Стереотип в психологии это: Стереотипы – что это в психологии (роль и виды). Как избавиться от стереотипов

Содержание

Стереотип — Психологос

Cтереотип — («твердый» + «отпечаток»). Изначально «стереотип» — метафора относительно мышления пришедшая из типографского дела, где стереотип — монолитная печатная форма, копия с типографского набора или клише, используемая для ротационной печати многотиражных изданий. В современной социальной теории и психологии существуют различные определения понятия «Стереотип», в зависимости от методологического направления научной школы.

Западная традиция У. Липпман

Понятие «стереотип» в общественно-политический западный дискурс вошло с лёгкой руки Уолтера Липпмана, которое он применил в описании своей оригинальной концепции общественного мнения в 1922 г.

Согласно Липпману, возможно вывести следующее определение: стереотип — это принятый в исторической общности образец восприятия, фильтрации, интерпретации информации при распознавании и узнавании окружающего мира, основанный на предшествующем социальном опыте . Система стереотипов представляет собой социальную реальность.

Определение Уолтера Липпмана обладает значительным познавательным потенциалом для социологов и социальных психологов, т.к. позволяет проводить различение между тем, что

предстаёт и, что представляют. Так, в 1999 году на конгрессе Европейской ассоциации экспериментальной социальной психологии, проходившем в Оксфорде, из 33 симпозиумов 13 были сфокусированы на проблематике стереотипов, предубеждений и дискриминации. В своей книге “Общественное мнение” Липпман предвосхитил основные смыслы, которые в дальнейшем исследователи обнаружили в стереотипах, а само понятие прочно вошло в обыденный язык.

Экономия усилий

Область построения стереотипов простирается от бредовых фантазий до осознанного использования учёными округлённых результатов вычислений. Вся человеческая культура — это, главным образом (в интерпретации Липпмана, разумеется) отбор, реорганизация, отслеживание разных моделей среды. Т.е. формирование стереотипов это экономия собственных усилий, т.к. попытка увидеть все вещи заново и в подробностях, а не как типы и обобщения, утомительна, а для занятого человека практически обречена на провал. Дополнительно следует отметить случаи отказа от типизаций: в близком кругу нет способа подменить чем-либо индивидуализированное понимание или как-то сэкономить на нем. Те, кого мы любим и кем восхищаемся, в большинстве своем – это мужчины и женщины, знают скорее нас самих, а не классификацию, под которую нас можно подвести.

Разметка мира

Помимо экономии усилий, стереотипы, видимо, выполняют и ещё одну функцию: системы стереотипов могут служить ядром нашей личной традиции, способом защиты нашего положения в обществе. Они представляют собой упорядоченную, более или менее непротиворечивую картину мира. В ней удобно разместились наши привычки, вкусы, способности, удовольствия и надежды. Стереотипная картина мира может быть не полной, но это картина возможного мира, к которому мы приспособились. В этом мире люди и предметы занимают предназначенные им места и действуют ожидаемым образом. Мы чувствуем себя в этом мире как дома, мы составная часть его. Поэтому неудивительно, что любое изменение стереотипов воспринимается как атака на основы мироздания. Это атака на основания нашего мира, и когда речь идет о серьезных вещах, то нам на самом деле не так просто допустить, что существует какое-то различие между нашим личным миром и миром вообще. Система стереотипов не просто способ замены пышного разнообразия и беспорядочной реальности на упорядоченное представление о ней, только сокращенный и упрощенный путь восприятия. Стереотипы служат гарантией нашего самоуважения; проецируют во внешний мир осознание наших ценностей; защищают наше положение в обществе и наши права, а следовательно, стереотипы наполнены чувствами, предпочтениями, приязнью или неприязнью, ассоциируются со страхами, желаниями, влечениями, гордостью, надеждой. Объект, который активизирует стереотип, оценивается в связи с соответствующими эмоциями.

Стереотипы и предрассудки

В повседневной жизни именно предшествующее получению соответствующих данных суждение содержит в себе вывод, который эти данные чаще всего и подтверждают. Cправедливость, прощение, истина не входят в это суждение, ибо оно предшествует получению фактических данных. Предрассудок, конечно, может быть выявлен, учтен и доработан. Но так как срок жизни человека ограничен, тот должен за отпущенное ему время получить все сведения, необходимые для освоения обширной цивилизации, поэтому ему не обойтись без предрассудков. Качество его мышления и деятельности будет зависеть от того, являются ли эти предрассудки доброжелательными по отношению к другим людям и идеям, возбуждают ли они скорее любовь по отношению к тому, что явно воспринимается как благо, или ненависть по отношению к тому, что не входит в их представление о благе.

Динамика стереотипов

Стереотип начинает действовать еще до того, как включается разум. Это накладывает специфический отпечаток на данные, которые воспринимаются нашими органами чувств еще до того, как эти данные достигают рассудка. Ничто так не сопротивляется образованию или критике, как стереотип, так как Он накладывает свой отпечаток на фактические данные в момент их восприятия.

В определенной степени внешние стимулы, особенно сказанные или напечатанные, активизируют некоторую часть системы стереотипов, так что непосредственное впечатление и ранее сложившееся мнение появляются в сознании одновременно.

В случаях когда опыт вступает в противоречие со стереотипом, возможен двоякий исход: если индивид уже утратил определенную гибкость или ему в силу какой-то значительной заинтересованности крайне неудобно менять свои стереотипы, он может проигнорировать это противоречие и счесть его исключением, подтверждающим правило, или найти какую-то ошибку, а затем забыть об этом событии. Но если он не утратил любопытства или способности думать, то новшество интегрируется в уже существующую картину мира и изменяет ее.

Гендерные стереотипы

Гендерные стереотипы — сформировавшиеся в культуре обобщенные представления (убеждения) о том, как в действительности ведут себя мужчины и женщины. В основном, с мужчиной ассоциируются такие слова как сильный, жестокий, равнодушный, драчливый и самоуверенный. В семье мужчина — хозяин, лидер, защитник. Женщина характеризуется как скромная, вежливая, следящая за своей внешностью. В семье она — воспитательница и кухарка.

Архетипы и стереотипы

Отечественная традиция

В 20–30-е годы ХХ столетия физиологическая школа И. П. Павлова активно занималась изучением феномена, названного Павловым “динамической стереотипией”. В основу представления русской физиологической школы о стереотипе, легла способность мозга фиксировать однотипные изменения среды и соответственно реагировать на эти изменения.

Определение динамического стереотипа (по И.П. Павлову ) — слаженная уравновешенная система внутренних процессов больших полушарий, соответствующая внешней системе условных раздражителей. Отметим, что определение академика Павлова содержательно соответсвует определению системности Э. А. Асратяна. Возможно привести и другое определение, где стереотип это цепь нервных следов от прежних раздражителей, срабатывающих, в отличие от условных и безусловных рефлексов, в отсутствие внешнего стимула.

Осознание необходимости, концептуализации стереотипа пришло в ходе экспериментов по выработке условных рефлексов на чередующиеся через одинаковые паузы положительные и отрицательные, звуковые и кожные раздражители. Выявленный эффект заключался в том, что после укрепления такой деятельности новые рефлексы вырабатывались очень быстро, а в ряде случаев возникали с первого же применения новых раздражителей, при этом воспроизводился ранее сформированный ритм возбуждения и торможения, соответствующий порядку применения положительных и отрицательных сигналов.

На изменение внешнего стереотипа мозг реагирует рядом характерных перестроек, которые отражаются в отдельных звеньях системы, во всей системе или, наконец, всей высшей нервной деятельности. Внешние изменения могут привести как к улучшению, так и к ухудшению протекания высших функций вплоть до развития глубокого невроза. Павлов обратил внимание, что «процессы установки стереотипа и нарушений его и есть субъективно разнообразные положительные и отрицательные чувства».

Содержательно связь между “динамической стереотипией” Павлова и стереотипами Липпмана представляется достаточно прозрачной (для обоих важно что стереотип это слепок окружающей реальности, позволяющий адаптироваться к многообразию), хотя различие подходов к изучению понятно: Липпману акцентирует внимание на социальности стереотипов и того, какое значение они играют в функционировании общества и общностей, а Павлов на физиологии нервной деятельности.

Источники

  • Липпман У. Общественное мнение /пер. с англ. Т. В. Барчунова, под ред. К. А. Левинсон, К. В. Петренко. М.: Институт Фонда «Общественное мнение», 2004
  • Судаков К.В. Динамические стереотипы, или Информационные отпечатки действительности. М.: ПЕР СЭ, 2002
  • Ослон А. Уолтер Липпман о стереотипах: выписки из книги “Общественное мнение” // Социальная реальность, 2006, №4, C. 125 — 141.

Стереотип — Википедия. Что такое Стереотип

Стереоти́п (от др.-греч. στερεός — объёмный[1] + τύπος — отпечаток) изначально — монолитная печатная форма, копия с типографского набора или клише, используемая для печатных машин.

В современной социальной теории и психологии существуют различные определения понятия стереотип. В общем случае, стереотип — неверное, ложное представление о чём-либо (например, об особенностях людей).

Западная традиция (У. Липпман)

Понятие «стереотип» в общественно-политический западный дискурс вошло с лёгкой руки Уолтера Липпмана, которое он применил в описании своей оригинальной концепции общественного мнения в 1922 г.

Согласно Липпману, возможно вывести следующее определение: стереотип — это принятый в исторической общности образец восприятия, фильтрации, интерпретации информации при распознавании и узнавании окружающего мира, основанный на предшествующем социальном опыте. Система стереотипов представляет собой социальную реальность.

Определение Уолтера Липпмана обладает значительным познавательным потенциалом для социологов и социальных психологов, т.к. позволяет проводить различение между тем, что предстаёт и, что представляют. Так, в 1999 году на конгрессе Европейской ассоциации экспериментальной социальной психологии, проходившем в Оксфорде, 13 из 33 симпозиумов были сфокусированы на проблематике стереотипов, предубеждений и дискриминации. В своей книге «Общественное мнение» Липпман предвосхитил основные смыслы, которые в дальнейшем исследователи обнаружили в стереотипах, а само понятие прочно вошло в обыденный язык.

Экономия усилий

Область построения стереотипов простирается от бредовых фантазий до осознанного использования учёными округлённых результатов вычислений. Вся человеческая культура — это, главным образом (в интерпретации Липпмана, разумеется) отбор, реорганизация, отслеживание разных моделей среды. То есть формирование стереотипов — это экономия собственных усилий, так как попытка увидеть все вещи заново и в подробностях, а не как типы и обобщения, утомительна, а для занятого человека практически обречена на провал. Дополнительно следует отметить случаи отказа от типизаций: в близком кругу нет способа подменить чем-либо индивидуализированное понимание или как-то сэкономить на нём. Те, кого мы любим и кем восхищаемся, в большинстве своём — это мужчины и женщины, знают скорее нас самих, а не классификацию, под которую нас можно подвести.

Разметка мира

Помимо экономии усилий, стереотипы, видимо, выполняют и ещё одну функцию: системы стереотипов могут служить ядром нашей личной традиции, способом защиты нашего положения в обществе. Они представляют собой упорядоченную, более или менее непротиворечивую картину мира. В ней удобно разместились наши привычки, вкусы, способности, удовольствия и надежды. Стереотипная картина мира может быть неполной, но это картина возможного мира, к которому мы приспособились. В этом мире люди и предметы занимают предназначенные им места и действуют ожидаемым образом. Мы чувствуем себя в этом мире как дома, мы составная часть его.

Поэтому неудивительно, что любое изменение стереотипов воспринимается как атака на основы мироздания. Это атака на основания нашего мира, и когда речь идёт о серьёзных вещах, то нам на самом деле не так просто допустить, что существует какое-то различие между нашим личным миром и миром вообще.

Система стереотипов — не просто способ замены пышного разнообразия и беспорядочной реальности на упорядоченное представление о ней, только сокращённый и упрощённый путь восприятия. Стереотипы служат гарантией нашего самоуважения; проецируют во внешний мир осознание наших ценностей; защищают наше положение в обществе и наши права, а следовательно, стереотипы наполнены чувствами, предпочтениями, приязнью или неприязнью, ассоциируются со страхами, желаниями, влечениями, гордостью, надеждой. Объект, который активизирует стереотип, оценивается в связи с соответствующими эмоциями.

Стереотипы и предрассудки

В повседневной жизни именно предшествующее получению соответствующих данных (априорное) суждение содержит в себе вывод, который эти данные чаще всего и подтверждают. Справедливость, прощение, истина не входят в это суждение, ибо оно предшествует получению фактических данных. Предрассудок, конечно, может быть выявлен, учтён и доработан. Но так как срок жизни человека ограничен, тот должен за отпущенное ему время получить все сведения, необходимые для освоения обширной цивилизации, поэтому ему не обойтись без предрассудков.

В обыденном сознании и в средствах массовой коммуникации о стереотипах весьма распространено мнение как об исключительно отрицательном феномене. Во многом это связано с тем, что в мировой науке чаще всего изучались негативные стереотипы, например, подвергавшихся дискриминации этнических меньшинств. Однако стереотип бывает как отрицательным, так и положительным[2], поэтому необходимо разграничивать стереотип и предрассудки, которые бывают только негативными (в книге Х.‑Г. Гадамера «Истина и метод» удачно осуществлена апология предрассудков, а также показано, что предрассудки бывают и позитивными).

Динамика стереотипов

Стереотип начинает действовать ещё до того, как включается разум. Это накладывает специфический отпечаток на данные, которые воспринимаются нашими органами чувств ещё до того, как эти данные достигают рассудка. Ничто так не сопротивляется образованию или критике, как стереотип, так как он накладывает свой отпечаток на фактические данные в момент их восприятия.

В определённой степени внешние стимулы, особенно сказанные или напечатанные, активизируют некоторую часть системы стереотипов, так что непосредственное впечатление и ранее сложившееся мнение появляются в сознании одновременно.

В случаях, когда опыт вступает в противоречие со стереотипом, возможен двоякий исход: если индивид уже утратил определённую гибкость или ему в силу какой-то значительной заинтересованности крайне неудобно менять свои стереотипы, он может проигнорировать это противоречие и счесть его исключением, подтверждающим правило, или найти какую-то ошибку, а затем забыть об этом событии. Но если он не утратил любопытства или способности думать, то новшество интегрируется в уже существующую картину мира и изменяет её.

Гендерные стереотипы

Половые стереотипы — это социально разделяемые представления о личностных качествах и поведенческих моделях мужчин и женщин, а также о половой специфике социальных ролей.

Советская традиция

Схема стереотипа

В 1920—1930-е годы физиологическая школа И. П. Павлова активно занималась изучением феномена, названного Павловым «динамической стереотипией». В основу представления русской физиологической школы о стереотипе легла способность мозга фиксировать однотипные изменения среды и соответственно реагировать на эти изменения.

Определение динамического стереотипа (по И. П. Павлову) — слаженная уравновешенная система внутренних процессов больших полушарий, соответствующая внешней системе условных раздражителей. Отметим, что определение академика Павлова содержательно соответствует определению системности Э. А. Асратяна. Возможно привести и другое определение, где стереотип это цепь нервных следов от прежних раздражителей, срабатывающих, в отличие от условных и безусловных рефлексов, в отсутствие внешнего стимула[3].

Осознание необходимости концептуализации стереотипа пришло в ходе экспериментов по выработке условных рефлексов на чередующиеся через одинаковые паузы положительные и отрицательные звуковые и кожные раздражители. Выявленный эффект заключался в том, что после укрепления такой деятельности новые рефлексы вырабатывались очень быстро, а в ряде случаев возникали с первого же применения новых раздражителей, при этом воспроизводился ранее сформированный ритм возбуждения и торможения, соответствующий порядку применения положительных и отрицательных сигналов.

На изменение внешнего стереотипа мозг реагирует рядом характерных перестроек, которые отражаются в отдельных звеньях системы, во всей системе или, наконец, всей высшей нервной деятельности. Внешние изменения могут привести как к улучшению, так и к ухудшению протекания высших функций вплоть до развития глубокого невроза. Павлов обратил внимание, что «процессы установки стереотипа и нарушений его и есть субъективно разнообразные положительные и отрицательные чувства».

Содержательно связь между «динамической стереотипией» Павлова и стереотипами Липпмана представляется достаточно прозрачной (для обоих важно что стереотип это слепок окружающей реальности, позволяющий адаптироваться к многообразию), хотя различие подходов к изучению понятно: Липпман акцентирует внимание на социальности стереотипов и того, какое значение они играют в функционировании общества и общностей, а Павлов — на физиологии нервной деятельности.

См. также

Примечания

Литература

что это такое? Основные виды и формирование стереотипов :: SYL.ru

Не секрет, что общество живет в мире стереотипов и домыслов, которые возникают из-за тривиальной нехватки информации (а в отдельных случаях — и знаний). Данная статья расскажет о происхождении этого термина и о том, какие социальные стереотипы существуют.

Стереотип: что это такое

Стереотип — термин из социальной психологии. В широком смысле слова это определенные убеждения, которые касаются какой-либо категории людей, а также определенная модель поведения, которая используется для определения всей группы таких людей или их поведения в целом. Стереотип — понятие, которое имеет много общего с такими терминами, как «обычай» и «традиция».

Эти мысли или убеждения не всегда точно отражают действительность. В психологии и других науках существуют различные концепции и теории стереотипов, которые имеют общие черты, а также содержат противоречивые элементы.

Происхождение термина

Необходимо знать этимологию данного слова, чтобы понять его суть. «Стереотип» происходит от греческих слов στερεός (стерео) — «твердый, затвердевший» и τύπος (типос) — «впечатление», следовательно, это слово можно перевести как, «твердое впечатление от одной или нескольких идей/теории».

