Риторический ответ что это: Риторический ответ

Содержание

Риторический вопрос — что это такое (примеры)

Обновлено 24 июля 2021 Просмотров: 119 432 Автор: Дмитрий Петров
  1. Что это такое
  2. Примеры риторических вопросов
  3. Виды риторических вопросов
  4. Где и с какой целью их задают
  5. Инструкция по применению

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Есть вопросы, на которые не стоит искать ответы, потому что они задаются с особыми целями.

Чтобы не попасть впросак и научиться правильно реагировать на нестандартные речевые обороты, проясним, что значит риторический вопрос и зачем его задают.

Риторический вопрос: что это такое и откуда взялся

В сущности, риторический вопрос – это речевой оборот, который вопросом не является и потому ответа не требует.

Его характерная черта – условность. Иначе говоря, вопросительная интонация (что это?) здесь употребляется не по прямому назначению, она условна. Такой вопрос-утверждение при желании легко превратить в обычное предложение.

Например, вопрос «ВЫ СЧИТАЕТЕ, ЧТО ОДИН ТАКОЙ?» легко трансформируется в утвердительное предложение «ВАШ СЛУЧАЙ НЕ ЕДИНИЧНЫЙ, ТАКИХ КАК ВЫ МНОГО». Вот еще примеры риторических вопросов, которые легко преобразуются в утверждения:

Риторический вопрос, маскирующийся под вопросительное предложение, перешел к нам «по наследству» от античных ораторов.

Эти мастера красноречия довели до совершенства методику публичных выступлений, где успешно применяли особые фигуры речи – словесные конструкции, придающие выразительность, эмоциональность, стилистическую значимость. В их число входили и риторические вопросы.

Примечательно, что античные ораторы считали такие обороты некими отклонениями, отличными от обыденной речи, ее своеобразным украшением. Сегодня все поменялось, и риторические вопросы стали естественной частью речи.

Примеры риторических вопросов

Эти примеры в изобилии встречаются в литературе, помогают отразить личностные переживания героев, раскрывают их внутренний мир.

  1. «РАЗВЕ НЕ ПРЕКРАСНА КАЖДАЯ ТРАВИНКА, НАПОЛНЕННАЯ ПАХУЧИМ СОКОМ, И КАЖДОЕ СЕМЕЧКО ЛИПЫ?» (К. Паустовский).
  2. «О, как сердце мое тоскует! — НЕ СМЕРТНОГО ЛЬ ЧАСА ЖДУ?» (А. Ахматова).
  3. «КАКОЙ РУССКИЙ НЕ ЛЮБИТ БЫСТРОЙ ЕЗДЫ?» (Н. Гоголь).
  4. «КОГО ЖАЛЕТЬ? Ведь каждый в мире странник — пройдет, зайдет и вновь оставит дом» (С. Есенин).

А вот слова Тургенева:

Ну, и еще примеры таких хитрых обращений, которые мы часть используем в обиходе:

С риторическими вопросами обращаются и к воображаемому собеседнику. В качестве такового может выступать природное явление, мировое сообщество, животные, предметы.

Очевидно, что обращаясь к коту «НУ И КТО УКРАЛ КОТЛЕТУ СО СТОЛА?», человек не ждет от него ответа, а лишь выражает возмущение поведением четвероногого члена семьи.

Виды риторических вопросов

Под условно вопросительной интонацией этой «хитрой» фигуры речи скрывается неодинаковый смысл: все зависит от ситуации и целей, которые преследует вопрошающий.

Риторические вопросы могут быть:

  1. Побудительными. Они призывают к действию. По существу это просьба-директива, приказ, но сформулированный в мягкой форме. Типичный пример – мама, спрашивающая у ребенка:

    «ТЫ СОБИРАЕШЬСЯ ЛОЖИТЬСЯ СПАТЬ?»

  2. Вопросительно-риторическими, посредством которых человек выражает отношение к происходящему, дает ему эмоциональную оценку:

    «НУ КАК Я МОГЛА ПОТЕРЯТЬ ТЕЛЕФОН?!»

  3. Отрицательными. Несмотря на название, формулируются без использования отрицательной частицы «не». С их помощью показывается невозможность события или явления.

    «МОЖНО ЛИ ВЕРНУТЬ ТЕ ГОДЫ, КОГДА Я БЫЛА 18-ЛЕТНЕЙ КРАСОТКОЙ?»

  4. Утвердительными, сочетающимися с категоричностью, уверенностью в собственной правоте, иногда граничащими с надменностью.

    «КАК МОЖНО НОСИТЬ ТАКУЮ ОБУВЬ?»

Риторический вопрос может иметь как позитивный, так и негативный подтекст. В первом случае они выражают поддержку, сопереживание («НУ КАК ШЕФ МОГ ТАК ПОСТУПИТЬ?»), во втором – цинизм и злой сарказм («КАК МОЖНО БЫТЬ НАСТОЛЬКО ГЛУПОЙ?»).

Где и с какой целью задают риторические вопросы

Вопросы, не требующие ответа – это частое явление в художественной литературе и публицистике, без них не обходятся ни одни политические дебаты или статья на общественную тематику.

Повседневное бытовое общение наполнено риторическими вопросами: сами того не замечая, люди мастерски пользуются наследием античных ораторов. Этот древний прием применяют для того, чтобы:

  1. сделать речь более выразительной, придать ей эмоциональную окраску;
  2. подтолкнуть аудиторию или собеседника к нужным выводам;
  3. пробудить внимание к собственной персоне, выступлению;
  4. вовлечь собеседника в диалог;
  5. переключить внимание на вещи, воспринимаемые автоматически;
  6. побудить собеседника к каким-либо действиям;
  7. получить дополнительный повод сослаться на опыт знаменитости, известной личности;
  8. перейти от одной мысли, аспекта или темы к другому блоку (риторический вопрос выступает в качестве эффектной связки).

Риторические вопросы часто присутствуют в рекламных текстах. «Хотите избавиться от лишних килограммов? Позвоните нам…».

Эта фигура речи может использоваться, чтобы поставить собеседника в неловкое положение, спровоцировать его на какие-либо ответные действия.

Инструкция по применению

Эта фигура речи часто используется как ораторский прием. С помощью риторических вопросов выступающий не только может привлечь к себе внимание и придать тексту выразительность. Они выручают, если утеряна нить выступления, и надо чем-то заполнить образовавшуюся паузу.

Вопросы, не требующие ответов, являются эффективным инструментом убеждения, склонения аудитории на свою сторону. Главное – уметь правильно применять их.

  1. Важна грамотная формулировка: вопрос должен звучать просто, без тяжеловесных конструкций и непонятных терминов.
  2. Следует исключить двусмысленность и недопонимание. Четкость и предельная ясность – прежде всего.
  3. Подобные фигуры речи требуют отчетливого произношения, сопровождения уверенной мимикой и жестикуляцией.
  4. Какой эффект должен произвести тот или иной риторический вопрос – стоит обдумать заранее.

Чтобы привлечь внимание аудитории, «разбудить» ее, этот прием эффективен в начале выступления. Для подведения запоминающегося итога риторический вопрос можно задать в конце монолога. Тогда он станет эффектной «точкой».

Яркий пример – выступление Уинстона Черчилля на конгрессе после нападения Японии на Перл-Харбор. В завершающей части речи, осуждающей поступок японцев, он спросил у аудитории: «КАК ВЫ СЧИТАЕТЕ, ЧТО ОНИ ЗА ЛЮДИ?». Эффект от этого риторического вопроса был сильнее, чем от многочасовых монологов других конгрессменов.

Риторические вопросы – средство, которым нужно пользоваться дозированно. Особенно это касается общения с детьми. Если ребенок привыкнет, что к нему постоянно обращаются с условно вопросительной интонацией, именно так он станет воспринимать все другие вопросы, где ответ действительно нужен и важен.

Они украшают речь, делают ее насыщенной и доступной для понимания. Но злоупотреблять ими не стоит, иначе полезные риторические обороты превратятся в избитые клише и раздражающие «штампы».

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Эта статья относится к рубрикам:

Риторический ответ (22 октября 2007)

«Хорошо излагает, собака, учитесь», — завистливо напутствовал Остап Бендер незадачливого Кису, слушая монолог монтера Мечникова. Монтер, возможно, «кончал гимназию», где учился риторике, и кое-что из курса все-таки застряло в его голове. Современный человек, особенно занятый бизнесом, все чаще убеждается в том, что искусство красиво и убедительно говорить, внимательно слушать и уверенно вести беседу отнюдь не роскошь, а одно из необходимых умений, без которого трудно представить себе, например, удачные переговоры. Теорию коммуникаций уже изучают в западных университетах, а студентов учат на «коммуникативных менеджеров». Автор «Гни свою линию» — юрист, лингвист и специалист по коммуникативным технологиям — предлагает читателю приобрести некоторые навыки эффективного «обмена информацией, эмоциями и мыслями между людьми с помощью вербальных и невербальных средств».

Вам расскажут про все источники и составные части коммуникации: ее главные законы (например, очевидное, но редко выполняемое условие «всегда говорите на языке собеседника»), секреты публичного выступления (начиная с докоммуникативной фазы, то есть предварительного анализа собственной речи), правила аргументации — с какого аргумента нужно начинать в доброжелательной аудитории, а с какого — в недоброжелательной. Подробно рассмотрена тактика убеждения в споре и обстоятельства, когда лучше не спорить (если нет базиса знаний на тему спора или если стороны не уважают друг друга), а также типичные некорректные приемы аргументации — скажем, «фантастические сведения», то есть использование сведений, которые невозможно проверить. Автор напоминает и о важности невербальной коммуникации и учит распознавать обман по жестам, мимике и позам собеседника. В конце предлагаются тесты на активное слушание и определение уровня коммуникации, с которых, вообще говоря, надо бы начать чтение книги.

Немного о риторических вопросах и критике — блог INDIGO Tech Recruiters

Очень расстраивает тенденция критиковать через вопрос. Помимо того, что это неприятненько, получается что скрытая критика никак не помогает делу. “Критикуя — ̶н̶е̶ ̶в̶ы̶м̶а̶х̶и̶в̶а̶й̶с̶я̶ предлагай”, как говорится.


Например, обсуждаем макет. Звучит вопрос дизайнеру:

“А чего это у этой тетеньки на картинке такое странное выражение лица”?

Вроде как попытка сделать общение экологичным, но на деле звучит как нехороший финт. Да и что вообще в таком случае должен ответить дизайнер? Куда лучше сразу озвучить замечание:

“ Меня смущает, что вот этот персонаж слева слишком драматичен для нашего концепта. Давайте заменим на розовощекого мальчика и сделаем как здесь: ссылка на референс. ”

Риторический вопрос — не самый удобный инструмент, чтобы указать на ошибку или подсказать как исправить.


Кроме того, это такая фигура речи, которая в принципе не требует ответа. А когда тебе задают вопрос, на который заведомо известен ответ или нельзя ответить — это вообще ситуация так-себе. И речь сейчас вовсе не о том, что риторические вопросы ужасно бесят, когда ты про**ал все сроки и сам же об этом знаешь:).

“а как это у нас еще ничего не готово?”

куда лучше, и главное, эффективнее:

“ребята, какие реальные сроки? С чем-то нужна помощь?”

 “где документ, уже среда?” или “а что у нас с документом?”


(в самом деле, вопрос ведь не в том “где”, и “что” а в том, когда все будет готово, верно?) можно спросить:

 “Можешь сориентировать с конкретными сроками? Помощь нужна?”

И следующий уровень:

Чувак, мы срываем план — дедлайн 17-го, в среду. Сможем успеть? С чем помочь?”.


Кстати, если тебя в принципе всегда критикуют с помощью риторических вопросов, есть шанс не понять, что какой-то из них требует конкретного ответа. Очень сложно работать в таком климате. А для любителей риторических вопросов есть следующий риск: когда на самом деле захотите узнать “где “и “почему” — в ответ услышите “сейчас все переделаю”.


Еще немного о риторических вопросах в просьбах.

“Можно я попрошу сделать” — не спрашивайте, сходу просите.

“Можно я задам вопрос?” — задавайте.

Вопрос: “как у тебя сейчас с загрузкой”

я тоже, пожалуй, отнесу к риторическим, если он является вступлением к просьбе и сам по себе не требует подробного ответа. Почему?


Да потому что выглядит как дешевенькая попытка перестраховаться и быть вежливым. Вроде как не попросил, а просто спросил, но подразумевается, что человек должен выполнить задачу. И да, редко кто ответит “**па, чувак. Не могу никак подключиться сейчас”. Думаю, в тему здесь будет припомнить о вопросах, которые намекают на задачу, но никак не помогают ее исполнению.


Например, из переписки:

“как вам такой пример документа?”

Здесь сложно рассмотреть, что конкретно вы предлагаете: сделать такой же документ, принять к сведению или просто оценить. Куда понятнее:

“Смотрите как хорошо выглядит док у ребят. Давайте попробуем сделать шаблон подобным образом. До среды справимся?”

И раз уж разогнались по теме риторических вопросов, я тут откопала немного примеров среди писем в Линке

“Ищете новый проект? Увлекаетесь копирайтингом? Тогда приглашаю вас в наше сообщество копирайтеров…. ” — звучит очень в стиле маркетинга 90х.

Менее вычурно, но куда приятнее:

“Если ищете проекты, связанные с текстом и копирайтингом — присоединяйтесь к нашему сообществу…”

“Хорошо пишете? Любите игры? Есть вакансия в супер-крутой команде!

а можно сделать это вот так:

“ Ищу в свою IT команду человека с писательским опытом в игровой индустрии. Немного о проекте:. . . . . . . ”

Конечно, не всякий риторический вопрос — тлен. В литературе так точно. Просто важно задавать вопрос, там где нужны ответы. А если нужно включить критику — куда честнее делать это без изощренных приемов.


Вся эта канитель вокруг копирайтерских инструментов сильно преувеличена. Как правило, если вам есть, что сказать, вы не станете прятаться за реверансами и риторическими вступлениями. Поэтому нет плохих или хороших способов выразить мысль. Есть качество самой мысли. И в принципе, это единственное, что стоит шлифовать.

Риторический анализ дискурса общества «Мемориал»

[стр. 62—72 бумажной версии номера]

Тексты научно-исторического и просветительского центра «Мемориал» представляют собой пример характерных идеологических ориентаций в определенной социально-культурной среде. В рамках данной темы меня интересует публицистика Ирины Флиге, директора центра в Санкт-Петербурге: ее аргументация, понятийный аппарат и ее подход к отношению российских граждан к прошлому. При чтении текстов Флиге сразу становится понятно: это говорит и пишет авторитет, знаток не только среды, но и общей проблематики проработки-исследования (Aufarbeitung) трагического периода русской истории ХХ века.

Ирина Флиге открывает свое выступление «Биография памятника жертвам советского террора» следующим тезисом: «Памятник — это овеществленная мысль, материализованное понимание событий и героев прошлого, генерализованное до символа, это неоспоримый знак реального присутствия прошлого в настоящем» [1]. Отталкиваясь от этого определения памяти, главный тезис Флиге можно кратко сформулировать следующим образом: «культ памяти», посвященный родными жертвам террора и ГУЛАГа, препятствует развитию критического отношения к прошлому, препятствует постановке вопроса, касающегося сущности событий советского периода. Это суждение замечательно тем, что произносится видным членом того самого общества, которое сыграло главную роль в поисках мест братских могил и массовых расстрелов и которое настаивало на равном публичном статусе жертв террора и ГУЛАГа — и жертв Великой Отечественной войны. С той же целью «Мемориал» воздвигал, как известно, первые памятники жертвам сталинского террора.

Первое подтверждение тезиса о том, что память мешает интеллектуальному пониманию истории террора и ГУЛАГа, состоит в обычной констатации факта: культ памяти существует и развивается. Используя материалы Виртуального музея ГУЛАГа и Сахаровского центра, а также впечатления от личных посещений этих и подобных им мест, Флиге с этнографической тщательностью описывает формы и функции мемориальной деятельности. Мы получаем подробную информацию об исторических предпосылках возникновения этого культа. Мы узнаем, что после установления локаций массового расстрела и захоронений жертв посещение этих мест и установка там памятников стали для близких и родных погибших традицией. Флиге пишет:

«Как правило, такие личные памятники своим родным, установленные на местах массовых захоронений, расстрельных полигонах и лагерных кладбищах, не бывают единичными, стихийная меморализация территории захоронений начинается сразу после ее обнаружения, за первыми быстро подтягиваются остальные, а затем из года в год все больше и больше. Первые памятники в этих местах ставят вдовы и дети, а внуки и правнуки уже только на общественно признанном мемориальном кладбище» [2].

Флиге представляет все стадии и компоненты того, что она называет культом, в виде типологии моделей мемориальных действий: устанавливание памятника или мемориальных знаков с учетом особенности времени и места; поведение скорбящих родных; различные стили надписей, выбор памятника, камня, плиты, надгробия. Складывается объемная картина совершающихся обрядов, церемоний, мемориальных экспедиций, траурных митингов. Деловой, объективный стиль этнографического отчета (как будто Флиге сообщает о ритуалах незнакомого народа или племени) местами сменяется общим размышлением о сущности памяти:

«Локальная, региональная привязка террора и ГУЛАГа оказалась единственным способом приблизить и актуализировать проблемы прошлого, […] в этих памятниках материализовалась коллективная память. Именно эта память формирует и закрепляет в обществе понимание/непонимание прошлого, уровень его проработки» [3].

Однако, заостряя свой тезис, Флиге констатирует, что такое восприятие коллективной памяти утопично. Наблюдая поведение людей, родственников жертв, она приходит к выводу, что мемориальная деятельность как таковая по сути дела лишена смысла. Категорическое суждение Флиге, которое, безусловно, усиливает субъективную интонацию этой части текста, следует из очевидного тезиса: никто не в состоянии сформулировать вопрос о значении трагических событий прошлого — ради кого или ради чего были все эти жертвы? Иными словами, по мнению Флиге, рационально осмыслить прошлое просто невозможно.

«Несмотря на кажущуюся простоту вопроса, ответ на него требует целого ряда понятийных определенностей. ГУЛАГ и террор — это историческое событие или явление? Это катастрофа или советская повседневность?» [4]

Именно здесь проявляется неоспоримый дефицит, настоящая лакуна, которой отмечена мемориальная культура: у людей, преданных делу памяти, нет языка, часто нет запроса на понимание и осмысление советского прошлого, иногда даже отсутствует критическое отношение к официальной интерпретации исторических фактов [5].

Для Флиге отсутствие вопроса/ответа объясняется вербальной невыраженностью памяти. Она приходит к следующему заключению:

«Просто знание о терроре, знание о фактах, арестах, расстрелах, депортациях, лагерях […] не достаточны для выработки внятной терминологии. Эта терминология (итог рефлексии и результат интерпретации) может быть создана только после ответа на вопрос “Что это было?”. […]

Ни визуальные образы памятников, ни то, что на них написано, не дают ответов на основные вопросы прошлого: кому и во имя чего были принесены эти жертвы? […] Памятник жертвам закрепляет в общественном сознании отказ от понимания и глубокого анализа прошлого, не предлагает интерпретаций, но закрепляет знание о том, что были жертвы, был террор. […]

Ритуальный характер траурных митингов, посещений массовых могил […] и настоящая скорбь найденного имени отца, деда, прадеда на месте расстрела или на братских могилах совершаются без кардинального вопроса “Как, за что?”» [6].

Получается, что стихийная потребность в воспоминаниях, воплощение памяти в памятниках не совместимы с интеллектуальным усвоением истории. Памятник как будто умерщвляет просвещающий модус памяти, ориентированный на истину.

* * *

Схема аргументации Флиге следующая: культ памяти жертвам есть, а старания понять, почему были эти жертвы, нет. Следовательно, культ памяти препятствует познанию прошлого.

Сопряжение объективного, делового способа высказывания с эмоциональным — то есть научного отчета с моралью, а обучения-просвещения с критикой общественного поведения, сопряжение, в рамках которого Флиге совмещает роль обвинителя с ролью наблюдателя, с одной стороны, и с ролью участника, с другой, — вызывает ощущение, что аргументация намеренно разворачивается здесь в трех направлениях.

С точки зрения риторики, такое смешение способов высказывания можно рассматривать как жанровый гибрид, в котором переплетаются судебный тип речи (genus iudiciale), подробное описание «культа памяти» в стиле genus demonstrativum (торжественный, или эпидейктический, тип красноречия) и, наконец, полемическая констатация неспособности осмыслить события прошлого, сделанная в стиле genus deliberativum(совещательный, или политический, тип красноречия). Свойства этого последнего рода речи заключаются в установке на публичность и дискуссионность. Он предназначен для высказывания вопросов, решений, сомнений, размышлений. Genus deliberativumвызывает реакции, как положительные, так и отрицательные, усиливая эмоциональность высказывания. Излагая свою типологию видов мемориальной деятельности, Флиге пользуется стратегией амплификации, согласно требованиям genus demonstrativum. Речь при этом идет не о создании панегирика, а об усилении демонстрационной силы текста через посредство эпидейктической функции, свойственной этому роду речи.

В этом отношении примечателен прием повторения: повторяется и тезис как таковой, и способы словесного оформления ведущей идеи — «вербальная невыраженность», «невнятность вопроса и ответа» и «осмысление».

Другой прием состоит в заострении тезиса путем использования слова «культ». Культ можно воспринимать как выражение разговорного языка или как метафору, напоминающую ужас другого культа — культа личности. Чисто отрицательный оттенок слова «культ» несомненен. Флиге употребляет это слово сознательно, имея в виду совокупность фатальных происшествий прошлого, подчеркивая антиинтеллектуальность диктуемого «культом» поведения.

Понятием «коллективная память» Флиге связывает свои тексты с актуальной дискуссией на тему концептуализации памяти: культура воспоминаний, культурная память в понимании лотмановской семиотики и тому подобное. Пользуясь понятием «коллективная память», Флиге подчеркивает в этой дискуссии значение философии Мориса Хальбвакса и настаивает, что любой разговор о такой памяти подразумевает публичный и гласный характер обсуждения (Öffentlichkeit).

В другом выступлении Ирины Флиге — «Визуальные образы ГУЛАГа и террора в музейных экспозициях» [7] — тот же главный тезис развивается на ином материале. Описывая нейтральным языком наблюдателя выставочные модели, она приходит к выводу, что ни одна музейная концепция не предполагает концептуального осмысления представленного материала:

«Итак, визуальные образы ГУЛАГа и террора в экспозициях российских музеев, несмотря на фрагментарность и неполноту, производны от цельной образно-знаковой системы коллективной памяти, которая по-прежнему не умеет ответить на вопрос: кому и во имя чего были принесены эти жертвы?» [8]

Отсутствие этого вопроса, по мнению Флиге, является моральным ущербом. Этический аспект аргументации усиливается в ее эссе «Палач и жертва: в поисках исторического героя как парадигма музейных экспозиций»: «Об ответственности за прошлое, об осмыслении террора — и речи нет. Общество в целом отказалось нести ответственность за советское прошлое» [9].

Обвинение в отказе от ответственности усиливает моральный оттенок изложения в большей степени, чем простая констатация уже существующего культа памяти и фиксация отсутствия ответа на указанный вопрос. Выражение «общество в целом» в этом отношении поразительно: предполагается ли, что существует коллективная ответственность за коллективную вину и что коллективная память и коллективная вина взаимно дополняются? Ответственность — всеобъемлющее отношение всего народа к своим действиям, в этом состоит мораль процитированных выше строк. Требование такой ответственности достаточно экстремально, потому что означает перенос вины палачей на весь народ — от поколения к поколению.

Называя моральные недостатки современников своими именами, Флиге намерена мобилизовать интеллектуальные силы, дать толчок для проработки событий прошлого. Необходимо сформировать общий дискурс и тем самым создать пространство публичного обсуждения проблемы. В то же самое время Флиге признается в бесполезности такого рода усилий, причины чего кроются в следующем:

«Для широкой публики историческое знание о терроре и ГУЛАГе осталось фрагментарным; как правило, оно состоит из разрозненных сведений об отдельных событиях, не связанных между собой общим пониманием. Тема советского государственного террора находится на периферии массового исторического сознания и практически отсутствует в “большом историческом нарративе”. (Замечу, что большая часть научных работ по истории советского террора […] оказалась не востребована за пределами специализированной научной среды — и никак не повлияла на формирование исторического сознания.) За 25 с лишним лет общество так и не выработало консенсусных суждений о терроре — не найдены ответы на простые вопросы: “Что это было?”, “Почему это было?”, “Зачем это было?”. Опыт ГУЛАГа и террора остался не отрефлексированным» [10].

Выражения «отсутствие осмысления» и «неотрефлексированный опыт» при всех семантических и стилистических различиях указывают на все тот же недостаток — отстраненность от событий прошлого и нежелание их рационально анализировать.

* * *

Ни исторические исследования членов «Мемориала», ни сведения об их находках не вошли в научный обиход. То, ради чего ведутся все исследования, не получает отклика. Тем не менее представители «Мемориала» неутомимо пытаются с помощью публичных и научных выступлений, а также публикаций как в прессе, так и в академических изданиях сделать свой дискурс частью общественной повестки. В отношении функции речи публицистика Ирины Флиге разнообразна, в ее докладах и статьях реализуются и репрезентативная, и эмотивная, и апеллятивная функции. Анализ семантики разных моделей мемориальной деятельности, ритуалов и музейных репрезентаций, четкая постановка вопроса об отсутствии концептуального осмысления прошлого и ответственности за него — все это выводит тексты Флиге на метауровень: ее рефлексивный дискурс направлен на анализ общественной интеллектуальной реакции на проблему.

Чисто объектный уровень определяет дискурс иного рода речи: дискурс фактологии. К этому роду можно причислить и дискурс исторического календаря, и дискурс статистики ГУЛАГа. Риторические свойства фактологических родов состоят в отказе от повествования, аргументации и доказательства. В данном случае тексты организованы по принципу временнóй последовательности.

В Виртуальном музее ГУЛАГа читателю предоставляется возможность ознакомиться с так называемым «Хронографом» — объемным текстом, в котором перечисляются основные факты истории репрессий советского периода начиная с основания первого концлагеря до актуальной информации по теме обнаружения новых исторических свидетельств. Язык «Хронографа» лишен оценочной окраски. Вот некоторые примеры оттуда:

«1918 год.

28 ноября (11 декабря) — Декрет СНК “Об аресте вождей Гражданской войны против революции”, согласно которому руководители кадетской партии подлежали аресту и суду.

Ноябрь — Образовано Главное управление местами заключения (ГУМЗ, или ГУМЗАК).

7 (20) декабря — Декрет СНК об образовании Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК) во главе с Ф.Э. Дзержинским.

1920 год.

7 февраля — В Иркутске расстрелян адмирал А.В. Колчак.

4 мая — Приказом Реввоенсовета Республики “О революционных военных трибуналах” трибуналы наделяются правом применения смертной казни в виде расстрела.

30 июля — Циркуляр карательного отдела Наркомюста “О правилах внутреннего распорядка в местах заключения” (впервые определялся режим содержания заключенных в соответствии с делением их на категории: “социально близкие”, “контрреволюционеры”, “рецидивисты”, “малолетние преступники”)» [11].

Составители «Хронографа» пользуются официальной терминологией, цитируя приказы в оригинальной версии и лишь местами добавляя уточнения. Этот текст, содержащий огромный массив информации о фактах, сущностно важных для понимания советской истории, именно своим отказом от оценки требует реакции от читателя.

В конце прошлого века при участии «Мемориала» вышло энциклопедическое по стилю издание «Система исправительно-трудовых лагерей: 1923-1960. Справочник» [12]. Жанр справочника предполагает строгий метод документации исторических данных посредством языка статистики на основе исторических исследований и разбора архивных материалов. Статистические данные, размещенные в таблицах, включают сведения о местах и количестве лагерей, об их создании и закрытии, структуре и организации, о видах принудительного труда и производства, о количестве заключенных, о начальниках. Под заглавием «Архив» перечислены источники.

«Справочник» строго формализован. Сокращения — стилевой фактор этого текста, текста без повествовательных предложений, за исключением примечаний, в которых составители рассказывают о разных обстоятельствах в истории лагерей. Цель «Справочника» — напрямую столкнуть российское общество с голыми, неоспоримыми фактами. Хронологическое изложение материала до крайности нейтрально, вся информация своими угнетающими данными вызывает изумление и шокирует. Тем не менее эмоциональная реакция не предусмотрена (то есть эмотивная функция речи исключается).

Кому адресованы тексты этого типа («Хронограф» и «Справочник», с одной стороны, и публицистика Флиге/«Мемориала», — с другой), апеллятивная функция которых неоспорима? Какую роль такой призыв (побуждение к действию) способен играть в постсоветской коммуникации, участвует ли он в формировании нового дискурса, нового типа аргументации и в развитии рационального подхода к прошлому и интеллектуализации коллективной памяти?

Безусловно, такой дискурс был бы в состоянии проблематизировать превалирующий, официозный дискурс российской современности, беспокоя общество своим обвинительным тоном, своей моралью и строгостью своих закрепленных статистикой сведений о фактах террора и ГУЛАГа. Но пока актуальная коммуникация, где доминирует официальная точка зрения, по-видимому, не готова принять дискурс такого типа.

Несмотря на категорические обвинительное высказывание Флиге о том, что общество в целом отказалось нести ответственность за советское прошлое, постороннему наблюдателю сложно обсуждать российское общественное мнение в целом и трудно определить, к какому адресату — к интеллигенции, более или менее образованным слоям населения — авторы статьей, «Справочника» и «Хронографа» обращаются в поиске ответа, отзыва, эха.

Цель возбудить интерес к постановке вопроса о смысле событий прошлого является недостижимой ввиду множества сложившихся разнородных дискурсов или жаргонов, тесно связанных с вопросами современности. Кажется, что моральный оттенок значения выражений типа «осмысление», «постановка вопроса, что это было», «рефлексия» несовместимы с актуальной семантикой разговорного языка. Осмысление — это понятие, употреблявшееся в литературных дискуссиях, касающихся проблем реализма. Белинский пользуется этим понятием, анализируя поэтику «натуральной школы», указывая на осмысление как на необходимый прием в трактовке голых фактов [13]. Можно предположить, что и «Мемориал» предлагает «Справочник» — этот огромный сборник фактов — в надежде на то, что, несмотря на доминирующую просветительскую функцию, современники отреагируют на скрытый в страшных цифрах моральный вызов и постараются осмыслить трагический опыт прошлого. Рефлексия — второй ключевой термин — предполагает задействование высшего уровня аналитического подхода к событиям со стороны социологов, философов, историков. Отсутствие такого подхода констатируется строгим упреком в неотрефлексированности.

Проблема, кажется, двойная, интеллектуальная и языковая, поскольку, с одной стороны, нет концептов, облегчающих приближение к этим беспрецедентным событиям в истории России, и, с другой стороны, утрачена способность создавать понятия для концептуализации именно этих фактов, чтобы интегрировать их в общую речь.

Языковая ситуация постсоветского периода определяется в первую очередь преобразованием языка идеологии. Согласно Гасану Гусейнову, это преобразование оказывается длительным процессом:

«С объявлением политической свободы выяснилось, что некоторые приемы обращения со словом в советское время стали для носителей языка схемой мысли; поэтому идеологическая индоктринация, формально приостановившись, по-прежнему конструирует словесные орудия; исторические идеологемы блокируют ход мысли. […] Язык политического взаимодействия по-прежнему слишком тесно связан с недавними приемами идеологического режима последних советских десятилетий, поэтому сквозь линзу первого, еще очень короткого, постсоветского периода можно увидеть много нового внутри закрывшегося советского этапа русской истории» [14].

Носители языка таким образом не готовы в подобной переходной ситуации создать понятийный язык для работы с собственным прошлым. Тем не менее объяснять дефицит понятий недостатком языковой энергии — значит не учитывать появления множества новых форм на разных уровнях языка и пренебречь различными вариантами работы с «деревянным» языком, будь то его тотальное отвержение, сатирическая переработка, креативная ассимиляция или неявное использование в повседневном языковом обиходе. Ингунн Лунде пишет:

«Значительная часть лексикона была “десоветизирована”, [тем не менее] элементы советского языка живы в самых разных современных жанрах, в бюрократических, официальных речах, в речах политиков, в поговорках, шаблонных выражениях, лингвистических шутках, сатирическом языке» [15].

Языковая ситуация осложнена сосуществованием языка, не вполне освободившегося от «тайного» воздействия идеологии, с лингвистическими формами без очевидной идеологической примеси, например, с «языком падонков», который Лунде называет «самым капризным языковым феноменом в русском Интернете; […] элементы стиля и поведения “падонков” внедрились в ряд онлайн-жанров и слились с иными жаргонами и стилями» [16].

Приемы «языка падонков» и разного рода переработка «деревянного» языка свидетельствуют о креативном потенциале. По-видимому, такой потенциал отсутствует в других областях коммуникации — например, в рецепции иноязычных слов и выражений типа «рейтинг», «сайт», «горячая линия со специалистом». Современные словари регистрируют готовность носителей языка принимать такие неологизмы, как «биг дата», «блокчейн», «дедлайн», «коуч», «селфи», «фейк», «офшор» путем апроприации без морфологических изменений или же с интегративной концовкой — например, «геопозиционирование». Употребление сокращений типа KMK, OMГ, ИМХО рассматривается как «тенденция современного общества» [17].

Во всех областях речевого общения языковая энергия — креативная или некреативная — оказывается неисчерпаемой, о чем свидетельствует и литература, отражающая сложившуюся разноголосицу в смысле Бахтина или интердискурсивность в понимании Фуко. Надо подчеркнуть существенную роль писателей в процессе переработки унаследованного словесного материала и производства нового, в котором они выступают не только художниками, но и теоретиками языка.

Возникает вопрос: найдет ли бросающая вызов обществу речь активистов «Мемориала», с его традиционными концептами гуманизма, исторической правды, ответственности и коллективной памяти, свое место в семантическом поле актуального разговорного языка и собеседников в поиске консенсусных суждений о терроре?



[1] Здесь цитируется текст доклада Ирины Флиге, который был прочитан ею в марте 2012 года на конференции «Gulag. Geschichte und Geschichten». Конференция была организована по инициативе Гейдельбергской академии наук.

[2] Там же.

[3] Там же.

[4] Там же.

[5] К теме языковой беспомощности (и даже безъязычия) можно добавить замечание Маши Гессен: «Советское общество не имело доступа к знанию о самом себе, невежество препятствовало развитию языка самоописания» (цит. по нем. перев.: Gessen M. Vergesssen. Stalins Gulag in Putins Russland. München, 2019. S. 14).

[6] Цит. по упомянутому в сн. 1 докладу Ирины Флиге.

[7] Флиге И. Визуальные образы ГУЛАГа и террора в музейных экспозициях // История сталинизма: жизнь в терроре. Социальные аспекты репрессий: материалы международной научной конференции. Санкт-Петербург, 18-20 октября 2012 года. М., 2013. С. 94-101.

[8] Там же. С. 101.

[9] Цитируется по рукописи, любезно предоставленной автором.

[10] Там же.

[11] См.: www.gulagmuseum.org/getFile.do?object=71032051&language=1.

[12] Система исправительно-трудовых лагерей: 1923-1960. Справочник / Под ред. М.Б. Смирнова, Н.Г. Охотина, А.Б. Рогинского. М.: Звенья, 1998.

[13] Лахманн Р. Демонтаж красноречия. Риторическая традиция и понятие поэтического. СПб.: Академический проект, 2001. С. 243-245

[14] Гусейнов Г. Советские идеологемы в русском дискурсе 1990-х. М.: Три квадрата, 2004. С. 16.

[15] Lunde I. Language on Display. Writers, Fiction and Linguistic Culture in Post-Soviet Russia. Edinburgh: Edinburgh University Press, 2018. P. 17-18.

[16] Ibid. P. 35-36.

[17] Скатеренко А.Е. Сокращения слов как тенденция современного общества // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2016. № 4(11). С. 786-788. (КМК — «как мне кажется»; ОМГ — от англ. «Oh My God!», «О боже мой!»; ИМХО — от англ. «In My Humble Opinion», «По моему скромному мнению». — Примеч. ред.)



Риторический вопрос: что это и как его использовать, примеры в литературе

Риторический вопрос — это такой вопрос, который не требует ответа. Задаётся он скорее с целью придать речи эмоциональную окраску. Ответа такой вопрос не требует, потому что ответ понятен и так или будет прояснён самим говорящим позже.

Понять легче всего на примерах:

  • «На столе были пончики, торты, эклеры, мороженое… Кто бы тут устоял? Вот и я не смогла».
  • «Поверите ли? Он опять пришёл без на приём без галстука».
  • «Как можно быть таким глупым?».
  • «Что я, собственно, знаю о составе и свойствах почвы, о геологии острова? Мои познания в области его истории невероятно убоги». (М. А. Хансен «Лжец»).
  • «А мы? Не так же ль мы сошлись на краткий миг для переклички?» (Анна Ахматова).

Зачем нужен риторический вопрос?

Риторические вопросы содержат в себе утверждение, а не вопрос. Они показывают эмоциональное состояние говорящего, его отношение к чему-то. А ответ на такие вопросы нам подсказывает контекст.

Такая фигура речи применяется, когда говорящий стремится к монологу, а не обсуждению. Задавая риторический вопрос, мы помогаем себе продолжать говорить дальше. Как будто это собеседник нас спросил о чём-то.

Так мы также показываем своё отношение к предмету разговора, добавляем эмоции.

Эмоции могут быть как негативными: удивление, осуждение, негодование, душевные муки; так и положительными, когда мы хотим привнести в нашу речь толику юмора.

  • «— Почему, когда Луна полная — это красиво, а когда я — нет?».
  • «А знаете ли вы, что наличие мозга, это дополнительная нагрузка на позвоночник?».

Риторические вопросы используют и в рекламных целях: «Вы всё ещё кипятите? Тогда мы идём к вам!» (реклама стирального порошка Tide).

В литературе используется в основном в монологах, в мыслях вслух. Либо авторы могут добавлять риторические вопросы для придания определённого образа герою или в целях создания комедийного эффекта.

  • «Что вам посоветовать? Не стану читать нравоучений. Мораль гуманистическая, но строгая предпишет вам быть верным и преданным…». (Андре Моруа)
  • «Да ты что, спятил?! — крикнул Славик, и Чик поразился его случайной догадке». (Фазиль Искандер)

В устной речи люди тоже часто задают вопросы, которые не требуют ответа. Ведь, если есть возможность использовать риторический вопрос, почему бы так не делать?

Какие есть примеры из литературы?

«А судьи кто? – За древностию лет
К свободной жизни их вражда непримирима…».
(А. С. Грибоедов «Горе от ума»)

«Я пью один, и на брегах Невы
Меня друзья сегодня именуют…
Но многие ль и там из вас пируют?
Еще кого не досчитались вы?
Кто изменил пленительной привычке?
Кого от вас увлек холодный свет?
Чей глас умолк на братской перекличке?
Кто не пришел? Кого меж вами нет?».
(А. С. Пушкин)

«Вы ль за жизнь его сердцем не индевели,
Когда босые ноги он в лужах осенних макал?
А теперь он ходит в цилиндре
И лакированных башмаках».
(Сергей Есенин)

«Вы Россию действительно любите?
А за что?
До самих не дошло?
За ромашки, березки и лютики?
Не забыли вы душу ее?
Сименона вы с чувством читаете,
уважаемый мною земляк,
А читали ли вы Чаадаева?
Все же Пушкин читал как-никак».
(Евгений Евтушенко «Земляки»)

«Зачем же гордость? Зачем укоры? Затем, чтоб ею прикрыть безумство своих желаний и скрыть за ними свою негодность для дела жизни? Смешные птицы!..».
(Максим Горький «Песня о соколе»)

«Я впервые испытал всё, чем человеку дано наслаждаться и в добре и во зле, но никогда вы не узнаете, где я был, никогда меня не постигнете: люди, что знаете вы о моей тайне?».
(Стефан Цвейг)

«…Писать она не станет, да и он лишен возможности написать ей… Впрочем, зачем это надобно ему, если хорошенько рассудить? Разве не чистейшая условность, не буржуазный предрассудок полагать, будто они должны переписываться, если ему раньше казалось, что им даже разговаривать-то незачем?».
(Томас Манн)

«Зачем же человеку с теплой кровью
Сидеть подобно мраморному предку?
Спать наяву или хворать желтухой
От раздраженья?».
(У. Шекспир)

Риторические вопросы в английском языке

Такие вопросы присутствуют и в английском языке. Например, в разговорной речи:

  • How should I know? (Да откуда ж мне знать?)
  • Who cares? (Да кому какая разница?)

Или в литературе у Уильяма Шекспира:

  • To be or not to be? (Быть или не быть? Вот в чём вопрос)
  • What’s in a name? That which we call a rose by any other name would smell as sweet. (Что значит имя? Роза пахнет розой, хоть розой назови ее, хоть нет)

Знаки препинания

Несмотря на то, что риторический вопрос — это скорее утверждение, в конце мы ставим вопросительный знак (?) или вопросительный и восклицательные знаки вместе (?!).

Риторическое восклицание и риторическое обращение

Риторическое восклицание — фигура речи, задача который подремонтировать чувства говорящего. Такое восклицание броское, кричащее. В конце него ставится восклицательный знак. Имеет два вида: аганактезис и катаплока.

Аганактезис используют для выражения негодования.

«Спешил!.. летел! дрожал! вот счастье, думал, близко.
Пред кем я давиче так страстно и так низко
Был расточитель нежных слов!».
(А. С. Грибоедов «Горе от ума»)

Катаплоку — для неожиданной вставки в речи, обычно этот приём оформляется в скобках или с помощью тире.

«Другой к стеночке пошёл
Искать прибыли
(И гордец же был – сокóл!)
Разом выбили».
(Марина Цветаева «Кем полосынька твоя…»)

Риторическое восклицание может быть использовано вместе с риторическим вопросом. Например:

  • «Боги бессмертные! (воклицание) Есть ли где народ, есть ли город такой, как наш? Что за государство у нас? (вопрос)» (Цицерон)
  • «А вы! о боже мой! (восклицание) Кого себе избрали? (вопрос)» (А. С. Грибоедов «Горе от ума»)

Риторическое обращение — другая стилистическая фигура. Обычно мы используем обращение, когда хотим завладеть вниманием человека, окликая его. Но риторическое обращение нужно, только чтобы показать своё отношение. Например, при обращении к неодушевлённым предметам.

«Мечты, мечты! где ваша сладость?».
(А. С. Пушкин. «Евгений Онегин»)

«Подымайся, ветер, по оврагам,
Подымайся, ветер, по равнинам,
Торопись, ветрило-вихрь-бродяга,
Над тем Доном, белым Доном лебединым!».
(М. И. Цветаева «Плач Ярославны»)

«Ты не увидишь его так близко!.. Эх ты, бедняга!».
(Максим Горький «Песня о соколе»)

«Слава тебе, безысходная боль!
Умер вчера сероглазый король».
(Анна Ахматова «Сероглазый король»)

Узнайте также, что такое Сарказм.

Что значит риторический вопрос и зачем он нужен? Примеры риторических вопросов. :: Инфониак

Полезные советы

Существуют такие вопросы порой на которые не нужно стремиться искать ответов, поскольку такие вопросы задаются, как правило, с особыми целями.

Для того, чтобы уметь адекватно реагировать на различные не совсем стандартные обороты в нашей речи, следует прояснить что же это такое — риторический вопрос и для какой цели его обычно принято задавать?

По сути говоря, риторичный вопрос — это не что иное, как оборот в речи человека, который обычно даже и вопросом то не является, поэтому он, как правило, не претендует на какой-либо ответ.

Получается, что риторичный вопрос, это по сути такой вопрос, ответ на который попросту не нужен, потому что он просто очевиден для окружающих. На самом деле, риторический вопрос является обычным утверждением, которое заявлено в вопрошающем виде. К примеру, вот такой речевой оборот:

«Да сколько же еще может продолжаться эта несправедливость?»

Здесь не нужен никакой ответ, а наоборот, подчеркивается, что несправедливость продолжает быть. Происходит как бы намек на то, что пришло время уже перестать ее терпеть.

Примеры риторических вопросов


Читайте также: Мудрые уроки спокойствия и благополучия от Тибетских монахов

Риторические вопросы в литературе:


Для чего требуются обычно такие вопросы?

В большинстве случаев, данный вопрос задается с той целью, чтобы придать речи усиленную выразительность какой-то определенной фразы. Главным фактором в данных оборотах является интонация самого вопроса и его условность, другими словами — употребление грамматического выражения.


Существуют специальные фигуры в разговоре, в которые входят как риторические вопросы, так и риторические обращения с риторическими восклицаниями. Это также такие обороты, которые максимально усиливают ее выразительность.

Эти обороты отличаются своей некоторой условностью, то есть, где допускается употребление какой-то восклицательной / вопросительной интонации тогда, когда они совершенно не требуются. Именно из-за них любая реплика, в которой обычно употребляются данные фигуры, начинает получать совершенно особую выраженную окраску, максимально усиливающуюся в ее выразительности.

И поскольку риторический вопрос, как правило, является обычным высказыванием, поставленном в вопросительном тоне, то и ответ, как правило, к нему заранее уже известен.

Риторическое восклицание обладает таким же условным характером, где вопросительная манера не выливается из предложения или из содержания самого слова, а придается ей обычно в свободном порядке, показывая этим прямое обращение к этому событию.

Читайте также: Диагноз «не люблю свою работу»: как любить то, чем занимаешься

Пример риторического восклицания:

Какое лето, что это за лето! Да это ж просто колдовство!


Риторическое обращение также является неким условным обращением к тем предметам, к которым по сути нельзя обращаться. Сама структура данного обращения является такой же, как и в риторическом восклицании, а также в риторическом вопросе.

Пример риторического обращения:

«Вот оно, глупое счастье с белыми окнами в сад


Из чего следует, что все вышеперечисленные риторические фигуры являются обычными синтаксическими конструкциями, которые способны передавать патетичность повествования и известную ее приподнятость.

Такие фразы, которые маскируются под вопрошающие предложения, пришли к нам из далеких античных времен, по наследству от древних ораторов.

Мастера красноречия тех времен довели свои выступления до полного совершенства. Они в своей речи с успехом применяли разные словесные обороты и конструкции, которые были способны придавать ей какую-то особенную выразительность и эмоциональность. И в их список попадали также риторические вопросы.


Интересен факт того, что сами ораторы тех времен считали данные обороты некоторыми отклонениями, которые существенно отличаются от простой речи. Они считали это неким своеобразным украшением. В настоящее время ситуация полностью изменилась и такие обороты стали вполне употребляемой частью речи.

Данные вопросы могут иметь как положительную, так и отрицательную подоплеку. В положительной — они говорят о поддержке, о неком сопереживании, а в отрицательной — как правило, цинизм, злобу и сарказм.

Зачем нужны такие вопросы?

Без таких вопросов, которые не требуют к себе ответа, обычно сложно представить какие-то политические высказывания или статьи общественной тематики. Они зачастую находят свое применение и в художественной литературе, и в различных дебатах.


Да и в быту, люди, сами того, не осознавая и не замечая, постоянно пользуются наследием ораторов античных времен. Данные древние приемы, как правило, применяют для того, чтобы:

  • Аудитория смогла сделать определенные выводы.
  • Чтобы придать своей речи существенную окраску.
  • Сделать разговор более значительным и ярким.
  • Привлечь заинтересованность к своему высказыванию и непосредственно к своей персоне.
  • Уметь делать плавные переходы от одной теме к другой, где риторический вопрос будет служить соединительным звеном.
  • Заставить своих оппонентов начать действовать.
  • Стараться переключаться на те детали, которые должны восприниматься автоматически.
  • Иметь возможность указать плюс ко всему на опытность каких-то знаменитостей либо известных личностей.
  • Заставить своих собеседников подключаться к диалогу.
  • Данные обороты очень часто используют в рекламе.
  • Также эта фигура, используемая в речи, иногда нужна для того, чтобы поставить своего собеседника в неловкое положение и заставить его среагировать какими-то ответными определенными действиями.
  • Данные речевые обороты способны также выручить, когда в диалоге образовалась пустота, которую срочно необходимо чем-то заполнить.

Грамотное применение риторических вопросов


1. Самое главное — это правильно сформулировать вопрос. Он должен быть простым, без добавления непонятных терминов.

2. Необходимо полностью исключить из речи любую двусмысленность и какое-либо недопонимание. В первую очередь должна всегда быть четкость, структура и полная ясность происходящего.

3. Данные вопросы в категорическом понимании требуют к себе совершенно отчетливого произношения, которое желательно сопровождать определенными жестами и мимикой.

4. Следует всегда заранее обдумывать какой эффект должен произойти от того или иного риторического вопроса.

5. Лучше всего, если данный эффект будет применим в самом начале выступления, тогда можно будет привлечь внимание и разбудить аудиторию.

6. Если вы хотите сделать какой-то хорошо запоминающийся итог, то старайтесь свой риторический вопрос задать непосредственно в конце выступления. В этом случае он будет очень эффектной завершающей точкой.

Заключение:

Необходимо помнить, что такие речевые обороты — это то, чем рекомендуется пользоваться очень грамотно и дозированно. В первую очередь, это относится к общению с маленькими ребятишками, поскольку они могут смириться с тем, что им всегда задают условно-вопросительные предложения и они могут начать принимать другие предложения соответственно, а там, как раз, будет и нужен необходимый ответ.

 Хоть такие речевые обороты и превращают речь в более доступную для большего понимания, все-таки не стоит ею пользоваться очень часто, поскольку существует вероятность того, что все они со временем превратятся в довольно избитые фразы и вызывающие раздражение штампы.

Стилистические фигуры — Российская газета

Здравствуйте! Напомню, мы учимся писать рецензию-эссе, опираясь на книгу М. Карнауховой «Русский язык: понимаю — пишу — проверяю». Тренировочный текст представлен в первом занятии.

Занятие 7. Стилистические фигуры. Инфинитивное предложение, эллипсис, парцелляция, инверсия, удвоение, анафора, эпифора, синтаксический параллелизм, умолчание, риторический вопрос, риторическое обращение, бессоюзие, многосоюзие, градация, период

Омонимы, омофоны, омоформы, омографы. Синонимы и ряды синонимов. Антонимы, антитеза, оксюморон

Кроме слов с переносным значением (тропов) и словосочетаний-фразеологизмов в создании образной речи принимают участие стилистические фигуры (их ещё называют синтаксическими фигурами или фигурами речи). В отличие от тропов эти средства образной выразительности преобразуют строй предложения, придавая высказыванию авторскую индивидуальность. Мы будем говорить о строении предложения в темах, посвященных синтаксису, однако фигуры речи как создатели образности укладываются в логику данного занятия.

1. Инфинитивное предложение, когда сказуемое выражено неопределённой формой глагола, например: А царица хохотать и плечами пожимать… (А. Пушкин)

2. Эллипсис — неполные предложения, где образность достигается за счёт экономии речевых средств при отсутствии члена предложения, чаще всего сказуемого, например: Озеро на середине реки; по правую сторону за рекой луг и по левую сторону луг, а за лугом взгорок со старыми соснами и поле. (Г. Бочаров)

3. Парцелляция — стилистический приём, когда предложение интонационно делится на отрезки, графически выделенные как самостоятельные предложения, одно из которых неполное или требует обязательного контекста, например: Я жаловаться буду. Губернатору. (М. Горький) (Темы 28, комментарии; 35; 40.) Парцелляцию надо отличать от ошибки — речевой недостаточности, когда разрываются подлежащее или сказуемое (Я жаловаться. Буду.) .

4. Инверсия — изменение прямого (обычного) порядка слов в предложении на обратный, при котором слово занимает не вполне обычную, а потому сильную позицию, например (слова, на которые падает логическое ударение, выделены): Арагвы светлой он счастливо / Достиг зелёных берегов. (М. Лермонтов) Сравните то же предложение с прямым порядком слов, где вместе с инверсией ликвидирована и ритмика стиха: Он счастливо достиг зелёных берегов светлой Арагвы.

 

5. Удвоение — повторение слов как стилистический приём: Мечты, мечты, где ваша сладость? (А. Пушкин)

6. Анафора, или единоначатие, — повторение слов или оборотов в начале каждого предложения:

Коль любить, так без рассудку,

Коль грозить, так не на шутку,

Коль ругнуть, так сгоряча,

Коль рубить, так уж сплеча!

(А. К. Толстой)

7. Эпифора, или концовка, — повторение слов или выражений в конце смежных предложений:

«Не станет нас!» А миру хоть бы что.

«Исчезнет след!» А миру хоть бы что.

Нас не было, а он сиял и будет.

Исчезнем мы — а миру хоть бы что!

(Омар Хайям)

8. Синтаксический параллелизм — повторение не слов, а синтаксической модели: Уланы с пестрыми значками, драгуны с конскими хвостами… (М. Лермонтов)

 

9. Умолчание — намеренный обрыв высказывания, передающий прерывистость, взволнованность речи. На письме умолчание показывается многоточием:

Нет; я хотел…быть может, вы… я думал,

Что уж барону время умереть.

(А. Пушкин)

10. Риторический вопрос — эмоционально окрашенное высказывание, имеющее значение утверждения или отрицания. Риторический вопрос часто ставится не для того, чтобы получить ответ, а для привлечения внимания читателя к тому или иному явлению, например: Что ж мой Онегин? Полусонный в постелю с бала едет он. (А. Пушкин)

11. Риторическое обращение (часто с восклицанием), когда автор подчёркнуто обращается к кому-нибудь или к чему-нибудь, выражая тем самым своё отношение:

Цветы, любовь, деревья, праздность,

Поля! я предан вам душой.

(А. Пушкин)

12. Бессоюзие состоит в намеренном пропуске союзов при однородных членах (здесь и далее сами ряды однородных членов можно рассматривать как средство создания образа), что придаёт речи стремительность и динамизм. Например, строки из «Евгения Онегина» А. Пушкина, где мы вместе с семейством Лариных наблюдаем калейдоскопическую смену картинок за окном кареты:

Мелькают мимо будки, бабы,

Мальчишки, лавки, фонари,

Дворцы, сады, монастыри,

Бухарцы, сады, огороды,

Купцы, лачужки, мужики,

Бульвары, башни, казаки,

Аптеки, магазины моды,

Балконы, львы на воротах

И стаи галок на крестах.

13. Многосоюзие, когда повторяющиеся союзы служат логическому и интонационному подчёркиванию однородных членов, например:

Перед глазами ходил океан, и колыхался, и гремел, и сверкал, и угасал, и уходил куда-то в бесконечность. (В. Короленко)

14. Градация- такое расположение однородных членов, при котором каждый последующий содержит усиливающее значение, из-за чего усиливается и общее впечатление, производимое всей группой слов.

Задание. Прочитайте маленький эпизод из толстовского рассказа «После бала», где, однако, содержится поворотный пункт рассказа — смена реальных событий и перемена в душе героя. Найдите градацию, которая показывает нам, что дальше жизнь героя изменится.

Когда я вышел на поле, где был их дом, я увидел в конце его, по направлению гулянья, что-то большое, чёрное и услышал доносившиеся оттуда звуки флейты и барабана. В душе у меня всё время пело и изредка слышался мотив мазурки. Но это была какая-то другая, жёсткая, нехорошая музыка.

15. Период — развёрнутое предложение, чётко распадающееся на две противопоставленные части, например:

В этом роде жизнь, с мелкими изменениями, продолжалась с лишком два месяца, и, несмотря на великолепный дом, каким он мне казался тогда, на разрисованные стены, которые нравились мне больше картин и на которые я не переставал любоваться; несмотря на старые и новые песни, которые часто и очень хорошо певала вместе с другими Прасковья Ивановна и которые слушал я всегда с наслаждением; несмотря на множество новых книг, читанных мною с увлечением, — эта жизнь мне очень надоела. (С. Аксаков)

Из лексических элементов, скрепляющих предложения при логическом развитии мысли и усиливающих при этом образную выразительность, выделим так называемые контекстные синонимы и лексические повторы.

16. Контекстными синонимами выступают в тексте слова, которые сами по себе синонимами не являются, однако образы, выражаемые ими в тексте, имеют черты сходства.

Возьмём абзац из «После бала» Л. Толстого, начинающийся вопросом рассказчика самому себе «Что это такое?». Иван Васильевич слышит «неприятную, визгливую мелодию», идёт на звук и — далее описание внутри повествования (курсив наш): «Пройдя шагов сто, я из-за тумана стал различать много чёрных людей«. Описание (то, что видит Иван Васильевич) прерывается рассуждением рассказчика о том, что это могут быть за люди, а затем снова описательное предложение: «Солдаты в чёрных мундирах стояли двумя рядами друг против друга, держа ружья к ноге и не двигаясь». Зловещие «чёрные люди» и солдаты в чёрных мундирах — это один и тот же образ, и два описательных предложения связаны контекстными синонимами.

17. Перед вами абзац, где предложения соединены с помощью лексического повтора, средства выразительности, используя который автор акцентирует читательское внимание на предмете речи (текстовые выделения те же): «Я стал смотреть туда же и увидал посреди рядов что-то страшное, приближающееся ко мне. Приближающееся ко мне был оголённый по пояс человек, привязанный к ружьям двух солдат, которые вели его«.

Помимо переносных значений одного слова в лексиконе есть разные слова, объединённые в большие группы по определённым признакам, — омонимы, синонимы и антонимы.

1. Омонимы — это слова или формы слов, одинаково звучащие, но совершенно разные по значению, например: ключ — инструмент, открывающий дверь, и ключ — поток, бьющий из земли; брак — супружество и брак — испорченная продукция.

При изучении правописания слов с учётом их звукового оформления мы будем иметь дело со звуковыми омонимами — омофонами. Это слова, одинаково звучащие, но по-разному пишущиеся, например: посвятить стихотворение и посветить фонарём, лук [лук] (луковица) и луг [лук] (лужок).

Есть омонимы, относящиеся, как правило, к разным частям речи и совпадающие по звучанию лишь в отдельных формах. Такие омонимы называются омоформами. Перед вами каламбур — весёлые строки, где обыгрываются омоформы:

Вы, щенки! За мной ступайте;

Будет вам по калачу.

Да смотрите ж, не болтайте,

А не то поколочу.

 (А. Пушкин)

А вот другой каламбур: Я приехал в Москву: плачу и плачу. (П. Вяземский)

Представленные омонимы одинаковы по написанию, но различаются по звучанию из-за разного ударения. Такие омонимы называются омографами.

Задание. Придумайте по предложению с омоформами порублю и по рублю, посол (от посолить) и посол; омографами замок и замок, пропасть и пропасть.

2. Синонимы — разные слова, близкие по смыслу, то есть лексическому значению, например: рисковать, осмеливаться, отваживаться, дерзать. Как видно из примера, все слова выражают общее понятие «действовать, не боясь опасностей». Однако очень важны и отличия: каждое слово имеет свой смысловой и эмоциональный оттенок. Различаются смыслом, например, фразы Я рискнул взять на себя эту работу, и Я осмелился на эту работу, и Я всё-таки отважился на эту работу, наконец, Я дерзнул взяться за эту работу. Таким образом, одно понятие может раскрываться до конца, исчерпываться в языке не одним словом, а группой синонимов, образующих так называемый синонимический ряд. Вот как Пушкин в «Капитанской дочке», рисуя образы персонажей, через их речь даёт нам почувствовать и социальное происхождение, и характер (синонимы одного синонимического ряда выделены одинаково):

«- Василиса Егоровна прехрабрая дама, — заметил важно Швабрин. — Иван Кузьмич может это засвидетельствовать.

— Да, слышь ты, — сказал Иван Кузьмич, — баба-то неробкого десятка».

В списке необходимых словарей представлены словари синонимов и омонимов. Это замечательные источники пополнения словарного запаса, и при выполнении тестовых заданий вам без них не обойтись.

Задание. Есть предметы и явления, значение которых не исчерпывается одним словом, тогда такое слово может иметь синоним, например: дом — здание, строение, сооружение. А есть предметы и явления, значение которых исчерпывается одним словом, и тогда это слово не имеет синонимов, например: окно, дверь, этаж.

Какие слова из списка имеют и не имеют синонимы: сосна, самолёт, бегемот, мастерство, зуб, ручей, работать, левый, быстро.
Проверьте себя по словарю синонимов.

3. Антонимы — слова с противоположными значениями, например: начало — конец, хороший — плохой, близко — далеко.

Главное назначение антонимов в образной речи — выражение контраста, создание противопоставления — антитезы: Чёрный вечер — белый снег (А. Блок), «Война и мир» (Л. Толстой), «Живые и мёртвые» (К. Симонов).

Антоним лежит и в основе такого средства создания образности, как оксюморон (в переводе с греческого остроумно-глупое). В оксюмороне соединение противоположных по смыслу слов создаёт необычайно выпуклый, ёмкий образ: В свежем воздухе пахло горькой сладостью осеннего утра. (И. Бунин) Или О как мучительно тобою счастлив я. (А. Пушкин)

ВАЖНО! Все стилистические средства языка используются автором текста, чтобы лучше высветить тему и идею.

Задания. 1. Какая проблема не затронута в тексте ЕГЭ?

1)    Какую роль играет книга в жизни человека?

2)    Какие качества наиболее ценны в человеке?

3)    Как отличить талантливую книгу от посредственной?

4)    Как Пушкин относится к Пугачеву?

2. Какое утверждение противоречит точке зрения автора?

1) Савельич как литературный персонаж не менее значителен, чем Пугачев.

2)    Пушкин с большой симпатией относится к Савельичу.

3)    Рабская преданность Гриневу выявляет холопскую сущность Савельича.

4)    В образе Савельича воплотились некоторые черты любимой няни Пушкина.

3. Определите стиль и тип речи текста :

1)    научный, описание

2)    публицистический, рассуждение-размышление

3)    художественный, описание

4)    научный, рассуждение-размышление

4. В каком предложении текста ЕГЭ автор использует антонимы (антонимическую пару)?

1) 9

2) 10

3) 13

4) 18

5. Какое из перечисленных предложений текста связано с предыдущим с помощью контекстного синонима и указательного местоимения?

1) 2 2) 7 3) 16 4) 18

6. Укажите ряд, где перечислены только те средства выразительности, которые используются в этом тексте:

1)    сравнительные обороты, инверсия, гипербола, олицетворение

2)    неполные предложения, ряды однородных членов, риторический вопрос, анафора

3)    риторический вопрос и восклицание, метафора, ряды синонимических и антонимических сочетаний, контекстные синонимы

4)    метафоры, сравнительные обороты, неполные предложени

Как написать риторический вопрос — видео и стенограмма урока

Написание риторических вопросов

Написание риторических вопросов

Самый простой способ написать риторический вопрос — это сформировать вопрос сразу после утверждения, чтобы обозначить противоположное тому, что вы сказали. Это называется риторических вопросов-тегов :

  • Обед был хорош, не так ли? (Ужин был плохим.)
  • У нового правительства все хорошо, не так ли? (Правительство неважно.)

Примечание. Эти вопросы могут быть непростыми. Иногда ожидается ответ в виде обычного вопроса-тега. В аэропорту служба безопасности может спросить: «Вы не несете что-то еще для кого-то, не так ли?» Это не риторический вопрос. В этом случае вы должны ответить на первое утверждение, а не на второе.

Написание очевидных риторических вопросов

Вы также можете писать очевидные риторические вопросы, когда каждый (или никто) знает ответ. Есть много риторических вопросов, которые уже написаны и используются в повседневной и письменной речи, например: «В чем смысл жизни?» (Никто не знает ответа.) Проявив некоторую креативность, вы можете писать юмористические вещи, но помните свою аудиторию. Вы почти никогда не используете такие вопросы в профессиональной переписке.

Давайте рассмотрим несколько примеров:

  • Солнце горячее? (Да, очень жарко.)
  • Луна круглая? (Да, очень круглая.)
  • Океан мокрый? (Да, очень влажно.)
  • Ты что, шутишь? (Человек, с которым вы разговариваете, знает, что это не так, но не может или не хочет верить в то, что вы говорите.)
  • Ты пойдешь на вечеринку в субботу?

Вы также можете ответить на вопрос риторическим вопросом, например: «Летают ли свиньи?» (Нет, не летают, поэтому ответ, очевидно, отрицательный). Другой ответ может быть: «Собаки лаять? » (Да, да, поэтому ответ, очевидно, положительный.)

Написание риторических вопросов, чтобы заставить вашего читателя отреагировать

Иногда вы можете написать риторический вопрос, чтобы заставить вашу аудиторию действовать:

  • В прошлом году на углу Смит-стрит и Вест-авеню 12 человек были ранены или убиты.Сколько еще людей должно умереть, прежде чем мы поставим знак остановки на перекрестке?

Риторические вопросы не всегда должны быть в конце заявления:

  • Почему кому-то не нужен знак остановки на углу Смит-стрит и Вест-авеню? В прошлом году там пострадали или погибли 12 человек.
Написание риторических вопросов, чтобы ваш читатель согласился с вами

Написание риторического вопроса после высказывания заявления может заставить аудиторию согласиться с тем, что вы говорите, или попытаться убедить людей поверить в то, что вы говорите.Например:

  • Мы много и много работаем за свои деньги. Разве мы не заслуживаем отдыха от телефонных маркетологов во время обеда?
Написание риторических вопросов, чтобы заявить обратное

Мы также можем написать риторические вопросы, чтобы заявить обратное. Написав вопрос или утверждение в одном направлении, а затем изменив его на другое, вы можете показать прогресс или удивление своему читателю:

  • Все твердили, что наша экономика терпит крах. Может, они не знали о нашей компании?
Написание риторических вопросов, чтобы заставить вашего читателя задуматься

В письменной форме задать вопрос может быть сложно, так как никто не ответит вам, но, добавив риторический вопрос, мы можем заставить наших читателей задуматься о проблемах или проблемах:

  • Воспитание ребенка может быть трудным.Мы все хотим самого лучшего для наших детей, но что мы можем сделать, когда у нас есть всего несколько драгоценных часов вне работы?

Краткое содержание урока

Риторические вопросы — это вопросы, на которые вы не ожидаете ответа. Чтобы написать риторический вопрос, можно сделать заявление, за которым следует вопрос. В риторических вопросов добавлен простой вопрос. Вы можете написать риторические вопросы, чтобы сказать очевидное или обратное, или задать вопросы, чтобы заставить вашу аудиторию отреагировать или подумать.

Риторический вопрос в литературе: определение, эффект и примеры — видео и стенограмма урока

Цель и эффект в литературе

В литературе риторические вопросы могут быть очень мощным средством убеждения или размышления. Они могут быть юмористическими, очевидными или задумчивыми. Например, в пьесе Уильяма Шекспира « Венецианский купец, » есть очень известная речь персонажа Шейлока, который пытается бороться с антисемитизмом, с которым он сталкивается как еврей.Он говорит:

‘… Я еврей. Разве

не глаза еврея? Разве у еврея нет рук, органов,

измерений, чувств, привязанностей, страстей? накормили

той же пищей, получили ранения тем же оружием, подвергли

тем же болезням, лечили теми же средствами,

согревали и охлаждали той же зимой и летом, что и

христианин? Если ты уколешь нас, разве мы не истечем кровью?

если нас пощекотать, разве мы не смеемся? если отравишь

нас, не умрем ли мы ?… ‘

Шейлок задает много вопросов, но они задаются целенаправленно. Он умоляет понять, почему с ним так жестоко обращаются за то, что он еврей, потому что, как еврей, он все еще человек. И как люди, мы все равны, уязвимы как для смерти, так и для боли и страсти. Эти вопросы риторические, потому что их ответы очевидны (предположительно для всех), а также потому, что они имеют драматический эффект, заставляющий аудиторию задуматься о природе его страданий и несправедливости.

Давайте посмотрим на другой пример из Шекспира, на этот раз из пьесы « Ромео и Джульетта». В пьесе Ромео и Джульетта — влюбленные, которым запрещено находиться вместе из-за ссор между их семьями. Джульетта говорит:

«Это твое имя — мой враг;

Ты сам, но не Монтекки.

Что такое Монтегю? это ни рука, ни нога,

Ни рука, ни лицо, ни какая-либо другая часть

Принадлежит мужчине.О, будь другим именем!

Что в имени? то, что мы называем розой.

Любое другое имя пахло бы так же сладко… »

Когда Джульетта говорит:« Что в имени? », она не просит ответа, потому что она уже знает это. По ее словам, Монтегю не является физическим телом, как рука или нога, и название «роза» не имеет значения, потому что изменение названия розы не изменит ее качеств. Джульетта использует риторический вопрос, чтобы выразить разочарование и показать нам, насколько несправедливо, что так много в ее жизни будет определяться чем-то столь банальным, как имя.

Краткое содержание урока

Риторические вопросы — это вопросы, которые задают, не ожидая ответа. Эти вопросы предназначены для того, чтобы повлиять на аудиторию или выразить чувства. В литературе риторический вопрос может быть юмористическим, очевидным или рефлексивным. Это может быть тот, кого спрашивают, уже зная ответ, как в шекспировском «Венецианском купце », «», когда Шейлок спрашивает: «Я еврей». Есть ли у еврея глаза? у еврея нет рук, органов, размеров, чувств… »На эти вопросы есть очевидные ответы, но их просят заставить аудиторию посочувствовать ему.

Другие риторические вопросы не имеют очевидных ответов, например: «Прекратится ли когда-нибудь коррупция?» На эти вопросы невозможно ответить, поэтому их задают, чтобы аудитория задумалась и задумалась. Эффективные риторические вопросы могут быть очень мощным литературным приемом, заставляющим задуматься.

Риторические вопросы в литературе

  • Риторический вопрос — вопрос, на который никто не ожидает ответа на
Шекспировское произведение Риторические вопросы
Венецианский купец Разве у еврея нет глаз? не имеет у еврея рук, органов, размеров, чувств…?
Ромео и Джульетта Что в имени? Что Монтегю?

Результаты обучения

Завершите этот урок, задав риторические вопросы, чтобы вы могли легко:

  • Определите риторический вопрос
  • Напомнить цель риторических вопросов в литературе
  • Приведите примеры риторических вопросов из Шекспира

Что такое риторические вопросы и как вы их используете?

Риторический вопрос — это вопрос, на который не ожидается ответа.Это образ речи, который обычно задается как вопрос, чтобы подчеркнуть точку зрения, а не вызвать ответ. Эти вопросы часто затрагивают общеизвестные факты и в основном используются в убедительных текстах.

В отличие от обычных вопросов, на них не нужно отвечать напрямую. Риторический вопрос — это метод, используемый писателями для формирования того, как аудитория или читатель думают о данной теме.

Как использовать риторические вопросы

Помимо использования риторических вопросов, чтобы выразить суть или драматический эффект, они также могут инициировать обсуждение, когда на них трудно ответить.Их также можно использовать в определенных произведениях письма для создания определенного тона.

Риторические вопросы можно использовать, чтобы:

  • Убедить читателя или аудиторию согласиться с вами по определенной теме.
  • Персонализируйте свои вопросы, используя «ваш» и «вы».
  • Заинтересуйте читателя или аудиторию — позвольте им придумать ответ, чтобы побудить их активно участвовать, а не просто создавать резолюции и гипотезы.
  • Подчеркните утверждения — как только вы обозначили определенную точку зрения в своем фрагменте текста или речи, вы можете использовать риторический вопрос, чтобы подтвердить ее.
  • Ответьте на вопрос другим вопросом.
  • Предсказывайте вопросы читателя и аудитории.

Риторический вопрос может иметь очевидный ответ, на который спрашивающий может дать немедленный ответ, или вообще не иметь риторического ответа.

Примеры риторических вопросов

Хотите заказать еду? Бьюсь об заклад, вы.
Если вы отравите человека, разве он не умрет?
Во что превратился мир?
Вы ненавидите мыть посуду поздно вечером? Тогда у нас есть решение для вас!
Если ты меня пощекотишь, разве я не буду смеяться?

Еще несколько примеров, которые можно взять с собой

Мстители (2012) Мумия (1999) Гладиатор (2000) Кровавый алмаз (2006) Двенадцать обезьян (1995)

What Is a Rhetorical Вопрос и как он используется?

Разве не было бы здорово понять, почему кто-то задает риторический вопрос? Сколько раз в день вы задаете вопросы, на которые нет ответа? Разве мы не все делаем это в повседневной речи? Кто знал? Небо голубое?

Возможно, вы заметили, что я не ждал ответа ни на один из вышеперечисленных запросов.В этом суть риторических вопросов; вопросы не требуют ответа.

При эффективном использовании эти дерзкие, уверенные вопросы могут улучшить ваше письменное и устное общение, подчеркнув критические моменты, вдохновив на размышления или создав настроение. При неудачном выполнении риторические вопросы могут показаться грубыми, высокомерными и отталкивающими.

Что такое риторический вопрос?

Риторический вопрос не требует ответа. Люди обычно используют этот образный язык, чтобы выделить точку.Возможно, у него уже есть очевидный ответ, но говорящий все равно спрашивает, подчеркивая сарказм. Это может быть широкий запрос, чтобы вдохновить на размышления или самоанализ, или запрос, выдвинутый в рекламе, чтобы убедить потребителей. Независимо от предполагаемого результата, риторический опрос направлен на то, чтобы произвести впечатление на слушателя, а не на получение информации.

Обычно вы задаете вопросы, чтобы получить знания. Однако с риторическими вопросами дело обстоит иначе. Поскольку говорящий не хочет ответа, многие люди думают, что этот тип речи не должен заканчиваться вопросительным знаком.В конце 1500-х годов английский печатник Генри Денхэм разработал перевернутый вопросительный знак специально для этих вопросов. Он назвал это точкой удержания. Люди использовали эту пунктуацию до 17 века, когда она вышла из употребления. Сегодня писатели иногда заканчивают риторические вопросы восклицательным знаком или точкой.

Определение риторического вопроса

Риторический вопрос — это речевой прием, который задается для того, чтобы подчеркнуть точку зрения или создать драматический эффект, а не для сбора информации.Спрашивающий не ожидает прямого ответа.

Например, я говорю: «Сколько раз я говорил вам, что ваше белье должно быть в корзине, а не на полу?» хотя бы раз в день, но я не хочу, чтобы мой ребенок называл мне точное число. Я просто хочу, чтобы она, пожалуйста, из любви к выпечке уже положила одежду в корзину. О, черт возьми.

Почему люди используют риторические вопросы?

Есть разные причины, по которым кто-то может использовать риторический вопрос.Авторы и музыканты часто используют риторический язык как выбор стиля, чтобы создать привлекательность, интерес или заинтересованность. Во время дебатов участники могут использовать это как инструмент для выражения своего мнения. Спичрайтеры используют этот метод, чтобы вдохновить на размышления. Маркетологи используют этот подход, чтобы убедить клиентов действовать. Есть много возможных предполагаемых целей, например:

  • Чтобы подчеркнуть идею или намерение
  • Вызвать сомнения
  • Чтобы начать разговор
  • Чтобы указать на очевидное
  • Бросить вызов читателю или слушателю
  • Чтобы вызвать глубокие размышления
  • Навязать саркастические рассуждения
  • Передать мнение докладчика

Примеры риторических вопросов

Когда я спрашиваю домашнего подростка: «Вы хотите накрыть стол к обеду?» Я хочу, чтобы это было риторическим.Я не хочу ответа. Я хочу, чтобы тарелки уже были на столе, пока еда не остыла, пожалуйста. Когда учитель спрашивает ученика: «Пожалуйста, прекрати играть со своим карандашом?» поверьте, учитель не хочет ответа. Для всех будет лучше, если дети не будут отвечать на вопрос родителей: «Вы хотите, чтобы я позвонил Санте? Хочешь сегодня лечь спать без ужина? Вы родились в сарае? »

Полужирный и медный

Если вы чувствуете себя дерзко и хотите подчеркнуть свою точку зрения, вы можете спросить следующее:

  • Птицы летают?
  • Крякают ли утки?
  • Солнце яркое?
  • Собираются ли ваши игрушки подниматься на руки?
  • Как вам эти яблоки?

Бесплатно

Вы также можете использовать риторические вопросы, чтобы делать положительные утверждения.Не всегда нужно быть таким негативным. Например:

  • Я когда-нибудь говорил вам, насколько вы великолепны?
  • Ты знаешь, что я люблю тебя?
  • Почему ты самый милый?
  • Знаете ли вы, что вы лучший?
  • Что бы я делал без тебя?
  • Почему ты такой талантливый?
  • Как ты такая красивая?
  • Как получилось, что у вас все хорошо?

Moody

Иногда люди подчеркивают свое текущее настроение риторическим вопросом, например:

  • Почему я?
  • Это когда-нибудь закончится?
  • Откуда мне знать?
  • Что на Земле?
  • Почему это всегда происходит?
  • Как я мог быть таким глупым?
  • Какая разница?
  • Ты что, шутишь?
  • Конечно, а почему бы и нет?

Убедительный

Использование риторических приемов — обычное дело в рекламе.Если все сделано правильно, маркетологи привлекают аудиторию и убеждают ее сделать вывод о том, что они нуждаются в продукте или услуге. Некоторые примеры включают:

  • Хотите навсегда избавиться от болей в спине?
  • Хотите сияющую, молодую кожу?
  • Скучаете по домашним блюдам мамы?
  • Ищете доступные средства по уходу за кожей?
  • Вы устали убирать ванные комнаты?
  • Устали от усталости?

Иллюстративное

Писатели используют эту технику как стилистический выбор, чтобы заинтересовать читателя или стимулировать критическое мышление.В следующем отрывке из шекспировского «Венецианского купца» риторические вопросы показывают, что все люди, даже не входящие в состав большинства, являются людьми:

«Если ты нас уколешь, не истечем ли мы кровью? Если нас пощекотать, разве мы не смеемся? Если вы нас отравите, разве мы не умрем? И если ты обидишь нас, разве мы не отомстим? »

В стихотворении Лэнгстона Хьюза «Гарлем» поставленные вопросы предназначены не для получения знаний, а скорее для передачи образов с помощью изобретательного языка:

Что происходит с отложенным сном?
Высыхает, как изюм на солнце?
Или гноиться как болячка —
А потом бежать?
Воняет тухлым мясом?
Или корочка с сахаром
как сиропная конфета?

Созерцательный

Ораторы используют риторические вопросы, чтобы вызвать реакцию аудитории.Эти предложения более эмоционально вовлекают слушателей, пробуждая любопытство и рефлексивное мышление. Риторические вопросы, подобные приведенным ниже примерам, позволяют неожиданно прервать разговор, пробуждая интерес и побуждая к размышлениям или беседе:

  • Каким образом вы саботируете себя?
  • Разве вы не заслуживаете дня, чтобы расслабиться?
  • Сколько раз вы должны будете страдать от одних и тех же последствий, прежде чем начнете действовать?
  • Во что вам обходится ваше бездействие?
  • Если бы весь мир был слеп, на скольких людей вы бы впечатлили?
  • Можете ли вы представить себе жизнь без страха?

Проблемы с риторическими вопросами

Почему мы любим задавать риторические вопросы? Потому что с его помощью мы чувствуем себя сообразительными, сообразительными и уверенными.Однако вы должны осторожно отвечать на эти смелые вопросы, поскольку они могут иметь потенциально неблагоприятные последствия.

Слишком много острых вопросов, подобных этому, может помешать обсуждению и вовлечению в рабочую обстановку. В разговоре они могут показаться грубыми или пренебрежительными. Если рекламодатели не будут тщательно продумывать свои слова, они могут отключить свою аудиторию. Например, такие вопросы, как «Вы хотите похудеть сегодня на 20 фунтов?» или «Вы хотите быстро заработать деньги и завтра уволиться с работы?» может сделать компанию ненадежной.

Вам все время задают вопросы, которые не заслуживают ответа? Вам не нужно отвечать. Я предполагаю, что да. Надеюсь, эти примеры риторических вопросов имеют смысл, и теперь у вас есть новые способы показать свою дерзость, подчеркнуть точку зрения, улучшить свой стиль письма и вдохновить на глубокие мысли. Мастерски составленные риторические вопросы различными способами укрепляют ваше письмо и речь. Вы бы хотели по-другому?

Теперь вы понимаете, что такое риторический вопрос? Вам нравится ими пользоваться или они кажутся вам неинтересными? На этот раз я не задаю риторических вопросов.Оставляйте свои ответы ниже!

Отвечая на риторические вопросы — Давид Дидау

Всегда прекрасный ответ, кто задает более красивый вопрос.
Э. Э. Каммингс

Всем нравятся риторические вопросы, не так ли? А они? Думаю об этом. Попробуйте ответить на него. Вы думаете, всем действительно нравятся риторические вопросы? Некоторые люди, но все? Может кто их ненавидит?

Вы можете увидеть, куда может вас привести такое мышление. Это может привести к пристальному взгляду пупка, но в то же время может помочь нам обнаружить некоторые довольно ошибочные рассуждения.Как и «конечно клаксон», риторический вопрос — это приглашение читателям согласиться, замалчивать суть утверждения и просто одобрительно кивать. Некоторые риторические вопросы могут быть заданы для юмористического эффекта, но другие являются предупреждением для любопытных.

В «Насосах интуиции» Деннет выражает это так:

Так же, как вы должны внимательно следить за «безусловно», вы должны развивать чувствительность к риторическим вопросам в любом споре или полемике. Почему? Потому что, как и слово «конечно», они представляют стремление автора сократить путь.В конце риторического вопроса стоит вопросительный знак, но на него не нужно отвечать. То есть автор не ждет, пока вы ответите, потому что ответ настолько очевиден, что вам будет неловко его сказать!

Вот вам хорошая привычка: всякий раз, когда вы видите риторический вопрос, постарайтесь — про себя — молча дать на него неочевидный ответ. Если найдете удачный, удивите собеседника, ответив на вопрос. Я помню мультфильм «Арахис» много лет назад, который прекрасно иллюстрирует эту тактику.Чарли Браун только что задал риторический вопрос: «Кто скажет, что здесь правильно и что неправильно?» и Люси ответила на следующей панели: «Я сделаю это».

И это не только вопросы. Аргументы полны ленивых рассуждений и пустой риторики — просто знаки препинания позволяют их легко обнаружить. Мартин Робинсон разоблачает как раз этот вид опрометчивого построения ложного консенсуса здесь:

Наташа Девон, бывший правительственный «царь» психического здоровья, недавно сказала: «Снова и снова в последние годы молодые люди — и люди, которые их обучают, — говорили о том, что строгая культура тестирования и академическое давление пагубно их психическому здоровью … Беспокойство — самое быстрорастущее заболевание среди детей младше 21 года.Эти вещи не случайны ».

Эти вещи не случайны…

Может, это совпадение; может быть, нет. То, что они собой представляют, конечно, является удобным повествованием, и, возможно, тестирование и академическое давление являются частью проблемы, но могут быть и другие вещи.

Я уверен, вы понимаете суть. Мы все постоянно делаем преувеличенные заявления — выявляя риторические вопросы и следуя логике рассуждений до абсурда — полезный инструмент, который поможет вам увидеть более ясно и мыслить более критически.

Далее, № 5 Бритва Оккама.

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

Как использовать риторические вопросы в своей речи

Риторический вопрос — это распространенный риторический прием, при котором вопрос задает говорящий, , но от аудитории не ожидается ответа . Это отличает его от явного вербального взаимодействия с аудиторией, когда говорящий задает вопрос, а затем ждет ответа или призывает кого-то ответить на него.

Вы, конечно, знакомы с этой техникой, но знаете ли вы, что вы можете использовать риторический вопрос по крайней мере девятью различными способами ? Нет? Читать дальше!

В этой статье определены девять способов использования риторических вопросов и приведены примеры.

Риторические приемы Статья серии

Стратегии при задании риторических вопросов

Как и другие речевые техники, риторические вопросы можно использовать по-разному, в зависимости от потребностей говорящего и его речи.

Редко необходимо задать риторический вопрос; почти всегда есть другой способ передать ту же идею, не задавая вопросов. Но риторические вопросы, как и другие риторические приемы, добавляют речи разнообразия и интереса.

Вот девять стратегий, которые могут быть реализованы (часто в сочетании) с тщательно продуманным риторическим вопросом:

1. Заставьте аудиторию задуматься с помощью риторического вопроса.

Самый популярный риторический вопрос — побудить аудиторию задуматься.Если вся ваша речь представляет собой серию утверждений, ваша аудитория может пассивно слушать и мало что воспринимать. С другой стороны, вы можете сделать их активными участниками своей речи , предложив им подумать над вашими аргументами. Это наиболее эффективно, если их просят подумать о проблеме с новой точки зрения.

Например, предположим, что вы проводите семинар по достижению цели. Хотя многие люди считают, что внешние силы мешают им реализовать свои цели, вы можете побудить свою аудиторию подумать об их саморазрушительном поведении:

Ставить цели легко, но достичь их — нелегко.Как вы саботируете себя?

2. Предложите аудитории согласиться с вами, задав риторический вопрос.

Чтобы убедить вашу аудиторию, они должны видеть вас заслуживающим доверия. Один из способов завоевать доверие — убедить аудиторию в том, что вы похожи на них и разделяете их убеждения. Один из способов сделать это — задать риторический вопрос, на который аудитория согласна с вами, возможно, даже кивнув в знак согласия.

Например, предположим, что вы выступаете на сетевом мероприятии для работающих матерей и представляете местный спа-центр:

Учитывая, насколько усердно вы работаете — как в офисе, так и дома — разве вы не заслуживаете в день в спа-салоне?

[Когда ваша аудитория молча отвечает: «Да, я это заслуживаю», в результате они видят себя более похожими на вас.]

3. Разбудите эмоции, задав риторический вопрос.

Эффективные спикеры умеют вызывать эмоции у аудитории. Риторические вопросы делают это , делая аудиторию партнером в ваших эмоциональных высказываниях . Вместо односторонних эмоциональных заявлений вы можете более эмоционально вовлечь аудиторию, зацепив ее риторическим вопросом.

Например, предположим, что вы находитесь на политическом митинге. Вместо того, чтобы сказать:

Они никогда не делали ничего, чтобы нам помочь.

Попробуйте:

Что они когда-либо сделали, чтобы помочь нам?

Последняя версия сильнее, потому что она вызывает эмоциональную реакцию, когда аудитория думает: «Ничего! Они ничего не сделали! »

4. Подчеркните предыдущее утверждение риторическим вопросом.

Риторические вопросы можно использовать в качестве восклицательного знака в предыдущем утверждении. Хотя предыдущее утверждение может быть фактическим утверждением, риторический вопрос заставляет вашу аудиторию серьезно задуматься над ним .

Например, предположим, что вы выступаете против группового насилия в вашем районе:

17 наших сыновей и дочерей уже погибли в результате преступных действий с участием банд. Сколько потребуется, прежде чем мы начнем действовать?

5. Вызовите неверный адрес риторическим вопросом.

Осторожное использование неправильного направления в речи — эффективный способ вызвать удивление аудитории , и это приводит к тому, что они становятся активными участниками. Одна из форм неверного направления — это когда вы делаете заявление, ведущее в одном направлении, а затем сопровождаете его утверждением, которое ведет в противоположном направлении.

Например, предположим, вы пытаетесь мотивировать свой отдел продаж:

Финансовые аналитики нашей отрасли прогнозируют снижение продаж в следующем году. Но применимо ли это предсказание к нам? [… А затем вы продолжаете показывать, почему это не так…]

В приведенном выше примере за риторическим вопросом следовало противоположное утверждение. Но этот шаблон можно изменить, задав риторический вопрос, предшествующий противоположному утверждению. Например:

Зачем кому-то нужны данные опроса, если в прошлом они оказались неточными? Основная причина в том, что на этот раз опросы общественного мнения использовали совершенно другие методы…

6.Задайте риторический вопрос, который, возможно, задумала ваша аудитория, и ответьте на него.

Тщательный анализ аудитории выявит множество вопросов, которые могут возникнуть у вашей аудитории. Вместо того, чтобы ждать ответа на эти вопросы после выступления (например, в сеансе вопросов и ответов), вы можете ответить на них в основной части своей речи, задав вопрос и сразу же ответив на него.

Например, представьте, что вы разговариваете с группой поддержки молодых родителей:

Как молодой родитель, вы часто задаетесь вопросом: что я могу сделать, чтобы дать своему ребенку интеллектуальный толчок? Ответ — читать им вслух каждый день.

Или рассмотрим другой пример:

Почему важно использовать свое право голоса? Голосование — долг активного гражданства!

7. Ответьте на вопрос другим риторическим вопросом.

Обычный способ ответить на вопрос (заданный вами или исходящий из вашей аудитории) — это ответить риторическим вопросом. Это делается, когда два вопроса (тот, который вам задали, и тот, которым вы ответили) имеют одинаковый ответ (обычно либо «да», либо «нет»).

Например:

Выиграем ли мы контракт? Небо голубое?

Очевидный ответ на второй вопрос — «да», и это означает, что ответ на первый также «да».

Или рассмотрим другой пример:

Как вы думаете, нам следует отказаться от нашей школы и закрыть ее? Свиньи летают?

На этот раз очевидный ответ на второй вопрос — «нет», и это означает, что ответ на первый также «нет».

Остерегайтесь использования этой техники , поскольку она может показаться вашей аудитории клише.Если можете, сделайте второй вопрос свежим и уникальным для вашей аудитории.

8. Задайте серию риторических вопросов, чтобы выделить расходящиеся мысли.

Говоря об особенно сложной проблеме, один из приемов, усиливающих эту сложность, — это задать серию вопросов, ответы на которые будут указывать в разных направлениях.

Например:

Как мы можем остановить издевательства в школе? Есть ли ответ, чтобы обучать хулиганов? Или обучать тех, над кем издеваются? Нужно ли нам больше присмотра на детских площадках? Как насчет более строгих наказаний для нарушителей? […]

Ряд вопросов, подобных этому, может использоваться в начале речи, в то время как основная часть речи может следовать отдельным вопросам один за другим.

9. Задайте серию риторических вопросов, чтобы выделить сходящиеся мысли.

Ряд риторических вопросов также можно использовать в ситуациях, когда, если бы на вопросы были даны ответы, все ответы указывали бы в одном направлении. Этот метод представляет собой разновидность повторения и может использоваться, чтобы неоднократно подчеркивать какую-либо мысль.

Риторические приемы Статья серии

Например:

Кто изменил наш клуб и сделал его процветающим? Кто неутомим в своей преданности этому клубу? Кто наш безоговорочный лидер? Конечно, я говорю о президенте нашего клуба Лорель, которую мы сегодня чествуем.

Как вы думаете?

Это не риторический вопрос. Я действительно хочу слышать, что ты думаешь. Добавьте комментарий, чтобы поделиться своими идеями о том, как использовать риторические вопросы.

Рабочие листы с риторическими вопросами, примеры и определения для детей

Не готовы приобрести подписку? Нажмите, чтобы загрузить бесплатный образец. Загрузить образец

Загрузить этот образец

Этот образец предназначен исключительно для участников KidsKonnect!
Чтобы загрузить этот рабочий лист, нажмите кнопку ниже, чтобы зарегистрироваться бесплатно (это займет всего минуту), и вы вернетесь на эту страницу, чтобы начать загрузку!

Зарегистрируйтесь

Уже зарегистрировались? Авторизуйтесь, чтобы скачать.

Риторические вопросы также можно использовать для создания драмы. Риторические вопросы используются для драматического эффекта или для того, чтобы подчеркнуть точку зрения, потому что на эти вопросы есть очевидные и ясные ответы. Человек, задающий риторический вопрос, не ищет ответа от слушателя, потому что оба человека четко знают очевидный ответ на задаваемый вопрос.

Вы можете услышать риторические вопросы, когда кто-то не может поверить во что-то или считает что-то глупым.Например, представьте, что мать говорит своему сыну не есть торт, который она приготовила для его дня рождения, который состоится на следующий день. Она на мгновение уходит из кухни, а когда возвращается, обнаруживает, что не хватает большого куска торта. Она обнаруживает, что ее сын ест кусок своего праздничного торта. В гневе или недоверии мать могла сказать сыну: «Ты что, шутишь?» Мать не ожидает ответа от ребенка. Вместо этого мать подчеркивает свой гнев и недоверие. Она подчеркивает, насколько она зол.

Вот общие риторические вопросы

-Летят ли свиньи?
-Птицы летают?
-Ты издеваешься надо мной?
-Похоже, мне не все равно?
-Кто знал?
-Вы с ума сошли?

Риторические вопросы можно использовать в начале профессионального выступления, чтобы заставить аудиторию задуматься. В этих выступлениях спикер не ожидает реакции аудитории. Эти вводные риторические вопросы могут попытаться заставить аудиторию почувствовать определенную эмоцию, задуматься над конкретным вопросом или подчеркнуть точку.Например, медицинский работник может говорить о важности физических упражнений. В начале своего выступления медицинский работник может спросить: «Сколько дней в неделю вы занимаетесь физическими упражнениями не менее 30 минут?» От аудитории ответа не ожидается. Скорее, аудиторию просят подготовить умы к теме выступления. Вы можете задать удивительные вопросы, на которые вы не ожидаете ответа аудитории, добавив метку «Знаете ли вы?» Например, кто-то, выступая с речью о мотыльках, может спросить: «Знаете ли вы, что моль помогает опылять некоторые цветы?»

Вы можете использовать риторический вопрос вместо строгого ответа «да» или «нет».Например, если кто-то попросит вас съесть пятьдесят пончиков, вы можете сказать: «Зачем мне есть пятьдесят пончиков?» Вы не просите человека ответить; вместо этого ваш риторический вопрос подчеркивает, сколько вы не съедите пятьдесят пончиков. То же самое и с ответом «да». Если вас спросят, не хотите ли вы кекс, вы можете ответить: «А птицы летают?» Птицы действительно летают, но вы не ждете, что кто-то ответит на этот вопрос. Вместо этого вы подчеркиваете свой утвердительный ответ.

Вы должны помнить, что риторический вопрос не направлен на получение или получение информации.Ответ уже известен; поэтому, если вы задаете вопрос, чтобы получить ответ, этот вопрос никогда не будет риторическим.

Рабочие листы с риторическими вопросами

Этот комплект содержит 5 готовых к использованию рабочих листов с риторическими вопросами, которые идеально подходят для проверки знаний учащихся и их понимания. Риторический вопрос — это вопрос, который вы задаете там, где вы не ожидаете ответа, а вы скорее прошу подчеркнуть.

Ссылка / цитирование этой страницы

Если вы ссылаетесь на какой-либо контент на этой странице на своем собственном веб-сайте, используйте приведенный ниже код, чтобы указать эту страницу как первоисточник.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *