Специфика общения в больших общностях трансформация личности в толпе: Семинар 9. Социальная психология личности — Студопедия

Содержание

2.2. Большие социальные группы. 2. Психология социальных групп. Социальная психология. Курс лекций

Существуют две основные традиции в классификации социальных групп: психологическая традиция и социологическая традиция. Психологическая традиция в выделении принципов классификации исходит из формы жизнедеятельности группы: время существования группы, принципы ее формирования, принципы доступности членства в ней и некоторые другие.

Отечественная традиция социальной психологии преимущественно использует социологическую классификацию групп (Г.М.Андреева, 1997):

Рисунок 13. Классификация групп, изучаемых в социальной психологии

В соответствии с этой классификацией мы уже рассмотрели один из типов больших стихийных групп: толпу/ массу и публику. В рамках настоящего учебного курса мы также рассмотрим другие реальные, естественные, большие и малые группы (выделены на Рисунке 14. желтым цветом), особенности их структуры, групповой динамики и их влияние на личность и ее поведение, поскольку именно они являются объектом исследования социальной психологии.

Хотя большие социальные группы традиционно представляют интерес, прежде всего для социологии. Именно в данной научной дисциплине разрабатываются актуальные проблемы теории и методологии исследования:

  • Какие группы следует рассматривать в качестве «больших»?
  • Какова структура психологии больших групп, ее основные элементы, их соподчинение, характер их взаимосвязи?
  • Каково соотношение психики отдельных индивидов, входящих в группу, с элементами этой групповой психологии?
  • Какими методами можно пользоваться при изучении всех этих явлений?

Тем не менее, не смотря на наличие довольно серьезной социологической традиции рассмотрения больших социальных групп, рассмотрение данного объекта в социальной психологии вполне оправдано.

Как бы ни были велики роль малых групп и непосредственного межличностного общения в процессах формирования личности, сами по себе эти группы не создают исторически конкретных социальных норм, ценностей, установок, потребностей. Все эти и иные содержательные элементы общественной психологии возникают на основе исторического опыта, прежде всего больших групп, опыта, обобщенного знаковыми, культурными и идеологическими системами. По выражению Г.Г. Дилигенского, этот опыт лишь «доведен» до индивида через посредство малой группы и межличностного общения. Поэтому социально-психологический анализ больших групп можно рассматривать как «ключ» к познанию содержания психики индивида.

Под большими социальными группами в социальной психологии понимают «…группы, сложившиеся в ходе исторического развития общества, занимающие определенное место в системе общественных отношений каждого конкретного типа общества и потому долговременные, устойчивые в своем существовании«.

Одним из важных отличий больших групп является существование специфических регуляторов социального поведения, которых нет в малых группах:

Их существование обусловлено наличием достаточно специфической общественной практики, с которой связана данная группа, относительной устойчивостью, с которой воспроизводятся исторические формы этой практики. Рассмотренные в единстве особенности жизненной позиции таких групп вместе со специфическими регуляторами поведения дают такую важную характеристику, как образ жизни группы. В социально-психологическом плане исследование образа жизни предполагает изучение особых форм общения, особого типа контактов, складывающихся между людьми.

В рамках определенного образа жизни приобретают особое значение интересы, ценности, потребности

.

Не последнюю роль в психологической характеристике названных больших групп играет зачастую наличие специфического языка. Для этнических групп — это само собой разумеющаяся характеристика, для других групп «язык» может выступать как определенный жаргон, например, свойственный профессиональным группам, такой возрастной группе, как молодежь.

Таким образом, структура психологии большой социальной группы включает в себя еще целый ряд элементов. В широком смысле это — различные психические свойства, психические процессы и психические состояния, подобно тому, как этими же элементами обладает психика отдельного человека.

Однако, «психический склад» группы и «психический склад» личностей, в нее входящих, не совпадают полностью. В формировании психологии группы доминирующую роль играет коллективный опыт, зафиксированный в знаковых системах, и этот опыт не усваивается в полной и одинаковой мере каждой личностью.

Существенный вклад в исследование психологии больших социальных групп внесен концепцией «социальных представлений«, разрабатываемой французской психологической школой (С.Московичи). Она в значительной мере претендует на то, чтобы предложить одновременно и метод исследования больших групп. Под социальным представлением в этой концепции понимается обыденное представление какой-либо группы о тех или иных социальных явлениях, т.е. способ интерпретации и осмысления повседневной реальности. При помощи социальных представлений каждая группа строит определенный образ социального мира, его институтов, власти, законов, норм. Социальные представления – инструмент не индивидуального, а именно группового социального познания, поскольку «представление» вырабатывается на основе опыта, деятельности группы, апеллируя к почерпнутым в этом опыте житейским соображениям. По существу через анализ социальных представлений различных больших групп познается их психологический облик.

Социальные представления составляют такое понятие как менталитетинтегральная характеристика некоторой культуры, в которой отражено своеобразие видения и понимания мира ее представителями, их типичных ответов на картину мира

. Представители определенной культуры усваивают сходные способы восприятия мира, формируют сходный образ мыслей, что и выражается в специфических образцах поведения. С полным правом такое понимание менталитета может быть отнесено и к характеристикам большой социальной группы. Типичный для нее набор социальных представлений и определяет менталитет группы, ее психологию и соответствующее поведение.

Важно понимать, что общие черты в психологии представителей определенной социальной группы существуют объективно, поскольку они проявляются в реальной деятельности группы. По отношению к каждому отдельному «сознанию» групповая психология выступает как некая социальная реальность, выходящая за пределы сознания отдельного индивида и воздействующая на него вместе с другими объективными условиями жизни.

В отечественной традиции в качестве двух основных примеров больших социальных групп, обладающих вышеперечисленными социально-психологическими характеристиками являются социальные классы, а также этнические группы.

Каково же влияние социально-психологических особенностей этих групп на индивидуальное сознание и поведение?

Выделение в социальной общности социальных классов восходит к социологии конфликта К.Маркса и его последователей. В соответствии с этими представлениями, классы являются макросоциальными стратами капиталистического общества и обладают собственным уникальным классовым сознанием. Следует учитывать, что рассмотрение особенностей психологии классов в большей степени характерно для европейской и отечественной социально-психологической мысли. Американская социально-психологическая традиция в меньшей степени была подвержена влиянию марксизма и, соответственно, существенно меньшее внимание уделяла данной тематике.

В традиционном для марксистской социологической традиции понимании класса можно наметить три основные линии исследования психологии классов. Во-первых, это выявление психологических особенностей

различных конкретных классов, которые существовали в истории и существуют в настоящее время. Во-вторых, внимание концентрируется на характеристике классовой психологии разных классов определенной эпохи, анализируется взаимосвязь психологических черт разных классов, создающая особый «колорит» эпохи. Характеристика общей атмосферы эпохи, несомненно, включает в себя наряду с описанием экономических и политических интересов классов и структуру их психологических особенностей и отношений. Этот путь исследования вполне правомерен, хотя до сих пор в большей степени развит в социологии.

Наконец, в-третьих, анализ соотношения классовой психологии и психологии отдельных членов класса как частный случай проблемы соотношения психологии группы и психологии индивида, включенного в данную группу. Иными словами, исследование в данном случае выявляет, посредством каких механизмов классовая психология воплощается в психологическом облике членов класса.

Естественно, какой бы путь ни был выбран для анализа, необходимо при всех условиях возвратиться к структуре психологии групп и посмотреть на специфику каждого элемента, представленного в психологии класса.

Одним из самых значимых элементов в данном случае являются классовые потребности, которые представляют собой элемент эмоциональной сферы общественной психологии. Поскольку классовое положение определяет объем и состав материальных и духовных благ, которыми каждый член класса располагает, постольку оно же задает и определенную структуру потребностей, относительное психологическое значение и удельный вес каждой из них.

Психологи придерживающиеся марксистских позиций считают, что классовое положение индивида задает определенным образом иерархию его деятельностей, что определяет и структуру его потребностей. Но этого общего положения недостаточно, коль скоро в анализ включаются более конкретные и сложные факторы, такие, например, как реальная жизненная ситуация различных слоев одного и того же класса. Так, общие условия труда и быта рабочего класса определяют и его классовую психологию вообще, и структуру его потребностей как ее элемент, в частности.

Важным элементом эмоциональной сферы психологии классов являются интересы. Природа интересов гораздо лучше исследована в социологии, чем в социальной психологии. Вместе с тем ряд проблем требует социально-психологического анализа. Конкретное содержание классовых интересов также задается всей системой отношений, в которую данный класс включен в определенном типе общества. Психологически важно выяснить, как классовый интерес, формируемый на уровне группы, соотносится с общечеловеческими интересами и как это детерминирует поведение и деятельность каждого отдельного индивида. Интерес формируется как интерес всей группы, но каждый член класса включен не только в данную группу, он — член многих социальных групп во-первых, внутри самого класса есть много подгрупп, различающихся по уровню квалификации, по конкретным сферам занятости и т д., во-вторых, каждый представитель класса может в то с самое время быть членом какой-либо группы в сфере образования (например, в школе или вузе), где он непосредственно взаимодействует с членами другого класса. Возникает переплетение различных интересов, каждый из которых определен принадлежностью к значимой социальной группе. Как в этой системе интересов индивида обозначаются наиболее устойчивые интересы, и, напротив, при каких обстоятельствах менее коренные интересы начинают играть доминирующую роль — имеет принципиальное значение.

Кроме потребностей и интересов к психологии класса иногда относят так называемые социальные чувства – определенные характеристики эмоциональных состояний, свойственных группе. Понятие «социальное чувство» не является общепризнанным в литературе; в известной степени оно спорно и уязвимо, поэтому использовать его можно лишь как описательное определение некоторого состояния эмоциональной сферы группы. Неопределенность термина не умаляет значения самой проблемы, она лишь свидетельствует о том, что в социальной психологии нет сложившейся традиции исследовать эту область при помощи научного понятийного аппарата, ей приходится заимствовать терминологию из других традиций, например, из традиции гуманистической литературы, философии и истории, где само явление существования некоторых социальных «чувств» и «эмоций» давно установлено и описано. Так, в исторических исследованиях, посвященных рабочему классу в периоды его революционных выступлений, неоднократно было констатировано преобладание оптимистического настроя, вызванного революционным подъемом; в эпоху буржуазных революций, когда класс буржуазии выступал в качестве революционной силы, доминирующим типом «социальных чувств» и внутри этого класса были чувства энтузиазма, уверенности в привлекательности политических программ, оптимистического восприятия исторических перемен.

В некоторых классификациях компонентов классовой психологии вводятся еще и другие элементы, которые находятся в определенном отношении к описанным ранее. Так, в динамическую часть классовой психологии кроме потребностей включают иногда такие элементы, как «набор социальных ролей» и осознание его, а также «социальную ориентацию личности» (систему ее ценностных ориентации, норм поведения и осознания целей жизнедеятельности).

Когда речь заходит о фиксации в классовой психологии ее наиболее устойчивых компонентов, вопрос представляется значительно менее разработанным. В самом деле, важнейшим из таких компонентов является «психический склад», но на операциональном уровне этот компонент относительно лучше раскрыт лишь для одного вида больших групп — для наций. Что же касается классов, то «психический склад» здесь обычно описывается как некоторый психический облик, проявляющийся как определенный способ поведения и деятельности, на основании которого можно реконструировать те нормы, которыми руководствуется данная социальная группа. Этот облик проявляется в социальном характере. Из традиций других научных дисциплин — истории, философии, культурологии — можно почерпнуть большой материал относительно проявлений различных черт социального характера, свойственных тому или иному классу, особенно в поворотные эпохи исторического развития, но в собственно социально-психологической литературе проблема эта занимает весьма скромное место. Сам термин «социальный характер» широко представлен в трудах неофрейдистского направления, в частности, в работах Э. Фромма. Для него социальный характер — это связующее звено между психикой индивида и социальной структурой общества. Формы социального характера не привязаны у Фромма к определенным социальным классам, но соотносятся с различными историческими типами самоотчуждения человека -с человеком эпохи раннего капитализма («накопительский тип), эпохи 20-х годов («рыночный тип», связанный с обществом «тотального отчуждения») и т.п..

Социальный характер определяется описательно как то, что проявляется в типичном устоявшемся образе действий представителей разных классов, который присутствует в разных ситуациях их жизнедеятельности и отличает представителей данного класса от представителей других классов. Эти описания не являются достаточно строгими и дальнейшая их конкретизация, очевидно, зависит не только от новых фактов, полученных в исследованиях, но и от общетеоретической разработки проблемы характера вообще, в том числе в общей психологии. При этом могут быть использованы описания, содержащиеся в марксистской социологической литературе. Так же история культуры, гражданская история, литература полны описаниями совершенно конкретных проявлений психического облика классов, их социального характера (достаточно вспомнить произведения Бальзака, Драйзера, Горького). Литература, по существу, проделала «социально-психологическую работу», являя собой пример того типа исследований, которые именуются монографическими. Тот факт, что продукт такого исследования существует не в форме научной теории, не в системе научных понятий, а в художественных образах, т.е. в свойственной литературе форме отражения действительности, не делает это исследование менее ценным.

Кроме социального характера, психический склад раскрывается в привычках и обычаях, а также в традициях класса или социальной группы. Все эти образования играют роль регуляторов поведения и деятельности членов социальной группы, а потому имеют огромное значение в понимании психологии группы, дают важнейшую характеристику такого комплексного признака класса, как его образ жизни. Социально-психологический аспект исследования образа жизни, в частности, в том и состоит, чтобы в рамках объективного положения класса определить и объяснить доминирующий образ поведения основной массы представителей этого класса в массовых, типичных ситуациях повседневной жизни. Привычки и обычаи складываются под влиянием определенных жизненных условий, но в дальнейшем закрепляются и выступают именно как регуляторы поведения. Анализ привычек и обычаев есть собственно социально-психологическая проблема. Методы исследования этой проблемы также более близки к традиционным психологическим методам, поскольку здесь возможно использование методик наблюдения. Что же касается традиций, то часть их воплощена в предметах материальной культуры, и потому к изучению их применимы методики, известные в психологии под названием анализа продуктов деятельности.

Степень и мера проявления привычек и обычаев в качестве регулятора социального поведения, естественно, не одинакова для различных классов различных эпох. Так установлено, что прочнее всего привычки и обычаи сохраняются даже в современных обществах, прежде всего в крестьянстве. Большой город с разветвленной системой общения способствует, напротив, известному смешиванию обычаев, привычек и традиций разных социальных групп. Поэтому вычленение самого объекта исследования здесь затруднено.

Таким образом, мы указали основные направления анализа, по которым социальной психологии еще предстоит выполнить задачу изучения психологических характеристик различных классов общества, проанализировать, с одной стороны, способы, которыми «строится» психология группы, и с другой стороны, механизмы, посредством которых она в дальнейшем обеспечивает «освоение» каждым индивидом социальной реальности.

Здесь важно понять механизм, при помощи которого относительно большая масса людей — при всем их психологическом разнообразии -в каких-то значимых жизненных ситуациях демонстрирует сходство различных представлений, вкусов, даже эмоциональных оценок действительности.

Хотя члены всякого класса объединены в большое количество многочисленных и разнообразных малых групп — в собственные семьи, производственные объединения, спортивные организации и т.д., но значимый «репертуар» поведения не задается этими малыми группами. Если в рамках социально-психологического анализа остаться лишь на уровне малой группы, то ни содержание норм, ценностей, установок, ни их возможный «набор» не могут быть поняты. Проявление или не проявление тех или иных индивидуальных психологических особенностей также зависит от характера ситуаций, от меры их значимости для данной личности. Ситуации же эти есть ситуации особых жизненных условий, определяемых, прежде всего, принадлежностью к конкретной большой социальной группе, поэтому социальная психология не может игнорировать этот факт в построении объяснительных моделей человеческого поведения и деятельности.

Утрата марксизмом политических и идеологических позиций не могла не сказаться на популярности и актуальности данного подхода к анализу социальных явлений. Таким образом, к 80-м гг. XX века было не только поставлено под сомнение само существование классового сознания, но и существование в современном обществе классов как таковых, по крайней мере в том понимании, в каком они есть в классическом марксизме.

Спорность существования классового сознания привело интерес исследователей к другим формам массового сознания больших социальных групп, – этносов и культур.

В современной психологии изучением влияния принадлежности человека к большим социокультурным общностям занимается кросс-культурная психология. В рамках этого подхода культура рассматривается как предпосылка поведения индивида. В большинстве кросс-культурных теорий рассматривают культуру как фактор, предшествующий поведению и как непосредственная причина поведения.

Одной из самых популярных тем для исследований культурных особенностей, определяющий социальное поведение является уровень коллективизмаиндивидуализма. Коллективистские культуры подчеркивают взаимосвязанность любого человека и определенных коллективов (семьи, племени, нации). Индивидуалистические культуры подчеркивают, что люди не зависят от своих групп. Отличия между коллективистскими и индивидуалистическими культурами определяются по четырем основным критериям (Таблица 3).

Таблица 3. Особенности коллективистских и индивидуалистических культур

Отличительные социально-психологические признаки

Коллективистские культуры

Индивидуалистические культуры

Независимость «Я» Взаимозависимое «Я» Независимое «Я»
Целеполагание Доминирование коллективных целей Доминирование индивидуальных целей
Детерминанты социального поведения Социальные установки Социальные нормы
Акцент в социальной коммуникации Важность обмена Важность общественных отношений

Кроме указанных отличий между коллективистскими и индивидуалистическими культурами внутри каждой из них существуют особенности, дифференцирующие один вид коллективизма от другого. Некоторые исследователи выделяют до 60 отличительных признаков одного вида коллективизма от другого. Например, горячий спор внутри группы в большинстве коллективистских культур Восточной Азии, где большое значение уделяется внутригрупповому согласию, является нежелательным. В то время как, такой спор вполне приемлем в коллективистских культурах Средиземноморья.

Другой важной отличительной особенностью индивидуалистических и коллективистских черт является представление о вертикальной или горизонтальной структуре общества.

Таблица 4. Особенности представления коллективистских и индивидуалистических культур о структуре общества

Структура общества Тип культуры

Коллективистские культуры

Индивидуалистические культуры

Вертикальная: делают акцент на иерархии

Признание ценности иерархии; Лицо, пользующееся авторитетом внутри группы, имеет более высокий статус, чем рядовые члены, включенные в группу; Особый акцент делается на принесении в жертву личности ради сохранения группы Включение таких отношений как «обособленный» и «лучший» по отношению к себе и другим людям. Использование понятия «иной» по отношению к окружающим.

Горизонтальная: подчеркивают равенство

Поглощение «Я» группой; Отсутствие допущений о различном статусе членов группы

«Все люди равны», но «каждый человек уникален»

С точки зрения одного из авторитетнейших исследователей социально-психологических особенностей различных культур Дж.Хофстеде индивидуализм обнаруживается в богатых обществах, в особенности, если они имеют несколько нормативных систем (то бывает при пересечении множества культур или в некоторых урбанизированных, связанных с разными культурами, космополитических обществах), так что индивиду приходится решать, в соответствии с какой системой он должен действовать. Уровень индивидуализма высок также среди высших классов и профессионалов в любом обществе.

Исследователи выявили следующие факторы, влияющие на формирование коллективизма:

  • Национальные меньшинства
  • Общества, обладающие относительно высокой степенью однородности;
  • Общества, в которых плотность населения и зависимость друг от друга в процессе работы высоки;
  • В сельскохозяйственных обществах среди старших членов общества;
  • Среди членов больших семей;
  • В группах с высоким уровнем религиозности.

«Внутрикультурный анализ показывает, что индивидуализм и коллективизм не являются противоположностями. Их следует понимать как многомерные конструкты. (…) Конкретно индивидуализм часто связывается с соперничеством, уверенностью в своих силах, эмоциональной дистанцией по отношению к группе и гедонизмом; коллективизм часто связывают с целостностью семьи, небольшой дистанцией по отношению к группе, высоким уровнем коммуникабельности и взаимозависимости».

Важно отметить, что кроме коллективизма – индивидуализма, как основных конструктов, характеризующих социально-психологические особенности конкретной культуры, выделяют также властную дистанцию, маскулинность – феминность и избегание неопределенности. Однако эмпирическим исследованиям данных конструктов уделяется гораздо меньшее внимание.

Исторически первые социально-психологические концепции в центре своего внимания держали макросоциальные образования – народы, нации или просто социальные массы. Тем не менее эволюция представлений о предмете социальной психологии привела к тому, что большая часть работ концентрируется на исследовании малых социальных групп.