Этот термин изначально употреблялся в основном в типографии. Впервые был использован в 1798 году Фирмином Дидотом для описания печатной формы, которая тиражировала любую печатную продукцию. Дубликат печатной формы, или стереотип, используется для печати вместо оригинала. Вне контекста типографии первое употребление слова «стереотип» датируется 1850 годом. Оно использовалось в значении «увековечение без изменений». Однако только в 1922 году термин «стереотип» впервые использовался в современном психологическом смысле американским журналистом Уолтером Липпманом в его работе «Общественное мнение». Постепенно данный термин входит в обиход и постоянно употребляется как в речи простых людей, так и в средствах массовой информации.

Виды стереотипов

Социальные стереотипы можно разделить на основные подвиды:

  • Стереотипы, относящиеся к народам и целым расам (например, стереотипы о русских и евреях).
  • О богатых и бедных.
  • Относительно мужчин и женщин.
  • О сексуальных меньшинствах.
  • Возрастные (как должен вести себя человек в том или ином возрасте).
  • Стереотипы, относящиеся к какой-либо профессии.

Это лишь часть предубеждений, которые влияют на социальные нормы и поведение людей.

Функции стереотипов

Первые научные исследования утверждалии, что стереотипы используются только жесткими и авторитарными людьми. Эта идея была опровергнута современными исследованиями, которые предполагают, что стереотипы общества существуют повсеместно.

Также было предложено рассматривать стереотипы как вид убеждения какой-либо группы людей, а это означает, что люди, принадлежащие к одной и той же социальной группе, имеют один и тот же набор стереотипов. Современные исследования утверждают, что полное понимание этого понятия требует рассмотрения его с двух взаимодополняющих точек зрения: как разделенных в пределах определенной культуры/субкультуры, так и сформированных в сознании отдельного человека.

Гендерные исследования

Гендерные предубеждения являются одними из самых доминирующих в общественном сознании. По этой причине половые различия между мужчинами и женщинами изучались экспертами различных научных направлений уже очень давно. Долгое время главной целью ученых, изучавших различия между мужчиной и женщиной, было найти научные доказательства гендерным стереотипам и тем самым предоставить достоверное обоснование сложившимся стереотипам касательно гендерных ролей.

Но данная задача так и не была решена: большинство исследований выявили гораздо больше сходств, чем различий между двумя противоположными полами, а выявляемые небольшие различия обычно имеют очевидно социальный базис. Например, мужчины, в отличие от представительниц прекрасного пола, согласно традиционной гендерной роли, сообщают, что не являются слишком эмоциональными и чувствительными. Однако измерения физиологических реакций и их мимики не раз показывали, что различий непосредственно в эмоциональных реакциях между противоположными полами не существует.

Другие научные данные в который раз подтвержают, что мужчины чувствуют гнев, грусть и тревогу так же часто, как женщины, но при этом чаще выражают злость и подавляют другие отрицательные эмоции, а женщины, наоборот, подавляют злость и выражают грусть и страх.

Это еще раз подтверждает, что это стереотипы восприятия нашего общества, которые очень мешают видеть объективную реальность.

Влияние гендерных предубеждений

Как и другие общественные стереотипы, гендерные предубеждения исполняют функцию оправдания социального, а именно полового, неравноправия. Данный вид стереотипов мешает как женщинам, так и мужчинам. К примеру, стереотипы, которые предписывают женщинам быть нежными и осуждают проявление агрессии и напористости, часто способствуют дискриминации представительниц прекрасного пола на работе.

Большинство стереотипов приписывают женщинам положительные свойства: чувственность, интуитивность и заботу. По мнению экспертов, в обществах с подобными стереотипами такие черты характера ценятся не так сильно, нежели рациональность и деятельность, которые присущи сильному полу. Таким образом, эти стереотипы создают и закрепляют андроцентризм — убеждение о мужчинах как о норме, касательно которой женский пол — это, по сути, отклонение.

Как показывают многие научные данные, приверженность этим сложившимся стереотипам и патриархальным взглядам на роли мужчины и женщины — одна из главных характеристик мужчин, которые совершают бытовое и сексуальное насилие по отношению к женщинам. Бытовое насилие всегда тесно связано с желанием сильного пола доминировать.

Предубеждения также вредят мужчинам, которые в силу тех или иных причин оказались не в сильной позиции. Например, мужчины, которые пережили сексуальное насилие, из-за прессинга этих стереотипов очень редко просят помощи, и даже если просят, часто не получают ее, так как врачи и полиция не верят, что мужчины могли стать жертвой такого вида насилия. Общество постепенно признает, что данные стереотипы очень часто далеки от реальности.

Стеклянный потолок

Все эти факторы создают эффект так называемого «стеклянного потолка». Данное понятие происходит из психологии полов, которое ввели в середине 1980-х годов, чтобы описать барьер в карьерном росте). Данный «потолок» ограничивает движение женского пола по карьерной лестнице по причинам, которые не связанны с их уровнем профессионализма. Впоследствии термин распространился и на представителей других социальных групп и меньшинств (этнические меньшинства, представители нетрадиционной ориентации и др.). Конечно, этого потолка официально не существует, поскольку он является негласным.

Карьерные последствия

По заявлениям организаций по защите прав женщин, женщины и сегодня сталкиваются с этим невидимым потолком. Так, около 80 % руководителей 500 главных компаний Америки являются мужчинами, несмотря на то что женщины составляют значительную часть всех работников на низовых уровнях в фирмах.

Данный барьер, по мнению экпертов, существует из-за устоявшихся стереотипов относительно женского пола и других социальных групп, которых угнетают. У данной категории лиц даже возможно появление так называемой боязни успеха. По мнению современных исследователей, главными препятствиями на пути женщин к высоким и ответственным должностям является традиционная кадровая политика фирм, которая полагает, что женщина не пригодна для роли руководителя.

Национальные предубеждения

Практически о любой национальности сложился тот или иной стереотип. Например, все евреи прагматичны и алчны, немцы — прирожденные педанты, а итальянцы — самые страстные мужчины.

Одним из самых главных предрассудков относительно русских является мнение о повальном алкоголизме населения России.

Однако, согласно мировой статистике потребления спиртных напитков по странам мира, Россия далеко не на первом месте. Следует признать, что это стереотип, не имеющий реальных оснований. Первые места в данном рейтинге принадлежат Молдове, Ирландии и Венгрии.

Еще один стереотип о России, что якобы русские — это хмурый и неприветливый народ. Конечно, не в российской традиции улыбаться каждому прохожему. Но вряд ли найдется другой такой народ в Европе, который так ответственно относится к чужому горю или житейским трудностям. В некоторых поселениях России даже сейчас можно постучаться в дом и попроситься на ночлег. Незваного гостя, конечно же, и накормят, и разрешат остаться на ночь.

Существуют также стереотипы о русских женщинах. Например, считается, что российские дамы самые красивые и женственные среди всех европеек. Однако и другие славянские женщины могут похвастаться своей привлекательной внешностью. Польки и украинки тоже славятся на рынке невест в Европе.

Конечно, стереотипов о России большое множество. В основном они распространены в западных странах, которые всегда опасались могучей и большой России.

Каждый сомнительный факт стоит проверять на подлинность. Очень часто оказывается, что это стереотип, всего лишь чье-то мнение, которое ничего общего с реальностью не имеет.

Стереотип — Википедия

Стереоти́п (от др.-греч. στερεός — объёмный[1] + τύπος — отпечаток) изначально — монолитная печатная форма, копия с типографского набора или клише, используемая для печатных машин.

В современной социальной теории и психологии существуют различные определения понятия стереотип. В общем случае, стереотип — неверное, ложное представление о чём-либо (например, об особенностях людей).

Западная традиция (У. Липпман)

Понятие «стереотип» в общественно-политический западный дискурс вошло с лёгкой руки Уолтера Липпмана, которое он применил в описании своей оригинальной концепции общественного мнения в 1922 г.

Согласно Липпману, возможно вывести следующее определение: стереотип — это принятый в исторической общности образец восприятия, фильтрации, интерпретации информации при распознавании и узнавании окружающего мира, основанный на предшествующем социальном опыте. Система стереотипов представляет собой социальную реальность.

Определение Уолтера Липпмана обладает значительным познавательным потенциалом для социологов и социальных психологов, т.к. позволяет проводить различение между тем, что предстаёт и, что представляют. Так, в 1999 году на конгрессе Европейской ассоциации экспериментальной социальной психологии, проходившем в Оксфорде, 13 из 33 симпозиумов были сфокусированы на проблематике стереотипов, предубеждений и дискриминации. В своей книге «Общественное мнение» Липпман предвосхитил основные смыслы, которые в дальнейшем исследователи обнаружили в стереотипах, а само понятие прочно вошло в обыденный язык.

Экономия усилий

Область построения стереотипов простирается от бредовых фантазий до осознанного использования учёными округлённых результатов вычислений. Вся человеческая культура — это, главным образом (в интерпретации Липпмана, разумеется) отбор, реорганизация, отслеживание разных моделей среды. То есть формирование стереотипов — это экономия собственных усилий, так как попытка увидеть все вещи заново и в подробностях, а не как типы и обобщения, утомительна, а для занятого человека практически обречена на провал. Дополнительно следует отметить случаи отказа от типизаций: в близком кругу нет способа подменить чем-либо индивидуализированное понимание или как-то сэкономить на нём. Те, кого мы любим и кем восхищаемся, в большинстве своём — это мужчины и женщины, знают скорее нас самих, а не классификацию, под которую нас можно подвести.

Разметка мира

Помимо экономии усилий, стереотипы, видимо, выполняют и ещё одну функцию: системы стереотипов могут служить ядром нашей личной традиции, способом защиты нашего положения в обществе. Они представляют собой упорядоченную, более или менее непротиворечивую картину мира. В ней удобно разместились наши привычки, вкусы, способности, удовольствия и надежды. Стереотипная картина мира может быть неполной, но это картина возможного мира, к которому мы приспособились. В этом мире люди и предметы занимают предназначенные им места и действуют ожидаемым образом. Мы чувствуем себя в этом мире как дома, мы составная часть его.

Поэтому неудивительно, что любое изменение стереотипов воспринимается как атака на основы мироздания. Это атака на основания нашего мира, и когда речь идёт о серьёзных вещах, то нам на самом деле не так просто допустить, что существует какое-то различие между нашим личным миром и миром вообще.

Система стереотипов — не просто способ замены пышного разнообразия и беспорядочной реальности на упорядоченное представление о ней, только сокращённый и упрощённый путь восприятия. Стереотипы служат гарантией нашего самоуважения; проецируют во внешний мир осознание наших ценностей; защищают наше положение в обществе и наши права, а следовательно, стереотипы наполнены чувствами, предпочтениями, приязнью или неприязнью, ассоциируются со страхами, желаниями, влечениями, гордостью, надеждой. Объект, который активизирует стереотип, оценивается в связи с соответствующими эмоциями.

Стереотипы и предрассудки

В повседневной жизни именно предшествующее получению соответствующих данных (априорное) суждение содержит в себе вывод, который эти данные чаще всего и подтверждают. Справедливость, прощение, истина не входят в это суждение, ибо оно предшествует получению фактических данных. Предрассудок, конечно, может быть выявлен, учтён и доработан. Но так как срок жизни человека ограничен, тот должен за отпущенное ему время получить все сведения, необходимые для освоения обширной цивилизации, поэтому ему не обойтись без предрассудков.

В обыденном сознании и в средствах массовой коммуникации о стереотипах весьма распространено мнение как об исключительно отрицательном феномене. Во многом это связано с тем, что в мировой науке чаще всего изучались негативные стереотипы, например, подвергавшихся дискриминации этнических меньшинств. Однако стереотип бывает как отрицательным, так и положительным[2], поэтому необходимо разграничивать стереотип и предрассудки, которые бывают только негативными (в книге Х.‑Г. Гадамера «Истина и метод» удачно осуществлена апология предрассудков, а также показано, что предрассудки бывают и позитивными).

Динамика стереотипов

Стереотип начинает действовать ещё до того, как включается разум. Это накладывает специфический отпечаток на данные, которые воспринимаются нашими органами чувств ещё до того, как эти данные достигают рассудка. Ничто так не сопротивляется образованию или критике, как стереотип, так как он накладывает свой отпечаток на фактические данные в момент их восприятия.

В определённой степени внешние стимулы, особенно сказанные или напечатанные, активизируют некоторую часть системы стереотипов, так что непосредственное впечатление и ранее сложившееся мнение появляются в сознании одновременно.

В случаях, когда опыт вступает в противоречие со стереотипом, возможен двоякий исход: если индивид уже утратил определённую гибкость или ему в силу какой-то значительной заинтересованности крайне неудобно менять свои стереотипы, он может проигнорировать это противоречие и счесть его исключением, подтверждающим правило, или найти какую-то ошибку, а затем забыть об этом событии. Но если он не утратил любопытства или способности думать, то новшество интегрируется в уже существующую картину мира и изменяет её.

Гендерные стереотипы

Половые стереотипы — это социально разделяемые представления о личностных качествах и поведенческих моделях мужчин и женщин, а также о половой специфике социальных ролей.

Советская традиция

Схема стереотипа

В 1920—1930-е годы физиологическая школа И. П. Павлова активно занималась изучением феномена, названного Павловым «динамической стереотипией». В основу представления русской физиологической школы о стереотипе легла способность мозга фиксировать однотипные изменения среды и соответственно реагировать на эти изменения.

Определение динамического стереотипа (по И. П. Павлову) — слаженная уравновешенная система внутренних процессов больших полушарий, соответствующая внешней системе условных раздражителей. Отметим, что определение академика Павлова содержательно соответствует определению системности Э. А. Асратяна. Возможно привести и другое определение, где стереотип это цепь нервных следов от прежних раздражителей, срабатывающих, в отличие от условных и безусловных рефлексов, в отсутствие внешнего стимула[3].

Осознание необходимости концептуализации стереотипа пришло в ходе экспериментов по выработке условных рефлексов на чередующиеся через одинаковые паузы положительные и отрицательные звуковые и кожные раздражители. Выявленный эффект заключался в том, что после укрепления такой деятельности новые рефлексы вырабатывались очень быстро, а в ряде случаев возникали с первого же применения новых раздражителей, при этом воспроизводился ранее сформированный ритм возбуждения и торможения, соответствующий порядку применения положительных и отрицательных сигналов.

На изменение внешнего стереотипа мозг реагирует рядом характерных перестроек, которые отражаются в отдельных звеньях системы, во всей системе или, наконец, всей высшей нервной деятельности. Внешние изменения могут привести как к улучшению, так и к ухудшению протекания высших функций вплоть до развития глубокого невроза. Павлов обратил внимание, что «процессы установки стереотипа и нарушений его и есть субъективно разнообразные положительные и отрицательные чувства».

Содержательно связь между «динамической стереотипией» Павлова и стереотипами Липпмана представляется достаточно прозрачной (для обоих важно что стереотип это слепок окружающей реальности, позволяющий адаптироваться к многообразию), хотя различие подходов к изучению понятно: Липпман акцентирует внимание на социальности стереотипов и того, какое значение они играют в функционировании общества и общностей, а Павлов — на физиологии нервной деятельности.

См. также

Примечания

Литература

Стереотипы общества и свобода личности — Психология PRO

Прежде, чем приступить к статье, хочу порекламировать нашу группу в социальной сети «в контакте». Всем – добро пожаловать! Адрес: https://vk.com/imavator

Сложилось ощущение, что прошлая статья о социальных иллюзиях многими была недопонята. Видимо слишком мудрено написал. Поэтому сегодня я решил эту тему продолжить, и поговорить о стереотипах. То есть речь снова пойдет о коллективных нормах, канонах, стандартах и предрассудках – о той жизни, которую большинство людей считают правильной. А также о том, какой может быть жизнь без правил. Важно понимать, что суть вовсе не в том, насколько правила правильны, а в том, что все коллективные нормы являются условностью, то есть попросту – выдумкой. И вот, в эту выдумку многие из нас верят, как в реальность. В глобальном социальном мире – глобальные условности. В узких кругах – в школах, сообществах, сектах – свои маленькие иллюзии, между тем, становящиеся для их последователей размером с реальность.

Примеры стереотипов

Женщина – слабое, пассивное, легкомысленное и глупое создание. Чтобы компенсировать свою врожденную неполноценность, женщина должна стать красивой, чтобы хитростью захомутать «сильного» мужчину, родить от него детей и жить за его счет. Иначе она будет несчастной. Разведенная мать-одиночка – несчастна. Старая дева – несчастна. Женщина не должна быть сильной, не должна занимать управляющих должностей – иначе это неправильная, опять же – несчастная женщина.

Мужчина – сильный и умный. Он должен оплачивать все прихоти женщины, от которой на самом деле хочет только секса. Он всем управляет и поэтому в сравнении с женщиной имеет расширенные права во всех сферах жизни. Мужчина должен водить машину и смотреть футбол. Мужчина не говорит о чувствах и никогда не плачет. Иначе это – не мужчина, а какое-то непонятное, злокачественное существо, не заслуживающее любви и уважения.

Дети должны оправдывать ожидания родителей. Дети должны учиться «правильной» жизни в общеобразовательных заведениях. Все подростки – трудные. Вся молодежь – распутна. В среднем возрасте люди должны переживать кризис. В старости человек должен дряхлеть и болеть, иначе, если он здоровый и счастливый – это странный и опасный для общества безумец.

Большие деньги – это счастье. Человек без денег – несчастный неудачник. Исполнение поставленных целей – это счастье. Человек не корпящий над целями – несчастный неудачник. Высокая должность – это счастье. Безработные – несчастные неудачники. Отношения с любимым человеком – это счастье. Любой одиночка, даже если он сидит в самадхи под древом бодхи, все равно – несчастный неудачник.

Правильные знания даются в институтах. Правильные специалисты имеют высшее образование. Правильные люди работают в офисах по сорок часов в неделю. Правильно – жить в своей стране. Правильно – одеваться как все. Правильно – покупать дорогие и модные вещи. Правильно – думать как все. Правильно жить – как все.

А все потому, что все мы с раннего детства страшно боимся выделяться из коллектива. Быть не как все – значит стать одиноким изгоем, или посмешищем коллектива. Быть не как все, значит лишиться усыпляющих иллюзий и столкнуться с неизвестностью, которой всегда была и будет жизнь здесь и сейчас.

Шаблонная личность

Сначала хотел обозвать ее – социальной. Но социум – не единственный коллектив, навязывающий своим адептам шаблонное восприятие. Таких коллективов может быть сколько угодно, они могут быть любых размеров – от целой страны, до маленькой семьи, исповедующей собственные правила жизни.

Человеку на этапе шаблонного мышления характерна вера, что мир – это «обычное» и в целом более-менее понятное явление. Новой информации, противоречащей этой «вере», шаблонная личность не доверяет, только потому что полагает, будто ее мировоззрение – это и есть окончательная реальность. Об этой иллюзии уже говорилось в статье «Развитие восприятия».

Шаблонная личность толком не замечает реальности, потому что полностью погружена в мир собственных грез о жизни. Это явление еще называют «отождествлением с умом». Шаблонная личность максимально отождествлена с умом, и почти не различает, где фантазии, а где реальность. Шаблонная личность не знает, чего хочет на самом деле, и путает свои устремления с коллективными ожиданиями.

И тем не менее, шаблонная личность может неплохо ориентироваться в социальном мире, потому что его «правила» базируются как раз на условных шаблонах, которым шаблонная личность склонна следовать без «лишних» вопросов. Тема подобных иллюзий на progressman.ru – одна из главных.

Чаще всего шаблонная личность пребывает в непрерывном напряжении, потому что живет в разрез со своим нутром. Вместо того, чтобы соответствовать своему естеству, шаблонная личность всеми силами старается соответствовать коллективным шаблонам. Причем не важно, будь это социальный коллектив, или какая-нибудь секта, шаблонная личность не слышит себя ни тут, ни там, не видит своего пути, а все время пытается подогнать себя под искусственные мерки коллективного мировоззрения, чтобы соответствовать чужим идеалам.

Так происходит, потому что шаблонная личность удовлетворяется своей жизнью, когда ощущает одобрение от коллектива, которому принадлежит. Шаблонная личность верит в шаблоны, потому что без них жизнь кажется пугающе неизвестной.

Сознательная личность

Когда я говорю о сознательности, речь вовсе не о духовно-просветленных аватарах, свободных от всех концепций. Речь о простых смертных, которые понимают условность стереотипов.

В каждой стране – своя культура, свои уникальные стереотипы, глядя на которые понимаешь, что все это – действительно одна большая условность. Сознательный человек понимает, что жизнь может быть какой угодно. Мы можем жить так, как сами выберем, как сами захотим. Мы можем жить в любой точке мира и заниматься любым делом. Когда нет привязанности к шаблонам, начинаешь понимать, что каким бы иллюзорным не был выбор, от него в этой жизни зависит практически все.

Можно подумать, что сознательная личность попросту самоутверждается, упиваясь своей неординарной оригинальностью. Так бывает, но подобное поведение в большей степени свойственно шаблонной личности, ожидающей одобрения от авторитетной для нее аудитории.

Проще говоря, сознательный человек на самом деле живет так, как хочет, потому что понимает, что не обязан соответствовать чьим-то ожиданиям. Шаблонная же личность не осознает своих желаний, но верит, что хочет тех самых вещей, которые в качестве заветных целей пропагандирует коллектив.

Если шаблонная личность в своих решениях опирается на локальные стереотипы, навязанные общественным мнением, то сознательная личность ответственность за свою жизнь и свои решения берет на себя. Такой человек не упрощает собственные решения кодексом коллективных шаблонов и ожиданий, а выбирает сам, как ему жить.

И при таком раскладе может произойти одна очень интересная вещь. Когда исчезает мотив соответствовать общественным идеалам, то есть, когда человек больше не стремится выглядеть хорошим в глазах коллектива и не боится принимать свои решения, может прийти ощущение огромного облегчения, словно, наконец-то закончились бесполезные внутренние мытарства и терзания, и ты выходишь из заточения на свободу, где перед тобой открыто многообразие возможностей.

Цели могут остаться. Желание выглядеть хорошим в глазах общества может смениться утонченным самоутверждением в собственных глазах. Но постепенно проявляется вкус к жизни свободной от целей. Об этом я уже как-то говорил в статье «Игры для взрослых». Суть этого эффекта в том, что, когда цели как таковые перестают цеплять, внимание возвращается к спонтанной деятельности, которая происходит не ради цели, а ради самого процесса. Иными словами, человек, свободный от шаблонов, способен радоваться не только в будущем при осуществлении намеченных желаний, но уже сейчас – от самого процесса происходящей жизни.

Шаблонная же личность не замечает процесса, потому что в большей степени загипнотизирована целями, которые подчиняются коллективному одобрению. То есть, чем бы не занимался человек погруженный в стереотипы, он удовлетворяется только по достижению своих целей. Сознательная личность способна получать удовлетворение от процесса, потому что для нее не так важно одобрение коллектива, как возможность заниматься своим делом.

Если шаблонная личность выбирает стать сознательной, просто попытавшись заниматься «любимыми» делами, она заходит в тупик, потому что любимые дела шаблонной личности при этом продолжают диктоваться стереотипами, и разовые акции личностной трансформации при этом обычно ничего не решают.

Мы становимся сознательными, когда видим истинные мотивы своих действий, когда перестаем манипулировать, когда учимся видеть и говорить правду, когда сами становимся выражением этой правды, когда сами решаем, как нам жить. Мы становимся сознательными, когда не боимся своих чувств и желаний, и перестаем их прикрывать красивыми, социально одобренными масками.

Практика созерцательной осознанности при этом не теряет своей ценности, а срабатывает как «буст» – психический усилитель, благодаря которому все жизненные уроки усваиваются интенсивней.

Напоследок, хочу заметить, что я вовсе не критикую общество, мораль и коллективные стереотипы. Я склонен верить, что все это – необходимые ступени взросления души. А когда приходит время, мы движемся дальше.

© Игорь Саторин

Другие статьи по этой теме:

Стереотипное мышление — что это такое и как от него избавиться

Стереотипное мышление – это личностная склонность строить свои рассуждения в замкнутом пространстве рамок, довольно жёстких и ограниченных понятий. Люди со стереотипным мышлением в своих суждениях о мире и его устройстве руководствуются данными извне понятиями и категориями, они не проверяют их собственным эмпирическим опытом. Это не отдельная категория, т.к. стереотипность мышления в разной мере свойственна всем, ещё в первые годы жизни мы получаем огромный массив знаний об окружающем и руководствуемся им (в воде нужно плавать, а горячее может обжечь). Чем больше личность действует стереотипно, тем больше освобождается её психика от ежеминутного анализа, всё происходит по упрощённой схеме. Именно поэтому данная категория имеет как негативные стороны (отсутствие собственного мнения), так и позитивные (анализ простых задач происходит в свернутом поле подсознания, экономя психические ресурсы).

Любой стереотип представлен устоявшейся системой, складывающейся в миропонимание, и разрушение одного из них часто влечёт за собой разрушение устойчивости всей картинки мира. Когда человек живёт по накатанным рельсам, имеет негибкое представление об окружающем мире ему значительно проще, чем тому, кто не так подвержен стереотипности, но в момент падения хоть одного понимания внутренней концепции приводит к огромному личностному кризису. В целом стереотипная картина далека от объективности, поскольку обобщение в ней не даёт проявиться деталям, но она по-прежнему удобна для психики. Такое уютное неведение объясняет рвение, с которым люди отстаивают свои ограниченные суждения – это часто даже не глупость, связанная с интеллектуальным снижением, а возможность угрозы личностного существования, когда рушатся все ценностно-смысловые основы и даже восприятие себя.

Психология стереотипного мышления

Стереотипное шаблонное мышление представляет собой заранее запрограммированную часть человеческой жизни, не только с когнитивными установками, но и с эмоциональными реакциями. Оно даёт возможность предсказывать не только своё поведение, но и реакции других, причём до малейших точностей. Эта часть делает весь хаос окружающего мира хоть немного контролируемым и предсказуемым, пусть и не объективно.

Что такое стереотипное мышление становится понятно, если изучить, откуда оно берётся и что способствует его развитию и укреплению. Чем больше информации получает психика, тем больше времени и энергии тратится на обработку, поэтому много раз повторяющиеся действия автоматизируются, точно также происходит и с убеждениями – когда человек несколько раз попадёт на кричащего длинноволосого парня, то в голове отложится, что с мужчинами с длинными волосами общаться неприятно, т.к. они кричат. Все последующие встреченные могут не соответствовать данному конструкту, но психике легче упростить реальность до подобной дихотомии, чем каждый раз реально анализировать происходящее. Ресурсы, высвобождающиеся стереотипами, в итоге могут быть направлены на реализацию более важных моментов.

Подкрепляется стереотипность психологии ещё и тем, что любое отклоняющееся, т.е. не стереотипное мышление в отдалённом контакте может завораживать, привлекать внимание и вызывать желание взаимодействия, но в приближении и встреченное в обыденной жизни вызывает тревогу. Всё, что требует дополнительных усилий для понимания, всё, что выходит за рамки несёт потенциальную угрозу, а значит, внутри поселяется чувство страха и потребность как-то ситуацию обозначить. Склонность к стереотипизации настолько высока, что человек даже столкнувшись с неординарной ситуацией, потратит время на то, чтобы объяснить её стереотипами, а не принять и расширить свою внутреннюю картину.

Негативные проявления стереотипного мышления более существенны, чем вся сэкономленная им энергия, поскольку давление внутренних ограничений мешает личностному росту, открытию новых возможностей и реализации. Вместо того чтобы сконцентрироваться на собственных уникальных талантах и возможностях, их развитии, человек постоянно тратит много сил на то, чтобы соответствовать рамкам общества, подгоняя себя под те же стереотипные требования. Большая часть таких установок даже не является осознанной, а внедряется в психику в раннем детстве или общей культурой. В итоге мы получаем личность, не желающую работать на высокой должности, но тянущей эту лямку, потому что престижно или молодого человека, встречающегося с блондинкой, т.к. они считаются более лёгкими по характеру и при этом он игнорирует собственную физиологию.

В психопатологии крайняя степень развития стереотипности мышления является один из признаков уплощения и распада личности, свидетельствующем о наличии серьёзных психических нарушений (шизофренический спектр, аутизм и пр.), но вместе с тем, личность, критично выделяющаяся среди остальных, не адаптируется в социуме. Нельзя отнести этот вид мышления к однозначному полюсу, скорее речь пойдёт о возможности переключаться между творчеством и стереотипностью, возможностью включить критическое мышление, действовать по программе.

Примеры

Обширные выводы о человеке на основании минимальной информации не выдерживают никакой критики. Примерами стереотипного мышления могут быть заключения об интеллектуальном уровне – это часто касается блондинок (даже огромное количество анекдотов) и спортсменов (часто объясняя неумением что-то делать). Такие выводы закреплены в народном мировоззрении и в итоге даже после многочисленных научных опровержений продолжают руководить людьми.

Туристы получают стереотипные знания в странах, видя их только из окна автобуса, посещая знаменитые места и слушая исторические сводки. Реальная страна остаётся неизученной, потому что местных в туристических местах практически нет, кухня адаптирована под европейца, а быт скрыт историческими фасадами – вот и складывается ощущение картинки. Это касается не только стран, но и целых народов – японцы считаются умными, русские безалаберными, а цыгане ворами. Это всё примеры стереотипного мышления, касающиеся нации, но не имеющие отношения к конкретному человеку.

Женщина, свободно разбирающая автомобиль на трассе вызывает или удивление или возмущение, некоторые могут пошутить о том, что она его доломает и всё только потому, что крепко закреплён стереотип неумения девушек водить. Те, кто не может самостоятельно заработать достаточную сумму денег, считают богатых ворами и только потому, что было рассекречено несколько взяточников или преступников. Человеку проще объяснить чужой успех неблаговидным поведением, а себя хоть как-то обелить, чем принять ответственность и шире взглянуть, что другой сделал такого, чего не смог он сам. Сюда же относится убеждение, что красивая девушка не может быть умной, а если и имеет кандидатскую, то это купленная работа, а должность у неё по протекции любовника. Это яркий пример того, как рациональный ум начинает служить стереотипному, всё продолжая выискивать оправдания и поддержание своей концепции, ведь иначе рухнет что-то внутри (оправдания, образ себя, привычное ничегонеделания) и взвалится новое (ответственность, задача думать, допускать невозможное, учиться у других).

Как избавиться от стереотипного мышления

Избавление от стереотипов начинается с осознания того момента, то ничьё мнение не может являться исключительно верным и становиться истиной для вашего мировоззрения. Даже те истины, которые какое-то время назад были неоспоримыми для всех, пересматриваются, научные открытия показывают несостоятельность знаний и открывают новые точки зрения. Это необходимо постоянно держать в голове и подвергать сомнению каждый произнесённый факт, особенно те из них, которые преподносятся без аргументации, но эмоционально.

Изучайте мнения других людей, причём из различных специальностей и областей, не стоит перечитывать одни и те же труды и спорить с другими. Избавиться от стереотипного мышления можно, если выслушивать точку зрения другого, задавать вопросы, обсуждать всё, что происходит вокруг. Поднимать глобальные философские темы, научные достижения в простых разговорах нет необходимости – просто обсудите фильм или новую книгу и тогда откроется мир другого человека, замечающего то, что ускользает от вас. Все подвержены стереотипам, только сталкиваясь с чужими, мы получаем возможность разрушить собственное стереотипное мышление.

Стремление к знакомству нового разрушает стереотипное мышление. Это может быть путешествия, не обязательно заграницу знакомят с культурой других людей и новыми способами реагирования. Походы на выставку открывают горизонты для проявления своего творчества, новые книги поднимают новые социально-психологические вопросы. Чем большая часть времени будет направлена на обустройство пространства получения новой информации, тем вероятнее, что стереотипному мышлению не останется места. Люди, предпочитающие одно и то же кафе, впадают в категорию, где вкусно только там, в то время как поставившие себе целью перепробовать все блюда в разных местах допускают, что готовить его можно с разными оттенками.

Выбирайте круг общения, избавляясь от тех, кто просто навязывает вам своё мнение и, наоборот чаще общайтесь с теми, кто задаёт вопросы и ведёт дискуссии. Чем больше сам человек находится под влиянием стереотипов, тем выше вероятность, что он будет силой втягивать вас в этот круг, а те, кто ищет истину и стремится постоянно удивляться новому, будет развивать это и у вас.

Не верьте ни сплетням, ни рассказам о других – если информация не даёт спокойно жить, то лучше напрямую её перепроверить, чем поддерживать мнение другого человека и его выводы. Еще отличной практикой является поиск собственной стереотипизации, когда свои глобальные суждения (обычно выглядящие, как все плохие или умные, кто-то красивый, а кто-то тупой) часто встречаются. Находите откуда лично у вас такая уверенность, и может оказаться, что так говорили ваши родственники или так было принято в обществе вашего детства. Устраивайте практические эксперименты и проверяйте, насколько действительно работают данные убеждения, возможно, вы даже убедитесь в действительности их, но скорее всего часть отпадёт, принеся развитие навыка критичности суждений.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Мы в телеграм! Подписывайтесь и узнавайте о новых публикациях первыми!

Стереотип — Википедия

Стереоти́п (от др.-греч. στερεός — объёмный[1] + τύπος — отпечаток) изначально — монолитная печатная форма, копия с типографского набора или клише, используемая для печатных машин.

В современной социальной теории и психологии существуют различные определения понятия стереотип. В общем случае, стереотип — неверное, ложное представление о чём-либо (например, об особенностях людей).

Западная традиция (У. Липпман)

Понятие «стереотип» в общественно-политический западный дискурс вошло с лёгкой руки Уолтера Липпмана, которое он применил в описании своей оригинальной концепции общественного мнения в 1922 г.

Согласно Липпману, возможно вывести следующее определение: стереотип — это принятый в исторической общности образец восприятия, фильтрации, интерпретации информации при распознавании и узнавании окружающего мира, основанный на предшествующем социальном опыте. Система стереотипов представляет собой социальную реальность.

Определение Уолтера Липпмана обладает значительным познавательным потенциалом для социологов и социальных психологов, т.к. позволяет проводить различение между тем, что предстаёт и, что представляют. Так, в 1999 году на конгрессе Европейской ассоциации экспериментальной социальной психологии, проходившем в Оксфорде, 13 из 33 симпозиумов были сфокусированы на проблематике стереотипов, предубеждений и дискриминации. В своей книге «Общественное мнение» Липпман предвосхитил основные смыслы, которые в дальнейшем исследователи обнаружили в стереотипах, а само понятие прочно вошло в обыденный язык.

Экономия усилий

Область построения стереотипов простирается от бредовых фантазий до осознанного использования учёными округлённых результатов вычислений. Вся человеческая культура — это, главным образом (в интерпретации Липпмана, разумеется) отбор, реорганизация, отслеживание разных моделей среды. То есть формирование стереотипов — это экономия собственных усилий, так как попытка увидеть все вещи заново и в подробностях, а не как типы и обобщения, утомительна, а для занятого человека практически обречена на провал. Дополнительно следует отметить случаи отказа от типизаций: в близком кругу нет способа подменить чем-либо индивидуализированное понимание или как-то сэкономить на нём. Те, кого мы любим и кем восхищаемся, в большинстве своём — это мужчины и женщины, знают скорее нас самих, а не классификацию, под которую нас можно подвести.

Разметка мира

Помимо экономии усилий, стереотипы, видимо, выполняют и ещё одну функцию: системы стереотипов могут служить ядром нашей личной традиции, способом защиты нашего положения в обществе. Они представляют собой упорядоченную, более или менее непротиворечивую картину мира. В ней удобно разместились наши привычки, вкусы, способности, удовольствия и надежды. Стереотипная картина мира может быть неполной, но это картина возможного мира, к которому мы приспособились. В этом мире люди и предметы занимают предназначенные им места и действуют ожидаемым образом. Мы чувствуем себя в этом мире как дома, мы составная часть его.

Поэтому неудивительно, что любое изменение стереотипов воспринимается как атака на основы мироздания. Это атака на основания нашего мира, и когда речь идёт о серьёзных вещах, то нам на самом деле не так просто допустить, что существует какое-то различие между нашим личным миром и миром вообще.

Система стереотипов — не просто способ замены пышного разнообразия и беспорядочной реальности на упорядоченное представление о ней, только сокращённый и упрощённый путь восприятия. Стереотипы служат гарантией нашего самоуважения; проецируют во внешний мир осознание наших ценностей; защищают наше положение в обществе и наши права, а следовательно, стереотипы наполнены чувствами, предпочтениями, приязнью или неприязнью, ассоциируются со страхами, желаниями, влечениями, гордостью, надеждой. Объект, который активизирует стереотип, оценивается в связи с соответствующими эмоциями.

Стереотипы и предрассудки

В повседневной жизни именно предшествующее получению соответствующих данных (априорное) суждение содержит в себе вывод, который эти данные чаще всего и подтверждают. Справедливость, прощение, истина не входят в это суждение, ибо оно предшествует получению фактических данных. Предрассудок, конечно, может быть выявлен, учтён и доработан. Но так как срок жизни человека ограничен, тот должен за отпущенное ему время получить все сведения, необходимые для освоения обширной цивилизации, поэтому ему не обойтись без предрассудков.

В обыденном сознании и в средствах массовой коммуникации о стереотипах весьма распространено мнение как об исключительно отрицательном феномене. Во многом это связано с тем, что в мировой науке чаще всего изучались негативные стереотипы, например, подвергавшихся дискриминации этнических меньшинств. Однако стереотип бывает как отрицательным, так и положительным[2], поэтому необходимо разграничивать стереотип и предрассудки, которые бывают только негативными (в книге Х.‑Г. Гадамера «Истина и метод» удачно осуществлена апология предрассудков, а также показано, что предрассудки бывают и позитивными).

Динамика стереотипов

Стереотип начинает действовать ещё до того, как включается разум. Это накладывает специфический отпечаток на данные, которые воспринимаются нашими органами чувств ещё до того, как эти данные достигают рассудка. Ничто так не сопротивляется образованию или критике, как стереотип, так как он накладывает свой отпечаток на фактические данные в момент их восприятия.

В определённой степени внешние стимулы, особенно сказанные или напечатанные, активизируют некоторую часть системы стереотипов, так что непосредственное впечатление и ранее сложившееся мнение появляются в сознании одновременно.

В случаях, когда опыт вступает в противоречие со стереотипом, возможен двоякий исход: если индивид уже утратил определённую гибкость или ему в силу какой-то значительной заинтересованности крайне неудобно менять свои стереотипы, он может проигнорировать это противоречие и счесть его исключением, подтверждающим правило, или найти какую-то ошибку, а затем забыть об этом событии. Но если он не утратил любопытства или способности думать, то новшество интегрируется в уже существующую картину мира и изменяет её.

Гендерные стереотипы

Половые стереотипы — это социально разделяемые представления о личностных качествах и поведенческих моделях мужчин и женщин, а также о половой специфике социальных ролей.

Советская традиция

Схема стереотипа

В 1920—1930-е годы физиологическая школа И. П. Павлова активно занималась изучением феномена, названного Павловым «динамической стереотипией». В основу представления русской физиологической школы о стереотипе легла способность мозга фиксировать однотипные изменения среды и соответственно реагировать на эти изменения.

Определение динамического стереотипа (по И. П. Павлову) — слаженная уравновешенная система внутренних процессов больших полушарий, соответствующая внешней системе условных раздражителей. Отметим, что определение академика Павлова содержательно соответствует определению системности Э. А. Асратяна. Возможно привести и другое определение, где стереотип это цепь нервных следов от прежних раздражителей, срабатывающих, в отличие от условных и безусловных рефлексов, в отсутствие внешнего стимула[3].

Осознание необходимости концептуализации стереотипа пришло в ходе экспериментов по выработке условных рефлексов на чередующиеся через одинаковые паузы положительные и отрицательные звуковые и кожные раздражители. Выявленный эффект заключался в том, что после укрепления такой деятельности новые рефлексы вырабатывались очень быстро, а в ряде случаев возникали с первого же применения новых раздражителей, при этом воспроизводился ранее сформированный ритм возбуждения и торможения, соответствующий порядку применения положительных и отрицательных сигналов.

На изменение внешнего стереотипа мозг реагирует рядом характерных перестроек, которые отражаются в отдельных звеньях системы, во всей системе или, наконец, всей высшей нервной деятельности. Внешние изменения могут привести как к улучшению, так и к ухудшению протекания высших функций вплоть до развития глубокого невроза. Павлов обратил внимание, что «процессы установки стереотипа и нарушений его и есть субъективно разнообразные положительные и отрицательные чувства».

Содержательно связь между «динамической стереотипией» Павлова и стереотипами Липпмана представляется достаточно прозрачной (для обоих важно что стереотип это слепок окружающей реальности, позволяющий адаптироваться к многообразию), хотя различие подходов к изучению понятно: Липпман акцентирует внимание на социальности стереотипов и того, какое значение они играют в функционировании общества и общностей, а Павлов — на физиологии нервной деятельности.

См. также

Примечания

Литература

стереотипов: почему мы действуем, не думая

Три классических эксперимента показывают, как стереотипы могут влиять на наше поведение без нашего ведома.

Несмотря на свою дурную репутацию, стереотипы могут быть удобными сокращениями, которые дают нам полезную информацию о мире и других людях. Например, стереотип психологов состоит в том, что они собираются проанализировать вас, а затем начать вмешиваться. В этом, безусловно, есть доля правды, ведь это их работа.

Когда стереотипы опасны, мы автоматически делаем выводы о людях, которые не точны и могут даже быть оскорбительными для них.Итак, возникает вопрос: когда активизируется определенный стереотип — допустим, мы видим старика, француза или психолога — можем ли мы избежать мышления, соответственно, «медленного», «грубого» и «любопытного»?

До классического исследования социальной психологии, о котором я вам расскажу, считалось, что мы не действуем автоматически, исходя из стереотипов, что мы способны сознательно отбрасывать их. Но, спросил Йельский профессор Джон Барг и его коллеги, как мы можем сознательно отказаться от стереотипа, если мы даже не осознаем, что он активирован? И повлияет ли этот бессознательный стереотип на наше поведение?

Чтобы узнать, как Bargh et al.(1996) провели три эксперимента, начиная с попытки сделать одних людей грубее, а других вежливее, используя очень простой сигнал.

Вежливо или грубо?

В первом эксперименте 34 участника были разделены на 3 группы, каждая из которых бессознательно перешла в другое состояние: одна «грубо», одна «вежливо» и одна — ни одна. Это нужно было делать окольными путями, чтобы участники не подозревали, что ими манипулируют. Экспериментаторы дали им разгадывать словесную головоломку.Чтобы активизировать идею грубости в одной группе, он содержал такие слова, как «беспокоить», «беспокоить» и «жирный». Чтобы активировать идею вежливости, следующая группа неразборчиво использовала такие слова, как «вежливый», «терпеливо» и «вела себя». Третья группа — это расшифрованные нейтральные слова.

После завершения расшифровки участники вышли из комнаты, чтобы разыскать экспериментатора, но обнаружили, что они с кем-то разговаривают, что заставило их ждать. Исследователи хотели ответить на вопрос, какой процент людей перебьет, если экспериментатор продолжит игнорировать их, разговаривая с другим человеком в течение 10 минут.

В группе, получившей вежливое обращение, только 18% участников прервали беседу, а остальные ожидали полных 10 минут, пока экспериментатор продолжил разговор. С другой стороны, в группе, получившей команду невежливыми словами, полностью 64% прервали экспериментатора. Нейтральное состояние оказалось посередине с 36% прерываний.

Это довольно драматический эффект, потому что участники не подозревали о манипуляции, но при этом верно следовали бессознательным сигналам, данным им экспериментаторами.Одна группа стала смелой и решительной, просто прочитав 15 слов, которые активировали концепцию невежливости в их умах, в то время как другая группа стала кроткой и терпеливой, читая слова о сдержанности и подчинении.

Старый и медленный?

Во втором эксперименте исследователи обратили внимание на стереотип возраста. Они использовали тот же трюк, что и раньше, разделили 30 участников на две группы и внушили им стереотипы, заставляя их расшифровывать слова.Одна группа расшифровала слова, связанные со старостью, такие как «Флорида», «беспомощность» и «сморщенный», в то время как другая группа расшифровала слова, не связанные с возрастом.

На этот раз экспериментаторы хотели посмотреть, как быстро участники пройдут по коридору длиной 9,75 м после того, как завершат задание. Действительно ли подсказка людям словами о возрасте заставит их ходить медленнее? Да, действительно, будет; Участники, готовые к старости, в среднем тратили дополнительную секунду на то, чтобы преодолеть небольшое расстояние до лифта.Это была довольно медленная ходьба!

Афроамериканец и агрессивный?

В обоих предыдущих экспериментах исследователи проверяли с участниками, заметили ли они какую-либо связь между словами, которые они расшифровывали, и тем, что происходило. Хотя только один из них сделал это, экспериментаторы затем изменили свой метод в третьем эксперименте, чтобы сделать сигналы участников полностью подсознательными (ниже уровня осознанного понимания). В предыдущих экспериментах участники в основном не осознавали связь между сигналом и тем, что измерялось, но в этом эксперименте они даже не осознавали сигнал.

На этот раз 41 участнику дали очень скучное компьютерное задание. При этом изображение молодого кавказца или молодого афроамериканца периодически вспыхивало на экране с такой скоростью, что его невозможно было осознанно задержать (примерно на одну пятидесятую секунды). Они сделали это, потому что предыдущие исследования показали, что люди обычно считают афроамериканцев более агрессивными, чем кавказцы. После того, как они закончили, экспериментатор сказал участникам (ни один из которых не был афроамериканцем), что компьютеру не удалось сохранить их данные, и им придется выполнить задание снова.

Экспериментаторов интересовала реакция участника (которую они записали) на возможность повторения всего скучного исследования. Сразу после реакции на лице экспериментаторы сказали участникам, что все в порядке, компьютер сохранил их данные, и им больше не нужно проводить исследование; у них было то, что им было нужно: этот решающий первый всплеск эмоций до фрустрирующего события.

Итак, оказали ли подсознательные простые числа лиц европеоидной расы или афроамериканцев ожидаемый эффект? Участники с кавказским лицом были оценены независимыми наблюдателями как проявившие враждебность чуть более 2 баллов по шкале от 1 до 10.Участники показали, что лица афроамериканцев были оценены как демонстрирующие враждебность почти на 3 балла из 10. Это предполагало, что лица афроамериканцев активировали стереотип и заставили людей более агрессивно реагировать на неприятную ситуацию. В качестве примечания, экспериментаторы также измерили расистское отношение участников и обнаружили, что даже участники с низким уровнем расизма все равно будут вести себя более враждебно, если им подадут афроамериканское лицо.

Купи пепси-колу!

Авторы статьи проводят параллели между своей собственной работой и предполагаемой силой подсознательной рекламы.Как вы, возможно, знаете, подсознательная реклама обычно не работает так, как надеются рекламодатели, вызывая ажиотаж для своей продукции. Но в этих экспериментах исследователи, похоже, подсознательно влияют на людей, чтобы они действовали заранее определенным образом, так как же можно разрешить эти противоположные результаты?

На самом деле есть тонкая разница, потому что в каждой из ситуаций в этих экспериментах ответ, который был подготовлен, был абсолютно уместен в каждой из ситуаций. Злиться на зря потраченное время — совершенно нормально.Экспериментальные манипуляции повлияли только на шкалу реакции. Однако реклама может стимулировать определенные идеи в нашем сознании и связывать их с продуктами, но скачок к разделению с нашими деньгами намного больше, чем в текущем эксперименте, и поэтому его труднее достичь.

Об авторе

Психолог, Джереми Дин, доктор философии является основателем и автором PsyBlog. Он имеет докторскую степень по психологии Университетского колледжа Лондона и две другие ученые степени по психологии.

Он пишет о научных исследованиях в PsyBlog с 2004 года. Он также является автором книги « Making Habits, Breaking Habits » ( Da Capo, 2003 ) и нескольких электронных книг:

→ Биография доктора Дина, Twitter, Facebook и способы связи с ним.

Это исследование очень четко показывает, насколько мы чувствительны к мелочам социальных взаимодействий. Тонкие подсказки, исходящие от поведения других людей и, в более общем плане, из окружающей среды могут указывать на автоматические бессознательные изменения в нашем поведении.И те же самые сигналы, которые мы посылаем другим, могут автоматически активировать стереотипы в их сознании, которые затем разыгрываются. Как бы мы ни предпочли иное, иногда стереотипы могут легко повлиять на наше поведение, и наше сознание, кажется, не имеет права голоса.

.

8: СТЕРЕОТИПЫ И СТЕРЕОТИПЫ

Стереотипы — это процесс упрощения и обобщения. Это помогает людям категоризировать и понимать свой мир, но в то же время часто приводит к ошибкам.

Стереотипы могут быть положительными или отрицательными, например, когда представители разных национальностей воспринимаются как дружественные или недружелюбные. Мы часто находим людей, стереотипно относящихся к возрастным характеристикам (все подростки любят рок-н-ролл и не уважают своих родителей.), пола (мужчины хотят всего лишь от женщины), расы (все японцы выглядят и думают одинаково), религии (все католики любят Папу больше, чем свою страну), профессии (все юристы жадны) и национальности ( Все немцы нацисты).

Объекты могут быть стереотипны по характеристикам мест (все города коррумпированы и грешны. Маленькие городки безопасны и чисты. В Англии все время идет дождь) и вещей (все корейские автомобили дешево сделаны).

Термин стереотип первоначально относился к печатной марке, которая использовалась для изготовления множества копий с одной модели, но великий журналист и комментатор Вальтер Липпманн использовал этот термин в своей книге 1922 года «Общественное мнение» как средство описания того, как устроено общество. категоризация людей, штампующих людей набором характеристик.В своей новаторской работе Липпманн писал, что стереотипы:

1 Просто: определенно проще, чем на самом деле, но также часто можно резюмировать всего двумя-тремя предложениями.

2 Приобретенные из вторых рук: люди приобретают (и усваивают) стереотипы от кого-то другого, а не на собственном опыте. Культура очищает реальность, а затем выражает свои убеждения и ценности в стереотипных образах.

3 Ошибочно: все стереотипы ложны. Некоторые из них менее ложны, чем другие, и (что более важно) некоторые менее вредны, чем другие: но все они ложны по самой своей природе.Это попытки заявить, что каждое отдельное человеческое существо в определенной группе разделяет набор общих качеств. Поскольку человек по определению отличается от всех других людей, стереотипы невозможны по логике.



4 Устойчив к изменениям: в течение последних двадцати пяти лет трудности с расовым и гендерным неравенством в американской жизни предупредили большинство людей о трагических последствиях популярных стереотипов.

Несмотря на то, что стереотипы являются естественным методом классификации, и несмотря на то, что стереотипы имеют полезные функции при определенных обстоятельствах, они могут быть проблематичными.

Стереотипы могут уменьшить широкий диапазон различий между людьми до упрощенной классификации, преобразовать предположения о конкретных группах людей в реальность.

Под стереотипом в психологии понимают упрощенное, схематизированное, часто искаженное или даже ложное, характерное для сферы обыденного сознания, представление о каком-либо социальном объекте (человек, группа людей, социальная общность и т. Д.).

Иногда под стереотипами понимают устойчивые, регулярно повторяющиеся формы поведения.

Существует огромное множество самых разных стереотипов, включая гендерные стереотипы — культурные и социально обусловленные представления о качествах и стандартах поведения мужчин и женщин.

Характерные черты мужчины: сильный, склонен к занятиям спортом; меньше беспокоится о своей внешности и почти не боится старости; выполняет роль опекуна семьи; имеет опыт половой жизни; он не эмоциональный, стойкий; логичен, рационален, объективен, обладает развитым интеллектом; стремится к власти и лидерству; он независимый, свободный; он активен; стремится к успеху, амбициозен.

Характерные черты женщины: слабая, не склонна к занятиям спортом; беспокоится о внешности и боится старости; показывает привязанность к семье; это добродетельно; эмоционально, нежно; легкомыслен, непоследователен, обладает тонкой интуицией; это покладистый, услужливый; он зависим, в значительной степени нуждается в защите; это пассивно; застенчивый, робкий.

В настоящее время отмечается тенденция к ослаблению подобных стереотипов. А психологические исследования показали, что не бывает «чисто» мужской или женской личности; и все больше проникает как в научное, так и в обыденное сознание, что стереотипы не являются чем-то естественным и создаются обществом.

Во многих культурах существует значительная последовательность гендерных стереотипов. Мужчины воспринимаются агрессивными, автократичными, дерзкими, властными, изобретательными, сильными, независимыми, грубыми, умными; женщины — эмоциональные, задумчивые, чуткие, послушные и суеверные.

Таким образом, гендерные стереотипы очень сильны и принимаются даже теми группами, в отношении которых они созданы. Существующие стереотипные представления о женственности и мужестве довольно близки в разных культурах.Стереотипы усваиваются рано и меняются с большим трудом.

Дата: 01.07.2015; просмотр: 3666;

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *