируются на определенных областях, таких как:

  • детская и подростковая психиатрия
  • перинатальная психиатрия (касающаяся психического здоровья матерей и младенцев)
  • подростковая психиатрия
  • старческая психиатрия
  • наркомания психиатрия
  • судебная психиатрия (связанная с законом)
  • психотерапия (разговорная терапия)
     

Используйте каталог Find a Psychiatrist для поиска психиатров по специальности

Запомните

  • Психиатры — это врачи-специалисты, являющиеся экспертами в области психического здоровья.

  • Подготовка психиатра означает, что он понимает как физические, так и психические состояния здоровья.

  • Для посещения частного психиатра вам необходимо направление от вашего терапевта или другого врача.

Чего ожидать на приеме у психиатра

Май — месяц осведомленности о психическом здоровье. Психиатрия является важной частью лечения психических заболеваний. В Соединенных Штатах каждый шестой человек принимает психиатрические препараты. Эти лекарства помогают людям жить сбалансированной и здоровой жизнью.

Даже при преобладании вариантов лечения и известности лекарств существует стигматизация. Эти факторы могут сделать поиск лечения сложной задачей.

Психиатрия сегодня

В Соединенных Штатах насчитывается около 28 000 психиатров. Эти врачи играют важную роль в здравоохранении, особенно после опиоидного кризиса. Набор психиатров уступает только семейным врачам.

В предыдущем посте мы обсуждали различия между психиатрией и психологией. А теперь давайте подробнее рассмотрим, каково это – посетить психиатра.

Психиатры — это врачи. Эти врачи также могут практиковать психотерапию. Но основная работа психиатра — управление лекарствами. Более крупные практики могут состоять из команды людей.

В состав этих бригад входят различные медицинские работники, способные ставить диагнозы и выписывать лекарства. К ним относятся практикующие психиатрические медсестры (NP) и помощники врачей (PA).

Также могут быть психологи, лицензированные профессиональные консультанты и социальные работники. Эти члены команды также могут быть врачами, но они имеют докторскую степень и не могут назначать лекарства.

Прием у психиатра

Первый визит к психиатру может испугать, но волноваться не о чем. Следующий список расскажет вам, чего ожидать на приеме у психиатра.

  1. Первый визит самый долгий.

    Прием может занять от одного до двух часов. Вы заполните документы и оценки, чтобы помочь определить диагноз. После этого у вас будет беседа с психиатром, и NP или PA могут наблюдать. Врач познакомится с вами и поймет, почему вы обращаетесь за лечением. Вам предстоит ответить на множество вопросов.

  2. Позвони другу.

    Многие врачи понимают, что при первом посещении вы можете захотеть, чтобы с вами был любимый человек или близкий друг. Если вы решите привести кого-то с собой, они должны хорошо вас знать и иметь возможность рассказать о вас. Вам не нужно никого приводить, но это доверенное лицо может вспомнить важные детали, которые вы можете забыть.

  3. Запишите это.

    Перед визитом к психиатру запишите, почему вы обращаетесь за помощью. Выделите критическое поведение, которое вызывает у вас беспокойство. Это упражнение поможет вам не сбиться с пути и уменьшит вероятность того, что вы что-то забудете. Пока вы находитесь на приеме, также рекомендуется записывать то, что говорит врач, чтобы вы могли применить это, когда покинете кабинет.

  4. Простой физ.

    Многие психиатры берут ваши жизненно важные органы при первом посещении, чтобы установить исходный уровень. Они измерят ваше кровяное давление и температуру, а многие также взвесят вас. Также возможен забор крови. В некоторых случаях врач может направить вас на дальнейшее обследование или сканирование.

  5. Познакомьтесь со своим психиатром.

    Некоторое время вы будете работать с врачом, NP или PA над своим здоровьем. Рекомендуется подготовить вопросы, чтобы вы могли больше узнать об их методе лечения. Предполагается, что во время сеансов вы будете задавать вопросы.

  6. План лечения.

    К концу вашего первого или второго сеанса у доктора будет план лечения, с которого вы сможете начать лечение. Он или она предоставит вам рецепты и посоветует, как вам двигаться дальше. Крайне важно обсудить все лекарства, которые вы принимаете, с врачом. Этот шаг гарантирует, что ваши рецепты не будут негативно взаимодействовать.

  7. Более короткие сеансы.

    После первоначального приема будущие визиты к психиатру будут короче; в среднем от 15 до 20 минут. Вы обсудите, как действуют лекарства, и кратко расскажете, как вы себя чувствуете. Врач, NP или PA решат, корректировать ли ваши лекарства или нет.

Психиатрия того стоит

Диагноз психического здоровья так же важен, как и физическое здоровье. Это может быть новая территория, но она того стоит, чтобы направить вас на здоровый путь. Вместе с психиатром часто предлагают обратиться к психологу. В лучшем случае эти врачи будут вместе работать над вашим лечением.

Для облегчения этого оба врача предложат вам бланк разрешения. Эти формы дают им ваше разрешение на свободное общение для создания наилучшего плана лечения для вашего здоровья. Психолог проводит с вами больше времени и знает больше подробностей о вашем текущем состоянии. Они могут поделиться этой информацией с вашим психиатром.
Оба врача помогут вам достичь ваших целей в области психического здоровья. Если вы хотите начать свое путешествие в психиатрию, команда Holiner Group готова помочь. У нас есть офисы в Далласе и МакКинни. У нас есть талантливый персонал, и мы хотим помочь вам. Свяжитесь с нами сегодня.

Есть вопрос? Давайте обсудим это.

Как подготовиться к приему у психиатра

ДЕК. 10, 2021

Кэтрин Понте, JD, MBA, CPRP; Марк Коста, доктор медицины, магистр здравоохранения; и Энтони Дж. Павло, доктор философии.

Посещение психиатра, особенно впервые, может быть пугающим. Обращение за помощью может означать столкновение с неизвестным, например, с возможным диагнозом. Более того, доверяя практикующему свое психическое и эмоциональное благополучие, вы ставите себя в уязвимое положение. Хотя ваши близкие могут поддержать вас, они не могут вас лечить — таким образом, ваш психиатр занимает важное место в вашем лечении.

Однако небольшая подготовка перед приемом может иметь большое значение. Это начинается с обретения уверенности в себе, чтобы защищать себя, поскольку вы являетесь экспертом в себе. Только вы можете наилучшим образом выразить свои цели, ценности и предпочтения, и вы имеете право играть активную роль в уходе за вами. На самом деле, новые исследования показывают, что активное участие пациентов в заботе о своем здоровье может значительно улучшить результаты.

Имея это в виду, вот как лучше всего подготовиться к визиту к психиатру.

Проведите исследование

Одним из лучших способов найти квалифицированного психиатра часто является направление от терапевта, лечащего врача или члена вашей системы поддержки. Если вы предпочитаете проводить собственный поиск, вы можете использовать онлайн-каталоги, доступные в публикациях по психическому здоровью и на таких веб-сайтах, как Psychology Today. Обязательно изучите опыт и специальности всех психиатров, которых вы рассматриваете, чтобы убедиться, что они соответствуют вашим потребностям. Прежде чем записаться на прием, спросите о страховом покрытии.

Знай свою историю болезни

Перед визитом к психиатру вы можете собрать полную историю болезни. Будьте знакомы и готовы поделиться любым предыдущим диагнозом, симптомами и кратким изложением текущих и прошлых схем приема лекарств (включая дозы, периоды времени приема и побочные эффекты). Если вы не уверены в своей истории болезни, вы можете получить эту информацию у врача, назначавшего лекарства в прошлом, или у вашего фармацевта.

Изучите основы

Небольшое домашнее обучение психическим заболеваниям может быть чрезвычайно полезным. Узнайте о своем состоянии, симптомах и возможных вариантах лечения. Вы не станете экспертом, но сможете узнать достаточно, чтобы задавать более конкретные вопросы.

Сторонник подхода к совместному принятию решений

Совместное принятие решений (SDM) — это совместный подход к принятию решений о вашем лечении. SDM требует, чтобы психиатры, избранные члены семьи и пациенты пришли к взаимному согласию относительно планов лечения. В конечном счете, этот подход предполагает наличие «двух экспертов» в комнате: психиатра, обладающего специальными медицинскими знаниями, и человека, обладающего знаниями своего жизненного опыта, ценностей, предпочтений и целей.

Вы можете узнать у своего поставщика медицинских услуг, знакомы ли они с принципами совместного принятия решений, и решить, будут ли они учитывать ваши мысли и опыт при принятии решения о вашем плане лечения. Зная заранее, как вы будете участвовать в вашем плане лечения, вы сможете решить, является ли этот поставщик лучшим для вас.

Оцените соответствие отношений

Скорее всего, вы не чувствуете себя комфортно с каждым встречным. То же самое относится и к работе со специалистами в области психического здоровья. Часто требуется несколько встреч, чтобы понять, достаточно ли вам комфортно работать с кем-то. Связь с вашим специалистом в области психического здоровья является ключевым фактором — исследователи обнаружили, что качество терапевтических отношений (включая их теплоту, интерес и отзывчивость к вашим потребностям) улучшает результаты психотерапии.

После первых нескольких встреч важно решить, связываетесь ли вы со своим психиатром. Спросите себя:

  • Вам было комфортно с ними разговаривать?
  • Вы чувствовали, что они заботятся о том, что для вас важно?
  • Чувствовали ли вы, что можете выразить то, что для вас важно?

Трудности в этих областях могут свидетельствовать о том, что этот психиатр вам не подходит. Поговорите о своих опасениях со своим психиатром и решите, будет ли переход к кому-то другому лучше удовлетворить ваши потребности.

Задавайте вопросы

Эффективный психиатр должен быть готов ответить на любые ваши вопросы — уважительно. Отклонение ваших вопросов может быть признаком того, что они могут ограничить ваше участие в уходе за вами. Вот некоторые возможные вопросы:

  1. Каков ваш подход к лечению?
  2. Как я могу участвовать в уходе за собой?
  3. Я бы хотел, чтобы меня лечили для достижения моих жизненных целей, а не для устранения симптомов. Что вы думаете об этом подходе?
  4. Какие есть варианты лечения? Можете ли вы подробно объяснить каждый из них, в том числе какие симптомы они лечат?
  5. Можете ли вы подробно объяснить любые побочные эффекты, включая физические воздействия, такие как седативный эффект или увеличение веса, или ограничения активности, такие как употребление алкоголя?
  6. Как можно устранить побочные эффекты? Есть ли какие-либо неблагоприятные последствия с другими лекарствами, которые я принимаю (если применимо)?
  7. Доступны ли вам выездные встречи для решения вопросов, связанных с лекарствами и другими вопросами, такими как пополнение запасов и неотложные ситуации? Как лучше всего связаться с вами?
  8. Можете ли вы порекомендовать дополнительные ресурсы, которые могут быть мне полезны?

Вести записи

В перерывах между приемами может быть полезно вести журнал своего настроения, триггеров, симптомов, наблюдения за приемом лекарств и любых методов самообслуживания. Эти тенденции могут быть полезными данными для оценки с вашим врачом, включая прогресс между посещениями. Вы также можете использовать эту информацию, чтобы составить список тем для обсуждения на следующей встрече.

Значимые отношения с вашим психиатром имеют решающее значение для получения наилучшего возможного ухода. Роль вашего психиатра состоит в том, чтобы делиться своим опытом, чтобы направлять вас в вашем путешествии, но для достижения наилучших результатов эти отношения также требуют ваших усилий и подготовки.

Кэтрин Понте счастливо выздоравливает от тяжелого биполярного расстройства I типа. Она является основателем сообщества поддержки психических заболеваний ForLikeMinds, BipolarThriving: Recovery Coaching и Psych Ward Greeting Cards. Кэтрин также является преподавателем Программы восстановления и общественного здравоохранения Йельского университета и является автором книги ForLikeMinds: Insights о восстановлении психических заболеваний.

Марк Коста, доктор медицинских наук, магистр здравоохранения, психиатр и младший научный сотрудник Программы восстановления и общественного здоровья Йельского университета. Он является координатором проекта Йельской программы подготовки пост-докторских исследований для продвижения конкурентоспособной интегрированной занятости для людей с психическими расстройствами.

Энтони Дж. Павло, доктор философии, клинический психолог и младший научный сотрудник Программы восстановления и общественного здравоохранения Йельского университета. Его исследования сосредоточены на ориентированных на выздоровление и ориентированных на человека практиках охраны психического здоровья, терапевтических отношениях и совместном принятии решений для людей с диагнозом серьезных психических заболеваний.

Мы всегда принимаем заявки на блог NAMI! Мы рассказываем о последних исследованиях, историях выздоровления, способах покончить со стигмой и стратегиях, позволяющих жить с психическими заболеваниями. Самое главное: мы показываем ваши голоса.

Ознакомьтесь с нашими Правилами отправки для получения дополнительной информации.

УЗНАТЬ БОЛЬШЕ

Кто такой психиатр? Что это такое, типы и многое другое

Психиатр может диагностировать и лечить широкий спектр психических заболеваний.

Психиатры в основном используют лекарства для лечения симптомов психических заболеваний, но они также могут использовать различные виды психотерапии.

Некоторые психиатры специализируются в определенной области психиатрии, такой как наркология или судебная психиатрия.

Здесь мы рассмотрим различия между психиатром, психологом и терапевтом. Мы также объясняем, какие состояния лечит психиатр.

Поделиться на PinterestЧеловек может посетить психиатра для лечения сложного психического расстройства.

Психиатр — это врач, специализирующийся на психическом здоровье. Психиатр понимает как физические, так и психические состояния здоровья, и он рассмотрит связи между ними.

Психиатры должны пройти обучение в медицинском институте перед обучением психиатрии.

Психиатр может диагностировать и назначать лекарства для лечения различных сложных психических заболеваний, таких как:

  • шизофрения
  • депрессия
  • пограничное расстройство личности
  • биполярное расстройство

Психиатры, психологи и терапевты — это медицинские работники, помогающие лечить психические расстройства.

Основное отличие психиатра от психолога – медицинская подготовка. Психиатр – это врач, имеющий дополнительную подготовку в области психиатрии.

В большинстве штатов США только психиатр может назначать лекарства от психических заболеваний. В некоторых штатах психолог может прописать определенные лекарства после прохождения дополнительного обучения.

Психологи могут использовать различные виды психотерапии для лечения психических заболеваний. Например, метод, называемый когнитивно-поведенческой терапией (КПТ), может помочь людям изменить свои модели мышления и поведения, чтобы улучшить самочувствие.

Другие виды разговорной терапии включают психодинамическую терапию. Эта терапия может потребовать от клиента обсуждения того, как его прошлый опыт влияет на настоящее, что может привести к более глубокому пониманию его текущих симптомов или чувств.

Клинический психолог — это психотерапевт, получивший докторскую степень в области клинической психологии. Если у них есть «Доктор». как их название и имеют докторскую степень. или Psy.D. (а не MD) после их имени, это указывает на то, что они не имеют медицинской квалификации. Психологи могут проводить оценки, а также психотерапию.

Психологи могут осматривать людей с психическими расстройствами и симптомами, такими как:

  • поведенческие проблемы
  • оценка трудностей в обучении
  • депрессия
  • тревога

Психиатры и психологи часто работают бок о бок над лечением психических заболеваний. Оба медицинских работника могут работать в группе психиатрической помощи в больнице или общественной психиатрической клинике.

Психиатр может также поставить первоначальный диагноз, прежде чем направить человека на постоянное лечение к психологу или конкретному терапевту.

Другие виды психотерапевтов, часто называемые терапевтами, также могут использовать психотерапию для лечения психических и эмоциональных заболеваний. К таким специалистам могут относиться, например, лицензированные клинические социальные работники (LCSW), терапевты по вопросам брака и семьи (MFT) и лицензированные профессиональные консультанты (LPC). Эти психотерапевты имеют магистерское образование и требуют специальной лицензии.

Психотерапевт может использовать различные техники для лечения людей или специализироваться в одной конкретной области. Например, различные виды терапии включают:

  • парную и семейную терапию
  • анималотерапию, при которой животные, такие как собаки и лошади, помогают лечению
  • творческую терапию, в которой могут использоваться искусство, танец, или музыкальная
  • игровая терапия, которая может побудить детей говорить и выражать себя через притворную игру

A psychiatrist treats mental health conditions, which can include:

  • schizophrenia
  • depression
  • bipolar disorder
  • eating disorders, such as anorexia and bulimia
  • hallucinations
  • post-traumatic stress disorder (PTSD)
  • бессонница и проблемы со сном
  • зависимость, в том числе от азартных игр, наркотиков, алкоголя и определенных форм поведения
  • суицидальные мысли
  • членовредительство
  • obsessional thoughts
  • violent outbursts
  • thoughts of hurting others
  • feeling constantly on edge, agitated, or unable to relax
  • negative thinking
  • inability to concentrate
  • hyperactivity
  • body image issues
  • delusional thinking
  • severe стресс, беспокойство или тревога
  • проблемы с памятью
  • нарушения развития нервной системы, такие как расстройство аутистического спектра или синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ)

Психиатр может обладать определенной специализацией. Подкатегории психиатрии включают:

  • детскую и подростковую психиатрию
  • психиатрию молодых взрослых
  • перинатальную психиатрию, которая фокусируется на проблемах, возникающих во время беременности и в первый антенатальный год
  • судебная психиатрия, которая занимается вопросами психического здоровья в рамках правовой системы и работает с лицами, находящимися под судом, и лицами, имеющими судимость

Чтобы стать психиатром в США, человек должен сначала пройти 4 года обучения в медицинской школе. После успешной сдачи итогового письменного экзамена они получают лицензию на медицинскую практику.

После медицинского обучения человеку необходимо будет в течение 4 лет обучаться в психиатрической ординатуре.

В течение первого года психиатры-стажеры обычно работают в больницах, занимаясь лечением различных психических заболеваний. Обучение будет включать стационарные, амбулаторные и неотложные ситуации.

В течение следующих 3 лет человек научится диагностировать и лечить психические заболевания. Они изучат широкий спектр методов лечения, включая психотерапию и психиатрическую медицину.

Некоторые психиатры могут пройти дальнейшее обучение, чтобы стать специалистами в определенной области психиатрии.

Чтобы стать сертифицированным психиатром, необходимо сдать письменный и устный экзамен Американского совета по психиатрии и неврологии. Каждый психиатр должен проходить переаттестацию каждые 10 лет.

Несмотря на то, что получение сертификата совета директоров является добровольным, получение этой дополнительной квалификации указывает на то, что психиатр прошел дополнительное обучение и экзамен. Это также показывает, что психиатр соответствует национальным стандартам образования, опыта и навыков.

Психиатр — это врач, который может диагностировать и лечить широкий спектр психических заболеваний. Они могут включать депрессию, расстройства пищевого поведения, бессонницу и биполярное расстройство.

Психиатры также лечат определенные симптомы, такие как тревога или суицидальные мысли.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.