18. Большие социальные группы Социальная психология

Привет, Вы узнаете про большие социальные группы, Разберем основные ее виды и особенности использования. Еще будет много подробных примеров и описаний. Для того чтобы лучше понимать что такое большие социальные группы , настоятельно рекомендую прочитать все из категории Социальная психология

1. Психология нации

большие социальные группы – общности людей, отличающиеся от малых групп наличием слабых постоянных контактов между всеми их представителями, но объединенные не меньше и потому оказывающие существенное влияние на общественную жизнь.

Одна из классификаций людей в истории развития мировой цивилизации делит людей на расы.

По другой люди делятся по принадлежности к различным этносам.

Этнос – социальная общность, исторически сложившаяся на определенной территории, осознающая свое этническое единство и обладающая относительно стабильными особенностями культуры , в том числе общим языком.

В основе существования этносов – осознание ими своей целостности.

Две исторические формы этнической общности людей – племя и нация.

В основе племенного разобщения людей по территории расселения, культуре и языку лежат родовые отношения.

С переходом от первобытной формации к экономической, основанной на товарно-денежных отношениях, этнос в виде племени превращается в этнос в виде нации.

Отличие нации от племени: объединяет людей, характеризуется социальным неравенством; возникновением государства, четких границ расселения, наличием публичной власти и других атрибутов государства, распространением культуры, традиций и обычаев, внедрением государственного языка; формированием и развитием национальной гордости, проявлением национализма и шовинизма.

Нация – высший этап развития этнической общности, который соответствует определенной экономической формации.

Психология этнической общности (нации) – национальная психология – имеет свою материальную базу, носителей и отражает общее, что есть у представителей целой нации в мировосприятии, устойчивых формах подведения, чертах психологического облика, в реакциях, речи и языке, отношениях к другим людям.

Национальная психика – составная часть общественного сознания, его важнейшего компонента – общественной психологии.

Национальная психология – результат длительного и специфического развития, в котором задействованы факторы:

Социально-политическое и экономическое развитие. Национальная психика зависит от производственных и общественных отношений.

Историческое развитие этнической общности – жесткие рамки многочисленных, но закономерных, временных, но качественных трансформаций жизни и особенностей психики ее представителей, внешние и внутренние атрибуты которых предопределяют своеобразие зарождения, функционирования и проявления национальной психики.

Возраст этнической общности свидетельствует о длительности формирования национальной психики людей, возможностях ее перспективного развития или деградации.

Межнациональные отношения, их характер и исторические традиции влияют на характер формирования и проявления национального сознания и самосознания ее представителей, на специфику и динамику проявления чувств по отношению к другим нациям.

Культурное развитие этнической общности оказывает влияние на основные качественные характеристики национальной психики людей.

Язык и письменность определяют своеобразие мышления ее представителей, отражают разнообразие их мировоззрения, взглядов на особенности своей жизни и деятельности.

Структура национальной психологии – совокупность национально-психологических явлений, составляющих ее содержание, включающая системообразующие и динамические компоненты.

К системообразующим относят национальное самосознание, национальный характер , национальные интересы, ориентации, национальные чувства и настроения, традиции и привычки.

Национальное самосознание – осознание людьми своей принадлежности к определенной этнической общности и ее положения в системе общественных отношений.

Национальный характер – исторически сложившаяся совокупность устойчивых психологических черт представителей той или иной этнической общности, определяющих типичный образ действий.

Национальное сознание этнических общностей – сложная совокупность социальных, политических, экономических, нравственных, религиозных и других взглядов и убеждений, характеризующих уровень духовного развития нации.

Национальные интересы и ориентации – общественно-психологические явления, отражающие мотивационные приоритеты представителей той или иной этнической общности.

Национальные чувства и настроения – эмоционально окрашенное отношение людей к своей этнической общности, к ее интересам, другим народам и ценностям.

Национальные традиции и привычки – сложившиеся на основе опыта жизнедеятельности нации и прочно укоренившиеся в повседневной жизни правила и нормы поведения, соблюдение которых стало общественной потребностью.

Динамические компоненты психологии нации позволяют осмыслить и наиболее точно выявить специфику проявления и функционирования национально-психологических феноменов.

Структура динамических компонентов: мотивационно-фоновые, интеллектуально-познавательные, эмоционально-волевые и коммуникативно-поведенческие национально-психологические особенности , проявляющиеся как результат непосредственного реагирования психики представителей конкретных этнических общностей.

Мотивационно-фоновые национально-психологические особенности характеризуют побудительные силы деятельности представителей той или иной этнической общности, показывают своеобразие их мотивов и целей; интеллектуально-познавательные – определяют своеобразие восприятия и мышления носителей национальной психики.

Эмоционально-волевые национально-психологические особенности обусловливают функционирование у представителей этнической общности четко выраженных своеобразных эмоциональных и волевых качеств, от которых во многом зависит их деятельность.

Коммуникативно-поведенческие – определяют информационное и межличностное взаимодействие и взаимоотношения представителей конкретных народов.

Свойства национально-психологических особенностей:

1) способность детерминировать на уровне личности или группы характер функционирования всех других психологических явлений, придавая им особую направленность;

2) невозможность приведения их своеобразия к какому-то общему знаменателю;

3) еще большее по сравнению с другими психологическими явлениями консервативность и устойчивость;

4) их многообразие.

2. Психология класса

Классы в социальной психологии – большие организованные группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению к средствам производства (закрепляемому в праве собственности), по их роли в общественной организации труда и по способам получения и размерам той доли общественного богатства , которой они располагают.

Существование классов связано с исторически определенными способами производства.

Классовые различия в обществе возникают на основе общественного разделения труда и появления частной собственности на средства производства.

Психология социального класса – форма духовного освоения классом условий его бытия, включающая в себя сознание класса, потребности и интересы класса, его взгляды, убеждения, чувства, настроения, традиции и некоторые другие элементы.

В качестве детерминантов психологии социального класса выступают социально-экономическое положение класса, его место в общественной системе, отношение к средствам производства, историческая роль, уровень развития, социально-экономические отношения данной формации.

Основу образования психологии социального класса составляют условия его жизни, характер общественно-практической деятельности, отношения с другими классами и межклассовыми группами, социальный опыт, образ жизни и другие субъективные и объективные характеристики жизнедеятельности его представителей.

На характер классовой психологии оказывают влияние историческая ситуация, соотношение классовых сил в обществе, социальная база, на основе которой пополняется данный класс, психология других классов.

Психология класса формируется под воздействием его идеологии и испытывает влияние идеологии других социальных классов и межклассовых групп, прежде всего господствующих.

В классовом обществе общественное сознание существует и функционирует в форме сознания классов.

Сознание класса – продукт длительного социально-исторического развития, в основе которого лежит динамика потребностей людей, принадлежащих к данному классу, и возможностей их осуществления, а также связанных с этим представлений и практических социальных действий людей.

Различающиеся условия существования разных социальных классов порождают различные потребности, интересы и мотивы деятельности людей.

В своей совокупности они складываются в специфические психологические особенности, общие для большинства представителей класса.

Осознаваемые элементы классовой психологии, трансформируясь определенным образом, составляют содержание сознания класса.

Развитие сознания класса включает три уровня:

1) типологический, при котором представители класса идентифицируют себя и друг друга по внешним признакам;

2) идентификационный, когда появляется групповое самосознание на уровне первичной общности;

3) уровень солидарности, при котором возникает осознание единства интересов и ценностей большой общности и своей принадлежности к ней.

Психология социального класса выступает как выражение психологической общности его интересов, взглядов, представлений, чувств.

В представлении о границах и структуре социальных классов, во-первых, всегда констатируется наличие рабочего класса (пролетариата), включающего наемных индустриальных и сельскохозяйственных рабочих, а также низших и средних служащих (торговых и конторских работников).

Во-вторых, отмечается существование класса буржуазии, в который входят крупные и средние собственники средств производства, в том числе и крупные фермеры, а также высший слой менеджеров .

В-третьих, выделяют средние социальные слои, включающие в себя мелкую буржуазию в промышленности и сельском хозяйстве и мелких собственников предприятий торговли и сферы обслуживания.

Многочисленную социальную общность во многих странах мира составляют представители маргинальных слоев.

Многие исследователи ведущим классообразующим признаком считают уровень дохода . Об этом говорит сайт https://intellect.icu . Наиболее распространенная в США модель:

1) высший высший класс, который составляют очень богатые и знатные люди, представители влиятельных и богатых династий, обладающих весьма значительными ресурсами власти, богатства и престижа в масштабах государства;

2) низший высший класс, включающий банкиров, видных политиков, владельцев крупных фирм, которые достигли высших статусов в ходе конкурентной борьбы или благодаря различным личным качествам;

3) высший средний класс, включающий в себя преуспевающих бизнесменов, наемных управляющих фирмами, крупных юристов, врачей, выдающихся спортсменов, научную элиту;

4) низший средний класс, который составляют наемные работники – инженеры, средние и мелкие чиновники, преподаватели, научные работники, руководители подразделений на предприятиях, высококвалифицированные рабочие и т. д.;

5) высший низший класс, состоящий из наемных рабочих, которые создают прибавочную стоимость в данном обществе;

6) низший низший класс составляют нищие, безработные, бездомные, иностранные рабочие и другие представители маргинальных групп населения.

У данной модели общества много критиков, считающих, что уровень дохода нельзя читать главным критерием классовой принадлежности.

Классы являются не только экономическими, но и социально-психологическими образованиями.

Сообразно условиям жизни людей того или иного класса у них вырабатывается более или менее определенное классовое сознание, формируются соответствующие черты классовой психологии.

Психология класса выступает как форма духовного освоения классом условий его бытия и представляет собой совокупность психологических черт, процессов и состояний.

Психология одного класса отличается от психологии другого по тому, какие из общественно психологических явлений в ней доминируют и каково их содержание в данный исторический момент.

В классовой психологии находят свое отражение и национально-психологические особенности людей.

Социальные условия жизни класса не создают всей совокупности психических черт индивида, но они подавляют одни черты, стимулируют развитие других и тем самым формируют типичные для данного класса черты личности.

Поэтому в общности психологических черт, типичных для представителей данного класса, и выражается реальность классовой психологии.

Психология класса включает в себя его потребности, интересы, ценностные ориентации, ролевые представления, нормы поведения, традиции и другие социально-психологические явления.

На каждом этапе экономического, социального и культурного развития общества классовое положение обусловливает объем и состав доступных им материальных и духовных благ, основное содержание их деятельности, их реальные возможности обладать теми или иными вещами.

Содержание потребностей зависит от того, что имеет человек, представитель класса и чего ему недостает.

Специфика его деятельности развивает в нем одни потребности и подавляет другие.

Интересы класса обусловлены положением класса в системе производственных отношений данного общества.

Они могут различаться по степени зрелости, которая зависит от уровня развития объективных потребностей класса.

Существуют и другие факторы, например субъективные, которые могут влиять на них (например, степень зрелости других классов).

Классовые интересы нельзя сводить только к экономическим, она затрагивает всю совокупность институтов, норм и ценностей, действующих в данном обществе.

Особо остро столкновение интересов различных классов проявляется в политической сфере, поскольку политические интересы – обобщенное выражение всех прочих интересов, в том числе и экономических.

Субъективная сторона интереса в том, что он представляет собой продукт деятельности психики и поэтому испытывает на себе влияние других элементов общественной психологии, в частности ценностей, норм поведения и др.

В основе формирования и развития ценностей класса лежат его потребности, определяющие базовую значимость всей их системы – характер собственности на средства производства.

Ценности объективно определяются экономическими условиями деятельности класса.

Наряду с материальными ценностями выступают и феномены общественного сознания, выражающие эти интересы в идеальной форме, – духовные ценности.

Важное место в содержании классовой психологии занимают нормы поведения, функционирующие в виде определенных требований, предписаний и ожиданий соответствующего поведения. Класс или межклассовая группа с помощью норм, выработанных ими, регулируют, контролируют и оценивают поведение своих представителей.

Нормы поведения вырабатываются с учетом систем общественных отношений, интересов классов и представлений его о должном, допустимом, одобряемом, приемлемом или о нежелательном, неприемлемом.

По мнению ряда исследователей, классовая психология включает «психический склад» – некоторый психический облик социального класса, проявляющийся в социальном характере, традициях, нравах, привычках и т. д.

Они играют роль важных регуляторов поведения членов класса или межклассовой группы, а потому имеют большое значение в понимании особенностей классовой психологии.

Все составляющие классовой психологии находятся между собой в отношениях тесной взаимосвязи и взаимовлияния.

Изучение ее должно осуществляться с учетом этих взаимосвязей и взаимовлияний, что позволит глубже понять и объяснить ее своеобразие.

3. Толпа как стихийно организованная группа

К числу больших, но слабо организованных общностей относится толпа.

Стихия толпы – социально-политические кризисы, сотрясающие жизнь людей, а также периоды, переходные от одного состояния общества к другому.

Существуют разные определения толпы.

Общим является противопоставление толпы всем устойчивым социальным общностям, лишение толпы четких признаков и особенностей, что вообще затрудняет понимание ее в качестве социального феномена.

С психологической точки зрения толпа – это собрание людей, обладающих определенными чертами, отличающимися от тех, которые характеризуют отдельных индивидов, входящих в состав этого собрания (Г. Лебон).

Толпа – бесструктурное скопление людей, лишенных ясно осознаваемой общности целей, но связанных между собой сходством эмоционального состояния и общим объектом внимания.

Термин «толпа» является многозначным и употребляется при описании явлений и процессов, весьма далеких друг от друга по своей природе.

Наличие толпы всегда ориентирует на присутствие определенной общности; какой-то связи между людьми, которая может быть и второстепенной, и временной, и случайной.

Толпа – это относительно кратковременное, слабо-организованное и бесструктурное скопление (сборище) множества, связанное между собой общим эмоциональным состоянием, осознаваемой или неосознаваемой целью и обладающее огромной (несоизмеримой с индивидуальной) силой воздействия на общество и его жизнь, способное в один миг дезорганизовать их поведение и деятельность.

Толпа, по Г. Тарду, – груда разнородных, незнакомых между собою элементов.

Характерная черта толпы – это ее внезапная организация .

В ней нет никакого предварительного стремления к общей цели, она не обладает коллективным желанием.

Между тем среди разнообразия ее движений наблюдается некоторая целесообразность в поступках и стремлениях.

Само слово «толпа» как имя собирательное указывает на то, что масса отдельных личностей отождествляется с одной личностью.

Среди причин единства мыслей, наблюдаемого в толпе, П. Бордье выделяет способность к подражанию.

Каждый человек расположен к подражанию, и эта способность достигает максимума у людей, собранных вместе.

Многие писатели пытались объяснить это явление, прибегая к гипотезе о нравственной эпидемии Жоли: «Подражание – это настоящая эпидемия, зависящая от примера так же, как возможность заразиться оспой зависит от того яда, при помощи которого последняя распространяется».

На этом основании нравственной эпидемией объяснялись эпидемии преступлений, следовавшие за каким-нибудь преступлением, о котором много писали в прессе.

По Сергии и Г. Тарду, всякая идея, всякое душевное движение индивида не что иное, как рефлекс на полученный извне импульс.

Всякий действует, думает только благодаря некоторому внушению.

Это внушение может распространиться или только на одного индивида, или на нескольких, или даже на большое число лиц; оно может распространиться подобно настоящей эпидемии.

«По типу доминирующей эмоции и особенностям поведения исследователи выделяют следующие виды толпы.

Случайная (окказиональная) толпа возникает в связи с каким-либо неожиданным событием.

Ее образуют «зеваки», лица, испытывающие потребность в новых впечатлениях.

Основной эмоцией является любопытство людей.

Случайная толпа может быстро собираться и так же быстро рассеиваться. Обычно немногочисленна.

Конвенциональная толпа – толпа, поведение которой основывается на явных или подразумеваемых нормах и правилах поведения – конвенциях.

Собирается по поводу заранее объявленного мероприятия, людьми обычно движет вполне направленный интерес, и они должны следовать нормам поведения, соответствующим характеру мероприятия.

Экспрессивная толпа отличается особой силой массового проявления эмоций и чувств.

Является результатом трансформации случайной или конвенциональной толпы, когда людьми в связи с определенными событиями, свидетелями которых они стали, и под действием их развития овладевает общий эмоциональный настрой, выражаемый коллективно.

Экспрессивная толпа может трансформироваться в крайнюю форму – экстатическую толпу, т. е. вид толпы, когда люди, ее образующие, доводят себя до исступления в совместных молитвенных, ритуальных или иных действиях.

Все три вида толпы относятся к пассивным. Д. Д. Бессонов предлагал рассматривать толпу как выжидательную (пассивную) и действующую (активную).

Действующая (активная) толпа – наиболее важный вид толпы, учитывая социальную опасность некоторых ее подвидов.

Наиболее опасной считается агрессивная толпа – скопление людей, стремящихся к разрушению и даже убийству.

Люди, составляющие агрессивную толпу, не имеют рациональной основы для своих действий.

Чаще является результатом трансформации случайной, конвенциональной или экспрессивной толпы.

В толпе люди опускаются до примитивного состояния, которое характеризуется иррациональным поведением, доминированием бессознательных мотивов, подчинением индивида коллективному разуму или «расовому бессознательному».

Качества, обнаруживаемые индивидом в толпе, являются проявлением бессознательного, в котором содержится все зло человеческое» (3. Фрейд).

Другим подвидом действующей толпы является паническая толпа – скопление людей, охваченных чувством страха, стремлением избежать некой воображаемой или реальной опасности.

Паника – это социально-психологический феномен проявления группового аффекта страха.

Возникший страх блокирует способность людей рационально оценивать возникшую ситуацию.

Подвидом действующей толпы является стяжательная толпа – скопление людей, находящихся в непосредственном и неупорядоченном конфликте между собой из-за обладания теми или иными ценностями, которых недостаточно для удовлетворения потребностей или желаний всех участников этого конфликта.

Некоторые исследователи феномена толпы выделяют повстанческую толпу как непременный атрибут всех революционных событий.

Действия повстанческой толпы отличаются конкретностью и направленностью на немедленное изменение ситуации, которая каким-то образом не устраивает ее участников.

Вопрос об уголовной ответственности сравнительно прост, если виновником преступления является одно лицо.

Вопрос делается крайне трудным, когда виновниками преступления являются не несколько лиц, а очень большое их число.

Одни, следуя военному закону наказания через десятого, т. е. наказав нескольких человек, с успехом, но часто без всякого смысла прекращают в толпе волнение и внушают ей страх.

Народные судьи часто оставляют всех на свободе, поступая, таким образом, по словам Тацита: «Там, где виновных много, не должно наказывать никого».

Классическая школа уголовного права никогда не задавала себе вопроса, должно ли преступление, совершенное толпой, наказываться так же, как преступление одного человека.

Ей было совершенно достаточно изучить преступление как юридическую субстанцию.

Как бы преступник ни действовал (один или под влиянием толпы), всегда причиной, толкавшей его на преступление, была его свободная воля.

За один и тот же проступок всегда назначалось одно и то же наказание.

Позитивная школа доказала, что свободная воля – иллюзия сознания; она открыла неизвестный до сих пор мир антропологических, физических и социальных факторов преступления и подняла идею о том, что преступление, совершенное толпою, должно судиться отлично от того преступления, которое совершено одним лицом, и это потому, что в первом и во втором случаях участие, принимаемое антропологическимии социальными факторами, различно.

Пюльезе первым изложил доктрину уголовной ответственности за коллективное преступление.

Он допускает полуответственность для всех тех, которые совершили преступление, будучи увлечены толпой.

Он назвал коллективным преступлением странное и сложное явление, когда толпа совершает преступление, увлеченная словами демагога или раздраженная каким-нибудь фактом, который является несправедливостью или обидой по отношению к ней или кажется ей таковым.

Два вида коллективных преступлений: преступления, совершенные вследствие общего природного влечения к ним; преступления, вызванные страстями, выражающиеся самым ясным образом в преступлениях толпы.

Первый случай аналогичен преступлению, совершенному прирожденным преступником, а второй – такому, которое совершено случайным преступником.

Первое всегда может быть предупреждено, второе – никогда. В первом одерживает верх антропологический фактор, во втором господствует фактор социальный. Первое возбуждает постоянный и весьма сильный ужас против лиц, его совершивших; второе – только легкое и кратковременное спасение.

Л. Лавернь для объяснения преступлений толпы использовал предположение о природной склонности человека к убийству.

Сама по себе толпа больше расположена ко злу, чем к добру. Героизм, доброта могут быть качествами одного индивида; но они почти никогда не являются отличительными признаками толпы.

К сожалению, в одной статье не просто дать все знания про большие социальные группы. Но я — старался. Если ты проявишь интерес к раскрытию подробностей,я обязательно напишу продолжение! Надеюсь, что теперь ты понял что такое большие социальные группы и для чего все это нужно, а если не понял, или есть замечания, то нестесняся пиши или спрашивай в комментариях, с удовольствием отвечу. Для того чтобы глубже понять настоятельно рекомендую изучить всю информацию из категории Социальная психология

Microsoft Word — Петрушин_n.doc

%PDF-1.4 % 1 0 obj > endobj 5 0 obj >> endobj 2 0 obj > stream Acrobat Distiller 7.0 (Windows)PScript5.dll Version 5.2.22008-10-05T14:15:26+04:002008-10-05T14:15:26+04:00application/pdf

  • Microsoft Word — Петрушин_n.doc
  • guzel
  • uuid:ac9b9922-591f-403b-9770-8da234c5f21duuid:e237d2db-3c5f-413f-bf66-051b7ef47f76 endstream endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > endobj 6 0 obj > endobj 7 0 obj > endobj 8 0 obj > endobj 9 0 obj > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 obj > endobj 12 0 obj > endobj 13 0 obj > endobj 14 0 obj > endobj 15 0 obj > endobj 16 0 obj > endobj 17 0 obj > endobj 18 0 obj > endobj 19 0 obj > endobj 20 0 obj > endobj 21 0 obj > endobj 22 0 obj > endobj 23 0 obj > stream HWM6W

    404 — Страница не найдена — Центр здорового питания и общения «Джаганнат». Вегетарианство, рецепты, духовная литература, мастер-классы, семинары

      Кузнецкий мост Курская Маросейка Проспект мира Белорусская

    Страница, которую вы ищете, не была найдена. Возможно этой страницы больше не существует, её имя могло измениться или интернет-адрес (URL) введен неверно.

    Пожалуйста, используйте меню навигации или ссылку, чтобы перейти на главную страницу.

    Напишите Директору Сотрудничество
    Мысль дня:

    Обычно, видя красоту, мы полагаем, что она предназначена для нашего наслаждения, но в действительности, красота повелевает всем и все контролирует.
    Свами Б.Р. Шридхар

    Наш форум Сдай квартиру вегетарианцу

    случайное фото


    рецепты



    личный кабинет


     

    Культура, личность и восприятие | SPCH 1311: Введение в речевую коммуникацию

    Наша культурная самобытность и наша личность влияют на наше восприятие. Иногда мы осознаем последствия, а иногда нет. В любом случае мы склонны отдавать предпочтение тем, кто демонстрирует культурные или личностные черты, совпадающие с нашими. Эта тенденция настолько сильна, что часто заставляет нас предполагать, что люди, которые нам нравятся, больше похожи на нас, чем они есть на самом деле. Более подробная информация о том, как эти силы влияют на наше восприятие, может помочь нам стать более осведомленными и компетентными в отношении впечатлений, которые мы формируем о других.

    Культура

    Раса, пол, сексуальная ориентация, класс, способности, национальность и возраст — все это влияет на наше восприятие. На схемы, с помощью которых мы интерпретируем то, что мы воспринимаем, влияет наша культурная идентичность. По мере того, как мы социализируемся в рамках различных культурных идентичностей, мы усваиваем убеждения, отношения и ценности, разделяемые другими членами нашей культурной группы. Схемы, принадлежащие членам группы культурной идентичности, имеют сходство, но схемы, принадлежащие различным культурным группам, могут сильно различаться.Если мы не познакомимся с различными культурными группами и не узнаем, как другие воспринимают нас и мир вокруг них, мы, скорее всего, будем иметь узкое или наивное представление о мире и предполагать, что другие видят вещи так же, как мы. Открытие и переживание культурных различий с точки зрения перспектив не означает, что вы должны изменить свою схему, чтобы она соответствовала схеме другой культурной группы. Вместо этого он может предложить вам возможность лучше понять, почему и как ваши схемы были построены именно так.

    То, как мы интерпретируем основную сенсорную информацию, например запахи, зависит от культуры.В некоторых культурах естественный запах тела не считается неприятным запахом, как в Соединенных Штатах.

    Как мы узнали, восприятие начинается с информации, поступающей через наши органы чувств. Как мы воспринимаем даже базовую сенсорную информацию, зависит от нашей культуры, как показано в следующем списке:

    • Прицел. Люди в разных культурах «читают» искусство по-разному, по-разному, в зависимости от того, где они начинают смотреть на изображение, и по типам информации, которую они воспринимают и обрабатывают.
    • Звук. «Атональная» музыка в некоторых азиатских культурах не нравится; это неудобно для людей, которых не учат, что эти комбинации звуков приятны.
    • Сенсорный. В некоторых культурах мужчине было бы очень оскорбительно дотронуться до женщины, которая не является родственницей, — даже похлопать ее по плечу.
    • Вкус. Вкусы к еде сильно различаются по всему миру. «Вонючий тофу», который является любимой закуской жителей Тайбэя, известного ночного рынка Тайваня, вероятно, очень оттолкнет с точки зрения вкуса и запаха многих иностранных туристов.
    • Запах. В то время как американцы прилагают значительные усилия, чтобы замаскировать естественный запах тела, который мы обычно находим неприятным, с помощью мыла, спреев и лосьонов, некоторые другие культуры не сочли бы неприятным или даже не заметили бы то, что мы считаем «b.o.» Те же самые культуры могут посчитать «чистый» (мыльный, ароматный, дезодорированный) запах американца неприятным.

    Помимо различий в реакциях на основную информацию, которую мы получаем через наши органы чувств, существуют также культурные различия в том, как мы воспринимаем более сложные конструкции, такие как брак, политика и конфиденциальность.В мае 2012 года граждане Франции избрали нового президента. Франсуа Олланд переехал в президентский дворец со своей пятилетней партнершей Валери Триервейлер. Это первая не состоящая в браке пара в истории страны, занявшая президентский дворец. Несмотря на то, что новая статистика переписи населения показывает, что больше не состоящих в браке пар живет вместе в Соединенных Штатах, чем когда-либо прежде, многие все еще не одобряют эту практику, и трудно представить себе президента США в подобных обстоятельствах, как у французского Олланда.В других местах, таких как Саудовская Аравия и Ватикан, существует сильная культурная неприязнь к такой практике, что может создать проблемы, когда первая пара Франции уезжает за границу.

    Как мы уже узнали, наш мозг обрабатывает информацию, распределяя ее по категориям и ища предсказуемость и закономерности. В предыдущих примерах было рассмотрено, как мы делаем это с помощью сенсорной информации и более абстрактных понятий, таких как брак и политика, но мы также делаем это с людьми. Когда мы классифицируем людей, мы обычно рассматриваем их как «таких же, как мы» или «не таких, как мы».Это простое разделение «мы / они» влияет на последующее взаимодействие, включая показы и атрибуцию. Например, мы склонны рассматривать людей, которые кажутся нам похожими на нас, как более заслуживающих доверия, дружелюбных и честных, чем люди, которых мы считаем не такими, как мы. Мы также с большей вероятностью будем использовать внутреннюю атрибуцию для объяснения негативного поведения людей, которые, по нашему мнению, отличаются от нас. Если человек другой расы подрезает другого водителя в пробке, водитель с большей вероятностью приписывает это действие внутренним качествам другого водителя (например, думая: «Он или она невнимателен и безрассуден!»), Чем они. кто-то из своей расы.Наличие таких негибких категорий может иметь негативные последствия, и позже мы обсудим, как принуждение людей к жестким категориям приводит к стереотипам, предубеждениям и дискриминации. Конечно, раса — не единственный маркер различия, который влияет на наше восприятие, и проблема с нашей грубой категоризацией людей по категориям «таких же, как мы» и «не таких, как мы» заключается в том, что эти различия на самом деле не так легко ощутить. как мы думаем. Мы не всегда можем сказать, похож ли кто-то на нас в культурном отношении с помощью визуальных сигналов.Для некоторых культурных идентичностей, таких как сексуальная ориентация и способности, наше осознание любых различий может прийти только тогда, когда другой человек раскроет нам свою идентичность.

    Хотя гендерные стереотипы увековечены в средствах массовой информации и усвоены многими людьми, на самом деле мужчины и женщины общаются гораздо более похоже, чем по-разному.

    Вы, несомненно, часто слышите, как люди говорят и пишут о «огромных различиях» между мужчинами и женщинами. Будь то общение, спортивные способности, выражение эмоций или восприятие, люди выстраиваются в очередь, чтобы сказать, что женщины — это один путь, а мужчины — другой.Хотя это правда, что пол влияет на наше восприятие, причина этой разницы больше связана с социальными нормами, чем с генетическими, физическими или психологическими различиями между мужчинами и женщинами. Мы социализированы, чтобы воспринимать различия между мужчинами и женщинами, что заставляет нас преувеличивать и усиливать существующие различия. В основном мы видим стереотипы и различия, которые нам говорят, что помогает создать реальность, в которой гендерные различия «очевидны». Однако многочисленные исследования показали, что, особенно в отношении различных аспектов общения, мужчины и женщины общаются гораздо более похоже, чем по-разному.Таким образом, различные культурные идентичности формируют то, как мы воспринимаем других, потому что убеждения, отношения и ценности культурных групп, к которым мы принадлежим, включены в нашу схему. Наши личности также обладают интересными перцептивными преимуществами и проблемами, которые мы сейчас обсудим.

    Личность

    Время от времени у меня есть потенциальные работодатели студентов, которых я обучал или курировал, и звонят мне, чтобы я провел «проверку занятости», во время которой они задают общие вопросы о соискателе.Хотя они могут задать несколько вопросов об интеллектуальных способностях или академической успеваемости, они обычно задают вопросы, пытаясь создать профиль личности кандидата. По сути, они хотят знать, какой он лидер, коллега или человек. Это разумный шаг с их стороны, потому что наша личность сильно влияет на то, как мы видим себя в мире, а также на то, как мы воспринимаем других и взаимодействуем с ними.

    Личность относится к общему способу мышления, чувств и поведения человека, основанному на основных мотивах и импульсах.Эти лежащие в основе мотивации и импульсы формируют наши личностные качества. Личностные черты «лежат в основе», но они довольно устойчивы, когда человек достигает взрослого возраста. Это не означает, что личности людей не меняются, но серьезные изменения личности не являются обычным явлением, если они не являются результатом какой-либо формы травмы. Хотя исследователи личности считают, что существуют тысячи личностей, все они включают в себя комбинацию одних и тех же немногих черт. Было проведено много исследований личностных черт, и наиболее часто обсуждаемой «большой пятеркой» являются экстраверсия, уступчивость, сознательность, невротизм и открытость.Эти пять черт характерны для разных культур, и вы можете узнать больше о том, что влечет за собой каждая из этих черт, ниже. Если вас интересует ваш рейтинг по личностным качествам, вы можете пройти множество онлайн-тестов. Тест «Большой пятерки» можно пройти на следующем веб-сайте: http://www.outofservice.com/bigfive.

    Большая пятерка личностных качеств

    • Экстраверсия. Относится к заинтересованности человека во взаимодействии с другими людьми.Люди с высокой экстраверсией общительны, и их часто называют «экстравертами». Люди с низким уровнем экстраверсии менее общительны, их часто называют «интровертами».
    • Доброжелательность. Относится к уровню доверия и дружелюбия человека. Люди с высокой покладистостью отзывчивы и симпатичны. Люди с низким уровнем покладистости относятся к другим с подозрением, а иногда и к агрессивным, из-за чего людям сложнее находить их рядом с ними приятными.
    • Добросовестность. Относится к уровню самоорганизации и мотивации человека. Добросовестные люди методичны, целеустремленны и надежны. Люди с низкой сознательностью менее сосредоточены, менее осторожны и менее надежны.
    • Невротизм. Относится к уровню негативных мыслей человека о себе. Люди с высоким невротизмом неуверенны, испытывают эмоциональные страдания и могут восприниматься как нестабильные. Люди с низким уровнем невротизма более расслаблены, менее подвержены эмоциональным колебаниям и считаются более стабильными.
    • Открытость. Относится к готовности человека рассматривать новые идеи и перспективы. Люди с высокой открытостью обладают творческими способностями и воспринимаются как непредубежденные. Люди с низкой открытостью более жесткие и укоренившиеся в своем мышлении, и их воспринимают как «установленных на своем пути».

    Стипендия, связанная с личностью, служит многим целям, и некоторые из них напрямую связаны с восприятием. Корпорации и телевизионные студии тратят миллионы долларов на разработку личностных профилей и личностное тестирование.Корпорации могут принимать решения о приеме на работу и продвижении по службе на основе результатов личностного теста, что может сэкономить им деньги и время, если они смогут отсеять тех, кто не подходит для этой должности, прежде чем они попадут в дверь и истощат ресурсы. Телевизионные студии принимают решения о кастинге на основе личностных характеристик, потому что они знают, что определенные личности вызывают сильную и специфическую реакцию у зрителей. В реалити-шоу « Survivor » уже не один сезон возвращались «Герои и злодеи», что уже свидетельствует о том, что вернувшиеся актеры произвели сильное впечатление на продюсеров шоу и зрителей.Подумайте о звездах реалити-шоу, за которых вы любите болеть, хотите видеть проигравших и не можете смотреть на них или отводить от них глаза. Такие шоу, как « Celebrity Rehab» , намеренно отбрасывали исчезающих звезд, у которых уже есть сильные личности, а также проблемы с эмоциями и зависимостями, чтобы создать человеческие останки поездов, которые привлекают миллионы зрителей. Так почему это работает?

    Скорее всего, у вас больше общего с этой звездой реалити-шоу, чем вы думаете. Мы склонны сосредотачиваться на личностных качествах других людей, которые, по нашему мнению, важны для нашей личности.Что нам нравится в себе, что нам нравится в других, а что нам не нравится в себе, мы не любим в других. Если вы восхищаетесь верностью человека, то, вероятно, верность — это черта, которой, по вашему мнению, вы тоже обладаете. Если вы усердно работаете над тем, чтобы быть позитивным и мотивированным и подавлять в себе негативные и непродуктивные побуждения, вы, вероятно, серьезно подумаете об этих негативных чертах в ком-то другом. В конце концов, если вы можете подавить свой негатив, почему они не могут сделать то же самое? Такой образ мышления не всегда точен или логичен, но он распространен.

    Концепция предполагаемого сходства относится к нашей тенденции воспринимать других как похожих на нас. Когда у нас недостаточно информации о человеке, чтобы узнать его ключевые черты личности, мы заполняем пробелы — обычно предполагая, что он обладает чертами, аналогичными тем, которые мы видим в себе. Мы также склонны предполагать, что люди имеют такое же отношение или симпатии и антипатии, что и мы. Если вы познакомите свою подругу с мужчиной, который, по вашему мнению, ей действительно понравится, но при встрече обнаружите, что между ними не было никакой химии, вы можете быть удивлены, обнаружив, что у вашего друга не такие вкусы в отношении мужчин, как у вас.Несмотря на то, что мы можем предполагать большее сходство черт и вкусов между нашими значимыми другими и нами самими, чем есть на самом деле, исследования обычно показывают, что, хотя люди действительно группируются в межличностных отношениях на основе многих характеристик, включая расу, класс и интеллект, результаты не показывают, что люди с похожими личностями группируются вместе.

    Таким образом, личность влияет на наше восприятие, и все мы, как правило, начинаем изучать личности-любители, учитывая количество усилий, которые мы вкладываем в изучение и оценку личностных качеств других людей.Этот банк знаний, который мы накапливаем на основе предыдущих взаимодействий с людьми, используется, чтобы помочь нам предсказать, как будут развиваться взаимодействия, и помочь нам управлять нашими межличностными отношениями. Когда мы оцениваем человека на основе его личности, мы проводим прослушивание или интервьюируем его, чтобы узнать, думаем ли мы, есть ли совместимость. Мы используем эти неявные теории личности , чтобы обобщить личность человека в целом на основе тех черт, которые мы можем воспринимать. Теории являются «неявными», потому что они не академического, а основанного на опыте происхождения, а информация, которую мы используем для теоретических рассуждений о личностях людей, явно не известна и не наблюдается, а подразумевается.Другими словами, мы используем предыдущий опыт, чтобы угадывать черты личности других людей. Затем мы предполагаем больше о человеке на основе присваиваемых им личностных качеств.

    У этого процесса допущения есть свои преимущества и недостатки. С точки зрения преимуществ, использование имплицитных теорий личности предлагает нам сокращенный путь восприятия, который может быть полезен, когда мы впервые встречаем кого-то. Наша оценка их черт и последующие предположения о том, кем они являются как личность, заставляют нас чувствовать, что мы «знаем человека», что снижает неуверенность и облегчает дальнейшее взаимодействие.Что касается недостатков, наши предположения, основанные на опыте, не всегда верны, но они все же убедительны и устойчивы. Как мы уже узнали, первое впечатление имеет большое значение с точки зрения того, как оно влияет на дальнейшее взаимодействие. Положительные и отрицательные впечатления, сформированные на ранней стадии, также могут привести к эффекту ореола или клаксона, о котором мы говорили ранее. Личностные впечатления также могут быть связаны с впечатлениями, основанными на физических сигналах и сигналах окружающей среды, чтобы сделать их еще сильнее. Например, восприятие другого человека как привлекательного может создать эффект ореола, который затем заставит вас искать поведенческие сигналы, которые затем можно связать с положительными чертами личности.Вы можете заметить, что привлекательный человек также говорит «пожалуйста» и «спасибо», что увеличивает его или ее симпатию. Вы можете заметить, что у этого человека чистая и модная обувь, что наводит на мысль, что он или она профессиональны и компетентны, но при этом модны и модны. Теперь у вас сложилось общее положительное впечатление об этом человеке, которое повлияет на ваше дальнейшее поведение. Но насколько точны были ваши впечатления? Если по дороге домой вы поймете, что только что купили машину у этого человека, который оказался продавцом автомобилей, на 7000 долларов больше вашего ценового диапазона, у вас могут возникнуть сомнения относительно того, насколько он хороший человек на самом деле.

    Гендерные различия в личности по десяти аспектам большой пятерки

    Abstract

    В этой статье исследуются гендерные различия в личностных качествах как на уровне Большой пятерки, так и на подуровне двух аспектов в каждой области Большой пятерки. Повторяя предыдущие результаты, женщины сообщили о более высоких показателях экстраверсии Большой пятерки, доброжелательности и невротизма, чем мужчины. Однако более обширные гендерные различия были обнаружены на уровне аспектов, причем значительные гендерные различия проявлялись в обоих аспектах каждой черты Большой пятерки.Для Экстраверсии, Открытости и Сознательности было обнаружено, что гендерные различия расходятся на уровне аспектов, делая их либо небольшими, либо необнаруживаемыми на уровне Большой Пятерки. Эти результаты проясняют природу гендерных различий в личности и подчеркивают полезность измерения личности на уровне аспектов.

    Ключевые слова: личность, большая пятерка, гендерные различия

    Введение

    Мужчины и женщины принадлежат к разным видам, и связь между ними все еще находится в зачаточном состоянии .- Билл Косби

    Многие люди, включая Билла Косби, воспринимают различия между мужчинами и женщинами как большие — даже настолько большие, что общение между полами может быть затруднено. Бесчисленные примеры из популярной культуры подтверждают эту точку зрения на крайние различия между полами — но насколько она точна? Когда дело доходит до размножения вида, мужчины и женщины, очевидно, играют разные биологические роли, но насколько они различаются психологически — это более спорный вопрос, требующий эмпирических исследований, чтобы дать адекватный ответ.Независимо от того, являются ли основные причины психологических гендерных различий эволюционными или социокультурными, понимание того, как мужчины и женщины различаются в том, как они думают, чувствуют и ведут себя, может пролить свет на состояние человека.

    Изучение личности особенно полезно при попытке изучить психологические различия между полами. Личность часто концептуализируется как степень, в которой кто-то демонстрирует высокий или низкий уровень определенных черт. Черты характера — это последовательные паттерны мыслей, чувств, мотивов и поведения, которые человек проявляет в разных ситуациях (Fleeson and Gallagher, 2009).То есть тот, кто имеет высокий балл по какой-либо черте, будет демонстрировать психологические состояния, связанные с этой чертой, чаще и в большей степени, чем люди с низким баллом по этой характеристике.

    Гендерные различия в личностных качествах часто характеризуют с точки зрения того, какой пол в среднем имеет более высокие баллы по этому признаку. Например, женщины часто оказываются более покладистыми, чем мужчины (Feingold, 1994; Costa et al., 2001). Это означает, что женщины в среднем более заботливы, нежны и альтруистичны чаще и в большей степени, чем мужчины.Однако такое открытие не исключает того факта, что мужчины также могут испытывать заботливые, нежные и альтруистические состояния, и что некоторые мужчины могут даже иметь более высокие оценки по этим чертам, чем некоторые женщины. Таким образом, цель исследования гендерных различий в личности состоит в том, чтобы выяснить различия между общими моделями поведения мужчин и женщин в среднем, с пониманием того, что и мужчины, и женщины могут испытывать состояния по всему спектру большинства черт. Гендерные различия с точки зрения средних различий не означают, что мужчины и женщины испытывают состояния только на противоположных концах спектра признаков; напротив, могут существовать значительные различия наряду с высокой степенью совпадения распределения мужчин и женщин (Hyde, 2005).

    Основной задачей психологии личности является разработка адекватной таксономии личностных черт. Опираясь на дескрипторы черт, используемые в естественном языке (выбранных из словарей) и в опросниках личности, появилась пятифакторная структура, объясняющая ковариацию между чертами. Пятифакторная модель или Большая пятерка классифицирует черты характера на широкие области экстраверсии, доброжелательности, сознательности, невротизма и открытости / интеллекта (Digman, 1990; John et al., 2008).

    Гендерные различия в личности часто рассматриваются с точки зрения Большой пятерки. Однако «большая пятерка» не исчерпывает всех важных различий между личностными качествами. Черты характера организованы иерархически, так что более конкретные черты, которые различаются вместе, сгруппированы внутри факторов более высокого порядка, таких как Большая пятерка. Таким образом, при изучении гендерных различий можно исследовать гендерные различия в личностных качествах на нескольких уровнях разрешения. Большинство исследований черт характера сосредоточено на двух уровнях черт: (1) обширные области Большой пятерки и (2) многие более специфические черты, называемые аспектами, которые сгруппированы вместе в Большой пятерке.В настоящее время нет единого мнения относительно идентичности и количества сторон Большой пятерки. Различные подходы выявили разные наборы аспектов на основе рационального обзора психологических построений (например, Коста и МакКрэй, 1992) или систематической выборки из пространства, определяемого парами факторов Большой пятерки (например, Сото и Джон, 2009). В настоящем исследовании мы использовали эмпирически определенный уровень личностных качеств, который находится между узкими аспектами и широкими областями. Этот уровень организации личности может охарактеризовать гендерные различия с более тонкой детализацией, чем Большая пятерка, выявляя различия, скрытые в Большой пятерке.Кроме того, он обеспечивает эмпирически обоснованную таксономию признаков более низкого уровня, которая с большей вероятностью представляет адекватную таксономию признаков, чем существующие фасетные модели.

    Если «Большая пятерка» составляет уровень иерархии личностей, расположенный непосредственно над фасетами, для объяснения общей дисперсии фасетов в данной области «большой пятерки» должен быть необходим только один фактор. Однако крупное поведенческое генетическое исследование показало, что — два разных фактора — необходимы для учета общей генетической дисперсии между фасетами внутри каждого домена (Jang et al., 2002). В отдельном исследовании с использованием факторного анализа 15 различных аспектов внутри каждого домена было обнаружено два фенотипических фактора, сходных с генетическими факторами, для каждого из измерений Большой пятерки (DeYoung et al., 2007). Это исследование показывает, что каждый из «большой пятерки» содержит два отдельных, хотя и коррелированных аспекта, отражающих уровень личности ниже широких областей, но выше многогранных шкал. ДеЯнг и др. (2007) охарактеризовали эти аспекты, изучив их факторно-балльные корреляции с более чем 2000 заданиями из Международного пула элементов личности (IPIP).Аспекты были обозначены следующим образом: изменчивость и абстинентность при невротизме; Энтузиазм и напористость для экстраверсии; Интеллект и открытость для открытости / интеллекта; Трудолюбие и упорядоченность на добросовестность; и Сострадание и Вежливость для уступчивости. Аспектный уровень черт может быть особенно полезен для исследования гендерных различий, потому что эти различия иногда неясны на уровне Большой пятерки и могут быть большими и иметь противоположные направления на фасеточном уровне.Аспекты обеспечивают непроизвольную и экономную систему для изучения гендерных различий на уровне характеристик, более специфичных, чем «Большая пятерка».

    Гендерные различия были задокументированы по ряду черт личности. В большинстве метаанализов и обзоров изучаются гендерные различия в самоотчетах о личности с помощью вопросников, измеряющих «большую пятерку», а также аспекты внутри каждой из них (Feingold, 1994; Costa et al., 2001; Lippa, 2010). Однако, насколько нам известно, ни один анализ специально не изучал два аспекта каждой черты Большой пятерки.

    Гендерные различия в личностных чертах большой пятерки

    Исследование личностных различий важно для нашего понимания общих человеческих различий, хотя и не без противоречий. Например, исследования индивидуальных различий в интеллекте вызвали годы дискуссий с научной и эмоциональной мотивацией (Neisser et al., 1996). Исследования гендерных различий также оказались неоднозначными, поскольку большая часть споров связана с причинами и предвестниками различий.Биологический и эволюционный подходы постулируют, что гендерные различия обусловлены диморфно эволюционировавшими проблемами мужчин и женщин в отношении репродуктивных проблем, родительским вкладом в потомство (Trivers, 1972; Buss, 2008). Согласно этим теориям, женщины должны больше заботиться об успешном воспитании детей и поэтому должны быть более осторожными, покладистыми, заботливыми и эмоционально вовлеченными. С другой стороны, мужчины должны быть больше озабочены получением жизнеспособных возможностей для спаривания и, следовательно, должны проявлять больше напористости, рискованности и агрессии.Другие теории предполагают, что гендерные нормы формируются под влиянием социокультурных факторов, так что ожидается, что женщины и мужчины будут выполнять разные роли в обществе и поэтому социализируются, чтобы вести себя по-разному (Wood and Eagly, 2002; Eagly and Wood, 2005). . Конечно, вполне может быть, что как эволюционные, так и социальные силы внесли свой вклад в гендерные различия. Интересно, что недавние исследования показали, что гендерные различия в личности, как правило, больше в более развитых западных культурах с менее традиционными половыми ролями (Коста и др., 2001; Schmitt et al., 2008). В нашем обзоре мы сосредоточимся на закономерностях, которые наиболее последовательно обнаруживаются в разных культурах. Общая картина гендерных различий в личности, измеряемая Большой пятеркой, заключается в том, что существующие различия имеют небольшой или средний размер. В некоторых областях гендерные различия имеют одинаковое направление по всем измеряемым аспектам; для других, однако, модели более расходятся.

    Невротизм

    Невротизм описывает тенденцию испытывать негативные эмоции и связанные с ними процессы в ответ на воспринимаемую угрозу и наказание; к ним относятся тревога, депрессия, гнев, застенчивость и эмоциональная лабильность.Было обнаружено, что женщины получают более высокие баллы по невротизму, чем мужчины, на уровне черт Большой пятерки, а также по большинству аспектов невротизма, включенных в общий показатель Большой пятерки, NEO-PI-R (Costa et al., 2001). Кроме того, женщины также получают более высокие оценки, чем мужчины, по соответствующим критериям, не предназначенным специально для измерения «большой пятерки», таким как индексы тревожности (Feingold, 1994) и низкая самооценка (Kling et al., 1999). Единственный аспект невротизма, по которому женщины не всегда получают более высокие баллы, чем мужчины, — это гнев или гневная враждебность (Коста и др., 2001).

    Доброжелательность

    Доброжелательность включает в себя черты, относящиеся к альтруизму, такие как сочувствие и доброта. Доброжелательность включает в себя тенденцию к сотрудничеству, поддержанию социальной гармонии и учет забот других (в отличие от эксплуатации или преследования других). Женщины неизменно получают более высокие оценки по сравнению с мужчинами по доброжелательности и связанным с ней критериям, таким как нежность (Feingold, 1994; Costa et al., 2001).

    Добросовестность

    Добросовестность описывает черты, связанные с самодисциплиной, организованностью и контролем над импульсами, и, по-видимому, отражает способность проявлять самоконтроль, чтобы следовать правилам или поддерживать стремление к цели.Женщины набирают несколько больше очков, чем мужчины, по некоторым аспектам сознательности, таким как порядок, послушание и самодисциплина (Feingold, 1994; Costa et al., 2001). Эти различия, однако, не совпадают в разных культурах, и обычно не наблюдается значительных гендерных различий в сознательности на уровне черт Большой пятерки (Коста и др., 2001).

    Экстраверсия

    Экстраверсия отражает общительность, напористость и положительную эмоциональность, все из которых связаны с чувствительностью к наградам (Depue and Collins, 1999; DeYoung and Gray, 2009).В то время как гендерные различия невелики на уровне общей предметной области экстраверсии (женщины обычно получают более высокие баллы), небольшой размер эффекта может быть связан с существованием гендерных различий в разных направлениях на фасеточном уровне. Женщины, как правило, получают более высокие баллы, чем мужчины, по теплоте, общительности и положительным эмоциям, тогда как мужчины получают более высокие баллы, чем женщины по самооценке и стремлению к возбуждению (Feingold, 1994; Costa et al., 2001).

    Экстраверсия вместе с приветливостью может использоваться для описания двух измерений межличностного циркумплекса (IPC; Wiggins, 1979), который содержит описания черт, относящихся к межличностному взаимодействию.Хотя изначально МПК задумывался для описания межличностных черт с использованием осей Любви и Статус / Доминирование, он также может быть концептуализирован как вращение Экстраверсии Большой Пятерки и Доброжелательности (McCrae and Costa, 1989). Учитывая важность экстраверсии для межличностной области, можно ожидать, что женщины будут постоянно получать более высокие баллы, чем мужчины. Однако полюс IPC, который часто называют Доминизмом, содержит такие черты, как властность, властность и напористость. Мужчины, как правило, более доминирующие и активные, чем женщины, и демонстрируют более высокий уровень этих черт (Helgeson and Fritz, 1999).Таким образом, гендерные различия в экстраверсии могут менять направление в зависимости от того, падают ли конкретные измеряемые черты ближе или дальше от полюса доминирования.

    Открытость / Интеллект

    Открытость / Интеллект отражает воображение, творчество, интеллектуальное любопытство и оценку эстетического опыта. В широком смысле, открытость / интеллект относится к способности и интересу обращать внимание на сложные стимулы и обрабатывать их. Как правило, существенных гендерных различий в отношении открытости / интеллекта на уровне предметной области не наблюдается, вероятно, из-за различного содержания признака.Например, было обнаружено, что женщины имеют более высокие баллы, чем мужчины по аспектам эстетики и чувств (Коста и др., 2001), тогда как мужчины, как правило, получают более высокие баллы по аспекту идей (Feingold, 1994; Коста и др., 2001). .

    Гипотезы относительно 10 аспектов

    Рассмотренная выше модель гендерных различий подчеркивает необходимость выйти за пределы уровня Большой пятерки и перейти к чертам на более низких уровнях анализа. Поскольку сфера деятельности Большой пятерки настолько широка и включает в себя множество личностных характеристик, необходима большая конкретизация, чтобы выяснить, в чем на самом деле лежат гендерные различия.Настоящее исследование направлено на повторение предыдущих выводов относительно гендерных различий на уровне Большой пятерки, а также на расширение исследования промежуточного подуровня двух аспектов в каждой области.

    Хотя ранее не проводилось исследований гендерных различий на уровне аспектов структуры черт, мы ожидаем, что вероятный образец результатов может быть выведен из результатов, представленных для Большой пятерки и их аспектов. Однако, поскольку аспекты являются более скупыми и всеобъемлющими, чем фасеточные модели, они должны обеспечивать более четкое и систематическое представление гендерных различий в личности.

    Наша гипотеза заключалась в том, что женщины должны набирать больше очков, чем мужчины, по обоим аспектам невротизма, изменчивости и абстиненции, хотя эффект, вероятно, будет сильнее для отмены, учитывая включение гнева в состав волатильности. Точно так же женщины должны набирать больше очков, чем мужчины, по обоим аспектам: доброжелательности, сострадания и вежливости. Гендерные различия в аспектах сознательности, трудолюбия и упорядоченности могут различаться, поскольку исследования аспектов показывают, что женщины должны иметь более высокие баллы по упорядоченности, но не позволяют сделать четкий прогноз в отношении трудолюбия.Два аспекта экстраверсии, энтузиазма и напористости, должны отличаться, потому что женщины должны иметь более высокие баллы, чем мужчины, по энтузиазму (который сочетает в себе общительность и позитивную эмоциональность), тогда как мужчины должны иметь более высокие оценки по напористости. Гендерные различия также должны быть противоположными для аспектов Открытости / Интеллекта, Открытости и Интеллекта. Женщины должны набирать больше очков, чем мужчины, по открытости, тогда как мужчины должны набирать больше очков, чем женщины по интеллекту.

    Использование аспектов имеет дополнительное преимущество, заключающееся в том, что можно легко исследовать уникальные эффекты одного аспекта, контролируя другой в каждой паре.В случаях, когда гендерные различия по двум аспектам расходятся, этот подход может выявить различия, которые обычно подавляются общей дисперсией двух аспектов в каждой области Большой пятерки. Мы реализовали этот подход за счет использования остаточных оценок. Регрессирование одного аспекта по его дополнительному аспекту и сохранение остатка дает оценку, которая указывает на уникальную дисперсию в этом аспекте, без дисперсии, которую он разделяет с его дополнением. Например, остаточная оценка Сострадания указывает на различия в Сострадании при равенстве Вежливости.Если, как и предполагалось, у женщин обнаруживается более высокий остаток Сострадания, чем у мужчин, это означает, что даже если мы возьмем группы мужчин и женщин с одинаковой Вежливостью, женщины, тем не менее, в среднем будут иметь более высокий уровень Сострадания.

    Модераторы

    Из-за разнообразия нашей выборки мы провели вторичный анализ, чтобы изучить потенциальных модераторов гендерных различий. Например, предыдущие исследования показали, что гендерные различия более значительны и выражены в западных культурах, чем в восточных культурах (Коста и др., 2001; Schmitt et al., 2008). Хотя наша выборка была собрана в основном в Северной Америке, нас интересовало, возникнут ли аналогичные закономерности при рассмотрении гендерных различий среди людей разного этнического происхождения. Мы смогли проверить, была ли картина гендерных различий схожей у участников европейского и азиатского этнического происхождения.

    Кроме того, предыдущие исследования показали, что гендерные различия в некоторых чертах (например, негативном аффекте) могут быть больше в раннем взрослом возрасте, чем в более позднем взрослом возрасте (Soto et al., 2011). Поэтому мы исследовали, влияет ли возраст на гендерные различия по каждому признаку. Наконец, все большее количество исследований используют онлайн-метод для определения личностных показателей. В нашу выборку вошли как лабораторные, так и онлайн-методы администрирования. Хотя предыдущее исследование не показало значительных различий в личности между этими двумя методами (Gosling et al., 2004), мы исследовали, смягчает ли метод применения гендерные различия в нашей выборке.

    Результаты

    В таблице приведены средние оценки мужчин и женщин по каждому из 10 аспектов и пяти областей.Поскольку два аспекта в каждой области коррелированы (диапазон корреляции от до = 0,39–0,62), анализ аспектов был проведен как по необработанным, так и по остаточным оценкам. Остаточные оценки были созданы путем регрессии одного аспекта в пределах домена в другой и сохранения остатков, таким образом создавая индекс дисперсии каждого аспекта, не связанного с его дополнением в том же домене. Например, остаточные оценки энтузиазма — это остатки, возникающие в результате регрессии энтузиазма к ассертивности, что эффективно устраняет общую дисперсию экстраверсии, разделяемую энтузиазмом и ассертивностью.В таблице представлены взаимосвязи между аспектами, проанализированные отдельно для мужчин и женщин.

    Таблица 2

    Среднее и стандартное отклонение для доменов Большой пятерки, а также исходные и остаточные оценки аспектов .

    9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 SD 0,55 Открытость60
    Сырые баллы Остаточные баллы
    Мужчины Женщины Мужчины Женщины d Среднее SD Среднее SD d
    Энтузиазм 3.40 0,66 3,56 0,68 0,23 −0,13 0,59 0,06 0,59 0,32
    0,09 0,09 0,57 −0,05 0,58 0,24
    Сострадание 3,78 0.60 4,04 0,56 0,45 -0,11 0,56 0,05 0,49 0,31
    0,36 −0,06 0,57 0,04 0,53 0,18
    Трудолюбие 3,25 0,68 3.21 0,73 −0,06 0,07 0,62 −0,03 0,66 0,15
    3,41 -0,08 0,56 0,05 0,57 0,22
    Волатильность 2,63 0,75 2,86 0.77 0,30 -0,03 0,60 0,01 0,61 0,06
    Отвод 2,73 0,69 3,025 0,7024 900 0,69 3,025 0,73 0,05 0,56 0,27
    Интеллект 3,62 0,61 3,48 0,63 0.22 0,14 0,57 −0,07 0,58 0,36
    Открытость 3,57 0,61 3,74 3,74 0,07 0,54 0,39
    Экстраверсия 3,37 0,55 3,42 0,59 0,08 9024 3.65 0,50 3,89 0,50 0,48
    3,32 3,32 3,32
    Невротизм 2,68 0,65 2,94 0,67 0,39 0,51 3,61 0,52 0,02

    Таблица 3

    Корреляции между аспектами (необработанные оценки.

    02 9024 −0 −0,07 −0,342
    Enth. Утвержд. Сост. Полит. Indust. Заказать. Volat. Выводится. Intel. Открыть.
    Энтузиазм 0.45 0,46 0,10 0,21 −0,00 −0,18 −0,35 0,17 0,15
    Стойкость 0,5241 0,06 -0,09 -0,40 0,47 0,20
    Сострадание 0,45 0,25 0,38 0,124 9024.03 −0,17 −0,12 0,24 0,43
    Вежливость 0,12 −0,17 0,47 0,29 0,29 0,29 0,01 0,07
    Трудолюбие 0,22 0,36 0,21 0,28 0,41 -0,24 -0,51
    Упорядоченность 0,04 0,08 0,14 0,21 0,44 0,03 −0,03 −0,02 −0,02 −0,15 −0,40 −0,36 −0,02 0,61 −0,23 0,00
    Отвод −0,14 −0,17 −0,54 −0,03 0,62 −0,35 0,03
    0242 0,22 0,22 0,22 0,04 −0,21 −0,35 0,38
    Открытость 0,13 0,17 0,39 0,17 0,01 0,0103 0,01 0,04 0,42

    Гендерные различия были проанализированы с использованием независимых выборок t -тесты. Размеры эффекта приведены в таблице. Результаты согласуются с предыдущими анализами, со значительными эффектами, обнаруженными на уровне «большой пятерки»: невротизм, доброжелательность и экстраверсия, но не на уровне сознательности или открытости. Наибольшая величина эффекта была обнаружена для невротизма и доброжелательности.Неудивительно, что невротизм и дружелюбие — это те области, для которых гендерные различия были значительными и в одном направлении для обоих основных аспектов.

    Используя исходные баллы, гендерные различия были обнаружены во всех аспектах, за исключением трудолюбия. Женщины получили более высокие оценки, чем мужчины, по таким критериям, как энтузиазм, сострадание, вежливость, упорядоченность, непостоянство, отстраненность и открытость. Мужчины набрали более высокие баллы, чем женщины, по Настойчивости и Интеллекту. Это указывает на то, что два аспекта Экстраверсии (Энтузиазм и Напористость) и два аспекта Открытости / Интеллекта отображают гендерные различия в противоположных направлениях.Такое расхождение в гендерных различиях на уровне аспектов помогает прояснить небольшой эффект гендерных различий в общей экстраверсии и отсутствие значительных гендерных различий в открытости / интеллекте. Как и в предыдущем исследовании, величина эффекта была от небольшой до умеренной (диапазон: 0,06–0,48 по абсолютной величине).

    Результаты для остаточных оценок отличались от результатов для исходных оценок двумя способами. Во-первых, гендерная разница в трудолюбии теперь была значительной: мужчины набирали больше баллов, чем женщины.Поскольку это остаточная оценка, она указывает на гендерное различие в трудолюбии людей с одинаковым уровнем упорядоченности. Во-вторых, не было существенной гендерной разницы в остаточных оценках волатильности. Это указывает на отсутствие разницы между средними показателями волатильности мужчин и женщин, когда они находятся на равных уровнях выхода.

    Модераторы

    Мы провели регрессионный анализ, чтобы увидеть, модерируют ли этническая принадлежность, возраст и метод опроса обнаруженные нами гендерные различия.Предыдущие исследования показывают, что гендерные различия устойчивы в разных культурах (Costa et al., 2001; McCrae et al., 2005) и могут различаться с возрастом по некоторым признакам (Soto et al., 2011). Поскольку большинство участников в нашей выборке были белыми и азиатами, мы смогли провести сравнения только для этих двух групп.

    Этническая принадлежность (обозначенная как белая или азиатская) значительно смягчила гендерные различия в области доброжелательности Большой пятерки, F (1, 1759) = 5,42, p = 0.02, с более выраженными гендерными различиями среди белых, чем среди азиатов (см. Рисунок). Аналогичные закономерности были обнаружены для этнической принадлежности, смягчающей гендерные различия в сострадании, как в исходных оценках, F, (1, 1759) = 7,97, p, <0,001 (см. Рисунок), так и в остаточных оценках, F (1, 1759) = 6,64, p = 0,01, (см. Рисунок). Когда вежливость была исключена из оценок Сострадания, не было никакой разницы между белыми мужчинами и азиатскими мужчинами, а также существенной разницы между белыми женщинами и азиатскими женщинами, так что гендерная разница была более выражена для белых, чем для азиатов.

    Этническая принадлежность смягчает гендерные различия в доброжелательности .

    Этническая принадлежность смягчает гендерные различия в сострадании .

    Этническая принадлежность смягчает гендерные различия в сострадании (остаточное) . Остаточные баллы изображены как баллы плюс 1 для простоты интерпретации.

    Этническая принадлежность также смягчала гендерные различия в остаточных баллах для волатильности, F (1, 1759) = 5,09, p = 0,02, хотя этот образец был несколько иным.Гендерные различия были значительными для азиатских участников, так что женщины набрали больше баллов, чем мужчины. Однако среди белых участников мужчины набрали больше баллов, чем женщины (см. Рисунок). Никакой другой модерации по этническому признаку не наблюдалось.

    Этническая принадлежность смягчает гендерные различия в волатильности (остаточная) . Остаточные баллы изображены как баллы плюс 1 для простоты интерпретации.

    Возраст значительно смягчил гендерные различия в Большой пятерке доброжелательности, F (1, 2576) = 4.88, p = 0,03, невротизм, F (1, 2576) = 11,35, p <0,001, и открытость, F (1, 2576) = 4,26, p = 0,04. Гендерная разница в доброжелательности была больше для старшего возраста, а гендерная разница в невротизме была больше для младшего возраста. Вдобавок гендерные различия, похоже, изменились в отношении невротизма, так что мужчины имели более высокие баллы, чем женщины в более старшем возрасте. Для Открытости / Интеллекта гендерные различия отсутствовали в более молодом возрасте, и больше в пользу женщин в более старшем возрасте.Эти модели были обусловлены конкретными аспектами, о чем свидетельствует возрастное ограничение гендерных различий в сострадании: F (1, 2576) = 7,64, p = 0,01 (см. Рисунок), Волатильность, F (1, 2576) = 19,79, p <0,001 (см. Рисунок), и Интеллект, F (1, 2576) = 3,96, p = 0,05 (см. Рисунок). Образец Интеллекта таков, что гендерные различия больше для молодых возрастов, чем для старших, предпочитающих мужчин. В более старшем возрасте гендерная разница отсутствует или немного в пользу женщин.

    Возраст смягчает гендерные различия в Сострадании .

    Возраст смягчает гендерные различия в волатильности .

    Возраст смягчает гендерные различия в интеллекте .

    Возраст также смягчал гендерные различия в остаточных баллах для Сострадания, F (1,2576) = 6,76, p = 0,01, Упорядоченность, F (1,2576) = 5,02, p = 0,03 ( см. рисунок), а Volatility F (1, 2576) = 20.21, p <0,001. Паттерн Сострадания был подобен паттерну, найденному для исходных оценок, так что гендерные различия в остаточном Сострадании увеличивались с возрастом. Гендерные различия в остаточной упорядоченности были небольшими и благоприятствовали женщинам в более молодом возрасте, но уменьшились до несуществования и почти полностью изменились в пользу мужчин в более старшем возрасте. Наконец, модель волатильности была аналогична той, которая была обнаружена для исходных оценок, так что гендерные различия были в пользу женщин в более молодом возрасте и мужчин в более старшем возрасте.

    Возраст смягчает гендерные различия в упорядоченности (остаточный) . Остаточные баллы изображены как баллы плюс 1 для простоты интерпретации.

    Формат проведения опросов модерировал гендерные различия в сострадании как по необработанным, F (1, 2115) = 6,14, p = 0,01 (см. Рисунок), так и по остаточным, F (1, 2115) = 6,63, p = 0,01, метрики. Показатели сострадания женщин не различались между онлайн и лабораторным форматом.Мужчины, заполнившие анкету в лаборатории, имели более высокие средние оценки Сострадания, чем мужчины, заполнившие онлайн-анкету. Результаты остаточных оценок Сострадания были почти идентичны результатам для исходных оценок, изображенных на рисунке.

    Метод администрирования смягчает гендерные различия в Сострадании .

    Обсуждение

    Гендерные различия были более распространены на уровне аспектов организации черт, непосредственно ниже Большой пятерки, чем для самой Большой пятерки.На уровне «большой пятерки» наши результаты были аналогичны типичной схеме: гендерные различия были обнаружены только для невротизма, уступчивости и экстраверсии. Однако гендерные различия были обнаружены по каждому из 10 аспектов, учитывая анализ как исходных, так и остаточных оценок. Даже при изучении только исходных оценок различия были значительными по 9 из 10 признаков. Очевидно, что анализ аспектов показывает степень гендерных различий по всему спектру черт, охватываемых иерархической моделью Большой пятерки.

    Невротизм

    В соответствии с предыдущими выводами, женщины набирали более высокие баллы, чем мужчины, по невротизму и по обоим его аспектам, абстиненции и волатильности, при измерении в виде исходных баллов. Это различие повторяет предыдущие данные о невротизме (например, Costa et al., 2001). Поскольку изъятие и волатильность коррелированы ( r = 0,62 в нашей выборке в целом), но имеют разные характеристики, важно учитывать уникальную дисперсию, которую каждый не разделяет с другим.Поэтому мы дополнительно исследовали гендерные различия в отказе от волатильности, и , наоборот, . Гендерная разница осталась для выхода, но была устранена для волатильности. Этот контраст уникального различия в этих двух аспектах не удивителен, если принять во внимание более конкретное содержание каждого из них. На граничном уровне невротизма было обнаружено, что женщины демонстрируют более высокий уровень тревожности, депрессии, самосознания и уязвимости, чем мужчины (Costa et al., 2001). Все эти аспекты в первую очередь связаны с отказом от волатильности, а не с волатильностью (DeYoung et al., 2007). Эта закономерность согласуется с тем фактом, что клинические диагнозы депрессии и тревоги значительно чаще встречаются у женщин, чем у мужчин (Weissman et al., 1996).

    Напротив, отсутствие значительных гендерных различий в волатильности при контроле выхода, скорее всего, связано с тем фактом, что важным компонентом волатильности является склонность к раздражительности и раздражительности.Иногда было обнаружено, что мужчины получают более высокие баллы, чем женщины, по таким чертам, как гнев или враждебность (Scherwitz et al., 1991).

    Гендерные различия в невротизме уменьшались по возрасту, так что гендерные различия уменьшались с возрастом. Невротизм возрастает с возрастом у женщин, но не у мужчин (Soto et al., 2011), что может объяснить такую ​​картину результатов. Гендерные различия в волатильности смягчались как возрастом, так и этнической принадлежностью. Для возраста картина была такой же, как и для общей области невротизма, и наблюдалась как для волатильности в метрике необработанной шкалы, так и при контроле за отказом.Модерирующий эффект, оказываемый этнической принадлежностью на остаточные оценки волатильности, был различным, показывая гендерные различия в противоположных направлениях среди белых и азиатских участников. Мужчины показали более высокие результаты по волатильности, чем женщины, среди белых участников, тогда как женщины получили более высокие баллы среди азиатских участников. Учитывая тот факт, что изменчивость частично отражает черты, связанные с раздражительностью и гневом, это различие может быть связано с культурными различиями в социальных нормах, связанных с выражением гнева (Matsumoto and Fontaine, 2008).

    Приговорчивость

    Повторяя предыдущие выводы, наблюдалась значительная гендерная разница в Приговорчивости, так что женщины, как правило, набирали более высокие баллы, чем мужчины, и этот образец был таким же для аспектов, Сострадания и Вежливости, при измерении с точки зрения сырых баллов или остаточных оценок. оценки. Сострадание наиболее четко представляет собой тенденцию эмоционально инвестировать в других и поддерживать связь на эмоциональном уровне, охватывая такие качества, как сердечность и сочувствие. Вежливость описывает тенденцию проявлять уважение к другим и воздерживаться от использования их в своих интересах и связана с такими качествами, как сотрудничество и уступчивость.Наши выводы о том, что женщины получают более высокие баллы по обоим параметрам, чем мужчины, согласуются с предыдущими исследованиями, показавшими, что женщины более доверчивы и уступчивы, чем мужчины (Costa et al., 2001).

    Гендерные различия в доброжелательности могут быть связаны с гендерными различиями в самооценке. Мужчины склонны к независимой самооценке или самоощущению, отличному от когнитивных представлений о других. Женщины имеют более взаимозависимую самооценку, в которой их самоощущение включает других (Маркус и Китайма, 1991).Это гендерное различие связано с мотивационными и поведенческими различиями, например, с женщинами, имеющими более взаимосвязанные и аффилированные социальные группы (Cross and Madson, 1997). Следовательно, женщины могут быть более мотивированы, чем мужчины, поддерживать социальные и эмоциональные связи, проявляя более приятные черты характера.

    Сглаженные по возрасту гендерные различия в доброжелательности и сострадании как по необработанной, так и по остаточной метрике, так что гендерные различия были больше среди пожилых людей.

    Этническая принадлежность смягчала гендерные различия в доброжелательности и ее аспекте сострадания, так что различия были больше среди белых участников, чем среди азиатских участников.Этот вывод согласуется с предыдущими исследованиями, которые показывают более значительные гендерные различия между более западными и промышленно развитыми культурами (Costa et al., 2001; McCrae et al., 2005; Schmitt et al., 2008). Азиатские участники в целом оценили себя как менее приятные, чем белые участники, что может указывать на эффект контрольной группы. Эффект контрольной группы может возникнуть, если участники сравнивают себя со своей культурой, и есть разница в согласии между культурами. Например, кто-то, кто более приятен, чем норма для белых, может быть менее приятным, чем норма для азиатов.Азиатские участники могут сравнивать себя с аллоцентрической культурной нормой, в которой внимание к другим является центральным и, следовательно, более высокая степень согласия является нормативной (Triandis, 2001).

    Метод применения меры также смягчил гендерные различия в сострадании как по необработанной, так и по остаточной метрике. Гендерная разница была больше в онлайн-администрировании, чем в лабораторном. Это связано с тем, что мужчины набирали в среднем более высокие баллы по состраданию, когда они выполняли измерение в лаборатории, чем когда они выполняли его онлайн.Это может быть связано с эффектами социальной желательности, заставляющими мужчин сообщать о более высоком уровне Сострадания, когда они находятся в лаборатории, а не когда они выполняют измерение онлайн.

    Добросовестность

    В соответствии с предыдущим исследованием, мы не обнаружили существенных гендерных различий в Добросовестности на уровне домена Большой пятерки. Однако при измерении аспектов трудолюбия и упорядоченности с помощью исходных баллов мы обнаружили значительную гендерную разницу в отношении упорядоченности, так что женщины получают более высокие баллы, чем мужчины.Аспект упорядоченности отражает черты, связанные с поддержанием порядка и организации, включая перфекционизм (DeYoung et al., 2007). Учитывая положительную корреляцию между перфекционизмом и компонентами невротизма, такими как тревожность и депрессия (Dunkley et al., 2006; Sherry et al., 2007), а также четко установленные гендерные различия в невротизме, одна из возможностей состоит в том, что невротизм объясняет гендерный фактор. разница в упорядоченности. Однако, когда мы регрессировали Упорядоченность (грубую или резидуализованную) на невротизм и гендер, пол оставался значимым предиктором, указывая на то, что гендерные различия в упорядоченности не просто связаны с различиями в невротизме.

    Возраст смягчил гендерные различия в остаточной упорядоченности, так что гендерные различия в пользу женщин, наблюдаемые в более молодом возрасте, уменьшились до несуществования и исчезли в более старшем возрасте. Возрастная тенденция для женщин указывает на снижение упорядоченности по сравнению с трудолюбием, тогда как тенденция для мужчин указывает на рост.

    Хотя при использовании необработанных оценок для Трудолюбия не было обнаружено гендерных различий, мы обнаружили гендерное различие в Трудолюбии при использовании остаточной оценки, которая устранила любые различия, присущие упорядоченности.Это гендерное различие было таким, что мужчины набирали больше очков, чем женщины. Эту разницу в остаточных, но не в исходных оценках, можно интерпретировать следующим образом: если исследовать группу людей с равным уровнем упорядоченности, мужчины в этой группе в среднем получат более высокие баллы по трудолюбию, чем женщины.

    Экстраверсия

    Мы обнаружили небольшое, но существенное гендерное различие в общей экстраверсии, так что женщины набирают больше очков, чем мужчины. Однако для аспектов, энтузиазма и напористости картина была более сложной.Энтузиазм отражает общительность, общительность и положительные эмоции. Наш вывод о том, что женщины набирают больше очков в энтузиазме, чем мужчины, согласуется с предыдущими исследованиями, показывающими аналогичные модели в Большой пятерке аспектов общительности и положительных эмоций (Feingold, 1994; Costa et al., 2001). Напористость, с другой стороны, отражает черты, связанные с агентством и доминированием. В соответствии с предыдущими исследованиями, показывающими гендерное различие в пользу мужчин в таких аспектах, как напористость и стремление к возбуждению (Feingold, 1994; Costa et al., 2001), мы обнаружили, что мужчины имеют более высокие баллы, чем женщины. Эта модель гендерных различий в противоположных направлениях на уровне аспекта была также обнаружена для оценок по остаточной метрике.

    Открытость / интеллект

    В соответствии с предыдущим исследованием, мы не обнаружили существенной разницы в открытости / интеллекте на уровне домена Большой пятерки. Однако мы обнаружили значительные гендерные различия в обоих аспектах области Большой пятерки (интеллекта и открытости). Как по необработанным, так и по остаточным оценкам женщины набрали больше очков, чем мужчины, по открытости.Напротив, по обоим типам показателей интеллект у мужчин был выше, чем у женщин. Эта закономерность согласуется с предыдущими отчетами о гендерных различиях на фасеточном уровне, где женщины получают более высокие баллы, чем мужчины по аспектам, обозначающим открытость (таким как эстетика и чувства), но мужчины получают более высокие баллы, чем женщины по аспекту идей, который является маркером интеллекта. (Фейнгольд, 1994; Коста и др., 2001).

    Хотя интеллект включает в себя восприятие когнитивных способностей и сильнее связан с оценками IQ, чем открытость (DeYoung et al., представленный), тот факт, что мужчины получают более высокие оценки интеллекта, чем женщины, не следует рассматривать как показатель более высокого интеллекта у мужчин, чем у женщин. Гендерные различия в общем интеллекте незначительны, хотя обычно обнаруживается, что мужчины демонстрируют большую дисперсию в оценках, чем женщины (Deary et al., 2007; van der Sluis et al., 2008). Однако наши результаты согласуются с выводом о том, что мужчины демонстрируют более высокие самооценки интеллекта, чем женщины, в разных культурах (von Stumm et al., 2009). Этот образец был описан как образец мужского высокомерия и женского смирения по отношению к интеллекту.Гендерные различия в интеллекте, вероятно, отражают эти предубеждения, связанные с уверенностью в интеллектуальных способностях.

    Возраст смягчил гендерные различия в интеллекте, так что гендерные различия были меньше в более старшем возрасте. Эта закономерность предполагает, что разница в интеллекте между старшими и молодыми женщинами больше, чем между старшими и молодыми мужчинами. Поскольку гендерные различия в интеллекте незначительны на протяжении всей жизни, эта закономерность, скорее всего, указывает на то, что женщины улучшают восприятие собственного интеллекта, возможно, отражая повышение самооценки или уверенности в себе (Orth et al., 2010).

    Ограничения и направления на будущее

    Наше расследование ограничивалось одним критерием оценки личности — BFAS. Хотя используемая в ней организация личности «Большой пятерки» является достаточно всеобъемлющей, есть черты, которые могут не иметь должного представления среди пунктов BFAS, например, стиль привязанности взрослых (Hazan and Shaver, 1987). Было бы полезно для будущих исследований изучить гендерные различия в этих дополнительных чертах, а также то, как они соотносятся с гендерными различиями в Большой пятерке.

    Кроме того, показатели личности, использованные в нашем исследовании, были получены путем самоотчета. Таким образом, наши результаты могут указывать на гендерные различия в том, как мужчины и женщины воспринимают себя и сообщают о себе, которые не обязательно отражают то, как они воспринимаются другими, или их фактические поведенческие тенденции. В будущих исследованиях следует изучить гендерные различия в отчетах коллег об этих личностных качествах. Это может быть особенно интересно, когда воспринимающий — противоположного пола от цели.Кроме того, поведенческие или неявные меры личности могут быть использованы для исследования того, существует ли такая же модель гендерных различий, когда кто-то выходит за рамки измерения личности с помощью анкет.

    Предыдущее исследование изучало гендерные различия между многими различными этническими группами, культурами и типами обществ (McCrae et al., 2005; Schmitt et al., 2008). Такое расследование выходит за рамки настоящего исследования. Текущая выборка была в основном североамериканской, и размеры выборки внутри каждой этнической группы были ограничены, так что мы могли проводить анализ, сравнивая только белых участников с азиатскими участниками.Было бы полезно для будущих исследований изучить гендерные различия в личности на уровне аспектов в дополнительных этнических группах и культурах.

    Аналогичным образом, наше исследование показало, что половые различия по ряду признаков компенсируются возрастом. Наша выборка была скорее поперечной, чем продольной, поэтому наши результаты могут неточно отражать траектории изменения личности мужчин и женщин с течением времени. Вместе с предыдущими данными о возрастных тенденциях личности (например, Roberts et al., 2006; Soto et al., 2011), наши результаты предполагают полезность дальнейшего исследования того, как гендерные различия личности могут различаться с возрастом.

    Наконец, хотя это и другие исследования показали существование гендерных различий в личности, остается вопрос, почему эти различия существуют. Хотя общая согласованность гендерных различий в разных культурах может указывать на эволюционные причины существования гендерных различий в личностных чертах, межкультурные различия в гендерных различиях по некоторым чертам могут свидетельствовать о том, что культура происхождения или социальные роли и нормы влияют на гендерные различия.Как именно культура влияет на личность — сложный вопрос, заслуживающий изучения в будущем.

    Заключение

    Изучая личность на уровне 10 аспектов Большой пятерки, мы продемонстрировали, что гендерные различия в личностных чертах даже более распространены, чем обычно сообщалось. По каждой из 10 оцениваемых черт были очевидны значительные гендерные различия. Для некоторых областей Большой пятерки черты уровня аспекта показали гендерные различия в противоположных направлениях, что помогает объяснить, почему гендерные различия обычно не очевидны для областей Большой Пятерки, таких как Сознательность и Открытость / Интеллект, и почему гендерные различия для Экстраверсии обычно очень значительны. небольшой.

    Очевидно, средние личности мужчин и женщин систематически различаются. Однако означает ли это, что метафора Билла Косби о том, что мужчины и женщины принадлежат к «разным видам», уместна? Мы бы предостерегли от принятия такой драматической интерпретации распространенных гендерных различий в личности, о которой мы сообщаем в этом исследовании. Все найденные нами средние различия (и все различия, обнаруженные в прошлом — например, Feingold, 1994; Costa et al., 2001), от малых до умеренных.Это означает, что распределение черт для мужчин и женщин в значительной степени совпадает. Чтобы проиллюстрировать этот факт, на рисунке мы представляем мужское и женское распределение из нашей выборки по признаку, показавшему наибольшее гендерное различие, — доброжелательности. Можно видеть, что и мужчин, и женщин можно найти в одном и том же диапазоне показателей симпатичности, так что, несмотря на то, что женщины в среднем набирают больше, чем мужчины, есть много мужчин, которые более согласны, чем многие женщины, и многие женщины, которые менее приятны, чем многие мужчины.Учитывая, что «Приатливость» показала наибольшую гендерную разницу в нашем исследовании, все другие черты, по которым мы сообщили о значительных гендерных различиях, будут иметь еще большее совпадение в распределении мужчин и женщин. Хотя средние различия личности между полами могут иметь важное значение для формирования человеческого опыта и человеческой культуры, они, вероятно, не настолько велики, чтобы препятствовать эффективному общению между мужчинами и женщинами. В отличие от Билла Косби, мы оптимистично настроены в том, что любые трудности в общении между мужчинами и женщинами связаны в первую очередь с культурными нормами, которые можно изменить, а не с различиями в основных чертах личности, которые гораздо труднее изменить.

    Перекрывающееся распределение доброжелательности для мужчин и женщин . Вертикальная ось указывает плотность или долю образца в заданной области под кривой.

    Оценка личностных черт Большой пятерки с использованием реальных статических изображений лиц

  • 1.

    Kramer, RSS, King, JE & Ward, R. Определение личности по статичному невыразительному лицу людей и шимпанзе: свидетельство общей системы для сигнализации личности. Evol.Гм. Behav . https://doi.org/10.1016/j.evolhumbehav.2010.10.005 (2011).

  • 2.

    Уокер, М. и Веттер, Т. Изменение личности: воспринимаемые личностные факторы большой двойки и большой пятерки, смоделированные на реальных фотографиях. J. Pers. Soc. Psychol. 110 , 609–624 (2016).

    Артикул Google ученый

  • 3.

    Науманн, Л. П., Вазир, С., Рентфроу, П. Дж. И Гослинг, С. Д. Суждения о личности, основанные на внешнем виде. Личный. Soc. Psychol. Бык. 35 , 1661–1671 (2009).

    Артикул Google ученый

  • 4.

    Borkenau, P., Brecke, S., Möttig, C. & Paelecke, M. Экстраверсия точно воспринимается после 50-миллисекундного воздействия на лицо. J. Res. Чел. 43 , 703–706 (2009).

    Артикул Google ученый

  • 5.

    Шевлин М., Уокер С., Дэвис М. Н., Баньярд П. и Льюис К. А. Можете ли вы судить о книге по обложке? Свидетельство незнакомого с собой согласия о личности при нулевом знакомстве. чел. Индивидуальный. Dif . https://doi.org/10.1016/S0191-8869(02)00356-2 (2003).

  • 6.

    Пентон-Воак, И. С., Паунд, Н., Литтл, А. К. и Перретт, Д. И. Суждения о личности на основе естественных и составных изображений лица: дополнительные доказательства «ядра истины» в социальном восприятии. Soc. Cogn. 24 , 607–640 (2006).

    Артикул Google ученый

  • 7.

    Литтл, А. К. и Перретт, Д. И. Использование составных изображений для оценки точности приписывания личности лицам. Br. J. Psychol. 98 , 111–126 (2007).

    Артикул Google ученый

  • 8.

    Крамер Р. С. и Уорд Р. Внутренние черты лица — это сигналы личности и здоровья. Q.J. Exp. Psychol. 63 , 2273–2287 (2010).

    Артикул Google ученый

  • 9.

    Паунд, Н., Пентон-Воак, И. С. и Браун, В. М. Симметрия лица положительно связана с самооценкой экстраверсии. чел. Индивидуальный. Dif. 43 , 1572–1582 (2007).

    Артикул Google ученый

  • 10.

    Льюис, Дж. Дж., Лефевр, К. Э.И Бейтс Т. Соотношение ширины и роста лица предсказывает стремление президентов США к достижениям. чел. Индивидуальный. Dif. 52 , 855–857 (2012).

    Артикул Google ученый

  • 11.

    Haselhuhn, M. P. & Wong, E. M. Плохо до мозга костей: строение лица предсказывает неэтичное поведение. Proc. R. Soc. B Biol. Sci. 279 , 571 LP – 576 (2012).

    Артикул Google ученый

  • 12.

    Валентин, К. А., Ли, Н. П., Пенке, Л. и Перретт, Д. И. Оценка человека по ширине лица: роль пропорций лица и доминирование в выборе партнера на соревнованиях по скоростным свиданиям. Psychol. Sci . 25 , (2014).

  • 13.

    Карре, Дж. М. и Маккормик, К. М. В вашем лице: показатели лица предсказывают агрессивное поведение в лаборатории, в университете и у профессиональных хоккеистов. Proc. R. Soc. B Biol. Sci. 275 , 2651–2656 (2008).

    Артикул Google ученый

  • 14.

    Карре, Дж. М., Маккормик, К. М. и Мондлох, К. Дж. Структура лица — надежный сигнал агрессивного поведения: отчет об исследовании. Psychol. Sci . https://doi.org/10.1111/j.1467-9280.2009.02423.x (2009 г.).

  • 15.

    Хазелхун, М. П., Ормистон, М. Э. и Вонг, Э. М. Отношение ширины лица к росту у мужчин прогнозирует агрессию: метаанализ. PLoS One 10 , e0122637 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 16.

    Lefevre, CE, Etchells, PJ, Howell, EC, Clark, AP & Penton-Voak, IS Отношение ширины к росту лица предсказывает самооценку доминирования и агрессии у мужчин и женщин, но в определенной степени мужественности нет. Biol. Lett . 10 , (2014).

  • 17.

    Велкер К. М., Гетц С. М. и Карре Дж. М. Воспринимаемый и экспериментально управляемый статус смягчает взаимосвязь между структурой лица и принятием риска. Evol. Гм. Behav . https://doi.org/10.1016/j.evolhumbehav.2015.03.006 (2015).

  • 18.

    Джениоле, С. Н. и Маккормик, К. М. Лицом к нашим предкам: суждения об агрессии согласованы и связаны с отношением ширины лица к росту у мужчин, независимо от бороды. Evol. Гм. Behav. 36 , 279–285 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 19.

    Валентин, М. и др. .Компьютерное распознавание черт лица для расстройств алкогольного спектра у плода. Педиатрия 140 , (2017).

  • 20.

    Ferry, Q. et al. . Диагностически значимая гештальт-информация лица с обычных фотографий. Elife 1-22 https://doi.org/10.7554/eLife.02020.001 (2014).

  • 21.

    Claes, P. et al. . Моделирование трехмерной формы лица по ДНК. PLoS Genet. 10 , e1004224 (2014).

    Артикул Google ученый

  • 22.

    Карпентер, Дж. П., Гарсия, Дж. Р. и Лам, Дж. К. Гены рецепторов дофамина предсказывают предпочтения риска, временные предпочтения и связанные с ними экономические решения. J. Неопределенный риск. 42 , 233–261 (2011).

    Артикул Google ученый

  • 23.

    Дребер А. и др. . Полиморфизм 7R в гене дофаминового рецептора D4 ( DRD4 ) связан с финансовым риском у мужчин. Evol. Гм. Behav. 30 , 85–92 (2009).

    Артикул Google ученый

  • 24.

    Бушар, Т. Дж. и др. . Источники человеческих психологических различий: Миннесотское исследование разлученных близнецов. Наука (80-.). 250 , 223 LP – 228 (1990).

    ADS Статья Google ученый

  • 25.

    Ливсли, У. Дж., Джанг, К. Л. и Вернон, П. А. Фенотипическая и генетическая структура черт, определяющих расстройство личности. Arch. Gen. Psychiatry https://doi.org/10.1001/archpsyc.55.10.941 (1998).

  • 26.

    Бушар, Т. Дж. И Лёлин, Дж. К. Гены, эволюция и личность. Behavior Genetics https://doi.org/10.1023/A:1012294324713 (2001).

  • 27.

    Вукасович, Т. и Братко, Д. Наследуемость личности: метаанализ генетических исследований поведения. Psychol. Бык. 141 , 769–785 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 28.

    Годиньо, Р. М., Спикинс, П. и О’Хиггинс, П. Морфология надглазничной области и социальная динамика в эволюции человека. Nat. Ecol. Evol . https://doi.org/10.1038/s41559-018-0528-0 (2018).

  • 29.

    Родс, Г., Симмонс, Л. В. и Петерс, М. Привлекательность и сексуальное поведение: повышает ли привлекательность успешность спаривания? Evol.Гм. Behav . https://doi.org/10.1016/j.evolhumbehav.2004.08.014 (2005).

  • 30.

    Лефевр, К. Э., Льюис, Дж. Дж., Перретт, Д. И. и Пенке, Л. Показательные показатели лица: Ширина лица связана с уровнем тестостерона у мужчин. Evol. Гм. Behav. 34 , 273–279 (2013).

    Артикул Google ученый

  • 31.

    Whitehouse, A. J. O. et al. . Пренатальное воздействие тестостерона связано с сексуально диморфной морфологией лица во взрослом возрасте. Судебные заседания. Биол. Sci. 282 , 20151351 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 32.

    Penton-Voak, I. S. & Chen, J. Y. Высокий уровень тестостерона в слюне связан с мужским внешним видом лица у людей. Evol. Гм. Behav . https://doi.org/10.1016/j.evolhumbehav.2004.04.003 (2004).

  • 33.

    Карре, Дж. М. и Арчер, Дж. Тестостерон и поведение человека: роль индивидуальных и контекстных переменных. Curr. Opin. Psychol. 19 , 149–153 (2018).

    Артикул Google ученый

  • 34.

    Swaddle, J. P. & Reierson, G. W. Тестостерон увеличивает воспринимаемое доминирование, но не увеличивает привлекательность у мужчин. Proc. R. Soc. B Biol. Sci . https://doi.org/10.1098/rspb.2002.2165 (2002).

  • 35.

    Eisenegger, C., Kumsta, R., Naef, M., Gromoll, J. & Heinrichs, M. Полиморфизм генов рецепторов тестостерона и андрогенов связан с уверенностью и конкурентоспособностью у мужчин. Horm. Behav. 92 , 93–102 (2017).

    CAS Статья Google ученый

  • 36.

    Каплан, Х. Б. Социальная психология самореферентного поведения . https://doi.org/10.1007/978-1-4899-2233-5. (Springer US, 1986).

  • 37.

    Розенталь, Р. и Якобсон, Л. Пигмалион в классе. Городская версия . https://doi.org/10.1007/BF02322211 (1968).

  • 38.

    Мастерс, Ф.В. и Гривз, Д. С. Комплекс Квазимодо. Br. J. Plast. Surg . 204–210 (1967).

  • 39.

    Зебровиц, Л. А., Коллинз, М. А. и Датта, Р. Взаимосвязь между внешностью и личностью на протяжении всей жизни. Личное. Soc. Psychol. Бык. 24 , 736–749 (1998).

    Артикул Google ученый

  • 40.

    Hu, S. et al. . Сигнатуры личности на плотных трехмерных изображениях лиц. Sci. Отчет 7 , 73 (2017).

    ADS Статья Google ученый

  • 41.

    Косински М. Отношение ширины лица к росту не предсказывает поведенческих тенденций, о которых сообщают сами. Psychol. Sci. 28 , 1675–1682 (2017).

    Артикул Google ученый

  • 42.

    Walker, M., Schönborn, S., Greifeneder, R. & Vetter, T.Базельская база данных лиц: проверенный набор фотографий, отражающих систематические различия в измерениях личности большой двойки и большой пятерки. PLoS One 13 , (2018).

  • 43.

    Гоффо, В. и Россион, Б. Лица «пространственны». Целостное восприятие лица поддерживается низкими пространственными частотами. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполните . https://doi.org/10.1037/0096-1523.32.4.1023 (2006).

  • 44.

    Schiltz, C. & Rossion, B.Лица целостно представлены в затылочно-височной коре головного мозга человека. Neuroimage https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2006.05.037 (2006).

  • 45.

    Ван Белль, Г., Де Граеф, П., Верфайли, К., Бусиньи, Т. и Россион, Б. Целое, а не отверстие: экспертное распознавание лиц требует целостного восприятия. Neuropsychologia https://doi.org/10.1016/j.neuropsychologia.2010.04.034 (2010).

  • 46.

    Квадфлиг, С., Тодоров, А., Лагес, Р. и Россион, Б.Нормальные суждения о социальных характеристиках на основе лица, несмотря на серьезные нарушения целостной обработки лица. Vis. когн. 20 , 865–882 (2012).

    Артикул Google ученый

  • 47.

    МакКоун, Э. Выделение специального компонента распознавания лиц: периферийная идентификация и лицо Муни. J. Exp. Psychol. Учиться. Mem. Cogn . https://doi.org/10.1037/0278-7393.30.1.181 (2004).

  • 48.

    Sergent, J. Исследование компонентов и конфигурационных процессов, лежащих в основе восприятия лица. Br. Дж. Психол . https://doi.org/10.1111/j.2044-8295.1984.tb01895.x (1984).

  • 49.

    Танака, Дж. У. и Фарах, М. Дж. Части и целые в распознавании лиц. Q. J. Exp. Psychol. Разд. А https://doi.org/10.1080/14640749308401045 (1993).

  • 50.

    Янг, А. В., Хеллавелл, Д. и Хэй, Д. К. Конфигурационная информация при восприятии лица. Восприятие https://doi.org/10.1068/p160747n (2013).

  • 51.

    Колдер, А. Дж. И Янг, А. В. Понимание распознавания личности и выражения лица. Nature Reviews Neuroscience https://doi.org/10.1038/nrn1724 (2005).

  • 52.

    Тодоров А., Лоер В. и Остерхоф Н. Н. Обязательный характер целостной обработки лиц в социальных суждениях. Восприятие https://doi.org/10.1068/p6501 (2010).

  • 53.

    Джуниор, Дж. С. С. Дж. и др. . Первые впечатления: исследование по анализу видимых черт личности на основе компьютерного зрения. (2018).

  • 54.

    Ван, Ю. и Косински, М. Глубокие нейронные сети более точны, чем люди, в определении сексуальной ориентации по изображениям лиц. J. Pers. Soc. Psychol. 114 , 246–257 (2018).

    Артикул Google ученый

  • 55.

    Цю, Л., Лу, Дж., Ян, С., Цюй, В. и Чжу, Т. Что ваше селфи говорит о вас? Comput. Человеческое поведение. 52 , 443–449 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 56.

    Дигман, Дж. М. Факторы высшего порядка Большой пятерки. Дж. Психология Психология 911 13. https://doi.org/10.1037/0022-3514.73.6.1246 (1997).

  • 57.

    Мусек, Дж. Общий фактор личности: свидетельство большого в пятифакторной модели. J. Res. Pers . https://doi.org/10.1016/j.jrp.2007.02.003 (2007).

  • 58.

    Де Янг, К. Г. Факторы высшего порядка Большой пятерки в выборке с множеством информантов. J. Pers. Soc. Psychol. 91 , 1138–1151 (2006).

    Артикул Google ученый

  • 59.

    Раштон, Дж. П. и Ирвинг, П. Общий фактор личности (GFP) из двух метаанализов Большой пятерки: Digman (1997) и Mount, Barrick, Scullen, and Rounds (2005). чел. Индивидуальный. Dif. 45 , 679–683 (2008).

    Артикул Google ученый

  • 60.

    Вуд Д., Гарднер М. Х. и Хармс П. Д. Как функционалистский и процессный подходы к поведению могут объяснить ковариацию черт. Psychol. Ред. 122 , 84–111 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 61.

    Данлэп, У. П. Обобщение индикатора размера общеязыкового эффекта для двумерных нормальных корреляций. Psych. Бык. 116 , 509–511 (1994).

    Артикул Google ученый

  • 62.

    Коннолли, Дж. Дж., Кавана, Э. Дж. И Висвесваран, С. Конвергентная достоверность между самооценками и оценками личности наблюдателем: метааналитический обзор. внутр. J. Выбор и оценка. 15 , 110–117 (2007).

    Артикул Google ученый

  • 63.

    Харрис К. и Вазир С. О развитии дружбы и личностных качествах Большой пятерки. Soc. и чел. Psychol. Компас. 10 , 647–667 (2016).

    Артикул Google ученый

  • 64.

    Weidmann, R., Schönbrodt, F. D., Ledermann, T. & Grob, A. Параллельный и продольный диадический полиномиальный регрессионный анализ черт Большой пятерки и удовлетворенности отношениями: имеет ли значение сходство? J. Res.в личности. 70 , 6–15 (2017).

    Артикул Google ученый

  • 65.

    Куперман, Р. и Икес, В. Большая пятерка предикторов поведения и восприятия в начальных диадических взаимодействиях: Сходство личности помогает экстравертам и интровертам, но вредит «неприятным». J. of Pers. и Soc. Psychol. 97 , 667–684 (2009).

    Артикул Google ученый

  • 66.

    Шмидт, Ф. Л. и Хантер, Дж. Э. Обоснованность и полезность методов отбора в психологии персонала: практические и теоретические последствия 85-летних результатов исследований. Psychol. Бык. 124 , 262–274 (1998).

    Артикул Google ученый

  • 67.

    Браун М. и Сакко Д. Ф. Неограниченная социосексуальность предсказывает предпочтение экстравертных мужских лиц. чел. Индивидуальный. Dif. 108 , 123–127 (2017).

    Артикул Google ученый

  • 68.

    Лукашевский А. В. и Рони Дж. Р. Истоки экстраверсии: совместные эффекты факультативной калибровки и генетического полиморфизма. чел. Soc. Psychol. Бык. 37 , 409–21 (2011).

    Артикул Google ученый

  • 69.

    Curran, P. G. Методы обнаружения необоснованно неверных ответов в данных опроса. J. Exp. Soc. Psychol. 66 , 4–19 (2016).

    Артикул Google ученый

  • 70.

    Хромов А.Б. Пятифакторный опросник личности. На Руси. (Курганский государственный университет, 2000).

  • 71.

    Тризано-Эрмосилла, И. и Альварадо, Дж. М. Лучшие альтернативы альфа-надежности Кронбаха в реальных условиях: конгенерические и асимметричные измерения. Фронт. Психол . https://doi.org/10.3389/fpsyg.2016.00769 (2016).

  • 72.

    Лю, З., Ло, П., Ван, X. и Тан, X. Атрибуты лица с глубоким обучением в дикой природе. в 2015 г. Международная конференция IEEE по компьютерному зрению (ICCV) 3730–3738 https://doi.org/10.1109/ICCV.2015.425 (IEEE, 2015).

  • 73.

    Хе К., Чжан Х., Рен С. и Сун Дж. Глубокое остаточное обучение для распознавания изображений. в 2016 г. Конференция IEEE по компьютерному зрению и распознаванию образов (CVPR) 770–778 https: // doi.org / 10.1109 / CVPR.2016.90 (IEEE, 2016).

  • Индивидуальные и групповые изменения личности на протяжении жизни у собак

  • 1.

    Си, А., Белл, А. М. и Джонсон, Дж. С. Поведенческие синдромы: экологический и эволюционный обзор. Trends Ecol. Evol. 19 , 372–378 (2004).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 2.

    Дамиан Р. И., Шпенглер М., Суту А.И Робертс, Б. В. Шестнадцать до шестидесяти шести лет: продольное исследование стабильности личности и изменений за 50 лет. J. Pers. Soc. Psychol. 117 , 674–695 (2019).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 3.

    Каспи, А., Робертс, Б. В. и Шайнер, Р. Л. Развитие личности: стабильность и изменения. Annu. Rev. Psychol. 56 , 453–484 (2005).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 4.

    Робертс, Б. В., Уолтон, К. Э. и Фихтбауэр, В. Паттерны изменения среднего уровня личностных черт на протяжении всей жизни: метаанализ лонгитюдных исследований. Psychol. Бык. 132 , 1–25 (2006).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 5.

    Робертс Б. В. и Мрочек Д. Изменение личностных качеств в зрелом возрасте. Curr. Реж. Psychol. Sci. 17 , 31–35 (2008).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 6.

    Маккрэй Р. Р. и Коста-младший П. Т. К новому поколению теорий личности: теоретические контексты для пятифакторной модели. В Пятифакторная модель личности: теоретические перспективы (изд. Виггинс, Дж. С.) 51–87 (Guilford Press, 1996).

  • 7.

    МакКрэй Р. Р. и Коста-младший П. Т. Пятифакторная теория личности.В Справочнике личности : теория и исследования (ред. Джон О. П., Робинс Р. В. и Первин Л. А.) 159–181 (The Guilford Press, 2008).

  • 8.

    Брайли, Д. А. и Такер-Дроб, Э. М. Генетическая и экологическая преемственность в развитии личности: метаанализ. Psychol. Бык. 140 , 1303–1331 (2014).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 9.

    Кинг, Дж. Э., Вайс, А. и Сиско, М. М. Апинг людей: влияние возраста и пола на личность шимпанзе (Pan troglodytes) и человека (Homo sapiens). J. Comp. Psychol. 122 , 418–427 (2008).

    PubMed Статья Google ученый

  • 10.

    Bleidorn, W. et al. Созревание личности во всем мире: кросс-культурный анализ теории социальных инвестиций. Psychol. Sci. 24 , 2530–2540 (2013).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 11.

    Робертс Б. В., Вуд Д. и Смит Дж. Л. Оценка теории пяти факторов и перспективы социальных инвестиций в развитии личностных качеств. J. Res. Чел. 39 , 166–184 (2005).

    Артикул Google ученый

  • 12.

    Коста, П. Т. младший, МакКрэй, Р. Р. и Локкенхофф, К.E. Личность на протяжении всей жизни. Annu. Rev. Psychol. 70 , 423–448 (2019).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 13.

    Робертс Б. В., Каспи А. и Моффит Т. Э. Дети в порядке: рост и стабильность в развитии личности от подросткового до взрослого возраста. J. Pers. Soc. Psychol. 81 , 670–683 (2001).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 14.

    Sándor, S. & Kubinyi, E. Генетические пути старения и их значение для собак как естественной модели старения человека. Фронт. Genet. 10 , 1–34 (2019).

    Артикул CAS Google ученый

  • 15.

    Гилмор, К. М. и Грир, К. А. Почему собака является идеальной моделью для исследования старения ?. Exp. Геронтол. 71 , 14–20 (2015).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 16.

    Уотерс, Д. Дж. Исследование старения 2011: изучение парадигмы домашних собак. ILAR J. 52 , 97–105 (2011).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 17.

    Уоллис, Л. Дж., Сабо, Д., Эрдели-Белль, Б. и Кубини, Э. Демографические изменения на протяжении жизни домашних собак и их влияние на состояние здоровья. Фронт. Вет. Sci. 5 , 200 (2018).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 18.

    Беннет, П. и Рольф, В. И. Взаимодействие между владельцем и собакой-компаньоном: взаимосвязь между демографическими переменными, потенциально проблемным поведением, обучением и совместной деятельностью. Заяв. Anim. Behav. Sci. 102 , 65–84 (2007).

    Артикул Google ученый

  • 19.

    Kubinyi, E., Turcsán, B. & Miklósi, Á. Демографические характеристики собаки и владельца и ассоциации личностных черт собаки. Behav. Процессы 81 , 392–401 (2009).

    PubMed Статья Google ученый

  • 20.

    Лей, Дж. М., Беннет, П. К. и Колман, Г. Дж. Уточнение и проверка анкеты собачьей личности Монаша (MCPQ). Заяв. Anim. Behav. Sci. 116 , 220–227 (2009).

    Артикул Google ученый

  • 21.

    Уоллис, Л.J., Szabó, D. & Kubinyi, E. Поперечные возрастные различия в личностных чертах собак; Влияние породы, пола, перенесенной травмы и задания на послушание собаки. Фронт. Вет. Sci. 6 , 493 (2020).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 22.

    Wallis, L. J. et al. Продолжительность развития внимательности у домашних собак: проводя параллели с человеком. Фронт. Psychol. 5 , 71 (2014).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 23.

    Чопик, У. Дж., Уивер, Дж. Р., Чопик, У. Дж. И Уивер, Дж. Р. Старая собака, новые приемы: возрастные различия в личностных чертах собак, ассоциации с чертами личности человека и ссылки на важные результаты. J. Res. Чел. 79 , 94–108 (2019).

    Артикул Google ученый

  • 24.

    Siwak, C., Tapp, P. D. и Milgram, N. W. Влияние возраста и уровня когнитивных функций на спонтанное и исследовательское поведение собаки породы бигль. ЖЖ. Mem. 8 , 317–325 (2001).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 25.

    Szabó, D., Miklósi, Á & Kubinyi, E. Владелец сообщил, что сенсорные нарушения влияют на поведенческие признаки, связанные со снижением когнитивных функций у собак. Behav. Процессы 157 , 354–360 (2018).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 26.

    Свартберг, К., Таппер, И., Темрин, Х., Радесетер, Т. и Торман, С. Согласованность личностных черт у собак. Anim. Behav. 69 , 283–291 (2005).

    Артикул Google ученый

  • 27.

    Goold, C.И Ньюберри, Р. С. Агрессивность как скрытая черта личности домашних собак: проверка локальной независимости и инвариантности измерений. PLoS ONE 12 , e0183595 (2017).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google ученый

  • 28.

    Ландсберг, Г. и Араужо, Дж. А. Проблемы поведения у гериатрических домашних животных. Вет. Clin. North Am. Small Anim. Практик. 35 , 675–698 (2005).

    PubMed Статья Google ученый

  • 29.

    Osella, M. C. et al. Синдром когнитивной дисфункции у собак: распространенность, клинические признаки и лечение нейропротекторными нутрицевтиками. Заяв. Anim. Behav. Sci. 105 , 297–310 (2007).

    Артикул Google ученый

  • 30.

    Сабо Д., Джи, Н. Р. и Миклоши, Á. Естественное или патологическое? Расхождения в изучении поведенческих и когнитивных признаков у стареющих семейных собак. J. Vet. Behav. Clin. Прил. Res. 11 , 86–98 (2016).

    Артикул Google ученый

  • 31.

    Чапагейн, Д., Рэндж, Ф., Хубер, Л. и Вирани, З. Когнитивное старение у собак. Геронтология 64 , 165–171 (2018).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 32.

    Turcsán, B. et al. Личностные черты собак-компаньонов — результаты VIDOPET. PLoS ONE 13 , e0195448 (2018).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google ученый

  • 33.

    Хеджес, Л. В. и Олкин, И. Статистические методы метаанализа . (Академик Пресс, Инк, 1985).

  • 34.

    Якобсон, Н. С. и Труакс, П. Клиническая значимость: статистический подход к определению значимых изменений в исследованиях психотерапии. J. Consult.Clin. Psychol. 59 , 12–19 (1991).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 35.

    Neilson, J. C., Hart, B. L., Cliff, K. D. & Ruehl, W. W. Распространенность поведенческих изменений, связанных с возрастными когнитивными нарушениями у собак. J. Am. Вет. Med. Доц. 218 , 1787–1791 (2001).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 36.

    Сальвин, Х. Э., МакГриви, П. Д., Сачдев, П. С. и Валенсуэла, М. Дж. Изящное старение — поведенческие изменения, связанные с «успешным старением» у собаки, Canisiliaris. J. Vet. Behav. Clin. Прил. Res. 6 , 313–320 (2011).

    Артикул Google ученый

  • 37.

    Vas, J., Topál, J., Péch, É & Miklósi, Á. Измерение дефицита внимания и активности у собак: новое приложение и проверка опросника СДВГ у человека. Заяв. Anim. Behav. Sci. 103 , 105–117 (2007).

    Артикул Google ученый

  • 38.

    Siwak, C., Murphey, H., Muggenburg, B. A. и Milgram, N. W. Возрастное снижение двигательной активности у собак зависит от окружающей среды. Physiol. Behav. 75 , 65–70 (2002).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 39.

    Старлинг, М. Дж., Брэнсон, Н. Дж., Томсон, П. К. и МакГриви, П. Д. Возраст, пол и репродуктивный статус влияют на смелость собак. Вет. J. 197 , 868–872 (2013).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 40.

    Sforzini, E. et al. Оценка реактивности молодых и взрослых собак. J. Vet. Behav. Clin. Прил. Res. 4 , 3–10 (2009).

    Артикул Google ученый

  • 41.

    González-Martínez, Á et al. Влияние возраста и тяжести когнитивной дисфункции на две простые задачи у домашних собак. Вет. J. 198 , 176–181 (2013).

    PubMed Статья Google ученый

  • 42.

    Rosado, B. et al. Влияние возраста и тяжести когнитивной дисфункции на спонтанную активность у домашних собак — часть 1: двигательное и исследовательское поведение. Вет. J. 194 , 189–195 (2012).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 43.

    Блэквелл, Э. Дж., Твеллс, К., Сиврайт, А. и Кейси, Р. А. Взаимосвязь между методами обучения и возникновением поведенческих проблем, по сообщениям владельцев, в популяции домашних собак. J. Vet. Behav. Clin. Прил. Res. 3 , 207–217 (2008).

    Артикул Google ученый

  • 44.

    Шривастава, С., Джон, О. П., Гослинг, С. Д. и Поттер, Дж. Развитие личности в раннем и среднем взрослом возрасте: установка как гипс или постоянные изменения ?. J. Pers. Soc. Psychol. 84 , 1041–1053 (2003).

    PubMed Статья Google ученый

  • 45.

    Head, E. et al. Зависимость активности открытого поля и человеческого взаимодействия от возраста и породы у собак. Physiol. Behav. 62 , 963–971 (1997).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 46.

    Льюис, Т. В., Уайлс, Б. М., Ллевеллин-Заиди, А. М., Эванс, К. М. и О’Нил, Д. Г. Продолжительность жизни и смертность зарегистрированных в Кеннел-клубе пород собак в Великобритании в 2014 г. Canine Genet. Эпидемиол. 5 , 10 (2018).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 47.

    Селман, К., Насси, Д. Х. Д. Х. и Монаган, П. Старение: это собачья жизнь. Curr. Биол. 23 , R451 – R453 (2013).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • (PDF) Культурное влияние на личность

    29 ноября 2001 г. 11:10 AR AR146-06.tex AR146-06.sgm LaTeX2e (2001/05/10) P1: GSR

    156 TRIANDIS

    ¥

    SUH

    Hui CH, Triandis HC, Yee C. 1991.Культурные различия в распределении вознаграждений

    : Является ли коллективный

    тивизм объяснением? Br. J. Soc. Psychol.

    30: 145–57

    Имамоглу Е.О. 1998. Индивидуализм и коллективизм

    лективизм в модели и шкале сбалансированной дифференциации и интеграции

    . J. Psychol.

    132: 95–105

    Ивао С. 1993. Японская женщина: традиционный образ и изменение реальности. Новый

    Йорк: Free Press

    Айенгар С.С., Леппер М.Р.1999. Переосмысление ценности выбора

    : культурный взгляд на внутреннюю мотивацию

    . J. Pers. Soc. Psychol.

    76: 349–66

    Айенгар С.С., Леппер М.Р., Росс Л. 1999. Индекс

    От кого? Взаимозависимость

    от кого? Культурные взгляды на группы внутри-

    по сравнению с внешними группами. См. Prentice &

    Miller 1999, стр. 273–301

    Jang KL, McCrae RR, Angleitner A, Rieman

    R, Livesley WJ. 1998. Наследуемость фасетных черт

    в кросс-культурной выборке близнецов:

    Поддержка иерархической модели личности

    .J. Pers. Soc. Psychol. 74: 1556–65

    Джи Л. Дж., Пэн К., Нисбетт РЭ. 2000. Культура,

    контроль и восприятие отношений в среде

    . J. Pers. Soc. Psychol. 78: 943–

    55

    Кагицибаши К. 1997. Индивидуализм и коллективизм

    тивизм. В Справочнике межкультурной психологии

    , изд. Дж. У. Берри, М. Х. Сегалл, К. Каг —

    itcibasi, стр. 1–50. Бостон: Аллин и Бэкон.

    2-е изд.

    Кашима ЭС, Кашима Ю.1998. Культура и

    языка: пример культурного измерения и

    личного использования. Дж. Кросс-культовая психология.

    29: 461–86

    Катигбак М.С., Церковь АТ, Акамине, Техас, 1996.

    Межкультурная общность личностных ди-

    значений: соотнесение коренных и импортированных

    измерений в двух культурах.J. Чел. Soc. Psy-

    чел. 70: 99–114

    KimH, Markus HR.1999. Devianceor unique-

    гармония или соответствие? Культурный анализ

    .J. Pers. Soc. Psychol. 77: 785–800

    KimU, Triandis HC, KagitcibasiC, ChoiS-C,

    Yoon G, eds. 1994. Индивидуализм и лективизм Col-

    : теория, метод и приложения.

    Ньюбери Парк, Калифорния: Сейдж

    Китайма С., Маркус Х.Р. 1999. Инь и Ян

    японского «Я»: культурная психология

    когерентности личности. В когерентности личности

    : социально-когнитивные основы

    последовательности, изменчивости и организации

    , изд.D Cervone, Y Shoda, стр. 242–301.

    Нью-Йорк: Гилфорд

    Китаама С., Маркус HR, Курокава М. 2000.

    Культура, эмоции и благополучие: хорошее самочувствие —

    человека в Японии и США. Cogn.

    Эмот. 14: 93–124

    Китаама С., Маркус Х.Р., Мацумото Х., №

    rasakkunkit V. 1997. Индивидуальные и коллективные процессы в построении себя:

    самоусовершенствование в Соединенных Штатах и

    Самокритика в Японии.J. Pers. Soc. Psychol.

    72: 1245–67

    Клюкхон К. 1954. Культура и поведение.

    В Справочнике по социальной психологии, изд.

    Г. Линдзей, 2: 921–76. Кембридж, Массачусетс:

    Аддисон-Уэсли

    Кольберг Л. 1981. Очерки нравственного развития —

    . Нью-Йорк: Harper & Row

    Kohnstamm GA, Halverson CF Jr, Mervielde

    I, Havill VL. 1998. Родительские описания

    детской личности: возрастные ан-

    потомков большой пятерки? Махва, Нью-Джерси: Erl-

    baum

    KrullDS, Loy MH-M, Lin J, Wang C-F, Chen

    S, Zhao X.1999. Фундаментальная ошибка атрибуции: искажение соответствия в индивидуальной и коллективистской культурах. Чел. Soc. Psy-

    чел. Бык. 25: 1208–19

    LaRosa J, Diaz-LovingR.1991.Evaluacionde

    autoconcepto: una escala multidimensional.

    Rev. Latinoam. Псикол. 23: 15–33

    Ли Л., Уорд С. 1998. Этничность, идиоцентризм —

    аллоцентризм и межгрупповые отношения. J.

    Заяв. Soc. Psychol. 28: 109–23

    Ли Й-Т, Макколи С.Р., Драгунс Дж. Г., ред.

    1999a. Личность и восприятие личности

    в разных культурах. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум

    Ли Y-T, Макколи CR, Draguns JG. 1999b.

    Зачем изучать личность в культуре? См. Lee

    et al. 1999a, pp. 3–22

    Ли Y-T, Селигман, депутат Европарламента. 1997.AreAmericans

    Проявления личности пользователя при выборе веб-сайта и поведении в социальных сетях

    Профили Facebook стали важным источником информации, используемой для формирования впечатлений о других.Например, люди изучают профили других людей в Facebook, когда пытаются решить, начинать ли с ними встречаться (Zhao et al. 2008), а также при оценке кандидатов на работу (Finder 2006).

    Исследование 2 исследует взаимосвязь между личностью и особенностями профилей Facebook. Мы продолжаем и расширяем работу Amichai-Hamburger и Vinitzky (2010), Golbeck et al. (2011), Гослинг и др. (2011) и Росс и др. (2009) в отношении профилей личности и социальных сетей, пытаясь преодолеть некоторые ограничения этих исследований, в частности их относительно небольшие (не более нескольких сотен участников) и предвзятые (в основном студенты) выборки.Большая выборка, использованная в этом исследовании, более репрезентативна для общей онлайн-популяции и позволяет нам делать более статистически значимые выводы. Мы также используем методы регрессии для прогнозирования личности пользователей на основе их профилей в Facebook.

    Этот раздел начинается с описания предыдущей работы, имеющей отношение к данному исследованию, с последующими результатами. Корреляции между характеристиками профиля и личностью, о которых сообщалось в результатах, сравнивают с корреляциями, о которых сообщают Amichai-Hamburger и Vinitzky (2010), Ross et al.(2009).

    Связанные работы

    Существующие работы (Correa et al. 2010; Ryan and Xenos 2011; Zhong et al. 2011) показали, что определенные черты личности коррелируют с общим использованием Интернета и склонностью людей использовать социальные сети и социальные сети. Сайты сетей. Однако в этих статьях основное внимание уделяется количеству времени, которое потратило на использование этих инструментов, а не конкретным функциям, с которыми люди взаимодействуют. Эти документы повышают ценность, выявляя профили личности активных пользователей Интернета и Facebook, но мало проливают свет на вопрос о том, как профиль человека в Facebook отражает их личность.

    Существующее исследование дополнительно показало, что профили в Facebook отражают реальную личность своих владельцев, а не идеализированную проекцию желаемых качеств (Back et al. 2010). Исследователи попросили участников оценить личность владельцев набора профилей в Facebook и показали, что они могут правильно вывести хотя бы некоторые черты личности. Это означает, что они намеренно не искажают свою личность в своих профилях на Facebook или, по крайней мере, не искажают ее в большей степени, чем в психометрических тестах.

    Несмотря на то, что люди могут судить о личности других людей на основе их профилей в Facebook или истории просмотра веб-страниц, возможно, что некоторые из личностных сигналов игнорируются или неправильно интерпретируются. Как люди, мы склонны к предубеждениям и предрассудкам, которые могут повлиять на точность наших суждений. Недавняя работа (Evans et al. 2008), посвященная изучению того, какие аспекты профиля Facebook используют люди для формирования личностных суждений, показывает, что людям трудно понять определенные особенности.Например, хотя количество друзей Facebook четко отображается в профиле, люди не могут легко определить такие характеристики, как плотность сети (знакомы ли друзья пользователя друг с другом).

    В нескольких более ранних работах исследуется взаимосвязь между личностными качествами и характеристиками профиля в Facebook. Ниже мы кратко опишем подборку исследований, наиболее близких по духу к нашей работе.

    Golbeck et al. (2011) попытались предсказать личность по информации профиля Facebook с помощью алгоритмов машинного обучения.Они использовали очень богатый набор функций, включая как функции профиля Facebook, такие как те, которые мы используем в этой работе, так и слова, используемые в обновлениях статуса. Однако их выборка ( n = 167) была очень маленькой, особенно с учетом количества характеристик, используемых в прогнозировании ( m = 74), что ограничивает надежность и обобщаемость их результатов.

    Gosling et al. (2011) выявили несколько связей между личностью и особенностями Facebook, о которых сообщают сами. Например, они показали положительную взаимосвязь между экстраверсией и частотой использования Facebook и вовлеченности на сайте.Как и в оффлайн-контексте, экстраверты стремятся к виртуальному социальному взаимодействию, оставляя после себя поведенческие остатки, такие как дружеские связи или публикации изображений. Однако их работа была основана на относительно небольшой выборке из 157 участников, что опять же ограничивало надежность и обобщаемость их результатов.

    Quercia et al. (2012) изучали взаимосвязь между популярностью в Facebook (количеством контактов) и личностными качествами, показав, что экстраверсия предсказывает количество контактов в Facebook.Они также не нашли статистических доказательств взаимосвязи между популярностью и самоконтролем — чертой личности, описывающей способность адаптироваться к новым формам общения, привлекательно представлять себя и поддерживать поверхностные отношения.

    Росс и др. (2009) были первыми в исследовании связи между личностью и моделями использования социальных сетей. В исследовании предлагается ряд гипотез, но сообщается только об одной существенной корреляции — между экстраверсией и членством в группе.Относительно небольшая ( n = 97) и однородная выборка (в основном студентки, изучающие один и тот же предмет в одном университете) и потенциально ненадежный подход к сбору данных (самоотчеты участников о функциях своего профиля в Facebook, а не прямые наблюдение), возможно, помешало авторам найти более значимые связи и затруднить экстраполяцию результатов на общую популяцию.

    В аналогичном исследовании Amichai-Hamburger и Vinitzky (2010) использовали фактическую информацию профиля Facebook, а не собственные отчеты, хотя их выборка все еще была небольшой ( n = 237) и однородной (студенты, изучающие экономику и бизнес-менеджмент израильского Университет).Они обнаружили несколько существенных корреляций, но некоторые из их результатов противоречили результатам Росс и др. (2009). Например, они обнаружили, что экстраверсия положительно коррелировала с количеством друзей в Facebook, но не коррелировала с количеством групп в Facebook, тогда как Ross et al. (2009) обнаружили, что экстраверсия влияет на членство в группе, но не на количество друзей. Кроме того, они обнаружили, что высокий нейротизм положительно коррелирует с тем, что пользователи публикуют свои собственные фотографии, но отрицательно коррелирует с загрузкой фотографий в целом, в то время как Росс и др.(2009) утверждали, что высокий невротизм отрицательно коррелирует с тем, что пользователи публикуют собственные фотографии.

    Следуя работе Ross et al. (2009) и Amichai-Hamburger and Vinitzky (2010) настоящее исследование сосредоточено на взаимосвязи между личностью и использованием Facebook, но основано на гораздо большей выборке (350 000 против 97 и 237 пользователей в Ross et al. (2009) и Amichai- Hamburger и Vinitzky (2010) соответственно). Подобно Amichai-Hamburger and Vinitzky (2010), мы записали фактические особенности профилей Facebook вместо того, чтобы полагаться на потенциально ненадежные самоотчеты, такие как те, что используются в Ross et al.(2009).

    Функции профиля Facebook

    Функции профиля Facebook были получены для более чем 354 000 пользователей Facebook в США, которые использовали Facebook не менее 24 месяцев до того, как данные были записаны.

    Общее количество друзей, событий, обновлений статуса, фотографий, тегов к фотографиям и членства в группах со временем накапливается в профилях пользователей. Чтобы учесть этот процесс, перед анализом эти функции были разделены на количество месяцев, в течение которых пользователь был активен на Facebook, оцененный путем поиска самых ранних признаков активности пользователей в наших записях — e.грамм. первое обновление статуса пользователя, отметка о фотографии, загруженная фотография или посещенное мероприятие (у нас не было доступа к дате создания данной учетной записи Facebook). Интересно, что количество лайков существенно не зависело от количества времени, прошедшего с момента присоединения к Facebook, и поэтому мы использовали здесь общее количество.

    Плотность сети дружбы во многом зависит от ее размера, который является хорошо известным свойством социальных сетей. Поэтому была построена простая модель линейной регрессии, объясняющая логарифмически преобразованную плотность размером логарифмически преобразованной сети, и она использовалась для устранения влияния размера сети на плотность.Остаточная величина, присутствующая в этой модели, которая является эквивалентом плотности, не объясняемой просто размером сети, использовалась в качестве меры плотности сети отдельного пользователя.

    Многие пользователи Facebook имели неполную информацию в профиле или их настройки конфиденциальности не позволяли получить доступ к некоторым частям их профиля. Следовательно, не все функции были доступны для всех пользователей, но у нас было не менее 9 000 точек данных для каждой функции и более 100 000 точек данных для большинства функций.Частота использования функций Facebook в этом исследовании представлена ​​в таблице 7.

    Таблица 7 Сводная информация о функциях Facebook, использованных в этом исследовании, включая их ярлыки, количество пользователей, для которых были доступны данные по данной функции, медианное значение и пороговые значения. первая и третья квартили

    Корреляция личности с характеристиками профиля Facebook

    Мы начали с корреляции личности с характеристиками профиля Facebook с помощью ранговой корреляции Спирмена, которая подходит для переменных, характеризующихся распределением с длинным хвостом.Таблица 8 суммирует найденные корреляции. Мы проверили статистическую значимость этих результатов с помощью теста распределения t , и все сообщенные корреляции оказались значимыми на уровне p <0,01. Мы провели дополнительный тест статистической значимости и сравнили верхнюю и нижнюю треть населения с точки зрения различных функций Facebook (например, треть населения с наименьшим количеством и наибольшим количеством друзей). Мы использовали тест Манна-Уитни-Уилкоксона (MWW-тест, также известный как тест Манна-Уитни U или тест суммы рангов Вилкоксона), чтобы определить, сильно ли различаются верхняя и нижняя трети населения с точки зрения их средний балл личности (по разным чертам).Опять же, тест показал, что все отношения значимы на уровне p <0,01.

    Таблица 8 Статистически значимые корреляции между личностью и характеристиками профиля Facebook. Все указанные коэффициенты корреляции значимы при p <0,01 уровень

    Выбранные корреляции также представлены на рис. 2-7. Горизонтальная ось этих цифр представляет собой стандартизированную оценку психологических характеристик, а вертикальная ось представляет собой медианное значение данной функции Facebook (например,грамм. среднее количество друзей в Facebook для пользователей с определенным уровнем экстраверсии). Чтобы повысить ясность графиков, пользователи были сгруппированы по их стандартизированным оценкам характеристик, округленным до ближайшего полуцелого числа (например, пользователи со стандартизированной оценкой открытости от 1,75 до 2,24 были сгруппированы вместе и представлены оценкой 2). Заштрихованная лента представляет межквартильный диапазон, IQR (также называемый «средние пятьдесят») для функции Facebook. IQR — это диапазон значений между 25% процентилем населения и 75% процентилем населения.

    Рис. 2

    Среднее количество лайков для пользователей с разным уровнем открытости. Лента представляет собой межквартильный диапазон, или средние 50 процентилей количества лайков пользователей

    .

    В таблице 8 представлены существенные ранговые корреляции Спирмена между характеристиками профиля в Facebook и психологическими особенностями. Ясно, что корреляции, хотя и имеют психологическое значение, относительно низкие. Однако изучение графиков, которые графически представляют одну и ту же взаимосвязь, дает некоторые ценные сведения.

    Открытость

    Либеральные и открытые к опыту люди склонны ставить лайки больше на Facebook (рис. 2), публиковать больше обновлений статуса и присоединяться к большему количеству групп, что согласуется с определением этой личностной черты. Высоко открытые пользователи не только выбирают лайки и группы, отличные от консервативных (как показано Косински и др., 2013), но также готовы принимать более широкий круг объектов.

    Эти результаты подтверждают гипотезы Ross et al.(2009) и результаты, представленные в Amichai-Hamburger and Vinitzky (2010), предполагают, что люди с высоким уровнем открытости более склонны использовать Facebook как инструмент коммуникации и использовать большее количество функций.

    Добросовестность

    Как показано на рис. 3 и 4, спонтанные (с низким уровнем сознательности) люди склонны присоединяться к большему количеству групп и нравиться большему количеству вещей. Интересно, что сознательные люди не только присоединяются к меньшему количеству групп и реже используют функцию Like, но и более однородны при этом, на что указывает значительное снижение межквартильных диапазонов.На рисунке 3 показано, что среднее количество лайков среди очень сознательных людей выше на 40 лайков от самых спонтанных. Кроме того, в то время как 25% спонтанных пользователей имеют более 210 лайков, эта же ценность для сознательных пользователей ниже на треть (140 лайков).

    Рис. 3

    Среднее количество лайков для пользователей с разным уровнем сознательности. Лента представляет собой межквартильный диапазон, или средние 50 процентилей количества лайков пользователей

    . Фиг.4

    Среднее количество групп, в которые в месяц вступают пользователи с разным уровнем сознательности. Лента представляет собой межквартильный размах или средние 50 процентилей количества групп, присоединившихся за месяц

    Эти результаты подтверждают гипотезу Ross et al. (2009), что сознательность отрицательно связана с участием в деятельности Facebook (что важно, Росс и др. (2009) не смогли подтвердить эту гипотезу).Кроме того, результаты не подтверждают гипотезу и результаты, представленные в Amichai-Hamburger and Vinitzky (2010), которые обнаружили, что сознательность положительно связана с количеством друзей.

    Экстраверсия

    Наши результаты показывают, что экстраверты, как правило, чаще общаются с другими на Facebook. Они более активно делятся с другими людьми тем, что происходит в их жизни или своими чувствами (и позволяют другим людям реагировать на это), используя обновления статуса (рис.5), они посещают больше мероприятий и больше взаимодействуют с другими людьми с помощью групп в Facebook, что позволяет им обмениваться информацией и общаться с людьми за пределами их непосредственного круга дружбы. Наконец, экстраверсия связана с количеством друзей в Facebook, как показано на рис. 6.

    Рис. 5

    Медиана обновлений статуса, публикуемых в месяц пользователями с разным уровнем экстраверсии. Лента представляет собой межквартильный диапазон или средние 50 процентилей количества обновлений статуса, публикуемых в месяц

    Фиг.6

    Среднее число друзей, добавленных за месяц пользователями с разным уровнем экстраверсии. Лента представляет собой межквартильный диапазон или средние 50 процентилей числа друзей, добавленных за месяц

    Предыдущие результаты Ross et al. (2009) показывают положительную связь между экстраверсией и членством в группе, но не связаны с количеством друзей, в то время как Amichai-Hamburger и Vinitzky (2010) показали положительную связь между экстраверсией и количеством друзей, но не влияют на использование Facebook. группы.Текущая работа предполагает, что такие противоречивые результаты могли быть вызваны относительно небольшими размерами выборки, ограничивающими возможность установления значимых взаимосвязей.

    Доброжелательность

    Доброжелательность не имеет существенной корреляции с какими-либо характеристиками профиля Facebook, изученными в этой статье. Этот результат предполагает, что взаимосвязь между Приговором и количеством друзей была выдвинута, но не подтверждена Россом и др.(2009) и Amichai-Hamburger and Vinitzky (2010) на самом деле могут не существовать.

    Невротизм

    Рисунок 7 показывает, что нейротизм положительно коррелирует с количеством лайков в Facebook, что указывает на то, что более эмоциональные пользователи склонны чаще использовать функцию лайков. В то время как 75% наиболее стабильных пользователей оценивают менее 150 лайков, 75% наиболее эмоциональных пользователей предпочитают более 220 лайков.

    Фиг.7

    Среднее количество лайков для пользователей с разным уровнем невротизма. Лента представляет собой межквартильный диапазон, или средние 50 процентилей количества лайков пользователей

    .

    Эти результаты согласуются с гипотезой, предложенной Россом и др. (2009) и Amichai-Hamburger and Vinitzky (2010) предполагают, что невротики будут более охотно делиться личной информацией в Facebook. Хотя мы не обнаружили каких-либо значимых взаимосвязей между невротизмом и количеством фотографий, загруженных пользователями, мы обнаружили положительную взаимосвязь между невротизмом и количеством лайков, а также обновлениями статуса, выполняющими аналогичную функцию.

    Предсказание личности

    До сих пор мы исследовали взаимосвязь между личностными чертами и характеристиками профиля в Facebook. Теперь мы обсудим , предсказывающее личность на основе нескольких характеристик профиля. Мы использовали простой метод прогнозирования, многомерную линейную регрессию и изучили наши результаты с помощью 10-кратной перекрестной проверки. Функции профиля Facebook, использованные в этом анализе, были преобразованы в журнал для нормализации их распределения. В качестве меры степени соответствия мы использовали коэффициент корреляции Пирсона между прогнозируемыми и фактическими личностными ценностями.

    Сначала мы выполнили двунаправленный пошаговый выбор переменных на основе информационного критерия Акаике (Burnham and Anderson, 2002), чтобы выбрать лучшую модель из набора моделей путем минимизации расхождения Кульбака-Лейблера между моделью и истиной. Эта жадная процедура начинается со всех прогнозных переменных и продолжает удалять переменную, которая при удалении в наибольшей степени улучшает качество модели до тех пор, пока дальнейшее улучшение не станет невозможным. Затем он неоднократно добавляет переменную, которая наиболее значительно улучшает качество модели.Фактически, каждая из личностных черт прогнозируется с помощью различных подмножеств функций профиля Facebook. Поскольку перекрытие между данными, относящимися к различным функциям Facebook, не является полным, каждая из личностных черт прогнозируется с использованием выборки разного размера.

    Результаты, представленные в таблице 9, показывают, что экстраверсия наиболее ярко выражена в функциях Facebook, за которыми следуют невротизм, сознательность и открытость. Доброжелательность — это самая сложная черта, которую сложно предсказать, используя функции нашего профиля в Facebook и простую модель, использованную в этом исследовании.

    Таблица 9 Прогнозирование личности, удовлетворенности жизнью, интеллекта и возраста на основе нескольких характеристик профиля с использованием многомерной линейной регрессии с 10-кратной перекрестной проверкой. В таблице представлена ​​точность прогноза, выраженная коэффициентом корреляции Пирсона, размером выборки и функциями Facebook, использованными в прогнозе

    Для сравнения мы представляем точность, достигнутую при использовании тех же данных для прогнозирования возраста и двух дополнительных психологических характеристик: интеллекта и удовлетворенности жизнью (см. Kosinski et al.(2013) для получения подробной информации о том, как измерялись эти черты). Очевидно, что все психологические черты, кроме приветливости, с одинаковой силой проявляются в профилях Facebook. Возраст можно предсказать со значительно большей точностью ( r = 0,5). Однако обратите внимание, что, хотя возраст относительно легко оценить, показатели личности оцениваются со значительной степенью ошибки. Например, точность шкалы экстраверсии, используемой в этом исследовании, выраженная ее надежностью повторного тестирования (корреляция между оценками одного и того же человека, проходящего тест в двух разных случаях), равна r =.75, что составляет верхний предел точности прогноза для этого признака.

    Стоит сравнить точность прогнозов, достигнутую в этом исследовании, с точностью, достигнутой в той же среде, но с использованием разных типов сигналов. В нашем предыдущем исследовании мы исследовали предсказательную силу лайков, связанных с данной учетной записью Facebook, и достигли точности: r = 0,3 для сознательности, доброжелательности и невротизма, r = 0,43 для открытости, r =. 4 для экстраверсии и r =.75 для возраста (Kosinski et al., 2013). Точности, достигнутые в данной статье, постоянно ниже, что указывает на то, что индивидуальный выбор лайков более информативен с точки зрения личности. Этот эффект особенно силен для открытости, которая относительно хорошо проявляется при выборе лайков, но очень слабо представлена ​​в совокупных характеристиках поведения Facebook.

    Отметим, что множественная линейная регрессия — один из простейших методов прогнозирования. Однако проверка взаимосвязи между преобразованными в журнал функциями Facebook и личностью (которые являются относительно слабыми, но преимущественно линейными), а также аналогичная точность, достигаемая с помощью других методов прогнозирования, показывает, что результаты, представленные в таблице 9, действительно отражают способность прогнозировать личность, используя функции профиля Facebook, использованные в этом исследовании. Footnote 3

    Влияние личности и эмоций на общение на рабочем месте | CQ Net

    Ссылки и дополнительная литература

    Ashford, S.J., Rothbard, N.P., Piderit, S.K., & Dutton, J.E. (1998). В опасности: роль контекста и управления впечатлением в продаже вопросов гендерного равенства. Административная наука Ежеквартально , 43, 23-57.

    Баррик М. Р. и Маунт М. К. (1991). Большая пятерка личностных параметров и производительность труда: метаанализ. Психология персонала , 44, 1-26.

    Бейтман. Т.С. И Крант, Дж. М. (1993). Проактивный компонент организационного поведения: мера и корреляторы. Журнал организационного поведения , 14: 103-118.

    Карвер, С., и Хармон-Джонс, Э. (2009). Гнев — это аффект, связанный с подходом: свидетельства и последствия. Психологический бюллетень , 135, 183-204.

    Чанг Х. и Пеппер Г. А. (2006). Препятствия, мешающие медсестрам сообщать об ошибках приема лекарств на Тайване. Журнал стипендий для медсестер , 38, 392-399.

    Кортина, Л. М., и Мэгли, В. Дж. (2000). Эволюционная психология и эмоции. В книге М. Льюиса и Дж. М. Хэвиленда-Джонса (ред.), Справочник эмоций (стр. 91–115). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

    Коста, П. Т., мл. И МакКрэй Р. Р. (1992). Пересмотренное руководство NEO Personality Inventory (NEO-PI-R) и NEO Five-Factor Inventory (NEO-FFI). Одесса, Флорида: Ресурсы психологической оценки.

    Крант, Дж. М. (1995).Активный масштаб личности и объективная производительность среди агентов по недвижимости. J журнал прикладной психологии , 80, 532-537.

    Крокер Дж., Лухтанен Р. К., Купер М. Л. и Бувретт А. (2003). Непредвиденные обстоятельства самооценки у студентов колледжа: теория и измерения. J журнал личности и социальной психологии , 85, 894-908.

    deCatanzaro, D.A. (1998). Мотивация и эмоции: эволюционные, физиологические, связанные с развитием и социальные перспективы.Река Аппер Сэдл: Прентис-Холл

    Детерт, Дж. Р. и Эдмондсон, A.C. (2011). Теории неявного голоса: новое понимание самоцензуры на работе. Журнал Академии управления , 54, 461-488.

    Детерт, Дж. Р. и Беррис, Э. Р. (2007). Лидерское поведение и голос сотрудников: действительно ли дверь открыта? Журнал Академии менеджмента , 50, 869-884.

    Дантли, Дж. Д. (2005). Адаптация к опасностям со стороны человека. В Д. Бассе (ред.), Справочник по эволюционной психологии (стр.224-249). Нью-Йорк: Вили. Даттон, Дж. Э., Эшфорд, С. Дж., Лоуренс, К. А., и Майнер-Рубино, К. (2002). Красный свет, зеленый свет: понимание организационного контекста продажи выпуска. Организация науки , 13, 355-369.

    Даттон, Дж. Э., Эшфорд, С. Дж., О’Нил, Р. М., Хейс, Э. и Вирба, Э. Э. (1997). Чтение ветра: как менеджеры среднего звена оценивают контекст, в котором проблемы продаются топ-менеджерам. Журнал стратегического управления , 18, 407-425.

    Эдмондсон, А.С. (2002). Локальный и разнообразный характер обучения в организациях: перспектива на уровне группы. Организация науки , 13, 128-146.

    Erdal, D., & Whiten, A. (1994). О человеческом эгалитаризме: эволюционный продукт эскалации статуса Макиавелли. Текущая антропология , 35, 1755-178.

    Frijda, N.H. (1986) Эмоции. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Гранди, А. (2008). Эмоции на работе: обзор и повестка дня. В C.Купер и Дж. Барлинг (ред.), Справочник по организационному поведению SAGE (том 1, стр. 234-261). Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

    Ховард П.Дж. и Ховард Дж. М. (1995). Краткое руководство по Большой пятерке: введение в пятифакторную модель личности для специалистов по персоналу. Шарлотта, Северная Каролина: Центр прикладных когнитивных исследований.

    Судья Т. А., Эрез А., Боно Дж. Э. и Торесен К. Дж. (2002). Являются ли показатели самооценки, невротизма, локуса контроля и обобщенной самоэффективности индикаторами общей основной конструкции? Журнал личности и социальной психологии , 83, 693-710

    Келлерман, Б.(2008). Последовательность: как последователи создают изменения и меняют лидеров. Бостон: Издательство Гарвардского университета.

    ЛеПин, Дж. А. и Ван Дайн, Л. (1998). Прогнозирование поведения голоса в рабочих группах. Журнал прикладной психологии , 83, 853-868.

    ЛеПин, Дж. А. и Ван Дайн, Л. (2001). Голос и совместное поведение как контрастирующие формы контекстной деятельности: свидетельство дифференциальных отношений с характеристиками личности Большой пятерки и когнитивными способностями. Журнал прикладной психологии , 86, 326-336.

    Лернер, Дж. С. и Тиденс, Л. З. (2006). Портрет разгневанного лица, принимающего решения: как оценочные тенденции влияют на влияние гнева на познание. J журнал принятия поведенческих решений , 19, 115-137.

    Милликен, Ф. Дж., Моррисон, Э. У. и Хьюлин, П. Ф. 2003. Исследовательское исследование молчания сотрудников: проблемы, с которыми сотрудники не общаются наверху, и почему. Журнал исследований в области управления , 40, 1453-1476.

    Плутчик Р. (2003). Эмоции и жизнь: перспективы психологии, биологии и эволюции. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

    Пауэр, М. и Далглиш, Т. (2008) Познание и эмоции. Нью-Йорк: Психология Пресс.

    Селигман, М.Е.П. (1971). Фобии и готовность. Поведенческая терапия , 2, 307-320.

    Снайдер М. (1974). Самоконтроль экспрессивного поведения. Журнал личности и социальной психологии , 30, 526-537.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *