Типы сознания: Виды сознания человека

Содержание

Виды сознания человека

Понятие сознания

Определение 1

Сознанием называют высшую форму отражения реального мира, свойственную людям.

Заключается в обобщении и фокусировке на отражении реальности, используя предварительное мысленное построение образов или действий и предвидении возможных результатов, а также сознательного контролирования поведения личности.

Сознанием можно назвать восприятие окружающей среды и осознанное, осмысленное отношение к людям и вещам, находящимся во внешнем мире.

Понимание сущности сознания среди психологов является неоднозначным. В общем смысле подразумевается отражение действительности на любом уровне физического мира. При этом подчеркивается его взаимосвязь с материей без обнаружения его структуры . В структуру сознания входят такие важные моменты как осознанное отношение к вещам, то есть переживание или конкретное отношение к воспринимаемому субъекту.

Сознание формируется с помощью высшего уровня психики.

Свойства сознания

Сознание обладает следующими свойствами:

  • Ограниченностью. Оно охватывает определённое число воспринимаемых субъектов.
  • Неоднородностью. Психологи выделяют две области сознания — мутное сознание и ясное сознание с точкой фиксации, находящийся в фокусе ясного сознания.
  • Ритмичностью. Некоторые компоненты сознания стремятся к формированию групп элементов, которые взаимосвязаны друг с другом. Это происходит либо непроизвольно либо осознанно управляется вниманием. Благодаря данному свойству объем внимания увеличивается.

Замечание 1

Степень развития сознания зависит от уровня организации мозговой деятельности и формируется в процессе развития мозга, также происходит и противоположный процесс, по мере снижения активности мозговой деятельности угасают и функции сознания.

Процесс осознания всегда связан с мыслительными реакциями и тесно взаимодействует с мозгом. При этом сознание зависит от членораздельной речи, логических обобщений и абстрактных понятий, присущих человеку.

Готовые работы на аналогичную тему

Виды сознания

В психологии различают несколько видов сознания:

  1. Ясное или чистое — адекватное восприятие окружающих событий и людей. Характеризуется:

    • активным вниманием;
    • развернутым речевым контактом;
    • осмысленными ответами на вопросы;
    • выполнением необходимых действий;
    • самопроизвольным открыванием глаз;
    • быстрой и целенаправленной реакцией на любые раздражители;
    • сохранностью ориентации в пространстве.
  2. Неясное или помрачение сознания. Характеризуется:

    • проявлением равнодушного и безразличного отношения к своему состоянию;
    • на заданные вопросы реагирует верно, но с задержкой ответа.
  3. Ступор. Характеризуется:

    • плохой ориентацией в окружающем мире;
    • при ответах на вопросы реагирует медлительно и вяло, отвечает невпопад;
    • может заснуть в процессе разговора;
    • в течение дня может впасть в оцепенение.
  4. Отупление. Характеризуется:

    • глубоким помрачением сознания;
    • человеку свойственно находиться в спячке. При этом вывести из спячки можно громким криком или болевыми воздействиями, но на короткий промежуток времени, затем он снова погружается в спячку.
  5. Кома. Характеризуется:

    • полной утратой сознания и глубокой спячкой;.
    • человек абсолютно не реагирует на крики, болевые импульсы и и физические касания;
    • полностью утрачены рефлексы.
  6. Бред. Данный вид сознания является ложным и человек искажает восприятие своей реальности. Характеризуется:

    • сильным нарушением сознания;
    • бредовым состоянием.
  7. Галлюцинации. Различают две разновидности галлюцинаций: зрительные искажения и слуховые.

Глава V. «Сознание» — Департамент философии

Содержание главы пятой раздела второго:

• Постановка проблемы сознания в философии
• Информационное взаимодействие как генетическая предпосылка сознания
• Сознание как необходимое условие воспроизводства человеческой культуры
• Самосознание

 

1. Постановка проблемы сознания в философии

Проблема сознания всегда привлекала пристальное внимание философов, ибо определение места и роли человека в мире, специфики его взаимоотношений с окружающей его действительностью предполагает выяснение природы человеческого сознания. Для философии эта проблема важна и потому, что те или иные подходы к вопросу о сущности сознания, о характере его отношения к бытию затрагивают исходные мировоззренческие и методологические установки любого философского направления. Естественно, что подходы эти бывают разные, но все они по существу всегда имеют дело с единой проблемой: анализом сознания как специфически человеческой формы регуляции и управления взаимодействием человека с действительностью. Эта форма характеризуется прежде всего выделением человека как своеобразной реальности, как носителя особых способов взаимодействия с окружающим миром, включая и управление им.

Такое понимание природы сознания предполагает очень широкий спектр вопросов, который становится предметом исследования не только философии, но и специальных гуманитарных и естественных наук: социологии, психологии, языкознания, педагогики, физиологии высшей нервной деятельности, а в настоящее время и семиотики, кибернетики, информатики. Рассмотрение отдельных аспектов сознания в рамках этих дисциплин всегда опирается на определенную философско-мировоззренческую позицию в трактовке сознания. С другой стороны, развитие специальных научных исследований стимулирует разработку и углубление собственно философской проблематики сознания. Так, скажем, развитие современной информатики, создание «думающих» машин, связанный с этим процесс компьютеризации человеческой деятельности заставили по-новому рассмотреть вопрос о сущности сознания, о специфически человеческих возможностях в работе сознания, об оптимальных способах взаимодействия человека и его сознания с современной компьютерной техникой. Острые и актуальные вопросы современного общественного развития, взаимодействия человека и техники, соотношения научно-технического прогресса и природы, проблемы воспитания, общения людей и т.д. — короче говоря, все проблемы современной общественной практики оказываются органически связанными с исследованием сознания.

Важнейшим философским вопросом всегда был и остается вопрос об отношении сознания человека к его бытию, вопрос о включенности человека, обладающего сознанием, в мир, о тех возможностях, которые предоставляет человеку сознание, и о той ответственности, которую налагает сознание на человека. Известно, что практически-преобразовательная деятельность как специфическая форма человеческого отношения к миру с необходимостью предполагает в качестве своей предпосылки создание «идеального плана» этой реальной деятельности. Бытие человека в мире всегда связано с сознанием, «пронизано» им, короче говоря, не существует человеческого бытия без сознания, независимого от тех или иных его форм. Другое дело, что реальное бытие человека, его взаимоотношения с окружающей социальной и природной действительностью выступают как более широкая система, внутри которой сознание является специфическим условием, средством, предпосылкой, «механизмом» вписывания человека в эту целостную систему бытия. В контексте человеческой деятельности как целостной системы сознание является ее необходимым условием, предпосылкой, элементом. Таким образом, если исходить из понимания человеческой реальности как целого, то вторичность человеческого сознания по отношению к человеческому бытию выступает как вторичность элемента по отношению к объемлющей его и включающей его в себя системе. Разрабатываемые сознанием идеальные планы деятельности, его программы и проекты предшествуют деятельности, но их осуществление обнажает новые «незапрограммированные» слои реальности, открывает новую фактуру бытия, которая выходит за пределы исходных установок сознания. В этом смысле бытие человека постоянно выходит за пределы сознания как идеального плана, программы действия, оказывается богаче содержания исходных представлений сознания. Вместе с тем это расширение «бытийного горизонта» осуществляется в деятельности, стимулируемой и направляемой сознанием. Если исходить из органической включенности человека в целостность неживой и живой природы, то сознание выступает как свойство высокоорганизованной материи. Отсюда возникает необходимость проследить генетические истоки сознания в тех формах организации материи, которые предшествуют человеку в процессе его эволюции. Важнейшей предпосылкой такого подхода является анализ типов отношения живых существ к среде, в рамках которых в качестве их «обслуживающих механизмов» возникают соответствующие регуляторы поведения. Развитие последних предполагает формирование телесных органов, благодаря которым осуществляются процессы психики и сознания — нервной системы и ее наиболее высокоорганизованного отдела — головного мозга. Однако определяющим фактором в развитии этих телесных органов является та реальная жизненная функция, на которую работают эти органы. Человек сознает при помощи мозга, но сознание — не функция мозга самого по себе, а функция определенного, специфического типа взаимоотношения общественно развитого человека с миром.

Если учитывать эту предпосылку, то сознание с самого начала является общественным продуктом. Оно возникает и развивается в совместной деятельности людей, в процессе их труда и общения. Вовлекаясь в эти процессы, люди вырабатывают соответствующие представления, установки, нормы, которые вместе с их эмоциональной окраской составляют содержание сознания как специфической формы отражения. Это содержание и закрепляется в их индивидуальной психике.

С сознанием в широком смысле слова, конечно, следует связывать и представление о самосознании. Развитие сложных форм самосознания происходит на достаточно поздних этапах истории человеческого сознания, где самосознание приобретает известную самостоятельность. Однако понять его происхождение можно только на основе рассмотрения существа сознания в целом.

Сознание выступает, таким образом, как ключевое, исходное философское понятие для анализа всех форм проявления духовной и душевной жизни человека в их единстве и целостности, а также способов контроля и регуляции его взаимоотношений с действительностью, управления этими взаимоотношениями.

2. Информационное взаимодействие как генетическая предпосылка сознания
Содержание:
• Возникновение информационного взаимодействия
• Типы и уровни информационного взаимодействия
• Сущность психического

 

Возникновение информационного взаимодействия. Любое реальное взаимодействие живых существ, в том числе и человека, с окружающим миром предполагает использование информации об этом мире как средства регуляции и управления собственным поведением, что обеспечивает адекватные взаимоотношения с действительностью. Активность всего живого, являющегося его атрибутивным, необходимым признаком, отличающим живую природу от неживой, органически связана с использованием информации, которая выступает обязательным условием и предпосылкой этой активности.

Информация, однако, не является ни веществом, ни энергией, ни вообще какой-либо особой субстанцией. Она целиком воплощена в каких-то материальных вещественных или энергетических явлениях, которые выступают как ее носители. Информация не может существовать без этих носителей, хотя она и отличается от их материального субстрата. Таким образом, сама возможность такого специфического явления, как информация, должна иметь свои основания в определенных свойствах материальных реалий, обеспечивающих воплотимость информации в их вещественном или энергетическом субстрате. Эти свойства связаны с природой материального взаимодействия. Все явления, объекты, процессы объективно существующего материального мира беспрестанно взаимодействуют между собой и в ходе этого взаимодействия претерпевают определенные изменения. Каждый из взаимодействующих объектов, процессов и т.д., воздействуя на другие и вызывая в них соответствующие изменения, оставляет определенный «след» в том объекте, явлении, процессе, на который он воздействует, и тем самым запечатлевает себя в результате этого воздействия. Таким образом, в процессах взаимодействия материальные объекты, явления, процессы фиксируют в своих изменениях определенные свойства воздействующих на них объектов, явлений, процессов.

Эта способность одних материальных систем запечатлевать, фиксировать свойства воздействующих на них других материальных систем и составляет возможность, потенциальное основание приобретать информацию об этих системах. Когда материальные системы, испытывающие воздействие, приобретают способность осуществлять активное поведение, ориентируясь на эффект воздействия как на сигнал включения такой активности (что связано с потребностями решения определенных задач, предполагающих самостоятельное движение по отношению к окружающей действительности), потенциальная информация, заложенная в эффекте воздействия, превращается в актуальную информацию.

В материалистической философской традиции, начиная с французских материалистов, охарактеризованная выше способность одних материальных систем запечатлевать свойства воздействующих на них других систем получила название отражение. При этом различаются отражение как всеобщее фундаментальное свойство материи, связанное с эффектами материальных взаимодействий, то есть с наличием потенциальной информации, и отражение в более узком и специфическом смысле, предполагающее актуализацию (использование) этой информации. Оба эти смысла термина «отражение» имеют несомненную связь (но далеко не тождественны) с использованием термина «отражение» (или «отображение») в специфически гносеологическом смысле как соответствия содержания восприятий, представлений и понятий объективной реальности — в качестве образов, отражающих эту реальность.

Итак, важнейшим шагом в эволюции материи от неощущающей к ощущающей и далее к материи, которая обладает психикой и сознанием, является возникновение информационного взаимодействия, основанного на использовании следов, отпечатков воздействия одних материальных систем на другие для активной ориентации в действительности.

При тех формах взаимодействия, которые мы можем наблюдать в неживой природе, след, отпечаток воздействия одного объекта на другой не становится для последнего каким-либо ориентиром его собственной активности. Скажем, воздействие солнечных лучей на камень вызывает нагревание камня, но никак не стимулирует, не пробуждает какой-либо активности камня. Следует заметить, что та схожесть следа воздействия с отражаемым предметом, их физическое подобие, которые мы в обыденном сознании привычно ассоциируем с образностью (например, отражение в зеркале или на гладкой поверхности воды), являются ситуациями материального взаимодействия. В этом случае хотя и существует отражение в обыденном смысле, однако нет никакого использования информации, потенциально заключенной в подобном отражении. Зеркало совершенно «равнодушно» к тому, что отражено в нем, информация, содержащаяся в этом отражении, существует в данном случае для нас, а не для зеркала. Само структурное подобие копии и оригинала ничего еще не говорит о возможности использовать эффекты отражения для ориентации в окружающем мире, для осуществления определенной активности, построения определенного движения. Эти ориентация, активность предполагают использование результатов внешних воздействий в качестве ориентиров, несущих определенную информацию об окружающей среде. Поэтому отражение, связанное с активным использованием результатов внешних воздействий, можно назвать информационным взаимодействием. Информацию в данном контексте следует понимать достаточно широко: как свойство явлений быть побудителем известных действий, способствовать активной ориентации в окружающем мире. О «взаимодействии» здесь можно говорить постольку, поскольку живое существо, во-первых, воспринимает на «входе» след материального воздействия на него со стороны внешней среды как информацию об этой среде и, во-вторых, реализует эффект этого восприятия на «выходе» в реальном действии по отношению к этой среде.

Очевидно, что возникновение информационного взаимодействия предполагает существование способности не просто испытывать внешние воздействия и соответственно изменять свое состояние, а активно строить свое движение во внешней среде. Продолжим приведенный выше пример с камнем. Камень, как и вообще любое явление неживой природы, не может строить своего движения при воздействии на него, скажем, солнечных лучей, тогда как растение тянется к солнцу, мобилизуя свои возможности ориентации во внешней среде. Этими возможностями построения движения, возможностями ориентации во внешней среде обладают лишь такие материальные системы, которые на основе заложенной в них внутренней программы, закодированной в их материальном субстрате, могут активно относиться к предметам и явлениям внешнего мира как к ориентирам для осуществления самодвижения. Такого рода «системы» возникают в ходе естественной эволюции в живой природе, но в наше время в связи с развитием технической цивилизации они могут создаваться человеком также и искусственно.

При информационном взаимодействии внешнее воздействие влияет на изменение состояния системы не прямо, а косвенно. Это воздействие опосредствуется приведением в активное состояние заложенной в материальной системе внутренней программы построения движения. В этом и заключается суть информационно-сигнального воздействия внешних факторов на системы, способные к восприятию такого воздействия. Внешнее воздействие стимулирует, возбуждает внутреннюю программу самодвижения, но не вызывает самого движения. Регуляция движения, управление им осуществляется на основе внутренней программы, которая приводится в действие благодаря получению сигнала, заключенного во внешнем воздействии, заложенной в нем информации. Информационно-сигнальный характер внешнего воздействия определяется не свойствами этого воздействия как такового — скажем, его энергетическими свойствами, — а способностями воспринимающей системы определенным образом использовать это воздействие в качестве средства для ориентации системы. Ничтожное по своим собственным энергетическим или вещественным характеристикам воздействие может иметь громадное информационно-сигнальное значение для воспринимающей его системы.

Способные к информационному взаимодействию системы, воспринимающие внешние воздействия через призму заложенных в них внутренних программ построения движения, предполагают тем самым известные критерии отношения к окружающему миру, что проявляется в таких важнейших свойствах подобного рода отражения, как его избирательность и опережающий характер. Система, использующая информацию, относится к миру избирательно в том смысле, что она не просто испытывает воздействие внешней среды, а активно строит свои отношения с ней, используя те ее факторы, которые могут служить для ее самосохранения и развития, и, наоборот, отталкиваясь от тех факторов, которые способны дестабилизировать, разрушать систему, препятствовать ее функционированию или развитию. В перспективе развития психики и сознания это свойство избирательности выступает как генетическая предпосылка их оценочной функции. В свое время известным российским физиологом П. К. Анохиным для обозначения способности живых организмов к своего рода «преднастройке» в отношении будущих событий на основе заложенных в них поведенческих программ было введено понятие «опережающего отражения». И действительно, этот момент «преднастройки» по отношению к будущему, к возможным встречам воспринимающей системы с различными факторами окружающей среды является важнейшей предпосылкой осуществления самодвижения на основе информации. Система, использующая информацию, всегда как бы «знает», что будет, уже наперед, предваряет в той или иной степени результаты ее возможных взаимодействий с внешним миром. Она активно строит свое поведение, организуя и мобилизуя свои ресурсы и средства, ориентируясь на эти возможные результаты.

Итак, рассматривая генетические предпосылки сознания, следует выделять «отражение» как всеобщее свойство материи, связанное с потенциальной информацией, заключенной в эффектах материального взаимодействия, и информационное взаимодействие (актуальное или информационное «отражение»), появляющееся на стадии живой природы. В информационном взаимодействии выделяются такие его виды, как раздражимость простейших одноклеточных животных и растений, возбудимость нервных тканей при регуляции внутриорганических реакций животных и человека (нейрофизиологическое «отражение») и, наконец, психика. Особое положение занимает работа с информацией на социальном уровне в технике связи и управления, где человек создает искусственные системы, использующие естественное свойство отражения, присущее всей природе, и делает его основой специфической формы информационного взаимодействия.

Типы и уровни информационного взаимодействия. Генетически исходной формой информационного взаимодействия, специфической для живой природы, является раздражимость. Под раздражимостью понимается способность организма к простейшим специфическим реакциям в ответ на действие определенных раздражителей. (Например, растение закрывает или открывает свои лепестки под воздействием света и тени.) Реакция организма при раздражимости происходит целиком за счет энергии самого организма. Энергия внешнего раздражителя лишь вызывает внутренний процесс. В этом свойстве раздражимости можно усмотреть проявление уже отмеченного выше признака информационных воздействий, в которых физические энергетические характеристики носителя информации отнюдь не обязательно совпадают с информационным эффектом.

Следующий этап в развитии форм использования информации в живой природе заключается в появлении чувствительности (способности к ощущению). Если раздражимость присуща и растениям, то ощущение — форма отражения, специфичная для животного мира. Оно появляется уже на уровне простейших животных и предполагает способность реагировать не только непосредственно на факторы внешней среды, имеющие биологическое значение для организма, но и на биологически нейтральные для организма факторы, которые, однако, связаны с биологически значимыми факторами и несут тем самым жизненно важную для организма информацию. Так, если питательные вещества находятся только в освещенной части бассейна, в котором обитает данный организм, скажем амеба, и отсутствуют в затемненной его части, то амеба, реагируя на свет и двигаясь к нему, получает возможность добраться до этих питательных веществ. Свет выступает здесь как сигнал, несущий информацию о пище и вызывающий определенное внутреннее состояние, которое и называется ощущением. Это внутреннее состояние опосредствует отношения между фактором внешней среды, вызывающим непосредственное воздействие на организм и имеющим для него информативно-сигнальное значение, и реальным ответным «исполнительным» действием организма. Жизненная значимость этого внутреннего состояния для организма заключается в мобилизации его возможностей, ресурсов его активности, чтобы осуществить адекватное с точки зрения потребности организма реальное действие. Принципиальная тенденция развития форм информационного взаимодействия в живой природе заключается в увеличении удельного веса, жизненной роли этого внутреннего состояния мобилизации, настройки организма на решение жизненных задач, проявляющихся, в частности, в увеличении временных и пространственных промежутков между актом воздействия на организм и реальными действиями организма в ответ на это воздействие. Иными словами, в механизме информационного взаимодействия все в большей степени возрастает роль внутренней работы организма, перерабатывающей информацию внешнего воздействия.

Эволюция информационного взаимодействия в живой природе в этом случае связана с формированием особой материальной структуры, ответственной за отражение, — нервной ткани, развивающейся в сложные нервные системы.

На основе нервной системы и развивается в дальнейшем информационное взаимодействие. Если информационное взаимодействие на уровне раздражимости и простейшей чувствительности обеспечивает активность организма, выражающуюся в отдельных движениях по поиску пищи, света, тепла и т.д., то нейрофизиологическое «отражение» по мере развития нервной системы дает возможность осуществлять сложные схемы оповещения, предполагающего систему расчлененной, организованной последовательности действий, лишь в конечном счете направленную на достижение жизненно значимой цели. Согласно современным научным представлениям, организм в процессе взаимодействия с внешней средой не просто реагирует на внешние раздражители, хотя бы и проявляя при этом известную активность, например затормаживая те или иные реакции. Существо поведения организма заключается в том, что он активно реализует в столкновении с внешней средой свою внутреннюю программу, в основе которой лежат нейрофизиологические структуры, аккумулирующие «видовой опыт» организма.

Усваивая поступающую в ходе взаимодействия с внешней средой информацию с точки зрения решения задачи, которая обусловливается внутренней программой, организм строит подвижную нейродинамическую «модель потребного будущего» — термин, введенный отечественным ученым Н. А. Бернштейном.

Вклад современной нейрофизиологии в выявление естественных оснований внутренней активности организма в процессах отражения, возможностей реализации организмами, обладающими нервной системой, некоторых внутренних целей, установок, потребностей, имеет большое философское значение. Это значит, что живой организм — не просто пассивный регистратор внешних воздействий, отвечающий на них своими однозначными реакциями. Наличие нервной системы позволяет ему активно строить свое поведение и осуществлять его в окружающей среде, реализуя определенные установки, которые вытекают из его жизненных потребностей.

Информационное взаимодействие у живых существ, обладающих нервной системой, — это прежде всего активная внутренняя работа по формированию схемы поведения. Эта работа, естественно, стимулируется, вызывается, направляется, корректируется реальным контактом с внешней средой. Она невозможна без постоянных материальных взаимодействий с окружающим миром. Однако нельзя понять механизмы информационного взаимодействия (и самое важное — его результаты, которые получают свое выражение в реальных актах действия, поведения), ограничиваясь только рассмотрением внешних факторов воздействия на живое существо. Чем выше на лестнице эволюции стоит живое существо, тем в большей степени эффект воздействия на него внешних факторов опосредствуется внутренними причинами, тем больше степеней свободы имеет это существо в построении и осуществлении своих действий по отношению к окружающей ситуации. Информационное взаимодействие включает в себя сложное единство — воздействия внешней среды и реализации внутренних целей, установок, программ живого существа при построении им адекватной схемы поведения, отвечающей как реальной ситуации, так и внутренним целям и потребностям.

Сущность психического. Диалектика внутренней активности и внешнего воздействия, присущая всякому информационному взаимодействию в живой природе, получает свое развернутое выражение на стадии психики. Сразу же заметим, что психика возможна только у развитых живых существ, обладающих достаточно сложной нервной системой. Иными словами, где есть психика, там обязательно должна быть нервная система. Однако обратное утверждение неверно — существование нервной системы и соответственно механизмов нейрофизиологического информационного взаимодействия не свидетельствует еще однозначно о наличии психики. В обыденном сознании мы привыкли судить о наличии психических актов — ощущений, восприятий, представлений, воображения — на основании самонаблюдения. О существовании психических актов у других людей и живых существ мы судим по аналогии с самими собой или по способности других людей описывать свои внутренние переживания. Очевидно, что подобные субъективные критерии никак не срабатывают в тех ситуациях, когда невозможны описания самонаблюдения и недейственны аналогии. Скажем, как осмысленно можно поставить вопрос о наличии или отсутствии психики у «думающих машин», всякого рода автоматических технических систем?

Вопрос же об объективных критериях психического достаточно сложен, он вызывал и вызывает серьезные дискуссии. При всех возможных позициях в ответах на этот вопрос ясно, что само основание таких объективных критериев следует искать в том типе решения жизненных задач, для которого необходимы формы психики. Прежде всего следует подчеркнуть, что информационное взаимодействие у живых организмов, обладающих нервной системой, осуществляется в ситуациях двух различных типов. К первому типу относятся такие ситуации, когда имеющиеся у живого организма ресурсы ориентации во внешней действительности достаточны для решения возникающих перед ним задач. Решение этих задач осуществляется автоматизированно, на основе «закодированных» в нервной системе схем регуляции работы внутренних органов и внешнего поведения. К числу таких ситуаций относится автоматическая регуляция жизненных процессов — дыхания, теплообмена со средой, пищеварения и других, автоматическая регуляция внешних движений — ходьбы, манипуляций руками, вообще осуществление всех тех движений, которые основаны на выработанных в процессе жизни навыках. Подобного рода регуляция основывается на мобилизации уже сформированных программ действий. Заметим, что регуляция такого типа у живых существ в принципе ничем не отличается от «технического отражения» во всякого рода саморегулирующихся, самонастраивающихся технических системах. Различие лишь в том, что исходные базисные программы формируются в последнем случае не в процессе естественной эволюции, а закладываются в техническое устройство человеком.

Однако сплошь и рядом живое существо вынуждено решать такие задачи, когда уже имеющиеся ресурсы регуляции взаимоотношения с окружающей средой оказываются недостаточными, автоматизмы прошлого видового и индивидуального опыта не срабатывают и необходим активный поиск того, что требуется организму для решения стоящей перед ним задачи. В такого рода ситуациях, когда автоматических действий для решения жизненных задач становится недостаточно, живое существо вынуждено задерживать автоматическое реагирование и переходить к обследованию реальной ситуации, к ориентировочной деятельности по отношению к реальным объектам.

Разумеется, это обследование предполагает активную мобилизацию всех имеющихся ресурсов взаимоотношения со средой, всего накопленного опыта отражения и основанных на нем автоматизмов — иными словами, активную внутреннюю работу. Но сама эта внутренняя работа стимулируется и направляется обследованием реальных ситуаций, предполагающих активный поиск и ориентировку. Скажем, строя маршрут своего движения в незнакомой местности, мы опираемся на какие-то имеющиеся навыки, стереотипы, автоматизмы, однако главным, направляющим является обследование реальной ситуации, наметка каких-то возможных схем движения. Впоследствии, когда этот маршрут уже отработан, движение по нему может быть доведено до автоматизма, стать стереотипом, но первое построение его схемы обязательно предполагает ориентировку в заданной ситуации.

Эта ориентировочная деятельность по обследованию реальной объективной ситуации и является основой психических форм регуляции поведения и возникновения осуществляющих такую регуляцию психических образов. Разумеется, осуществляя ориентировочную деятельность, ее субъект — живое существо — всегда опирается на всякого рода автоматизмы, прошлые навыки, мобилизует уже «закодированные» в нервной системе схемы поведения. Однако все это представляет собой необходимое, но недостаточное условие для построения психического образа. Основанием для его построения, то есть интегратором уже имеющихся ресурсов отражения, их синтезирования для решения возникшей задачи является реальное ориентировочное движение в действительности. Образ как результат психического отражения строится благодаря установлению, прослеживанию живым существом новых для него отношений и связей между явлениями внешнего мира, которые выделяются субъектом психического отражения в качестве средства решения стоящей перед ним задачи.

Именно благодаря этому психический образ и является образом, схемой предстоящей живому существу действительности, а не просто результатом мобилизации внутренних регулятивных ресурсов. Нельзя поэтому сводить психический образ к нейродинамической модели, которая является физиологической основой этого образа. Формируя образ, скажем образ того пути, который должен быть пройден, чтобы достичь требуемого пункта, мы сначала осуществляем какую-то внутреннюю работу, приводящую к «закодированию» этого образа в нервной ткани. Если мы опять вынуждены проделать этот путь, мы проследим его на местности, что будет свидетельствовать о «закодированности» этого образа в мозгу. Однако само это «закодирование», воплощение образа в нервной ткани, в динамике происходящих в ней процессов возможно потому, что живое существо осуществляло ориентировочную деятельность по прослеживанию пути в реальном мире. Поэтому-то и сам образ проецируется в этот мир.

Определяющее основание для построения образа в процессе ориентировочной деятельности лежит во внешней действительности, и поэтому образ есть результат отношения, взаимодействия его носителя с внешним миром. В процессе этого взаимодействия, которое всегда предполагает некоторые поисковые движения в этом внешнем мире, живое существо, выступающее как субъект психического отражения, вырабатывает определенную схему решения жизненной задачи, связанную с ориентацией и с построением определенного типа движения во внешнем мире. Эта схема движения и представляет собой содержание образа. Данная схема, скажем маршрут намечаемого пути движения к требуемой точке, движение к которой выступает как решение жизненной задачи, определяется объективным отношением между явлениями и предметами внешнего мира. Психический образ выступает тем самым как модель, отображение (в гносеологическом смысле) внешней объективной реальности, представляя собой определенную программу возможного поведения во внешней реальности, схему «действия до действия».

Итак, психический образ строится живым существом в процессе активного взаимодействия с внешним миром и по своему содержанию является отражением свойств, связей и отношений внешнего мира, освоенных субъектом психики в процессе взаимодействия с миром. Образ не есть результат пассивного созерцания, фиксации, регистрации действительности. Он формируется в процессе активной поисковой, ориентировочной деятельности во внешнем мире, и показателем, критерием его наличия у живого существа является способность этого живого существа совершать определенные действия по отношению к внешнему миру, решая тем самым свои жизненные задачи, добиваясь своих жизненных целей. Схема действия во внешнем мире, если угодно, траектория движения во внешнем мире, представляющая собой содержание образа, закрепляется, «кодируется» при этом в нейродинамических структурах.

Психический образ в этом смысле представляет собой именно способность живого существа как субъекта поведения, и эта способность выступает как определенная реальность, отличающая живое существо, выработавшее данный образ, от такого же живого существа, у которого этого образа нет. Тем самым появляется возможность говорить о существовании некой субъектной, а лучше, субъективной «духовной» реальности, присущей именно данному живому существу и обнаруживаемой в определенных актах поведения.

Характеристика образа как схемы, программы будущего поведения, как способности «преднастройки» к действию позволяет понять и такое важное свойство образа, как его идеальность. Прежде всего надо подчеркнуть, что идеальность является лишь одним из свойств образа, а именно таким свойством, которое характеризует содержание образа, то есть того отображения действительности, которое произведено в образе. Зададимся вопросом: что означает существование содержания образа как определенного отображения действительности? Это, очевидно, не объективно реальное существование. Образ вещи, которую я хочу изготовить, образ пути, который я хочу проделать, — это не объективно существующая вещь, не объективно проделанный путь. Однако и вещь и намеченный путь идеально существуют в образе, и эта ситуация их идеального существования, несомненно, отличается от той ситуации, когда соответствующих идеальных образов нет.

Таким образом, понятие идеальности в охарактеризованном выше смысле используется для обозначения того способа существования, который характерен для содержания образа, то есть представленности в образе объективной реальности. Идеальное существование образа демонстрирует собой определенную реальность отражения живым существом действительности. Эта реальность проявляется в возможности будущего действия, в существовании известной программы, проекта действия во внешнем объективном мире на основе образа. Ничего иного, кроме представленности, отраженности в образе объективной действительности и способности субъекта отражения строить все отношения к внешнему миру на этой представленности, отраженности, сформулированное выше понятие идеальности образа не выражает. Идеальность представляет собой специфические свойства, характеризующие предметную направленность, отнесенность к предметам объективного мира результатов психического отражения как определенного способа организации, регуляции взаимодействия живых существ с окружающим миром.

Предметная отнесенность образа позволяет ставить вопрос о правильном или неправильном, адекватном или неадекватном отображении внешнего мира. Однако это не пассивное, «зеркальное» отражение. Оно формируется и проявляется в активном взаимодействии с внешним миром при решении жизненных задач. Образ поэтому заключает в себе не только чисто познавательный аспект, с ним связана всегда известная оценка отражаемой ситуации, активное отношение к ней субъекта отражения, что предполагает эмоциональный аспект процессов психического отражения. Реализация же поведения на основе психических образов предполагает мобилизацию имеющегося опыта отображения мира, то есть деятельность памяти и внутреннюю активность волевых усилий. Таким образом, формирование и использование психических образов представляет собой органическое единство познавательных и эмоциональных процессов, работы памяти и активности волевой сферы психики.

3. Сознание как необходимое условие воспроизводства человеческой культуры
Содержание:
• Общественная природа сознания
• Сознание и язык

 

Общественная природа сознания. Мы уже знаем, что движущие, определяющие факторы возникновения и развития форм регуляции поведения следует искать в специфических типах взаимоотношения, взаимодействия живых организмов с окружающей действительностью. Каков тип бытия в мире этих организмов, таковы и формы регуляции поведения, выступающие в качестве необходимого средства и условия вписывания этих систем в мир. Информационное взаимодействие возникает у живых организмов, способных к самосохранению и самовоспроизводству, психика — у животных, которые способны осуществлять ориентировочную деятельность во внешнем мире и активно решать возникающие в связи с этим задачи. Этот принципиальный философско-методологический подход к анализу форм регуляции и управления поведением распространяется и на человеческое сознание, несмотря на его несомненное качественное отличие от генетически предшествующих ему форм регуляции и управления.

Применительно к сознанию этот подход означает, что той системой, внутри которой возникает и развивается сознание и на основе анализа которой только и можно понять его возникновение, выступает специфически человеческий способ бытия в мире, взаимодействия с миром. Осуществляя практически-преобразовательную деятельность, человек создает свое «неорганическое тело», «вторую природу», орудия и средства производства, специфически человеческую среду обитания, строит формы общения и социальной организации, короче говоря, созидает культуру. Опыт этого созидания и составляет содержание тех характерных для общественно развитого человека и отличающихся от психики животного форм регуляции взаимоотношений с миром, которые образуют человеческое сознание.

Возникновение сознания связано, таким образом, прежде всего с формированием культуры на основе практически-преобразовательной общественной деятельности людей, с необходимостью закрепления, фиксации навыков, способов, норм этой деятельности. Поскольку эти навыки, способы, нормы специфически человеческой деятельности имеют общественную природу, возникают, осуществляются и воспроизводятся в совместной деятельности людей, постольку закрепляющие их формы сознания также всегда носят социальный характер, возникают как своеобразные «коллективные представления». Эти «коллективные представления» (термин французского социолога и философа Э. Дюркгейма) должны быть освоены отдельными индивидами в процессе их воспитания, приобщения к достигнутому их обществом типу и уровню культуры. Сознание как специфически человеческая форма регуляции и управления взаимоотношением с миром существует, таким образом, в двух формах, в двух, так сказать, ипостасях. Во-первых, оно предполагает наличие «коллективных представлений», фиксирующих накопленный опыт культуры и образующих содержание таких социокультурных систем, как мировоззрение, идеология, мораль, наука, искусство, которые обычно и именуются системами общественного сознания. Во-вторых, содержание «коллективных представлений» этих систем должно быть сделано достоянием внутреннего мира реальных конкретных людей, «интериоризировано» (усвоено) ими, как говорят психологи, и стать субъективной реальностью их мироотношения.

Эта двухуровневость, двуслойность сознания, обусловливаемая опосредствованным отношением людей как к внешнему миру, — природному и социальному, — так и к своему внутреннему ментальному миру, включенностью людей в культуру, составляет характерную специфику мироотношения человека, которая отличает его от животного. Необходимо подчеркнуть, что реальность сознания, его бытие — а сознание, несомненно, представляет собой реальность бытия людей (в этом смысле употребляют термин «бытийный характер» сознания), — обязательно предполагает оба этих уровня. Без заданности «коллективных представлений», входящих в состав социокультурных систем, невозможно развитие сознания на индивидуальном уровне, а без выхода на уровень реального мироотношения конкретных людей невозможна передача и творческое развитие аккумулируемого в нормах сознания социокультурного опыта. При этом надо иметь в виду, что, хотя, как отмечалось выше, с термином «общественное сознание» зачастую связывают только социокультурные системы типа мировоззрения, идеологии, морали, науки, сознание, как оно существует на индивидуальном уровне, также имеет общественную природу, поскольку, во-первых, оно задается социокультурным опытом, а во-вторых, что не менее важно, само освоение этого опыта, фиксация навыков совместных практических действий, норм поведения всегда предполагает определенное общение людей, их кооперацию. Люди в своей индивидуальной психике способны приобщиться к содержанию «коллективных представлений» общественного сознания постольку, поскольку они реально участвуют в совместной социокультурной деятельности.

Существо общественного воздействия на индивидуальную психику, приобщения ее к общественному сознанию и формирования в результате этого приобщения индивидуального человеческого сознания заключается, таким образом, не в простом пассивном усвоении людьми норм и представлений общественного сознания, а в их активном включении в реальную совместную деятельность, в конкретные формы общения в процессе этой деятельности.

Закрепление, фиксация в сознании плана совместной деятельности, ее целостности являются необходимым условием устойчивого воспроизводства выработанных способов совместной деятельности. Без их закрепления в виде определенных представлений, норм и установок сознания, регулирующих, программирующих отношение общественно развитого человека к внешнему природному и социальному миру и к самому себе, оказывается невозможной совместная деятельность людей в одном поколении, а также передача опыта культуры от одного поколения к другому. Сознание выступает, таким образом, как условие программирования специфически человеческой коллективной совместной деятельности по созиданию и развитию форм культуры. Оно выполняет функцию социальной памяти человечества, вырабатывая некоторые схемы, «матрицы» воспроизводства накопленного человечеством опыта. Реальное бытие людей в социокультурном пространстве и времени невозможно без соответствующих норм общественного сознания. Для того чтобы определенный опыт бытия, реального отношения людей к миру мог воспроизводиться и стать действительным опытом культуры, он должен быть зафиксирован и освоен в соответствующих формах сознания. Сознание в этом смысле не является некой внешней «надстройкой» над реальным мироотношением людей, оно встроено в это мироотношение, является необходимым фактором его осуществления. Всякое реальное поведение людей, носящее характер некоторого акта культуры, предполагает проработку этого акта в сознании, превращающую содержание данного поведенческого акта в норму культуры. Так, скажем, практика запрета брачных отношений внутри родовых коллективов в первобытных обществах (так называемая экзогамия) получает свою проработку и закрепление в виде представлений о происхождении всех членов рода от одного мифического тотемного предка.

Таким образом, сознательное программирование человеческой жизнедеятельности предполагает, что к проблемной ситуации человек подходит, ориентируясь на определенные нормы сознания, в которых закреплен, отражен опыт культуры — производственный, познавательный, нравственный, опыт общения и т.п. Человек рассматривает и оценивает данную ситуацию с позиции тех или иных норм, выступая их носителем. Осуществляя оценку ситуации, человек вынужден фиксировать свое отношение к ней и тем самым выделять себя как субъекта такого отношения, осознавать себя в качестве такового. Эта фиксация определенной позиции по отношению к заданной ситуации, выделение себя как носителя такой позиции, как субъекта соответствующего ей активного отношения к ситуации и составляет характерную черту сознания как специфической формы регуляции отношений к действительности. Субъект сознания не просто вписывается в ситуацию благодаря давлению на него факторов, определяющих эту ситуацию, он способен отнестись к ситуации «извне», включить ее в более широкий контекст рассмотрения, различая рамки ситуации, собственную позицию и возможности для своего действия в данной ситуации.

Эта возможность подойти к ситуации «извне» и включить ее в более широкий контекст рассмотрения является основой сознания как специфического типа освоения действительности. Она коренится в особенностях реального бытия человека, его реального взаимодействия с миром. На основе и в процессе этого взаимодействия человек преодолевает биологическую непосредственность отношения к природе, биологическую слитность с «экологической нишей» и опосредствует отношение к заданной действительности созданным им миром культуры. Взгляд сознания на мир — это всегда взгляд с позиций данного мира культуры и соответствующего ему опыта деятельности. Отсюда и характерное для всех видов сознания — теоретического, художественного, нравственного и т.д. — своеобразное удвоение отражения: фиксация непосредственно данной ситуации и рассмотрение ее с позиций общей нормы сознания. Тем самым сознание носит четко выраженный характер целенаправленного освоения действительности; его нормы, установки, позиции всегда заключают в себе определенное отношение к действительности, некоторое представление о должном, если пользоваться специальным философским термином.

Программируя целенаправленное активное отношение человека к миру, мобилизуя его на преобразующее реальное действие, сознание охватывает всю полноту сущностных сил человека, оно стимулирует все его возможности, настраивая и перестраивая его психику. Нормы и представления сознания носят общественный характер как по своему происхождению, так и по способу функционирования (функция программирования совместного действия, социальная память). Работа же с этими нормами сознания и в этих нормах, задаваемых социумом и его культурой, соответствующим образом формирует индивидуальную психику, развивает высшие психические функции, специфичные именно для человека, — мышление, память, волю, эмоции.

Как показывают исследования по психологии, по истории культуры, формирование воли в качестве индивидуальной психической способности к самоуправлению по своему происхождению связано с воспитанием способности руководствоваться общественно выработанными нормами сознательного поведения. Вписывая свое поведение в систему общения и совместной деятельности с другими людьми, руководствуясь существующими здесь коллективными нормами, человек развивает в себе способность управлять и регулировать свое поведение уже самостоятельно, независимо от какого-либо непосредственного внешнего воздействия. Рациональное мышление как форма психической деятельности также появляется в виде способности смотреть на мир «глазами общества», через призму выработанных им абстракций и понятий. Эмоциональная сфера индивидуальной психики, такие специфически человеческие чувства, как любовь, дружба, сопереживание другим людям, гордость, стыд и т.д., также воспитываются под воздействием норм и идеалов общественного сознания в процессе развития культуры человечества. Выделяя себя из мира в качестве носителя определенного отношения к этому миру, человек с самых ранних этапов существования культуры вынужден в своем сознании так или иначе вписывать себя в мир, прорабатывать свое отношение к нему, что является основой развития самосознания.

Говоря о развитии индивидуального сознания, стимулируемом воздействием социокультурных факторов, необходимо в то же время учитывать, что психика человека вовсе не является неким пассивным экраном, запечатлевающим внешние эффекты, как иногда интерпретируют процесс интериоризации, то есть буквально «овнутрения» социокультурных норм. На самом деле интериоризация — это активная самостоятельная работа, специфика которой определяется имеющимися индивидуальными задатками психики отдельного человека, особенностями мотивационно-смысловой сферы индивида, формами его общения с окружающими и т.п. Каждый человек формирует и развивает свой неповторимый «образ мира» — понятие, введенное видным отечественным психологом А. Н. Леонтьевым. Современные психологи подчеркивают, что «образ мира» возникает как целостное интегральное личностное образование, задающее мировосприятие индивида. Этот «образ мира» функционально и генетически первичен по отношению к любому конкретному образу или чувственному восприятию. Любая информация, получаемая человеком, в том числе и восприятие социокультурных норм, аккумулируемых в общественном сознании, преломляется через индивидуальный «образ мира», осваивается как компонента этого целостного интегрального образования. Именно активность и вариабельность индивидуального мировосприятия в самом широком смысле этого выражения, включая и особенности индивидуальной памяти, и работу воображения, и ценностно-смысловые предпочтения и установки, и оттенки эмоционального отношения к миру, создают специфические предпосылки освоения социокультурного опыта сознания, что в конечном счете и открывает возможности индивидуального творчества в культуре, а также развития сознания благодаря этому индивидуальному творчеству.

Выступая в качестве компоненты индивидуальной психики человека, сознание — и в этом своем качестве оно становится преимущественно предметом психологии — оказывается связанным прежде всего с возможностями контроля и управления личностью своим поведением, способностями самоотчета, артикуляции идеального плана и предпосылок своей деятельности, превращения тем самым своего отношения к миру, в том числе и к своему собственному внутреннему миру, в предмет работы рефлексии. Связывая понятие сознания с этими способностями самоконтроля и рефлексии, следует выделять в индивидуальной психике уровни сознательного (осознаваемого и осознанного), неосознаваемого и бессознательного. Различие между двумя последними уровнями обычно проводят по степени скрытости психического содержания, сложности его выявления. Неосознаваемое может достаточно легко стать осознанным при специальной установке на его выявление (например, скрытые посылки логического рассуждения, так называемые неявные леммы в математическом доказательстве или практические автоматизированные операции, требующие при определенных обстоятельствах специального самоконтроля). Бессознательное же в классическом психоаналитическом истолковании представляет собой нечто в принципе скрытое от сознания, выявлению чего психика активно сопротивляется; их примером выступают фобии и комплексы, выявление и устранение которых требует специальной психотерапевтической техники. Существенным недостатком классического рационализма был чрезмерный оптимизм в отношении прозрачности для рефлексии и самоконтроля глубинных слоев психики. Сознательное в нашей психике, связанное с возможностями рефлексивного самоконтроля, критического отношения к своему поведению и возможностями управления им, находится в достаточно сложных и напряженных, а нередко драматических взаимоотношениях с теми элементами и слоями сознания, которые с трудом поддаются, а нередко и активно сопротивляются его критико-рефлексивным установкам. Но, ясно представляя себе ограниченность классического рационализма, необходимо помнить, что именно способность управлять собственным поведением, органически связанная со способностью прорываться на новые уровни бытия, является непреходящим достижением человека, непреложной ценностью его культуры, что позволяет рассматривать сознание как высшую способность человеческого духа, как космический фактор. Наш выдающийся психолог и философ С. Л. Рубинштейн писал: «Вселенная с появлением человека — это осознанная, осмысленная Вселенная, которая изменяется действиями в ней человека… Осознанность и деятельность выступают как новые способы существования в самой Вселенной, а не как чуждая ей субъективность моего сознания» [Рубинштейн С. Л. Проблемы общей психологии. М., 1976. С. 327.].

Сознание и язык. Содержание сознания, вырабатываемое в процессе совместной деятельности людей и выражающее их социокультурный опыт, должно быть проявлено, воплощено в объективированной предметно-вещественной форме, существующей независимо от отдельных индивидов. Двуслойность, двухуровневость существования сознания, о которой говорилось выше, предполагает и двойственность формы его выражения. Наряду с кодированием, воплощением содержания сознания в соответствующих нейродинамических структурах индивидуальной психики информация о социокультурном опыте, передаваемая, транслируемая от поколения к поколению, должна быть задана людям в виде реальности, «грубо, зримо» представленной их личностному восприятию.

Возникновение и развитие сознания как социально-культурного явления, специфически человеческой формы освоения мира неразрывно связано прежде всего с возникновением и развитием разговорного языка как материального носителя, воплощения норм сознания. Только будучи выражено в языке, коллективно вырабатываемое сознание выступает как некоторая социальная реальность.

Наряду со словесным разговорным языком содержание коллективных представлений сознания может быть выражено, объективировано и в материальных явлениях иного рода, которые в этом случае, так же как и разговорный язык, приобретают знаковую функцию. Материальное явление, материальный предмет выполняет знаковую функцию, или функцию знака, становится знаком в том случае, если выражает некоторое содержание сознания, становится носителем определенной социокультурной информации. В этой ситуации данное явление или предмет приобретает смысл или значение. Отдельные знаки входят в некоторые знаковые (или семиотические) системы, подчиняющиеся определенным правилам построения и развития. Таковы знаковые системы естественного (разговорного или письменного) языка, искусственных языков науки, знаковые системы в искусстве, мифологии, религии. Говоря о знаке, надо, таким образом, четко различать его информационно-смысловой аспект, воплощенную в знаке социокультурную информацию, его смысл и значение и материальную форму, «оболочку», «плоть» знака, которая является носителем определенной социокультурной информации, смысла, значения. Так, определенными смыслами или значениями обладают выражения разговорной речи, которые как материальные предметы представляют собой сочетание звуков или черточек на бумаге. Определенный смысл заключает в себе кусок ткани, когда он является флагом или знаменем. Глубокий смысл для религиозного сознания воплощают предметы культа, которые для непосвященного могут выступать просто как бытовые предметы. Все эти смыслы существуют постольку, поскольку в них выражается определенная идея национального, государственного, религиозного и т.д. сознания.

Важно понять, что знак является знаком именно в единстве обеих этих сторон. Не существует знака без его материи, плоти, предметно-вещественной оболочки. Но было бы серьезной ошибкой сводить знак к последней. Знак является функциональным образованием, он становится знаком, поскольку его вещественная реальность приобретает знаковую функцию. Ясно, что знаковую функцию тот или иной материальный предмет может выполнять только в контексте определенной культуры. То, что для людей определенного общества, определенной культуры заключает в себе известный им смысл, известное им символическое значение, воспринимается людьми, не принадлежащими к данному обществу или культуре, как обычный материальный предмет с обычными пространственными, энергетическими, цветовыми и т.п. свойствами. Надо, например, понимать язык религиозной храмовой символики, для того чтобы усмотреть определенное смысловое значение в архитектонике храма.

Степень связи материальной природы знака с выражаемым им смысловым содержанием может быть весьма различной и варьироваться в достаточно широком диапазоне. Характеризуя знак и стремясь подчеркнуть его отличие от образа, зачастую в качестве специфического признака знака отмечают отсутствие сходства, подобия материи знака и той реальности, на которую этот знак указывает. Это верно, однако, только для так называемых искусственных знаков, скажем, когда буквами алфавита обозначаются физические величины в математических формулах. Однако сходство или подобие материи знака и выражаемого им содержания вовсе не противопоказано знаку. В предельном случае единичный предмет данного класса может стать знаком для обозначения других предметов этого класса — например, экземпляр товара, выставленный в витрине магазина, является знаком наличия этого товара на прилавке. Существует далее обширный класс так называемых иконических знаков (от греч. «икона» — образ), когда такой вещественной однородности, как в приведенном примере с товаром в витрине и на прилавке, нет, но существует момент физического подобия, наглядно воспринимаемого соответствия знака и обозначаемого — скажем, различные схемы, позволяющие ориентироваться на местности или в помещении. Весьма распространены известные комбинации условности и иконичности знака — например, дорожные знаки. Кстати, знаки письменности, буквы алфавита, которые приводятся обычно в качестве примеров условных знаков, генетически восходят к иконическим знакам — рисункам. Скажем, начальная буква нашего и других родственных ему алфавитов «А» восходит к иконическому знаку, обозначающему на языке финикийцев, которые и были родоначальниками всех этих алфавитов, голову быка — звук «А» входил в слово, обозначавшее быка на финикийском языке. Своеобразную знаковую функцию в истории культуры осуществляют коллективные действия, имитирующие, «проигрывающие» жизненные ситуации, культовые религиозно-мифологические сюжеты. Здесь само реальное действие людей становится той материей, в которой воплощается содержание сознания, его смысл (скажем, боевая или охотничья пляска мужчин первобытного племени). В общем, принципиально важным является вопрос не о физическом подобии знака и обозначаемого или об отсутствии такового, а о наличии функции означения одной реальностью другой, в результате чего в данной системе культуры осуществляется передача известной социокультурной информации, известного содержания сознания об определенной реальности на основе восприятия другой реальности.

Своеобразную форму таких движений в смысловом содержании сознания представляет работа сознания с символами. Символы всегда связаны с некоторым образом, что отличает их от абстрактных идей, теоретических понятий. Вместе с тем если смысл образа нацелен на воспроизведение сознанием именно данной реальности в ее определенности и специфичности, то символ через образ данной конкретной реальности указывает на некое связанное с ней содержание, воплощаемое в определенной конкретике, но несводимое к ней. Скажем, образ льва нацелен на то, чтобы зафиксировать своеобразие этого зверя, отличая его от других родственных ему хищных животных. Но представление о льве, не теряющее своей образности, может приобретать символическое значение, символический смысл, указывая на силу, мужество, агрессивность как некие глубинные реальности, воплощенные в этом живом существе. Иными словами, через непосредственную конкретность в символе «просвечивает», проявляется некоторая более широкая или более глубокая реальность, представителем, проявлением, воплощением которой выступает данная конкретность.

Символ, символизация, символическое сознание имели и имеют исключительно важное значение как в истории культуры, так и на современном ее этапе. Исключительно важную роль играли символы в возникновении культуры и на ранних фазах ее существования. Все архаические сознания, вся мифология пронизана символами. Без символизма нельзя представить себе искусство, теоретическое сознание, в том числе и наука, так или иначе связано с символизмом. В частности, всегда можно проследить генетические связи исходных теоретических понятий с символами, значение символического сознания для подвижности, «открытости» научного мышления. Весьма велика роль символизма и в практическом сознании. Скажем, достаточно ясна мобилизующая роль символов в общественных движениях, в государственном строительстве (в частности, символика знамен, флагов, гербов, эмблем и т.п., в которой, несмотря на значительный налет условной знаковости, все-таки проглядывает глубинное смысловое содержание).

Во всех ситуациях осуществления знаково-символической функции связанные с ней смысл или значение, выражающие определенное содержание сознания, носят идеальный характер. Как и идеальность психического образа, идеальность смысла и значения знаков, знаково-символических систем связана прежде всего с тем, что эти смысл и значение выражают определенную программу действия людей, воспринимающих этот смысл и значение в данной системе культуры. Чертеж здания, которое намерен построить архитектор, или же чертеж машины, которую собирается создать конструктор, — реальные материальные листы бумаги. Однако, кроме того, в чертеже воплощен образ будущего здания (или машины), определенный смысл как план, проект, программа, воплощен определенный результат творческой работы сознания.

Понятие идеальности как раз и характеризует специфический способ существования воплощенного в материальном предмете смысла и значения, служащего программой для реальных действий людей. Поскольку нечто воспринимается как знак или символ, обладающий известным смыслом и значением только в системе определенной культуры, содержание сознания, закрепляемое в смысле и значении, является субъективным, или субъектной реальностью, лишь для представителей данной культуры Скажем, чертеж машины включает в себя идеальное содержание только для технически образованных людей, способных прочитать этот чертеж и воплотить его смысл в объективную реальность. Эта способность выступает как некоторая субъектная реальность, наличие которой является особенностью данных субъектов. Аналогично, скажем, идеальность картины или статуи как художественного произведения, воплощенного во вполне реальном материале, представляет собой некоторую субъективную реальность для людей, способных воспринять, «распредметить» то смысловое содержание, которое воплощено в статуе или картине. Специфика идеальности образов и норм общественного сознания, его смыслов и значений по сравнению с идеальностью психических индивидуальных образов заключается в том, что первые создаются в процессе совместной деятельности людей и воплощаются в социокультурных семиотических системах, в артефактах культуры. Реальность смыслов и значений, выраженных в социокультурных семиотических системах, выступает поэтому прежде всего как реальность коллективной субъектности носителей определенных культурных навыков. А субъективной реальностью для отдельных людей соответствующие содержания сознания, смыслы и значения становятся в той мере, в какой эти люди приобщены к соответствующей культуре.

Сознание возникает в практической деятельности людей как необходимое условие ее организации и воспроизводства. Важнейшей вехой в развитии человеческой культуры является разделение духовного и физического труда, обособление производства феноменов сознания как особого, духовного, производства. В свою очередь, в духовном производстве, производстве норм и представлений сознания выделяется теоретическое сознание, нравственное, религиозное, политическое и другие виды сознания.

4. Самосознание
Содержание:
• Структура и формы самосознания
• Предметность и рефлексивность самосознания

Сознание предполагает выделение субъектом самого себя в качестве носителя определенной активной позиции по отношению к миру. Это выделение себя, отношение к себе, оценка своих возможностей, которые являются необходимым компонентом всякого сознания, образуют разные формы той специфической характеристики человека, которая именуется самосознанием.

Структура и формы самосознания. Самосознание — динамичное исторически развивающееся образование, выступающее на разных уровнях и в разных формах. Первой его формой, которую иногда называют самочувствием, является элементарное осознание своего тела и его вписанности в мир окружающих вещей и людей. Оказывается, что простое восприятие предметов в качестве существующих вне данного человека и независимо от его сознания уже предполагает определенные формы самоотнесенности, то есть некоторый вид самосознания. Для того чтобы увидеть тот или иной предмет как нечто существующее объективно, в сам процесс восприятия должен быть как бы «встроен» определенный механизм, учитывающий место тела человека среди других тел — как природных, так и социальных — и изменения, которые происходят с телом человека в отличие от того, что совершается во внешнем мире. Иначе произошло бы спутывание, смешивание тех изменений образа предмета, которые вызваны процессами, происходящими в самой действительности, и тех, которые всецело обязаны субъекту (например, приближение или удаление человека от предмета, поворот его головы и т.д.). Психологи говорят о том, что осознание действительности на уровне восприятия предполагает определенную, включенную в этот процесс «схему мира». Но последняя, в свою очередь, в качестве своего необходимого компонента предполагает определенную «схему тела».

Следующий, более высокий уровень самосознания связан с осознанием себя в качестве принадлежащего к тому или иному человеческому сообществу, той или иной культуре и социальной группе. Наконец, самый высокий уровень развития этого процесса — возникновение сознания Я как совершенно особого образования, похожего на Я других людей и вместе с тем в чем-то уникального и неповторимого, могущего совершать свободные поступки и нести за них ответственность, что с необходимостью предполагает возможность контроля над своими действиями и их оценку.

Однако самосознание — это не только разнообразные формы и уровни самопознания. Это также всегда и самооценка и самоконтроль. Самосознание предполагает сопоставление себя с определенным, принятым данным человеком идеалом Я, вынесение некоторой самооценки и — как следствие — возникновение чувства удовлетворения или же недовольства собой.

Самосознание — настолько очевидное свойство каждого человека, что факт его существования не может вызвать никаких сомнений. Более того, значительная и весьма влиятельная ветвь идеалистической философии утверждала, начиная с Декарта, что самосознание — это как раз единственное, в чем никак нельзя усомниться. Ведь если я вижу какой-то предмет, то он может оказаться моей иллюзией или галлюцинацией. Однако же я никоим образом не могу сомневаться в том, что существую и существует процесс моего восприятия чего-то (пусть даже это будет галлюцинация). И вместе с тем самое небольшое размышление над фактом самосознания вскрывает его глубокую парадоксальность. Ведь для того, чтобы осознавать самого себя, нужно видеть себя как бы со стороны. Но со стороны меня может видеть только другой человек, а не я. Даже свое тело я лишь отчасти могу видеть так, как его видит другой. Глаз может видеть все, кроме самого себя. Для того чтобы человек мог видеть самого себя, осознавать самого себя, ему необходимо иметь зеркало. Увидев свой образ в зеркале и запомнив его, человек получает возможность уже без зеркала, в своем сознании видеть себя как бы «со стороны», как «другого», то есть в самом сознании выходить за его пределы. Но для того чтобы человек увидел себя в зеркале, он должен осознать, что в зеркале отражен именно он, а не какое-то другое существо. Восприятие зеркального отображения как своего подобия кажется абсолютно очевидным. Между тем в действительности это вовсе не так. Недаром животные не узнают себя в зеркале. Оказывается, для того чтобы человек увидел себя в зеркале, он должен уже обладать определенными формами самосознания. Формы эти не даны изначально. Человек их усваивает и конструирует. Он усваивает эти формы с помощью другого зеркала, уже не реального, а метафорического. Это «зеркало», в котором человек видит самого себя и с помощью которого он начинает относиться к себе как к человеку, то есть вырабатывает формы самосознания, — общество других людей. Об этом сложном процессе хорошо сказал К. Маркс: «Так как он [человек] родится без зеркала в руках и не фихтеанским философом: «Я есмь я», то человек сначала смотрится, как в зеркало, в другого человека. Лишь отнесясь к человеку Павлу как к себе подобному, человек Петр начинает относиться к самому себе как к человеку. Вместе с тем и Павел как таковой, во всей его павловской телесности, становится для него формой проявления рода «человек» [Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 62.].

Отношение человека к самому себе необходимо опосредовано его отношением к другому человеку. Самосознание рождается не в результате внутренних потребностей изолированного сознания, а в процессе коллективной практической деятельности и межчеловеческих взаимоотношений. Важно отметить, что человек не только себя воспринимает по аналогии с другим, но и другого — по аналогии с собой. Как показывают современные исследования, в процессе развития самосознания осознание себя и осознание другого человека в качестве похожего на меня и вместе с тем отличного от меня возникают одновременно и предполагают друг друга.

Предметность и рефлексивность самосознания. Самосознание существует не только в различных формах и на разных уровнях, но и в разной степени проявленности и развернутости. Когда человек воспринимает какую-то группу предметов, то с этим, как уже было сказано, необходимо связано осознание «схемы тела», места, которое занимает его тело в системе других предметов и их пространственных и временных характеристик, осознание отличия сознания этого человека от воспринимаемых им предметов и т.д. Однако все эти факты сознания находятся в данном случае не в его «фокусе», а как бы на его «периферии». Непосредственно сознание человека нацелено на внешние предметы. Тело человека, его сознание, его познавательный процесс не входят непосредственно в круг предметов его сознательного опыта. Самосознание в этом случае выражается как бы «неявным» образом.

С этим интересным явлением связан ряд любопытных фактов восприятия. Приведем в этой связи следующий пример. Когда человек касается рукой предмета, он чувствует сам предмет, а не свою руку. Осязательное восприятие говорит о внешнем предмете, а не о самом человеке. И лишь на «заднем плане» сознания человек переживает акт собственного касания и локализует его на кончиках собственных пальцев (это и выступает как элементарная форма самосознания). В том случае, если человек трогает предмет не рукой, а палкой, осязательное восприятие опять-таки относится к самому предмету, а не к использованному средству — палке. Последняя уже не попадает в фокус сознания, а оказывается на его периферии и переживается воспринимающим человеком как непосредственное продолжение его тела. В этом случае ощущение воздействия предмета на человека (выступающее в данном случае как своеобразная элементарная форма самосознания) любопытным образом переживается человеком как локализованное уже не на кончиках его пальцев, а на конце палки или зонда.

Явные формы самосознания, когда те или иные феномены сознания становятся предметом специальной аналитической деятельности субъекта, носят название рефлексии. Важно отметить, что рефлексия — это всегда не просто осознание того, что есть в человеке, а одновременно и изменение самого человека, попытка выхода за границы того уровня развития личности, который был достигнут. Сама рефлексия над состояниями сознания, над особенностями той или иной личности всегда возникает в контексте сознаваемой или несознаваемой задачи прояснения системы сознания и личности. Когда человек сознает себя как Я с такими-то особенностями, он превращает в устойчивый предмет некоторые до того текучие и как бы «распыленные» моменты своей психической жизни. Человек рефлексивно анализирует себя в свете того или иного идеала личности, выражающего его тип отношения к другим людям. Когда человек анализирует себя, пытается дать отчет в своих особенностях, размышляет над своим отношением к жизни, стремится заглянуть в тайники собственного сознания, он тем самым хочет как бы «обосновать» себя, лучше укоренить систему собственных жизненных ориентиров, от чего-то в себе отказаться, в чем-то еще более укрепиться. В процессе и результате рефлексии происходит изменение и развитие индивидуального сознания.

Не следует, однако, думать, что образ самого себя, который творит человек в разных формах самосознания, всегда адекватен своему предмету — реальному человеку и его сознанию. Между ними может существовать разрыв, возможность которого особенно велика как раз на стадии развернутого явного самосознания в виде рефлексии. Однако этот разрыв может быть и в элементарных формах самосознания, самостроительстве, самоопределении личности.

Казалось бы, что может быть элементарнее простого самопереживания, выраженного в утверждении «мне больно»? Однако обратим внимание на то, что обычно осознание собственной боли связано с определенной локализацией этого переживания, и эта локализация иной раз бывает ошибочной (что знакомо каждому, у кого, например, болели зубы). Если в сознании человека всплывает какой-то образ, то он пытается определить его, то есть выяснить, о чем он говорит, к какому конкретному лицу или событию жизни относится. Нередко человек ошибается в осмыслении отдельных образов: например, ошибочной локализует в пространстве и времени предмет того или иного воспоминания, неверно соотносит данный образ с тем или иным лицом и т.д.

Если же человек пытается рефлективно осознать особенности своей личности, осмыслить себя в целом, то возможность ошибки еще больше. Дело в том, что человек в целом не открывается себе в акте индивидуальной рефлексии, а обнаруживается наиболее всесторонне в своих отношениях с другими людьми, в своих действиях и социально значимых поступках. Последние наиболее адекватно могут быть поняты как раз другими. Другой человек, судящий о данном человеке извне, нередко может лучше понять его, чем последний понимает сам себя. В той мере, в какой человек учитывает объективную оценку себя, возникающую в процессе коллективной деятельности и взаимоотношений с другими людьми, он и сам может судить о себе более точно.

Важно, однако, подчеркнуть, что самосознание не только возникает в процессе совместной деятельности и общения с другими людьми и генетически связано с отношением к себе с «точки зрения другого», но что оно постоянно проверяется, корректируется, исправляется и развивается в ходе жизни человека в системе межчеловеческих отношений.

Это относится и к таким феноменам сознания, которые не просто выражают субъективные состояния того или иного индивида, а претендуют на общезначимость и существуют в объективированной, отделенной от конкретного индивида форме, в форме книг, картин, скульптур и т.д., то есть в форме культуры. Дело в том, что тот смысл, который автор вложил в то или иное произведение (а этот смысл и выступает как рефлексия автора над тем, что он сделал), может не совпадать с тем объективным смыслом, который заложен, реально имеется в этом произведении, но был выявлен не автором, а умным читателем, критиком, интерпретатором.

Итак, феномен самосознания, который кажется чем-то очень простым и самоочевидным, в действительности оказывается очень сложным, многообразным, находящимся в весьма непростых отношениях со своим носителем, развивающимся и изменяющимся в процессе включения человека в систему коллективной практической деятельности и межчеловеческих отношений.

Несмотря на огромные усилия, затраченные философией и другими науками, проблема человеческого сознания (индивидуального и общественного) далека от своего решения. Много неясного таят в себе механизмы, функции, состояния, структура и свойства сознания, его взаимоотношения с деятельностью и личностью индивида, пути его формирования и развития, связи с бытием. Важно подчеркнуть, что вопрос о взаимоотношении сознания и бытия не сводится к вопросу о первичности и вторичности, хотя и исходит из этого. Изучение отношения сознания и бытия включает исследование всех его многообразных и исторически меняющихся типов и форм, то есть в некотором роде это «вечный вопрос». «Вечный» не в смысле невозможности доказательного его решения, а в том смысле, что развитие форм человеческой жизнедеятельности, прогресс культуры и науки постоянно усложняют и изменяют конкретные формы отношения сознания и бытия и ставят множество проблем перед философской мыслью.

Место сознания в структуре бытия не может быть преуменьшено. Его следует понимать как нечто работающее, соучастное бытию, существенное для жизни, а не как нечто эпифеноменальное, существующее вне и над жизнью. Сознание проявляет себя не только в отношении к действительности. Оно есть и отношение в действительности, то есть оно есть и реальное дело. Очевидно, что между этими двумя ведущими типами отношений к миру имеются не только существенные различия, но и реальные противоречия, преодоление которых отнюдь не просто, как не просто преодоление противоречий между сознанием и деятельностью, мыслью и словом, словом и делом. Единство сознания и деятельности, о котором говорят психологи, не дано, а задано. Оно должно быть построено. Точнее, оно должно строиться постоянно.

Важно отметить, что сознание, деятельность и личность индивида представляют собой весьма противоречивое, развивающееся и не очень легко дифференцируемое единство. Конечно, можно и нужно изучать каждый из этих феноменов отдельно. Однако надо всегда иметь в виду целое, то есть человека и его место в мире. В этом целом в качестве ведущего фактора на разных этапах развития может выступать либо деятельность, либо сознание, либо личность. Но при этом сознание выступает в качестве связки, опосредствующего звена между деятельностью и личностью.

Если перейти от познавательного плана рассмотрения проблем сознания к социотехническому (проективному, формирующему) и ценностному, то совершенно очевидно, что обществу необходима не всякая деятельность, не пустой активизм, а деятельность квалифицированная, целенаправленная, целесообразная, произвольная, сознательная. Равным образом обществу необходима не просто эмпирическая человеческая индивидуальность, а личность, обладающая мировоззрением, убежденная, самостоятельная, имеющая власть над собой и над деятельностью, способная к совершению свободных действий — поступков, словом, обладающая сознанием. Общество не удовлетворяет созерцательное, бездеятельное сознание, равно как и безличное (и безличностное), равнодушное понимание, знание, то есть так называемая сознательность или «умозрение жизни» частного индивида. Поэтому-то «сознание» — не просто эпитет, используемый применительно к понятиям «деятельность» и «личность», оно должно составлять их сущностное свойство, входить в их определение. Хотя общество, казалось бы, всегда апеллирует к сознанию, тем не менее его реальные воспитательные, организационные и другие меры направляются на деятельность и на личность. Качество и действенность таких мер определяется тем, насколько в них учитывается вся полнота триады: деятельность, сознание, личность. Эта триада как предмет специально построенного исследования, как социотехнический и психотехнический объект развития и формирования связывает обществоведение и человековедение, которые друг без друга одинаково беспомощны в решении насущных практических социальных проблем. Действенное и действующее сознание является очень важным положительным фактором развития общества и его институтов. В основе такого сознания должны лежать мысли о смысле человеческого бытия, о подлинно человеческих ценностях. Когда этого нет, то сознание остается узким, ограниченным, неразвитым, несовершенным.

Имеется целый ряд способов расширения и развития сознания. К их числу относятся не только различные формы предметно-практической, коммуникативной, учебной и воспитательной деятельности, но и рефлексия, самосознание, самооценка, самоактуализация личности. Что означает расширение сознания? Сознание нельзя полностью свести ни к одному из целого ряда условно выделяемых и представленных ему миров: к миру идей, понятий, значений, научных знаний; к миру человеческих ценностей, эмоций и смыслов; к миру образов, представлений, воображения, культурных символов и знаков; к миру производительной предметно-практической деятельности. Еще меньше его можно свести к миру предметов, созданных в результате такой деятельности, в том числе орудий и средств новейшей информационной технологии. Сознание не только рождается и присутствует в этих мирах. Оно может метаться между ними, погружаться в какой-либо из них; подниматься или витать над всеми ними; сравнивать, оценивать, судить их. Оно может судить и самое себя. Вот почему так важно, чтобы все эти миры, включая и мир сознания, были открыты ему. Именно в этом случае сознание будет обладать не только рефлексивными, но и бытийными чертами. Оно сможет осторожно и вместе с тем решительно вмешиваться в бытие, преодолевать слепые или, как говорил В. И. Вернадский, бессознательные устремления науки и техники, породившие огромное число глобальных проблем современности. Для их решения человечеству нужно планетарное, вселенское, или же подлинно культурное сознание, сравнимое с мощью технократического мышления. Исследование и формирование такого сознания — это вызов со стороны культуры современной науке и образованию. В поисках такого (возможно, утраченного) сознания философия и наука должны обратиться к культуре, мифу, религии, политике и, конечно, к своей собственной истории, где возникали представления о ноосфере, о власти Разума.

Виды сознания человека

Здравствуйте, читатели!
Наша команда экспертов рада приветствовать на образовательном портале, где мы оказываем помощь в вопросах, связанные с самыми популярными дисциплинами, такими как русский язык, физика, психология и т.д. Вас интересует, какие существуют основные виды сознания человека в современной психологии? Назовите ее основные положения и охарактеризуйте.
 
В начале хочется отметить, что данная дисциплина, психология, масштабна и сложна. Поэтому, для глубокого и основательного понимания темы, разберемся, что принято называть психологией? ПСИХОЛОГИЯ – это наука, которая изучает закономерности возникновения, развития, а также функционирования психики человека, а также группы людей. После того, как мы выяснили основные положения изучаемой науки, переходим к системному рассмотрению следующих терминов, которые будут часто встречаться в сегодняшней теме: ЛИЧНОСТЬ, ПСИХОЛОГИЯ, ТЕОРИЯ, СОЗНАНИЕ, ВИД.  
 
ЛИЧНОСТЬ – это относительно устойчивая целостная система интеллектуальных, морально-волевых и социально-культурных качеств человека, выраженных в индивидуальных особенностях его сознания и деятельности. ТЕОРИЯ – это учение, система идей или принципов. Является совокупностью обобщённых положений, образующих науку или её раздел. ВИД – это разновидность или подмножество чего-либо, или кого-либо. СОЗНАНИЕ – это высший уровень психического отражения и регуляции, присущий только человеку как общественно-историческому существу.
 
Так, что же изучает и какую роль в современной науке играет сознание? Стоит отметить, что сознание изучают многие науки – философия, антропология, нейрофизиология, социология, психология, физиология и др. Все религии уделяют сознанию пристальное внимание.
 
В психологии различают несколько видов сознания человека:

  • житейское – формируется первым среди других видов сознания, возникает при взаимодействии с вещами, закрепляется в языке в виде первых понятий;
  • проектное – охватывает такой круг задач, связанных с проектированием и реализацией конкретных целей деятельности;
  • научное – опирается на научные понятия, концепции, модели, исследует не отдельные свойства объектов, а их взаимосвязи;
  • эстетическое – связано с процессом эмоционального (психологического) восприятия окружающего мира, среды;
  • этическое – определяет нравственные установки человека (от крайней принципиальности до аморальности).

 
Стоит выделить также, что вместе с развитием цивилизации продолжает развиваться и сознание человека, причем в настоящий исторический момент это развитие ускоряется, что вызвано ускоренными темпами научно-технического прогресса. Я рассчитываю, что Вы усвоили пройденную тему сегодняшнего урока. Если же что-то осталось непонятным из данной темы, Вы всегда можете задать волнующий Вас вопрос.  
Желаем успехов в учебе и в творческой деятельности!

Александр Панченко: типы русского сознания

Архивный проект «Радио Свобода на этой неделе 20 лет назад». Самое интересное и значительное из эфира Радио Свобода двадцатилетней давности.

«Русская религиозность» – серия бесед академика Александра Панченко о древнерусской культуре, записанных им специально для Радио Свобода. В передачах звучит русская старинная духовная музыка в исполнении камерного хора «Россика». Сегодня мы повторяем беседы о Феодосии Печерском и о лесковском Левше.

«Поверх барьеров».

Два типа русского сознания – праведник и отщепенец.

Впервые в эфире 12 сентября 1996 года.

Иван Толстой: Наш выпуск сегодня посвящен двум типам русского сознания – праведнику и отщепенцу. Первая и вторая половина часа состоит из бесед академика Александра Михайловича Панченко, ведущего на Радио Свобода цикл «Русская религиозность». Через 25 минут – разговор о феномене «левого» в русском сознании и русской культуре. И, со всей неизбежностью, разговор построен вокруг лесковского Левши. Начнется же передача с рассказа о Феодосии Печерском. Весь цикл программ академика Панченко сопровождается старинными распевами и песнопениями в исполнении петербургского хора «Россика», руководитель – Валентина Копылова.

Александр Панченко: Третьим русским канонизованным святым стал преподобный Феодосий Печерский, который был игуменом нашего первого Киево-Печерского монастыря с 1062 по 1074 год. Вот он умер, и уже в 1091 году мощи его были открыты и принесены в Великую Печерскую церковь Успения Богоматери. А в 1108 году, по почину великого князя Святополка, митрополит с архиереями свершили его торжественную канонизацию. Вот для колорита такого, исторического и местного, можно сказать, что летописи отметили, что в этом году было большое половодье на Руси, «вода великая» в Днепре, Десне и Припяти. Опять-таки, до канонизации, если она была, равноапостольной Ольги и до канонизации равноапостольного Владимира. Почему? Тут надо подумать вообще о сонме святых, о русском месяцеслове. Это, в сущности, есть некое национальное лицо, я бы даже сказал, лик, русский лик. Какие у нас святые? Все-таки возможно, что есть какая-то небесная помощь, но канонизация – дело земное, и кого мы чтим, это говорит о том, какие мы, кого мы любим. И должен сказать, что оно неплохо о нас говорит. Вот есть такое расхожее мнение, что у русских – рабская психология и так далее. И резон, наверное, какой-то в этом расхожем мнении есть, как ни печально. Но все-таки. Среди русских святых нет ни одного царя. Князей много, царей нет. И вот – скромный святой, Преподобный Феодосий Печерский.

Храм Феодосия Печерского. Фреска «Успение Феодосия»

И какой он прекрасный! Его, конечно, канонизовали потому, что очень любили, канонизовали люди, которые его видели, помнили, с ним беседовали, учились у него, иногда спорили с ним. И, действительно, и это можно твердо утверждать, было, за что его любить. Он родился в очень, видимо, богатой и знатной семье, в этом Васильеве знаменитом, где, возможно, крестился святой Владимир, довольно рано потерял отца, в отрочестве, и остался под опекой матери. И вот этот конфликт между матерью и отроком Феодосием, потом уже юношей Феодосием, так ярко описанный Нестором, это, конечно, конфликт совершенно реальный. Во-первых, такой портрет этой женщины, мужеподобной и с мужским голосом, она басом говорила. И то, что она, как всякая мать, очень любила своего сына, и хотела ему всяческого добра. А чего мать хочет? Ясно чего – то, что теперь называется карьерой удачной, женитьбы, внуков понянчить, в старости полюбоваться на них, и жить при любимом сыне. Хотя у нее не только Феодосий был. А Феодосий, видимо, с раннего возраста получил такое внутреннее расположение к монашеству. Это ведь реально бывает. Вот, например, святой Димитрий Ростовский, он же в миру Данила Туптала. У него, действительно, с раннего возраста было предрасположение к монашеству. Поэтому Феодосий хочет убежать из дома, мать не позволяет. Вот в первый побег он хотел со странниками уйти в Святую Землю, мать догоняет, бьет его, запирает, чтобы он смирился. Он смиряется. Он ее не только боится, он ее очень любит. Второй побег, потом третий побег, наконец, в Киев. И там он постригается в монастырь. Не без сложностей, потому что он приходит к основателю Киево-Печерского монастыря Антонию, который живет в пещере, и тот не очень любезно и не сразу его принимает, и не сразу постригает. Вот почему Антоний, основатель этой знаменитой обители не был канонизован, скажем, если не раньше Феодосия, то вскоре? Он – гораздо позже. И ведь Жития нет Антония. Считается, что, может быть, оно утрачено. Но есть резон думать, что его вообще не было, просто не нашлось желающего написать. Антоний был анахорет, он не затворник, хотя и жил в пещере. И Феодосий сначала поселился в пещере. Он жил по Эпикуру. Есть такая фраза у Эпикура крылатая, которую, кстати, знал и любил и Димитрий Ростовский, мною упомянутый: «Хорошо прожил тот, кто хорошо спрятался». Такое стремление к одиночеству, очень понятное, как Пастернак писал: «Какое, милые, у нас тысячелетье на дворе?». Видите, это почтенно, нормально, но ведь а другим-то какое дело до этого эпикурейства? У нас почему-то думают, что эпикурейство – это гедонизм: пей, гуляй… Этого нет, эпикурейство это такая самодостаточность.

Внутреннее убранство храма Феодосия Печерского

И про Антония как-то не очень помнили и не очень им интересовались. Вот умирает Антоний, и Феодосий становится игуменом. И здесь Нестор описывает всю его жизнь. И подвиг святого Феодосия Печерского стал для многих и многих поколений русских людей, надеюсь, и для нынешних поколений, таким примером. Ведь монашество русское только началось. Что это такое? Как себя вести в монашестве? Естественно, по образцам. Как русские революционеры себя ведут? У них были какие-то западные образцы, и они по западным образцам себя вели. Вообще, как говорит социология, роль, которую мы исполняем, она кем-то уже заранее написана, хотя, правда, все время возникают какие-то новые роли, но все-таки. Большинство ролей сыграно, мы просто их повторяем. О монашеской жизни повествовали так называемые патерики или отечники. И, кстати, у нас первый патерик, это Киево-Печерский патерик. Это, правда, уже самое начало 13 века, но он создавался постепенно. Но вот описание монашеской жизни, о разных монахах, борьба с бесами, разные подвиги, разные события. Патерики знали, читали. Кстати, Феодосий был книжный человек. Вот это аскетическое презрение к культуре, которое в некоторых патериках проповедовалось и было в раннем монашестве и египетском, и сирийском довольно распространено, у нас, на Руси, совершенно не привилось. Есть сцены прекрасные в этом Житии, когда переписчик сидит, пишет книгу, а Феодосий нитки прядет. Ведь надо тетради сшить перед плетением, а потом уже переплетаются доски в коже, и с такими застежками. Значит, они частично кожаные и с такими медными или бронзовыми наконечниками, которые углубляются в гнезда так, что книга закрывается. Книги же раньше не ставились, как теперь, а клались одна на другую. Чтобы не портили они друг друга, на переплете делали такие жуковины. Так вот, он эти нитки прядет так благочестиво. За что же его полюбили? Есть за что. Это – умеренное монашество. Если он и взял откуда-то образец, то из монашества палестинского, более позднего, когда уже эти крайности аскезы, удручение плоти, когда это отошло на второй план.

Есть сцены прекрасные в этом Житии, когда переписчик сидит, пишет книгу, а Феодосий нитки прядет…

И у Феодосия это было на втором плане. Хотя, когда-то он носил и вериги, и в юности, видимо, смирял плоть. Мать обнаружила по кровавым следам на рубашке, что он носит вериги. И потом он тоже спал, якобы, сидя на стуле. Это может быть так или не так, это сложно сказать, но он знал меру смирению. Вот это и есть русский идеал смиренномудрия, недостижимый, конечно, но очень почтенный. Вот говорится о нем, например, в Житии, что он ночью имел обыкновение обходить все монашеские кельи, желая узнать, как проводят монахи время. Если слышал, как кто-то молится, то и сам, остановившись, славил бога, а если, напротив, слышал, что где-то беседуют, собравшись вдвоем или втроем, в келье, то он тогда, стукнув в их дверь и дав знать о своем приходе, проходил мимо. А на другой день призывал их к себе и начинал тут же обличать – заводил разговор издалека, притчами и намеками, чтобы увидеть, какова их приверженность богу. Вот этот вот духовный такт, он для Феодосия чрезвычайно характерен. Феодосий – это недостижимый идеал гармонии. Недавно Фазиль Искандер, очень почтенный наш писатель, в «Литературной газете» сказал, что вот в России никак гармонии не достичь. Но, если был Пушкин, а Пушкин гармоничен, значит, гармония в России все-таки возможна. Я должен сказать, что гармония возможна и потому, что на Руси был Феодосий Печерский. Он гармоничен как господня молитва «Отче наш». Впрочем, это вовсе не значит, что Феодосий Печерский – человек, терпимый к грехам. Вовсе нет. Он нетерпим и к своим грехам, и к грехам других. Грехи бывают разные. Бывают смертные грехи. Семь смертных грехов. Кстати, первый из семи смертных грехов, это грех гордыни. А бывают грехи простимые, что называется. Вот когда князья преступали заповедь братолюбия, когда изгнали Изяслава, с которым он был в очень близких отношениях, то Феодосий Печерский очень гневался на его братьев, не хотел с ними разговаривать и их обличал. А вот о простимых грехах… Как однажды он приходит к князю, а у князя, это любопытная такая деталька и очень реальная, скоморохи играют на сопелях, на гудках, «как обычай есть пред князем». Мы, к сожалению, очень плохо знаем быт феодального двора, но вот по таким маленьким фрагментам это все узнаем. И Феодосий заплакал и сказал: «Так ли будет перед богом». Он не ругал князя, это грех простимый, это не преступление заповеди братолюбия, а просто некий быт, который, конечно, для монаха неприемлем, потому что в православной церкви у нас только принято пение, и служба называется «божественное пение», это есть церковная служба, это синоним, потому что ангелы все-таки не играют на музыкальных инструментах. Правда, за исключением Царя Давида – тот играет на псалтири, чем-то вроде гуслей. И орган изобретен, кстати, в Византии, но прижился он только на Западе. До сих пор только божественное пение, потому что ангелы поют, и в церкви тоже поют, и в монастыре только поют. Вот таков был Феодосий. И умер он тоже ангельски. Вот это первое Житие, где описано успение. Вот такая мирная смерть, когда человек смерти радуется, ведь смерть не страшна. Это только теперь, в наш атеистический или ханжеский век. Ханжество это и есть разновидность атеизма, боятся все смерти. Феодосий смерти не боялся и дал нам пример гармонической, трудной, трудовой, потому что он все делал своими руками, он всегда был свободен, чтобы что-то там срубить топором, и прекрасной жизни.

…Если был Пушкин, а Пушкин гармоничен, значит, гармония в России все-таки возможна. Я должен сказать, что гармония возможна и потому, что на Руси был Феодосий Печерский

Иван Толстой: Хор «Россика» исполняет песнопения в большинстве своем уникальные и сохранившиеся лишь в старинных рукописях.

Тема следующей беседы – феномен левого в русском сознании и русской культуре.

Александр Панченко: Сегодня я хотел бы поговорить на тему, которая очень меня волнует. Это русская левая культура. Начнем с лесковского Левши, который, я думаю, стал национальной проблемой. Россия познакомилась с Левшой сто с лишним лет назад, когда в журнале «Речь», издававшимся Иваном Сергеевичем Аксаковым, в осенних, за 1881 год номерах, был опубликован этот знаменитый «Сказ о тульском косом Левше и о стальной блохе». И вот он вошел в национальную символику. Куда причислить этого Левшу? С одной стороны, это, конечно, фигура вымышленная, литературная. Он должен попасть в тот же ряд, что и Митрофанушка Фонвизина, Чацкий Грибоедова и Молчалин того же Грибоедова, Онегин, Печорин и Обломов, и Смердяков Достоевского. Однако, на деле, вот так, в национальной памяти, как я могу судить, Левша воспринимается как персонаж фольклорный или полуфольклорный, как вариант, скажем, Ивана-дурака, который, в результате, оказывается всех умнее, или как родня – по внешнему облику – одного из сподвижников былинного Васьки Буслаева. Дело в том, что у Васьки Буслаева были такие очень умные и очень ловкие сподвижники, скажем, Потанюшка Хроменький. Или вот есть исторические песни о Кострюке. Там есть «Васютка коротенький», «Илюшенка маленький» (на это сходство таких персонажей с Левшой обратил внимание Александр Александрович Горелов в своей прекрасной книге, изданной 8 лет назад, «Н.С.Лесков и народная культура»). Почему мы так любим Левшу?

Николай Лесков (1831-1895). Художник Валентин Серов, 1894

Это очень просто. Это такой эпический, религиозный, в частности, евангельский, и, вообще, библейский архетип – «последний будет первым». Лесков Николай Семенович, вроде бы, к такому восприятию и стремился. О чем, вроде бы (не устаю делать на этом акцент) говорит предисловие первой публикации, повторенной и в отдельном издании через год. Лесков утверждает, что «записал эту легенду в Сестрорецке по тамошнему сказу от старого оружейника, тульского выходца». В Туле – самый главный оружейный русский завод, и в Сестрорецке – самый главный оружейный русский завод. До сих пор радикальные критики, а радикальные критики – всегда болваны, стали бранить Лескова за неоригинальность, что он просто застенографировал какую-то легенду. Тогда он вынужден был дать некие «литературные объяснения». Лесков ведь был очень умный, как и Достоевский был очень умный. Вот вам, достаточно. Умному достаточно, а глупому недостаточно. И он сказал, что все это – обыкновенная мистификация, никаких легенд он не слышал в Сестрорецке ни от какого тульского выходца, и он сделал только «шутку или прибаутку». Из этой шутки-прибаутки, которую он привел в объяснениях, и вышел этот сюжет. Что это за шутка или прибаутка? Англичане из стали блоху сделали, а наши туляки ее подковали, да им назад отослали. Это дразнилка такая. Вот мы дразним Москву, Тулу, Ярославль, Тверь, и так далее. Но и до англичан, до того, как в Туле узнали, что есть такие «англицане», была такая дразнилка: «туляки блоху на цепь приковали» или «туляки блоху подковали». Это не туляки придумали, а может, и туляки. Просто вот так друг над другом смеялись.

Не могу принять без возражения укоры за желание принизить русский народ или польстить ему. Ни того, ни другого не было в моих намерениях…

И критики говорили так: там, где стоит «Левша», нужно читать «русский народ». И до сих пор так же говорят. Но беда-то в том, что эти критики (и композиторы, и балетмейстеры, и оперные постановщики) до сих пор думают, что Левша олицетворяет лучшие качества русского народа. Лесков решительно возражал против этого: «Не могу принять без возражения укоры за желание принизить русский народ или польстить ему. Ни того, ни другого не было в моих намерениях…». Да, русский народ, но не лучший и не худший вариант. Но что же он хотел сказать, наконец? Давайте почитаем. Медленное чтение – это великое чтение, потому что это способ познать истину, познать, как было на самом деле. Во-первых, внешность героя. Давайте ее разберем. «Косой левша, на щеке пятно родимое, а на висках волосья при ученье выдраны». Какие ассоциации вызывает этот косой левша? Прежде всего негативные. Что такое косой в русской культуре? Это не только заяц, но и «враг», «дьявол». Смотрите у Даля (том 2, страница 174).»Косогорить – строить козни». К тому же, герой сказа лесковского – кузнец, коваль, ковач. А кузнец это, с одной стороны, мудрец, а, с другой стороны, нечто, связанное с коварством – ковать-коварство. Но гораздо важнее признак левизны, признак неправоты и душевной погибели. Праведники идут одесную, то есть вправо, в вечное блаженство, а нераскаянные грешники – ошую, «налево», в вечную муку. В заговорах, в перечнях дурных людей, которых надо бояться, наряду с «бабами простоволосыми», называются кривые, косые и левши. Прошу прощения перед кривыми, косыми и левшами. Это вовсе к ним не имеет никакого отношения – это некая мифология, некие предрассудки, но, все-таки, эти предрассудки определяет нашу жизнь. И в Библии отношение к левшам тоже отрицательное (единственное исключение – книга Судей. 3:15). Богопротивное войско, например, описывается так: «Из всего народа сего было семьсот человек отборных, которые были левши, и все сии, бросая из пращей камни… не бросали мимо» (Суд. 20: 16). Но есть и другое отношение, всегда есть двойственность в отношении к криворуким. Например, у нас есть такой Святой Прокопий Устюгский. Он, кстати, был иноземец, как многие наши святые и юродивые, и в житии его сказано, что он «три кочерги в левой своей руке носил…». Если он поднимал их вверх – это было пророчество о хорошем урожае, если опускал вниз – предсказание неурожая. Юродивый делает все, что ему угодно, и всегда правильно предсказывает. Но это, действительно, левое поведение, то есть, это и хорошо. Есть такая пословица – «ни богу свечка, ни черту кочерга». Значит, богу свечу надо обязательно отдавать, а вот черту – кочергу. Но левша-то ведь не юродивый. Но вот как он себя ведет в Англии. Вот он приехал в Англию, стоит перед англичанами.

«Он встал, левой рукой перекрестился и за всех их здоровье выпил». Это просто страшно читать, потому что шуйца, левая рука, – «некрещеная рука», и трудно сильнее согрешить, нежели сотворить ею крестное знамение. Этот жест Левши – из черной магии, из черной мессы, прямая дьявольщина. Но есть ли какое-то оправдание некрещеной руке? Ибо Левша, как-никак, и читателю, и автору, и мне, грешному, и абсолютному большинству русских людей очень и очень симпатичен – бескорыстен, умен, неприхотлив, незлобив. Есть нормальная левизна в русской культуре.

Николай Лесков. Рисунок Ильи Репина, 1888–1889

Вот православный охотник идет в лес на медведя. Охотник снимает нательный крест и кладет его в сапог или в лапоть, под левую пятку. Охотник и «Отче наш» читает, когда входит в лес, не навыворот, слева направо, как делалось на католическом Западе, а с отрицанием к каждому слову: «Не–Отче, не–наш, не–иже, не–еси, не–на небеси…». Это нужно, дабы обмануть лешего – надо притвориться похожим на него (у него волосы зачесаны налево, иногда и кафтан справа налево застегнут), заставить его признать охотника «своим», «левым». Но он и крестится в чужом пространстве, в Англии, левой рукой. Повторяю, что это самое страшное что может быть.»Они заметили, что он левой рукою крестится, и спрашивают у курьера: „Что он – лютеранец или протестантист?” Курьер отвечает: „Нет, он… русской веры”. – „А зачем же он левой рукой крестится?” Курьер сказал: „Он – левша и все левой рукой делает». Но что же он натворил, наш любимый герой Левша? Англичане подарили императору Александру Павловичу заводную блоху с ключиком, и государь «ключик вставил». Блоха, что она делает? «Начинает усиками водить, потом ножками стала перебирать, а, наконец, вдруг прыгнула и на одном лету прямое дансе и две верояции в сторону, потом в другую, и так в три верояции всю кавриль станцевала».

Охотник снимает нательный крест и кладет его в сапог или в лапоть, под левую пятку…

Есть общественное выражение «правое дело». Но есть и редкое ныне, а некогда тоже общеупотребительное выражение «левое дело» (сейчас в языке от него осталось «пустить в расход налево», т. е. расстрелять, «левый товар», «левая поездка» и т. п. «верояции» этой блохи). У того же Даля: «Твое дело лево, неправо, криво». И тульские умельцы, надо смотреть правде в глаза, сделали «левое дело». Раньше английская блоха танцевала, а теперь «усиками зашевелила, но ногами не трогает… ни дансе не танцует и ни одной верояции, как прежде, не выкидывает». Ну да, мир мы удивили, мы его всегда удивляем, и сейчас удивляем, англичан победили, а хорошее изделие, очень забавную безделушку, испортили. И правильно заметил в своей книге А. А. Горелов, что победа туляков «похожа на поражение».

Давайте попробуем формализовать сюжет лесковского сказа, и тогда выстроится следующая цепочка: сначала победа («глава царей», как говорил Пушкин, Александр I после разгрома Наполеона объезжает Европу), потом сомнительная, «похожая на поражение» победа над англичанами (блоха подкована), потом указание на поражение в Крымской кампании – от тех же, в частности, англичан. Верный и умный Левша и замечательный русский человек, но и типичный русский человек, не смог предотвратить краха в Крыму, хотя и старался: „Скажите государю, что у англичан ружья кирпичом не чистят: пусть чтобы и у нас не чистили, а то, храни Бог войны, они стрелять не годятся”. И с этою верностью левша перекрестился и помер». (Интересно, которою рукою он в последний раз перекрестился на этом свете? Надеюсь, что все-таки правой.)

Итак, сказ о Левше – сказ о русском национальном падении. Виноват в нем Николай I, который не раз удивлял Европу, а завершил парадное царствование позором. Виноваты и обстоятельства русской жизни, о чем писал Лесков в «объяснении» совершено прямо: «Левша сметлив, переимчив, даже искусен, но он „расчет силы” не знает, потому что в науках не зашелся и вместо четырех правил сложения из арифметики все бредет еще по Псалтырю (Лесков употребил «псалтырь» не в женском роде, а в мужском, как по простонародному. – А. П.) да по полусоннику. Он видит, как в Англии тому, кто трудится, – все абсолютные обстоятельства в жизни лучше открыты, но сам все-таки стремится к родине и все хочет два слова сказать государю о том, что не так делается, как надо, но это левше не удается, потому что его „на парат роняют”. Полиция на парат роняет. В этом все дело».

Сказ о Левше – сказ о русском национальном падении

Думаю, не только в этом, иначе достаточно было бы ограничиться расхожими социальными сетованиями на бедность, необразованность, бесправие и забитость тульских цеховых мастеров. Дело в том, что русская простонародная цивилизация, сельская по преимуществу, она чурается и страшится индустриального труда. Этот страх выразил Некрасов в «Железной дороге». Сам-то он железной дороги не боялся, он какой-никакой, а все дворянин: «А по бокам–то все косточки русские…» Всякое строительство есть религиозный акт (в народной мифологии), оно требует строительной жертвы, чрезвычайного усилия. И тот же Некрасов написал, что «дело прочно, когда под ним струится кровь», как бы предсказав все ужасы, которые нас ожидали. В 20 веке эта мифология народная воплотилась в реальность. Мир, конечно, мы удивили, но и, одновременно, собственную страну погубили. Беломоро-Балтийский канал, по которому нельзя плавать… Погубленное Аральское море, полузаглубленные Байкал и Ладога… Бесполезный, нелепый БАМ… Сколько я хочу что-то прочитать, я помню песню Пахмутовой и Добронравова – «БАМ, БАМ, БАМ, БАМ…», но по нему никто не ездит и ничего не возит. Наконец, трагический Чернобыль… Откуда взялся Чернобыль? Физики мои знакомые, причем, очень высокого калибра, почтенные люди, объясняли мне, что, дескать, сделали что-то не так. А я вам объясню по-другому – это и есть Левша. Левша и чеховский злоумышленник, который отвинчивал гайки. Действительно, железная дорога идет, а рыбу-то ловить надо, грузила-то нужны. Он говорит: «Я через гайку отвинчиваю!». Вот они на Чернобыле тоже что-нибудь через гайку отвинчивали. Там, возможно, в проектах какие-то были глубокие ошибки и легкомыслие, но все-таки, пока были специалисты, можно было как-то надеяться, что это не взорвется. Ну, была же и парторганизация, которая подчинялась Черниговскому обкому. Это же все очень просто. Вот какой-то становится секретарем парторганизации, потом еще кого-то берет, берет, берет… Это как критическая масса в атомной бомбе – вот она чуть больше критическая, и она взрывается, когда она превосходит. Знаете, все-таки я бы хотел сказать, что это не так плохо. Ну, мы не любим эту техническую цивилизацию. Мы к ней, конечно, вполне способны, когда ею занимается Ломоносов, Менделеев или тот же Сахаров. Мне, по правде сказать, очень не нравится, что забывают, что он все-таки сделал водородную бомбу, можно было бы ее и не делать, можно было бы отказаться, оправданий нет.

У нас есть Ломоносовы и Менделеевы, но помните, что у нас есть и злоумышленники. Пусть они занимаются своим делом – ловлей рыбы.

Мы думали так. Значит, плохие у вас мозги. Но вот когда бедная и благородная в своей жизни крестьянская масса уходит в город, приходит в Чернобыльскую АС, в БАМ или куда-то еще – вот это и есть русский злоумышленник, который отвинчивает гайки, потому что они ему нужны только для сельской жизни, только для грузил, а так они ему не нужны. И это счастье, может быть, России – сопротивление вот этой цивилизации, потому что все-таки Россия осталась, при всей загрязненности ее, до сих пор, более или менее, землей. Но это несчастье России. Коли мы за это взялись, надо этим заниматься, а иначе мы – злоумышленники. Кораблекрушения, крушения на железных дорогах, Чернобыльская АС, никому не нужный БАМ и две пропущенные технические революции. Давайте выберем какой-нибудь средний путь. У нас есть Ломоносовы и Менделеевы, но помните, что у нас есть и злоумышленники. Пусть они занимаются своим делом – ловлей рыбы.

Обмороки в кардиологической практике

Потеря сознания – синдром, широко встречающийся в клинической практике. До 40% людей хотя бы один раз в жизни теряли сознание. При этом врачи разделяют понятия обморок (синкопе, синкопальное состояние) и нарушение сознания. Диагностикой и лечением причин синкопальных состояний занимаются преимущественно кардиологи; пациенты с нарушениями сознания (эпилепсия, инсульты, коматозные состояния) обследуются и лечатся у неврологов.

В институте клинической кардиологии им. А.Л. Мясникова НМИЦ кардиологии обследованием и лечением пациентов с обмороками занимаются в лаборатории синкопальных состояний, созданной на базе Отдела клинической электрофизиологии и рентгенхирургических методов лечения нарушений ритма сердца. Специалистами накоплен уникальный опыт работы с такими пациентами, разработаны алгоритмы их диагностики и лечения. В 2011г получен Патент Российской Федерации на оригинальный способ определения причины обмороков различного происхождения. Ежегодно в Институте проходят обследование до 300х больных с приступами потери сознания различного генеза.

Патент Российской Федерации на изобретение «Способ определения причины обмороков различного происхождения», 2011г

Подразделение отвечает всем современным требованиям, предъявляемым к центрам обследования пациентов с приступами потери сознания. Разработаны специальные анкеты для опроса больных, позволяющие с высокой степенью вероятности уже на этапе первичного обследования заподозрить причину потери сознания. Непосредственно сотрудниками Отдела проводятся все необходимые методы обследования (ЭКГ, Холтеровское мониторирование ЭКГ, телеметрическое наблюдение за ЭКГ, ЭХОКГ, суточное мониторирование АД, неинвазивная топическая диагностика аритмий, стандартная и модифицированная нагрузочные пробы, чреспищеводное электрофизиологическое исследование, вагусные и ортостатические пробы и др.). На базе Отдела в условиях рентгеноперационной выполняются сложные инвазивные методы обследования: внутрисердечное электрофизиологическое исследование (опыт проведения с 1977г), а также имплантация мониторов для длительной записи ЭКГ. При необходимости возможно использование других методов обследования, имеющихся в арсенале НМИЦ кардиологии, в том числе ангиографических исследований (коронароангиографий, ангиографий брахиоцефальных артерий и пр), магнитно-резонансной и компьютерной томографий, консультаций невролога, регистрации ЭЭГ и пр.

Специалисты лаборатории являются лидерами в стране по опыту проведения длительной пассивной ортостатической пробы (выполняется в Институте с 1990г), «золотого стандарта» в диагностике причин синкопальных состояний. Также разработан и внедрен в клиническую практику особый протокол проведения пробы на велоэргометре с целью определения причин обмороков.

Кабинет для проведения ортостатических и нагрузочных проб

После установления причины потери сознания, разрабатывается индивидуальный план лечения. Сложность используемых методов терапии зависит от выявленных нарушений. Для пациентов с ортостатическими обмороками разработаны обучающие материалы, рекомендации по модификации образа жизни и питания, применяются «тренировки» (специфические физические упражнениям, позволяющие предотвратить развитие обморока), определяются показания к медикаментозной терапии и немедикаментозным способам лечения. Пациентам с нарушениями ритма сердца проводятся радиочастотные и криоаблации источников аритмий. При диагностике нарушений проводимости сердца, выступающих в качестве причин обмороков, – имплантация электрокардиостимуляторов. У особой категории пациентов, имеющих серьезные заболевания сердца, высокий риск развития злокачественных аритмий выполняются имплантации кардиовертеров-дефибрилляторов и ресинхронизирующих устройств.

Рентгеноперационная Отдела клинической электрофизиологии

Уникальный многолетний опыт ведения пациентов с приступами потери сознания, разработанные собственные методы диагностики и лечения, позволяют установить причину обмороков и подобрать эффективную терапию более чем в 95% случаев, что превосходит по эффективности многие мировые центры.

Причины синкопальных состояний:

Непосредственной причиной обморока является снижение кровотока в головном мозге на фоне снижения артериального давления. К этому могут приводить различные состояния, например нарушения ритма или проводимости сердца, пороки и опухоли сердца, последствия перенесенного инфаркта миокарда или воспаления сердечной мышцы (сердечная недостаточность), при которых происходит снижение выброса крови сердцем. Такие пациенты нуждаются в обследовании в специализированном кардиологическом отделении.

Часто причиной синкопе служит рефлекторное снижение артериального давления в ответ на медицинские манипуляции (забор крови, визит к стоматологу), боль, эмоциональное возбуждение, сильный кашель, напряжение при мочеиспускании или дефекации. Но чаще всего к обморокам такого типа приводит пребывание в душном помещении, длительное стояние (в транспорте, в очереди), резкое прекращения физической нагрузки (быстрый подъем по лестнице, окончание интенсивной тренировки, остановка после бега). Из-за механизма развития данного вида синкопе их называют вазовагальными (нейрогенными, нейрорефлекторными). В таких случаях полное обследование может не выявить каких-либо заболеваний сердца, а для подтверждения причины потери сознания используются длительная пассивная ортостатическая проба, особая разновидность пробы с физической нагрузкой и так называемые вагусные пробы. У лиц пожилого возраста частой причиной обмороков является ортостатическая гипотензия – снижение артериального давления при вставании. В ряде случаев эти симптомы могут появляться и в молодом возрасте, а также могут быть настолько выраженными, что пациент теряет способность долго находится в вертикальном положении тела. Необходимо помнить, что появление таких симптомов может служить признаком ряда неврологических болезней и требует обязательной консультации как кардиолога, так и невролога. Обмороки, протекающие по типу ортостатической гипотензии также могут развиваться при варикозном расширение вен нижних конечностей, при кровопотере, у беременных и др.

Реже встречаются синкопальные состояния при наличии синдрома каротидного синуса. У таких больных потеря сознания может наступить при каких-либо манипуляциях, надавливаниях в области шеи – бритье, завязывание шарфа, ношение одежды с тесным воротом. Это связано с повышенной чувствительность рецепторов, находящихся в области сонных артерий (сосудов, питающих головной мозг). Не редко обмороки являются итогом бесконтрольного использования лекарственных препаратов или неправильно подобранных дозировок, кратности их приема. Особенно это касается применения нитратов, мочегонных препаратов, антиаритмиков, средств для снижения артериального давления. Назначение препаратов должно проводится врачом и быть обоснованным. При подозрении на связь синкопальных состояний с принимаемой лекарственной терапией необходимо проконсультироваться с врачом для изменения схемы приема лекарств.

Клиническая картина:

Перед потерей сознания пациент может испытывать предвестники обморока: сердцебиение, головокружение, потемнение в глазах, дурноту, тошноту, мелькание «мушек» перед глазами, потливость или наоборот, похолодание конечностей. Чаще всего эти симптомы возникают в вертикальном положении тела, однако могут наблюдаться и сидя, и даже лежа. В некоторых случаях потеря сознания развивается внезапно, когда пациент даже не успевает понять, что произошло. Такой тип обморока наиболее опасен в плане риска получения травмы в результате падения. В бессознательном периоде отмечается бледность кожных покровов, утрата мышечного тонуса. Пациент не отвечает на вопросы. Может наблюдаться «выгибание» тела, подергивания конечностей и даже судороги, что само по себе не является критерием постановки диагноза эпилепсии. Уровень артериального давления низкий или даже не определяется. При попытке определить пульс может наблюдаться значительное снижение его частоты вплоть до паузы в работе сердца, или пульс может быть настолько частым, что его трудно сосчитать.

Отличительной особенностью синкопального состояния является его кратковременность (обморок редко длится более 5 минут) и полная обратимость (после возвращения сознания пациент все помнит, узнает окружающих, отвечает на вопросы). Может сохраняться бледность кожных покровов, их влажность. Часто пациенты испытывают слабость, общее плохое самочувствие. Уровень артериального давления и частота пульса зависят от причины обморока, и могут быть как нормальными, так и оставаться пониженными или повышенными.

Диагностика причин потери сознания:

При возникновении синкопального состояния необходимо обратиться к врачу для поиска причины обморока. Важным является детальное описание обстоятельств потери сознания – в каких условиях это произошло, что испытывал пациент до и после синкопе. Также ценными являются свидетельства очевидцев обморока. Чем больше информации получит врач, тем точнее он сможет выбрать необходимые методы обследования. Их количество и степень сложности зависят от предполагаемой причины синкопе. Врач может ограничиться взятием анализов крови, съемкой электрокардиограммы и проведением эхокардиографии, а может расширить обследование с использованием длительного мониторирования электрокардиограммы, проведением чреспищеводного или внутрисердечного электрофизиологического исследования, длительной пассивной ортостатической пробы, проб с физическими нагрузками, томографических исследований и т.д. Правильным является первичное обращение к врачу с разработкой плана обследования для максимально быстрой и точной диагностики причины обморока.

Лечение синкопальных состояний:

Лечение синкопе можно разделить на оказание немедленной помощи в момент потери сознания и на лечение установленной причины обморока.

Важным для пациента является распознавание предвестников потери сознания для своевременного принятия мер, направленных на предупреждение получения травмы в результате падения. При появлении предвестников (тошнота, головокружение, сердцебиение и пр.) следует немедленно сесть или (лучше) лечь, желательно приподняв ноги на возвышение (спинка кровати, сумка, сложенная одежда). Также, если причина обморока не установлена или есть подозрение на развитие жизнеугрожающих состояний, необходимо вызвать бригаду скорой медицинской помощи. Использование лекарственных средств, если это ранее не обговорено со специалистом, может быть опасным и усугубить течение обморока. Если Вы являетесь свидетелем развития обморока, уложите пострадавшего на спину, повернув его голову на бок и, по возможности, приподнимите ноги. Нужно убедиться, что дыхательные пути пациента свободны. При наличии судорог не стоит насильно удерживать голову или конечности пациента, достаточно обезопасить их от получения травмы (например, подложить под голову что-то мягкое). Важно попытаться определить пульс – его наличие и характеристики (частый или редкий, правильный или не ритмичный), может быть важным впоследствии для определения причины синкопе.

Успешность лечения обмороков напрямую зависит от точности установления причины, его вызвавшей. Рефлекторные обмороки часто не требуют медикаментозного лечения, но таким пациентам нужно пройти этап специального обучения, на котором пациенты учатся применять меры, позволяющие в последующем избегать повторения потери сознания, получают рекомендации по изменению образа жизни, степени физической активности и т.п. Пациенты с кардиальными причинами обмороков нуждаются в специализированном лечении – назначении антиаритмической терапии или хирургическом лечении аритмий, имплантации электрокардиостимулятора пациентам с нарушением проводимости сердца, устранении препятствия току крови при наличии порока сердца, медикаментозном или инвазивном лечении сердечной недостаточности. Для пациентов с ортостатической гипотензией также разработаны рекомендации и схемы лечения в зависимости от наличия хронических заболеваний, признаков болезней нервной системы. На визите проводится детальный разбор лекарственной терапии, которую пациент принимает постоянно или эпизодически, для исключения или минимизации влияния лекарств на частоту возникновения обмороков.

Необходимо помнить, что потеря сознания является поводом для обращения к специалисту для установления причины синкопе, определения прогноза для жизни и разработке оптимальной схемы лечения выявленного заболевания.

Утопление. Первая помощь при утоплении

Утопление – терминальное состояние или наступление смерти вследствие аспирации (проникновения) жидкости в дыхательные пути, рефлекторной остановки сердца в холодной воде либо спазма голосовой щели, что в результате приводит к снижению или прекращению газообмена в легких.

Утопление — вид механической асфиксии (удушья) в результате попадания воды в дыхательные пути.

Различают следующие виды утопления:

  • Истинное («мокрое», или первичное)
  • Асфиктическое («сухое»)
  • Синкопальное
  • Вторичное утопление («смерть на воде»)

Истинное утопление

Состояние, сопровождающееся проникновением жидкости в легкие, возникающее примерно в 75 – 95% гибели на воде. Характерная длительная борьба за жизнь.

Примерами истинного утопления является утопление в пресной и морской воде.

Утопление в пресной воде.

При проникновении в лёгкие пресная вода быстро всасывается в кровь, так как концентрация солей в пресной воде намного ниже, чем в крови. Это приводит к разжижению крови, увеличению её объёма и разрушению эритроцитов. Иногда развивается отёк лёгкого. Образуется большое количество устойчивой розовой пены, что ещё больше нарушает газообмен. Функция кровообращения прекращается в результате нарушения сократимости желудочков сердца.

Утопление в морской воде.

Вследствие того, что концентрация растворённых веществ в морской воде выше, чем в крови, при попадании морской воды в лёгкие жидкая часть крови вместе с белками проникает из кровеносных сосудов в альвеолы. Это приводит к сгущению крови, увеличению в ней концентрации ионов калия, натрия, кальция, магния и хлора. В альвеолах накаливается большое количество жидкости, что ведёт к их растяжению вплоть до разрыва. Как правило, при утоплении в морской воде развивается отёк лёгких. То небольшое количество воздуха, которое находится в альвеолах, способствует во время дыхательных движений взбиванию жидкости с образованием стойкой белковой пены. Резко нарушается газообмен, возникает остановка сердца.

При истинном утоплении существует три клинических периода:

Начальный период.

Пострадавший в сознании и ещё способен задерживать дыхание при повторных погружениях под воду. Спасенные неадекватно реагируют на обстановку (одни могут находиться в депрессии, другие – чрезмерно активны и возбуждены). Кожные покровы и видимые слизистые синюшны. Дыхание частое, шумное, может прерываться приступами кашля. Первичная тахикардия и артериальная гипертензия вскоре сменяются брадикардией и последующим снижением артериального давления. Верхний отдел живота, как правило, вздут в связи с поступлением большого количества воды в желудок. Может наблюдаться рвота заглоченной водой и желудочным содержимым. Острые клинические проявления утопления быстро проходят, восстанавливается ориентация, но слабость, головная боль и кашель сохраняются несколько дней.

Агональный период.

Пострадавший находится без сознания. Пульс и дыхательные движения сохранены. Сердечные сокращения слабые, глухие. Пульс может определяться исключительно на сонных и бедренных артериях. Кожные покровы синюшные, холодные на ощупь. Изо рта и носа выделяется пенистая жидкость розового цвета.

Период клинической смерти.

Внешний вид пострадавшего при данном периоде истинного утопления такой же, как в агональном. Единственным отличием является отсутствие пульса и дыхательных движений. При осмотре зрачки расширены, на свет не реагируют. В этом периоде реанимационные мероприятия редко являются успешными.

Асфиктическое утопление

Происходит вследствие раздражения жидкостью верхних дыхательных путей (без аспирации воды в легкие, в результате ларингоспазма) и наблюдается у 5—20% всех утонувших. В большинстве случаев, асфиктическому утоплению предшествует предварительное угнетение ЦНС, состояние алкогольного опьянения, удар о поверхность воды. Как правило, начальный период диагностировать не удается. В агонии наблюдается редкий лабильный пульс на магистральных артериях. Дыхание может иметь вид «ложнореспираторного» (при чистых дыхательных путях). Со временем наступает угнетение дыхания и кровообращения и переход в период клинической смерти, который при асфиктическом утоплении длится дольше (4-6 минут). При реанимационных мероприятиях, как правило, трудно преодолеть тризм жевательных мышц и ларингоспазм.

Синкопальное утопление

Характеризуется первичной рефлекторной остановкой сердца и дыхания, вызываемой попаданием даже незначительного количества воды в верхние дыхательные пути. При данном виде утопления первоочередным является наступление клинической смерти. Пульс и дыхание отсутствуют, зрачки расширены(на свет не реагируют). Кожные покровы бледные. Сходный механизм развития имеет, так называемый «ледяной шок», или синдром погружения, развивающийся вследствие рефлекторной остановки сердца при резком погружении в холодную воду.

Вторичное утопление («смерть на воде»)

Происходит в результате первичной остановки кровообращения и дыхания (инфаркт миокарда, приступ эпилепсии и.т.д). Особенностью данного вида утопления является то, что попадание воды в дыхательные пути происходит вторично и беспрепятственно (когда человек уже находится в периоде клинической смерти).

Изменения, происходящие в организме при утоплении, в частности, сроки умирания под водой, зависят от ряда факторов: от характера воды (пресная, солёная, хлорированная пресная вода в бассейнах), от её температуры (ледяная, холодная, тёплая), от наличия примесей (ил, тина и т. д.), от состояния организма пострадавшего в момент утопления (переутомление, возбуждение, алкогольное опьянение и пр.).

При проведении реанимационных мероприятий крайне важное значение имеет фактор времени. Чем раньше начато оживление, тем больше шансов на успех. Исходя из этого, искусственное дыхание желательно начинать уже на воде. Для этого осуществляют периодическое вдувание воздуха в рот или в нос пострадавшего во время его транспортировки к берегу или к лодке. На берегу производят осмотр потерпевшего. Если пострадавший не терял сознания или находится в состоянии лёгкого обморока, то, чтобы устранить последствия утопления, достаточно дать понюхать нашатырный спирт и согреть пострадавшего.

Если функция кровообращения сохранена (пульсация на сонных артериях), на нет дыхания, полость рта освобождают от инородных тел. Для этого её очищают пальцем, обёрнутым бинтом, удаляют съёмные зубные протезы. Нередко рот пострадавшего невозможно открыть из-за спазма жевательных мышц. В этих случаях проводят искусственное дыхание «рот в нос»; при неэффективности этого метода используют роторасширитель, а если его нет, то применяют какой-либо плоский металлический предмет (не сломать зубы!). Что касается освобождения верхних дыхательных путей от воды и пены, то лучше всего для этих целей применить отсос. Если его нет, пострадавшего укладывают животом вниз на бедро спасателя, согнутое в коленном суставе. Затем резко, энергично сжимают его грудную клетку. Эти манипуляции необходимы в тех случаях реанимации, когда проводить искусственную вентиляцию лёгких невозможно из-за перекрытия дыхательных путей водой или пеной. Проводить эту процедуру надо быстро и энергично. Если в течение нескольких секунд эффекта нет, надо приступать к искусственной вентиляции лёгких. Если кожные покровы бледные, то надо переходить непосредственно к искусственной вентиляции лёгких после очищения полости рта.

Пострадавшего укладывают на спину, освобождают от стесняющей одежды, голову запрокидывают назад, помещая одну руку под шею, а другую накладывают на лоб. Затем выдвигают нижнюю челюсть пострадавшего вперёд и вверх так, чтобы нижние резцы оказались впереди верхних. Эти приёмы выполняют с целью восстановления проходимости верхних дыхательных путей. После этого спасатель делает глубокий вдох, немного задерживает дыхание и, плотно прижимаясь губами ко рту (или к носу) пострадавшего, делает выдох. При этом рекомендуется зажимать пальцами нос (при дыхании рот в рот) или рот (при дыхании рот в нос) оживляемого. Выдох проводится пассивно, при этом дыхательные пути должны быть открыты.

Если при искусственной вентиляции лёгких из дыхательных путей пострадавшего выделяется вода, которая затрудняет вентиляцию лёгких, надо повернуть голову в сторону и приподнять противоположное плечо; при этом рот утонувшего окажется ниже грудной клетки и жидкость выльется наружу. После этого можно продолжать искусственную вентиляцию лёгких. Ни в коем случае нельзя прекращать искусственную вентиляцию лёгких при появлении самостоятельных дыхательных движений у пострадавшего, если его сознание ещё не восстановилось или нарушен или резко учащен ритм дыхания, что свидетельствует о неполном восстановлении дыхательной функции.

В том случае, если отсутствует эффективное кровообращение (нет пульса на крупных артериях, не выслушиваются удары сердца, не определяется артериальное давление, кожные покровы бледные или синюшные), одновременно с искусственной вентиляцией лёгких проводят непрямой массаж сердца. Оказывающий помощь становится сбоку от пострадавшего так, чтобы его руки были перпендикулярны к поверхности грудной клетки утонувшего. Одну руку реаниматор помещает перпендикулярно грудине в её нижней трети, а другую кладёт поверх первой руки, параллельно плоскости грудины. Сущность непрямого массажа сердца заключается в резком сдавлении между грудиной и позвоночником; при этом кровь из желудочков сердца попадает в большой и малый круг кровообращения. Массаж должен выполняться в виде резких толчков: не надо напрягать мышцы рук, а следует как бы «сбрасывать» массу своего тела вниз — ведёт к прогибанию грудины на 3-4 см и соответствует сокращению сердца. В промежутках между толчками руки от грудины отрывать нельзя, но давления при этом не должно быть — этот период соответствует расслаблению сердца. Движения реаниматора должны быть ритмичными с частотой толчков около 100 в минуту.

Массаж является эффективным, если начинает определяться пульсация сонных артерий, сужаются до того расширенные зрачки, уменьшается синюшность. При появлении этих первых признаков жизни непрямой массаж сердца следует продолжать до тех пор, пока не начнёт выслушиваться сердцебиение.

Если реанимация проводится одним человеком, то рекомендуется чередовать непрямой массаж сердца и искусственное дыхание следующим образом: на 4-5 надавливаний на грудину производится 1 вдувание воздуха. Если спасателей двое, то один занимается непрямым массажем сердца, а другой — искусственной вентиляцией лёгких. При этом 1 вдувание воздуха чередуют с 5 массажными движениями.

Следует учитывать, что желудок пострадавшего может быть заполнен водой, пищевыми массами; это затрудняет проведение искусственной вентиляции лёгких, непрямого массажа сердца, провоцирует рвоту.

После выведения пострадавшего из состояния клинической смерти его согревают (завёртывают в одеяло, обкладывают тёплыми грелками) и делают массаж верхних и нижних конечностей от периферии к центру.

При утоплении время, в течение которого возможно оживление человека после извлечения из воды, составляет 3-6 минут.

Большое значение на сроки возвращения к жизни пострадавшего оказывает температура воды. При утоплении в ледяной воде, когда температура тела снижается, оживление возможно и через 30 минут после несчастного случая.

Как бы быстро спасённый человек ни пришёл в сознание, каким бы благополучным ни казалось его состояние, помещение пострадавшего в стационар является непременным условием.

Транспортировку проводят на носилках — пострадавшего укладывают на живот или на бок с опущенной головой. При развитии отёка лёгких положение тела на носилках горизонтальное с поднятым головным концом. Во время транспортировки продолжают искусственнуювентиляцию лёгких.

Краткий алгоритм действий:

  • Убедись, что тебе ничто не угрожает. Извлеки пострадавшего из воды. (При подозрении на перелом позвоночника — вытаскивай пострадавшего на доске или щите.) 
  • Уложи пострадавшего животом на свое колено, дай воде стечь из дыхательных путей. Обеспечь проходимость верхних дыхательных путей. Очисти полость рта от посторонних предметов (слизь, рвотные массы и т.п.).
  • Вызови (самостоятельно или с помощью окружающих) «скорую помощь».
  • Определи наличие пульса на сонных артериях, реакции зрачков на свет, самостоятельного дыхания.
  • Если пульс, дыхание и реакция зрачков на свет отсутствуют — немедленно приступай к сердечно-легочной реанимации. Продолжай реанимацию до прибытия медицинского персонала или до восстановления самостоятельного дыхания и сердцебиения
  • После восстановления дыхания и сердечной деятельности придай пострадавшему устойчивое боковое положение. Укрой и согрей его. Обеспечь постоянный контроль за состоянием!

Каваленок П.П., врач отделения анестезиологии и реанимации
УЗ «Могилевская областная детская больница»

Структурно-функциональные взаимосвязи сознания и бессознательного (наркоз) в фокусе когнитивных нарушений

С.Ф. Грицук

ФГБНУ «НИИ общей реаниматологии им. В.А. Неговского» ФНКЦ РР, Москва

Для корреспонденции: Грицук Станислав Федорович — д-р мед. наук, ведущий научный сотрудник ФГБНУ «НИИ общей реаниматологии им. В.А. Неговского» ФНКЦ РР, Москва; e-mail: [email protected]

Для цитирования: Грицук С.Ф. Структурно-функциональные взаимосвязи сознания и бессознательного (наркоз) в фокусе когнитивных нарушений. Вестник интенсивной терапии имени А.И. Салтанова. 2018;4:80–85.

DOI: 10.21320/1818-474X-2018-4-80-85


Сознание — один из основных факторов человеческого существования. Оно придает жизни смысл, и в то же время это наиболее загадочный феномен Вселенной. Почему когда мы видим цвета и формы, то воспринимаем их именно таким образом? Как все это связано с процессами, происходящими в мозге? Наши обычные методы исследования тут не работают. Сознание, по суди дела, аномалия, которую нам нужно интегрировать в наше видение мира, но мы не знаем как. Оно не болтается вне физического мира, как что-то лишнее. Оно в его основе.

Общие анестетики остаются одним из самых выдающихся известных фармакологических открытий, однако, несмотря на более чем столетие исследований, унитарный механизм, посредством которого они действуют, чтобы вызвать обратимую потерю сознания, остается загадкой. Нынешняя нейрофизическая парадигма рассматривает мозг как компьютерную машину, выполняющую классические детерминированные операции ввода–вывода. Линейная структура помогает упростить, возможно, самую сложную биологическую систему. Общая анестезия (ОА) влияет на функции мозга на всех уровнях, включая нейронные мембраны, ионные каналы, рецепторы, нейротрансмиттеры, мозговой кровоток и обмен веществ. Неизученный в полной мере патогенез и сфера приложения анестетиков не позволяют сформулировать патогенетически обоснованный подход к проблеме послеоперационной когнитивной дисфункции, а также выработке эффективной профилактики и лечения. Анестетики могут тонко изменять динамику белка и взаимодействия на молекулярном уровне и приводят к изменениям скорости подавления нейронов и к бессознательному состоянию. В человеческом мозге цитоскелетные нити (микротрубочки диаметром 25 нанометров) присутствуют в нейронах, играют важную роль в функционировании нейронов и мозга и, предположительно, порождают когнитивные функции мозга, такие как память, сознание и послеоперационная когнитивная дисфункция (ПОКД).

Ключевые слова: сознание, когнитивные нарушения

Поступила:  11.08.2018

Читать статью в PDF


Литература

  1. Rasmussen L.S., Larsen K., Houx P., et al. The assessment of postoperative cognitive function. Acta Anaesthesiol. Scand. 2001; 45(3): 275–289.
  2. Соленкова А.В., Бондаренко A.A., Дзюбанова H.A., Лубнин А.Ю. Оценка состояния когнитивных функций при операциях на позвоночнике и спинном мозге. Анестезиология иреаниматология. 2012; 4: 38–41. [Solenkova A.V., Bondarenko А.А., Dzyubanova N.A., Lubnin A.Y. Cognitive status assessment after spinal surgery. Anesthesiology and resuscitation. 2012; 4: 38–41. (In Russ)]
  3. Fritz H.C., McAuley J.H., Wittfeld K., et al. Chronic Back Pain Is Associated With Decreased Prefrontal and Anterior Insular Gray Matter: Results From a Population-Based Cohort Study. J. Pain. 2016; 17(1): 111–118. DOI: 10.1016/j.jpain.2015.10.003.
  4. БорисовК.Ю., Шайбакова В.Л., Чепраков P.A. и др. Кардио- и нейропротекция ингаляционными анестетиками в кардиохирургии. Патология кровообращения и кардиохирургия. 2014; 3: 5–11. [Borisov K.Y., Shaybakova V.L., CherpakovR.A., et al. Cardio- and neuroprotection of inhaled anesthetics in cardiac surgery. Pathology of circulation and heart surgery. 2014; 3: 5–11. (In Russ)]
  5. ЛарионовM.B., Трубникова O.A., Плотников Г.Л. и др. Обоснование выбора анестетиков с целью защиты головного мозга и профилактики когнитивного снижения во время операции коронарного шунтирования. Медицина в Кузбассе. 2015; 14(3): 43–51. [Larionov M.V., Trubnikova О.А., Plotnikov G.P., et al. Rationale for anesthetics choice to protect the brain and prevent cognitive dysfunction during coronary artery bypass surgery. Medicine in the Kuzbass. 2015; 14(3): 43–51. (In Russ)]
  6. Wang H., Lu S., Yu Q., Liang W., et al. Sevoflurane preconditioning confers neuroprotection via anti-inflammatory effects. Front. Biosci. 2011; 3: 604–615.
  7. Kurian P., Dunston G., Lindesay J. How quantum entanglement in DNA synchronizes double-strand breakage by type II restriction endonucleases. J. Theor. Biol. 2016; 391:102–112. DOI: 10.1016/j.jtbi.2015.11.018.
  8. Craddock T.J., Hameroff S.R., Ayoub A.T., et al. Anesthetics act in quantum channels in brain microtubules to prevent consciousness. Curr. Top. Med. Chem. 2015; 15(6): 523–33.
  9. Hameroff S., Penrose R. Consciousness in the universe: a review of the “Orch OR” theory. Phys. Life Rev. 2014; 11(1): 39–78. DOI: 10.1016/j.plrev.2013.08.002. 78.
  10. Hameroff S., Nip A., Porter M., Tuszynski J. Conduction pathways in microtubules, biological quantum computation, and consciousness. Biosystems. 2002; 64(1): 149–168.
  11. Периоперационное ведение пациентов с сопутствующими заболеваниями: руководство для врачей: в 3 т. Под ред. И.Б. Заболотских. Т. 1. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Практическая медицина, 2016. [Perioperatsionnoe vedenie patsientov s soputstvuyushchimi zabolevaniyami. Rukovodstvo dlya vrachei: in 3 vol. Ed. I.B. Zabolotskikh. Vol. 1. 2nded. Moscow: Prakticheskaya meditsina, 2016. (In Russ)]
  12. Периоперационное ведение пациентов с сопутствующими заболеваниями: руководство для врачей: в 3 т. Под ред. И.Б. Заболотских. Т. 2. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Практическая медицина, 2016. [Perioperatsionnoe vedenie patsien-tov s soputstvuyushchimi zabolevaniyami. Rukovodstvo dlya vrachei: in 3 vol. Ed. I.B. Zabolotskikh. Vol. 2. 2nded. Moscow: Prakticheskaya meditsina, 2016. (In Russ)]
  13. Послеоперационная когнитивная дисфункция и принципы церебропротекции в современной анестезиологии: Учебное пособие для врачей. Под ред. А.М. Овезова. М.:Тактик-Студио, 2015. [Posleoperacionnaya kognitivnaya disfunkciya I principy cerebroprotekcii v sovremennoj anesteziologii: Uchebnoe posobie dlya vrachej. Pod red. A.M. Ovezova. M.: Taktik-Studio, 2015. (In Russ)]
  14. Wang H., Lu S., Yu Q., Liang W., et al. Sevoflurane preconditioning confers neuroprotection via anti-inflammatory effects. Front. Biosci. 2011; 3: 604–615.
  15. Shan J., Sun L., Wang В., et al. Comparison of the neuroprotective effects and recovery profiles of isoflurane, sevoflurane and desflurane as neurosurgical pre-conditioning on ischemia/ reperfusion cerebral injury. Int.J. Exp. Pathol. 2015; 8: 2001–2009.
  16. Лебединский К.М., Коваленко А.Н. Физические и физиологические механизмы сознания и общей анестезии (Обзор). Журнал технической физики. 2018; 88(10): 1443-1456. [Lebedinskii K.M., Kovalenko A.N. Physical and physiological mechanisms of consciousness and general anesthesia (Review). Zhurnal tekhnicheskoj fiziki. 2018; 88(10): 1443-1456. (In Russ)]. DOI: 10.21883/JTF.2018.10.46484.67-1

Что такое сознание?

Что такое сознание?

Сознание относится к вашему индивидуальному осознанию ваших уникальных мыслей, воспоминаний, чувств, ощущений и окружающей среды. По сути, ваше сознание — это ваше осознание себя и мира вокруг вас. Это осознание субъективно и уникально для вас. Если вы можете описать то, что вы переживаете, словами, то это часть вашего сознания.

Ваш сознательный опыт постоянно меняется.Например, в какой-то момент вы можете сосредоточиться на чтении этой статьи. Затем ваше сознание может переключиться на воспоминания о разговоре, который у вас был ранее с коллегой. Затем вы можете заметить, насколько неудобно ваше кресло, или, может быть, вы мысленно планируете ужин.

Этот постоянно меняющийся поток мыслей может резко меняться от одного момента к другому, но ваше переживание кажется плавным и легким.

Типы сознания

Есть ряд вещей, которые могут вызвать изменения или изменения в сознании.Некоторые из них возникают естественным путем, в то время как другие являются результатом таких вещей, как наркотики или повреждение мозга. Изменения в сознании также могут привести к изменениям в восприятии, мышлении, понимании и интерпретации мира.

Некоторые различные состояния сознания включают:

Есть два нормальных состояния осознания: сознание и бессознательное состояние. Также могут возникать измененные уровни сознания, которые могут быть вызваны медицинскими или психическими состояниями, ухудшающими или изменяющими сознание.

К измененным типам сознания относятся:

  • Кома
  • Спутанность сознания
  • Делирий
  • Дезориентация
  • Летаргия
  • Ступор

Врачи и медицинские работники могут использовать разные методы оценки для измерения и оценки уровня сознания. Баллы по этим оценкам могут использоваться для определения диагноза и принятия решений о лечении.

использует

Понимание различных уровней сознания может помочь специалистам в области здравоохранения выявить признаки того, что кто-то может столкнуться с проблемой.

Изменения в сознании иногда могут быть признаком заболевания или даже признаком неотложной медицинской помощи.

Например, внезапные изменения в сознании могут быть признаком:

  • Аневризма
  • Инфекции головного мозга
  • Опухоль или травма головного мозга
  • Деменция или болезнь Альцгеймера
  • Употребление наркотиков
  • Эпилепсия
  • Болезнь сердца
  • Тепловой удар
  • Недостаток кислорода в головном мозге
  • Низкий уровень сахара в крови
  • Отравление
  • Удар
  • Ход

Когда обращаться за помощью

Если вы думаете, что испытываете изменения в сознании, поговорите со своим врачом.Внезапные изменения могут быть признаком неотложной медицинской помощи, требующей немедленного вмешательства, например, инсульта или кровотечения.

Немедленный разговор со своим врачом может гарантировать, что вы получите немедленное лечение до того, как проблемы усугубятся.

История сознания

На протяжении тысячелетий изучение человеческого сознания в основном было делом философов. Французский философ Рене Декарт представил концепцию дуализма разума и тела или идею о том, что, хотя разум и тело разделены, они действительно взаимодействуют.

Когда психология стала дисциплиной, отдельной от философии и биологии, изучение сознательного опыта стало одной из первых тем, изучаемых ранними психологами.

Структуралисты использовали процесс, известный как интроспекция, для анализа и сообщения о сознательных ощущениях, мыслях и переживаниях. Обученные наблюдатели внимательно изучат содержание своего собственного разума. Очевидно, это был очень субъективный процесс, но он помог вдохновить на дальнейшие исследования по научному изучению сознания.

Американский психолог Уильям Джеймс сравнил сознание с потоком — непрерывным и непрерывным, несмотря на постоянные сдвиги и изменения. Психоаналитик Зигмунд Фрейд сосредоточился на понимании важности бессознательного и сознательного разума.

В то время как в первой половине 20-го века акцент большинства исследований в психологии сместился на чисто наблюдаемые формы поведения, с 1950-х годов исследования человеческого сознания значительно расширились.

Теории сознания

Одна из проблем исследования сознания — отсутствие общепринятого операционального определения.Декарт предложил идею cogito ergo sum («Я думаю, следовательно, я существую»), предположил, что сам акт мышления демонстрирует реальность существования и сознания человека. Хотя сегодня сознание обычно определяется как осознание себя и мира, все еще ведутся споры о различных аспектах этого осознания.

Исследования сознания сосредоточены на понимании нейробиологии, лежащей в основе нашего сознательного опыта. Ученые даже использовали технологию сканирования мозга для поиска конкретных нейронов, которые могут быть связаны с различными сознательными событиями.Современные исследователи предложили две основные теории сознания: теорию интегрированной информации и теорию глобального рабочего пространства.

Интегрированная теория информации

Этот подход рассматривает сознание, узнавая больше о физических процессах, лежащих в основе нашего сознательного опыта. Теория пытается создать меру интегрированной информации, которая формирует сознание. Качество сознания организма выражается уровнем интеграции.

Эта теория имеет тенденцию сосредотачиваться на том, является ли что-то сознательным и в какой степени это сознательно.

Теория глобального рабочего пространства

Эта теория предполагает, что у нас есть банк памяти, из которого мозг черпает информацию для формирования опыта осознанного осознания. В то время как теория интегрированной информации больше фокусируется на определении того, находится ли организм в сознании, теория глобального рабочего пространства предлагает гораздо более широкий подход к пониманию как работает сознание.

Слово от Verywell

Хотя сознание интересовало философов и ученых на протяжении тысяч лет, экспертам явно предстоит долгий путь в нашем понимании этой концепции. Исследователи продолжают изучать различные основы сознания, включая физические, социальные, культурные и психологические влияния, которые способствуют нашему сознательному осознанию.

Каковы различные состояния сознания?

Сознание — это термин, используемый для описания осознания вашего физического и умственного опыта.Как вы, возможно, уже поняли, не все формы осознания одинаковы. Существует ряд различных состояний человеческого сознания, а также множество факторов, которые могут влиять на эти состояния осознания.

Человеческое сознание часто сравнивают с потоком — оно постоянно меняется, но всегда течет плавно. То, как ваши мысли перемещаются от одной темы к другой, может казаться легким, даже если мысли, которые у вас возникают, кардинально отличаются. Если в какой-то момент вы думаете об этой статье, которую читаете, а в следующий момент обнаруживаете, что думаете о своем домашнем питомце из детства, вы можете поблагодарить свое текущее состояние сознания.

Понимание сознания

Существуют два общих состояния осознания: сознательное и бессознательное. Если термин «бессознательное» означает недостаток осознания, само сознание может проявляться с различными уровнями осознания. Это часто называют состоянием сознания человека.

Вы когда-нибудь задумывались, почему вы чувствуете себя более энергичным по утрам, пытались проанализировать свои сны или задавались вопросом, как действует гипноз? Каждая из этих тем относится к разному состоянию сознания, потому что способ, которым ваш разум обрабатывает ваши мысли во время каждого из них, уникален.

Человеческое сознание можно изменить разными способами, в том числе с помощью гипноза, наркотиков и умственных упражнений. Достижение измененного состояния сознания также может быть достигнуто с помощью таких практик, как выполнение холотропного дыхания, при котором используются различные модели дыхания для изменения вашего ментального, физического и эмоционального состояния.

Уровни осведомленности

Состояние сознания человека взаимосвязано с уровнем его осведомленности. Например, если кто-то находится в полусонном или сонном состоянии, он обычно испытывает пониженный уровень осведомленности.И наоборот, при воздействии стимулятора человек может испытать повышенный уровень осведомленности.

Низкая осведомленность

Хотя вам может казаться, что вы не осведомлены о каждой детали того, что происходит вокруг вас, даже в состоянии сознания, когда у вас низкий уровень осведомленности, ваш мозг все еще способен обрабатывать сигналы, которые он получает.

Подумайте о том, как человек, спящий в постели, может инстинктивно схватить одеяло, когда ему холодно.Хотя они не задумываются о том, что им холодно, из-за текущего состояния сознания во время сна, их мозг получил сигнал о том, что их тело холодно.

Высокая осведомленность

Человек, обладающий высоким уровнем осознания, обычно лучше контролирует свои мысли. Способность обращать внимание на детали и анализировать деятельность вокруг вас приходит с повышенной осознанностью, но обычно этого можно достичь только во время определенных состояний сознания.

Практика внимательности — это один из примеров того, как можно повысить осведомленность о мыслях человека, сосредоточив внимание на настоящем моменте. Медитация часто используется для достижения этого типа осознания, потому что практика может помочь людям достичь измененного состояния сознания, которое обеспечивает лучший доступ и контроль над своими мыслями.

Факторы, влияющие на сознание

Состояния сознания играют важную роль в нашем повседневном опыте.Чтобы увидеть, как работает сознание, это помогает понять, как на сознание могут влиять естественные процессы тела, сон и вещества.

Часы тела и сознание

Многие люди начинают день полными энергии, но к середине дня начинают чувствовать себя изнуренными. Другие люди изо всех сил стараются проделать утреннюю рутину только для того, чтобы к вечеру наконец почувствовать себя бодрым. Ежедневные колебания уровня энергии известны как циркадный ритм и играют важную роль в сознании человека.

Эти ежедневные ритмы, которые иногда называют «часами» тела, оказывают большое влияние на ваше сознание, потому что они определяют уровень осознания, которого может достичь ваше тело.

Сон и сознание

Сон очаровывал исследователей, ученых и ученых на протяжении тысячелетий. Технологические инновации прошлого века позволили ученым изучать сон способами, которые были просто невозможны в прошлом, что помогло создать ряд теорий сна.

Сон создает уникальное состояние сознания, потому что, хотя вы испытываете пониженный уровень осознанности во время сна, ваш мозг все еще активен. Способность вашего мозга циклически проходить различные стадии сна как с быстрым движением глаз (REM), так и с медленным сном, является доказательством этой активности.

Когда цикл сна нарушается, это может нанести ущерб биологическим часам человека и повлиять на его состояние сознания как во время сна, так и во время бодрствования. Если вы плохо спите, причиной сонливости, раздражительности и затуманивания мозга, возникающих из-за нарушения сна, могут быть распространенные нарушения сна.

Сны и сознание

Быстрый сон — это часть цикла сна, которая чаще всего связана со снами, которые вы можете вспомнить, когда просыпаетесь. В это время ваш мозг активен так же, как когда вы бодрствуете, но ваше состояние осведомленность понижена. Вот почему ваше тело не осознает состояние сна как реальность, но иногда вы можете вспомнить эти сны после пробуждения.

В какой-то момент вашей жизни вам, вероятно, приснился действительно сбивающий с толку сон, который заставил вас задуматься: «Что означал этот сон ?» Доступные исследования характеристик, теорий и интерпретаций сновидений связывают вашу способность видеть сны с вашим состоянием сознания.

Гипноз и сознание

Феномен гипноза включает гиперсознание, которое приводит к изменению состояния сознания человека. Во время гипноза человек часто выглядит так, как будто он спит, хотя на самом деле он фактически обрабатывает свои мысли посредством глубокого, сфокусированного осведомленность.

Гипноз использовался для ряда целей, включая обезболивание и потерю веса. Исследования также показывают, что гипноз может быть эффективным средством лечения различных типов беспокойства и боли.

Наркотики и сознание

Назначенные или запрещенные химические вещества, влияющие на психическое состояние человека, также могут повлиять на его уровень осведомленности. Различные типы наркотиков по-разному изменяют ваше состояние сознания.

  • Стимуляторы: Повышенная осведомленность может вызвать чувство эйфории.
  • Депрессанты: Пониженная осведомленность может вызвать чувство расслабления.
  • Галлюциногены: Измененное восприятие реальности может вызвать чувство паранойи.

Хотя психоактивные препараты можно использовать для лечения серьезных заболеваний, они также могут вызывать зависимости и социальные проблемы, и их следует использовать с осторожностью.

Введение в сознание | Безграничная психология

Описание сознания

Сознание — это состояние осознания человеком своего окружения, мыслей, чувств или ощущений; чтобы испытать сознание, нужно одновременно бодрствовать и осознавать.

Цели обучения

Проследить историю изучения сознания

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Философы со времен Декарта и Локка изо всех сил пытались понять природу сознания и определить его основные свойства.
  • Изучение сознания помогает ученым пролить свет на внутреннюю работу психологии и нейробиологии. Ученые, изучающие сознание, исследуют взаимосвязь между заявленным восприятием и нейронной активностью.
  • Большинство экспериментальных исследований оценивают сознание, спрашивая людей о словесном отчете о своем опыте, а затем сравнивая их ответы с соответствующей нейронной активностью.
  • В то время как первичные сенсорные области мозга часто участвуют в восприятии, для возникновения сознания необходимы более высокие области мозга, такие как первичная кора.
  • Вопросы, представляющие интерес в исследовании сознания, включают такие явления, как восприятие, подсознательное восприятие, слепое зрение, анозогнозия, мозговые волны во время сна и измененные состояния сознания, вызванные психоактивными препаратами или духовными или медитативными техниками.
Ключевые термины
  • анозогнозия : Неспособность человека признать свое заболевание или физический недостаток.
  • подсознательное восприятие : Восприятие ниже порога сознания.
  • слепое зрение : Реакция некоторых слепых или частично слепых людей на зрительные стимулы, о которых они не осознают.

Сознание — это качество или состояние осознания внешнего объекта или чего-то внутри себя, например, мыслей, чувств, воспоминаний или ощущений.Это также определяется следующими способами: чувствительность, осознание, субъективность, способность переживать или чувствовать, бодрствование, чувство самости и система исполнительного контроля разума. Когда-то многие ученые относились к сознанию скептически, но в последние годы оно стало важной темой исследований в психологии и нейробиологии.

Философия сознания

Несмотря на трудности с определением, многие философы полагают, что существует широко разделяемая интуиция, лежащая в основе того, что такое сознание.Философы со времен Декарта и Локка изо всех сил пытались понять природу сознания и определить его основные свойства. Вопросы, вызывающие озабоченность в философии сознания, включают следующее: можно ли когда-либо объяснить сознание механистически; существует ли нечеловеческое сознание, и если да, то как его можно распознать; как сознание относится к языку; можно ли понять сознание таким образом, чтобы не требовалось дуалистического различия между психическими и физическими состояниями или свойствами; и возможно ли когда-либо сознание компьютеров или роботов.

Проблема разума и тела

Проблема разума и тела — это, по сути, проблема сознания; грубо говоря, это вопрос о том, как умственные переживания возникают у физического объекта. Как наши психические состояния, убеждения, действия и мышление связаны с нашими физическими состояниями, телесными функциями и внешними событиями, учитывая, что тело является физическим, а разум нефизическим?

Первым и наиболее важным философом, решившим эту загадку, был Рене Декарт в 17, 90, 247, веках, и его ответ был назван картезианским дуализмом.Объяснение картезианского дуализма состоит в том, что сознание находится в нематериальной области, которую он назвал res cogitans (царство мысли), в отличие от области материальных вещей, которую он назвал res extensa (царство расширения). Он предположил, что взаимодействие между этими двумя доменами происходит внутри мозга. Далее он предложил пинеальную железу в качестве точки взаимодействия, но позже это утверждение несколько раз оспаривали. Эти проблемы послужили поводом для некоторых ключевых начальных исследований сознания, которые мы вскоре обсудим.

Ранние идеи о сознании

На протяжении более 2000 лет вопросы, связанные с человеческим сознанием — например, как повседневная внутренняя работа нашего мозга порождает единую связную реальность и ощущение индивидуального «я» — сбивали с толку философов от Платона до Декарта. Декарт, как упоминалось ранее, известен своей дуалистической теорией сознания, в которой физическое тело отделено от нематериального разума. Он также дал нам наиболее известное изложение человеческого сознания: «Я думаю, следовательно, я есть.”

Исторический материализм Карла Маркса отвергает дихотомию разума и тела и считает, что сознание порождается материальными случайностями окружающей среды. Джон Локк, другой ранний философ, утверждал, что сознание и, следовательно, личная идентичность не зависят от всех субстанций. Он указал, что нет никаких оснований предполагать, что сознание связано с каким-либо конкретным телом или разумом, или что сознание не может быть передано от одного тела или разума к другому.

Американский психолог Уильям Джеймс сравнил сознание с потоком — непрерывным и непрерывным, несмотря на постоянные сдвиги и изменения. В то время как в первой половине двадцатого века внимание большинства исследований в области психологии сместилось в сторону чисто наблюдаемых форм поведения, с 1950-х годов исследования человеческого сознания значительно расширились.

Текущие исследования сознания

Сегодня основное внимание в исследованиях сознания уделяется пониманию того, что означает сознание и биологически и психологически. Он ставит под сомнение, что значит информация, присутствующая в сознании, и пытается определить нейронные и психологические корреляты сознания. Вопросы, представляющие интерес, включают такие явления, как восприятие, подсознательное восприятие, слепое зрение, анозогнозия, мозговые волны во время сна и измененные состояния сознания, вызванные психоактивными препаратами или духовными или медитативными техниками.

Большинство экспериментальных исследований оценивают сознание, прося людей устно рассказать о своем опыте.Однако, чтобы подтвердить значимость этих словесных сообщений, ученые должны сравнить их с активностью, которая одновременно происходит в мозге, то есть они должны искать нейронные корреляты сознания. Надежда состоит в том, чтобы обнаружить, что наблюдаемая активность в определенной части мозга или определенный образец глобальной мозговой активности будет в значительной степени предсказывать сознательную осведомленность. В этих исследованиях для физических измерений мозговой активности использовались несколько методов визуализации мозга, такие как ЭЭГ и фМРТ.

Высшие области мозга более широко считаются необходимыми для возникновения сознания, особенно префронтальная кора, которая участвует в ряде высших когнитивных функций, известных под общим названием исполнительные функции.

Префронтальная кора : На этом изображении показано расположение префронтальной коры, области мозга, активно участвующей в сознании.

История теорий сознания

Теории сознания включают аспекты развития, культурные, нейронные, вычислительные и моральные аспекты.

Цели обучения

Критика основных теорий о человеческом сознании

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Впервые появившись в исторических записях древних цивилизаций майя и инков, различные теории множественных уровней сознания проникли в духовные, психологические, медицинские и моральные рассуждения как в восточной, так и в западной культурах.
  • Древние майя были одними из первых, кто предложил организованное ощущение каждого уровня сознания, его цели и временной связи с человечеством.
  • Зигмунд Фрейд разделил человеческое сознание на три уровня осознания: сознательный, предсознательный и бессознательный.
  • Современные психологические подходы к пониманию сознания включают аспекты развития, социальные и нейропсихологические; каждый вносит свой вклад в понимание того, что может быть сознание.
Ключевые термины
  • сознание : состояние осознанности; осведомленность как о внутренних, так и о внешних раздражителях.
  • Зигмунд Фрейд : (1856–1939) австрийский невролог, известный как отец-основатель психоанализа.

Исторические теории сознания

Теории сознания майя и инков

Впервые появившись в исторических записях древних цивилизаций майя и инков, различные теории множественных уровней сознания проникли в духовные, психологические, медицинские и моральные рассуждения как в восточной, так и в западной культурах. Сознание можно определить как осознание человеком как внутренних, так и внешних раздражителей. Из-за случайного, а иногда и существенного совпадения гипотез, в последнее время были предприняты попытки объединить точки зрения для формирования новых моделей, которые объединяют компоненты разных точек зрения.

Древние майя были одними из первых, кто предложил организованное понимание каждого уровня сознания, его цели и временной связи с человечеством. Поскольку сознание включает в себя стимулы из окружающей среды, а также внутренние стимулы, майя считали его самой основной формой существования, способной к эволюции. Инки, однако, считали сознание прогрессом не только осознания, но и заботы о других.

Джон Локк о сознании

Джон Локк, философ 17 века, был одним из первых, кто говорил и писал о сознании.Он считал, что наша идентичность связана с нашим сознанием, которое он, по сути, определил как то, что проходит через разум или воспоминания человека. Он также утверждал, что наше сознание не привязано к нашим физическим телам и может выжить даже после смерти наших физических тел. Фактически, Локк считал, что сознание может передаваться от одной души к другой.

Рене Декарт о сознании

Рене Декарт также обращался к идее сознания в 17 веке. Он намеревался ответить на вопрос, как это возможно, что наше сознание, нефизическая вещь, может исходить из наших тел, как физическая вещь.Объяснение, которое он придумал, было названо картезианским дуализмом; Короче говоря, сознание пребывает в нематериальной области, которую он назвал res cogitans (царство мысли), в отличие от области материальных вещей, которую он назвал res extensa (царство расширения). Он предположил, что взаимодействие между этими двумя доменами происходит внутри мозга.

Зигмунд Фрейд о сознании

В то время как восточные взгляды на сознание оставались относительно стабильными на протяжении веков, отклонения в теории стали определять западные взгляды.Одна из самых популярных западных теорий — это теория Зигмунда Фрейда, врача и отца психоаналитической теории. Фрейд разделил человеческое сознание на три уровня осознания: сознательное, предсознательное и бессознательное. Каждый из этих уровней соответствует и пересекается с идеями Фрейда об ид, эго и суперэго. Сознательный уровень состоит из всего, что мы осознаем, включая то, что мы знаем о себе и своем окружении. Предсознательное состоит из вещей, на которые мы могли бы обратить сознательное внимание, если бы захотели, и это место, где хранится много воспоминаний для легкого поиска.Фрейд рассматривал предсознательное как состоящее из мыслей, которые бессознательны в данный конкретный момент, но которые не вытесняются и поэтому доступны для воспроизведения и легко могут стать сознательными (например, эффект кончика языка). Бессознательное состоит из вещей, находящихся за пределами сознательного осознания, включая множество воспоминаний, мыслей и побуждений, о которых мы не подозреваем. Многое из того, что хранится в бессознательном, считается неприятным или противоречивым; например, сексуальные импульсы, которые считаются неприемлемыми.Хотя эти элементы хранятся вне нашего понимания, тем не менее считается, что они влияют на наше поведение.

Уровни сознания Фрейда : Этот рисунок иллюстрирует соответствующие уровни Ид, Эго и Суперэго. Часть над водой известна как сознательный уровень; верхний уровень волн чуть ниже поверхности и выше белой линии — это уровень предсознания; а нижний уровень — бессознательное.

Современные теории сознания

Хотя теория Фрейда остается одной из самых известных, различные школы в области психологии разработали свои собственные точки зрения, которые мы рассмотрим ниже.Важно отметить, что эти точки зрения не обязательно исключают друг друга, это просто разные подходы к одним и тем же вопросам.

Психология развития сознания

Психологи, занимающиеся развитием, рассматривают сознание не как единое целое, а как процесс развития с потенциально более высокими ступенями когнитивного, морального и духовного качества. Они утверждают, что сознание со временем меняется как по качеству, так и по степени: сознание младенца качественно отличается от сознания малыша, подростка или взрослого.Аномальное развитие также влияет на сознание, как и психические заболевания.

Социальная психология сознания

Социальные психологи рассматривают сознание как продукт культурного влияния, имеющего мало общего с человеком. Например, поскольку разные культуры говорят на разных языках, они также по-разному кодируют реальность. Это различие в кодификации ведет к различиям в восприятии реальности и, следовательно, в сознании. Язык является основным механизмом передачи определенного состояния сознания, и анализ языка может до некоторой степени выявить менталитет людей, говорящих на этом языке.

Нейропсихология сознания

Нейропсихологи рассматривают сознание как укоренившееся в нервных системах и органических структурах мозга. Большая часть современной научной литературы по сознанию состоит из исследований, изучающих взаимосвязь между переживаниями, о которых сообщают субъекты, и деятельностью, которая одновременно происходит в их мозгу, то есть исследованиями нейронных коррелятов сознания. Надежда состоит в том, чтобы обнаружить активность в определенной части мозга или конкретном паттерне глобальной мозговой активности, которая будет в значительной степени предсказывать сознательную осведомленность.В этих исследованиях для физических измерений мозговой активности использовались несколько методов визуализации мозга, такие как ЭЭГ и фМРТ.

Нейронные основы сознания

Нейронные корреляты сознания (NCC) относятся к взаимосвязи между переживаниями, о которых сообщают субъекты, и деятельностью, которая одновременно происходит в их мозгу.

Цели обучения

Анализируйте нейронные механизмы, лежащие в основе сознательного осознания

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Сознание — это осознание себя в пространстве и времени.Исследователи пытаются изучить состояния человеческого сознания и различия в восприятии, чтобы понять, как тело работает, чтобы произвести сознательное осознание.
  • Нейронные корреляты сознания (NCC) — это наборы нейронов и серии событий, необходимых для сознательного восприятия. Было обнаружено, что нейронные корреляты в головном мозге как избыточные, так и параллельные, что затрудняет точное определение активности мозга для исследователей.
  • Сознание различается как по возбуждению, так и по содержанию.У нас есть два типа сознательного опыта: феноменальный или моментальный и доступный, который вызывает переживания из памяти.
  • Нейронные корреляты сознания изучаются с помощью фМРТ и ЭЭГ, которые пытаются определить местонахождение активности мозга. Самыми популярными стимулами для этих исследований стали визуальные тесты, поскольку их легко записывать и манипулировать ими.
Ключевые термины
  • возбуждение : Физиологическое и психологическое состояние бодрствования или реакции на раздражители, включая учащенное сердцебиение и кровяное давление, а также состояние сенсорной активности, подвижности и готовности реагировать.
  • сознание : состояние осознанности; осведомленность как о внутренних, так и о внешних раздражителях.

Сознание — это осознание себя, окружающей среды и отношений между этими двумя разными мирами. От древних философов до современных ученых, многие люди изо всех сил пытались понять, исследовать и задокументировать процессы, вовлеченные в человеческое сознание. Во многом благодаря достижениям медицины, науки и психологии мы многое узнали о том, как создаются состояния сознания.Текущие исследования изучают нейронные корреляты сознания, исследуя переживания, о которых сообщают испытуемые, и записывая одновременную активность, происходящую в их мозгу. Исследователи продолжают искать мозговую активность или глобальные мозговые паттерны, которые могут предсказывать сознательную осведомленность.

Нейронные корреляты сознания (NCC)

Нейронные корреляты сознания (NCC) относятся к взаимосвязи между переживаниями, о которых сообщают субъекты, и деятельностью, которая одновременно происходит в их мозгу.Физический мир воспринимается человеческим сознанием через органы чувств, которые направляют стимулы и информацию в центральную нервную систему и, в конечном итоге, в мозг. Мозг — главный орган, участвующий в превращении физических стимулов в мысли и действия. Исследование NCC стремится связать объективную, наблюдаемую нейронную активность с субъективными, ненаблюдаемыми, сознательными явлениями. Хотя открытие и характеристика нейронных коррелятов не может предложить собственную теорию сознания, данные и открытия могут однажды привести к такому открытию.

Нейронные корреляты сознания : Изучение нейронных коррелятов сознания направлено на установление связи между активностью мозга и субъективными человеческими переживаниями в физическом мире.

Было обнаружено, что нейронные сети обладают большой избыточностью и параллелизмом, так что нельзя сказать, что активность в одном наборе нейронов коррелирует с одним и тем же восприятием во времени. Ученые считают, что вполне возможно, что каждое феноменальное субъективное состояние имеет свой собственный нейронный коррелят.Постоянное развитие способности стимулировать или вызывать активность в определенных областях мозга или наборах нейронных сетей поможет ученым ответить на все более сложные вопросы о характеристиках и общности нейронных коррелятов.

Нейробиология и сознание

Наука о сознании пытается объяснить точную взаимосвязь между субъективными психическими состояниями и состояниями мозга, взаимосвязь между сознательным разумом и электрохимическими взаимодействиями в теле.Прогресс в этой области произошел благодаря сосредоточению внимания на теле, а не на уме. В этом контексте нейронные корреляты сознания можно рассматривать как его причины, а сознание можно рассматривать как зависящее от состояния свойство некоторой сложной, адаптивной и тесно взаимосвязанной биологической системы.

Большинство нейробиологов полагают, что переменные, порождающие сознание, должны быть найдены на нейронном уровне, управляемом классической физикой. Больше, чем когда-либо прежде, нейробиологи могут манипулировать нейронами
, используя методы молекулярной биологии в сочетании с современными оптическими инструментами (например,г., Adamantidis et al., 2007). Методы нейронного анализа и визуализации мозга стали настолько детализированными, что рациональное понимание сознания стало вполне достижимым.

Измерения нервного сознания: возбуждение и содержание

Нейронное сознание часто описывается как включающее два различных измерения: возбуждение и содержание. Чтобы мозг воспринимал контент любого типа, он должен находиться в состоянии сильного возбуждения. Хотя состояния бодрствования и сновидения являются принципиально разными состояниями сознания, оба они вызывают повышенное возбуждение и, таким образом, допускают восприятие.Сон — это лишь один из многих типов сознания, которые мы можем испытать, и сам он включает в себя несколько состояний сознания. Сознание также может быть феноменальным, например, наши переживания в реальном времени, или доступными, например, вспоминать состояние бытия или чувства.

Области мозга, связанные с сознанием

Другая идея, привлекающая внимание в течение нескольких десятилетий, заключается в том, что сознание связано с высокочастотными (гамма-диапазон) колебаниями активности мозга. Эта идея возникла из предложений в 1980-х годах Кристофа фон дер Мальсбурга и Вольфа Зингера о том, что гамма-колебания могут связывать информацию, представленную в разных частях мозга, в единый опыт.

Несколько исследований продемонстрировали, что активности в первичных сенсорных областях мозга недостаточно для формирования сознания: субъекты могут сообщать о недостаточной осведомленности, даже когда такие области, как первичная зрительная кора головного мозга, демонстрируют четкие электрические реакции на стимул. Более перспективными считаются более высокие области мозга, особенно префронтальная кора, которая участвует в ряде исполнительных функций (высшего порядка). Имеются веские доказательства того, что поток нейронной активности «сверху вниз» (т.е.е., активность, распространяющаяся от лобной коры к сенсорным областям) более предсказуема для сознания, чем поток активности «снизу вверх». Однако префронтальная кора — не единственная кандидатная область: исследования показали, что визуально чувствительные нейроны в частях височной доли отражают зрительное восприятие в ситуации, когда противоречивые зрительные образы представлены разным глазам.

Визуализация мозга и сознание

Одна популярная теория предполагает, что разные модели мозговых волн вызывают разные состояния сознания.Исследователи могут записывать мозговые волны или записи электрической активности в головном мозге, используя электроэнцефалограф (ЭЭГ) и помещая электроды на кожу головы. Каждому из четырех типов мозговых волн (альфа, бета, тета и дельта) соответствует одно психическое состояние (расслабленное, бдительное, слабый и глубокий сон соответственно).

Функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ) также может использоваться для измерения физической активности мозга, которая коррелирует с различными состояниями сознания и восприятием.Легкость, с которой можно манипулировать визуальным восприятием во времени и пространстве, сделала визуальные исследования, такие как куб Неккера, одним из наиболее предпочтительных способов изучения нейронных коррелятов сознания. Эти исследования берут на вид простой и однозначный визуальный стимул и фиксируют различия в его субъективном восприятии участником исследования. Куб, например, состоит из 12 основных линий, которые можно интерпретировать на двух разных глубинах, создавая визуальную иллюзию. Ученые заинтересованы в том, чтобы определить, какие нейронные корреляты приводят к различным ментальным интерпретациям.

Куб Неккера : Куб Неккера — популярный визуальный стимул, используемый для изучения различий в зрительном восприятии человека. Переднюю часть куба можно увидеть под двумя разными углами.

состояний сознания | Noba

Приходилось ли вам когда-нибудь останавливаться рядом с вами на светофоре с товарищем-автомобилистом, кричать ему мозги, ковыряться в носу или вести себя так, как он обычно не мог бы делать на публике? В одиночестве в машине есть что-то, что побуждает людей отключиться и забыть о том, что другие могут их видеть.Хотя эти небольшие упущения внимания забавляют всех нас, они также поучительны, когда дело касается темы сознания.

Этот парень поет от души в своей персональной мобильной музыкальной студии. Вы когда-нибудь делали это? [Изображение: Джошуа Оммен, https://goo.gl/Za97c3, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF]

Сознание — это термин, обозначающий осознанность. Он включает осознание себя, телесных ощущений, мыслей и окружающей среды. В английском языке мы используем противоположное слово «бессознательное», чтобы указать на бессмысленность или барьер на пути к осознанию, как в случае с «Тереза ​​упала с лестницы и ударилась головой, потеряв сознание».И все же психологическая теория и исследования показывают, что сознание и бессознательное сложнее, чем падение с лестницы. То есть сознание — это больше, чем просто «включено» или «выключено». Например, Зигмунд Фрейд (1856-1939) — теоретик психологии — понимал, что даже когда мы бодрствуем, многие вещи лежат за пределами нашего сознательного осознания (например, находясь в машине и забывая, что остальной мир может заглянуть в вашу жизнь) окна). В ответ на это понятие Фрейд ввел понятие «подсознание» (Freud, 2001) и предположил, что некоторые из наших воспоминаний и даже наши основные мотивации не всегда доступны нашему сознательному уму.

Поразмыслив, легко увидеть, насколько скользко тематическое сознание. Например, находятся ли люди в сознании, когда они мечтают? А когда они пьяны? В этом модуле мы опишем несколько уровней сознания, а затем обсудим измененные состояния сознания, такие как гипноз и сон.

В 1957 году исследователь-маркетолог вставил слова «Ешьте попкорн» на один кадр фильма, показываемого по всей территории Соединенных Штатов. И хотя этот кадр проецировался на экран фильма только на 1/24 секунды — скорость слишком высока, чтобы быть осознанной, — исследователь сообщил об увеличении продаж попкорна почти на 60%.Практически сразу все формы «подсознательной передачи сообщений» были отрегулированы в США и запрещены в таких странах, как Австралия и Великобритания. Несмотря на то, что позже было показано, что исследователь сфабриковал данные (он даже не вставил слова в фильм), этот страх перед влиянием на наше подсознание сохраняется. По сути, этот вопрос противопоставляет друг другу различные уровни осведомленности. С одной стороны, мы имеем «низкую осведомленность» о тонких, даже подсознательных влияниях. С другой стороны, есть вы — сознательное мышление, чувство вас, которое включает в себя все, что вы в настоящее время осознаете, даже читая это предложение.Однако, если мы рассмотрим эти разные уровни осведомленности по отдельности, мы сможем лучше понять, как они действуют.

Низкая осведомленность

Вы постоянно получаете и оцениваете сенсорную информацию. Хотя в каждый момент слишком много образов, запахов и звуков, чтобы их все можно было осознанно учитывать, наш мозг, тем не менее, обрабатывает всю эту информацию. Например, были ли вы когда-нибудь на вечеринке, переполненные всеми людьми и разговорами, когда из ниоткуда вы слышите свое имя? Даже если вы понятия не имеете, что еще говорит этот человек, вы каким-то образом осознаете свое имя (подробнее об этом, «эффекте коктейльной вечеринки», см. Модуль Нобы о внимании).Итак, даже если вы не знаете о различных стимулах в вашем окружении, ваш мозг уделяет им больше внимания, чем вы думаете.

Подобно рефлексу (например, прыжки при испуге), некоторые сигналы или значимая сенсорная информация автоматически вызывают у нас реакцию, даже если мы никогда ее сознательно не воспринимаем. Например, Оман и Соарес (1994) измерили незначительные вариации потоотделения у участников, которые боялись змей. Исследователи мелькали изображениями разных объектов (напр.g., грибы, цветы и, самое главное, змеи) на экране перед ними, но делали это на такой скорости, что участник не знал, что он или она на самом деле видел. Однако, когда появлялись изображения змей, эти участники начинали больше потеть (то есть, это было признаком страха), даже если они понятия не имели, что они только что посмотрели!

Хотя наш мозг воспринимает некоторые стимулы без нашего сознательного осознания, действительно ли они влияют на наши последующие мысли и поведение? В знаменательном исследовании Bargh, Chen и Burrows (1996) предлагали участникам решить головоломку с поиском слов, в которой ответы относились к словам о пожилых людях (например,g., «старый», «бабушка») или что-то случайное (например, «тетрадь», «помидор»). После этого исследователи тайно измерили, как быстро участники вышли из эксперимента по коридору. И хотя никто из участников не знал темы ответов, те, кто решил головоломку с помощью старых слов (по сравнению с теми, кто использовал другие типы слов), шли по коридору медленнее!

Этот эффект, называемый праймингом (то есть «активация» определенных концепций и ассоциаций из памяти), был обнаружен в ряде других исследований.Например, воодушевление людей, заставляя их пить из теплого стакана (а не из холодного), привело к тому, что они стали вести себя более «тепло» по отношению к другим (Williams & Bargh, 2008). Хотя все эти влияния происходят незаметно для человека, они все же оказывают значительное влияние на последующие мысли и поведение.

За последние два десятилетия исследователи добились успехов в изучении аспектов психологии, которые существуют за пределами сознательного осознания. Как вы понимаете, трудно использовать самоотчеты и опросы, чтобы спрашивать людей о мотивах или убеждениях, о которых они сами могут даже не знать! Один из способов обойти эту трудность можно найти в тесте на неявные ассоциации, или IAT (Greenwald, McGhee & Schwartz, 1998).Этот метод исследования использует компьютеры для оценки времени реакции людей на различные стимулы, и его очень сложно подделать, поскольку он регистрирует автоматические реакции, которые происходят за миллисекунды. Например, чтобы пролить свет на глубоко укоренившиеся предубеждения, IAT может представлять фотографии лиц европеоидной и азиатской национальностей, предлагая участникам исследования как можно быстрее нажимать кнопки с указанием «хорошо» или «плохо». Даже если участник нажимает «хорошо» для каждого показанного лица, IAT все равно может улавливать крошечные задержки в ответе.Задержки связаны с большими умственными усилиями, необходимыми для обработки информации. Когда информация обрабатывается быстро — как в примере с белыми лицами, оцениваемыми как «хорошие», — это может контрастировать с более медленной обработкой — как в примере с азиатскими лицами, оцениваемыми как «хорошие», — и разница в скорости обработки отражается. предвзятости. В этом отношении IAT использовался для исследования стереотипов (Nosek, Banaji & Greenwald, 2002), а также самооценки (Greenwald & Farnam, 2000). Этот метод может помочь выявить неосознанные предубеждения, а также те, которые мы мотивированы подавлять.

Фактический снимок экрана из IAT (неявного ассоциативного теста), который человек может сделать для проверки своих мысленных представлений о различных когнитивных конструкциях. В данном конкретном случае это предмет, проверяющий бессознательную реакцию человека на представителей различных этнических групп. [Изображение: любезно предоставлено Энтони Гринвальдом из Project Implicit]

Высокая осведомленность

Тот факт, что на нас могут влиять эти «невидимые» факторы, не означает, что они беспомощно контролируют нас.Другая сторона континуума осознавания известна как «высокая осведомленность». Это включает в себя упорное внимание и внимательное принятие решений. Например, когда вы слушаете забавную историю на свидании или думаете, какое расписание занятий было бы предпочтительнее, или решая сложную математическую задачу, вы задействуете состояние сознания, которое позволяет вам хорошо осознавать определенные детали и сосредотачиваться на них. в вашем окружении.

Медитация практиковалась веками в религиозном контексте. За последние 50 лет она стала все более популярной как светская практика.Научные исследования связывают медитацию со снижением стресса и улучшением самочувствия. [Изображение: Индрек Торило, https://goo.gl/Bc5Iwm, CC BY-NC 2.0, https://goo.gl/FIlc2e]

Внимательность — это состояние высшего сознания, которое включает осознание мыслей, проходящих через голова. Например, приходилось ли вам когда-нибудь огрызаться на кого-то в отчаянии только для того, чтобы на мгновение задуматься, почему вы так агрессивно ответили? Это более напряженное рассмотрение ваших мыслей можно описать как расширение вашего сознательного осознания, поскольку вы уделяете время рассмотрению возможных влияний на свои мысли.Исследования показали, что, когда вы занимаетесь этим более осознанным размышлением, вас меньше убеждают неуместные, но предвзятые влияния, такие как присутствие знаменитости в рекламе (Petty & Cacioppo, 1986). Более высокая осведомленность также связана с распознаванием того, что вы используете стереотип, а не с справедливой оценкой другого человека (Gilbert & Hixon, 1991).

Люди чередуются между низкими и высокими состояниями мышления. То есть мы переключаемся между сфокусированным вниманием и менее внимательным состоянием по умолчанию, и у нас есть нейронные сети для обоих (Raichle, 2015).Интересно, что чем меньше мы обращаем внимание, тем больше вероятность того, что на нас будут влиять бессознательные стимулы (Chaiken, 1980). Хотя эти тонкие влияния могут влиять на нас, мы можем использовать наше высшее сознание для защиты от внешних влияний. В так называемой модели гибкой коррекции (Wegener & Petty, 1997) люди, которые осознают, что на их мысли или поведение влияет неуместный внешний источник, могут исправить свое отношение к предвзятости. Например, вы могли знать, что на вас влияет упоминание определенных политических партий.Если вы были заинтересованы в рассмотрении государственной политики, вы можете принять во внимание свои собственные предубеждения, чтобы попытаться справедливо рассмотреть эту политику (исходя из ее собственных достоинств, а не привязанности к определенной стороне).

Чтобы прояснить отношения между низшим и высшим сознанием, представьте, что мозг подобен путешествию по реке. В состоянии низкой осознанности вы просто плывете на небольшом резиновом плоту и позволяете течению подталкивать вас. Просто плыть по течению не очень сложно, но и у вас нет полного контроля.Более высокие состояния сознания больше похожи на путешествие на каноэ. В этом случае у вас есть весло, и вы можете управлять, но это требует больше усилий. Эта аналогия применима ко многим состояниям сознания, но не ко всем. А как насчет других состояний, таких как сон, мечты или гипноз? Как они связаны с нашим сознательным осознанием?

Таблица 1: Состояния сознания

Гипноз

Если вы когда-либо наблюдали выступление сценического гипнотизера, он может нарисовать обманчивый портрет этого состояния сознания.Например, загипнотизированные люди на сцене, похоже, находятся в состоянии, похожем на сон. Однако по мере того, как гипнотизер продолжает шоу, вы заметите некоторые глубокие различия между сном и гипнозом. А именно, когда вы спите, слово «клубника» не заставляет вас махать руками, как курица. В сценических представлениях загипнотизированные участники кажутся очень легко поддающимися внушению до такой степени, что они, по-видимому, находятся под контролем гипнотизера. Такие представления занимательны, но позволяют сенсационно раскрыть истинную природу гипнотических состояний.

Люди загипнотизированы на сцене. [Изображение: New Media Expo, https://goo.gl/FWgBqs, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/FIlc2e]

Гипноз — реальное, задокументированное явление, которое было изучено и обсуждается более 200 лет (Pekala et al., 2010). Франца Месмера (1734–1815) часто считают одним из первых людей, «открывших» гипноз, который он использовал для лечения членов элитного общества, которые испытывали психологический стресс. Именно от имени Месмера мы получили английское слово «гипнотизирующий», означающее «привлекать или удерживать внимание человека».Месмер приписывал эффект гипноза «животному магнетизму», предполагаемой универсальной силе (подобной гравитации), которая действует через все человеческие тела. Даже в то время такое описание гипноза не получало научной поддержки, а сам Месмер часто был центром споров.

Спустя годы исследователи предположили, что гипноз — это психическое состояние, характеризующееся снижением периферической осведомленности и повышенным вниманием к единственному стимулу, что приводит к повышенной восприимчивости к внушению (Kihlstrom, 2003).Например, гипнотизер обычно вызывает гипноз, заставляя человека обращать внимание только на голос гипнотизера. По мере того, как человек все больше и больше сосредотачивается на этом, он / она начинает забывать контекст обстановки и реагирует на внушения гипнотизера, как если бы они были его или ее собственными. Некоторые люди от природы более поддаются внушению и, следовательно, более «гипнотизируемы», чем другие, и это особенно верно для тех, кто обладает высокими показателями эмпатии (Wickramasekera II & Szlyk, 2003). Одна из распространенных уловок сценических гипнотизеров — отказываться от добровольцев, которые менее поддаются внушению, чем другие.

Диссоциация — это отделение осознавания от всего, кроме того, на чем он сосредоточен в центре. Например, если вы когда-либо мечтали в классе, вы, вероятно, были настолько захвачены фантазией, что не слышали ни слова, сказанного учителем. Во время гипноза эта диссоциация становится еще более сильной. То есть человек настолько концентрируется на словах гипнотизера, что теряет перспективу на весь остальной мир вокруг него. Вследствие диссоциации человек менее старается и менее застенчив в отношении своих собственных мыслей и поведения.Подобно состояниям низкой осведомленности, когда человек часто действует в соответствии с первой мыслью, которая приходит в голову, также и в гипнозе человек просто следует первой мысли, которая приходит в голову, то есть внушению гипнотизера. Тем не менее, то, что человек более восприимчив к внушению под гипнозом, не означает, что он / она будет делать что-либо, что ему прикажут. Чтобы быть загипнотизированным, вы должны сначала захотеть, чтобы был загипнотизирован (т. Е. Вас нельзя загипнотизировать против вашей воли; Lynn & Kirsh, 2006), и после того, как вы загипнотизированы, вы не будете делать ничего, чего бы вы тоже не сделали. делайте это в более естественном состоянии сознания (Lynn, Rhue, & Weekes, 1990).

Сегодня гипнотерапия все еще используется во множестве форматов, и она возникла из того, что Месмер когда-то возился с этой концепцией. Современная гипнотерапия часто использует комбинацию расслабления, внушения, мотивации и ожидания для создания желаемого психического или поведенческого состояния. Хотя существуют неоднозначные данные о том, может ли гипнотерапия помочь в уменьшении зависимости (например, отказ от курения; Abbot et al., 1998), есть некоторые свидетельства того, что она может быть успешной в лечении пациентов, страдающих острой и хронической болью (Ewin, 1978; Syrjala et al. al., 1992). Например, в одном исследовании изучали лечение ожоговых пациентов гипнотерапией, псевдогипнозом (то есть плацебо) или отсутствием лечения. Впоследствии, даже если люди в состоянии плацебо испытали уменьшение боли на 16%, те, кто находился в состоянии фактического гипноза, испытали уменьшение боли почти на 50% (Patterson et al., 1996). Таким образом, даже если гипноз может быть сенсационным для телевидения и кино, его способность отделять человека от его окружения (или его боли) в сочетании с повышенной внушаемостью рекомендациям врача (например,g., «вы будете меньше беспокоиться о своей хронической боли») — это документально подтвержденная практика, имеющая реальные медицинские преимущества.

Теперь, подобно состояниям гипноза, состояния транса также включают диссоциацию «я»; однако говорят, что люди в состоянии транса имеют меньший произвольный контроль над своим поведением и действиями. Состояния транса часто возникают во время религиозных церемоний, когда человек считает, что он или она «одержимы» потусторонним существом или силой. Находясь в трансе, люди сообщают анекдотические рассказы о «высшем сознании» или общении с большей силой.Тем не менее, основная часть исследований, изучающих этот феномен, имеет тенденцию отвергать утверждение о том, что эти переживания представляют собой «измененное состояние сознания».

Большинство исследователей сегодня описывают состояния гипноза и транса как «субъективные» изменения сознания, а не как отдельную или развившуюся форму (Kirsch & Lynn, 1995). Точно так же, как вы чувствуете себя по-другому, когда вы находитесь в состоянии глубокого расслабления, вы тоже находитесь в состоянии гипноза, и состояния транса просто выходят за рамки стандартного сознательного опыта.Исследователи утверждают, что даже несмотря на то, что состояния гипноза и транса кажутся и ощущаются совершенно иначе, чем нормальный человеческий опыт, их можно объяснить стандартными социально-когнитивными факторами, такими как воображение, ожидание и интерпретация ситуации.

Сон Сон необходим для нормального функционирования людей. [Изображение: jaci XIII, https://goo.gl/pog6Fr, CC BY-NC 2.0, https://goo.gl/FIlc2e]

Вы, возможно, испытали ощущение — когда вы засыпаете — падения а затем обнаружил, что физически дергаетесь вперед и хватаетесь, как будто действительно падаете.Сон — уникальное состояние сознания; ему не хватает полного осознания, но мозг все еще активен. Люди обычно следуют «биологическим часам», которые влияют, когда они естественным образом становятся сонливыми, когда они засыпают, и когда они естественным образом просыпаются. Гормон мелатонин повышается ночью и вызывает сонливость. Ваш естественный суточный ритм, или циркадный ритм, может зависеть от количества дневного света, которому вы подвергаетесь, а также от вашей работы и графика активности. Изменение вашего местоположения, например перелет из Канады в Англию, может нарушить ваш естественный ритм сна, и мы называем это сменой часовых поясов.Вы можете преодолеть смену часовых поясов, синхронизируя себя с местным графиком, выставляя себя на дневной свет и заставляя себя бодрствовать, даже если вы по своей природе сонливы.

Интересно, что сон — это больше, чем просто отключение на ночь (или для сна). Вместо того, чтобы выключаться как свет одним щелчком переключателя, ваш сдвиг в сознании отражается на электрической активности вашего мозга. Пока вы бодрствуете и бодрствуете, активность вашего мозга отмечается волнами бета и .Бета-волны характеризуются высокой частотой, но низкой интенсивностью. Кроме того, они представляют собой самую непостоянную мозговую волну, и это отражает широкий диапазон сенсорных входных сигналов, которые человек обрабатывает в течение дня. Когда вы начнете расслабляться, эти волны изменятся на альфа и волны. Эти волны отражают менее частую, более последовательную и более интенсивную деятельность мозга. По мере того, как вы погружаетесь в настоящий сон, вы проходите через множество стадий. Ученые расходятся во мнениях относительно того, как они характеризуют стадии сна, при этом некоторые эксперты утверждают, что существует четыре различных стадии (Manoach et al., 2010), в то время как другие признают пять (Šušmáková, & Krakovská, 2008), но все они различают те, которые включают быстрое движение глаз (REM), и те, которые не являются быстрым движением глаз (NREM). Кроме того, каждая стадия обычно характеризуется своим собственным уникальным паттерном мозговой активности:

  • Стадия 1 (называемая NREM 1 или N1) — это стадия «засыпания» и отмечена тета-волнами.
  • Стадия 2 (называемая NREM 2 или N2) считается легким сном. Здесь бывают случайные «веретена сна» или мозговые волны очень высокой интенсивности.Считается, что они связаны с обработкой воспоминаний. NREM 2 составляет около 55% всего сна.
  • Стадия 3 (называемая NREM 3 или N3) составляет от 20 до 25% всего сна и характеризуется большим расслаблением мышц и появлением дельта-волн.
  • Наконец, быстрый сон отмечен быстрым движением глаз (REM). Интересно, что этот этап — с точки зрения активности мозга — похож на бодрствование. То есть мозговые волны возникают менее интенсивно, чем на других стадиях сна. Быстрый сон составляет около 20% всего сна и связан со сновидениями.
Рис. 1. Изменения активности мозга или мозговых волн на разных стадиях сознания — от бодрствования и на разных стадиях сна. [Изображение: Noba]

Сны, пожалуй, самый интересный аспект сна. На протяжении всей истории сновидениям уделялось особое внимание из-за их уникальной, почти мистической природы. Считалось, что это предсказания будущего, намеки на скрытые аспекты личности, важные уроки о том, как жить жизнью, или возможности совершить невозможные дела, такие как полет.Есть несколько конкурирующих теорий о том, почему людям снятся сны. Во-первых, это наша бессознательная попытка осмыслить наш повседневный опыт и обучение. Другое, популяризированное Фрейдом, состоит в том, что сны представляют собой табу или неприятные желания или желания. Независимо от конкретной причины мы знаем несколько фактов о сновидениях: все люди видят сны, мы видим сны на каждой стадии сна, но сны во время быстрого сна особенно ярки. Одной из малоизученных областей исследования сновидений являются возможные социальные функции сновидений: мы часто делимся своими снами с другими и используем их для развлечения.

Сон выполняет множество функций, одна из которых — дать нам период умственного и физического восстановления. Детям обычно требуется больше сна, чем взрослым, поскольку они развиваются. Фактически, это настолько важно, что недостаток сна связан с широким кругом проблем. Люди, которые не высыпаются, более раздражительны, у них медленнее время реакции, им труднее удерживать внимание и они принимают менее правильные решения. Интересно, что эта проблема актуальна для жизни студентов колледжа.В одном широко цитируемом исследовании исследователи обнаружили, что 1 из 5 студентов засыпает ночью более 30 минут, 1 из 10 время от времени принимал снотворные, и более половины сообщили, что «в основном устали» по утрам (Buboltz, et al, 2001).

Психоактивные препараты

16 апреля 1943 года Альберт Хоффман, швейцарский химик, работающий в фармацевтической компании, случайно проглотил недавно синтезированное лекарство. Наркотик — диэтилимид лизергиновой кислоты (ЛСД) — оказался мощным галлюциногеном.Хоффман вернулся домой и позже сообщил о действии препарата, описав их как видение мира через «искривленное зеркало» и переживание видений «необычных форм с интенсивной калейдоскопической игрой цветов». Хоффман открыл то, что уже знали представители многих традиционных культур по всему миру: есть вещества, которые при проглатывании могут оказать сильное влияние на восприятие и сознание.

Лекарства влияют на физиологию человека по-разному, и исследователи и врачи склонны классифицировать лекарства в соответствии с их действием.Здесь мы кратко рассмотрим 3 категории наркотиков: галлюциногены, депрессанты и стимуляторы.

Галлюциногены

Возможно, что галлюциногены — это вещества, которые исторически использовались наиболее широко. Традиционные общества использовали галлюциногены растительного происхождения, такие как пейот, эбене и псилоцибиновые грибы, в широком спектре религиозных церемоний. Галлюциногены — это вещества, которые изменяют восприятие человека, часто вызывая нереальные видения или галлюцинации.Существует широкий спектр галлюциногенов, и многие из них используются в качестве развлекательных веществ в промышленно развитых странах. Общие примеры включают марихуану, ЛСД и МДМА (также известный как «экстази»). Марихуана — это сушеные цветы конопли, и ее часто курят, чтобы вызвать эйфорию. Активный ингредиент марихуаны, называемый ТГК, может вызывать искажение восприятия времени, вызывать бессвязные, несвязанные мысли и иногда ассоциируется с повышенным чувством голода или чрезмерным смехом.Использование и хранение марихуаны незаконно в большинстве мест, но, похоже, эта тенденция меняется. Уругвай, Бангладеш и некоторые из Соединенных Штатов недавно легализовали марихуану. Отчасти это может быть связано с изменением общественного мнения или с тем фактом, что марихуана все чаще используется в медицинских целях, таких как лечение тошноты или глаукомы.

Депрессанты

Депрессанты — это вещества, которые, как следует из их названия, замедляют физиологию организма и психические процессы.Алкоголь — наиболее широко используемый депрессант. Воздействие алкоголя включает снижение подавленности, а это означает, что люди в состоянии алкогольного опьянения с большей вероятностью будут действовать так, как они иначе не хотели бы. Психологические эффекты алкоголя являются результатом увеличения нейромедиатора ГАМК. Есть также физические эффекты, такие как потеря равновесия и координации, и они происходят из-за того, что алкоголь нарушает координацию зрительной и двигательной систем мозга. Несмотря на то, что алкоголь так широко принят во многих культурах, он также связан с множеством опасностей.Во-первых, алкоголь токсичен, а это означает, что он действует как яд, потому что можно выпить больше алкоголя, чем организм может эффективно удалить из кровотока. Когда содержание алкоголя в крови человека (BAC) достигает от 0,3 до 0,4%, возникает серьезный риск смерти. Во-вторых, отсутствие суждения и физического контроля, связанное с алкоголем, связано с более рискованным поведением или опасным поведением, таким как вождение в нетрезвом виде. Наконец, алкоголь вызывает привыкание, и люди, которые много пьют, часто сталкиваются с серьезным препятствием в их способности эффективно работать или в их близких отношениях.

К другим распространенным депрессантам относятся опиаты (также называемые «наркотиками»), которые представляют собой вещества, синтезируемые из цветов мака. Опиаты стимулируют выработку эндорфинов в головном мозге, и из-за этого они часто используются медицинскими работниками как болеутоляющие. К сожалению, поскольку такие опиаты, как оксиконтин, вызывают эйфорию, они все чаще используются — незаконно — в качестве рекреационных веществ. Опиаты вызывают сильное привыкание.

Стимуляторы


Кофеин — самый широко потребляемый стимулятор в мире.Скажите честно, сколько чашек кофе, чая или энергетических напитков вы выпили сегодня? [Изображение: Personeelsnet, https://goo.gl/h0GQ3R, CC BY-SA 2.0, https://goo.gl/iZlxAE]

Стимуляторы — это вещества, которые «ускоряют» физиологические и психические процессы в организме. Два обычно используемых стимулятора — это кофеин (наркотик, содержащийся в кофе и чае) и никотин, активный препарат в сигаретах и ​​других табачных изделиях. Эти вещества легальны и относительно недороги, что привело к их широкому использованию. Многих людей привлекают стимуляторы, потому что они чувствуют себя более бодрыми под действием этих препаратов.Как и любой другой наркотик, его употребление связано с риском для здоровья. Например, чрезмерное употребление этих стимуляторов может вызвать беспокойство, головные боли и бессонницу. Точно так же курение сигарет — наиболее распространенный способ употребления никотина — связано с более высоким риском развития рака. Например, среди заядлых курильщиков 90% случаев рака легких напрямую связаны с курением (Stewart & Kleihues, 2003).

Существуют и другие стимуляторы, такие как кокаин и метамфетамин (также известные как «кристаллический метамфетамин» или «лед»), которые обычно используются незаконно.Эти вещества действуют, блокируя «повторный захват» дофамина в головном мозге. Это означает, что мозг не выводит дофамин естественным образом и накапливается в синапсах, вызывая эйфорию и бдительность. По мере того, как эффекты стираются, это вызывает сильную тягу к большему количеству препарата. Из-за этого эти мощные стимуляторы вызывают сильное привыкание.

Когда вы думаете о своей повседневной жизни, легко убаюкать себя убеждением, что есть одна «установка» для вашей сознательной мысли. То есть вы, вероятно, верите, что придерживаетесь одних и тех же мнений, ценностей и воспоминаний в течение дня и в течение недели.Но «вы» похожи на тусклый выключатель света, который можно переключать от полной темноты к полной яркости. Этот переключатель — сознание. В самой яркой обстановке вы полностью бдительны и осведомлены; при диммерных настройках вы мечтаете; а сон или потеря сознания представляют собой еще более тусклые настройки. Степень, в которой вы находитесь в высоком, среднем или низком состоянии сознательного осознания, влияет на то, насколько вы восприимчивы к убеждению, насколько ясны ваши суждения и сколько деталей вы можете вспомнить.Таким образом, понимание уровней осведомленности лежит в основе понимания того, как мы учимся, принимаем решения, запоминаем и многие другие жизненно важные психологические процессы.

Расшифровка нейробиологии сознания

В 1990-х нейробиолог Мелвин Гудейл начал изучать людей с заболеванием, которое называется агнозией зрительной формы. Такие люди не могут сознательно видеть форму или ориентацию объектов, но действуют так, как будто могут. «Если вы поднесете перед ними карандаш и спросите, горизонтальный он или вертикальный, они не смогут вам сказать», — говорит Гудейл, директор-основатель Института мозга и разума Западного университета в Лондоне, Канада.«Но примечательно то, что они могут протянуть руку и схватить карандаш, правильно ориентируя руку, когда они протягивают руку, чтобы коснуться его».

Первоначальный интерес Гудейла был связан с тем, как мозг обрабатывает зрение. Но по мере развития его работы по документированию двух визуальных систем, управляющих сознательным и бессознательным зрением, она привлекла внимание философов, которые вовлекли его в разговоры о сознании — слияние полей, которое изменило обе.

Недавно разработанные методы измерения активности мозга позволяют ученым уточнить свои теории о том, что такое сознание, как оно формируется в мозге и где проходят границы между сознанием и бессознательным.И по мере того, как наше понимание сознания улучшается, некоторые исследователи начинают разрабатывать стратегии для его манипуляции с возможностью лечения травм головного мозга, фобий и состояний психического здоровья, таких как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и шизофрения.

Но даже по мере того, как исследования прогрессируют, а идеи науки и философии продолжают сливаться, важные вопросы остаются без ответа. «До сих пор остается загадкой, как происходит сознание», — говорит Анил Сет, когнитивный и вычислительный нейробиолог и содиректор Центра науки о сознании Саклера при Университете Сассекса в Брайтоне, Великобритания.

Детектив

Сознание часто называют субъективным переживанием разума. В то время как обычный робот может бессознательно определять такие условия, как цвет, температура или звук, сознание описывает качественное ощущение, связанное с этим восприятием, вместе с более глубокими процессами отражения, коммуникации и мышления, — говорит Маттиас Мишель, философ науки и ученый. Аспирант университета Сорбонна в Париже.

«Ко второй половине девятнадцатого века ученые разработали программу изучения сознания, которая напоминает современные подходы», — говорит Мишель.Но на протяжении большей части двадцатого века исследования убаюкивались, поскольку психологи отказывались от самоанализа и вместо этого сосредоточились на наблюдаемом поведении и стимулах, которые его вызывали. Даже в 1970-х и 1980-х годах, когда появилась когнитивная наука, сознание оставалось спорной темой среди ученых, которые открыто сомневались, является ли это правомерной областью научных исследований. В начале своей карьеры молекулярный биолог и лауреат Нобелевской премии Фрэнсис Крик хотел изучить сознание, но вместо этого решил работать над более осязаемыми загадками ДНК.

В конце концов, выдающиеся ученые (включая Крика) решили заняться сознанием, что положило начало сдвигу в мышлении, который резко вырос в 1990-х годах, чему способствовала растущая доступность технологий сканирования мозга, таких как функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ) и электроэнцефалография. (ЭЭГ). На этом этапе ученые наконец приступили к серьезным поискам механизмов в мозге, которые связаны с сознательной обработкой информации.

За этим последовала череда прорывов, в том числе случай с 23-летней женщиной, которая получила тяжелую черепно-мозговую травму в автокатастрофе в июле 2005 года, в результате чего она не реагировала, также известное как бессознательное состояние.Она могла открывать глаза и демонстрировать циклы сна и бодрствования, но не реагировала на команды и не показывала признаков произвольного движения. Спустя пять месяцев она все еще не отвечала. В первом в своем роде исследовании Адриан Оуэн, нейробиолог, работавший тогда в Кембриджском университете, Великобритания, а теперь в Западном университете, и его коллеги наблюдали за женщиной с помощью фМРТ, давая ей серию словесных команд 1 . Когда команда попросила ее представить игру в теннис, они заметили активность в части ее мозга, называемой дополнительной моторной зоной.Когда они попросили ее представить, как она идет по дому, активность активизировалась в трех областях мозга, связанных с движением и памятью. Исследователи наблюдали те же закономерности у здоровых добровольцев, которым давали идентичные инструкции.

Активность мозга у людей в явно невосприимчивом состоянии может быть аналогична активности здоровых людей Фото: Адриан М. Оуэн

Открытие того, что некоторые люди в коме проявляют признаки сознания, изменило нейробиологию, говорит Сет.Работа показала, что некоторые люди могли понимать речь и, возможно, общаться, даже когда казалось, что они не реагируют на врачей и членов семьи.

За годы, прошедшие с момента публикации исследования Оуэна, исследования людей с черепно-мозговой травмой предоставили больше доказательств того, что сознание обнаруживается у 10–20% людей, которые не реагируют. В 2010 году в исследовании использовалась фМРТ для мониторинга мозга 54 человек в Бельгии и Великобритании с тяжелыми травмами головного мозга 2 .Пятеро проявили признаки отзывчивости мозга, когда им предложили представить игру в теннис или прогулку по дому или городу — протокол, аналогичный протоколу, установленному командой Оуэна пятью годами ранее. Двое из этих пяти человек не продемонстрировали никакой осведомленности при обычных обследованиях у постели больного.

Ученые также начали тестировать способы обнаружения сознания без необходимости давать людям устные инструкции. В серии исследований, которые начались в 2013 году 3 , нейробиолог Марчелло Массимини из Миланского университета и его коллеги использовали транскраниальную магнитную стимуляцию (ТМС) для создания электрического «эха» в мозге, которое можно зарегистрировать с помощью ЭЭГ.По словам Мартина Монти, нейробиолога из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, эта техника похожа на удар по мозгу, точно так же, как человек может постучать по стене, чтобы измерить ее толщину. Когда человек находится под общей анестезией или во сне без сновидений, эхо возникает просто. Но в сознательном мозге эхо-сигналы сложны и широко распространяются по поверхности коры головного мозга (внешний слой мозга). В конечном итоге работа может привести к созданию инструмента, способного обнаруживать сознание даже у людей, которые не могут видеть, слышать или реагировать на словесные команды.

Местоположение, местоположение, местоположение

По мере того, как ученые стали более искусными в обнаружении сознания, они начали определять, какие области и цепи мозга являются наиболее важными. Но до сих пор ведется много споров о том, что представляет собой сознание с точки зрения нервной системы, с особыми разногласиями по поводу того, какие процессы и области мозга имеют наибольшее значение.

По крайней мере, с девятнадцатого века ученые знали, что кора головного мозга важна для сознания. Свежие данные выделили заднюю корковую «горячую зону», которая отвечает за сенсорные ощущения.Например, в исследовании сна в 2017 году исследователи будили людей всю ночь, наблюдая за ними с помощью ЭЭГ 4 . Примерно в 30% случаев участники, которые просыпались, сообщали, что ничего не испытывали непосредственно перед тем, как проснуться. Исследование показало, что у людей без сознательного опыта во время сна перед пробуждением наблюдалась высокая низкочастотная активность в задне-корковой области мозга. Однако люди, сообщавшие, что им снились сны, проявляли меньшую низкочастотную активность и более высокочастотную.В результате исследователи предполагают, что, наблюдая за горячей зоной заднего кортикального слоя человека во время сна, можно было бы предсказать, спит ли он или нет, и даже определенное содержание его снов, включая лица, речь и движения.

Однако становится все более очевидным, что сознание не ограничивается только одной областью мозга. Вовлечены различные клетки и проводящие пути, в зависимости от того, что воспринимается, или типа восприятия. Изучение координации нейронных сигналов может помочь исследователям найти надежные признаки сознания.В исследовании 2019 года, в ходе которого были собраны данные фМРТ от 159 человек, исследователи обнаружили, что по сравнению с людьми, находящимися в минимально сознательном состоянии и находящимися под наркозом, мозг здоровых людей имел более сложные паттерны скоординированной передачи сигналов, которые также постоянно менялись 5 .

Осталось еще много неизвестного. Ученые расходятся во мнениях относительно того, как следует интерпретировать результаты исследования, и определение того, находится ли человек «в» или «вне» сознания, — это проблема, которая отличается от наблюдения за тем, что происходит в мозгу, когда он осознает различные типы информации.Тем не менее, исследования функции мозга на различных уровнях сознания начинают предлагать альтернативные способы взглянуть на мозг на механистическом уровне. Есть надежда, говорит Сет, что исследователи сознания смогут «перейти к психиатрии двадцать первого века, где мы сможем более конкретно вмешиваться в механизмы устранения конкретных симптомов».

Мастерим и лечим

Попытки вмешательства продолжаются, и люди с черепно-мозговой травмой могут быть одними из первых, кто выиграет.Например, на основе исследований, которые указывают на то, что таламус играет важную роль в сознании, Монти и его коллеги экспериментировали с неинвазивной техникой, которая использует ультразвук для стимуляции этой области мозга у людей с повреждением головного мозга.

Они провели первоначальное испытание процедуры на 25-летнем мужчине, который был в коме после автомобильной аварии 19 дней назад. В течение 3 дней мужчина восстановил способность понимать язык, отвечать на команды и отвечать на вопросы типа «да-нет» с помощью жестов головы.Пять дней спустя он пытался ходить.

Отчет о болезни 6 , опубликованный в 2016 году, дает понять, что его выздоровление могло быть совпадением — люди часто выходят из комы спонтанно. Но неопубликованные последующие исследования показывают, что ультразвуковой подход, вероятно, действительно имеет значение. С тех пор команда Монти провела процедуру стимуляции таламуса мужчине с черепно-мозговой травмой, который несколько лет назад попал в автомобильную аварию. Пациент долгое время находился в состоянии минимального сознания, в котором люди демонстрируют некоторые свидетельства осведомленности о своем окружении или самих себе.Через несколько дней после экспериментального лечения жена мужчины спросила его, узнает ли он конкретных людей на семейных фотографиях. Он мог достоверно ответить «да», посмотрев вверх, и «нет», посмотрев вниз. Монти вспоминает, как навещал пациента и его жену вскоре после процедуры. «Она посмотрела на меня и даже не поздоровалась. Она сказала: «Я хочу еще», — говорит Монти. Это был первый раз, когда она разговаривала с мужем после аварии.

Галлюцинация, созданная алгоритмом машинного обучения, имитирующим измененное зрительное восприятие.Предоставлено: Кейсуке Сузуки / Univ. Сассекс

Монти и его коллеги обнаружили аналогичные обнадеживающие результаты у нескольких других людей, находящихся в стойкой коме, но неясно, сохраняется ли эффект дольше нескольких недель, прежде чем получатели вернутся в исходное состояние. Работа группы продолжается, и теперь исследователи пытаются выяснить, продлит ли повторное лечение эффект от лечения. «Я действительно думаю, что это окажется возможным способом помочь пациентам выздороветь», — говорит Монти.«Кто-то однажды назвал это запуском мозга. Мы не совсем начинаем это делать, но метафора верна «.

Дальнейшее проникновение в механизмы сознания может привести к лучшему лечению тревожности, фобий и посттравматического стрессового расстройства, предполагает работа Хаквана Лау, нейробиолога из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, и его коллег. Стандартный подход к лечению страхов — это экспозиционная терапия, которая заставляет людей постоянно сталкиваться с тем, что пугает их больше всего. Но такое лечение неприятно, и процент отсева может достигать 50% и более.

Вместо этого команда Лау пытается перепрограммировать бессознательное, используя технику на основе фМРТ, которая вознаграждает людей за активацию определенных областей мозга. В двойном слепом испытании исследователи предложили 17 людям увеличить точку на экране компьютера, используя любую умственную стратегию 7 . Чем больше они смогут сделать это, тем больше денег им заплатят за завершение исследования. Участники могли думать о чем угодно. Однако они не знали, что точка будет расширяться только тогда, когда они активируют части своего мозга, которые, согласно предыдущим наблюдениям, сделанным на большей группе людей, становились активными, когда они видели изображения животных, которых они были. боятся, например, пауки или змеи.

Со временем участники научились лучше активировать правильные части своего мозга, но не думали о существах, вызывающих страх. После эксперимента потливость ладоней людей — черта, отражающая уровень их стресса — в ответ на вид этих животных, уменьшилась. Также снизилась активация миндалевидного тела, области мозга, которая реагирует на угрозы. Эта техника, казалось, перепрограммировала реакции мозга на страх вне сознательного понимания участников.

Лау и его коллеги тестируют эту процедуру на людях с фобиями, и в конечном итоге они надеются использовать ее для лечения посттравматического стрессового расстройства. Но у техники есть существенное ограничение. Несмотря на уменьшение физических симптомов, похоже, что это не влияет на то, как люди относятся к паукам и змеям. «Если вы спросите пациентов, действительно ли они боятся, — говорит Лау, — они ответят утвердительно».

В конечном счете, борьба со страхом может потребовать воздействия как на подсознательные, так и на сознательные пути, которые по-разному работают в мозге, говорит Джозеф Леду, нейробиолог из Нью-Йоркского университета в Нью-Йорке.Он говорит, что бессознательный путь выходит из миндалины. Но эти жесткие реакции на угрозы, по его мнению, вообще не следует рассматривать как страх. Вместо этого сознательное переживание страха происходит из когнитивного осознания и эмоциональной интерпретации ситуации. Получающиеся переживания не сосредоточены на миндалевидном теле. Леду говорит, что разница очевидна у людей со слепым зрением, которые не могут сознательно воспринимать визуальные стимулы, но действуют так, как будто могут. При представлении угрозы они проявляют активность миндалевидного тела вместе с физическими реакциями.Но они не сообщают, что боятся.

Этот разрыв связи может также помочь понять, почему современные лекарства от тревожности не всегда работают так, как надеются люди, говорит Леду. Эти лекарства, разработанные в ходе исследований на животных, могут воздействовать на цепи миндалевидного тела и влиять на поведение человека, например на уровень его робости, облегчая ему посещение общественных мероприятий. Но такие лекарства не обязательно влияют на сознательное переживание страха, что говорит о том, что в будущем лечении, возможно, потребуется рассматривать как бессознательные, так и сознательные процессы по отдельности.«Мы можем использовать подход, основанный на мозге, который рассматривает эти разные виды симптомов как продукты разных цепей, и разработать методы лечения, систематически нацеленные на разные цепочки», — говорит он. «Уменьшение громкости не меняет песню — только ее уровень».

Психиатрические расстройства — еще одна область интереса для исследователей сознания, говорит Лау, поскольку некоторые психические расстройства, включая шизофрению, обсессивно-компульсивное расстройство и депрессию, могут быть вызваны проблемами на бессознательном уровне — или даже конфликтами. между сознательными и бессознательными путями.Связь пока носит только гипотетический характер, но Сет исследовал нейронную основу галлюцинаций с помощью «машины галлюцинаций» — программы виртуальной реальности, которая использует машинное обучение для имитации визуальных галлюцинаторных переживаний у людей со здоровым мозгом. В ходе экспериментов он и его коллеги показали, что эти галлюцинации напоминают видения, которые люди испытывают при приеме психоделических препаратов, которые все чаще используются в качестве инструмента для исследования нейронных основ сознания.

Если исследователи смогут раскрыть механизмы, лежащие в основе галлюцинаций, они смогут манипулировать соответствующими областями мозга и, в свою очередь, лечить основную причину психоза, а не просто устранять симптомы. Демонстрируя, насколько легко манипулировать восприятием людей, добавляет Сет, работа предполагает, что наше чувство реальности — это всего лишь еще один аспект того, как мы воспринимаем мир.

В поисках легитимности

Каждый год десятки тысяч людей в Соединенных Штатах приходят в сознание под общим наркозом.Они не могут двигаться или говорить, но они могут слышать голоса или шум оборудования и чувствовать боль. Этот опыт может быть травмирующим и чреват этическими и юридическими последствиями для лечащих их врачей. Некоторые ученые работают над рекомендациями по общению с невосприимчивыми пациентами, а также над способами поиска признаков дискомфорта у таких людей. И они призывают к разработке улучшенного обучения и законов, чтобы иметь дело с возможностью того, что альтернативные способы обнаружения сознания изменят определение информированного согласия на медицинские процедуры.

Исследователи также начинают настаивать на улучшении коммуникации с общественностью о том, чего наука о сознании может и чего не может достичь. Мишель говорит, что утверждения, не подкрепленные эмпирическими данными, получили распространение в исследованиях сознания. Одна, в частности, комплексная теория информации, получила много частного финансирования и внимания средств массовой информации, хотя и была отклонена им и другими экспертами в этой области. В ходе неофициального опроса 249 исследователей в 2018 году Мишель и его коллеги обнаружили, что около 22% тех, кто не публиковал статьи или не посещал крупные собрания по вопросам сознания — и, следовательно, считались неспециалистами — доверяли интегрированной теории информации 8 .Мишель подозревает, что в этом может быть виноват «эффект гуру», поскольку неспециалисты думают, что сложные и непонятные утверждения, сделанные умными людьми, которые проецируют авторитет, с большей вероятностью будут правдой, чем более простые идеи. «В некотором смысле кажущаяся сложность теории используется как показатель ее вероятности истинности», — говорит Мишель. «На самом деле они этого не понимают, но они приходят к выводу, что если бы они это поняли, то, вероятно, сочли бы это правильной теорией сознания».

Чтобы укрепить легитимность науки о сознании и способствовать принятию идей, основанных на фактах, он и группа из 57 коллег из различных дисциплин, включая Сета, Лау, Гудейла и Леду, продолжили неофициальное исследование, опубликовав статью 2019 года. который рассмотрел состояние месторождения 9 .Его выводы были неоднозначными. Они написали, что исследование сознания еще не признано в качестве стратегической области Национальным институтом психического здоровья США. Создание рабочих мест в этой области отставало от других возникающих дисциплин, таких как нейроэкономика и социальная нейробиология. А государственное финансирование, особенно в Соединенных Штатах, было относительно скудным. Но некоторые области привлекают внимание. С середины 2000-х годов Национальные институты здравоохранения США предоставили несколько крупных грантов для поддержки исследований, в которых рассматриваются, среди других важных тем, неврологические различия между сознанием и нахождением в коме или бодрствованием и сном.Такие исследования могут открыть окно для изучения нейронных сигнатур сознания. Некоторые крупные частные благотворительные фонды и организации также поддерживают исследования больших идей в сознании, говорит Гудейл, который получает финансирование от одной из таких благотворительных организаций, Канадского института перспективных исследований в Торонто.

По мере накопления финансирования и публикаций, ученые становятся все более способными сделать исследования сознания разумной — если не центральной — частью их исследовательского плана, — говорит Сет.«Произошла общая ассимиляция сознания в рамках стандартной практики нейробиологии, психологии и медицины», — говорит он. «Он стал более нормализованным, и это хорошо».

7.1 Состояния сознания — Введение в психологию

Роберт Бисвас-Динер и Джейк Тини

Неважно, что вы делаете — решаете домашнее задание, играете в видеоигру, просто выбираете рубашку — все ваши действия и решения связаны с вашим сознанием.Но как бы часто мы ни использовали его, вы когда-нибудь задумывались: что такое сознание на самом деле? В этом модуле мы обсуждаем различные уровни сознания и то, как они могут повлиять на ваше поведение в различных ситуациях. Кроме того, мы исследуем роль сознания в других, «измененных» состояниях, таких как гипноз и сон.

Цели обучения

  1. Определите сознание и проведите различие между высоким и низким состояниями сознания
  2. Объясните связь между сознанием и предвзятостью
  3. Понимать разницу между популярными изображениями гипноза и тем, как он в настоящее время используется в терапевтических целях.

Приходилось ли вам когда-нибудь останавливаться рядом с вами на светофоре рядом с вами автолюбителем, который кричал себе мозги, ковырялся в носу или вел себя иным образом так, как он обычно не делал бы на публике? В одиночестве в машине есть что-то, что побуждает людей отключиться и забыть о том, что другие могут их видеть.Хотя эти небольшие упущения внимания забавляют всех нас, они также поучительны, когда дело касается темы сознания.

Рис. 7.2 Этот парень поет от души в своей мобильной музыкальной студии. Вы когда-нибудь делали это?

Сознание — термин, обозначающий осознанность. Он включает осознание себя, телесных ощущений, мыслей и окружающей среды. В английском языке мы используем противоположное слово «бессознательное», чтобы указать на бессмысленность или барьер на пути к осознанию, как в случае с «Тереза ​​упала с лестницы и ударилась головой, потеряв сознание».И все же психологическая теория и исследования показывают, что сознание и бессознательное сложнее, чем падение с лестницы. То есть сознание — это больше, чем просто «включено» или «выключено». Например, Зигмунд Фрейд (1856-1939) — теоретик психологии — понимал, что даже когда мы бодрствуем, многие вещи лежат за пределами нашего сознательного осознания (например, находясь в машине и забывая, что остальной мир может заглянуть в вашу жизнь) окна). В ответ на это понятие Фрейд ввел понятие «подсознание» (Freud, 2001) и предположил, что некоторые из наших воспоминаний и даже наши основные мотивации не всегда доступны нашему сознательному уму.

Поразмыслив, легко увидеть, насколько скользким является тематическое сознание. Например, находятся ли люди в сознании, когда они мечтают? А когда они пьяны? В этом модуле мы опишем несколько уровней сознания, а затем обсудим измененные состояния сознания, такие как гипноз и сон.

В 1957 году маркетинговый исследователь вставил слова «Ешьте попкорн» на один кадр фильма, который показывали по всей территории Соединенных Штатов. И хотя этот кадр проецировался на экран фильма только на 1/24 секунды — скорость слишком высока, чтобы быть осознанной, — исследователь сообщил об увеличении продаж попкорна почти на 60%.Практически сразу все формы «подсознательной передачи сообщений» были отрегулированы в США и запрещены в таких странах, как Австралия и Великобритания. Несмотря на то, что позже было показано, что исследователь сфабриковал данные (он даже не вставил слова в фильм), этот страх перед влиянием на наше подсознание сохраняется. По сути, этот вопрос противопоставляет друг другу различные уровни осведомленности. С одной стороны, мы имеем «низкую осведомленность» о тонких, даже подсознательных влияниях. С другой стороны, есть вы — сознательное мышление, чувство вас, которое включает в себя все, что вы в настоящее время осознаете, даже читая это предложение.Однако, если мы рассмотрим эти разные уровни осведомленности по отдельности, мы сможем лучше понять, как они действуют.

Низкая осведомленность

Вы постоянно получаете и оцениваете сенсорную информацию. Хотя в каждый момент слишком много образов, запахов и звуков, чтобы их все можно было осознанно учитывать, наш мозг, тем не менее, обрабатывает всю эту информацию. Например, были ли вы когда-нибудь на вечеринке, переполненные всеми людьми и разговорами, когда из ниоткуда вы слышите свое имя? Даже если вы понятия не имеете, что еще говорит этот человек, вы каким-то образом осознаете свое имя (подробнее об этом, «эффекте коктейльной вечеринки», см. Модуль Нобы о внимании).Итак, даже если вы не знаете о различных стимулах в вашем окружении, ваш мозг уделяет им больше внимания, чем вы думаете.

Подобно рефлексу (например, прыжок при испуге), некоторые реплики или значимая сенсорная информация автоматически вызывают у нас реакцию, даже если мы никогда ее сознательно не воспринимаем. Например, Оман и Соарес (1994) измерили незначительные вариации потоотделения у участников, которые боялись змей. Исследователи мелькали изображениями разных объектов (напр.g., грибы, цветы и, самое главное, змеи) на экране перед ними, но делали это на такой скорости, что участник не знал, что он или она на самом деле видел. Однако, когда появлялись изображения змей, эти участники начинали больше потеть (то есть, это было признаком страха), даже если они понятия не имели, что они только что посмотрели!

Хотя наш мозг воспринимает некоторые стимулы без нашего сознательного осознания, действительно ли они влияют на наши последующие мысли и поведение? В знаменательном исследовании Барг, Чен и Берроуз (1996) предлагали участникам решить головоломку с поиском слов, в которой ответы относились к словам о пожилых людях (например,g., «старый», «бабушка») или что-то случайное (например, «тетрадь», «помидор»). После этого исследователи тайно измерили, как быстро участники вышли из эксперимента по коридору. И хотя никто из участников не знал темы ответов, те, кто решил головоломку с помощью старых слов (по сравнению с теми, кто использовал другие типы слов), шли по коридору медленнее!

Рис. 7.3. Исследования и репликация

. Этот эффект называется примированием . (т. Е. Легкая «активация» определенных концепций и ассоциаций из памяти) был обнаружен в ряде других исследований.Например, воодушевление людей, заставляя их пить из теплого стакана (а не из холодного), привело к тому, что они стали вести себя более «тепло» по отношению к другим (Williams & Bargh, 2008). Хотя все эти влияния происходят незаметно для человека, они все же оказывают значительное влияние на последующие мысли и поведение.

За последние два десятилетия исследователи добились успехов в изучении аспектов психологии, которые существуют за пределами сознательного осознания. Как вы понимаете, трудно использовать самоотчеты и опросы, чтобы спрашивать людей о мотивах или убеждениях, о которых они сами могут даже не знать! Один из способов обойти эту трудность можно найти в тесте неявных ассоциаций , или IAT (Greenwald, McGhee & Schwartz, 1998).Этот метод исследования использует компьютеры для оценки времени реакции людей на различные стимулы, и его очень сложно подделать, поскольку он регистрирует автоматические реакции, которые происходят за миллисекунды. Например, чтобы пролить свет на глубоко укоренившиеся предубеждения, IAT может представлять фотографии лиц европеоидной и азиатской национальностей, предлагая участникам исследования как можно быстрее нажимать кнопки с указанием «хорошо» или «плохо». Даже если участник нажимает «хорошо» для каждого показанного лица, IAT все равно может улавливать крошечные задержки в ответе.Задержки связаны с большими умственными усилиями, необходимыми для обработки информации. Когда информация обрабатывается быстро — как в примере с белыми лицами, оцениваемыми как «хорошие», — это может контрастировать с более медленной обработкой — как в примере с азиатскими лицами, оцениваемыми как «хорошие», — и разница в скорости обработки отражается. предвзятости. В этом отношении IAT использовался для исследования стереотипов (Nosek, Banaji & Greenwald, 2002), а также самооценки (Greenwald & Farnam, 2000). Этот метод может помочь выявить неосознанные предубеждения, а также те, которые мы мотивированы подавлять.

Рисунок 7.4 Фактический снимок экрана с IAT (Implicit Association Test), который человек может сделать для проверки своих мысленных представлений различных когнитивных конструкций. В данном конкретном случае это предмет, проверяющий бессознательную реакцию человека на представителей различных этнических групп. [Изображение: любезно предоставлено Энтони Гринвальдом из Project Implicit]

High Awareness

Тот факт, что на нас могут влиять эти «невидимые» факторы, не означает, что они беспомощно контролируют нас.Другая сторона континуума осознавания известна как «высокая осведомленность». Это включает в себя упорное внимание и внимательное принятие решений. Например, когда вы слушаете забавную историю на свидании или думаете, какое расписание занятий было бы предпочтительнее, или решая сложную математическую задачу, вы задействуете состояние сознания, которое позволяет вам хорошо осознавать определенные детали и сосредотачиваться на них. в вашем окружении.

Рисунок 7.5. Медитация веками практиковалась в религиозном контексте.За последние 50 лет она стала все более популярной как светская практика. Научные исследования связывают медитацию со снижением стресса и улучшением самочувствия.

Внимательность — это состояние высшего сознания, которое включает осознание мыслей, проходящих через голову. Например, приходилось ли вам когда-нибудь огрызаться на кого-то в отчаянии только для того, чтобы на мгновение задуматься, почему вы так агрессивно ответили? Это более напряженное рассмотрение ваших мыслей можно описать как расширение вашего сознательного осознания, поскольку вы уделяете время рассмотрению возможных влияний на свои мысли.Исследования показали, что, когда вы занимаетесь этим более осознанным размышлением, вас меньше убеждают неуместные, но предвзятые влияния, такие как присутствие знаменитости в рекламе (Petty & Cacioppo, 1986). Более высокая осведомленность также связана с распознаванием того, что вы используете стереотип, а не с справедливой оценкой другого человека (Gilbert & Hixon, 1991).

Люди чередуются между состояниями низкого и высокого мышления. То есть мы переключаемся между сфокусированным вниманием и менее внимательным состоянием по умолчанию, и у нас есть нейронные сети для обоих (Raichle, 2015).Интересно, что чем меньше мы уделяем внимания, тем больше вероятность того, что на нас будут влиять бессознательные стимулы (Chaiken, 1980). Хотя эти тонкие влияния могут влиять на нас, мы можем использовать наше высшее сознание для защиты от внешних влияний. В так называемой модели гибкой коррекции (Wegener & Petty, 1997) люди, которые осознают, что на их мысли или поведение влияет ненадлежащий внешний источник, могут исправить свое отношение к предвзятости.Например, вы могли знать, что на вас влияет упоминание определенных политических партий. Если вы были заинтересованы в рассмотрении государственной политики, вы можете принять во внимание свои собственные предубеждения, чтобы попытаться справедливо рассмотреть эту политику (исходя из ее собственных достоинств, а не привязанности к определенной стороне).

Чтобы прояснить отношения между низшим и высшим сознанием, представьте, что мозг подобен путешествию по реке. В состоянии низкой осознанности вы просто плывете на небольшом резиновом плоту и позволяете течению подталкивать вас.Просто плыть по течению не очень сложно, но и у вас нет полного контроля. Более высокие состояния сознания больше похожи на путешествие на каноэ. В этом случае у вас есть весло, и вы можете управлять, но это требует больше усилий. Эта аналогия применима ко многим состояниям сознания, но не ко всем. А как насчет других состояний, таких как сон, мечты или гипноз? Как они связаны с нашим сознательным осознанием?

Таблица 7.1 Состояния сознания

Гипноз

Если вы когда-либо наблюдали выступление сценического гипнотизера, он может нарисовать обманчивый портрет этого состояния сознания.Например, загипнотизированные люди на сцене, похоже, находятся в состоянии, похожем на сон. Однако по мере того, как гипнотизер продолжает шоу, вы заметите некоторые глубокие различия между сном и гипнозом. А именно, когда вы спите, слово «клубника» не заставляет вас махать руками, как курица. В сценических представлениях загипнотизированные участники кажутся очень легко поддающимися внушению до такой степени, что они, по-видимому, находятся под контролем гипнотизера. Такие представления занимательны, но позволяют сенсационно раскрыть истинную природу гипнотических состояний.

Рисунок 7.6 Люди, находящиеся под гипнозом на сцене.

Гипноз — это реальное, задокументированное явление, которое изучается и обсуждается более 200 лет (Pekala et al., 2010). Франца Месмера (1734–1815) часто считают одним из первых людей, «открывших» гипноз, который он использовал для лечения членов элитного общества, которые испытывали психологический стресс. Именно от имени Месмера мы получили английское слово «гипнотизирующий», означающее «привлекать или удерживать внимание человека». Месмер приписывал эффект гипноза «животному магнетизму», предполагаемой универсальной силе (подобной гравитации), которая действует во всех человеческих телах.Даже в то время такое описание гипноза не получало научной поддержки, а сам Месмер часто был центром споров.

Спустя годы исследователи предположили, что гипноз — это психическое состояние, характеризующееся пониженным периферическим осознаванием и повышенным вниманием к единственному стимулу, что приводит к повышенной восприимчивости к внушению (Kihlstrom, 2003). Например, гипнотизер обычно вызывает гипноз, заставляя человека обращать внимание только на голос гипнотизера.По мере того, как человек все больше и больше сосредотачивается на этом, он / она начинает забывать контекст обстановки и реагирует на внушения гипнотизера, как если бы они были его или ее собственными. Некоторые люди от природы более поддаются внушению и, следовательно, более «гипнотизируемы», чем другие, и это особенно верно для тех, кто обладает высокими показателями эмпатии (Wickramasekera II & Szlyk, 2003). Одна из распространенных уловок сценических гипнотизеров — отказываться от добровольцев, которые менее поддаются внушению, чем другие.

Диссоциация — это отделение осознания человека от всего, кроме того, на чем он сосредоточен в центре.Например, если вы когда-либо мечтали в классе, вы, вероятно, были настолько захвачены фантазией, что не слышали ни слова, сказанного учителем. Во время гипноза эта диссоциация становится еще более сильной. То есть человек настолько концентрируется на словах гипнотизера, что теряет перспективу на весь остальной мир вокруг него. Вследствие диссоциации человек менее старается и менее застенчив в отношении своих собственных мыслей и поведения. Подобно состояниям низкой осведомленности, когда человек часто действует в соответствии с первой мыслью, которая приходит в голову, также и в гипнозе человек просто следует первой мысли, которая приходит в голову, т.е.е., внушение гипнотизера. Тем не менее, то, что человек более восприимчив к внушению под гипнозом, не означает, что он / она будет делать что-либо, что ему прикажут. Чтобы быть загипнотизированным, вы должны сначала захотеть, чтобы был загипнотизирован (т. Е. Вас нельзя загипнотизировать против вашей воли; Lynn & Kirsh, 2006), и после того, как вы загипнотизированы, вы не будете делать ничего, чего бы вы тоже не сделали. делайте это в более естественном состоянии сознания (Lynn, Rhue, & Weekes, 1990).

Сегодня гипнотерапия все еще используется в различных форматах, и она возникла из того, что Месмер когда-то возился с этой концепцией.Современная гипнотерапия часто использует комбинацию расслабления, внушения, мотивации и ожидания для создания желаемого психического или поведенческого состояния. Хотя существуют противоречивые данные о том, может ли гипнотерапия помочь в уменьшении зависимости (например, отказ от курения; Abbot et al., 1998), есть некоторые свидетельства того, что она может быть успешной в лечении пациентов, страдающих острой и хронической болью (Ewin, 1978; Syrjala et al. др., 1992). Например, в одном исследовании изучали лечение ожоговых пациентов гипнотерапией, псевдогипнозом (т.е., состояние плацебо), или вообще никакого лечения. Впоследствии, даже если люди в состоянии плацебо испытали уменьшение боли на 16%, те, кто находился в состоянии фактического гипноза, испытали уменьшение боли почти на 50% (Patterson et al., 1996). Таким образом, даже несмотря на то, что гипноз может быть сенсационным для телевидения и фильмов, его способность отделять человека от его окружения (или его боли) в сочетании с повышенной внушаемостью рекомендациям врача (например, «вы будете меньше беспокоиться о своей хронической боли»). ) — это документально подтвержденная практика с реальными медицинскими преимуществами.

Теперь, подобно гипнотическим состояниям, трансовых состояний также включают диссоциацию самости; однако говорят, что люди в состоянии транса имеют меньший произвольный контроль над своим поведением и действиями. Состояния транса часто возникают во время религиозных церемоний, когда человек считает, что он или она «одержимы» потусторонним существом или силой. Находясь в трансе, люди сообщают анекдотические рассказы о «высшем сознании» или общении с большей силой. Тем не менее, основная масса исследований, изучающих этот феномен, имеет тенденцию отвергать утверждение о том, что эти переживания представляют собой «измененное состояние сознания».”

Большинство исследователей сегодня описывают как гипноз, так и состояния транса как «субъективные» изменения сознания, а не как фактически отдельную или развитую форму (Kirsch & Lynn, 1995). Точно так же, как вы чувствуете себя по-другому, когда вы находитесь в состоянии глубокого расслабления, вы тоже находитесь в состоянии гипноза, и состояния транса просто выходят за рамки стандартного сознательного опыта. Исследователи утверждают, что даже несмотря на то, что состояния гипноза и транса кажутся и ощущаются совершенно иначе, чем нормальный человеческий опыт, их можно объяснить стандартными социально-когнитивными факторами, такими как воображение, ожидание и интерпретация ситуации.

Сон

Рис. 7.7. Сон необходим для нормального функционирования людей.

Возможно, вы испытали ощущение — когда вы засыпаете — падаете, а затем обнаружили, что физически дергаетесь вперед и хватаетесь, как если бы вы действительно падали. Сон — уникальное состояние сознания; ему не хватает полного осознания, но мозг все еще активен. Люди обычно следуют «биологическим часам», которые влияют, когда они естественным образом становятся сонливыми, когда они засыпают, и когда они естественным образом просыпаются.Гормон мелатонин увеличивается ночью и связан с сонливостью. Ваш естественный суточный ритм, или Circadian Rhythm , может зависеть от количества дневного света, которому вы подвержены, а также от вашей работы и графика активности. Изменение вашего местоположения, например перелет из Канады в Англию, может нарушить ваш естественный ритм сна, и мы называем это отставанием от часовых поясов . Вы можете преодолеть смену часовых поясов, синхронизируя себя с местным графиком, выставляя себя на дневной свет и заставляя себя бодрствовать, даже если вы по своей природе сонливы.

Интересно, что сон — это больше, чем просто отключение на ночь (или для того, чтобы вздремнуть). Вместо того, чтобы выключаться как свет одним щелчком переключателя, ваш сдвиг в сознании отражается на электрической активности вашего мозга. Пока вы бодрствуете и бодрствуете, активность вашего мозга отмечается волнами бета и . Бета-волны характеризуются высокой частотой, но низкой интенсивностью. Кроме того, они представляют собой самую непостоянную мозговую волну, и это отражает широкий диапазон сенсорных входных сигналов, которые человек обрабатывает в течение дня.Когда вы начнете расслабляться, эти волны изменятся на альфа и волны. Эти волны отражают менее частую, более последовательную и более интенсивную деятельность мозга. По мере того, как вы погружаетесь в настоящий сон, вы проходите через множество стадий. Ученые расходятся во мнениях относительно того, как они характеризуют стадии сна: некоторые эксперты утверждают, что существует четыре различных стадии (Manoach et al., 2010), в то время как другие признают пять (Šušmáková, & Krakovská, 2008), но все они различают те, которые включают быстрое движение глаз. (REM) и те, которые не являются быстрым движением глаз (NREM).Кроме того, каждая стадия обычно характеризуется своим уникальным паттерном активности мозга:

  • Стадия 1 (называемая NREM 1 или N1) — это стадия «засыпания», она отмечена тета-волнами.
  • Стадия 2 (называемая NREM 2 или N2) считается легким сном. Здесь бывают случайные «веретена сна» или мозговые волны очень высокой интенсивности. Считается, что они связаны с обработкой воспоминаний. NREM 2 составляет около 55% всего сна.
  • Стадия 3 (называемая NREM 3 или N3) составляет от 20 до 25% всего сна и характеризуется большим расслаблением мышц и появлением дельта-волн.
  • Наконец, быстрый сон отмечен быстрым движением глаз (REM). Интересно, что этот этап — с точки зрения активности мозга — похож на бодрствование. То есть мозговые волны возникают менее интенсивно, чем на других стадиях сна. Быстрый сон составляет около 20% всего сна и связан со сновидениями.
Рис. 7.8. Изменения мозговой активности или мозговых волн на разных стадиях сознания — от бодрствования и на разных стадиях сна.

Сны, пожалуй, самый интересный аспект сна.На протяжении всей истории сновидениям уделялось особое внимание из-за их уникальной, почти мистической природы. Считалось, что это предсказания будущего, намеки на скрытые аспекты личности, важные уроки о том, как жить жизнью, или возможности совершить невозможные дела, такие как полет. Есть несколько конкурирующих теорий о том, почему людям снятся сны. Во-первых, это наша бессознательная попытка осмыслить наш повседневный опыт и обучение. Другое, популяризированное Фрейдом, состоит в том, что сны представляют собой табу или неприятные желания или желания.Независимо от конкретной причины мы знаем несколько фактов о сновидениях: все люди видят сны, мы видим сны на каждой стадии сна, но сны во время быстрого сна особенно ярки. Одной из малоизученных областей исследования сновидений являются возможные социальные функции сновидений: мы часто делимся своими снами с другими и используем их для развлечения.

Сон выполняет множество функций, одна из которых — дать нам период умственного и физического восстановления. Детям обычно требуется больше сна, чем взрослым, поскольку они развиваются.Фактически, это настолько важно, что недостаток сна связан с широким кругом проблем. Люди, которые не высыпаются, более раздражительны, у них медленнее время реакции, им труднее удерживать внимание и они принимают менее правильные решения. Интересно, что эта проблема актуальна для жизни студентов колледжа. В одном широко цитируемом исследовании исследователи обнаружили, что 1 из 5 студентов засыпает ночью более 30 минут, 1 из 10 время от времени принимал снотворные, и более половины сообщили, что «в основном устали» по утрам (Buboltz, et al, 2001).

Психоактивные препараты

16 апреля 1943 года Альберт Хоффман, швейцарский химик, работающий в фармацевтической компании, случайно проглотил недавно синтезированное лекарство. Наркотик — диэтилимид лизергиновой кислоты (ЛСД) — оказался мощным галлюциногеном. Хоффман вернулся домой и позже сообщил о действии препарата, описав их как видение мира через «искривленное зеркало» и переживание видений «необычных форм с интенсивной калейдоскопической игрой цветов». Хоффман открыл то, что уже знали представители многих традиционных культур по всему миру: есть вещества, которые при проглатывании могут оказать сильное влияние на восприятие и сознание.

Наркотики влияют на физиологию человека по-разному, и исследователи и врачи склонны классифицировать лекарства в соответствии с их действием. Здесь мы кратко рассмотрим 3 категории наркотиков: галлюциногены, депрессанты и стимуляторы.

Галлюциногены

Возможно, галлюциногены — это вещества, которые исторически использовались наиболее широко. Традиционные общества использовали галлюциногены растительного происхождения, такие как пейот, эбене и псилоцибиновые грибы, в широком спектре религиозных церемоний. Галлюциногены — это вещества, которые изменяют восприятие человека, часто вызывая нереальные видения или галлюцинации. Существует широкий спектр галлюциногенов, и многие из них используются в качестве развлекательных веществ в промышленно развитых странах. Общие примеры включают марихуану, ЛСД и МДМА (также известный как «экстази»). Марихуана — это сушеные цветы конопли, и ее часто курят, чтобы вызвать эйфорию . Активный ингредиент марихуаны, называемый ТГК, может вызывать искажение восприятия времени, вызывать бессвязные, несвязанные мысли и иногда ассоциируется с повышенным чувством голода или чрезмерным смехом.Использование и хранение марихуаны незаконно в большинстве мест, но, похоже, эта тенденция меняется. Уругвай, Бангладеш и некоторые из Соединенных Штатов недавно легализовали марихуану. Отчасти это может быть связано с изменением общественного мнения или с тем фактом, что марихуана все чаще используется в медицинских целях, таких как лечение тошноты или глаукомы.

Депрессанты

Депрессанты — это вещества, которые, как следует из названия, замедляют физиологию организма и психические процессы.Алкоголь — наиболее широко используемый депрессант. Воздействие алкоголя включает снижение подавленности, а это означает, что люди в состоянии алкогольного опьянения с большей вероятностью будут действовать так, как они иначе не хотели бы. Психологические эффекты алкоголя являются результатом увеличения нейромедиатора ГАМК. Есть также физические эффекты, такие как потеря равновесия и координации, и они происходят из-за того, что алкоголь нарушает координацию зрительной и двигательной систем мозга. Несмотря на то, что алкоголь так широко принят во многих культурах, он также связан с множеством опасностей.Во-первых, алкоголь токсичен, а это означает, что он действует как яд, потому что можно выпить больше алкоголя, чем организм может эффективно удалить из кровотока. Когда содержание алкоголя в крови (BAC) человека достигает от 0,3 до 0,4%, возникает серьезный риск смерти. Во-вторых, отсутствие суждения и физического контроля, связанное с алкоголем, связано с более рискованным поведением или опасным поведением, таким как вождение в нетрезвом виде. Наконец, алкоголь вызывает привыкание, и люди, которые много пьют, часто сталкиваются с серьезным препятствием в их способности эффективно работать или в их близких отношениях.

К другим распространенным депрессантам относятся опиаты (также называемые «наркотиками»), которые представляют собой вещества, синтезируемые из цветка мака. Опиаты стимулируют выработку эндорфинов в головном мозге, и из-за этого они часто используются медицинскими работниками как болеутоляющие. К сожалению, поскольку такие опиаты, как оксиконтин, вызывают эйфорию, они все чаще используются — незаконно — в качестве рекреационных веществ. Опиаты вызывают сильное привыкание.

Стимуляторы

Рис. 7.9 Кофеин — самый широко потребляемый стимулятор в мире.Скажите честно, сколько чашек кофе, чая или энергетических напитков вы выпили сегодня?

Стимуляторы — это вещества, которые «ускоряют» физиологические и психические процессы в организме. Два обычно используемых стимулятора — это кофеин (наркотик, содержащийся в кофе и чае) и никотин, активный препарат в сигаретах и ​​других табачных изделиях. Эти вещества легальны и относительно недороги, что привело к их широкому использованию. Многих людей привлекают стимуляторы, потому что они чувствуют себя более бодрыми под действием этих препаратов.Как и любой другой наркотик, его употребление связано с риском для здоровья. Например, чрезмерное употребление этих стимуляторов может вызвать беспокойство, головные боли и бессонницу. Точно так же курение сигарет — наиболее распространенный способ употребления никотина — связано с более высоким риском развития рака. Например, среди заядлых курильщиков 90% случаев рака легких напрямую связаны с курением (Stewart & Kleihues, 2003).

Существуют и другие стимуляторы, такие как кокаин и метамфетамин (также известные как «кристаллический мет» или «лед»), которые обычно используются незаконно.Эти вещества действуют, блокируя «повторный захват» дофамина в головном мозге. Это означает, что мозг не выводит дофамин естественным образом и накапливается в синапсах, вызывая эйфорию и бдительность. По мере того, как эффекты стираются, это вызывает сильную тягу к большему количеству препарата. Из-за этого эти мощные стимуляторы вызывают сильное привыкание.

Когда вы думаете о своей повседневной жизни, легко убаюкать веру в то, что есть одна «установка» для вашей сознательной мысли. То есть вы, вероятно, верите, что придерживаетесь одних и тех же мнений, ценностей и воспоминаний в течение дня и в течение недели.Но «вы» похожи на тусклый выключатель света, который можно переключать от полной темноты к полной яркости. Этот переключатель — сознание. В самой яркой обстановке вы полностью бдительны и осведомлены; при диммерных настройках вы мечтаете; а сон или потеря сознания представляют собой еще более тусклые настройки. Степень, в которой вы находитесь в высоком, среднем или низком состоянии сознательного осознания, влияет на то, насколько вы восприимчивы к убеждению, насколько ясны ваши суждения и сколько деталей вы можете вспомнить.Таким образом, понимание уровней осведомленности лежит в основе понимания того, как мы учимся, принимаем решения, запоминаем и многие другие жизненно важные психологические процессы.

Внешние ресурсы

Приложение

: Визуальные иллюзии для iPad. http://www.exploratorium.edu/explore/apps/color-uncovered

Книга: Замечательная книга о том, как мало мы знаем о себе: Уилсон, Т. Д. (2004). Незнакомцы с собой . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. http: //www.hup.harvard.edu/catalog.php?isbn=9780674013827

Книга: Еще одна замечательная книга о свободе воли — или ее отсутствии ?: Вегнер, Д. М. (2002). Иллюзия сознательной воли . Кембридж, Массачусетс: MIT Press. https://mitpress.mit.edu/books/illusion-conscious-will

Информация об алкоголизме, злоупотреблении алкоголем и лечении: http://www.niaaa.nih.gov/alcohol-health/support-treatment

Американская психологическая ассоциация предоставляет информацию о том, как хорошо выспаться ночью, а также о нарушениях сна http: // www.apa.org/helpcenter/sleep-disorders.aspx

Симулятор ЛСД: В этом симуляторе используются оптические иллюзии для имитации галлюгиногенного переживания ЛСД. Просто следуйте инструкциям в этом двухминутном видео. Отведя взгляд, вы можете увидеть мир вокруг себя в искаженном или пульсирующем виде, похожем на действие ЛСД. Эффект временный и исчезнет примерно через минуту.

Национальный фонд сна — это некоммерческая организация, предлагающая видеоролики о бессоннице, обучении детей засыпанию и другим темам https: // sleepfoundation.орг / видеотека

Видео: Художник, который периодически принимал ЛСД и рисовал автопортреты: http://www.openculture.com/2013/10/artist-draws-nine-portraits-on-lsd-during-1950s-research-experiment.html

Видео: Интересное видео на внимание: http://www.dansimons.com/videos.html

Видео: видеоролик о внетелесных переживаниях, вызванных с помощью виртуальной реальности.

Видео: клипса на иллюзию резиновой руки из научного сериала BBC «Горизонт.”

Видео: Клип, показывающий пациента со зрением, из документального фильма «Призраки в мозгу».

Видео: Демонстрация слепоты, вызванной движением. Внимательно смотрите на синий движущийся узор. Одно или несколько желтых пятен могут исчезнуть:

Видео: Хауи Мандель из America’s Got Talent, загипнотизированный рукопожатием с людьми:

Видео: «Визуализация мозга, чтение мыслей» — выступление Марселя Месулама.http://video.at.northwestern.edu/lores/SO_marsel.m4v

Видео: Лукас Хандверкер — сценический гипнотизер обсуждает терапевтические аспекты гипноза:

Видео: Ted Talk — Саймон Льюис: Не принимайте сознание как должное http://www.ted.com/talks/simon_lewis_don_t_take_consciousness_for_granted.html

Видео: TED Talk об исследовании снов:

Видео: Проблема разума и тела — Интервью с Недом Блоком:

Хотите быстро продемонстрировать грунтовку? (Хотите быстро продемонстрировать, насколько мощными могут быть эти эффекты? Посмотрите:

Web: Хороший обзор прайминга: http: // en.wikipedia.org/wiki/Priming_(psychology)

Интернет: Определения сознания: http://www.consciousentities.com/definitions.htm

Web: Узнайте больше о слепоте, вызванной движением, на веб-сайте Майкла Баха: http://www.michaelbach.de/ot/mot-mib/index.html

Вопросы для обсуждения

  1. Если бы кто-то был в коме после аварии, и вы хотели бы лучше понять, насколько он был «сознательным» или осведомленным, как бы вы это сделали?
  2. Какие факторы повседневной жизни мешают людям высыпаться? Что мешает вам спать?
  3. Как часто вы вспоминаете свои сны? Есть ли в ваших снах повторяющиеся образы или темы? Как вы думаете, почему это так?
  4. Вспомните моменты, когда вы фантазируете или позволяете своему разуму блуждать? Опишите эти моменты: вы больше будете один или с другими? Есть ли у вас определенные виды деятельности, которые кажутся вам особенно склонными к мечтаниям?
  5. Ряд традиционных обществ используют в церемониях вещества, изменяющие сознание.Как вы думаете, почему они это делают?
  6. Как вы думаете, со временем меняется ли отношение к употреблению наркотиков? Если да, то как? Как вы думаете, почему происходят эти изменения?
  7. Учащиеся старших классов и колледжей все чаще используют стимуляторы, такие как аддерол, в качестве учебных пособий и «средств повышения успеваемости». Каково ваше мнение об этой тенденции?

Авторство изображений

Рисунок 7.2: Джошуа Оммен, https://goo.gl/Za97c3, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF

Рисунок 7.5: Индрек Торило, https://goo.gl/Bc5Iwm, CC BY-NC 2.0, https://goo.gl/FIlc2e

Рисунок 7.6: New Media Expo, https://goo.gl/FWgBqs, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/FIlc2e

Рисунок 7.7: jaci XIII, https://goo.gl/pog6Fr, CC BY-NC 2.0, https://goo.gl/FIlc2e

Рисунок 7.8: Noba

Рисунок 7.9: Personeelsnet, https://goo.gl/h0GQ3R, CC BY-SA 2.0, https://goo.gl/iZlxAE

Список литературы

Аббат, Н.К., Стед, Л. Ф., Уайт, А. Р., Барнс, Дж., И Эрнст, Э. (1998). Гипнотерапия для отказа от курения. Кокрановская база данных систематических обзоров, 2.

Барг, Дж. А., Чен, М., и Берроуз, Л. (1996). Автоматичность социального поведения: прямое влияние конструкции черты и активации стереотипа на действие. Журнал личности и социальной психологии, 71 (2), 230.

Бубольц В., Браун Ф. и Сопер Б. (2001). Привычки сна и модели студентов колледжа: предварительное исследование. Журнал здоровья Американского колледжа , 50, 131-135.

Чайкен, С. (1980). Сравнение эвристики и систематической обработки информации и использование источника вместо подсказок для убеждения. Журнал личности и социальной психологии, 39 (5), 752.

Эвин, Д. М. (1978). Клиническое применение гипноза для уменьшения глубины ожога. Гипноз в докладах, отобранных к двухсотлетию седьмого Международного конгресса гипноза и психосоматической медицины .Нью-Йорк: Пленум Пресс.

Фрейд, С. (2001). Стандартное издание полных психологических работ Зигмунда Фрейда: Толкование снов (первая часть) (том 4). Случайный дом.

Гилберт, Д. Т., и Хиксон, Дж. Г. (1991). Проблема мышления: активация и применение стереотипных представлений. Журнал личности и социальной психологии, 60 (4), 509.

Гринвальд, А.Г., и Фарнхэм, С.Д. (2000). Использование теста неявных ассоциаций для измерения самооценки и самооценки. Journal of Personality and Social Psychology , 79, 1022-1038.Greenwald, A. G., McGhee, D. E., & Schwartz, J. K. L. (1998). Измерение индивидуальных различий в неявном познании: Тест неявной ассоциации. Журнал личности и социальной психологии , 74, 1464-1480.

Кильстрем, Дж. Ф. (2003). Гипноз и память. В J.F. Byrne (Ed.), Learning and memory , 2nd ed. (стр. 240-242). Фармингтон-Хиллз, штат Мичиган: номер Macmillan

Кирш, И., И Линн, С. Дж. (1995). Измененное состояние гипноза: изменения в теоретическом ландшафте. Американский психолог, 50 (10), 846.

Линн С. Дж. И Кирш И. (2006). Основы клинического гипноза . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Линн, С. Дж., Рю, Дж. У. и Уикс, Дж. Р. (1990). Гипнотическая непроизвольность: социально-когнитивный анализ. Психологический обзор , 97, 169–184.

Маноах, Д. С., Таккар, К.Н., Стройновски, Э., Эли, А., Мак-Кинли, С. К., Вамсли, Э.,… и Стикголд, Р. (2010). Сниженная консолидация процедурного обучения в течение ночи при хронической лекарственной шизофрении связана с определенными стадиями сна. Журнал психиатрических исследований, 44 (2), 112-120.

Носек, Б.А., Банаджи, М.Р., и Гринвальд, А.Г. (2002). Извлечение неявных групповых установок и убеждений с демонстрационного веб-сайта. Group Dynamics, 6 (1), 101-115.

Паттерсон, Д.Р., Эверетт, Дж. Дж., Бернс, Г. Л., и Марвин, Дж. А. (1992). Гипноз для лечения ожоговой боли. Консультационный журнал и клиническая психология , 60, 713-17

Пекала, Р. Дж., Кумар, В. К., Маурер, Р., Эллиот-Картер, Н., Мун, Э. и Маллен, К. (2010). Внушаемость, ожидание, эффекты состояния транса и глубина гипноза: I. Значение для понимания гипноза. Американский журнал клинического гипноза, 52 (4), 275-290.

Петти, Р. Э., и Качиоппо, Дж.Т. (1986). Уточненная правдоподобная модель убеждения. В L. Berkowitz (Ed.), Advances in Experimental Social Psychology (Vol. 19, pp. 123-205). Нью-Йорк: Academic Press.

Райхл М. Э. (2015). Сеть режима мозга по умолчанию. Annual Review of Neuroscience, 38 , 433-447.

Стюарт Б. и Кляйнхуэз П. (2003). Отчет о раке в мире . Всемирная организация здравоохранения.

Syrjala, K. L., Cummings, C., & Donaldson, G. W.(1992). Гипноз или когнитивно-поведенческая тренировка для уменьшения боли и тошноты во время лечения рака: контролируемое клиническое испытание. Боль , 48, 137-46.

Вегенер, Д. Т., и Петти, Р. Э. (1997). Гибкая модель коррекции: роль наивных теорий смещения в коррекции смещения. Успехи экспериментальной социальной психологии , 29, 142-208.

Wickramasekera II, I.E., & Szlyk, J. (2003). Может ли сочувствие быть предиктором гипнотических способностей? Международный журнал клинического и экспериментального гипноза, 51 (4), 390–399.

Уильямс, Л. Э., и Барг, Дж. А. (2008). Физическое тепло способствует теплоте в отношениях. Science, 322 (5901), 606-607.

Оман А. и Соарес Дж. Дж. (1994). «Бессознательная тревога»: фобические реакции на замаскированные раздражители. Журнал аномальной психологии, 103 (2), 231.

Шушмакова К. и Краковска А. (2008). Дискриминационная способность отдельных показателей, используемых при классификации стадий сна. Искусственный интеллект в медицине, 44 (3), 261-277.

границ | Измерение сознания: основы научного исследования сознания

Введение

Сознание просто не из тех вещей, которые можно измерить напрямую. Что же тогда делать без измерителя сознания? Как можно продолжить поиск? Как продвигаются все эти экспериментальные исследования?

Я думаю, что ответ таков: мы попадаем туда с принципами интерпретации , с помощью которых мы интерпретируем физические системы, чтобы судить о наличии сознания.Мы могли бы назвать эти предварительных коммутационных принципов . Это критерии, которые мы используем при рассмотрении систем, чтобы сказать: (1) осознают ли они сейчас, и (2) какую информацию они осознают, а какую нет.

Чалмерс (1998), стр. 220

Наука, которая обращается к ментальным феноменам в своих объяснениях, предположительно привержена их причинной эффективности; для того, чтобы любое явление могло иметь объяснительную роль, его присутствие или отсутствие в данной ситуации должно иметь значение — причинная разница .

Ким (1998), стр. 31

Сознание — важная тема для философских исследований, и были разработаны тщательно продуманные мысленные эксперименты об отношениях между сознанием и физическим миром. Тем не менее, нет единого мнения о природе сознания, и можно утверждать, что наши теории не смогли продвинуться намного дальше Декарта. Чтобы выйти из этого тупика, было предложено использовать научные эксперименты для выявления корреляций между сознанием и физическим миром, при этом приостанавливая суждение о том, какая метафизическая теория сознания (если таковая имеется) верна (Hohwy, 2007).Когда у нас будет более подробная информация об отношениях между сознанием и физическим миром, можно будет разработать математические описания этих отношений, которые можно будет проверить экспериментально. Дополнительные данные о коррелятах сознания также могут помочь нам ответить на философские вопросы о сознании.

В эксперименте с коррелятами сознания мы измеряем состояние физического мира, измеряем сознание и ищем пространственно-временные структуры в физическом мире, которые возникают только тогда, когда присутствует определенное сознательное состояние.Сознание можно измерить только с помощью отчетов от первого лица, что вызывает вопросы об их точности, потенциально большой изменчивости в сознании людей и возможности того, что может существовать сознание, о котором не сообщают. Сообщения от первого лица также имеют физические эффекты, такие как движение частей тела или колебания в воздухе. Поскольку предполагаемой причиной этих сообщений является сознание, по-видимому, оно должно быть той «вещью», которая может вызвать изменения в физическом мире.Хотя это не представляет проблемы для редукционистских теорий сознания, таких как функционализм (Kim, 1998), сообщения о нефизическом сознании могут подорвать причинную закрытость физического мира. Мы, очевидно, вынуждены сделать функционализм или физикализм нашим рабочим предположением, если мы хотим измерить сознание. Это будет оспариваться многими людьми, и это приносит в жертву нейтральность теории, которая является ключевым преимуществом коррелятного подхода к сознанию. Для этой проблемы был предложен ряд решений, включая динамические системные подходы (Van de Laar, 2006), каузальную сверхдетерминацию (Bennett, 2003; Kroedel, 2008) и внутриуровневую причинность (Buckareff, 2011).Однако этот вопрос остается крайне спорным, и каждое предлагаемое решение имеет свои трудности и ограничения.

В этой статье предлагается, как эту проблему можно решить, заключив научное исследование сознания в набор допущений, объясняющих, как мы можем измерить сознание, не запутываясь в дебатах о сообщениях от первого лица и о причинных отношениях между сознанием и физическим миром. Этот подход совместим с большинством современных теорий сознания и аналогичен по замыслу доэкспериментальным мостовым принципам Чалмерса (1998), хотя значительно отличается в деталях.

Структура предположений, представленная в этой статье, призвана изолировать научное исследование сознания от философских проблем, таких как зомби, инверсия цвета и причинная связь между сознанием и физическим миром. Большинство научных исследований сознания напрямую не связаны с этими проблемами, но они представляют собой серьезную озабоченность, которая потенциально может поставить под угрозу результаты экспериментов. Маловероятно, что эти проблемы можно легко решить, но можно сделать разумный набор допущений, которые явно отвергают их.Тогда результаты науки о сознании можно считать истинными с учетом этих предположений . Например, ученые не могут доказать, что их испытуемые сообщают обо всем своем сознании, но они могут предположить, что незарегистрированное сознание отсутствует во время экспериментов с коррелятами сознания (предположение A4 — см. Раздел «Платиновые стандартные системы»). Хотя эта структура имеет важные преимущества для научного изучения сознания, она также ограничивает теории сознания, которые могут быть выдвинуты.Например, эти предположения несовместимы с предложением Зеки и Бартельса (1999) о том, что микросознания распространяются через мозг, и они предполагают, что все корреляты сознания должны быть связаны с сообщениями от первого лица.

В первой части этой статьи дается обзор научных исследований сознания и излагается ряд рабочих предположений о взаимосвязи между сознанием и нормально функционирующим мозгом взрослого человека. В следующей части предлагается интерпретация измерения сознания, которая не полагается на преждевременную приверженность функционализму или физикализму и которая не нарушает причинную замкнутость физического мира.Это имеет значение для экспериментальной работы над коррелятами сознания и приводит к разделению предлагаемых коррелятов сознания на два различных типа. Некоторые последствия этого подхода для науки о сознании обсуждаются в последней части, а полный набор определений, лемм и предположений приводится в приложении к этой статье.

Наука о сознании

В этом разделе дается обзор экспериментов с коррелятами сознания, которые измеряют сознание, измеряют физический мир и ищут пространственно-временные структуры, которые коррелируют с состояниями сознания.Необходим ряд предположений, чтобы справиться с тем фактом, что сознание мозга можно измерить только косвенно, через отчеты от первого лица, которые также могут быть созданы системами, которые обычно не считаются сознательными, такими как компьютеры. Также необходимо предположить, что сознание не может изменяться независимо от нашего измерения, что подорвало бы нашу способность изучать сознание с научной точки зрения.

Измерение сознания (C-Reports)

Полное обсуждение лучшего способа определения сознания выходит за рамки этой статьи.Рабочее определение, которое я буду использовать, состоит в том, что сознание — это поток опыта, который появляется, когда мы просыпаемся утром, и исчезает, когда мы погружаемся в глубокий сон ночью. Это может быть разный уровень интенсивности (от сонливости до повышенной тревожности) и большое разнообразие содержания. Мы не можем напрямую обнаружить сознание другого человека, поэтому для вывода о наличии сознательных состояний используются различные внешние модели поведения.

Когда я говорю: «Я в сознании», я утверждаю, что могу видеть объекты, распределенные в пространстве вокруг меня, что я могу слышать, обонять и касаться этих объектов и уделять внимание различным их аспектам.Отчет о сознательном опыте может быть озвучен, записан или выражен в виде набора ответов на вопросы да / нет — например, когда пациенты общаются, представляя, как играют в теннис или гуляют по дому с помощью сканера фМРТ (Monti et al. , 2010). Людей можно попросить субъективно оценить ясность своего визуального опыта (Ramsøy and Overgaard, 2004), а их уровень осведомленности о стимуле можно определить с помощью косвенных мер, таких как отыгрыш после принятия решения (Persaud et al., 2007) .

Когда люди явно не сообщают о своем сознании, их все же можно считать сознательными на основе их внешнего поведения. Например, Шанахан (2010) утверждал, что повышенная гибкость перед лицом новизны и способность внутренне выполнять последовательность шагов по решению проблем являются признаком сознания, а шкала комы Глазго использует моторную реакцию, вербальную способность и способность открывать глаза. для измерения уровня сознания у пациентов (Teasdale and Jennett, 1974).Обзор некоторых различных методов измерения сознания дан Seth et al. (2008).

Я буду использовать «c-report» для обозначения любой формы внешнего поведения, которое интерпретируется как отчет об уровне и / или содержании сознания. В этой статье основное внимание будет уделено вербальному c-отчету, исходя из предположения, что аналогичные аргументы могут быть применены к любой форме поведенческого отчета о сознании. C-отчет будет интерпретироваться в самом полном смысле, так что все возможные детали сознательного опыта, о которых можно было бы сообщить, будут считаться сообщенными.

Одна из ключевых проблем c-репортажей состоит в том, что трудно получить точное подробное описание состояний сознания. Сознание изменяется несколько раз в секунду, и оно изменяется актом c-репортажа, так как же мы можем описать его, используя естественный язык, который действует на временной шкале в несколько секунд? Шанахан (2010) предположил, что эту проблему можно решить, перезагрузив наше сознание, чтобы несколько зондов могли работать в одном фиксированном состоянии (см. Раздел «Платиновые стандартные системы»).Людей также можно обучить составлению более точных отчетов о своем сознании (Lutz et al., 2002), и был проведен значительный объем работы по использованию интервью, чтобы помочь людям описать свое сознательное состояние. Эти проблемы привели к спорам о том, в какой степени мы можем генерировать точные описания нашего сознания (Hurlburt and Schwitzgebel, 2007).

C-отчетов обычно преобразуются в описания состояния сознания на естественном языке. Однако естественный язык не идеален для описания сознания, потому что он зависит от контекста, неоднозначен и не может использоваться для описания опыта нечеловеческих систем (Chrisley, 1995).Также трудно понять, как описания естественного языка могут быть включены в математические теории сознания. Один из способов решения этих проблем — использовать жестко структурированный формальный язык для описания сознания (Gamez, 2006). Крисли (1995) сделал несколько предложений о том, как можно описать сознание с помощью роботизированных систем, хотя неясно, в какой степени эти предложения могут играть роль в математической теории сознания.

Измерение бессознательной информации (Uc-Reports)

Отсутствие c-отчета об уровне и / или содержании сознания обычно рассматривается как признак того, что человек находится без сознания или что определенная часть информации в мозгу бессознательна.Люди также могут сознательно сообщать о бессознательном ментальном содержании. Например, насильственное угадывание выбора используется в психологических экспериментах для измерения бессознательного ментального содержания, а визуально управляемое поведение у пациентов со слепым зрением интерпретируется как признак того, что они имеют доступ к бессознательной визуальной информации. Гальванические кожные реакции могут указывать на то, что информация обрабатывается бессознательно (Kotze and Moller, 1990), а эффекты прайминга могут использоваться для определения того, обрабатываются ли слова бессознательно — например, Merikle и Daneman (1996) воспроизводили слова пациентам под общей анестезией и обнаружили, что, когда они бодрствовали, они часто дополняли основы слов словами, которые они слышали неосознанно.

Все эти типы бессознательных сообщений будут называться «uc-сообщениями», которые представляют собой любую форму положительного или отрицательного поведенческого результата, интерпретируемого как отсутствие сознания или наличие бессознательной информации. Хотя между c-отчетами и UC-отчетами неизбежно будут серые зоны, предполагается, что существует достаточно четких примеров обоих типов, чтобы оправдать различие в этой статье.

Стандартные системы Platinum

Для научного изучения сознания нам нужно начать с физической системы, которая, по общему мнению, способна к сознанию и чьи c-отчеты, как можно предположить, относятся к сознанию.Типичный подход, который используется в эмпирической работе над сознанием, — отбросить философские опасения по поводу солипсизма и зомби и сделать предположение, что человеческий мозг способен к сознанию. Это предположение можно сделать более общим, введя понятие платиновой стандартной системы, которое определяется следующим образом:

Д1 . Платиновая стандартная система — это физическая система, которая, как предполагается, всегда или частично связана с сознанием.

Под «ассоциированным» подразумевается, что сознание связано с платиновой стандартной системой, но не делается никаких заявлений о причинной связи или метафизической идентичности.Имея это определение, мы можем сделать явное предположение, что человеческий мозг является платиновой стандартной системой:

А1 . Нормально функционирующий мозг взрослого человека — это система платинового стандарта.

Под «нормально функционирующим» подразумевается, что мозг жив, что он будет сертифицирован врачом как нормально функционирующий и что он не содержит каких-либо необычных химикатов, которые могли бы повлиять на его работу. В то время как нормально функционирующий мозг взрослого человека в настоящее время является единственной системой, которая уверенно связана с сознанием, можно добавить дополнительные предположения, чтобы расширить число платиновых стандартных систем — например, утверждая, что мозг младенца, обезьяны или инопланетянина связан с сознанием.

Вторая проблема в исследовании сознания — это возможность того, что две платиновые стандартные системы в схожих состояниях могут быть связаны с радикально разными сознаниями, проявляя при этом одно и то же поведение. Например, существует классическая проблема инверсии цвета, согласно которой я могу ощущать красный цвет, когда мой мозг находится в определенном состоянии, вы можете ощущать зеленый цвет, и мы оба могли бы использовать «синий» для описания наших сознательных состояний. Можно вообразить более сложные ситуации — например, мое сознание того, что я принял ванну, можно переназначить на поведенческий выход, который управляет самолетом.Если сознание может изменяться независимо от физического мира, тогда будет невозможно систематически изучать отношения между сознанием и физическим миром.

Простой способ решить эту проблему — предположить, что сознание супервентно в физическом мире. Поскольку нас интересует только разработка прагматического подхода к науке о сознании, нет необходимости предполагать, что сознание логически или метафизически супервентно на мозг — нам просто нужно предположить, что естественные законы таковы, что сознание не может изменяться независимо от физический мир:

А2 .Сознание, связанное с системой платинового стандарта, номологически супервентно над системой стандарта платины. В нашей нынешней вселенной физически идентичные платиновые стандартные системы связаны с идентичным сознанием.

C-отчеты, которые используются для измерения сознания, могут быть перекрестно проверены друг с другом на согласованность, но нет окончательного способа установить, соответствует ли набор c-отчетов из платиновой стандартной системы сознанию, которое связано с платиновая стандартная система.Поскольку c-отчеты — это единственный способ, с помощью которого можно измерить сознание с научной точки зрения, следует явно предположить, что c-отчеты из платиновой стандартной системы зависят от ее сознания:

А3 . Во время эксперимента с коррелятами сознания сознание, связанное с системой платинового стандарта, функционально связано с его c-отчетами о сознании.

A3 отражает идею о том, что когда мы делаем c-отчет о сознании, то, что мы говорим о сознании, имеет некоторое соответствие с сознанием, о котором сообщается c-отчет.Функциональная связь означает, что связь между сознанием и c-отчетами является отклонением от статистической независимости, а не причинной связью. A3 не указывает степень функциональной связи между сознанием и c-отчетами, которая может быть довольно низкой из-за ограничений методов c-отчетов. A3 также явно ограничивается экспериментальной работой, что оставляет открытой возможность того, что прогнозы могут быть сделаны относительно сознания в ситуациях, в которых c-репортаж не связан с сознанием.

Сравнительный эксперимент, сравнивающий состояния сознательного и бессознательного мозга, бессмыслен, если очевидно бессознательный мозг действительно находится в сознании, но не может сообщить или запомнить свое сознание. Точно так же бинокулярный эксперимент по соперничеству с сознанием бесполезен, если очевидно бессознательная информация связана с отдельным сознанием, которое отключено от систем памяти и / или отчетов. Призрачные экосистемы незарегистрированных сознаний полностью подорвут все контрастирующие эксперименты над сознанием — научные исследования могут продолжаться только при предположении, что их не существует:

A4 .Во время эксперимента с коррелятами сознания все состояния сознания, связанные с системой платинового стандарта, доступны для c-отчетов о сознании.

A4 предполагает, что все сознательные состояния в платиновой стандартной системе доступны для c-отчета, даже если они фактически не сообщаются во время эксперимента. Это позволяет использовать различные c-отчеты для получения полной картины сознания, связанной с определенным состоянием платиновой стандартной системы.Чтобы обойти проблемы ограниченной рабочей памяти, может потребоваться перевести систему в определенное состояние, запустить зонд, перезагрузить систему и применить другой зонд, пока не будут извлечены все данные о сознании.

Предположение A4 явно ограничено экспериментами с коррелятами сознания. В ходе этих экспериментов предполагается, что сознание, присутствующее в системе, может быть измерено, что является условием возможности для этого типа экспериментальной работы.Хотя феноменальное сознание и доступное «сознание» могут быть концептуально диссоциированными (Block, 1995), идея о том, что неизмеримое феноменальное сознание может присутствовать во время экспериментов над коррелятами сознания, с точки зрения данной статьи, несовместима с научное изучение коррелятов сознания. A4 также несовместим с панпсихизмом, который утверждает, что очевидно бессознательные части мозга и тела связаны с недоступным сознанием.По тем же причинам A4, вероятно, несовместим с предложением Зеки и Бартельса (1999) о том, что микросознания распределены по всему мозгу. Вне экспериментов над коррелятами сознания возможно, даже вероятно, что могло быть недоступное феноменальное сознание. Информация, собранная в результате экспериментов с коррелятами сознания, может быть использована для предсказания присутствия феноменального сознания в этих ситуациях — например, ее можно использовать для предсказания сознания у пациентов с повреждениями головного мозга, младенцев или животных.

Корреляции между сознанием и физическим миром

В этой статье корреляты сознания определяются аналогично определению полных коррелятов сознания Чалмерсом (2000):

Д2 . Коррелят сознательного опыта, e 1 , представляет собой минимальный набор одной или нескольких пространственно-временных структур в физическом мире. Этот набор присутствует, когда присутствует e 1 , и отсутствует, когда e 1 отсутствует.

Понятие минимального набора предназначено для исключения особенностей платиновой стандартной системы, которые обычно возникают одновременно с сознанием, но удаление которых не приведет к изменению или потере сознания. Например, корреляты сознания в мозгу могут иметь предпосылки и последствия (см. Раздел Разделение коррелятов сознания), которые обычно возникают одновременно с сознанием, но мозг был бы сознательным точно так же, если бы минимальный набор корреляты могут быть вызваны без этих предпосылок и последствий.Корреляты, определенные согласно D2, продолжали бы ассоциироваться с сознанием, если бы они были извлечены из мозга или реализованы в искусственной системе. Я исключил такие термины, как «необходимость» и «достаточность» из D2, потому что они могут означать, что физический мозг вызывает сознание , что не требуется для строго основанного на корреляции подхода. «Пространственно-временные структуры» — это намеренно расплывчатый термин, охватывающий все, что может быть связано с сознанием, например активность в областях мозга, нейронную синхронизацию, электромагнитные волны, квантовые события и т. Д.Минимальный набор пространственно-временных структур может быть установлен систематическими экспериментами, в которых рассматриваются все возможные комбинации возможных признаков (см. Таблицу 1). Эксперимент над коррелятами сознания показан на рисунке 1.

Таблица 1. Наглядный пример корреляций, которые могут существовать между сознательными переживаниями ( e 1 и e 2 ) и физической системой .

Рисунок 1.Эксперимент над коррелятами сознания . Нормально функционирующий мозг взрослого человека считается платиновой стандартной системой, связанной с сознанием (D1 и A1). Все сознательные состояния этой системы доступны для c-отчетов (A4), которые функционально связаны с ее сознательными состояниями (A3). Выявлены корреляции между пространственно-временными структурами в платиновой стандартной системе и c-отчетами о сознании.

Хотя было проведено большое количество работ по нейронным коррелятам сознания, не было продемонстрировано, что сознание коррелирует только с активностью биологических нейронов.Возможно, что пространственно-временные структуры в других компонентах мозга, таких как гемоглобин или глия, также коррелируют с сознанием. Чтобы полностью понять взаимосвязь между сознанием и физическим миром, нам необходимо рассмотреть все возможные пространственно-временные структуры в платиновой стандартной системе, которая может быть коррелирована с сознанием (Gamez, 2012).

Определение D2 позволяет мне более точно сформулировать предположение A2:

A2a . Сознание, связанное с системой платиновых стандартов, номологически супервентно на коррелятах сознания в системе платиновых стандартов.В нашей нынешней вселенной пространственно-временные структуры, которые коррелируют с сознательным опытом e 1 , будут связаны с e 1 , где бы они ни находились.

Наконец, поскольку корреляты сознания не являются статистически независимыми от сознания платиновой стандартной системы, их также можно описать как особенности платиновой стандартной системы, которые функционально связаны с ее сознательными состояниями. Такой способ описания взаимоотношений между сознанием и физическим мозгом будет играть роль в дальнейшем, поэтому формально он будет сформулирован как лемма 1:

.

Л1 .Существует функциональная связь между сознанием и коррелятами сознания.

Причинно-следственная связь и сообщения о сознании

Определения, предположения и леммы, которые были представлены до сих пор, дают нам хорошие возможности для научного изучения сознания. У нас есть набор систем, способных к сознанию, и их сознание не может изменяться независимо от физического мира. C-отчеты могут использоваться для измерения сознания, и все системное сознание доступно для c-отчетов во время эксперимента с коррелятами сознания.

В этой части статьи рассматривается вопрос о том, как измерение сознания соотносится с причинным замыканием физического мира. Раздел, посвященный эмпирической причинно-следственной связи, дает более четкое представление о физической причинности, которое используется для соотнесения разработанной к настоящему времени структуры с причинными связями в мозгу и мире. Это приводит к различию между двумя типами коррелятов сознания и проясняет, как корреляты сознания могут быть экспериментально отделены от других пространственно-временных структур мозга.

Эмпирическая причинность (электронная причинность)

Причинные концепции играют важную роль в философии разума, и часто делаются утверждения о причинной закрытости физического мира и каузальной бессилии ментальных состояний. Эти вопросы можно было бы решить более эффективно, если бы у нас было более четкое представление о природе причинно-следственной связи, но это спорная тема, и общепризнанной теории не существует.

Первым шагом на пути к лучшему пониманию причинности является проведенное Доу (2000) различие между концептуальным анализом причинности , который разъясняет, как мы понимаем и используем причинные концепции в нашей повседневной речи, и эмпирическим объяснением причинности, объясняющим, как причинность действует в физическом мире.В основном концептуальные объяснения причинно-следственной связи включают контрфактический анализ Льюиса (1973) и условия INUS Маки (1993). Эмпирические теории сводят причинность к обмену физически сохраняемыми величинами, такими как энергия и импульс (Aronson, 1971a, b; Fair, 1979; Dowe, 2000), или связывают причинность с физическими силами (Bigelow et al., 1988; Bigelow and Pargetter , 1990).

Хотя концептуальный анализ причинности остается популярным в философии, трудно понять, как использование нами «причинности» в повседневной речи может помочь нам понять причинные взаимодействия в нейронных сетях мозга и отношения между сознанием и физическим миром.Более того, некоторые проблемы с измерением сознания связаны с причинным закрытием физического мира. Это можно точно определить с помощью эмпирического объяснения причинно-следственной связи, но менее ясно, как это можно сделать с помощью концептуального объяснения. Другие преимущества эмпирических теорий включают в себя их способность точно идентифицировать причинные события, исключать случаи очевидной причинной связи между коррелированными событиями и легко связывать причинные законы, управляющие объектами макроуровня, такими как автомобили и деревья, с микромасштабными взаимодействиями между молекулами. атомы и кварки.

Подробное обсуждение преимуществ и недостатков различных теорий эмпирической причинности выходит за рамки данной статьи, но будет легче проанализировать c-отчет сознания, имея в виду конкретную теорию. Для этой цели я буду использовать теорию эмпирической причинности Доу, которая является наиболее полно разработанным подходом с сохраняющимися величинами и имеет следующие ключевые особенности:

• Сохраняющаяся величина — это величина, управляемая законом сохранения, например масса-энергия, импульс или заряд.

• Причинный процесс — это мировая линия объекта, обладающего сохраняющейся величиной.

• Причинное взаимодействие — это пересечение мировых линий, которое включает обмен сохраняющейся величиной.

Этот отчет о причинно-следственной связи будет называться e-causation . Основа, разработанная в этой статье, основана на какой-то работающей теории эмпирической причинности, но она не зависит от деталей какого-либо конкретного объяснения — если теория Доу окажется проблематичной, ее можно заменить на улучшенную версию. .Если все эмпирические подходы к причинности окажутся неработоспособными, тогда нам, возможно, придется ограничить причинные понятия обычным языком и отказаться от попыток развить научное понимание причинной связи между сознанием и физическим миром.

Чтобы лучше понять, как электронная причинность может объяснить причинно-следственные связи на разных уровнях описания системы, рассмотрим пример автомобиля, движущегося по дороге со скоростью 5 м / с, который сталкивается с деревом и опрокидывает его (рис. 2A).Это наглядный пример электронного причинно-следственного взаимодействия между крупномасштабными объектами, в котором физически сохраненные количества обмениваются между автомобилем и деревом. Это макромасштабное электронно-причинное взаимодействие может быть сведено к микромасштабным электронно-причинным взаимодействиям между физическими составляющими автомобиля и дерева (рис. 2В), а эмпирический подход к причинно-следственной связи также позволяет нам различать истинное и ложное. причины того или иного события. Например, температура двигателя автомобиля — это макро-масштабное свойство физического мира, который движется с той же скоростью, что и автомобиль, и сталкивается с деревом (рис. 2С).Тем не менее, макро-свойство температуры двигателя не обменивается физически сохраняемыми величинами с деревом (игнорируя любую незначительную передачу тепла), и поэтому температура двигателя не приводит к падению дерева, хотя может вызывать другие макро-параметры. -масштабные события, например таяние льда. Подобные электронные причинно-следственные связи могут быть даны в отношении законов других наук макроуровня, таких как геология, химия и биология.

Рис. 2. Взаимосвязь между макро- и микро-причинными электронными событиями.(A) Автомобиль, движущийся со скоростью 5 м / с, врезается в дерево, и оно падает. Это макромасштабное электронно-причинное событие, в котором автомобиль передает энергию-импульс дереву. (B) Макромасштабное электронно-причинное взаимодействие между автомобилем и деревом может быть сведено к микромасштабному обмену энергией-импульсом между атомами в машине и дереве. (C) Температура двигателя автомобиля — это свойство макроуровня, которое движется со скоростью 5 м / с и сталкивается с деревом. Температура двигателя передает небольшое количество энергии-импульса дереву в виде тепла, но не настолько, чтобы дерево могло упасть.

В физике обычно предполагается, что количество энергии-импульса в физической вселенной остается неизменным, пока система отсчета наблюдателя остается неизменной — когда часть физического мира приобретает энергию-импульс, эта энергия-импульс должна была прийти. откуда угодно в физической вселенной. Также обычно предполагается, что чистое количество электрического заряда во Вселенной сохраняется, поэтому, если часть физического мира приобретает электрический заряд, другая часть физического мира должна была потерять заряд или должно было иметь место взаимодействие, в котором равные количества положительного и отрицательного заряда были созданы или уничтожены.Аналогичные аргументы применимы к другим физически сохраняющимся величинам, что приводит к следующему предположению:

А5 . Физический мир закрыт электронной причинно-следственной связью.

Согласно A5, любое изменение в сохраняемых количествах физической системы в принципе может быть прослежено до набора физических электронных причин, которые привели к тому, что система в то время приобрела или потеряла эти сохраняемые количества.

Электронная причинность и сообщения о сознании

C-отчетов о сознании — это изменения в физическом мире (колебания в воздухе, отметки на бумаге, нажатия кнопок, движения конечностей и т. Д.).), которые позволяют людям получать информацию о состояниях сознания друг друга. На обыденном языке мы говорим о человеке, который сообщает о своем сознании, описывает свое сознание и так далее. Это можно наивно интерпретировать как идею о том, что сознание прямо или косвенно изменяет активность в областях мозга, контролирующих речь, вызывая колебания в гортани, которые приводят к звуковым колебаниям в воздухе (см. Рис. 3).

Рис. 3. Наивная картина того, как сознание приводит к c-отчету о сознании .Метки S1, C1, R1 и т. Д. Относятся к любой пространственно-временной структуре мозга, такой как активация области мозга, нейронная синхронизация, электромагнитные волны, квантовые события и т. Д. Их названия и расположение являются только иллюстративными и не предназначены для соответствия конкретным анатомическим путям или структурам. Электронно-причинная цепочка сенсорных пространственно-временных структур S1 – S3 приводит к появлению пространственно-временной структуры C1, которая коррелирует с сознанием. В этом примере содержание сознания определяется сенсорными событиями, но в принципе оно может быть независимым от S1 – S3, например, если субъект спит.Сознательное состояние — это начало электронной причинно-следственной цепи пространственно-временных структур R1 – R3, которые приводят к словесному описанию сознания.

Проблема с этой наивной картиной состоит в том, что сознание могло бы вызвать цепочку событий, ведущих к словесному сообщению, только в том случае, если бы оно могло передать физически сохраненную величину, такую ​​как энергия-импульс или заряд, нейронам в цепочке сообщений, например , если он может толкнуть их через порог и вызвать стрельбу. Если физический мир является причинно-следственным замкнутым (A5), то сохраненная величина может быть передана из сознания в область мозга, только если сознание является физическим феноменом, т.е.е., если сознание — это корреляты сознания (C1 на рисунке 3).

Хотя возможно, что некоторая версия теории идентичности или физикализма верна, было бы спорно основывать научное исследование сознания на этом предположении, которое подорвало бы нашу способность собирать данные о коррелятах сознания нейтральным в теории способом. . Было бы намного лучше, если бы мы могли найти способ интерпретации измерения сознания, который не зависел бы от предположения, что физикализм или функционализм верны.

В этой статье предполагается, что сознание функционально связано с коррелятами сознания (L1), показанными как C1 на рисунке 3, и что c-отчеты содержат информацию обо всем присутствующем сознании. Единственное, что нам нужно, чтобы полностью учесть измерение сознания, — это связь между C1 и c-отчетами. Эту проблему можно решить, введя еще одно предположение, которое естественно укладывается в текущую структуру:

А6 .Корреляты сознания вызывают электронные отчеты платиновой стандартной системы о сознании.

Это говорит о том, что корреляты сознания являются первой стадией в сложной цепи электронных причинно-следственных связей, которые приводят к c-отчетам о сознании. Поскольку измерить электронную причинно-следственную связь может быть сложно, в некоторых случаях A6 может быть заменен более слабым предположением:

А6а . Корреляты сознания эффективно связаны с c-отчетами платиновой стандартной системы о сознании.

Эффективная связность может быть измерена с помощью таких алгоритмов, как энтропия передачи (Schreiber, 2000) или причинность по Грейнджеру (Granger, 1969), которые работают на предположении, что причина предшествует и увеличивает предсказуемость следствия. Однако это не всегда совпадает с электронной причинностью — например, когда неизвестный третий источник подключен к двум областям с разными задержками. Сами по себе A6 и A6a ничего не говорят о силе взаимосвязи между коррелятами сознания и c-отчетами о сознании — например, может существовать очень слабая причинно-следственная цепь, ведущая от коррелятов сознания к c-отчетам. -отчеты, которые могут быть в первую очередь вызваны бессознательными областями мозга.Предположения A6 и A6a показаны на рисунке 4.

Рисунок 4. Связь между сознанием и c-отчетами о сознании . Обозначения S1, C1, R1 и т. Д. Относятся к пространственно-временным структурам в головном мозге, таким как активация области мозга, нейронная синхронизация, электромагнитные волны, квантовые события и так далее. Их названия и расположение являются только иллюстративными и не предназначены для соответствия конкретным анатомическим путям или структурам. S1 – S3 — это бессознательные пространственно-временные структуры, которые передают информацию в C1, такие как ранние зрительные стадии, ведущие к V1 и, возможно, включая их.Корреляты сознания C1 — это пространственно-временная структура мозга, которая, как предполагается, функционально связана с состояниями сознания (L1). Это может включать сенсорные области, такие как MT / V5. Предполагается, что C1 является первым этапом в причинно-следственной цепочке пространственно-временных структур R1 – R3, которые приводят к сообщению о сознании. B1 – B3 и N1 – N3 — это пространственно-временные структуры, которые прямо или косвенно связаны с C1, но не вызывают с-отчетов о сознании.

Теперь у нас есть все необходимое для измерения сознания во время эксперимента с коррелятами сознания.Во время эксперимента существует функциональная связь между сознанием и С1. Все сознание доступно для отчета (A4), и c-отчеты не нарушают причинную закрытость физического мира (A5), потому что c-отчеты о сознании являются электронной причиной C1 (A6).

Два типа коррелятов сознания

Есть надежда, что экспериментальная работа в конечном итоге выявит минимальный набор пространственно-временных структур, которые являются коррелятами сознания согласно определению D1, потому что они присутствуют, когда конкретный сознательный опыт, e 1 , присутствует и отсутствует как совокупность. при отсутствии e 1 .Согласно предположению A6, эти корреляты должны вызывать электронные отчеты во время экспериментов с коррелятами сознания. Однако возможно, что в головном мозге есть пространственно-временные структуры, которые являются коррелятами сознания согласно D1, но не могут вызывать электронные сообщения с. Это говорит о том, что предлагаемые корреляты сознания можно разделить на два типа:

Тип A . Пространственно-временная структура, которая соответствует определению D1 и может вызывать электронные отчеты о сознании.Корреляты типа А — вероятные кандидаты в метафизические теории сознания, такие как физикализм, потому что коррелят фактически электронно вызывает c-отчет.

Тип B . Измерение физической системы, которая коррелирует с сознанием, но не существует правдоподобного механизма, с помощью которого этот коррелят мог бы вызвать электронные отчеты о сознании. Этот тип коррелятов может быть точным предсказателем сознания, но нельзя утверждать, что сознание идентично этому типу коррелятов, потому что это нарушило бы связь между сознанием и c-отчетами.Корреляты типа B можно интерпретировать как косвенные методы определения наличия коррелятов типа A.

Является ли коррелят сознания типом A или B, зависит от того, может ли коррелят и его микрофизическая редукция [см. Раздел Эмпирическая причинность (электронная причинность)] интерпретироваться как электронные вызывающие c-отчеты о сознании.

Ярким примером коррелята типа А является функциональный коррелят сознания, такой как глобальное рабочее пространство, реализованный в нейронах с импульсами.Макромасштабная функция может быть сведена к паттернам активности в нейронах с импульсами, которые передают физически сохраненные количества другим нейронам с импульсами и могут вызывать электронные отчеты о сознании. Ярким примером коррелята типа B может быть образец фМРТ, который был коррелирован с сознанием. ФМРТ измеряет изменения кровотока в головном мозге, что может использоваться для определения относительных уровней активности нейронов. Хотя можно сказать, что кислород косвенно вызывает возбуждение нейрона, результаты измерения фМРТ достигают пика через несколько секунд после срабатывания нейронов, что указывает на приток крови для замены кислорода, истощенного в результате недавней активности.Поскольку сигнал фМРТ может появиться после того, как было сделано сообщение о сознании, он не может быть электронной причиной c-отчетов.

Более неоднозначными примерами коррелятов типа B являются меры причинной связи, такие как причинная плотность (Seth et al., 2006) и живость (Gamez and Aleksander, 2011), которые правдоподобно соответствуют скорости обмена физически сохраняемыми величинами в пределах конкретной площадь. Однако количество причинно-следственных взаимодействий в пределах одной области не может быть отделено от причинных взаимодействий с другими областями, что предполагает, что причинная плотность и живость вряд ли способны вызывать электронные сообщения о происшествиях.Аналогичные проблемы применимы и к теории интеграции информации сознания (Тонони, 2008), поскольку неясно, как высокий уровень интеграции информации в определенной области мозга может вызывать электронные отчеты.

Разделение коррелятов сознания

В этом разделе кратко исследуется, как структура, представленная в этой статье, связана с экспериментальной работой над нейронными коррелятами сознания. Это должно отличать корреляты сознания от сенсорных и отчетных структур, которые несут информацию к коррелятам и от них.Корреляты также должны быть отделены от предпосылок и последствий, которые обычно возникают одновременно с сознанием. Все обозначения пространственно-временных структур в головном мозге (C1, S1 – S3, R1 – R3 и т. Д.) Взяты из рисунка 4.

S1 – S3 — это стадии бессознательной сенсорной обработки, такие как активность в зрительной системе вплоть до V1 включительно. Более поздние стадии сенсорной обработки, такие как MT / V5, вероятно, будут включены в коррелят сознания C1. Распространенный метод отделения S1 – S3 от C1 состоит в том, чтобы предъявить субъекту постоянный стимул, который заставляет его иметь чередующиеся сознательные переживания, о которых они сообщают, используя нажатие кнопки или подобное поведение.Предполагается, что пространственно-временные структуры в мозге, которые совпадают с сообщаемым сознанием, являются частью C1, тогда как пространственно-временные структуры, которые остаются связанными с сенсорным стимулом, считаются частью S1 – S3 (de Graaf et al., 2012). Эксперименты с бинокулярным соперничеством являются типичными примерами этого типа работы (Blake, 2001), и это также может быть выполнено с использованием бистабильных изображений, таких как куб Неккера. Второй способ отличить S1 – S3 от C1 — измерить мозг, когда субъект воспринимает объект, и сопоставить это с состоянием мозга, когда субъект представляет или запоминает тот же объект.Пространственно-временные структуры, общие для этих двух ситуаций, скорее всего, являются частью C1. Третий подход — использовать поражение или ТМС для выборочного отключения S1 – S3, чтобы установить, коррелируют ли они с состояниями сознания. Четвертый метод состоит в том, чтобы представить субъекту замаскированные стимулы, чтобы идентифицировать части мозга, которые бессознательно обрабатывают информацию (Dehaene et al., 2001), а пятый метод заключается в использовании типа информации, которая обрабатывается в определенной области мозга. чтобы определить, является ли он частью C1.Например, Ламме (2010) предполагает, что особенности сознательно воспринимаемых объектов, такие как цвет, форма и движение, связаны вместе, тогда как этот тип привязки отсутствует в ранней зрительной системе. Мозг также содержит значительный объем информации, к которой невозможно получить доступ сознательно, например, телесно-ориентированная информация, используемая для управления моторикой (Goodale and Milner, 1992). Пространственно-временные структуры, обрабатывающие этот тип информации, вряд ли будут частью C1.

Отличить C1 от R1 – R3 потенциально проблематично, потому что информация в C1 будет появляться в разных формах по электронной причинно-следственной цепочке от C1 до R3, и поэтому измерения любой из этих пространственно-временных структур потенциально могут быть использованы для прогнозирования сознания.Другая потенциальная трудность состоит в том, что механизмы коммуникации, которые облегчают c-репортаж, можно спутать с коррелятами сознания, потому что они присутствуют, когда сознание присутствует, и потенциально отсутствуют, когда сознание отсутствует. Например, нейронная синхронизация может быть важным механизмом для любого вида отчетности (коммуникация через согласованность) и не иметь ничего общего с сознанием. Некоторого прогресса можно добиться, измеряя мозг, в то время как субъект использует разные методы для получения одного и того же c-отчета о сознании.Например, они могут словесно описать свое сознание, описать его с помощью языка жестов, написать описание, описать его после коротких и длительных задержек и так далее. Каждый из этих методов c-отчетности будет включать разные пространственно-временные структуры в мозгу, тогда как корреляты сознания должны быть одинаковыми в каждом случае. Второй подход заключается в точном измерении времени различных событий в мозгу. Ожидается, что корреляты сознания должны возникать после сенсорной цепи S1 – S3 и до R1 – R3.Третий метод заключался бы в использовании процедуры обратного отслеживания (Krichmar et al., 2005), которая начинается с выходного моторного каскада и работает обратно через мозг, чтобы определить местонахождение начала электронной причинно-следственной цепочки R1 – R3. Это должно быть остановлено непосредственно перед тем, как оно перейдет на стадии бессознательной сенсорной обработки S1 – S3.

B1 – B3 примерно соответствуют тому, что de Graaf et al. (2012) и Aru et al. (2012) описывают как предпосылки и последствия осознания, хотя в эту категорию также могут быть включены сенсорные сообщения на поздних стадиях и ранние стадии.B1 может быть механизмом, который необходим для возникновения коррелятов сознания, но на самом деле он не коррелирует с сознанием. Например, фоновый уровень активности, возможно обеспечиваемый ретикулярной активирующей системой, может потребоваться для приближения нейронов в C1 к пороговому значению, чтобы могли иметь место корреляты сознания, и было высказано предположение, что внимание может быть необходимо для сознание, но напрямую с ним не коррелирует (de Graaf et al., 2012). В некоторых случаях B1 можно было отделить, отключив его, а C1 — облегчить другим методом — например, можно было отключить ретикулярную активирующую систему и добавить химическое вещество к C1, чтобы приблизить нейроны к пороговому значению.Некоторые из методов отделения S1 – S3 от C1 также можно использовать для отделения C1 от B1 — например, B1 может содержать информацию, к которой нельзя получить доступ сознательно, что предполагает, что она не связана напрямую с сознанием.

B2 — это пространственно-временная структура, которая является следствием C1, но не связана напрямую с сознанием и не приводит к c-отчету. Например, сознательный образ может активировать бессознательные представления или B2 может быть событием, связанным с консолидацией памяти (Aru et al., 2012). Этот тип пространственно-временной структуры относительно легко отличить от C1, потому что его отключение (поражение или TMS) не должно влиять на сознание или c-отчеты. Повторяющееся соединение между C1 и B3 затруднит выделение B3, и его можно легко ошибочно идентифицировать как источник c-отчетов. Если B3 является предпосылкой для C1, то можно было бы применить аналогичный подход к B1, или B3 можно было бы отделить от C1, если бы он содержал бессознательную информацию. Другие стратегии отделения B1 – B3 от C1 обсуждаются de Graaf et al.(2012) и Aru et al. (2012).

N1 – N3 — это пространственно-временные структуры, которые генерируются в ходе c-отчета, но не являются электронными причинами c-отчета. Их необходимо учитывать, поскольку методы обратного отслеживания могут ошибочно идентифицировать N1 и N2 как электронные причины c-отчета, а C1 может быть эффективно связан с N1 и N3. Использование различных механизмов c-отчетности, вероятно, приведет к некоторому прогрессу в диссоциации N1 – N3 от C1, и многие методы, которые были предложены для S1 – S3, R1 – R3 и B1 – B3, применимы к N1. –N3.

В зависимости от того, каким окажется C1, вероятно, будет несколько интерпретаций фактических коррелятов сознания. Например, если C1 оказался глобальным рабочим пространством, реализованным в нейронах, синхронизированных с частотой 40 Гц, то является ли коррелятор какой-то биологической особенностью нейронов, функцией, электромагнитными волнами, генерируемыми синхронизацией, или всем этим вместе? Более подробное обсуждение того, как разные кандидаты коррелятов могут и не могут быть разделены, дано Gamez (2012).

На практике большое количество обратной связи между областями мозга, вероятно, сделает разделение различных пространственно-временных структур, показанных на рисунке 4, чрезвычайно трудным. Различные временные шкалы, в которых обрабатываются разные типы информации, усложнят картину, а пространственное и временное разрешение наших текущих измерительных процедур совершенно неадекватно для этой задачи. В будущем оптогенетические методы могут помочь решить некоторые из этих проблем, и многие трудности можно будет понять, построив модели предложенных коррелятов сознания и исследуя, как их можно отличить от других пространственно-временных структур мозга.

Обсуждение и выводы

Эта статья выдвинула ряд предположений, которые могут объяснить нашу способность измерять сознание с помощью c-отчетов. Эта структура начинается с идеи, что c-отчеты о сознании из систем платинового стандарта функционально связаны с сознанием систем платинового стандарта. Это позволяет измерять сознание во время экспериментов с коррелятами сознания. Были введены дополнительные предположения, чтобы объяснить, как сознание может быть связано с c-отчетами, не нарушая причинную закрытость физического мира.

Человек, принимающий эту схему, может отложить философские дебаты об инверсии цвета и зомби и сосредоточиться на эмпирической работе по выявлению корреляций между сознанием и физическим миром. Их измерение сознания не будет зависеть от принятия функционализма или физикализма и не будет зависеть от причинно-следственной связи между сознанием и физическим миром. Эта структура предотвращает подрыв научных результатов о сознании из-за философских проблем: ученый, который отвергает это, должен будет объяснить измерение сознания каким-то другим способом.

Хотя эта структура имеет много преимуществ для научной работы над сознанием, она также накладывает ограничения. Результаты о коррелятах сознания можно считать истинными только с учетом этих предположений . Хотя эта структура совместима с большинством традиционных метафизических подходов к сознанию (например, физикализмом, дуализмом и эпифеноменализмом), она несовместима с панпсихизмом и теориями типа B о коррелятах сознания.Ученые, которые принимают эту структуру, должны будут избегать панпсихистских теорий, и они должны убедиться, что предложенные корреляты сознания способны вызывать электронные отчеты во время экспериментов с коррелятами сознания. Теории информационной интеграции сознания особенно проблематичны, если рассматривать их в свете этих требований, поскольку они предполагают, что вся информационная интеграция связана с определенным уровнем сознания, и неясно, как информационные шаблоны могут вызывать электронные отчеты.Правдоподобность других научных теорий сознания следует оценивать относительно этих ограничений.

В этой статье предполагается, что сознание всегда потенциально доступно во время экспериментов с коррелятами сознания (A4). Как только корреляты сознания будут идентифицированы, их можно будет использовать для предсказаний о недоступном сознании в неэкспериментальных ситуациях. Пример такого типа рассуждений можно найти у Ламме (2006, 2010), который использует парадигматические случаи сообщаемого сознания, чтобы установить связь между сознанием и повторяющейся обработкой, а затем делает выводы о наличии недоступного феноменального сознания.Знания о коррелятах сознания также можно использовать для прогнозирования состояния сознания в системах, не являющихся платиновыми стандартами, таких как пациенты с повреждением мозга, младенцы, животные и искусственные системы.

Спорные эксперименты Либета (1985) показали, что осознание нашего решения действовать приходит после моторной подготовки к действию (потенциал готовности). Это предполагает, что наша сознательная воля может не быть причиной наших действий, и Вегнер (2002) утверждал, что мы делаем выводы после факта о том, вызвали ли мы конкретное действие.Эти результаты можно интерпретировать, чтобы показать, что корреляты сознания не вызывают электронных отчетов о сознании, потому что двигательные приготовления к вербальному выводу (например) будут предшествовать событиям, которые коррелируют с сознанием. Эта проблема может быть решена путем измерения относительного времени предложенного коррелята сознания (C1) и последовательности событий, ведущих к отчету о сознании, включая потенциал готовности (R1 – R3). Если структура, представленная в этой статье, верна, тогда должна быть возможность найти корреляты сознания, которые имеют соответствующие временные отношения; если подходящие корреляты не могут быть найдены, то структура, представленная в этой статье, должна быть отклонена как ошибочная.

Базовая иллюстрация на Рисунке 4 показывает, что входящие сенсорные данные преобразуются в коррелят сознания, который вызывает электронные сообщения о с-отчетах. Это поставят под сомнение люди, которые видят мозг как динамически взаимодействующий с миром и скептически относятся к внутренним представлениям — например, О’Реган и Ноэ (2001) и Ноэ (2009). Теоретики сенсомоторной теории также утверждали, что существует тождество между нашим сенсомоторным взаимодействием с миром и сознанием, что делает необходимым включение тела и окружающей среды в C1 и приводит к модификации предположения A1.Какой бы ни была природа C1, электронная причинно-следственная связь между C1 и R1 – R3 должна поддерживаться любой теорией сознания, которая претендует на объяснение того, как мы можем эмпирически изучить корреляции между измерениями сознания и физического мира.

Достаточно легко увидеть, как содержимое сознания, о котором сообщается, может быть вызвано физическими событиями. Например, мы можем рассказать простую историю о том, как свет определенной частоты может приводить к активации пространственно-временных структур в мозгу и как процессы обучения могут связывать их со звуками, такими как «красный» или «рожо».Это может в конечном итоге дать возможность тренированному мозгу воспроизводить звуки «Я вижу красную шляпу» или «Я знаю красную шляпу», когда он представлен в виде модели электромагнитных волн. Поскольку сознание не кажется нам особой вещью или свойством в нашей среде, и многие языки не содержат слова «сознание» (Wilkes, 1988), нет необходимости идентифицировать сенсорные стимулы, которые физический мозг мог бы научиться ассоциировать с звук «сознание». Концепцию сознания можно более правдоподобно интерпретировать как абстрактную концепцию, которая усваивается субъектами различными способами, и вполне возможно, что наука о сознании может осуществляться без субъектов, когда-либо использующих слово «сознание» в своих отчетах.

Как и предэкспериментальные связывающие принципы Чалмерса (1998), многие из предположений, изложенных в этой статье, не могут быть экспериментально проверены, потому что они являются условием возможности любой эмпирической работы над сознанием. Их можно рассматривать как предварительную попытку сдвинуть изучение сознания от предпарадигматического состояния (Metzinger, 2003) к парадигматической науке — попытка сформулировать парадигму, которая будет определять нашу нормальную научную работу над сознанием (Kuhn, 1970). .Хотя многие части этой схемы не могут быть протестированы, можно улучшить ее самосогласованность, а также то, как она соотносится с общими принципами философии науки и изучения сознания. Наука о сознании, основанная на нем, может также достичь точки, в которой она больше не будет связной, что может заставить нас полностью отказаться от научного исследования сознания или сформулировать совершенно новый набор основополагающих принципов.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Эта работа была поддержана грантом Барри Купера от Фонда Джона Темплтона (ID 15619: «Разум, механизм и математика: Исследовательский проект столетия Тьюринга»). Я также хотел бы поблагодарить Анила Сета и Центр науки о сознании им. Саклера при Университете Сассекса за то, что они приняли меня в качестве научного сотрудника во время этого проекта. Я благодарен рецензентам этой статьи за их полезные комментарии.

Сноски

Список литературы

Аронсон, Дж.(1971a). Наследие юмовского анализа причинно-следственной связи. Шпилька. Hist. Филос. Sci . 2, 135–156. DOI: 10.1016 / 0039-3681 (71) -8

CrossRef Полный текст

Аронсон, Дж. (1971b). О грамматике «Дела». Synthese 22, 441–430. DOI: 10.1007 / BF00413436

CrossRef Полный текст

Беннет, К. (2003). Почему проблема исключения кажется неразрешимой и как, возможно, решить ее. 37, 471–497. DOI: 10.1111 / 1468-0068.00447

CrossRef Полный текст

Бигелоу, Дж., Эллис Б. и Парджеттер Р. (1988). Силы. Philos. Sci . 55, 614–630. DOI: 10.1086 / 289464

CrossRef Полный текст

Бигелоу Дж. И Парджеттер Р. (1990). Метафизика причинности. Erkenntnis 33, 89–119. DOI: 10.1007 / BF00634553

CrossRef Полный текст

Блейк, Р. (2001). Букварь о соперничестве биноклей, включая текущие споры. Brain Mind 2, 5–38. DOI: 10.1023 / A: 1017925416289

CrossRef Полный текст

Блок, Н.(1995). О заблуждении относительно функции сознания. Behav. Brain Sci . 18, 227–247. DOI: 10.1017 / S0140525X00038188

CrossRef Полный текст

Чалмерс Д. (2000). «Что такое нейронный коррелят сознания?» В Neural Correlates of Consciousness , ed T. Metzinger (Cambridge, MA: MIT Press), 17–39.

Чалмерс, Д. Дж. (1998). «О поиске нейронных коррелятов сознания» в «К науке о сознании» II: Вторые дискуссии и дебаты в Тусоне, , ред.Хамерофф, А. Касняк и А. Скотт (Кембридж, Массачусетс: MIT Press), 219–229.

Крисли Р. (1995). «Серьезное отношение к воплощению: неконцептуальный контент и робототехника», в Android Epistemology , ред. К. М. Форд, К. Глимор и П. Дж. Хейс (Кембридж; Лондон: AAAI Press / MIT Press), 141–166.

Dehaene, S., Naccache, L., Cohen, L., Bihan, D. L., Mangin, J. F., Poline, J. B., et al. (2001). Церебральные механизмы маскировки слов и неосознанного прайминга повторения. Нат. Neurosci . 4, 752–758. DOI: 10.1038 / 89551

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Деннет, Д. К. (1991). Объяснение сознания . Бостон: Литтл, Браун и Ко.

Доу П. (2000). Физическая причинность . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Ярмарка, Д. (1979). Причинность и поток энергии. Erkenntnis 14, 219–250. DOI: 10.1007 / BF00174894

CrossRef Полный текст

Флориди, Л.(2008). Метод уровней абстракции. Разум Маха . 18, 303–329. DOI: 10.1007 / s11023-008-9113-7

CrossRef Полный текст

Froese, T., Gould, C., and Barrett, A. (2011). Пересмотр изнутри: комментарий к методам от первого и второго лица в науке о сознании. Найдено конструктивистов . 6, 254–269.

Гамез, Д. (2006). «Подход Xml к синтетической феноменологии», в Proceedings of AISB06 Symposium on Integrative Approaches to Machine Consciousness , eds R.Крисли, Р. Клоуз и С. Торранс (Бристоль), 128–135.

Гамез, Д. (2008). Развитие и анализ сознательных машин . Неопубликованная докторская диссертация, Университет Эссекса.

Гамез, Д. (2011). Информация и сознание. Политика этики . XIII, 215–234.

Гамез, Д. (2012). Эмпирически обоснованные утверждения о сознании в компьютерах. Внутр. J. Mach. Сознательный . 4, 421–438. DOI: 10.1142 / S1793843012400240

CrossRef Полный текст

Гамез, Д.(2014). «Сознательное ощущение, сознательное восприятие и сенсомоторные теории сознания», в Contemporary Sensorimotor Theory , ред. Дж. М. Бишоп и А. О. Мартин (Гейдельберг; Нью-Йорк, Нью-Йорк; Дордрехт; Лондон: Springer International Publishing), 159–174.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

Гамез, Д., и Александр, И. (2011). Точность и эффективность основанных на состоянии показателей Φ и живости интеграции информации. Сознательное. Cogn .20, 1403–1424. DOI: 10.1016 / j.concog.2011.05.016

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Гамез, Д., Фунтас, З., Фиджеланд, А. К. (2013). Аватар компьютерной игры, управляемый нейронной системой, с человеческим поведением. IEEE Trans. Comput. Intell. AI Games 5, 1–14. DOI: 10.1109 / TCIAIG.2012.2228483

CrossRef Полный текст

Хоуи, Дж. (2007). Поиск нейронных коррелятов сознания. Philos. Компас 2, 461–474.DOI: 10.1111 / j.1747-9991.2007.00086.x

CrossRef Полный текст

Херлбурт, Р. Т., и Ахтер, С. А. (2006). Описательный метод выборки опыта. Phenomenol. Cogn. Sci . 5, 271–301. DOI: 10.1075 / aicr.64

CrossRef Полный текст

Hurlburt, R. T., and Schwitzgebel, E. (2007). Описание внутреннего опыта ?: Сторонник встречает скептик . Кембридж; Лондон: MIT Press.

Ким, Дж. (1998). Разум в физическом мире: очерк проблемы разума и тела и ментальной причинности .Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Кранц, Д. Х., Люс, Р. Д., Суппес, П., и Тверски, А. (2006). Основы измерения Том 1: Аддитивные и полиномиальные представления . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Dover Books.

Кричмар, Дж. Л., Нитц, Д. А., Галли, Дж. А., и Эдельман, Г. М. (2005). Описание функциональных путей гиппокампа в устройстве на основе мозга, поскольку оно решает задачу пространственной памяти. Proc. Natl. Акад. Sci. США . 102, 2111–2116. DOI: 10.1073 / pnas.0409792102

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Kroedel, T. (2008). Психическая причинность как множественная причинность. Philos. Шпилька . 139, 125–143. DOI: 10.1007 / s11098-007-9106-z

CrossRef Полный текст

Кун, Т. С. (1970). Структура научных революций, 2-е изд. . Чикаго; Лондон: Издательство Чикагского университета.

Ламме, В. А. Ф. (2010). Как нейробиология изменит наш взгляд на сознание. Cogn. Neurosci . 1, 204–240. DOI: 10.1080 / 17588921003731586

CrossRef Полный текст

Льюис Д. (1973). Причинная связь. Дж. Филос . 70, 556–567. DOI: 10.2307/2025310

CrossRef Полный текст

Либет Б. (1985). Бессознательная церебральная инициатива и роль сознательной воли в произвольных действиях. Behav. Brain Sci . 6, 47–57.

Лутц, А., Лашо, Дж. П., Мартинери, Дж., И Варела, Ф. Дж. (2002). Руководство изучением динамики мозга с использованием данных от первого лица: шаблоны синхронизации коррелируют с текущими состояниями сознания во время простой визуальной задачи. Proc. Natl. Акад. Sci. США . 99, 1586–1591. DOI: 10.1073 / pnas.032658199

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Mackie, J., L. (1993). «Причины и условия», в Causation , ред. Э. Соса и М. Тули (Oxford: Oxford University Press), 33–55.

Метцингер, Т. (2000). Нейронные корреляты сознания: эмпирические и концептуальные вопросы . Кембридж, Массачусетс; Лондон: MIT Press.

Метцингер, Т.(2003). Быть никем: теория субъективности как самого себя . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Монти, М. М., Ванхауденхейз, А., Коулман, М. Р., Боли, М., Пикард, Дж. Д., Тшибанда, Л. и др. (2010). Сознательная модуляция активности мозга при расстройствах сознания. N. Engl. J. Med . 362, 579–589. DOI: 10.1056 / NEJMoa0

0

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Ноэ, А. (2004). Действие в восприятии .Кембридж, Массачусетс; Лондон: MIT Press.

Ноэ, А. (2009). Из наших голов . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Хилл и Ван.

Перл, Дж. (2000). Причинность: модели, рассуждения и выводы . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Петитменгин, К. (2006). Описание своего субъективного опыта во втором лице: метод интервью для науки о сознании. Phenomenol. Cogn. Sci . 5, 229–269. DOI: 10.1007 / s11097-006-9022-2

CrossRef Полный текст

Рамсой, Т.З., и Овергаард М. (2004). Самоанализ и подсознательное восприятие. Phenomenol. Cogn. Sci . 3, 1–23. DOI: 10.1023 / B: PHEN.0000041900.30172.e8

CrossRef Полный текст

Сандберг, К., Тиммерманс, Б., Овергаард, М., и Клиреманс, А. (2010). Измерение сознания: один показатель лучше другого? Сознательное. Cogn . 19, 1069–1078. DOI: 10.1016 / j.concog.2009.12.013

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Сет, А.К., Динес, З., Клиреманс, А., Овергаард, М., и Пессоа, Л. (2008). Измерение сознания: взаимосвязь поведенческих и нейрофизиологических подходов. Trends Cogn. Sci . 12, 314–321. DOI: 10.1016 / j.tics.2008.04.008

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Сет, А. К., Ижикевич, Э., Рик, Г. Н., и Эдельман, Г. М. (2006). Теории и меры сознания: расширенные рамки. Proc. Natl. Акад. Sci. США . 103, 10799–10804.DOI: 10.1073 / pnas.0604347103

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Шанахан, М. (2010). Воплощение и внутренняя жизнь: познание и сознание в пространстве возможных умов . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Тисдейл, Г. и Дженнетт, Б. (1974). Оценка комы и нарушения сознания. Практическая шкала. Ланцет 2, 81–84.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

Вегнер, Д.М. (2002). Иллюзия сознательной воли . Кембридж, Массачусетс; Лондон, MIT Press.

Уилкс, К. В. (1988). «___, Yìshì, Duh, Um, и сознание» в Сознание в современной науке , ред. А. Дж. Марсель и Э. Бизиах (Оксфорд: Clarendon Press), 16–41.

Уилсон, Д. Л. (1999). Взаимодействие разума и мозга и нарушение законов физики. J. Сознание. Шпилька . 6, 185–200.

Зильберберг А., Фернандес Слезак Д., Роэльфсема П.Р., Дехайн, С., Сигман, М. (2010). Маршрутизатор мозга: модель корковой сети последовательной обработки в мозге приматов. PLoS Comput. Биол . 6: e1000765. DOI: 10.1371 / journal.pcbi.1000765

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Приложение

Определения

Д1 . Платиновая стандартная система — это физическая система, которая, как предполагается, всегда или частично связана с сознанием.

Д2 .Коррелят сознательного опыта, e 1 , представляет собой минимальный набор одной или нескольких пространственно-временных структур в физическом мире. Этот набор присутствует, когда присутствует e 1 , и отсутствует, когда e 1 отсутствует.

Предположения

А1 . Нормально функционирующий мозг взрослого человека — это система платинового стандарта.

А2 . Сознание, связанное с системой платинового стандарта, номологически супервентно над системой стандарта платины.В нашей нынешней вселенной физически идентичные платиновые стандартные системы связаны с идентичным сознанием.

A2a . Сознание, связанное с системой платиновых стандартов, номологически супервентно на коррелятах сознания в системе платиновых стандартов. В нашей нынешней вселенной пространственно-временные структуры, которые коррелируют с сознательным опытом e 1 , будут связаны с e 1 , где бы они ни находились.

А3 . Во время эксперимента с коррелятами сознания сознание, связанное с системой платинового стандарта, функционально связано с его c-отчетами о сознании.

A4 . Во время эксперимента с коррелятами сознания все состояния сознания, связанные с системой платинового стандарта, доступны для c-отчетов о сознании.

А5 . Физический мир закрыт электронной причинно-следственной связью.

А6 .Корреляты сознания вызывают электронные отчеты платиновой стандартной системы о сознании.

А6а . Корреляты сознания эффективно связаны с c-отчетами платиновой стандартной системы о сознании.

Леммы

Л1 . Существует функциональная связь между сознанием и коррелятами сознания.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *