Позитивная психология это: Что такое Позитивная психология? Позитивная психология — это… Расписание тренингов. Самопознание.ру

Содержание

Позитивная психология - описание, суть, полезные приемы

Позитивная психология не один год становится причиной жарких споров – противников у нее не меньше, чем сторонников. С одной стороны, она обещает простой рецепт счастья, с другой – обличается за мистицизм и спорные установки. Скептики считают: это течение создает иллюзию того, что человек может стать счастливым, если направит мысли в положительное русло, в то время как разум устроен сложнее. Но несмотря на всю свою спорность, у данной теории есть полезные приемы, которые стоит взять на вооружение. Ниже мы расскажем об этих приемах, о сути позитивной психологии, о ее сильных и спорных сторонах.

В чем особенности позитивной психологии?

Понятие позитивной психологии впервые использовал Абрахам Маслоу еще в 1950-х годах, а отцом-основателем течения стал американский психолог Мартин Селигман, развивший идею Маслоу в 2002 году. По мнению Селигмана, наука о душе занимается не теми вещами, над которыми должна работать. Вместо того чтобы делать людей счастливыми, она фокусирует их взгляд на негативном – старых обидах, тяжелом детстве, травмах прошлого. Классическая психология направлена на то, чтобы вылечить расстройство или заболевание, а если это невозможно, то купировать его и научить человека жить с ним. Но о том,

как сделать человека счастливым в условиях обычной жизни, почти не говорят.

Психолога воспринимают как специалиста, к которому идут, чтобы устранить проблему, а не улучшить жизнь или самосовершенствоваться.

В свою очередь, позитивная психология фокусируется на изучении чувств, поведения и мыслей человека с упором на его сильные стороны, а не на негативные аспекты в жизни. Согласно идеям этого течения, счастье – одна из основных целей существования, наряду с благополучием, которое достигается через личные достижения и отношения. В основе формирования характера и счастливого образа жизни, по мнению американского психолога, лежат шесть качеств: человечность, справедливость, мудрость, отважность, духовность и самоконтроль.

История появления позитивной психологии

Однажды пятилетняя дочь Никки мешала Селигману работать в саду. Психолог не выдержал и прикрикнул на нее, и в ответ девочка напомнила, что всего пару лет назад была ужасным нытиком, а в свой пятый день рождения твердо решила исправиться. Никки спросила отца, почему она смогла изменить характер силой воли, а он не может перестать быть таким вредным.

Селигмана осенило. Мысль дочери поразила его мудростью и детской непосредственностью: чтобы изменить характер в лучшую сторону, достаточно приложить усилия и направить энергию в нужное русло. Именно эта идея легла в основу позитивной психологии, фокус которой смещен с проблем и заболеваний и направлен на улучшение качества жизни и культивирование лучших качеств человека.

Основные принципы позитивной психологии

С точки зрения позитивной психологии, человек должен стремиться к глобальному смыслу, а не просто довольствоваться мимолетной радостью. Селигман выделил три ступени на пути к счастью:

  1. Достижение комфортной и приятной жизни (поверхностное счастье).
  2. Достойная жизнь, в которой индивид нацелен на проработку собственных сильных сторон и на достижение состояния потока.
  3. Жизнь, наполненная смыслом: человек стремится осуществить высшую цель (заключенную, как правило, в служении другим).

Модель PERMA

PERMA – это план Мартина Селигмана, ведущий к благополучию. Разберемся, из каких компонентов состоит данный акроним – они же ключевые принципы теории Селигмана, позволяющие достичь обещанного позитивной психологией счастья.

P – Positive Emotions (Позитивные эмоции)

Конечно, ниоткуда хорошее настроение не возьмется. Но это важный фактор благополучия, и над ним нужно работать. Доказано, что положительное настроение хорошо сказывается на здоровье (в т. ч. психологическом) и даже препятствует появлению хронических заболеваний. Часто оптимисты более успешны, чем пессимисты, и во многом это связано с тем, что они не опускают руки, а стараются активно решать проблемы.

Как добиться:
Чтобы получать больше положительных эмоций, сосредоточьтесь на вещах, которые поднимают настроение каждый день: чашка какао, утренняя пробежка, книга любимого писателя.

E – Engagement (Вовлеченность)

Когда вам не нравится то, чем вы заняты, сложно чувствовать себя счастливым. И абсолютно противоположные ощущения дарит состояние потока. Мы испытываем его, когда по-настоящему увлечены чем-то, – настолько, что забываем о времени и о проблемах. Это окрыляющее ощущение приподнятого настроения и энергетического всплеска, которое развивается при стремлении к важной цели. В потоке легко достичь высокой производительности и решать даже сложные задачи. Метод основан на исследованиях венгерского психолога М. Чиксентмихайи, который заметил, что человек с энтузиазмом берется за сложные задачи, если уровень его квалифицированности в конкретной сфере тоже высок.

Как добиться:
Освойте хобби, которое вас увлечет, пройдите курсы, чтобы развить умения и найти работу, больше соответствующую вашим увлечениям. Полезные советы, как войти в состояние потока и удержаться в нем, вы найдете в соответствующей статье.

R – Relationships (Хорошие взаимоотношения)

Несмотря на то что у интровертов необходимость в общении выражена меньше, чем у экстравертов, все люди – социальные существа, и взаимодействие с другими необходимо, чтобы чувствовать себя включенным. Подходящая вам форма коммуникации с окружающими положительно влияет на самоощущение.

Как добиться:
Расширить связи с другими людьми: увеличить количество контактов, завести новых знакомых, приятных собеседников по интересам. Улучшать уже существующие отношения с родственниками и друзьями.

M – Meaning (Значение)

Чувство безграничного блаженства непостоянно, оно приходит и уходит. Согласно концепции позитивной психологии, по-настоящему счастливым вас сделает только обретение смысла жизни.

Как добиться:
Селигман рекомендовал искать смысл «вне себя» – посвятить себя заботе о ком-то: например, о семье, о животных, о людях в беде. Можно заняться волонтерством или другой благотворительной работой. Когда вы видите, что ваши действия приносят реальную пользу другим, это поднимает самооценку и улучшает настроение (если только у вас нет проблем с эмпатией и некоторых других).

A – Accomplishment (Достижения)


Мы испытываем счастье при преодолении себя и преуспевании в чем-то. Это стремление и моменты успеха придают жизни вкус.

Как достичь:
Сфокусируйтесь на целях и их достижении, но не зацикливайтесь. Чтобы знать, к чему стремиться, важно найти собственные сильные стороны. Возможно, вы даже не осознаете некоторых своих преимуществ.

Данная модель – база для обретения благополучия, согласно Селигману. Чтобы познать счастье, нужно состояться во всех перечисленных аспектах.

В жизни оптимиста и пессимиста одинаковое количество бед и несчастий, но оптимист переживает их лучше (М. Селигман)

Выученный оптимизм

Селигман открыл понятие выученной беспомощности – когда человек уверен, что не в силах избежать негативных событий и изменить жизнь к лучшему. По его утверждению, эта черта становится ключевой преградой на пути к благополучию.

Психолог сделал подобные выводы в результате эксперимента, проведенного в лаборатории. Собак поместили в клетку и били разрядами тока. После этого их посадили в бокс с перегородкой, и животные могли избежать боли, перепрыгнув через невысокую преграду. Но вместо этого они ложились на пол и скулили, не пытаясь ничего изменить. Селигман был поражен таким открытием. Он показал, что людям свойственна такая же модель поведения и

чувство собственной беспомощности буквально разрушает жизни.

Выученной беспомощности американский психолог противопоставлял выученный оптимизм и разработал методику, с помощью которой можно развить эту черту.

К счастью, животных – участников эксперимента тоже удалось «вылечить» – их стали, несмотря на сопротивление, перетаскивать через перегородки, и со временем собаки поняли, что болезненных ударов можно избежать.

Позитивная психология: полезные приемы

Повторимся: несмотря на то что сама по себе позитивная психология вызывает достаточно жаркие споры, из этой теории можно вывести полезные практические советы. Они помогут изменить способ мышления, стать оптимистичнее, сильнее и почувствовать себя более счастливым.

Ищите плюсы во всем

Допустим, вам предстоит сделать устный доклад по работе, а мысль выступать перед публикой ужасает. Прежде чем эмоции захлестнут вас, абстрагируйтесь и подумайте о ситуации с холодной головой. Вы будете делать доклад перед коллегами. О чем это говорит? Например, о том, что начальник ценит ваше мнение и доверяет вам. Какие плюсы можно извлечь из этого? У вас появляется возможность зарекомендовать себя с положительной стороны и продвинуть свои идеи.

Когда вы увидите преимущества, то ощутите прилив сил и оптимизма, который поможет справиться с задачей.

Определите свои сильные стороны

Вместо того чтобы зацикливаться на слабостях, потратьте силы и ресурсы на культивирование талантов и сильных сторон своей личности. Если у вас явная склонность к программированию, соответствующие курсы помогут открыть двери к работе мечты. Возможно, то, что вы считали недостатком, сработает на вас. Дотошность и придирчивость можно обратить в пунктуальность, которая очень ценится во многих сферах работы.
Ведите дневник эмоционального состояния

Установите сигнал на смартфоне и несколько раз в день фиксируйте эмоции и чувства на бумаге. Так вам будет легче проанализировать свое состояние и совершенствоваться.

Написать письмо с благодарностью

Посвятите его конкретному человеку. Лучше всего передать письмо лично в руки или проговорить содержимое вслух. Это позволит избавиться от негатива и почувствовать себя счастливее.

Заведите дневник благодарностей

Если каждый день перед сном записывать три вещи, за которые вы благодарны прошедшему дню, то уже через пару недель удовлетворенность жизнью значительно повысится. Это может быть что-то обыденное, но приятное: хорошая погода, вкусный ужин или помощь от близкого человека.

Простите обиды

Прощение нужно не столько человеку, который вам навредил, сколько вам самим, чтобы перестать тяготиться негативными эмоциями. Это не всегда просто, особенно когда требуется простить того, кто причинил вам много боли. Для сложных случаев Селигман предлагает пошаговую методику.

  1. Воссоздайте в памяти произошедшие события, но при этом абстрагируйтесь от эмоций. Ни в коем случае не жалейте себя и отстранитесь от негатива по отношению к окружающим, превратитесь в бесстрастного наблюдателя.
  2. Представьте себя на месте обидчика, подумайте о его чувствах в тот момент, когда он совершает поступок, приносящий вам обиду. Это будет нелегко, но нужно посочувствовать ему.
  3. Третий шаг – альтруистический жест. Нужно подарить обидчику прощение. Важно, чтобы вы сделали это не для себя, а для него. Достигните того состояния, чтобы можно искренне сказать: «Обида и месть не для меня».
  4. Следующий момент – символ того, что вы действительно простили. Он может быть выражен творчески: через рисунок или письмо. Будет хорошо, если вы расскажете о своем решении близкому человеку.
  5. Самое главное – не откатываться к негативным эмоциям. Это не значит, что вам удастся забыть произошедшее, но вам будет гораздо
    проще двигаться дальше
    , потому что изменится ваш эмоциональный отклик на событие.
Мы не можем сказать, что полностью согласны с данным подходом к обиде и прощению. Прочитайте нашу статью об обиде, чтобы понять, какой она бывает, каким бывает прощение и что делать в различных ситуациях

Подтвержденные исследованиями тезисы, которые гарантированно повысят качество жизни

  1. Если притвориться, что вы чувствуете себя хорошо, так и случится.
  2. Эмоции не менее заразны, чем вирусы – вы невольно перенимаете образ мышления окружающих. Если вокруг будут позитивные люди, то и вы станете одним из них.
  3. Гормон окситоцин, который вырабатывается благодаря объятиям и прочим физическим контактам, действительно влияет на самочувствие и улучшает его.
  4. Счастье можно купить, если потратить деньги на других людей. Чем больше безвозмездных добрых дел вы будете посвящать другим, тем лучше будете себя чувствовать.
  5. Стремление к хорошей и качественной жизни повышает удовлетворенность жизнью в целом.
  6. Развитие сильных сторон характера и счастье работают как буфер против неудач и негативных жизненных ситуаций.

Позитивная психология приобрела большую известность и даже применялась при обучении более 1 млн солдат армии США.

Минусы и спорные моменты позитивной психологии

Хотя многие воспринимают учение благосклонно, есть ряд аргументов против него, а кто-то даже считает его лженаукой.

1. Коммерциализация и уклон в сектантство

Книги Селигмана вышли большим тиражом, появилось много коучей, пропагандирующих его идеи. Течение обрело большую популярность, а вместе с этим – элементы религиозности, если не сектантства.

2. Счастья без денег не бывает

Сомнительно звучит аргумент Селигмана о том, что счастья не достичь без материального благополучия и успешности. Также в системе ценностей учения остается открытым вопрос, как быть людям, которые физически не могут достичь желанной цели. Иногда недостаточно одной решительности и силы воли, чтобы изменить внешние обстоятельства. Установки позитивной психологии дают негласное право обвинять не слишком успешных людей в том, что они просто не прикладывают достаточно усилий, но это не всегда справедливо.
3. Уклон в сторону этнической принадлежности

Позитивная психология ориентирована на белых людей с доходом выше среднего. Такая избирательность не слишком хорошо характеризует данную теорию.

4. Неэффективность

Методы позитивной психологии не универсальны. Не всегда возможно искусственно вызвать положительные эмоции, это особенно тяжело сделать при переживании сильного негативного опыта. Собственно, просто игнорировать отрицательные эмоции также не слишком рациональная идея – гораздо важнее уметь правильно с ними работать.

5. Может уменьшиться мотивация

Негативные эмоции, если они не затяжные, мотивируют на изменение жизни к лучшему: недовольство маленькой зарплатой может сподвигнуть к поиску более престижной работы. Однако в некоторых случаях это невозможно, или же ожидания оказываются слишком завышенными. Часто, когда человек понимает, что не может достичь цели, на которую он надеялся, его мотивация что-либо менять, подает практически до нуля.

6. Становится сложно взять себя в руки в тяжелой ситуации

Порой, чем позитивнее человек смотрит на жизнь, тем сложнее ему принимать реальность с серьезными проблемами.

Использовать методы позитивной психологии на практике или нет – решать вам. Все время быть оптимистичным невозможно, во всем должен быть баланс. Не стоит игнорировать негативные эмоции, нужно уметь с ними работать, а не стремиться убрать их из своей жизни полностью. Тем не менее из позитивной психологии можно почерпнуть много полезного. Большой плюс течения в том, что оно учит менять точку зрения на жизнь, – это помогает сдвинуться с мертвой точки и привести к переменам в лучшую сторону.

Если вы сомневаетесь, хотите ли поменять что-то в своей жизни или в общем и целом вы уже счастливы, рекомендуем пройти тест Кэрол Рифф на психологическое благополучие.

Помогает ли позитивная психология? | Nеwочём

Среднее время прочтения — 5 мин.

О позитивных установках вроде «Я — самая обаятельная и привлекательная» или «Завтра будет новый день», которые рекомендуется повторять каждый день перед зеркалом, слышали почти все. Подобные упражнения — один из инструментов позитивной психологии, которая изучает, что делает человека счастливым, и пробуждает его внутреннюю силу. Но критики этой теории полагают, что она гораздо ближе к идеологии, чем к науке. Справедливо ли это?

Читает Глеб Иванов
Подкаст на YouTube, Apple, Spotify и других сервисах

История позитивной психологии началась не в университете или лаборатории, а в саду американского психолога Мартина Селигмана в 1998 году. Пока он старательно пропалывал грядки, его пятилетняя дочь Никки просто-напросто подбросила собранные сорняки в воздух. В ответ на возмущенные крики отца девочка ответила: «Папа, помнишь мой пятый день рождения? Я была такая плакса — ревела каждый день. Когда мне исполнилось пять, я решила, что больше не буду плакать. Это было самым тяжелым, что я когда-либо делала. И если я смогла  прекратить быть плаксой, то ты тоже можешь прекратить быть таким ворчуном».

Из этого случая психолог сделал неожиданный вывод, что при воспитании детей вовсе не обязательно ежечасно поправлять их и стараться избавиться от их недостатков. Гораздо продуктивнее признавать и развивать сильные стороны ребёнка. И помогать в поиске среды, в которой они смогут вести продуктивную, насыщенную жизнь. . «Для меня эта мысль стала как минимум озарением», — написал Селигман в своего рода манифесте позитивной психологии, опубликованном в 2000 году в журнале «American Psychologist».

Психологи традиционно фокусируются на преодолении негативных переживаний. Прежде всего их интересует, как в людях проявляются отрицательные эмоции, каким образом можно распознать и преодолеть психологические расстройства. Вместо этого следующие 20 лет Селигман и его формировавшаяся многочисленная команда изучали буквально под лупой, что делает людей счастливыми, внутренне сбалансированными и как психологи могут им помочь.

Позитивная психология тоже цветет и пахнет — и не только в академических кругах. Коучи активно приспосабливали разработанные ими методы  для применения на практике. Их опыт лег в основу моделей  управления персоналом и повышения мотивации сотрудников, а в англосаксонских странах их даже внедряли в образовательный процесс. Но именно основанное на позитивном подходе направление психологии по-прежнему вызывает больше всего критики.  В чем же состояли претензии к этому подходу и какие успехи может продемонстрировать это направление после 20 лет исследований?

Почему новые исследования не подтвердили блестящих результатов

Позитивной психологии регулярно вменяют в вину отсутствие эмпирической базы. Между тем в научных источниках можно найти упоминания о многочисленных эмпирических исследованиях. «Центральным пунктом многих исследований было чувство благополучия, удовлетворённости жизнью в целом (англ. wellbeing)», — подчеркивает психолог Стюарт Дональдсон из университета Клермонт-Грэдуэйт. В своей работе он перечислил факторы, ведущие к ощущению благополучия: например, воспоминания о личном позитивном опыте. Кроме того, желательно испытывать благодарность за конкретные результаты, а также знать и уметь использовать свои сильные стороны. 

Но не все опубликованные исследования безупречны в плане методологии. Например, взглянем на одну из психологических методик позитивной психологии — весьма популярное упражнение «Три вещи, за которые я благодарен». Смысл методики заключается в том, что участники упражнения в течение достаточно продолжительного периода времени каждый вечер выписывают три вещи, которые им успешно удалось сделать за прошедший день. Некоторые мета-исследования, в ходе которых упражнения подверглись классификации и оценке, показали: чем более строгими были критерии, по которым на протяжении года оценивались эксперименты с подобными методиками, тем менее явным оказывался положительный эффект. Согласно одному из первых мета-анализов, проведенному в 2009 году, использование методик позитивной психологии может помочь в борьбе с депрессией и способствовать усилению чувства благополучия. Но в мета-анализе за 2013 год обнаруживается, что эффект таких упражнений гораздо ниже, чем было заявлено. Авторы этого мета-исследования всего лишь изменили критерии выборки: они обращали внимание только на рандомизированные контролируемые эксперименты — те, в которых участники были разделены на исследуемую и контрольную группы случайным образом. 

В 2019 году ученые во главе с психологом Кармелой Уайт из университета Британской Колумбии вновь подключились к изучению как уже упомянутых мета-исследований, так и первоначальных экспериментов. Они также подсчитали, какое количество тестируемых принимало в них участие, и выяснили, что во многих случаях были изучены только результаты экспериментальных групп. Результаты контрольных групп не принимались во внимание. Вывод ученых: положительных эффектов от методик позитивной психологии еще меньше, чем было выявлено в предыдущих исследованиях. А в случаях с преодолением депрессии результаты вовсе не являлись статистически значимыми.

Насколько на самом деле эффективны методики позитивной психологии

«Методология исследований позитивной психологии может быть улучшена», — утверждает психолог Антон-Руперт Лайрайтер из Зальцбургского университета. Несмотря на частичные или откровенно слабые эффекты от использования позитивной психологии, он считает, что  нужно продолжать ее активное — разностороннее и методичное — изучение.  «Методика раскрытия своих сильных сторон, таких как рассудительность и способность выстраивать отношения, действительно влияет на ощущение благополучия». Интересно, что методы позитивной психологии воздействуют сильнее на психически нестабильных людей. «У таких людей просто намного больше возможностей для улучшения, чем у тех, кто уже и до упражнений достаточно благополучен», — объясняет Лайрайтер. Важны и положительные ожидания от применения методик. И конечно, индивидуальный подход — насколько та или иная практика подходит отдельному человеку. «Методы позитивной психологии — не волшебная палочка-выручалочка, нужно приложить собственные усилия и запастись терпением, чтобы они начали действовать», — подчеркивает психолог.

Йоханнес Хекеренс, психолог из Свободного университета Берлина, отмечает, что эта область исследований появилась на свет достаточно недавно и что уже в самом начале пути многие специалисты были чересчур преисполнены энтузиазма. «Вероятно, они переоценили какие-то возможности этого направления психологии, заявив, что некоторые из методик действуют. Теперь же они немного отходят от прежних утверждений — по крайней мере, я на это надеюсь. Позитивная психология как эмпирическая наука абсолютно самокритична».

Тем не менее, многие исследователи недовольны тем, на чем фокусируется «психология счастья». Критика психологов-«традиционалистов» сводится к тому, что позитивная психология игнорирует человеческие проблемы, концентрируясь лишь на ощущении удовлетворенности и благополучия. «Но счастье в позитивной психологии не является самоцелью», — возражает Юдит Мангельсдорф, психолог и глава Института Немецкого общества позитивной психологии. «Идея гораздо шире: если человек находится в наилучшей психической форме, это облегчает его рост и процветание, помогает устанавливать межличностные связи, познавать свои сильные стороны и жить осмысленно. Переживание негативных моментов и кризисов тоже относится к полноценной жизни. Речь не о том, чтобы гоняться только за счастливыми моментами. Важно осознавать и несчастливые периоды, чтобы инициировать изменения».

Счастье можно найти и в окружающем мире

Социолог Ева Илус и психолог Эдгар Кабанас в своей книге «Диктат счастья» отмечают: позитивная психология в конечном итоге нацелена только на человека и преуменьшает внешние и общественные факторы счастья. Они подчеркивают, что гены на 50% определяют пресловутый фактор счастья, за 40% своего благополучия ответственен сам человек. Только 10% остается на долю социальных факторов и окружения. Эти процентные соотношения были определены психологом Соней Любомирски из Калифорнийского университета в Риверсайде при исследовании близнецов. «Приведённые соотношения нужно интерпретировать с осторожностью», — возражает Юдит Мангельсдорф. «Это не значит, что чья-то конкретная счастливая жизнь на 50% определяется генами. Дело не в ощущении счастья одного человека, а в различиях между разными людьми. И в этом случае имеет значение, кого с кем сравнивают. Пары близнецов из исследования Любомирски были преимущественно белыми американцами, приблизительно одного уровня жизни и финансового состояния. В этом случае при исследовании благополучия среда не играет большой роли. Другое дело, если мы будем сравнивать человека из Африки и человека из США».

Илус и Кабанас в «Диктате счастья» развивают свою мысль дальше: позитивная психология видится им не научным направлением, а идеологией, навязывающей человеку бесконечную самостоятельную оптимизацию. «Они не делают различия между позитивной психологией как эмпирической наукой и ее методиками, воплощаемыми на практике. Люди, которые используют методы позитивной психологии, иногда их излишне превозносят, что может вылиться в некую идеологизацию», — отмечает Мангельсдорф. Установки вроде «Каждый человек может научиться быть счастливым» не только не выдерживают научной критики, но и заставляют несчастливых людей чувствовать на себе давление «позитивной идеологии». Но позитивная психология как наука не является идеологией, это попытка эмпирически изучить понятие счастья.

Антон-Руперт Лайрайтер также частично оспаривает реализацию практических методов позитивной психологии: «Существуют подходы в коучинге и консультировании, когда научные данные никого не интересуют. Люди, не имеющие отношения к психологии, применяют практики, в которые верят как в идеологию. Они ожидают многообещающих результатов. Но эффективность этих методов нельзя преувеличивать». По мнению Йоханнеса Хекеренса, многое в позитивной психологии полезно. Но исходить нужно из меньших ожиданий, чем было первоначально заявлено.

 По материалам  Spektrum.de 

Переводила: Юлия Токарева
Редактировала: Софья Фальковская

Позитивная психология - Positive psychology

Научное изучение положительных аспектов человеческого опыта, которые делают жизнь достойной жизни

Эта статья о психологии. О позитивном психологическом отношении см. Оптимизм .

Позитивная психология - это изучение «положительного субъективного опыта, положительных индивидуальных черт и положительных институтов ... она обещает улучшить качество жизни ». Позитивная психология фокусируется как на индивидуальном, так и на социальном благополучии. Это область исследований, которая неуклонно растет на протяжении многих лет, поскольку люди и исследователи ищут точки соприкосновения для улучшения самочувствия.

Позитивная психология началась как новая область психологии в 1998 году, когда Мартин Селигман выбрал ее в качестве темы своего президентского срока на посту президента Американской психологической ассоциации . Это реакция на прошлые практики, которые, как правило, фокусировались на психических заболеваниях и делали упор на неадаптивное поведение и негативное мышление. Он основан на гуманистическом движении Авраама Маслоу , Ролло Мэя , Джеймса Бугенталя и Карла Роджерса , которое поощряло акцент на счастье , благополучие и позитив, тем самым создавая основу для того, что сейчас известно как позитивная психология.

Позитивная психология связана с эвдемонией , древнегреческим термином, обозначающим «хорошую жизнь», и концепцией размышлений о факторах, которые в наибольшей степени способствуют благополучной и полноценной жизни. Позитивные психологи часто используют термины « субъективное благополучие» и «счастье» как синонимы.

Позитивные психологи предположили, что на счастье и субъективное благополучие может влиять ряд факторов. Эти предложенные способы включают социальные связи с супругом, семьей, друзьями, коллегами и более широкими кругами ; членство в клубах или общественных организациях; физические упражнения и практика медитации . Духовность также можно рассматривать как фактор, ведущий к увеличению личного счастья и благополучия. Поскольку духовная практика и религиозная приверженность являются темой, исследователи изучают как еще один возможный источник повышения благополучия и дополнительную часть позитивной психологии. Счастье может расти с увеличением финансового дохода, хотя оно может выходить на плато или даже падать, когда больше не происходит никакой прибыли или после определенной пороговой суммы.

Определение и основные предположения

Определение

Мартин Селигман и Михай Чиксентмихайи определяют позитивную психологию как «научное исследование позитивного функционирования и процветания человека на нескольких уровнях, которые включают биологические, личные, отношения, институциональные, культурные и глобальные измерения жизни».

Базовые концепты

Позитивная психология занимается эвдемонией , «хорошей жизнью» или процветанием , жизнью в соответствии с тем, что имеет наибольшую ценность в жизни, и другими такими факторами, которые вносят наибольший вклад в благополучную и полноценную жизнь. Не пытаясь дать строгое определение хорошей жизни, позитивные психологи соглашаются с тем, что человек должен жить счастливой , занятой и значимой жизнью, чтобы испытать «хорошую жизнь». Мартин Селигман называл «хорошую жизнь» «ежедневным использованием ваших сильных сторон для достижения подлинного счастья и обильного удовлетворения ».

Позитивная психология дополняет, не намереваясь заменять или игнорировать традиционные области психологии . Делая акцент на изучении позитивного человеческого развития, эта область помогает уравновесить другие подходы, которые сосредоточены на расстройстве и могут дать лишь ограниченное понимание. Позитивная психология также уделяет большое внимание развитию положительной самооценки и самооценки , хотя позитивные психологи с менее гуманистическим уклоном с меньшей вероятностью будут сосредоточиваться на таких темах.

Основная предпосылка позитивной психологии заключается в том, что людей часто больше привлекает будущее, чем прошлое. Изменение нашей ориентации на время может резко повлиять на то, как мы думаем о природе счастья. Другой аспект этого может исходить из наших взглядов за пределами нашей собственной жизни. Как автор Grit Анджела Дакворт могла бы рассматривать это как имеющее иную цель, которая могла бы оказать положительное психологическое влияние на нашу жизнь. Селигман определил и другие возможные цели: семьи и школы, которые позволяют детям расти, рабочие места, нацеленные на удовлетворение и высокую производительность, а также обучение других позитивной психологии. Психолог Дэниел Гилберт также много писал об аффектах восприятия времени и счастья.

Те, кто практикует позитивную психологию, предпринимают попытки психологического вмешательства, которые способствуют положительному отношению к своему субъективному опыту, индивидуальным чертам и жизненным событиям. Цель состоит в том, чтобы свести к минимуму патологические мысли, которые могут возникнуть при безнадежном мышлении, и развить чувство оптимизма по отношению к жизни. Позитивные психологи стремятся поощрять принятие своего прошлого, волнение и оптимизм в отношении своего будущего опыта, а также чувство удовлетворенности и благополучия в настоящем.

Связанные понятия - это счастье , благополучие , качество жизни , удовлетворенность и значимая жизнь .

- Счастье: постоянно ищут и обсуждают. Исследования пришли к выводу, что счастье можно представить в том, как мы действуем, или что мы делаем, и как мы думаем относительно него.

- Благополучие: часто относится к тому, что по своей сути хорошо для человека как физически, так и умственно, хотя для определения благополучия могут быть добавлены другие аспекты.

- Качество жизни: качество жизни включает больше, чем просто физическое и психическое благополучие, оно включает в себя социально-экономические факторы. Это также по-разному воспринимается в разных культурах и регионах по всему миру, но может зависеть от того, насколько хорошо вы живете и функционируете в жизни.

Темы исследований

Согласно Селигману и Петерсону, положительная психология затрагивает три проблемы: положительные эмоции , положительные индивидуальные черты и положительные институты. Положительные эмоции связаны с тем, чтобы быть довольным своим прошлым, быть счастливым в настоящем и иметь надежду на будущее. Положительные черты личности сосредоточены на сильных сторонах и достоинствах человека. Наконец, позитивные институты основаны на сильных сторонах, направленных на улучшение сообщества людей.

По словам Петерсона, позитивные психологи занимаются четырьмя темами: позитивный опыт, устойчивые психологические черты, позитивные отношения и позитивные институты. Он также заявляет, что темы, представляющие интерес для тем, представляющих интерес для исследователей в этой области, - это состояния удовольствия или потока , ценности , сильные стороны, добродетели , таланты, а также способы, которыми они могут продвигаться социальными системами и институтами.

История

Для Селигман , психологии ( в частности , ее положительная ветвь) можно исследовать и продвигать реальные пути содействия более благополучия людей и сообществ.

Источник

Хотя формальная дисциплина позитивной психологии существует только с 2000 года, концепции, лежащие в ее основе, присутствуют в религиозном и философском дискурсе тысячи лет. В области психологии, предшествовавшей использованию термина «позитивная психология», были исследователи, которые сосредоточили внимание в основном на темах, которые теперь будут включены в понятие позитивной психологии.

Термин «позитивная психология» появился как минимум в 1954 году, когда было опубликовано первое издание книги Маслоу « Мотивация и личность  » с последней главой, озаглавленной «К позитивной психологии». Во втором издании, опубликованном в 1970 году, он удалил эту главу, сказав в предисловии, что «позитивная психология, по крайней мере, сегодня доступна, хотя и не очень широко». Есть признаки того, что психологи с 1950-х годов все больше уделяют внимание укреплению психического здоровья, а не просто лечению психических заболеваний. С самого начала психологии эта область обращалась к человеческому опыту с использованием « модели болезни », в частности, изучая и идентифицируя дисфункцию человека.

Позитивная психология стала важной областью исследований в психологии в 1998 году, когда Мартин Селигман выбрал ее в качестве темы своего срока на посту президента Американской психологической ассоциации . В первом предложении своей книги « Подлинное счастье» Селигман утверждал: «Последние полвека психология занималась только одной темой - психическим заболеванием», расширяя комментарии Маслоу. Он призвал психологов продолжить прежнюю миссию психологии воспитания талантов и улучшения нормальной жизни.

Разработка

Первый саммит позитивной психологии состоялся в 1999 году. Первая международная конференция по позитивной психологии состоялась в 2002 году. Больше внимания широкая публика уделила в 2006 году, когда курс в Гарвардском университете стал особенно популярным. В июне 2009 года в Пенсильванском университете прошел Первый Всемирный конгресс по позитивной психологии .

Международная ассоциация Позитивная психология (IPPA) является недавно созданной ассоциацией , которая расширилась до нескольких тысяч членов из 80 стран. Миссии IPPA включают: (1) «продвижение науки о позитивной психологии во всем мире и обеспечение того, чтобы эта область продолжала опираться на эту науку» (2) «работу по эффективному и ответственному применению позитивной психологии в различных областях, таких как организационная психология, консультирование и клиническая психология, бизнес, здоровье, образование и коучинг », (3)« способствовать образованию и обучению в этой области ».

Сегодня область позитивной психологии наиболее развита в США и Западной Европе. Несмотря на то, что позитивная психология предлагает новый подход к изучению положительных эмоций и поведения, идеи, теории, исследования и мотивация к изучению положительной стороны человеческого поведения так же стара, как человечество.

Влияния

Несколько психологов-гуманистов , в первую очередь Абрахам Маслоу , Карл Роджерс и Эрих Фромм , разработали теории и практики, касающиеся человеческого счастья и процветания. Совсем недавно позитивные психологи нашли эмпирическую поддержку гуманистических теорий процветания. Кроме того, позитивная психология продвинулась вперед во множестве новых направлений.

В 1984 году Динер опубликовал свою трехстороннюю модель субъективного благополучия , постулируя «три различных, но часто связанных компонента благополучия: частые положительные аффекты, нечастые отрицательные аффекты и когнитивные оценки, такие как удовлетворенность жизнью ». В этой модели когнитивные , аффективные и контекстные факторы способствуют субъективному благополучию. По словам Динера и Со, субъективное благополучие «основано на идее, что важно то, как каждый человек думает и чувствует свою жизнь».

Шестифакторная модель психологического благополучия Кэрол Рифф была первоначально опубликована в 1989 году, а дополнительное тестирование ее факторов было опубликовано в 1995 году. В ней постулируются шесть факторов, которые являются ключевыми для благополучия, а именно: принятие себя , личностный рост , цель в жизни. жизнь , господство в окружающей среде, автономия и позитивные отношения с другими.

По словам Кори Киза , сотрудничавшего с Кэрол Рифф и использовавшего термин « процветание» как центральное понятие, психическое благополучие состоит из трех компонентов, а именно: гедонистического (субъективного или эмоционального), психологического и социального благополучия. Гедоническое благополучие касается эмоциональных аспектов благополучия, тогда как психологическое и социальное благополучие, например, эвдоническое благополучие, касается навыков, способностей и оптимального функционирования. Эта трехсторонняя модель психического благополучия получила широкую эмпирическую поддержку в разных культурах.

Влияния в древней истории

Хотя формальное название «позитивная психология» существует только в течение последних двух десятилетий, концепции, составляющие основу этой области, присутствуют в религиозном и философском дискурсе на протяжении тысячелетий. В области психологии, предшествовавшей использованию термина «позитивная психология», были исследователи, которые сосредоточили внимание в первую очередь на темах, которые теперь будут включены в понятие позитивной психологии. Некоторые рассматривают позитивную психологию как встречу восточной мысли, такой как буддизм , и западных психодинамических подходов. Исторические корни позитивной психологии находятся в учении Аристотеля , чья Никомахова этика учит культивированию нравственной добродетели как средству достижения счастья и благополучия, которое он назвал эвдемонией .

Основная теория и методы

В позитивной психологии не существует общепринятой теории «золотого стандарта», однако работы Селигмана регулярно цитируются. То же самое и с работой Чиксентмихайи и более старых моделей благополучия, таких как « Шестифакторная модель психологического благополучия Кэрол Рифф» и трехсторонняя модель субъективного благополучия Динера .

Исходная теория: три пути к счастью

В « Подлинном счастье» (2002) Селигман предложил три вида счастливой жизни, которые можно исследовать:

  1. Приятная жизнь : исследование приятной жизни или «жизни, полной удовольствий» изучает, как люди оптимально переживают, прогнозируют и наслаждаются положительными чувствами и эмоциями, которые являются частью нормального и здорового образа жизни (например, отношения, хобби, интересы, развлечения , так далее.). Несмотря на уделенное внимание, Мартин Селигман говорит, что этот самый преходящий элемент счастья может быть наименее важным.
  2. Хорошая жизнь : исследование благотворных эффектов погружения, поглощения и потока , которые ощущают люди, когда они оптимально заняты своей основной деятельностью, - это изучение хорошей жизни, или «жизни вовлеченности». Поток ощущается, когда есть положительное совпадение между силой человека и его текущей задачей, т. Е. Когда человек чувствует уверенность в выполнении выбранной или поставленной задачи.
  3. Осмысленная жизнь : исследование осмысленной жизни , или «жизни соучастия», ставит вопрос о том, как люди получают положительное чувство благополучия, принадлежности, смысла и цели, будучи частью чего-то большего и более постоянного, чем они сами ( например, природа, социальные группы, организации, движения, традиции, системы убеждений).

ПЕРМА

В работе « Флориш» (2011) Селигман утверждал, что последняя категория из предложенных им трех видов счастливой жизни, « осмысленная жизнь », может рассматриваться как 3 разные категории. Итогом этой теории является аббревиатура PERMA Селигмана : «Позитивные эмоции, вовлеченность, отношения, смысл и цель, а также достижения». Это мнемоника пяти элементов теории благополучия Мартина Селигмана:

  • Положительные эмоции включают в себя широкий спектр чувств, а не только счастье и радость. Сюда входят такие эмоции, как возбуждение, удовлетворение, гордость и трепет. Эти эмоции часто рассматриваются как связанные с положительными результатами, такими как более долгая жизнь и более здоровые социальные отношения.
  • Вовлеченность означает участие в деятельности, которая опирается на чьи-то интересы. Михай Чиксентмихайи объясняет истинное вовлечение потоком , состоянием глубокого вовлечения без усилий, чувством интенсивности, которое приводит к чувству экстаза и ясности. Выполняемая задача должна требовать более высоких навыков, быть немного сложной и сложной, но все же возможной. Вовлеченность включает в себя страсть и концентрацию на текущей задаче, и субъективно оценивается, был ли занятый человек полностью поглощен, теряя самосознание.
  • Отношения необходимы для разжигания положительных эмоций, будь то рабочие, семейные, романтические или платонические. Как просто выразился Кристофер Петерсон , «другие люди имеют значение». Люди получают, делятся и распространяют позитив через отношения. Они важны не только в плохие, но и в хорошие времена. На самом деле отношения можно укрепить, положительно реагируя друг на друга. Типично, что большинство позитивных событий происходит в присутствии других людей.
  • Значение также известно как цель и вызывает вопрос «почему». Обнаружение и выяснение четкого «почему» помещает все в контекст, от работы до отношений и других сфер жизни. Обретение смысла - это познание того, что есть нечто большее, чем вы сами. Несмотря на потенциальные проблемы, работа со смыслом побуждает людей продолжать стремиться к желаемой цели.
  • Достижения - это стремление к успеху и мастерству. В отличие от других частей PERMA, к ним иногда стремятся, даже если достижения не приводят к положительным эмоциям, значению или отношениям. Следует отметить, что достижения могут активировать другие элементы PERMA, такие как гордость, под воздействием положительных эмоций. Достижения могут быть индивидуальными или общественными, развлекательными или рабочими.

Каждый из пяти элементов PERMA был выбран по трем критериям:

  1. Это способствует хорошему самочувствию.
  2. Его преследуют ради него самого.
  3. Он определяется и измеряется независимо от других элементов.

VIA Institute on Character

Институт характера VIA, основанный в 1999 году Нилом Майерсоном и Мартином Селигманом, был одним из первых институтов, созданных для изучения сильных сторон характера в рамках позитивной психологии. Институт характера VIA, расположенный в Цинциннати, штат Огайо, - это некоммерческая организация, которая проводит исследования по оценке сильных сторон характера. «VIA» в названии института - это историческое сокращение от «Values ​​in Action», хотя в нынешнем официальном названии отсутствует полная фраза и сокращено до VIA (произносится «vee-uh») Institute.

Организация составляет перечень сильных сторон «Ценности в действии» , который проще называть «опросом VIA». Исследование VIA Survey помогает выявить и понять сильные стороны характера участников опроса. Существуют модифицированные опросы как для взрослых (опрос VIA), так и для молодежи (опрос VIA для молодежи). Работа и исследования, проведенные Институтом VIA, предшествовали и легли в основу книги 2004 года, написанной Кристофером Петерсоном и Мартином Селигманом « Сильные стороны и добродетели характера: справочник и классификация» (CSV) .

С 1999 г. в опросе VIA приняли участие более 13 миллионов человек, он был проведен в 195 странах мира, доступен в переводе на 41 язык и на сегодняшний день включен в 500 академических исследований. Это широко распространенная методология и инструмент опроса , который используют позитивные психологи, исследователи, менеджеры, учителя и другие специалисты для оценки сильных сторон характера участников опроса. Опубликованные результаты исследований, основанные на опросах VIA, охватывают такие темы, как понимание «характерных» сильных сторон, связи между благополучием / счастьем и сильными сторонами характера, связи между внимательностью и сильными сторонами характера, а также того, как сильные стороны характера влияют на позитивные отношения. Публикации академических журналов , в которых использовались опросы VIA, также предоставили результаты исследований о том, как применять сильные стороны характера на рабочем месте, в школе, в воспитании детей и в кинопрезентации.

Сильные стороны и добродетели характера

Разработка справочника « Сильные стороны и добродетели характера» (CSV) (2004 г.) стала первой попыткой Селигмана и Петерсона идентифицировать и классифицировать положительные психологические черты человека. Подобно « Диагностическому и статистическому руководству по психическим расстройствам» (DSM) общей психологии, CSV предоставил теоретическую основу для помощи в понимании сильных сторон и достоинств и для разработки практических приложений позитивной психологии. В этом руководстве определены 6 классов добродетелей (т. Е. «Основные добродетели»), лежащих в основе 24 измеримых сильных сторон характера.

CSV предположил, что эти 6 добродетелей имеют историческую основу в подавляющем большинстве культур; кроме того, эти добродетели и сильные стороны могут привести к увеличению счастья, если их использовать. Несмотря на многочисленные предостережения и предостережения, это предложение универсальности намекает на три вещи: 1) изучение положительных человеческих качеств расширяет сферу психологических исследований, включая психическое благополучие, 2) лидеры движения позитивной психологии бросают вызов моральному релятивизму , предполагая, что люди " эволюционно предрасположен "к определенным добродетелям ; 3) добродетель имеет биологическую основу.

Организация 6 достоинств и 24 сильных сторон выглядит следующим образом:

  1. Мудрость и знания: творчество , любопытство , открытость , любовь к обучению , перспектива , инновации.
  2. Смелость: отвага , настойчивость , порядочность , жизненная сила , целеустремленность.
  3. Человечество: любовь , доброта , социальный интеллект.
  4. Справедливость: гражданство , справедливость, лидерство
  5. Воздержание: прощение и милосердие , смирение , благоразумие , самообладание.
  6. Превосходство: признание красоты и совершенства , благодарность , надежда , юмор , духовность.

Недавние исследования поставили под сомнение необходимость в шести добродетелях. Вместо этого исследователи предположили, что 24 сильные стороны более точно сгруппированы в 3 или 4 категории: интеллектуальные силы, межличностные силы и силы воздержания или, альтернативно, межличностные силы, стойкость, жизнеспособность и осторожность. Эти сильные стороны и их классификации независимо друг от друга появились в литературе о ценностях. Пол Тагард описал примеры, в том числе семинары Джеффа Шрагера, посвященные изучению привычек высоко творческих людей. Некоторые исследования показывают, что эффекты благополучия, которые, по всей видимости, связаны с духовностью, на самом деле лучше описывать как результат добродетели.

Поток

В 1970-х Чиксентмихайи начал изучать поток , состояние погруженности, при котором способности человека полностью соответствуют имеющимся требованиям. Поток характеризуется интенсивной концентрацией , потерей самосознания, ощущением совершенного вызова (ни скуки, ни подавленности) и ощущением, что «время летит». Поток по своей сути полезен; он также может помочь в достижении целей (например, победа в игре) или улучшении навыков (например, в улучшении шахматных навыков). Каждый может испытать поток, и это можно почувствовать в разных сферах, таких как игра, творчество и работа. Поток достигается, когда вызов ситуации соответствует личным способностям. Несоответствие задачи кому-то с низкими навыками приводит к состоянию тревоги; недостаточный вызов высококвалифицированному человеку приводит к скуке .

Научные достижения и приложения

Тематические и методические разработки расширили область позитивной психологии. Эти достижения позволили области позитивной психологии выйти за рамки ее основных теорий и методов. Позитивная психология теперь стала глобальной областью изучения, где различные национальные индексы отслеживают рейтинги счастья граждан.

Результаты исследований

Исследования в области позитивной психологии, благополучия, эвдемонии и счастья , а также теории Динера, Риффа, Киза и Селигмана охватывают широкий круг тем, включая «биологические, личные, реляционные, институциональные, культурные и глобальные измерения жизни». Мета-анализ на 49 исследований в 2009 году показал , что позитивная психология Вмешательство (PPI) , произведенные улучшения благосостояния и нижней депрессия уровней, ИЦП Изучалось письма благодарственных писем, обучение оптимистического мышления, переигрывая положительный жизненный опыт и общение с другими людьми. В более позднем метаанализе 39 исследований с 6139 участниками в 2012 году результаты были положительными. Через три-шесть месяцев после ИПП влияние на субъективное благополучие и психологическое благополучие оставалось значительным. Однако положительный эффект был слабее, чем в мета-анализе 2009 года, авторы пришли к выводу, что это произошло потому, что они использовали только исследования более высокого качества. Они считали, что ИЦП включает подсчет благословений, практику доброты , постановку личных целей, проявление благодарности и сосредоточение внимания на личных сильных сторонах. Другой обзор ИЦП, опубликованный в 2018 году, показал, что более 78% интервенционных исследований были проведены в западных странах.

В учебнике « Позитивная психология: наука о счастье» авторы Комптон и Хоффман приводят «верхние предикторы» благополучия в виде высокой самооценки , оптимизма , самоэффективности , смысла жизни и позитивных отношений с другими. Черты личности, наиболее связанные с благополучием, - это экстраверсия , покладистость и низкий уровень невротизма .

Академические методы

Количественный

Одним из первых крупных учебников, опубликованных по теме позитивной психологии, является " Справочник по позитивной психологии " издательства Oxford University Press 2002 года . В 2007 году последовал второй том, озаглавленный « Оксфордский справочник методов позитивной психологии» под редакцией Энтони Д. Онга и Манфреда Х. М. ван Дульмена. Оксфорд Справочник по методам в позитивной психологии обеспечивает широкий обзор , прежде всего количественных методологических подходов к изучению позитивной психологии. В нем рассказывается об обновленных методах проведения надежных и сложных количественных исследований позитивной психологии. К таким методам относятся факторный анализ p-техники, динамический факторный анализ, межиндивидуальные различия и моделирование структурных уравнений , спектральный анализ и модели отклика элементов, анализ динамических систем, анализ латентного роста, модели латентных классов , иерархическое линейное моделирование , инвариантность измерений , экспериментальные методы , генетика поведения и интеграция количественного и качественного подходов.

Качественный

В статье журнала «Позитивная психология» 2012 года, опубликованной Грантом Дж. Ричем, исследуется и рассматривается использование качественной методологии для изучения позитивной психологии. Автор Рич обращается к популярности количественных методов при изучении эмпирических вопросов, которые ставит позитивная психология. Он утверждает, что количественным методам уделяется слишком много внимания, и предлагает применять качественные методы, такие как полуструктурированные интервью , наблюдения, полевые исследования , творческие работы и фокус-группы . Рич утверждает, что качественные подходы - ценные подходы к изучению позитивной психологии. Он пишет, что использование качественных методов будет способствовать «расцвету позитивной психологии» и поощряет такую ​​практику.

Поведенческие вмешательства

Изменение уровня счастья с помощью вмешательств - это дальнейший методологический прогресс в изучении позитивной психологии. Повышение счастья посредством поведенческих вмешательств было в центре внимания различных академических и научных психологических публикаций . Вмешательства, повышающие счастье, включают выражение доброты , благодарности , оптимизма , смирения , трепета и внимательности .

В 2005 году Соня Любомирски, Кеннон М. Шелдон и Дэвид Шкаде выступили соавторами академической статьи, опубликованной в журнале Review of General Psychology . В своем исследовании они провели поведенческий эксперимент с использованием двух 6-недельных интервенций. Одно из изученных вмешательств было совершением добрых дел. Другой был сосредоточен на благодарности и подчеркивал подсчет своих благословений. Участники исследования, которые прошли через поведенческие вмешательства, сообщили о более высоком уровне счастья и благополучия, чем те, кто не участвовал ни в одном из вмешательств. В статье экспериментально подтверждается влияние благодарности и доброты на повышение субъективного благополучия и счастья.

Дальнейшее исследование, проведенное Соней Любомирски, Рене Дикерхоф, Джулией К. Бём и Кенноном М. Шелдоном, опубликованное в 2011 году в академическом журнале Emotion , показало, что интервенции выражения оптимизма и выражения благодарности улучшали субъективное благополучие участников, которые принимали участие. в интервенции 8 мес. Исследователи пришли к выводу, что вмешательства «наиболее успешны, когда участники знают о вмешательстве, одобряют его и принимают на себя обязательство». В статье подтверждается, что, когда люди с энтузиазмом принимают участие в поведенческих вмешательствах, таких как выражение оптимизма и благодарности, они могут участвовать в подходе, направленном на повышение счастья и субъективного благополучия.

В 2014 году Эллиот Круз, Джозеф Канцлер, Питер М. Рубертон и Соня Любомирски опубликовали академическую статью в журнале « Социальная психология и наука о личности» . В своих исследованиях они изучают эффекты взаимодействия между благодарностью и смирением посредством поведенческих вмешательств. Они изучали вмешательства, которые заключались в написании благодарственного письма и 14-дневного дневника. В обоих случаях Kruse et al. обнаружил, что благодарность и смирение связаны и «подкрепляют друг друга». В статье также обсуждается, как благодарность и связанное с ней смирение могут привести к более позитивным эмоциональным состояниям и субъективному благополучию.

Исследователи Мелани Радд, Кэтлин Д. Вохс и Дженнифер Аакер провели серию экспериментов, которые показали положительный эффект благоговения на субъективное благополучие, опубликовав свои результаты в 2012 году в академическом журнале Psychological Science . Их исследование показало, что люди, испытывавшие трепет, также сообщали о том, что чувствуют больше свободного времени, больше предпочитают расходы на переживание, чем материальные, и большее удовлетворение жизнью. Опыт, который усиливает трепет, может привести к более высокому уровню удовлетворенности жизнью и, в свою очередь, более высокому уровню счастья и субъективного благополучия.

Практика осознанности также может увеличить счастье. В Внимательность статье , опубликованной в 2011 году Torbjörn Josefsson, Пернилла Larsman Андерс Г. Broberg и Ларс-Гуннар Lundh, было обнаружено , что медитация улучшает субъективное благополучие для людей , которые осознанно медитируют. Исследователи отмечают, что осознанность в медитации включает осознание и наблюдение за своей медитативной практикой, с отсутствием реакции и непредвзятого отношения во время медитации.

Национальные индексы счастья

Создание различных национальных индексов счастья расширило и расширило область позитивной психологии до глобального масштаба.

В научной статье, опубликованной в январе 2000 года в журнале American Psychologist , психолог Эд Динер предложил и обосновал идею создания национального индекса счастья в Соединенных Штатах. Такой индекс обеспечил бы измерения счастья или субъективного благополучия в Соединенных Штатах и ​​во многих других странах мира. Динер утверждал, что национальные индексы будут полезными маркерами или индикаторами счастья населения, обеспечивая представление о текущих рейтингах и средство отслеживания счастья во времени. Динер предложил, чтобы национальный индекс включал в себя различные суб-измерения субъективного благополучия, включая «приятный аффект, неприятный аффект, удовлетворенность жизнью, удовлетворенность и более конкретные состояния, такие как стресс, привязанность, доверие и радость».

В 2012 году был опубликован первый Доклад о мировом счастье . Доклад о мировом счастье был инициирован Генеральной Ассамблеей ООН в июне 2011 года, которая приняла резолюцию Бутана. Резолюция Бутана призвала страны всего мира «придавать большее значение счастью и благополучию при определении того, как достичь и измерить социальное и экономическое развитие». Данные для World Happiness Reports собираются в сотрудничестве с оценками жизни и ежегодными рейтингами счастья, проводимыми Gallup World Poll. Всемирный отчет о счастье основывает свои национальные рейтинги на том, насколько счастливы избиратели сами сообщают о себе и считают себя счастливыми.

Первый отчет о мировом счастье, опубликованный в 2012 году, представляет собой отчет на 170 страницах, в котором подробно описывается состояние счастья в мире, причины счастья и несчастья, политические последствия из отчетов о счастье и три тематических исследования субъективного благополучия для 1) Бутана и его индекс валового национального счастья , 2) Управление национальной статистики Великобритании и 3) счастье в странах-членах ОЭСР . Отчет о мировом счастье, опубликованный в 2020 году, стал 8-й публикацией в серии отчетов. Это первый Всемирный отчет о счастье, который включает рейтинги счастья городов по всему миру в дополнение к рейтингам 156 стран. Город Хельсинки, Финляндия, был отмечен как город с самым высоким рейтингом субъективного благополучия, а Финляндия была указана как страна с самым высоким рейтингом субъективного благополучия третий год подряд. В отчете за 2020 год содержится анализ счастья на основе условий окружающей среды, социальных условий, различий в уровне счастья между городом и деревней и устойчивого развития. В нем также представлен обзор и возможные объяснения того, почему страны Северной Европы неизменно входят в десятку самых счастливых стран в World Happiness Report с 2013 года. Возможные объяснения включают высококачественные государственные льготы и меры защиты для своих граждан в странах Северной Европы, в том числе социальные пособия и благополучие. -управляемые демократические институты, а также социальные связи, связи и доверие.

Дополнительные национальные индексы благосостояния и представленные статистические данные включают Глобальный отчет Gallup Emotions Report, Индекс благополучия Gallup Sharecare, Глобальный отчет о политике счастья и благополучия Global Happiness Council, Индекс счастливой планеты, Индекс благополучия индиго, Индекс лучшей жизни ОЭСР и ООН Отчеты о человеческом развитии.

Влияние на другие академические области

Позитивная психология повлияла на множество других академических областей исследования и обучения. Он был применен к различным другим областям науки, в первую очередь к организационному поведению и психиатрии .

Позитивная организационная стипендия (POS)

Позитивная организационная стипендия (POS), также называемая позитивным организационным поведением (POB), началась как прямое применение позитивной психологии в области организационного поведения . Один из первых официальных определений и публикаций этого термина был в 2003 году в тексте « Позитивная организационная стипендия: основы новой дисциплины» под редакцией профессоров Школы бизнеса Росс Мичиганского университета Ким С. Кэмерон , Джейн Э. Даттон и Роберт. Э. Куинн. В первой главе текста Кэмерон, Даттон и Куинн продвигают «лучшее, что есть в человеческих условиях», такие как доброта, сострадание, стойкость и положительный человеческий потенциал, как организационную цель, столь же важную, как финансовый успех организации. Цель POS - изучить факторы, которые создают положительный опыт работы и успешные, ориентированные на людей организационные результаты.

Большая коллекция исследований кассовых терминалов содержится в томе «Оксфордский справочник по положительным организационным стипендиям» 2011 года , изданном профессорами Школы бизнеса Росс Мичиганского университета Ким С. Кэмерон и Гретхен М. Спрейцер. Этот том объемом 1076 страниц состоит из девяти разделов и 79 глав, охватывающих различные темы. Основные темы включают позитивные методы работы с человеческими ресурсами, позитивные организационные практики и позитивное лидерство и изменения. Большая часть тома расширяет и применяет основные концепции позитивной психологии к контексту рабочего места, охватывая такие области, как положительные индивидуальные качества, положительные эмоции, сильные стороны и добродетели, а также положительные отношения. Дальнейшее определение POS, написанное редакторами Кэмерон и Спрейцер:

Позитивная организационная наука строго стремится понять, что представляет собой лучшее из условий жизни человека, на основе научных исследований и теории. Подобно тому, как позитивная психология фокусируется на изучении оптимальных индивидуальных психологических состояний, а не патологических, организационная наука фокусирует внимание на генеративной динамике в организациях, которая ведет к развитию человеческой силы, способствует повышению устойчивости сотрудников, способствует исцелению и восстановлению, а также воспитывает выдающихся личностей и индивидуальности. организационная деятельность. POS подчеркивает, что возвышает людей и организации (в дополнение к тому, что им бросает вызов), что идет правильно в организациях (помимо того, что идет не так), что дает жизнь (в дополнение к тому, что является проблемным или истощает жизнь), что воспринимается как хорошее (в дополнение к тому, что вызывает возражения), и как то, что вдохновляет (в дополнение к тому, что является трудным или трудным).

- Ким С. Кэмерон и Гретхен М. Спрейцер, «Глава 1. Введение: что положительного в положительной организационной стипендии?» Оксфордский справочник положительных организационных стипендий (2011 г.)

Психиатрия

Позитивная психология повлияла на психиатрию, обеспечив дополнительные терапевтические и когнитивные изменения в поведении , включая терапию благополучия, позитивную психотерапию и практику интеграции позитивной психологии в терапевтическую практику .

В академической статье 2015 года, опубликованной в журнале «Профессиональная реабилитация» , Миллс и Крейцер приводят доводы в пользу того, что принципы позитивной психологии должны применяться для помощи тем, кто восстанавливается после черепно-мозговой травмы (ЧМТ). Они доказывают, что реабилитационные практики с ЧМТ полагаются на улучшение человека через участие в повседневных практиках, практика в значительной степени связана с принципами позитивной психологии. Их предложение связать позитивную психологию с профессиональной реабилитацией (ВР) с ЧМТ также рассматривает счастье и его взаимосвязь с улучшением психического здоровья , включая повышение уверенности и продуктивности, а также другие аспекты. Хотя авторы указывают, что эмпирические данные в пользу позитивной психологии ограничены, они поясняют, что ориентация позитивной психологии на небольшие успехи, оптимизм и просоциальное поведение многообещающе для улучшения социального и эмоционального благополучия пациентов с ЧМТ.

Популярная культура

Изучение позитивной психологии транслировалось в различных популярных средствах массовой информации, включая книги и фильмы, и оказало влияние на индустрию оздоровления.

Книги

Было выпущено несколько популярных книг по психологии, написанных позитивными психологами для широкой аудитории.

Илона Бониуэлл в своей книге « Положительная психология в двух словах» представила резюме текущего исследования. Согласно Бониуэллу, благополучие связано с оптимизмом, экстраверсией , социальными связями (т. Е. Близкими дружескими отношениями), состоянием в браке, увлечением работой, религией или духовностью, досугом, хорошим сном и упражнениями, социальным классом (через различия в образе жизни и лучшее решение методы) и субъективное здоровье (что вы думаете о своем здоровье). Бониуэлл далее пишет, что благополучие не связано с возрастом, физической привлекательностью, деньгами (как только основные потребности удовлетворяются), полом (женщины чаще находятся в депрессии, но также чаще радуются), уровнем образования, наличием детей (хотя они добавляют значение к жизнь), переход к более солнечному климату, профилактика преступности, жилье и объективное здоровье (что говорят врачи).

Соня Любомирски в своей книге «Как добиться счастья» дает советы и рекомендации о том, как улучшить счастье. Согласно «Как к счастью», люди должны создавать новые привычки, искать новые эмоции, использовать разнообразие и время, чтобы предотвратить гедонистическую адаптацию , и привлекать других для мотивации и поддержки во время создания этих новых привычек. Любомирский предлагает 12 занятий для счастья, в том числе наслаждение жизнью, умение прощать и жизнь настоящим.

Даниэль Гилберт « Наткнувшись на счастье » - еще одна популярная книга, в которой публикуются положительные результаты исследований психологии для широкой читательской аудитории. Гилберт представляет исследование, показывающее, что люди часто плохо предсказывают, что сделает их счастливыми в будущем, и что люди склонны неверно оценивать причины своего счастья. Он также отмечает, что субъективность субъективного благополучия и счастья часто является наиболее сложной проблемой, которую нужно преодолеть при прогнозировании будущего счастья, отмечая, что наше будущее «я» может иметь разные субъективные взгляды на жизнь, чем наше настоящее «я».

Фильмы

Освещение позитивной психологии вошло в киноиндустрию . Точно так же фильмы стали основой новых исследований в области позитивной психологии.

Happy (фильм 2011 года) - это полнометражный документальный фильм, охватывающий области позитивной психологии и нейробиологии . В нем также освещаются различные тематические исследования счастья в разных культурах и географических регионах. В фильме представлены интервью с известными позитивными психологами и учеными, включая Дэниела Гилберта, Эда Динера, Соню Любомирски и Михали Чиксентмихайи.

На веб-сайте Positive Psychology News есть раздел, посвященный ежегодной премии Positive Psychology Movie Awards. Премия Positive Psychology Movie Awards составляет краткий список художественных фильмов 2009, 2014 и ежегодно в период с 2016 по 2018 год, которые содержат мощные послания позитивной психологии. Рейтинг составлен автором веб-сайта Райаном Ниемиком, психологом, психологом, тренером и директором по образованию VIA Institute on Character. Премия Positive Psychology Movie Awards представляет отдельные награды по категориям, в том числе: лучший фильм о позитивной психологии, награда за позитивные отношения, награда за значение, награда за достижения, награда за внимательность, награда за счастье, использование подписи и других сильных сторон.

Дальнейшие исследования позитивной психологии, представленной в художественных фильмах, были проведены совместно с Институтом VIA. Современные и популярные фильмы, пропагандирующие или отражающие сильные стороны персонажей, служат основой для различных научных статей.

Индустрия здоровья

Растущая популярность и внимание, уделяемое исследованиям в области позитивной психологии, повлияли на рост, развитие и потребление продуктов и услуг, предназначенных для поддержания здоровья и благополучия.

По данным Global Wellness Institute, по состоянию на 2018 год глобальная оздоровительная экономика оценивается в 4,5 триллиона долларов, а оздоровительная индустрия представляет 5,3% мирового экономического производства. Ключевые сектора оздоровительной индустрии включают оздоровление на рабочем месте, фитнес и разум, личную гигиену и оздоровительный образ жизни.

Подчеркивание счастья и благополучия - это стратегия, которую используют различные компании в своих маркетинговых стратегиях. Компании, производящие продукты питания и напитки, такие как Coca-Cola и Pocky, чей девиз «Делитесь счастьем!», Подчеркивают счастье в своих рекламных роликах, фирменных символах и описаниях. Руководители розничных компаний, таких как Zappos, получили прибыль, опубликовав книги, в которых подробно рассказывается о том, как они обретают счастье, а на логотипе Amazon изображена улыбка с ямочками.

Критика

Позитивная психология на протяжении многих лет подвергалась академической и общей критике.

Искажение реальности

В 1988 году психологи Шелли Э. Тейлор и Джонатан Д. Браун выступили соавторами статьи в журнале Psychological Bulletin, в которой был придуман термин « позитивные иллюзии» . Позитивные иллюзии - это когнитивные процессы, в которых участвуют люди, когда самовозвышаются или совершенствуются. Это нереалистично позитивное или самоутверждающее отношение людей к себе, своей позиции или окружающей среде. По сути, позитивные иллюзии - это крайний оптимизм, который сохраняется даже перед лицом фактов и реальных условий. Тейлор и Браун предположили, что положительные иллюзии защищают людей от отрицательной обратной связи, которую они могут получить, а это, в свою очередь, сохраняет их психологическую адаптацию и субъективное благополучие. Однако более поздние исследования показали, что участие в позитивных иллюзиях и связанных с ними установках привело к психологическим дезадаптивным условиям, в том числе к ухудшению социальных отношений, проявлению нарциссизма и негативным результатам на рабочем месте, тем самым уменьшив положительное влияние позитивных иллюзий на субъективное благополучие. общее счастье и удовлетворение жизнью.

Кирк Шнайдер , редактор журнала «Гуманистическая психология» , сказал, что позитивная психология не может объяснить прошлые отвратительные поступки, такие как совершенные нацистской партией, сталинскими маршами и собраниями клана, и это лишь некоторые из них. Он также указал на ряд исследований, показывающих, что высокая положительность коррелирует с положительной иллюзией, которая эффективно искажает реальность. Степень падения высокой позитивности или процветания заключается в том, что человек может стать неспособным к психологическому росту, неспособным к самоанализу и склонным к расовым предубеждениям. Напротив, негатив, иногда проявляющийся при депрессии от легкой до умеренной, коррелирует с меньшим искажением реальности. Следовательно, утверждает Шнайдер, негатив может играть важную роль в динамике человеческого процветания. Чтобы проиллюстрировать это, участие в конфликте и признание соответствующего негатива, включая определенные отрицательные эмоции, такие как чувство вины, могут лучше способствовать процветанию. В целом, Шнайдер представил перспективу: «возможно, настоящее счастье - это не то, к чему вы стремитесь, но это ... побочный продукт хорошо прожитой жизни, а хорошо прожитая жизнь не зависит от запрограммированного или аккуратно откалиброванного».

Узкий фокус

В 2003 году Ян Сэмпл, писавший для The Guardian , отметил, что «позитивных психологов также обвиняют в том, что они прячут голову в песок и игнорируют то, что депрессивные, даже просто несчастные люди имеют реальные проблемы, с которыми нужно иметь дело». Он также процитировал Стивена Волина, клинического психиатра из Университета Джорджа Вашингтона , который сказал, что изучение позитивной психологии - это просто повторение старых способов мышления, и что существует не так много научных исследований, подтверждающих эффективность этого метода. Гейбл отвечает на критику их взглядов Поллианны на мир, говоря, что они просто приводят баланс в сторону психологии, которая явно недостаточно изучена. Чтобы защитить свою точку зрения, Гейбл указывает на дисбаланс в пользу исследований негативного психологического благополучия в когнитивной психологии , психологии здоровья и социальной психологии .

Мартин Джек также утверждал, что позитивная психология не уникальна в своем оптимистическом подходе к поиску оптимального эмоционального благополучия, заявляя, что другие формы психологии, такие как консультирование и педагогическая психология , также заинтересованы в позитивном самореализации человека. Далее он упоминает, что, хотя позитивная психология подтолкнула школы к тому, чтобы они были более ориентированы на учащихся и были способны развивать у детей положительные представления о себе, он обеспокоен тем, что недостаток внимания к самоконтролю может помешать детям в полной мере участвовать в жизни общества. общество.

Роль негатива

Барбара С. Хелд , профессор Боуден-колледжа , утверждала, что, хотя позитивная психология вносит вклад в область психологии, у нее есть свои недостатки. Она предложила взглянуть на такие темы, как отрицательные побочные эффекты позитивной психологии, негатив в рамках движения позитивной психологии и текущее разделение в области психологии, вызванное различными мнениями психологов о позитивной психологии. Кроме того, она отметила непоследовательность движения в отношении роли негатива. Она также подняла вопросы об упрощенном подходе некоторых психологов к применению позитивной психологии. Подход «один размер для всех», возможно, не способствует развитию области позитивной психологии; она предположила, что при его применении необходимо учитывать индивидуальные различия.

Токсическая позитивность

Недавняя критическая реакция на область позитивной психологии связана с токсической позитивностью. Токсический позитив - это концепция или явление, при котором люди не полностью осознают, не обрабатывают или не управляют полным спектром эмоций, включая негативные эмоциональные эффекты, такие как гнев или печаль. Этот жанр критики позитивной психологии утверждает, что в области позитивной психологии слишком большое значение придается «оптимистичному мышлению, отодвигая в сторону сложные и трудные переживания». Люди, которые постоянно преследуют положительный опыт или состояние высокого субъективного благополучия, могут непреднамеренно стигматизировать отрицательные эмоциональные состояния, такие как депрессия , или могут подавлять естественные эмоциональные реакции, такие как грусть , сожаление или стресс . Более того, не позволяя переживать негативные эмоциональные состояния или подавляя и скрывая негативные эмоциональные реакции, люди могут испытывать вредные физические, сердечно-сосудистые и респираторные последствия. Сторонники борьбы с токсическим позитивом выступают за то, чтобы позволить себе принимать и полностью переживать негативные эмоциональные состояния. Позитивный психолог Тим Ломас изучил, как переживание печали, скуки и гнева позволяет людям получить перспективу, понимание и сложность жизни и счастья, что, в свою очередь, улучшает их субъективное благополучие в долгосрочной перспективе.

Смотрите также

Прекурсоры
Разные

Примечания

Рекомендации

Библиография

  • Комптон, Уильям К. (2005). Введение в позитивную психологию . Белмонт, Калифорния: Издательство Wadsworth. ISBN   978-0-534-64453-6 .
  • Хелд, Барбара С. (2004). «Отрицательная сторона позитивной психологии». Журнал гуманистической психологии . 44 (1): 9–41. DOI : 10.1177 / 0022167803259645 . S2CID   146703182 .
  • Киз, Кори Л. М. (2002). «Континуум психического здоровья: от истощения к процветанию в жизни». Журнал здоровья и социального поведения . 43 (2): 207–222. DOI : 10.2307 / 3090197 . ISSN   0022-1465 . JSTOR   3090197 . PMID   12096700 .
  • Миллс, Ана; Кройцер, Джеффри (2016). «Теоретические применения позитивной психологии в профессиональной реабилитации после черепно-мозговой травмы» . Журнал профессиональной реабилитации . 26 (1): 20–31. DOI : 10.1007 / s10926-015-9608-Z . ISSN   1573-3688 . PMID   26373862 . S2CID   19549504 .
  • Петерсон, Кристофер (2006). Учебник по позитивной психологии . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. ISBN   978-0-19-518833-2 .
  •   ———   (2009). «Позитивная психология». Восстановление детей и молодежи . 18 (2): 3–7. ISSN   1089-5701 .
  • Петерсон, Кристофер ; Селигман, Мартин Э. П. (2004). Сильные стороны и добродетели характера: Справочник и классификация . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. ISBN   978-0-19-516701-6 .
  • Селигман, Мартин Э. П. (1995). Оптимистичный ребенок . Бостон, Массачусетс: Компания Houghton Mifflin.
  •   ———   (2002). Подлинное счастье: использование новой позитивной психологии для реализации своего потенциала для длительного удовлетворения . Нью-Йорк: Свободная пресса. ISBN   978-0-7432-2297-6 .
  •   ———   (2004). «Можно ли научить счастью?» . Дедал . 133 (2): 80–87. DOI : 10.1162 / 001152604323049424 . ISSN   1548-6192 . S2CID   57570511 .
  •   ———   (2011). Flourish: новое видение счастья и благополучия . Нью-Йорк: Свободная пресса. ISBN   978-1-4391-9076-0 .
  • Селигман, Мартин Э. П .; Csikszentmihalyi, Mihaly (2000). «Позитивная психология: введение». Американский психолог . 55 (1): 5–14. CiteSeerX   10.1.1.183.6660 . DOI : 10.1037 / 0003-066x.55.1.5 . PMID   11392865 .

дальнейшее чтение

  • Аргайл, Майкл (2001). Психология счастья . Лондон: Рутледж.
  • Бенард, Бонни (2004). Устойчивость: чему мы научились . Сан-Франциско: WestEd.
  • Бисвас-Динер, Роберт ; Динер, Эд ; Тамир, Майя (2004). «Психология субъективного благополучия» . Дедал . 133 (2): 18–25. DOI : 10.1162 / 001152604323049352 . ISSN   1548-6192 . S2CID   57564044 .
  • Далай-лама ; Катлер, Ховард С. (1998). Искусство счастья . Нью-Йорк: Книги Риверхеда. ISBN   978-1-57322-111-5 .
  • Фромм, Эрик (1973). Анатомия человеческой деструктивности . Нью-Йорк: Нью-Йорк, Холт, Райнхарт и Уинстон. ISBN   978-0-03-007596-4 .
  • Канеман, Даниэль ; Динер, Эд ; Шварц, Норберт , ред. (2003). Благополучие: основы гедонической психологии . Нью-Йорк: публикации Фонда Рассела Сейджа. ISBN   978-0-87154-424-7 .
  • Киз, Кори Л. М .; Хайдт, Джонатан , ред. (2003). Расцвет: позитивная психология и благополучная жизнь . Вашингтон: Американская психологическая ассоциация. стр.  275 -289. ISBN   978-1-55798-930-7 .
  • Кашдан, Тодд (2009). Любопытный? Найдите недостающий ингредиент для полноценной жизни . Нью-Йорк: HarperCollins. ISBN   978-0-06-166118-1 .
  • МакМахон, Даррин М. (2006). Счастье: история . Нью-Йорк: Atlantic Monthly Press. ISBN   978-0-87113-886-6 .
  • Роббинс, Брент Дин (2008). «Что такое хорошая жизнь? Позитивная психология и ренессанс гуманистической психологии» (PDF) . Гуманистический психолог . 36 (2): 96–112. DOI : 10.1080 / 08873260802110988 . ISSN   1547-3333 .
  • Селигман, Мартин (1990). Приученный оптимизм: как изменить свой разум и свою жизнь . Свободная пресса.
  • Снайдер, К. Р .; Лопес, Шейн Дж. (2001). Справочник по позитивной психологии . Издательство Оксфордского университета.
  • Стеббинс, Р. А. (2015). Досуг и позитивная психология: увязка занятий с позитивом . Хаундмиллс, Англия: Пэлгрейв Макмиллан.
  • Загано, Филлис ; Гиллеспи, К. Кевин (2006). «Игнатианская духовность и позитивная психология» (PDF) . Путь . 45 (4): 41–58 . Проверено 11 июля 2018 .

внешняя ссылка

Происхождение
Ресурсы
Разные

Позитивная психология повестка дня нового столетия Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2012. Т. 9, №4. С. 36-58.

ПОЗИТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЯ -ПОВЕСТКА ДНЯ НОВОГО СТОЛЕТИЯ

Д.А. ЛЕОНТЬЕВ

Леонтьев Дмитрий Алексеевич — профессор факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова, заведующий научно-учебной лабораторией позитивной психологии и качества жизни НИУ ВШЭ, доктор психологических наук. Автор более 500 публикаций по ключевым проблемам психологии личности, в частности, книг «Введение в психологию искусства» (1998), «Психология смысла» (1999), «Комплексная гуманитарная экспертиза» (2008) и др. Научный редактор и соавтор 18 коллективных монографий, в том числе «Психология с человеческим лицом» (1997), «Современная психология мотивации» (2002), «Личностный потенциал: структура и диагностика» (2011) и др. Контакты: [email protected]

Резюме

В статье содержится подробное изложение и анализ развития и современного состояния недавно возникшего нового направления в психологии - позитивной психологии. Выделяются этапы в развитии этого движения, основные проблемы и вызовы, внутренние дискуссии. Особое внимание уделено мифам, окружающим позитивную психологию, и их развенчанию. Показана динамика взглядов на осмысление позитивного человеческого функционирования от поверхностного к глубинному и от одностороннего к интегративному и диалектическому. Позитивная психология рассматривается как полигон поиска новых подходов в общей психологии, адекватных задачам и вызовам нового

столетия.

Ключевые слова: позитивная психология, счастье, благополучие, черты, силы, эмоции, смысл, здоровье, гуманистическая психология.

Совсем недавно сначала только в узкопрофессиональных изданиях, а затем и в популярных СМИ и с каждым годом все громче заговорили о новом

явлении в психологической науке, которое было названо позитивной психологией. Опираясь на преамбулу к Декларации независимости США,

В данной научной работе использованы результаты проекта «Позитивная психология как подход к исследованию и экспертизе качества жизни», выполненного в рамках Программы фундаментальных исследований НИУ ВШЭ в 2012 г.

в которой говорится о стремлении к счастью как неотъемлемом праве человека, психологи, ассоциировавшие себя с этим направлением, сформулировали в качестве основного вопрос о том, как жить хорошей, достойной жизнью в самом широком понимании. По мере того как движение росло и завоевывало популярность (а это происходило исключительно быстрыми темпами), оно стало, с одной стороны, лакомым блюдом для попсовых и гламурных СМИ, коммерческий успех которых во многом основан на «продаже» положительных эмоций; с другой стороны, стало мишенью снобистской критики со стороны тех, кто, не слишком глубоко вникая в профессиональную специфику соответствующих исследований, отождествил позитивную психологию с упомянутыми паразитирующими на ней СМИ, с чуждой ей идеологией гедонизма и консьюмеризма.

За последние годы целый ряд основополагающих и обобщающих работ лидеров позитивной психологии был переведен и издан на русском языке (Селигман, 2006; Бо-нивелл, 2009; Чиксентмихайи, 2011). Несмотря на это, в отечественных публикациях позитивная психология часто понимается искаженно. В последнее время стали появляться публикации, с абстрактно-теоретических позиций критикующие идейные основы позитивной психологии при поверхностном знакомстве с этим подходом и полном игнорировании главного в нем — эмпирических данных и профессиональной практики.

Цель данной статьи — дать понимание краткой истории, целей и

задач, методологии, специфики, проблем и уязвимых мест, а также перспектив позитивной психологии как важного и своеобразного явления в современной психологической науке. Случилось так, что я оказался связан с движением позитивной психологии начиная с довольно ранней стадии его развития, с осени 2002 г. За прошедшее время я прочитал не один десяток книг и не одну сотню статей по разным аспектам позитивной психологии и лично принял участие в 10 масштабных конференциях по этой проблематике, в том числе в двух всемирных конгрессах и четырех европейских конференциях по позитивной психологии, не считая прошедшей летом 2012 г. в Москве 6-й Европейской конференции по позитивной психологии, организатором которой выступила открывшаяся в феврале 2011 г. лаборатория позитивной психологии и качества жизни НИУ ВШЭ. Я также являюсь представителем России в Европейской сети позитивной психологии (ENPP) и ассоциированным редактором The Journal of Positive Psychology, выходящего с 2006 г., знаком и регулярно общаюсь практически со всеми значимыми представителями движения как старшего, так и более молодого поколения, участвовал в исследовательском проекте по позитивной психологии Пеннсильван-ского университета и фонда Темп-лтона (проект «Медичи»). Не отождествляя свои взгляды полностью с позитивной психологией и сохраняя рефлексивную позицию по отношению к ней, я имею возможность одновременно рассматривать ее и извне, и изнутри. Такой бинокулярный взгляд на позитивную психологию

(далее — ПП) и представлен в данной статье.

Зарождение и причины возникновения позитивной психологии: 1997-1999

Прежде чем дать определение ПП, необходимо рассмотреть историю ее возникновения. Эта история укладывается в короткий отрезок времени, хорошо документирована и связана в первые годы лишь с несколькими именами, особое место среди которых занимает Мартин Селигман, с которым позитивная психология нередко однозначно ассоциируется. Это верно лишь в организационном отношении, но не в научном: М. Селигман сыграл исключительную роль как организатор целостной исследовательской платформы и научного направления ПП, однако его собственные теоретические представления и позиции, хотя и влиятельны, разделяются не всеми и даже не большинством тех, кто ассоциирует себя с позитивной психологией. В рамках этого направления имеет место ощутимый плюрализм подходов и точек зрения, и те авторы, которые, критикуя те или иные взгляды М. Селигмана, думают, что этим они ниспровергают общие основы позитивной психологии в целом, бьют мимо цели.

Ключевым моментом в истории ПП стало избрание М. Селигмана в 1997 г. президентом Американской психологической ассоциации. Еще молодым ученым, в начале 1970-х гг. М. Селигман вошел в историю науки благодаря открытому и исследованному им феномену «выученной беспомощности» (см.: Гордеева, 2006;

Хекхаузен, 2003) — апатии и отказа от действий в ситуации искусственно сконструированной невозможности избежать непрерывных негативных подкреплений. Будучи шокирован полученными результатами, М. Селигман инвертировал проблему и стал изучать возможности позитивного воздействия на активность человека. Это привело его к разработке в 1980-1990-е гг. атрибутивной теории оптимизма (см.: Гордеева, 2006; Зелигман, 1994).

Помимо работ М. Селигмана по оптимизму, можно назвать труды целого ряда ученых, которые на протяжении десятилетий последовательно занимались разработкой проблем, связанных с позитивными аспектами человеческого существования. С 1970-х гг. М. Чиксентми-хайи разрабатывал проблемы творчества и оптимального переживания, с 1980-х гг.шШа1у1, Ыакашига, 2011). Это было вскоре после успешных для М. Селигмана выборов, но до вступления его в полномочия президента. М. Селигман был озабочен тем, что он сможет оставить после своего президентства. Встреча дала толчок к длительным встречам и

беседам о будущем психологии. Именно в этих беседах оформились лозунг и проект ПП, который М. Селигман выдвинул в своей президентской речи при вступлении в обязанности.

Этот проект возник не на пустом месте. Сам М. Селигман описывает в своей программной книге одно из ключевых событий, которое повернуло и подтолкнуло его в этом направлении. Этим событием стал разговор с маленькой дочерью. «Я как раз полол грядки в саду в обществе своей пятилетней дочери Никки. Признаюсь, написав книгу и множество статей о детях, на самом деле я далеко не всегда умею находить с ними общий язык. Я человек деловой и дорожу любой минутой. Если я занят прополкой, то стараюсь не отвлекаться. А Никки, подбрасывая сорняки в воздух, танцевала и пела. Я рявкнул на дочь, велел мне не мешать, и она исчезла. Но несколько минут спустя Никки вернулась.

— Папа, я хочу с тобой поговорить, — сказала она.

— Да, Никки. Я тебя слушаю.

— Ты помнишь, какой плаксой я была до пяти лет? Хныкала каждый день. А когда мне исполнилось пять лет, я решила, что больше не буду плакать. Мне было очень тяжело, но я справилась. А если я смогла перестать плакать, то и ты сумеешь не ворчать» (Селигман, 2006, с. 47).

М. Селигман пишет, что это стало для него откровением. Он не только признал правоту Никки и принял решение о том, что он должен измениться, но и начал понимать что-то про воспитание детей. Воспитание — это вовсе не исправление ошибок, недостатков и отклонений. Никки

может это делать сама, а цель родителей должна быть в том, чтобы питать и поддерживать те внутренние силы, которые она проявила. Именно такие внутренние силы будут наилучшим барьером против всех слабостей и жизненных бурь, которые неминуемо на пути встретятся. Главное — выявить и укрепить эти внутренние силы и помочь детям найти такую нишу, в которой они могут в максимальной степени усилить и проявить эти свои позитивные черты.

Именно в этом М. Селигман усмотрел перспективу новой психологии.

Важный момент, который чаще всего извращается критиками позитивной психологии, заключается в неконфронтационности этой новой психологии по отношению к существующей. «Прежде всего, мы никогда не думали об этом новом проекте как в чем-либо антагонистичном существующей психологии. Он должен был стать расширением имеющегося состояния, а не отвержением его. Никто из нас никогда не помышлял об отказе от научного метода или игнорировании истории прошлых открытий» (Csikszentmihalyi, Ыака-тига, 2011, р. 5). Во-вторых, осознавая, что сформировавшиеся, немолодые ученые, как отмечал Томас Кун, крайне редко способны принять решительное изменение привычной для них парадигмы, М. Селигман и М. Чиксентмихайи решили сделать ставку на молодежь, написав 50 писем наиболее влиятельным американским психологам с просьбой рекомендовать бывшего ученика, еще не достигшего 40 лет, которому было бы интересно то, что предлагается в проекте, и кто имеет хорошие шансы

десятилетие спустя войти в число лидеров в этой области. Из 50 номи-нантов 45 прислали по запросу свои публикации, и 18 человек было отобрано для участия в первом, а год спустя во втором тематическом симпозиуме в Акумале, Мексика. И действительно, из числа участников этих симпозиумов вышли многие из тех, кто сейчас составляет новое поколение лидеров ПП: Соня Лю-бомирски, Барбара Фредриксен, Кен Шелдон, Джонатан Хайдт, Кори Киз, Лайза Эспинуол и др.

Появление на сцене: 2000

Вехой в становлении движения стал выход специального выпуска журнала American Psychologist № 1 за 2000 г., целиком посвященного ПП, под редакцией М. Селигмана и М. Чинсентмихайи как приглашенных редакторов, и открывавшегося их программной статьей (Seligman, Csikszentmihalyi, 2000), надолго ставшей главным манифестом движения. Кроме нее, в выпуск вошли статьи П. Балтеса и У. Штаудингер о мудрости, А. Басса об эволюции счастья, Э. Динера о субъективном благополучии, Д. Майерса о связи счастья с деньгами, отношениями и верой, К. Питерсона об оптимизме, Р. Райана и Э. Деси о самодетерминации, Д. Саймонтона о креативности, Дж. Вэлианта о здоровье и адаптации, Э. Винер об одаренности и т.п. Этот перечень свидетельствует, во-первых, о разнообразии проблем, на которые приверженцы ПП обращают внимание с самого начала, они далеко не сводятся лишь к проблеме счастья (ее так или иначе касались лишь 3 из 15 статей выпуска), и,

во-вторых, о том, что ПП не рассматривалась как изолированная, отдельная область. Из авторов выпуска некоторые впоследствии были тесно связаны с позитивным движением (Э. Динер, К. Питерсон, Дж. Вэлиант), другие сохраняли с ним некоторое более дистанцированное взаимодействие (У. Штаудингер, Э. Деси и Р. Райан), интерес третьих ограничился участием в этом выпуске.

В программной статье выпуска дается обоснование необходимости позитивной психологии. Эта необходимость вытекает из перекоса, сформировавшегося за послевоенные годы. Если в период между мировыми войнами психология формулировала три главные миссии: излечение душевных болезней, повышение продуктивности и самоосуществления людей и выявление и поддержка талантов, то в конце 1940-х гг. создание Администрации по делам ветеранов и Национального института психического здоровья привело к огромному перераспределению финансирования в пользу работ по выявлению и лечению психических нарушений, фокусированных на различных формах патологии. Хотя успехи в этом были ощутимы — удалось найти способы излечения или существенного облегчения, по меньшей мере, 14 заболеваний, ранее считавшихся неизлечимыми, но две другие миссии были в основном забыты; отдельные исследования имели место, но они были немногочисленны.

Этот перекос выразительно документируется статистикой ключевых слов по электронным базам журнальных публикаций. Автор еще одной из статей этого выпуска Д. Майерс приводит следующую статистику поиска

по Psychological Abstracts за период с 1887 по 1999 г.: 8072 работ о гневе, 57800 о тревоге, 70856 о депрессии, 851 о радости, 2958 о счастье и 5701 об удовлетворенности жизнью. В целом исследования отрицательных эмоций перевешивали исследования положительных в 14 раз, что даже превышает семикратное соотношение лечения и профилактики (Myers, 2000).

Таким образом, хотя психология за последние несколько десятилетий успешно научилась тому, как избавляться от негативных, проблемных, отклоняющихся состояний, намного меньше она может сказать о том, что делает жизнь стоящей. Психологию нужно переориентировать на позитивные приоритеты. Социальные и поведенческие науки должны помочь понять, прежде всего, какого рода семейное воспитание позволяет детям расцветать, вырастать в здоровую личность, какие рабочие условия создают максимальное удовлетворение у рабочих, какая политика приводит к наиболее активному гражданскому участию и как вообще сделать жизнь людей более достойной.

«Цель позитивной психологии — приступить к катализации изменения фокуса психологии от поглощенности лишь тем, чтобы исправлять плохое в нашей жизни, к тому, чтобы строить позитивные качества» (Seligman, Csikszentmihalyi, 2000, p. 5). В проблемное поле ПП М. Селигман и М. Чиксентмихайи включают: на субъективном уровне — ценные субъективные переживания (благополучие и удовлетворенность по отношению к прошлому, надежду и оптимизм по отношению к

будущему, счастье и переживание потока по отношению к настоящему). На уровне индивидуальных черт — способность к любви и профессиональному призванию, смелость, навыки межличностного общения, эстетическую чувствительность, упорство, умение прощать, оригинальность, открытость будущему, духовность, талант, мудрость. На групповом уровне — гражданские добродетели (ответственность, заботу, альтруизм, гражданственность, выдержку, толерантность, трудовую этику) и институты, которые их развивают. Несколько позже М. Селигман упрощает эту структуру, говоря о «трех столпах» позитивной психологии: 1) изучение позитивных эмоций; 2) изучение позитивных черт, в частности сил характера и добродетелей; 3) изучение позитивных социальных институтов (5еН§-тап, 2003).

Предпосылкой позитивной психологии, отмечают М. Селигман и М. Чиксентмихайи, выступает активизировавшийся в последнее время интерес к проблемам профилактики. Профилактическая работа как раз приходит к пониманию того, что важно не столько лечить нарушения и корректировать слабости, сколько укреплять психологические силы. Позитивные силы выполняют буферную функцию, защищая от невзгод и предупреждая развитие болезненных отклонений. Ориентированные на работу с ними наука и практика переориентируют психологию в направлении двух забытых миссий — делать нормальных людей более сильными и продуктивными и способствовать актуализации высшего человеческого потенциала

(Бе^шап, С81к82е^тШа1у1, 2000, р. 8).

Как подчеркивают М. Селигман и М. Чиксентмихайи, «позитивная психология — не новая идея. У нее было много выдающихся предшественников, и мы не претендуем на оригинальность. Однако эти предшественники как-то не смогли привлечь и накопить достаточное количество эмпирических исследований, чтобы обосновать свои идеи» (там же, р. 13).

Во многом этот пассаж адресован гуманистической психологии, определенное сходство с которой бросается в глаза. На параллель между позитивной и гуманистической психологией указывают и авторы статьи. «Благородный гуманистический взгляд оказал сильное воздействие на культуру в целом и вызвал огромные ожидания. К сожалению, гуманистическая психология не накопила достаточную эмпирическую базу, породив мириады терапевтических движений самопомощи. В некоторых своих воплощениях она акцентировала личность и поощряла эгоцент-ричность за счет заботы о коллективном благополучии. Будущее покажет, произошло ли это из-за того, что А. Маслоу и К. Роджерс опередили свое время, потому что их исходные представления обладали врожденными дефектами, или из-за чрезмерного энтузиазма последователей. Как бы то ни было, наследие гуманизма 1960-х обнаруживается в любом большом книжном магазине: в секции психологии на каждую полку книг, стремящихся соответствовать академическим стандартам, приходится не менее 10 полок про кристал-лотерапию, ароматерапию и раскрытие внутреннего ребенка» (там же,

р. 7). Главное отличие в том, что если гуманистическая психология стремилась дистанцироваться от академической науки и разработать альтернативную методологию, то позитивная психология полностью принимает традиционную академическую методологию и ориентируется на общепринятые академические стандарты, внося коррективы только в повестку дня, в постановку целей и задач исследовательской работы.

М. Селигман и М. Чиксентмихайи призывали не повторять ошибок гуманистической психологии, не отвергать научную методологию, которая многократно доказала свою эффективность, более того, за последнее время стала еще более изощренной, что позволяет целиком и полностью на нее опираться.

В отклике на статью М. Селиг-мана и М. Чиксентмихайи выступившие от имени гуманистической психологии А. Бохарт и Т. Грининг сообщили: мы счастливы видеть, что та точка зрения, которой мы очень долго придерживались, наконец становится мейнстримом. Мы, однако, желаем М. Селигману, М. Чиксент-михайи и остальным проделать несколько более тщательную работу по изучению гуманистической психологии. Ни теория, ни практика гуманистической психологии не являются узко сфокусированными на нарциссическом Я и индивидуальном самоосуществлении, в чем М. Селигман и М. Чиксентмихайи упрекали гуманистических психологов, а если в гуманистической психологии были определенные авторы и группы, которых можно было бы упрекнуть в этом, то с таким же успехом можно обвинять М. Селигмана

за ложную интерпретацию кем-то его взглядов на оптимизм (Bohart, Greening, 2001). Через полгода вышел специальный выпуск Journal of Humanistic Psychology с ответами на упреки М. Селигмана и М. Чик-сентмихайи, но в целом эта дискуссия развивалась по затухающей траектории и привела к взаимному примирению. Более подробно эта дискуссия рассматривается в специальной статье (Леонтьев, в печати). Критический выпад в адрес наследия гуманистической психологии преследовал цель подчеркнуть, что «в своем поиске лучшего позитивная психология не стремится принимать желаемое за действительное, не полагается на веру, самообман, фантазии или пассы; она пытается приспособить лучшее, что есть в научном методе, к уникальным проблемам, которые открываются в человеческом поведении перед теми, кто хочет понять его во всей его сложности» (Seligman, Csikszent-mihalyi, 2000, p. 5)

В 2000 г. вышла еще одна посвященная позитивной психологии работа М. Селигмана, которая была написана на основе его выступления на симпозиуме по вопросам оптимизма и надежды, устроенном в его честь в 1998 г. (Seligman, 2000). В ней преимущественно содержится критический анализ доминирующей тенденции в психологии, причем в довольно резких выражениях. Так, М. Селигман в этой статье называет современную ему психологию «негативной психологией» и отождествляет ее с «виктимологией», психологией жертвы. Конструктивная часть почти отсутствует. Интересно, что впоследствии Селигман не только не

употреблял столь резких выражений (и даже высказывался прямо противоположным образом), но и не ссылался на эту свою публикацию, практически ее дезавуировав. С этим хорошо согласуется и смена названия главного поначалу исследовательского проекта, направленного на инвентаризацию и диагностику сил характера и добродетелей. Если вначале он назывался «Анти-ДСМ», то уже к 2000 г. его название сменилось на «Ценности в действии» (VIA), что также свидетельствует об избавлении от элементов конфронтации по отношению к традиционной психологии.

В реплике М.Селигмана и Дж. Па-велского в дискуссии, развернувшейся в 2003 г. в журнале Psychological Inquiry и инициированной резко критической статьей Р. Лазаруса в адрес ПП, говорится: «Лазарус использует термин "негативная" психология для обозначения того, чему ПП призвана противостоять. Мы не принимаем этого. Противопоставление Р. Лазаруса принадлежит ему, и оно неудачно: позитивные психологи не имеют в мыслях неуважения ко многим ученым и практикам, которые посвятили всю свою карьеру изучению негативных состояний (М. Селигман один из них и гордится своими достижениями в этой области; вопреки домыслам Р. Лазаруса мы не занимались обличениями "негативной" психологии). Мы предпочитаем термин "привычная (as usual) психология" для обозначения работы, сфокусированной на человеческих проблемах. Р. Лаза-рус утверждает, что ПП призывает "отбросить негативное и сосредоточиться на позитивных человеческих

качествах".шап, РашеЬЫ, 2003, р. 159). М. Селигман и Р. Павелски посвящают пару страниц опровержению этой дихотомии, показывая, что, если мыслить позитивное как отрицание или как инверсию негативного, ПП не нужна. Там же развенчивается и другой миф критиков - об отождествлении ПП со «счастьеведе-нием» (подробнее о дискуссии в целом см.: Леонтьев, в печати). Таким образом, хотя М. Селигман в одной (всего одной) ранней публикации не избежал резкого противопоставления и обличений, которые ставят ему в вину, во всех последующих публикациях он фактически дезавуирует это положение, не вспоминает эту работу и высказывает прямо противоположные утверждения.

В статье М. Селигмана 2000 г. заслуживает внимания резкая критика в адрес популярного «движения самоуважения», ставящего во главу угла, прежде всего, в вопросах воспитания детей необходимость поддержки их самооценки и самоуважения любой ценой и любыми средствами. М. Селигман рассматривает в этой статье положительные стороны негативных эмоций и приходит к выводу, что с этим движением необходимо покончить: «Мы хотим учить самоуважению, но только не необоснованному, а обоснованному» (Зе^-тап, 2000, р. 427). Позитивная психология основана на актуализации реальных ресурсов, а не на самообмане и самовнушении.

Нельзя не упомянуть и мартовский выпуск журнала American Psychologist за 2001 г. с подборкой ярких работ молодых представителей позитивной психологии: Барбары Фредриксон об эффектах позитивных эмоций, Энн Мастен о рези-лентности, Сони Любомирски об индивидуальных различиях счастья и Сандры Шнейдер о реалистичном оптимизме. Во введении к этому блоку статей представлявшие его К. Шелдон и Л. Кинг писали, что позитивная психология — это «не более чем научное изучение обычных человеческих сил и добродетелей» (Sheldon, King, 2001, p. 216), отказываясь от каких-либо претензий на исключительность и лишь побуждая читателей обратить внимание и на позитивные аспекты жизни тоже. «Если психологи позволят себе увидеть лучшее в людях, наряду с худшим, они смогут извлечь из этого важное новое понимание природы и судьбы человека» (там же, р. 217).

Первые плоды: 2002

Следующей вехой в развитии ПП стал 2002 г., когда произошло сразу несколько событий, знаменующих активное появление ПП на профессиональной арене. В этом году вышла адресованная не только профессионалам, но и широкой аудитории программная книга М. Селигма-на «Аутентичное счастье» (Seligman, 2002), представительная антология позитивной психологии (Snyder, Lopez, 2002), в Великобритании состоялась первая Европейская конференция по позитивной психологии, а в Вашингтоне прошел первый саммит по позитивной психологии.

Саммит проходил в вашингтонском офисе и при финансовой поддержке службы общественного мнения Гэллапа (The Gallup Organization), в структуре которой был создан Центр позитивной психологии, а также University of Toyota. В работе конференции приняли участие представители 23 стран. Сама по себе ее организация была довольно оригинально построена; были приглашены 36 докладчиков, причем США и Европа были представлены паритетно. Каждый из приглашенных докладчиков имел возможность привезти за счет оргкомитета одного аспиранта. В числе докладчиков были, в частности, помимо М. Селиг-мана и М. Чиксентмихайи, такие ученые, как Р. Стернберг, на тот момент президент APA, Д. Канеман, через неделю после конференции удостоенный Нобелевской премии по экономике, Р. Зайонц, П. Саловей, Э. Деси, Й. Брандстеттер, Г. Гигерен-цер, У. Дэмон и др. На протяжении ряда лет такие саммиты проходили потом ежегодно, однако последующие саммиты были не столь яркими.

М. Селигман в своем пленарном докладе, открывавшем конференцию, отметил роль событий 11 сентября 2001 г. в постановке задач и выявлении вызовов позитивной психологии. Главный ее смысл, как заметил М. Селигман, — в переходе от тушения пожаров к противопожарной безопасности, от совершенствования навыков совладания с психологическими проблемами и кризисами к их профилактике. Новым в теоретическом развитии ПП стала предложенная им в докладе и подробно обоснованная в книге трехуровневая модель позитивной жизни.тап, 2011, р. 10). Теоретическая модель, представленная в этой книге, не ограничивается только счастьем, только положительными эмоциями.

М. Селигман оговаривает, что сами по себе переживания, положительные эмоции — это не совсем то, к чему люди стремятся. Большинство людей, если бы им предложили какой-то механизм, который бы вызывал у них положительные эмоции чисто механическим путем, как в известных экспериментах Р. Олдса на крысах (рычаг, нажатие которого посылает электрический импульс в мозговой центр наслаждения), говорили, что они отказались бы от такого аппарата позитивной стимуляции мозга. Мы хотим, пишет М. Селиг-ман, не просто иметь позитивные чувства, но иметь основания для позитивных чувств. Тем не менее мы умудрились изобрести миллиарды аппаратиков, которые, минуя основания, минуя наши взаимодействия с миром, напрямую замыкают контакты, приводя к непосредственным эмоциональным эффектам; в их числе наркотики, шоколад, секс без любви, шопинг, мастурбация и телевидение (Селигман, 2006, с. 21). М. Селигман оговаривался, что он не

имеет в виду, что от всего этого надо отказаться полностью. Тем не менее все это было придумано в основном для таких замыканий.

Общая структура позитивной жизни включает три уровня, которые образуют иерархию и не в равной мере хорошо изучены: приятная жизнь, хорошая жизнь и осмысленная жизнь.

Приятная жизнь — то, что наиболее очевидно. Речь идет о балансе эмоций, о преобладании положительных эмоций над отрицательными. Следует сказать, что у М. Селиг-мана оставляет желать лучшего четкость разграничения многих близких понятий, таких как счастье, положительные эмоции, позитивное настроение, удовлетворенность и субъективное благополучие. Тем не менее общая картина достаточно ясна.

Второй аспект — хорошая жизнь — предполагает необходимость использования человеком своих сильных сторон. Достичь положительных эмоций при определенном стечении обстоятельств можно и не затрачивая никаких усилий, но, когда мы переходим на второй уровень, мы анализируем те характеристики личности, которые связаны с ее благополучием, видим связь положительных эмоций с внутренними силами, чертами характера, достоинствами, добродетелями, т.е. личностными особенностями, которые обладают некоторой безусловной ценностью. Одним из самых ранних масштабных проектов в русле позитивной психологии был проект транскультурной инвентаризации позитивных личностных характеристик — сил характера и добродетелей (проект «Ценности в действии» (VIA)), который

был успешно реализован к 2004 г. (Peterson, Seligman, 2004; см.: Леонтьев, 2011).

Наиболее сложен третий уровень — осмысленной жизни, который, по М. Селигману, вносит больший вклад в переживания психологического благополучия, чем собственно эмоциональный баланс. В качестве иллюстрации М. Селигман приводит Л. Витгенштейна, биографией которого он давно интересовался. Л. Витгенштейн жил всю жизнь очень скромно, одиноко, у него не было в жизни большого количества эмоций, более того, ни на одной из фотографий он не был изображен смеющимся или улыбающимся. Однако последние его слова перед смертью были: «Передайте им, что это было великолепно!» Раздел, посвященный смыслу, в книге М. Селигмана представлен гораздо более размыто, чем другие разделы, и, пожалуй, М. Селигман недооценил сложность проблемы смысла, которую нельзя изучать теми же классическими способами, которыми изучают эмоциональные состояния и черты. Тем не менее М. Селигман четко и недвусмысленно обозначил место проблемы смысла в позитивной психологии, практически легализовав эту проблему в академической психологии после десятилетий ее игнорирования и маргинализации.

В статье, вышедшей годом позже, М. Селигман дополняет положение о важности смысла постановкой цели поворота психологии от эгоцентризма к филантропии, от фиксации на самих себе к направленности на других (Seligman, 2003, р. XVIII). Этот поворот М. Селигман иллюстрирует

следующим образом: он недавно проводил специальные занятия в Университете Пенсильвании, в группе из 20 студентов, по курсу позитивной психологии. Каждую неделю они занимались чтением, написанием эссе и обсуждением в классе разных проблем. Однажды группа обсуждала работы Джонатана Хайдта по состоянию воодушевления. Данное состояние, как считает этот автор, важно для альтруистических действий по отношению к другим людям. Почитав работы Дж. Хайдта, студенты задались вопросом, не является ли счастье следствием чего-то хорошего, сделанного для других людей, по меньшей мере, в такой же степени, как и следствием получения удовольствия для самих себя? После жарких дебатов был проделан естественный эксперимент. Каждый студент должен был сделать на протяжении недели две вещи: сделать что-то, от чего он получит большое удовольствие лично для себя (съесть лакомство, посмотреть фильм и т.п.), и сделать какое-то доброе дело для кого-то другого. Следовало написать и о том и о другом опыте, провести самоанализ в виде эссе. Результаты этого простенького задания были воистину жизнеизме-няющими, трансформативными. Оказалось, что эмоциональные последствия всех занятий, которые были направлены на получение удовольствия, поблекли в сравнении с эффектами, которые дали добрые дела, как по интенсивности, так и по длительности. Когда эти добрые дела были спонтанными, когда в них использовались сильные стороны, то весь день человек ощущал себя лучше, и длилось это гораздо дольше,

чем удовольствие, доставленное себе специально. Один студент говорил, что был очень удивлен, когда обнаружил, что весь день после этого он лучше видел, лучше слышал, лучше взаимодействовал с другими людьми, и люди гораздо лучше, чем всегда, к нему относились (Селигман, 2006, с. 22-23). Вообще критика материализма как ориентации на потребление, гедонизм и материальные блага выступает одной из постоянных тем работ целого ряда представителей позитивной психологии (М. Чиксентмихайи, П. Ингильери, Э. Динер, Т. Кассер, К. Шелдон и др.).

Организационное развитие позитивной психологии на этом этапе стало главным ее достижением. Нельзя сказать, что М. Селигман и его соратники предложили принципиально новые идеи, если не считать расширения поля исследований и предложения новой повестки дня, но они объединили под этим знаменем большое количество ученых и практиков. Проект ПП оказался настолько привлекательным для спонсоров, что это удивило ее лидеров. В числе наиболее заметных спонсоров оказались организация Гэллапа и фонд Темплтона. Уже в 2002 г. можно было говорить о возникновении нового международного сообщества. Помимо европейских конференций и вашингтонских саммитов, национальные конференции по ПП стали проходить в самых разных странах, включая Австралию, Тайвань и ЮАР, где идеи позитивной психологии были восприняты с большим энтузиазмом. В число лидеров этого сообщества входили, помимо М. Се-лигмана и М. Чиксентмихайи, Кри -стофер Питерсон, многолетний

соратник М. Селигмана по исследованиям оптимизма, ставший соруко-водителем проекта VIA, Эд Динер, получивший известность благодаря огромному числу сравнительно-культурных и мониторинговых исследований субъективного благополучия в различных странах и социальных группах, и Джордж Вэлиант, психиатр из Гарвардского университета, один из основных авторитетов по проблемам психологического здоровья. В числе ведущих ученых, примыкавших к ПП, хоть и не отождествлявших с ней полностью свои взгляды, можно назвать в первую очередь Д. Канемана, Э. Деси, Р. Райана, Б. Шварца и др.

Вместе с тем и М. Селигман и М. Чиксентмихайи были против оформления ПП как особого сообщества с формальным членством, журналами и т.п. Они оба отстаивали мнение, что ПП должна не отделять себя от остальных разделов психологии как что-то особое, а, наоборот, проникать во все разделы как их часть. Все же логика развития событий постепенно, хотя и не сразу, сделала организационное оформлении ПП неизбежным, и с 2006 г. начал выходить журнал позитивной психологии, а в 2009 г. была создана Международная ассоциация позитивной психологии, которая сейчас насчитывает около 3000 членов.

Промежуточные итоги: 2005-2006

Итак, всего за несколько лет позитивная психология превратилась из личной идеи и проекта двух людей чуть ли не в главное направление психологии. В частности, число курсов позитивной психологии в уни-

верситетах США, стартовав от нулевой отметки, превысило 100; активно разрабатывалась первая магистерская программа по позитивной психологии в Пенсильванском университете. Появились первые учебники и учебные пособия по позитивной психологии, систематизировавшие это проблемное поле (Boniwell, 2006; Peterson, 2006). Был в основном завершен большой проект VIA (Peterson, Seligman, 2004; см.: Леонтьев, 2011). В 2005-2006 гг. стали появляться публикации с попытками осмыслить прогресс за эти несколько лет.

Достаточно характерна статья Ш. Гейбл и Дж. Хайдта «Что такое позитивная психология и зачем она?» (Gable, Haidt, 2005). Окинув взглядом историю ПП, авторы останавливаются на ее нынешних вызовах, подчеркивая неадекватность приписывания ей оппозиции «позитивное—негативное» и «эффекта Поллианны», т.е. принятия желаемого за действительное и склонности видеть мир через розовые очки. Но главным они считают вызов сложности. Чтобы принять его, «позитивная психология должна двинуться за пределы описания основных эффектов (оптимизм, юмор, прощение и любопытство благоприятны) и уделить более пристальное внимание сложным взаимодействиям, характеризующим большую часть психологии, а также медицины» (там же, p. 108). Будущая задача позитивной психологии видится в достижении понимания факторов, которые формируют силы, очерчивают контексты резилентности, придают значимость субъективным переживаниям и обозначают функцию позитивных

взаимоотношений с другими. ПП движется, по мнению этих авторов, «в направлении понимания условий человеческого существования в их полноте, понимания, которое признавало бы человеческие слабости наряду с силами и конкретизировало бы связь между ними. Только сбалансированный, эмпирически обоснованный и теоретически насыщенный взгляд на человеческий опыт может выполнить миссию нашей области знания» (там же, р. 109).

Вопрос о фундаментальных допущениях и ценностных основаниях ПП был поставлен в статье А. Линли и С. Джозефа (Linley, Joseph, 2004), в которой в полной мере восстанавливаются ее связи с историческими предшественниками этого течения в психологии и в философии. К числу таких фундаментальных допущений относятся идущие от Аристотеля идеи о врожденных конструктивных силах, направляющих человека к реализации его возможностей. Авторы утверждают, что через всю ПП имплицитно проходит идея, схожая с идеей организмического процесса оценивания по К. Роджерсу. «Для того чтобы функционировать оптимально, люди должны функционировать на внутренних основаниях. Такое внутреннее оценивание, мотивация и поведение согласуются с внутренней тенденцией людей к актуализации и организмическим процессом оценивания и обеспечивают им благополучие (т.е. эвдемо-нию) — одну из целей позитивной психологии» (Linley, Joseph, 2004, р. 717). Этим не отрицается значимость социально-средового контекста, который, если он не является под-

держивающим, может разрушить этот организмический процесс оценивания.

К ценностным основаниям ПП относится, прежде всего, акцент на позитивном. Но этот акцент исторически принимал разные формы, и в полном согласии с М. Селигманом и другими авторами А. Линли и С. Джозеф констатируют: «Абсолютно понятно, что на раннем этапе истории этого подхода была потребность подчеркивать то, что его отличало. Однако по прошествии пяти лет маятник качнулся в обратную сторону, от исключительного фокуса на позитивном, и сейчас находится в зоне более интегратив-ного подхода, который включает в себя и позитивные, и негативные аспекты человеческого функционирования» (там же, р. 719). Обобщая сказанное, авторы еще раз подчеркивают значимость саморефлексии для позитивной психологии.

Расширение ценностной перспективы ПП дается и в оригинальном социально-экономическом подходе к благополучию Н. Маркса, основателя «фонда новой экономики» в Великобритании (Marks, Shah, 2005). Предлагаемый им «манифест благополучия для общества процветания» пытается дать ответ на вопрос, как бы выглядела политика, если бы благополучие людей было одной из главных задач правительства. Н. Маркс и Х. Шах показывают ограниченность расхожего сведёния благополучия к денежной составляющей, рассматривают понятие социального благополучия и его связь с понятием социального капитала, подробно анализируют проблему свободного времени и его заполнения, а также социальные

проекты осмысленных, но не оплачиваемых видов деятельности, которые оказываются весьма привлекательны для вовлеченных в них людей.п1еу е! а1., 2006).

Она начинается с уведомления о том, что, возможно, дальше позитивной психологии не будет. Или, быть может, люди будут заниматься темами, которые мы сейчас относим к позитивной психологии, но не будут определять себя как позитивных психологов, что, впрочем, имеет место и сегодня. А. Линли с соавт. не желают поддерживать расщепление человеческого опыта и переживания на позитивное и негативное, наоборот, предлагают рассматривать их как образующие некоторый континуум.

Авторы дают обзор истории позитивной психологии, констатируя, в частности, что позитивная психология была всегда с нами задолго до того, как М. Селигман провозгласил эту идею. Эти знания не образовывали цельного комплекса, однако исс-

ледования в этой области шли на протяжении десятилетий, и еще у Уильяма Джеймса обнаруживаются подходы к этому. У позитивной психологии были и совпадающие интересы с определенными ветвями гуманистической психологии, в частности, в акценте на полноценно функционирующей личности по К. Роджерсу и самоактуализации как изучении здоровых индивидов по А. Маслоу, который больше чем 50 лет назад жаловался, как сегодня М. Селигман, на то, что психология в основном заполнена проблемами нарушений и дисфункций, вместо того чтобы изучать здоровое функционирование. Верно, отмечают авторы, что на первых этапах позитивная психология, может быть, не проявляла должного уважения и почтения к своим историческим предшественникам, что было в некоторой степени обосновано необходимостью выделиться и подчеркнуть свою специфику. Сейчас, однако, налицо растущее признание того, что позитивная психология многому может научиться от более ранних исследований и теорий, и на смену некоторой ранее имевшей место чуть ли не враждебности сейчас приходят растущее взаимоуважение и сотрудничество.

Сохраняется ключевой вопрос о том, что есть позитивная психология — она четко не определена, и есть риск, что если позитивных психологов спросят, что такое позитивная психология, они дадут 10 различных ответов. Вот определение самих авторов статьи: «Позитивная психология — это научное изучение оптимального человеческого функционирования» (там же, р. 8).

А. Линли с соавт. подчеркивают, что она должна включать в себя несколько уровней анализа. В частности, необходим метапсихологиче-ский уровень, т.е. уровень общефилософских основ. Нельзя заниматься измерением каких-то психологических переменных без того, чтобы встраивать их в какой-то более общий взгляд на человеческое функционирование. Общий взгляд на человека играет большую роль, и один из главных вызовов, которые стоят сейчас перед позитивной психологией, — выстроить метапсихоло-гическую перспективу на основе синтеза позитивных и негативных аспектов человеческого опыта и функционирования.

В работе выделяются четыре прагматических уровня анализа: 1) понимание, что является причинами, условиями, предпосылками и консолидирующими факторами в соответствующих процессах и механизмах; 2) процессы, которые ведут, в конечном счете, к хорошей жизни, облегчают оптимальное функционирование либо, наоборот, мешают ему; 3) механизмы, через которые осуществляется воздействие внешних общих факторов на конкретного человека, рабочее окружение, организации, социальные институты, сообщества, политические, социальные, культурные, экономические системы, в которые включена и в которых происходит наша жизнь; 4) исходы, результаты воздействия всех этих факторов и сил — состояние, которое характеризует хорошую жизнь, состояние счастья, психологического благополучия или, наоборот, обратное им состояние.

В данный момент, отмечают А. Линли с соавт., во-первых, можно

утверждать, что позитивная психология уже явилась, она уже есть. Тем не менее пока это только начало, и сейчас она стоит на перепутье. Задаваясь вопросом о дальнейшей перспективе, они прежде всего цитируют высказывание Э. Динера: «Я надеюсь, что позитивная психология — это движение, которое в конечном счете исчезнет, поскольку оно станет основой психологии вообще. Она закончится как кампания именно по причине ее успешности» (Diener, 2003, p. 120). По сути, Э. Динер предрекает позитивной психологии ту же судьбу, которая в свое время постигла гуманистическую психологию, по той же самой причине.

Сейчас, по мнению авторов, возможны три основных сценария развития для позитивной психологии. Во-первых, она может просто исчезнуть, когда она осуществит эту мета-психологическую интеграцию, объединение знания о позитивных и негативных аспектах существования и уже не будет нужды в позитивной психологии.п1еу е! а1., 2006).

Оценки состояния и развития ПП, данные в рассмотренных выше публикациях, хорошо согласуются между собой. Они также согласуются с оценками, которые были высказаны в кратких интервью, которые я взял у Мартина Селигмана, Михая Чиксентмихайи и Эда Динера осенью 2005 г. на очередном саммите позитивной психологии в Вашингтоне. Я спрашивал у них, предвидели ли они то развитие, которое получит это направление на сегодняшний день, что их удивляет из того, что сейчас в этой области происходит, каковы главные достижения и главные вызовы, перед которыми сейчас стоит позитивная психология.

Все трое сказали, что такого размаха не ожидали. М. Селигман уточнил, что особенно его удивил размах движения в Европе, где иные культурные и философские традиции. Главные достижения позитивной психологии М. Селигман усматривал, во-первых, в разработке методов и инструментов исследования, во-вторых, в разработке систем обучения, курсов, программ, сайтов и т.п., в-третьих, во внедрении ПП в практику.

М. Чиксентмихайи, также не ожидавший такого успеха ПП, обращает особое внимание на то, как хорошо она оказалась принята психологами, ориентированными на практику, прежде всего, специалистами по коучингу. Они увидели в позитивной психологии обоснование своей легитимности, своей нужности, нашли в ней обоснование собственного смысла. И, наоборот, позитивная психология нашла в коучинге основной инструмент своего практического приложения.

Благодаря огромному резонансу многие люди, работавшие в одиночку, узнали, что вокруг есть родственные души со схожими интересами, поэтому в короткий срок вышло так много книг по позитивной психологии. Главный вопрос — и это покажут ближайшие годы, — повлияет ли позитивная психология на новые исследования, на новое мышление.

Э. Динер в целом так же оценивает главные достижения ПП. Что касается проблем на будущее, он видит две. Одна из них — это задача для позитивной психологии построить образ того, как изменится мир, если позитивная психология добьется полного успеха. Какой станет жизнь людей и как она будет отличаться от жизни в отсутствие позитивной психологии? Другая проблема — имиджа позитивной психологии. Может создаться впечатление, что позитивная психология — это что-то мягкое и пушистое, люди будут воспринимать ее как вариант Поллианны — все прекрасно, не обращайте внимания на проблемы — и не принимать ее всерьез.

Последний рубеж: 2011-2012

В последние годы экстенсивное развитие позитивной психологии продолжалось прежними темпами. Открылись магистерские программы в ряде университетов США и Европы, в 2009 г. была создана Международная ассоциация позитивной психологии и прошел Первый, а в 2011 г. — Второй всемирный конгресс по позитивной психологии в Филадельфии. На первом конгрессе было около 1500 участников, на втором — около 1200. Тем не менее в

движении в полной мере сохраняется плюрализм как в организационном, так и в идейно-теоретическом плане. По-прежнему у позитивной психологии отсутствуют четкие границы и критерии, как и желание эти границы и критерии устанавливать. Граница между людьми, которых можно назвать «позитивными психологами», и теми, кого к ним отнести нельзя, во многих случаях условна, относительна, и ее положением озабочены лишь те, кто занимается расклеиванием ярлыков. ПП окончательно утвердилась как значимая повестка дня современной психологической науки в целом и не предполагает фиксированной идентичности — членство в Международной ассоциации не играет решающей роли. Размывание границ ПП, которые никогда не были особенно четкими, хорошо видно на примере программ больших конференций и конгрессов. Тематика становится все более разнообразной, резко сужается масштаб исследований собственно позитивных эмоций и растет представленность исследований саморегуляции, в том числе психофизической, рези-лентности, т.у)

имеет у него уничижительную окраску. Вместо этого он выдвигает в центр понятие благополучия (well-being): «Я теперь считаю, что предметом позитивной психологии служит благополучие, что золотой стандарт для измерения благополучия — процветание, и цель позитивной психологии — увеличить процветание» (там же, р. 13).

В отличие от счастья благополучие М. Селигман характеризует как конструкт, т.е. то, что нельзя прямо измерить. В качестве аналогии он приводит такой конструкт, как «погода»: мы можем измерить температуру, силу ветра и др., но не можем измерить «погоду», хотя вполне можем ее субъективно оценить. Так же обстоит дело с благополучием, в структуре которого М. Селигман тоже выделяет более конкретные измеряемые элементы: позитивные эмоции, вовлеченность (engagement), смысл, достижения и позитивные отношения. И новые конкретные темы в книге, которые он раскрывает, связаны не столько с эмоциями, сколько с более базовыми саморегуляторными механизмами, в частности, с усердием, резилент-ностью и здоровым образом жизни.

В публикациях последних двух лет другие авторы тоже активно осмысляют ПП на новом витке. В частности, М. Чиксентмихайи сформулировал новое вйдение целей ПП (Csikszentmihalyi, 2009).

Первая цель связана с разработкой нового образа человека. Раскрывая эту цель, М. Чиксентмихайи ставит во главу угла эволюцию сложности, которая у человека достигает своего максимума. «Сложность, как сказали бы большинство биологов,

интересующихся философией эволюции, задается тенденцией к дифференциации, к индивидуальности, к оттачиванию специализированных функций, а также к интеграции, принадлежности к расширяющимся кругам взаимоотношений. Применительно к людям интеграция означает не только принадлежность к сообществу других людей, но также приверженность системам ценностей, идеям, принадлежность к экосистеме и т.д.» (там же, р. 206). Эволюция сложности ведет нас к освобождению от контроля генетических программ и от контроля социального обусловливания. «Нам нужно знать, как, при каких условиях мы можем быть лучше, чем нас запрограммировало прошлое» (там же, р. 207).

Вторая цель связана с пересмотром правил общественного договора, снижением степени материального неравенства, расширением спектра эффективных вознаграждений, который не должен ограничиваться материальными стимулами, расширением целей за рамки эгоцентричного интереса. Третья цель связана с развитием внутренне мотивированного поведения, порождающего чувство радости.

Задачу инвентаризации достижений ПП за десятилетие ее существования и анализа сегодняшних проблем и вызовов поставили составители новой книги, не без оснований претендующей на важное место в истории ПП (Sheldon et al., 2011). «Начальный период, когда апологетам позитивной психологии было необходимо установить валидность и эффективность этой новой науки, позади. Теперь мы можем начать расширять наши исследования, диагно-

стику и воздействия на более широкие группы. В этом отношении позитивная психология служит средством для позитивных социальных изменений» (Biswas-Diener et al., 2011, p. 411-412). Анализируя это расширение контекстов применения ПП, авторы отмечают необходимость использования наших знаний и технологий не просто во благо, но во благо многих (там же, р. 416).

В главе Т. Кашдана и М. Штегера выделяются основные векторы динамики ПП за ее недолгую историю. Один из них озаглавлен «От одержимости счастьем к многомерной матрице благополучия». Авторы констатируют падение интереса к проблеме счастья, которое служит, по сути, «простым барометром, показывающем, что жизнь движется в желаемом направлении» (Kashdan, Steger, 2011, р. 10). «Узкий подход к благополучию, связываемому со счастьем, менее предпочтителен, чем более широкий подход, включающий счастье как лишь одно из нескольких измерений матрицы. Другие измерения этого широкого матричного подхода включают в себя смысл и цель в жизни, осознанное присутствие, достижение, сбалансированность и гибкость жизни и психологические потребности в принадлежности, компетентности и автономии, помимо прочего» (там же, р. 11). Т. Кашдан и М. Штегер анализируют еще ряд тонких методологических вопросов и в заключение выражают сожаление в связи с тем, что позитивная психология слишком быстро попала в рыночный оборот, в результате чего ее образ претерпел серьезную вульгаризацию. «Публичным образом позитивной психологии служит некто с идеально

белыми зубами, продающий тайны всего, к чему мы когда-либо стремились» (там же, р. 18). Этот образ, конечно, извращает позитивную психологию как науку. Главное, что необходимо делать, отмечают авторы, — это четко объяснять, в каких отношениях позитивная психология является наукой и в каких отношениях многое из того, что делается от имени позитивной психологии, наукой не является. Образ ПП и ее ценностные основания рассматривает в своей главе К. Шелдон, в частности, ставя под сомнение универсальность допущения, что всем людям свойственна тенденция к позитивному развитию — это подтверждается далеко не во всех случаях (Sheldon, 2011).

Наконец, очень парадоксальный и глубокий анализ ситуации дает Л. Кинг. Она обращает внимания на исторический контекст зарождения ПП — отрезок, предшествовавший 11 сентября 2001 г., когда была иллюзия «конца истории» (Ф. Фуку-яма) и постепенного перехода к полному раю на земле. «В некотором смысле позитивная психология подобна ребенку, родившемуся в весьма обеспеченной семье за несколько месяцев до начала Великой депрессии» (King, 2011, p. 440). Парадокс состоит в том, что, когда одно за другим в мире начали происходить события, не способствующие безмятежному интересу к светлой стороне жизни, релевантность ПП стала проявляться в еще большей мере! М. Селигман и М. Чиксент-михайи, отмечает Л. Кинг, не переоценили значимость позитивной стороны жизни, в чем их упрекали все кому не лень, а, наоборот, недооцени-

ли огромную значимость сил и позитивных способностей во времена испытаний. Именно с началом таких времен ПП стала развиваться особенно продуктивно. «Подлинная ценность человеческих сил проявляется в их значимости во времена борьбы и преодоления трудностей» (там же, р. 441). Как и Т. Кашдан и М. Штегер, Л. Кинг пересматривает отношение к проблеме счастья, считая, что излишний акцент на ней нанес ущерб позитивной психологии. По ее мнению, для позитивной психологии важно изучать и другие состояния, но специфическим образом, например, исследовать позитивные ресурсы несчастья, праведного гнева, оправданной тревоги, своевременного разочарования и сожалений — многих явлений психологии повседневности, которые необходимо избавить от ярлыков патологических. И общий ее вывод во многом подытоживает современное состояние позитивной психологии: «В той мере, в какой поле позитивной психологии порождает строгие исследования и добротную практику, оно пережило соответствующее движение и обнаруживает все признаки здоровой релевантности жизни людей. Движение позитивной психологии умерло! Да здравствует поле позитивной психологии!» (там же, р. 445).

Заключение

Данная статья преследовала цель систематизированного изложения новейшей истории позитивной психологии, которая, как явствует из изложенного, являлась в основном историей поиска идентичности, как в

организационном отношении, так и в концептуальном.

В первом отношении, проделав движение от отдельных изолированных направлений исследования к консолидации многотысячного сообщества ученых и профессионалов-практиков во всемирном масштабе, приверженцы ПП, похоже, не стремятся развивать этот успех, создавая еще более масштабные и когерентные структуры, и ощущают постоянные сомнения в правильности этого пути; миссия ПП как профессионального движения во многом исчерпала себя, успешно реализовавшись.

Во втором отношении развитие ПП неуклонно продолжается, двигаясь от поверхностного ко все более глубокому и системному осмыслению того, «что такое хорошо и что такое плохо». Внутри подхода нет концептуального единства, но и нет потребности в нем. Рискну высказать мнение, что в наши дни психология находится в состоянии очередного открытого кризиса, связанного с исчерпанием доминировавшей на протяжении всего ХХ в. парадигмы, основанной на идеях обусловливания поведения и диагностируемых индивидуальных черт. Человек в этой парадигме выступал как существо достаточно простое, однообразное, равное себе, предсказуемое и управляемое. Сейчас потенциал такого понимания исчерпан: хотя соответствующие подходы еще будут не одно десятилетие приносить пользу на практике, но дальнейшее развитие науки будет идти уже другими дорогами. Похоже, наступило время поиска новых подходов. И позитивная психология во многом является

полигоном их выработки для психологии в целом. Именно потому, что это молодое и не застывшее направление и в нем еще не проторены колеи для поколений исследований, тектонические процессы нового формообразования ощущаются в ней особенно сильно. Думаю, не будет большим преувеличением утверждение, что именно в поле ПП сегодня делается история психологии XXI в. больше, чем где-либо еще. Это живое, молодое, насыщенное, разнородное поле, открытое для разных культур, подходов и острых вопросов современности, но не знающее преклонения перед авторитетами прошлого.

Динамика развития ПП всего лишь за десятилетие впечатляет; чтобы увидеть эту динамику, нужна особая оптика, основанная на тщательном изучении десятков разнородных публикаций; эта динамика не открывается высокомерному взгляду с высокой горы. Конечно, объективная проблема заключается еще в том, чьи взгляды считать репрезентативными для оценочных суждений, и здесь возможны две равно непродуктивные крайности, порою даже парадоксальным образом совмещающиеся. Одна состоит в отождествлении ПП с идеями и текстами М. Се-лигмана, другая — в готовности считать любые высказывания кого бы то ни было о счастье, позитивных эмоциях и хорошей жизни представляющими ПП. Разумеется, и то и другое неверно, и я старался в данной статье, отдавая должное М. Селигману, дать прозвучать голосам многих других репрезентативных представителей ПП, под которыми я понимаю тех, кто постоянно находится в центре

событий сообщества, регулярно публикуется в изданиях и выступает на конференциях по ПП и пользуется уважением и авторитетом в этом сообществе.

В задачи статьи входило также развенчание ряда мифов, складывающихся вокруг ПП, особенно в России, где у ученых меньше и возможность, и желание изучать первоисточники. Первоисточники же показывают очень наглядно, что ПП, за исключением очень краткого периода в самом начале, не стремилась и не стремится противопоставлять себя остальной

психологии и тем более ее обесценивать; никогда не стремилась противопоставить позитивные явления негативным, никогда не призывала к самовнушению, самообману и «эффекту Поллианны», напротив, резко отмежевываясь от них, постоянно и вполне успешно занималась наведением мостов с самыми разными областями психологии, неуклонно двигалась и продолжает двигаться от поверхности вглубь, отмежевываясь также от рыночных злоупотреблений «счастьеведения» и стараясь оставаться просто наукой.

Литература

Бонивелл И. Ключи к благополучию: что может позитивная психолония. М.: Время, 2009.

Гордеева Т.О. Психология мотивации достижения. М.: Смысл; Академия, 2006.

Зелигман М. Как стать оптимистом. М.: АСТ, 1994.

Леонтьев Д.А. Подход через позитивные черты личности: от психологического благополучия к добродетелям и силам характера // Личностный потенциал: структура и диагностика / Под ред. Д.А. Леонтьева. М.: Смысл, 2011. С. 76-91.

Леонтьев Д.А. Позитивная психология и ее критики // Психологические исследования (в печати).

Селигман М. Новая позитивная психология. М.: София, 2006.

Хекхаузен Х. Мотивация и деятельность. М.: Смысл; СПб.: Питер, 2003.

Чиксентмихайи М. Поток: психология оптимального переживания. М.: Смысл; Альпина нон-фикшн, 2011.

Biswas-Diener R, Linley A.P., Govindji R, Woolston L. Positive psychology as a force for social change // K. Sheldon, T. Kash-dan, M. Steger (eds). Designing positive psychology: Taking stock and moving forward. Oxford: Oxford University Press, 2011. P. 410-418.

Bohart A., Greening T. Humanistic psychology and positive psychology // American Psychologist. 56. 2001. 1. 76-77.

Boniwell I. Positive psychology in a nutshell. L.: PWBC, 2006.

Csikszentmihalyi M. The promise of positive psychology // Psychological Topics. 2009. 18. 2. 203-211.

Csikszentmihalyi M, Nakamura J. Positive psychology: Where did it come from, where is it going? // K. Sheldon, T. Kashdan, M. Steger (eds). Designing positive psychology: Taking stock and moving forward. Oxford: Oxford University Press, 2011. P. 3-8.

Diener E. What is positive about positive psychology: The curmudgeon and

Pollyanna // Psychological Inquiry. 2003. 14. 2. 115-120.

Gable S.L., Haidt J. What (and why) is positive psychology? // Review of General Psychology. 2005. 9. 2. 103-110.

Kashdan T, Steger M. Challenges, pitfalls, and aspirations for positive psychology // K. Sheldon, T. Kashdan, M. Steger (eds). Designing positive psychology: Taking stock and moving forward. Oxford: Oxford University Press, 2011. P. 9-21.

King L. Are We there yet? What happened on the way to the demise of positive psychology // K. Sheldon, T. Kashdan, M. Steger (eds). Designing positive psychology: Taking stock and moving forward. Oxford: Oxford University Press, 2011. P. 439-446.

Linley P.A., Joseph S. Toward a theoretical foundation for positive psychology in practice // A. Linley, S. Joseph (eds). Positive psychology in practice. Hoboken, NJ: John Wiley & Sons, 2004. P. 713-731.

Linley P.A., Joseph S, Harrington S, Wood A.M. Positive psychology: Past, present and possible future // The Journal of Positive Psychology. 2006. 1. 1. 2-15.

Marks N, Shah H. A well-being manifesto for a flourishing society // F. Huppert, N. Baylis, B. Keverne (eds). The science of well-being. Oxford: Oxford University Press, 2005. P. 502-531.

Myers D.G. The funds, friends, and faith of happy people // American Psychologist. 2000. 55. 1. 56-67.

Peterson C. A Primer in positive psychology. N.Y.: Oxford University Press, 2006.

Peterson C, Seligman M.E.P. (eds). Character strengths and virtues: A handbook and classification. N.Y.: Oxford University Press, 2004.

Seligman M. Positive psychology // J.A. Gillham (ed.).The science of optimism and hope: Research essays in honor of Martin E.P. Seligman. Philadelphia: Templeton Foundation Press, 2000. P. 415-429.

Seligman M.E.P. Authentic happiness: Using the new positive psychology to realize your potential for lasting fulfillment. N.Y.: Free Press, 2002.

Seligman M.E.P. Foreword: the past and future of positive psychology // C.M.Keyes, J. Haidt (eds). Flourishing: positive psychology and the life well-lived. Washington, DC: American Psychol ogical Association, 2003. P. XI-XIX.

Seligman M. Flourish: A visionary new understanding of happiness and well-being. N.Y.: Free Press, 2011.

Seligman M.E.P., Csikszentmihalyi M. Positive psychology: An introduction // American Psychologist. 2000. 55. 1. 5-14.

Seligman M, Pawelski J.O. Positive psychology: FAQ's // Psychological Inquiry. 2003. 14. 2. 159-163.

Sheldon K. What's Positive about positive psychology? Reducing value-bias and enhancing integration within the field // K. Sheldon, T. Kashdan, M. Steger (eds). Designing positive psychology: Taking stock and moving forward. Oxford: Oxford University Press, 2011. P. 421-429.

Sheldon K, Kashdan T, Steger M. (eds). Designing positive psychology: Taking stock and moving forward. Oxford: Oxford University Press, 2011.

Sheldon K., King L. Why positive psychology is necessary // American Psychologist. 2001. 56. 3. 216-217.

Snyder C.R., Lopez SJ. (eds). The handbook of positive psychology. N.Y.: Oxford University Press, 2002.

Мартин Селигман о позитивной психологии

Когда я был президентом Американской психологической ассоциации, меня пытались обучить искусству работы с СМИ, и одно мое выступление на канале CNN хорошо резюмирует тему моего сегодняшнего выступления – «11-ая причина для оптимизма». Редактор журнала Discover Magazine поведал о десяти, а я вам расскажу об 11-ой причине.

Так вот, работники CNN попросили меня: «Профессор Селигман, не могли бы Вы рассказать о состоянии современной психологии. Мы бы хотели взять у вас интервью». Я сказал «Прекрасно!» Но ведущая предупредила: «Это CNN, поэтому на ответ вам дается лишь пара слов». «И сколько же это слов?» — спросил я. «Одно».

Камеры включаются, и она спрашивает: «Профессор Селигман, каково состояние современной психологии?» «Хорошее»

«Выключить камеры! Так не пойдет. Пожалуй, дадим вам время подольше». «Сколько у меня теперь слов?» — «Ну, скажем, два. Доктор Селигман, каково состояние современной психологии?» «Не хорошее»

«Так. Доктор Селигман, вы явно не ориентируетесь в таком формате, а потому мы вам даем полноценное время. На это раз у вас три слова. Профессор Селигман, так каково же состояние современной психологии?» «Не достаточно хорошее». Вот об этом я и собираюсь говорить.

Я хочу рассказать, почему состояние психологии было хорошим, почему оно не было хорошим и как оно может стать в течение следующих 10 лет достаточно хорошим. Схожую параллель можно провести с технологией, развлечениями, дизайном [T-E-D], так как я считаю, что они имеют общую проблематику.

Так почему же состояние психологии было хорошим? Более чем 60 лет психология занималась патологиями. Лет 10 назад, если во время полета я рассказывал пассажиру в соседнем кресле, чем я занимаюсь, он, как правило, пересаживался подальше. И все потому, что совершенно справедливо полагал, что цель психологии – определить отклонения. Как в передаче «Кто шизик?». Сегодня же, когда я говорю, чем я занимаюсь, собеседник пододвигается поближе.

Ситуация с психологией была хороша тем, что благодаря инвестициям в размере $30 млрд со стороны NIMH [Национальный институт психического здоровья], благодаря концентрации усилий на патологиях, благодаря тому, что понимается под психологией, из тех расстройств, которые 60 лет назад не лечились – тогдашние методы были сплошь шаманские – сегодня 14 из известных расстройств поддаются лечению, а 2 из них излечиваются полностью.

Другое важное достижение – развитие надежных методов изучения психических заболеваний. Обнаружилось, что такие расплывчатые понятия, как депрессия и алкоголизм, поддаются строгим измерениям; что можно классифицировать психические заболевания; что можно понять причинно-следственную связь психических расстройств; что можно годами наблюдать за пациентами – например, за генетически предрасположенными к шизофрении, – и исследовать влияние окружения и генетики; что можно изолировать посторонние переменные при помощи экспериментов с психическими заболеваниями.

А самое лучшее достижение за последние полвека – это изобретение медикаментозных и психологических методов лечения, поддающихся строгому тестированию. С помощью случайного распределения индифферентных факторов среди контрольных групп удалось отказаться от недейственных методов и оставить эффективные.

Как результат, можно смело утверждать, что психология и психиатрия за последние 60 лет преуспели в том, что может сделать несчастных людей менее несчастными. Я считаю, что это потрясающе, и горжусь этим. Но состояние психологии не было хорошим из-за трех последствий этих успехов.

Первое – нравственное. Психологи и психиатры стали специалистами по работе с жертвами преступлений и по выискиванию патологий. Установилось такое понимание природы человека, что если беда – так это оттого, что кирпич на голову упал. Мы забыли, что люди делают выбор и принимают решения. Мы забыли об ответственности. Вот – первая цена, которую нам пришлось заплатить.

Вторая цена – мы забыли о таких людях, как вы; перестали думать об улучшении нормальной жизни; самоустранились от миссии сделать жизнь здорового человека более счастливой, полноценной, продуктивной. А «гениальный» и «одаренный» стали неприличными словами. Никто этими вещами не занимается.

Третье последствие концентрации на патологиях: в пылу наших усилий помочь людям с внутренними проблемами, ощущая острую необходимость восстановить разрушенное, нам не приходило в голову работать над воздействием на человека, имеющим цель сделать его счастливее, т.е. над позитивным воздействием.

Вот что в состоянии психологии было не хорошо. И это привело таких людей, как Нэнси Эткофф, Дэн Гилберт, Михай Чиксентмихайи и меня к работе над тем, что я называю позитивной психологией. Она ставит три цели. Первая – сила ума человека должна интересовать психологию настолько же, насколько ее интересует слабость его ума. Психология должна заниматься в той же мере развитием сильных сторон, что и устранением нарушений. Вторая – психология должна обратить свой взор к лучшим сторонам жизни, к попыткам сделать жизнь нормального человека полноценной, к проявлениям гениальности, к стимулированию истинного таланта.

Глядя на последние 10 лет и с надеждой на будущее, мы наблюдаем начало науки позитивной психологии, точной науки о сторонах жизни, ради которых стоит жить. Оказалось, что различные формы счастья поддаются измерению. Любой из вас может зайти на этот сайт и бесплатно пройти целый набор разнообразных тестов на счастье. Вы можете сравнить себя по позитивным эмоциям, по осмысленности жизни, по степени поглощенности любимым занятием, с буквально десятками тысяч других людей. Нам удалось создать подобие диагностического справочника, зеркального к слабоумию, который включает: классификацию сильных и добрых качеств, с учетом зависимости от пола, способы их описания и диагностирования, определение того, что им способствует, а что препятствует. Нам удалось открыть причинно-следственную связь позитивных состояний, что соотношение между активностью левого и правого полушария головного мозга вызывает состояние счастья.

Я всю жизнь работал с клиникой исключительно несчастливых людей, и я задавался вопросом, чем отличаются исключительно несчастливые люди от остальных? Около шести лет назад мы стали ставить тот же вопрос по поводу исключительно счастливых людей: чем они отличаются от остальных? И оказалось, что их отличает одна сторона жизни. Это не религиозность, это не здоровье, это не богатство, это не красота и не перевес удачных стечений обстоятельств над неудачными. Единственная черта, которая выделяет таких людей – они исключительно общительны. Они не приходят сидеть на семинарах субботним утром. И не проводят свое время в одиночестве. Каждый имеет романтическую связь, имеет большой и разнообразный круг друзей.

Но будьте внимательны: это всего лишь корреляционные, а не причинные данные. И тут речь о счастье в первом, голливудском, смысле этого слова, который я раскрою, а именно: речь о восторженном счастье, полном смеха и хорошего настроения. Буквально через минуту я укажу, почему этого совсем не достаточно. Оказалось, что воздействие на человека имеет многовековую историю, от Будды до Тони Роббинса [автор и лектор по NPL]. Мы составили список из примерно 120 способов воздействия, претендующих на способность сделать человека счастливым, Оказалось, что для многих из них есть досконально прописанные амбулаторные процедуры, и наши специалисты давали назначения на основе случайной выборки, чтобы таким методом определить силу и эффективность этих воздействий. А точнее, проверить какие именно воздействия приводят к устойчиво счастливому состоянию. Я расскажу вам о результатах через пару минут.

Но главное – вот в чем. Я хочу, чтобы психология несла новую миссию, наряду с миссией излечения психически больных и дополнительно к ее миссии делать несчастных людей менее несчастными – миссию делать людей на самом деле счастливее. Возможно ли это? Чтобы корректно задать вопрос о счастье – а это слово я не часто использую – надо разбить его на несколько компонент, каждая из которых допускает разумную постановку вопроса. Я считаю, что есть три различных вида – я говорю «различных», потому что они вызываются различными видами воздействия, и вполне допустимо иметь один, но не другой – есть три различных вида счастливой жизни. Первый вид – это жизнь в удовольствиях. Жизнь с максимумом положительных эмоций и с умением их усиливать. Второй вид счастливой жизни – это поглощенность любимым занятием: работой, воспитанием детей, любовью, отдыхом. Это когда время пролетает незаметно. Об этом говорил Аристотель. Третий вид – это осмысленная жизнь. Я немного расскажу о каждом из видов жизни и о том, что нам известно о них.

Первый вид – жизнь в удовольствиях. Это просто-напросто максимально возможное количество удовольствий, максимально достижимый объем позитивных эмоций, плюс умение усилить их и растянуть во времени и пространстве при помощи смакования и погружения в наслаждения. Но у такой жизни есть три недостатка, именно ввиду которых позитивная психология – это намного шире, чем просто наука об удовольствиях.

Первый недостаток в том, что, жизнь в удовольствиях и переживание позитивных эмоций – фактор наследственный процентов на 50% , и на самом деле не очень-то поддается изменению. Поэтому различные приемы, которыми владеют Матье [Matthieu Ricard], я и другие, по увеличению количества позитивных эмоций в жизни, это на 15-20% лишь приемы для повышения уже имеющегося. Второй недостаток – к позитивным эмоциям быстро привыкаешь. Как с простым мороженым: первая проба – удовольствие на все сто, но к шестой весь вкус пропадает. И, как я уже сказал, такой вид удовольствия почти не поддается видоизменению.

И это подводит нас ко второму виду счастливой жизни. Тут я вам должен рассказать историю моего друга Лена, чтобы показать, почему позитивная психология – это больше, чем просто позитивные эмоции и достижение удовольствия. К тридцати годам Лен преуспел в двух из трех важнейших сфер жизни. Первая сфера – работа. В 20 он торговал опционами на бирже, а в 25 стал мультимиллионером и главой фирмы по торговле опционами. Вторая сфера – развлечения, и тут Лен – чемпион страны по игре в бридж. Но вот в третьей важной сфере, любви, Лен – безнадежный неудачник. Дело в том, что Лен – «амеба».

Он интроверт. На свиданиях ему приходилось слышать от американских женщин: «С тобой неинтересно, никаких позитивных эмоций. Короче, нам не по пути.» У Лена вполне хватало средств, чтобы нанять психоаналитика с Парк Авеню, и тот в течение пяти лет пытался выискать сексуальную травму, которая якобы заблокировала у Лена позитивные эмоции. Но оказалось, что никакой сексуальной травмы не было. Оказалось, что … Лен рос на Лонг-Айленде, играл в [американский] футбол, любил смотреть футбол, играть в бридж… Так вот, оказалось, что на шкале т.н. позитивной чувственности Лен находится среди нижних 5%. И теперь вопрос, несчастлив ли Лен? Я хочу показать, что нет. Наперекор тому, что психология утверждала относительно нижней половины шкалы позитивной чувственности, я считаю, что Лен – один из счастливейших людей среди тех, кого я знаю. Он не из тех, кто будет самозабвенно терзаться горем, потому что Лен, как и большинство присутствующих, способен к исключительной поглощенности своим занятием. Как только в 9:30 утра он заходит на биржевую площадку AMEX, время для него останавливается вплоть до окончания торгов. От момента раздачи первой карты и до конца турнира продолжительностью в 10 дней время для Лена останавливается.

Именно об этом говорил Михай Чиксентмихайи: это – «поток поглощенности», и он отличается от «удовольствия» по одному существенному параметру. Простое удовольствие человек испытывает буквально: осознает и ощущает. Но, как вчера здесь говорил Михай, в потоке поглощенности вы не в состоянии чувствовать. Вы летите вместе с музыкой. Время останавливается. Вы полностью сконцентрированы. Это и есть отличительная черта того, что считается хорошей жизнью. Мы считаем, что для достижения этого есть свой рецепт. Первое: установить, в чем состоит ваша сильная сторона – по этому поводу тоже имеется достоверный тест по определению пяти самых сильных сторон личности. Второе: преобразовать свою жизнь с тем, чтобы использовать эти стороны как можно больше. Преобразовать работу, любовь, хобби, дружбу, отношения с детьми.

Ограничусь одним примером. Среди моих клиентов была упаковщица из супермаркета Genuardi’s. Она ненавидела свою работу и работала ради оплаты учебы в университете. Самой сильной ее стороной были коммуникативные способности, поэтому она стала видоизменять процесс упаковки в супермаркете так, чтобы для клиента контакт с ней стал социальным событием дня. Очевидно, что ей это не удалось. Но ее попытка заключалась в том, чтобы использовать свои самые сильные стороны посредством максимально возможного преобразования работы. От этого не появится улыбчивость, не появится внешность [кинозвезды] Дебби Рейнольдс, не появится частый смех. От этого появляется сосредоточенность. Вот в чем второй способ. Итак, первый способ – позитивные эмоции, второй – эвдемоническая поглощенность.

Третий – осмысление жизни. Традиционно, это самый почитаемый вид счастья. Осмысленность в этом плане – подобно эвдемонии – сводится к познанию своих сильнейших сторон и к использованию их во имя принадлежности и служения чему-то большему, чем ты сам.

Я упомянул, что для всех этих видов счастливой жизни – жизни в удовольствии, жизни в вовлеченности, осмысленной жизни – специалисты усиленно ищут ответ на вопрос, может ли что-нибудь дать устойчивый толчок к такой жизни. По всей видимости, может, и я приведу такого рода примеры. Все исследования проводились на строго научных основаниях. Методы – те же, что при тестировании эффективности лекарства. Итак, случайное распределение индифферентных факторов среди контрольных групп, исследования различных видов воздействия на достаточно долгий срок. Приведу пару примеров эффективного, по нашему мнению, воздействия, чтобы вы могли почувствовать, о чем речь. При обучении жизни в удовольствиях, тому, как получить больше удовольствия от жизни, одно из заданий — развитие навыков погружения в наслаждения, смакование. В задании требуется распланировать идеальный день для себя. Следующую субботу отведите для планирования вашего идеального дня и используйте при этом смакование и погружение в наслаждение, чтобы усилить чувство удовольствия. Можно доказать, что таким способом удовольствие от жизни прибавляется.

Визит благодарности. Я прошу всех провести этот тест сейчас, если можно. Закройте глаза. Вспомните человека, который сделал что-то чрезвычайно важное для вас, после чего ваша жизнь изменилась в лучшую сторону, но которого вы никогда толком не поблагодарили. Требуется выбирать среди живых. Теперь откройте глаза. Надеюсь, у каждого есть, кого вспомнить. Задание «Визит благодарности» состоит в том, чтобы написать письмо благодарности этому человеку объемом примерно в 300 слов, позвонить ему в город Финикс, попросить разрешения навестить, но не назвать причину. Вы появляетесь у порога и читаете свои слова благодарности. В реальности никто не в состоянии удержаться от рыданий. А проводимые через неделю, месяц, три месяца тесты показывают, что участники более счастливы, у них реже подавленное настроение.

Другой пример – «свидание с сильными сторонами». Мы просим пары определить, с помощью специальных тестов, свои сильные стороны, а затем продумать и провести вечер так, чтобы каждый мог проявить свои сильные стороны. Установлено, что от этого отношения укрепляются. И, наконец, развлечение в противовес филантропии. Быть здесь [на TED] среди людей, многие из которых занимаются филантропией, весьма вдохновляет. Мои же студенты и те, с кем я работаю, еще не открыли эту сторону жизни для себя, поэтому мы стимулируем их сделать что-то полезное для других и что-то – для собственного удовольствия, а потом сравнить. Оказывается, что когда вы делаете что-то ради развлечения, удовольствие так же быстро уходит, как и приходит. А удовольствие от бескорыстного действия длится и длится. Это были примеры позитивных воздействий.

Моя предпоследняя тема – степень удовлетворенности своей жизнью. Тут речь идет об устремлениях человека. Уметь влиять на эту целевую переменную – цель наших исследований. Мы исследовали влияние каждого из трех видов счастливой жизни на то, насколько человек удовлетворен жизнью. Мы провели 15 кратных опросов среди тысяч респондентов, задавая вопросы о том, в какой степени удовлетворенность жизнью зависит от: стремления к удовольствиям, к позитивным эмоциям, к приятной жизни; стремления к всепоглощающему занятию, когда время останавливается; и стремления к осмысленной жизни.

К нашему удивлению, влияние выстроилось в порядке, прямо противоположном прогнозам. Оказалось, стремление к удовольствию практически не влияет на удовлетворенность жизнью. Наиболее сильное влияние оказывает стремление к осмысленности. Также очень сильное влияние имеет стремление к всепоглощающему занятию. Когда же у вас есть и всепоглощающее занятие, и осмысленность, тогда удовольствие приносит истинное наслаждение, превращаясь в лакомый десерт. То есть, при полноценной жизни эффект от сочетания трех слагаемых больше, чем их сумма. И, наоборот, при отсутствии всех трех компонент жизнь пуста, а совокупный эффект меньше любой из компонент.

И теперь нас интересует, существует ли подобная взаимосвязь между физическим здоровьем, болезненностью, продолжительностью жизни и производительностью? Для предприятия вопрос стоит так: зависит ли производительность труда от позитивных эмоций, поглощенности любимым занятием и осмысленности? Зависит ли здоровье от позитивной поглощенности занятием, от удовольствий и от осмысленности жизни? Есть основания полагать, что ответ на оба вопроса утвердительный.

Крис [Андерсон] сказал, что последний лектор имеет шанс подвести итог всему услышанному, и я должен сказать, что меня все это поразило. Я никогда не был на такой конференции, я никогда не видел лекторов, столь сильно стремящихся достичь всего возможного и невозможного, что само по себе замечательно. Но в то же время я обнаружил, что проблемы психологии каким-то образом схожи с проблемами технологии, развлечения и дизайна [T-E-D]. Все мы знаем, что технология, развлечение и дизайн использовались и могут использоваться для разрушительных целей. Но мы также знаем, что технология, развлечение и дизайн могут использоваться для облегчения страданий. Кстати, разница между облегчением страданий и построением счастливой жизни чрезвычайно важна. Когда 30 лет назад я начал заниматься терапией, я считал, что исцелив человека от депрессии, тревожности, раздраженности, я сделаю его счастливым. Но так никогда не получалось. Я понял, что лучшее, на что можно надеяться – это довести его до нейтрального состояния. Но жизнь у пациентов была опустошена.

Так вот, умение жить счастливо, умение жить в удовольствиях, умение жить вовлечено и осмысленно, как оказалось, сильно отличается от умения облегчать страдания. Аналогично обстоит дело и с технологией, развлечением и дизайном. А именно, эти три движущие силы сегодняшнего мира могут увеличить счастье и позитивные эмоции – и именно так они и применяются, как правило. Но как только счастье разлагается на те компоненты, что я показал, не только позитивные эмоции – этого явно недостаточно – то в жизни обнаруживается «поток увлеченности», в жизни обнаруживается осмысленность. По словам Лорали, дизайн, а я добавлю, что и развлечение и технология, может использоваться для усиления поглощенности любимым занятием.

Итак, в заключение – 11-ая причина для оптимизма, в дополнение к космическому лифту, состоит в том, что с помощью технологии, развлечения и дизайна мы можем, по моему мнению, увеличить количество человеческого счастья на планете. Если в течение следующих 10-20 лет технология будет способствовать росту жизни удовольствий, полноценной жизни и осмысленной жизни, то это уже хорошо. Если развлечения могут быть направлены в сторону увеличения позитивных эмоций, осмысленности, эвдемонии, то это тоже хорошо. А если и дизайн сможет увеличить положительные эмоции, эвдемонию, «поток увлеченности» и осмысленность, то все, что мы вместе делаем, будет просто замечательно.

Перевод: Ирина Макарова
Редактор: Намик Касумов

Источник

Что такое позитивная психология и нужна ли она

Позитивная психология исследует то, что делает людей счастливыми и помогает развиваться. Но, критики утверждают, что это больше идеология, чем наука. Так где же правда?

История позитивной психологии начинается в саду Мартина Селигмана. На дворе 1988 год. Пока американский психолог занят работой, его дочь Никки разбрасывает сорняки по саду. Когда он кричит на нее, она отвечает: «папа, а ты помнишь мой пятый день рождения?».

Когда ей исполнилось пять лет, она решила больше не плакать. Это было самое сложное решение на тот возраст.

Селигман признает, что воспитание детей — не значит их исправлять и устранять слабые места. Скорее они должны признавать, что слабые стороны у них есть и это нормально. Им нужно помочь найти среду, в которой они могут жить продуктивно и счастливо.

В то время в психологии основное внимание было сосредоточено на негативе. В основном психологов интересовало, как распространяются нездоровые эмоции у людей и как можно лечить психические расстройства. В течение последующих 20 лет Мартин Селигман и его коллеги будут изучать то, что делает людей счастливыми, помогает им расти внутренне и какое психологическое вмешательство может им помочь в этом.

Позитивная психология сама по себе тоже росла великолепно. Это происходило не только в стенах университетов. Тренеры проводили мероприятия, знания из которых сразу же можно было применять на практике.

Знания психологов были включены в модели управления и мотивации сотрудников, а в англосаксонских регионах даже в области образования и профессиональной подготовки.

Но, психология, которая была ориентирована на позитив, постоянно сталкивалась с враждебностью. В чем был смысл такой критики и что может поставить в противовес позитивная психология через 20 лет исследований?

Что способствует благополучию?

Позитивная психология отрицает эмпирическую основу. Благополучие людей является центральной темой многих исследований, согласно обзору психолога Стюарта Дональдсона.

Но, не все исследования, которые были опубликованы на эту темы, показывают положительный результат. Например, было рассмотрено упражнение «три хорошие вещи». В нем участникам надо было каждый день записывать три положительные вещи, которые с ними произошли за день. Проведенный анализ показал, что такое отношение к положительному каждый день только усугубляло депрессивное расстройство у человека, который и так имел к этому предрасположенность. Ведь если за день ничего эдакого не произошло, то нечего было записать и человек чувствовал себя каким-то неудачником.

Позитивная психология еще не исследована достаточно хорошо. Поэтому утверждать, что она бесполезна по результатам только одного анализа сложно.

На это же указывает психолог Йоганнес Хикеренс из Берлина: «Позитивная психология как эмпирическая наука – это достаточно самокритично».

Однако у многих исследователей есть проблема с пониманием позитивной психологии как таковой. Представители традиционной психологии считают, что она скрывает реальные человеческие проблемы и направлена только на оптимизацию счастья, благополучия.

«Для позитивной психологии счастье не является самоцелью. Идея заключается в том, что если я нахожусь в хорошем эмоциональном состоянии, то это мне помогает процветать. И это мне нужно для того, чтобы иметь полноценные отношения, раскрывать свои сильные стороны и жить на полную. Но, полноценная жизнь включает и негативные эмоции, борьбу с кризисом. Это не менее важно», — считает психолог Джудит Мангельсдорф из Института немецкой психологии.

Социолог Ева Иллоуз в своей книге пишет о том, что позитивная психология в итоге нацелена только на человека и приуменьшает внешние факторы счастья. Исследователи также отмечают это в «формуле счастья»: гены на 50% отвечают за человеческое счастье, еще 40% — это заслуга самого человека, его образ жизни и только 10% являются внешними факторами.

Эти цифры были взяты из исследований психологов Калифорнийского университета в Риверсайде.

«Но, это не значит, что 50% счастья в моей жизни зависит от моих генов. Речь идет не о различиях в счастье внутри индивидуума, а о различиях в счастье между разными личностями», — объясняет Мангельсдорф.

Многие видят в позитивной психологии только то, что нужно постоянно оптимизировать свое счастье. Люди не используют идеи позитивной психологии на практике, часто сталкиваются с большим количеством идеализма и, в итоге, это превращается в идеологию.

Есть много тренингов и литературы в стиле «Каждый может стать счастливым». Это не только научно неустойчиво, но и оказывает идеологическое давление на всех, что чувствует себя в данный момент несчастным. Позитивная психология как наука вроде не является идеологией, но пытается исследовать счастье опытным путем.

Оригинал статьи: Spektrum.de
Автор статьи: Кристиан Вольф
Редактор: Юлия Гуркина

Статьи по позитивной психологии Института

  • Позитивная психология: 7 вещей, которые счастливые люди предпочитают игнорировать

    Счастливые люди умеют сохранять позитивный образ мыслей и положительный настрой в большинстве жизненных ситуаций. Как им это удается? Позитивная психология раскрывает некоторые секреты счастливых людей

  • Позитивная психология: о пользе и силе позитивных аффирмаций

    Наверняка многие из нас слышали о позитивных аффирмациях, которые стали особенно популярными с возникновением и развитием позитивного подхода в психологии. Чем они на самом деле могут помочь? Как составить подобные аффирмации для себя?

  • Позитивная психология: исследование оптимизма

    Мы часто слышим о том, что важно сохранять надежду и смотреть на события позитивно и оптимистично. Почему же тогда не все следуют этому совету и действительно ли так необходимо быть оптимистом?

  • Позитивная психология: оптимизм - ключ к успеху

    Исследования, проводимые позитивной психологией, утверждают, что оптимизм и позитивное мышление – это настоящие ключи к успеху и счастливой жизни. Как проявляется оптимизм в повседневной жизни и как научиться мыслить позитивно? Об этом вы узнаете из данной статьи

  • О позитивном мышлении

    Один из законов жизни гласит, что все взаимосвязано, что то, как мы относимся к миру, возвращается к нам. Именно поэтому очень важными становятся такие понятия, как позитивное мышление и оптимизм (изучаемые в рамках позитивной психологии), ведь они – залог успеха на нашем жизненном пути

  • Позитивная психология о личностном росте и развитии личности

    Современный мир меняется очень быстро. Сегодня уже стал ясным тот факт, что ключ к настоящему успеху заключается в развитии своей личности, в личностном росте, профессиональном росте. Это обосновывается такой наукой как позитивная психология и становится возможным благодаря дистанционному обучению в нашем институте

  • Позитивная психология в историях, сказках, притчах

    Истории, сказки и притчи возникли очень давно как способ передачи мудрости, знаний и опыта, который накапливало человечество. И очень давно заметили, что подобные истории не только учат чему-то, но и способны вдохновить человека, дать ему надежду и веру в лучшее. В современном мире они также не утратили актуальности и эффективно применяются в ходе психотерапии и психологическом помощи людям

  • Восточные истории как метод позитивной психологии

    Восточные истории о мулле Насреддине популярны с давних времен во многих странах. Такой герой вызывает симпатию и, более того, наверно даже живет в каждом из нас. Эту особенность и использует позитивная психология, предлагая совершенно уникальный метод психотерапии

  • Позитивная психология: к востоку от солнца, к западу от луны

    Использование сказок и философских историй – это один из методов позитивной психологии показать клиенту, что из его ситуации есть выход, вселить в него надежду на лучший исход событий. Но такой метод требует особого мастерства

  • Как работает позитивная психология?

    Порой нам кажется, что проблемы настолько тяжелы, что просто невозможно с ними справиться. Но позитивная психология говорит нам: «Выход есть!». Найти выход из сложной ситуации клиенту всегда может помочь психолог – консультант по позитивной психологии

  • Позитивная психология - быстро развивающаяся отрасль. Но это наука, религия или что-то еще?

    Часть The Happiness Выпуск из The Highlight , наш дом для амбициозных историй, объясняющих наш мир.


    История позитивной психологии начинается, как часто говорит ее основатель, в 1997 году в своем розарии.

    Мартин Селигман только что был избран главой Американской психологической ассоциации и искал революционную тему для своего президентства.Однажды, прополывая свой сад со своей маленькой дочерью, Селигман обнаружил, что отвлечен и расстроен, когда Никки, которой тогда было 5 лет, бросил цветы в воздух и хихикнул. Селигман крикнул ей, чтобы она остановилась, после чего Никки отвела профессора в сторону. Она напомнила ему, как в возрасте от 3 до 5 лет она была нытиком, но в свой пятый день рождения приняла сознательное решение бросить курить. Если бы она могла изменить себя волевым усилием, не мог бы папа перестать быть таким ворчливым?

    Селигману случилось прозрение.Что, если бы каждого человека поощряли развивать сильные стороны своего характера, как это сделала Никки не по годам, а не ругать и исправлять их недостатки?

    Он собрал группы из лучших психологов страны, чтобы сформулировать план переориентации всей дисциплины психологии с лечения психических заболеваний на человеческое процветание. Затем он использовал свою хулиганскую кафедру в качестве президента ассоциации психологов для ее продвижения. С инаугурационным посланием президента АПА Селигмана в 1998 году родилась позитивная психология.

    Kaiser Permanente заказал фреску на здании в центре Денвера, чтобы побудить людей говорить о депрессии и других психических заболеваниях. RJ Sangosti / Denver Post / Getty Images

    Селигман сказал толпе, что психология сбилась с пути. Он «слишком далеко отошел от своих изначальных корней, которые должны были сделать жизнь всех людей более полноценной и продуктивной, - сказал он, - и слишком сильно направился к важной, но не самой важной области лечения психических заболеваний.”

    На собственном опыте Селигмана этот дефицит очень очевиден. Он прославился, как он позже напишет в своей автобиографии, благодаря своей работе над тем, что он называл «действительно плохими вещами - беспомощностью, депрессией, паникой», и тем, что это позволило ему «увидеть и назвать недостающий кусок». - положительный ».

    Лидер АПА призвал своих коллег присоединиться к нему, чтобы произвести кардинальные изменения в психологии и создать науку, которая исследует и развивает лучшие человеческие качества: науку о сильных сторонах, достоинствах и счастье.То, что Селигман назвал «позитивной психологией», используя термин, придуманный в 1954 году психологом-гуманистом Абрахамом Маслоу, обещает личную трансформацию через искупительную силу религиозных практик: подсчет благословений, благодарности, прощения и медитации. И он специально разработан для формирования морального облика путем развития шести основных добродетелей: мудрости, храбрости, справедливости, человечности, воздержания и превосходства.

    Сегодня Селигман - главный защитник науки о благополучии.Он сделал себе имя в академических кругах 1970-х и 1980-х годов благодаря открытию феномена «выученной беспомощности», когда люди привыкли верить в неизбежность негативных событий, даже если они находятся под их контролем. В 1991 году он привлек внимание общественности своей книгой о борьбе с подобными процессами Learned Optimism , которая, как он утверждал, была первой в мире книгой по самопомощи, основанной на фактах.

    Но именно когда Селигман перешел в сторону психологии счастья с публикацией в 2002 году Authentic Happiness , за которой в 2011 году последовал выпуск Flourish , имя Селигмана стало нарицательным.Теория и практика позитивной психологии загорелись в воображении публики, отчасти благодаря неформальной прозе и оптимистическому посланию Селигмана. Сейчас выступление Селигмана на TED просмотрели в Интернете более 5 миллионов раз; он встречался с главами правительств и религиозными лидерами, включая бывшего премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона и Далай-ламу, а также участвовал в таких шоу, как Larry King Now .

    Несмотря на то, что он ассоциируется с наукой о счастье, Селигман, по его собственному признанию, резок, пренебрежительный и сварливый.Он изображает себя индивидуалистом, спящим головы с академическим истеблишментом, и все же он абсолютный инсайдер - вероятно, самый известный, наиболее финансируемый и самый влиятельный психолог из ныне живущих. Как ученый, он настаивает на нейтральной по отношению к ценностям чистоте исследований, которыми он руководит, но председательствует в движении, которое, по мнению даже его фанатов, имеет некоторые характеристики религии.

    Для многих его последователей это движение - находка, удовлетворяющая потребность принадлежать к чему-то большему, чем они сами, и давая шанс на лучшую и более полную жизнь с помощью действительно эффективных методов, подкрепленных наукой.По мнению ее критиков, эта наука подрывается морализаторством позитивной психологии, ее мистицизмом и стремительной коммерциализацией. Но насколько обоснованы эти опасения и имеют ли они значение, если позитивная психология делает людей счастливыми?


    Позитивная психология выросла взрывными темпами с тех пор, как Селигман ввел ее в общественное сознание, удивив даже самого Селигмана. Эта область получила гранты на исследования на сотни миллионов долларов. Его Всемирный конгресс 2019 года посетило 1600 делегатов из 70 стран.Он вдохновляет десятки тысяч исследовательских работ, бесконечные пачки популярных книг и поддерживает армии терапевтов, тренеров и наставников.

    Его институциональное восприятие было не менее впечатляющим. Всего через два года после запуска программы «Battlemind» в 2007 году более миллиона американских солдат были обучены методам позитивной психологии для повышения устойчивости. Многие школы K-12 приняли ее принципы. В 2018 году Йельский университет объявил, что поразительная четверть его студентов поступила на его курс счастья.

    После вступительного президентского обращения в 1998 году Селигман отвел позитивную психологию от ее первоначального фокуса. С самого начала поле стремилось обозначить пути, которые заканчиваются подлинным исполнением. Но с выпуском Flourish Селигман изменил курс. Он заявил, что счастье - не единственная цель человеческого существования, как он думал ранее.

    Целью жизни, по его словам, является благополучие или процветание , , которое включает объективные внешние компоненты, такие как отношения и достижения.Более того, путь к процветанию лежит через моральные действия: он достигается практикой шести добродетелей, которые, по данным исследования Селигмана, воплощены во всех великих мировых интеллектуальных традициях.

    «Позитивная психология создает впечатление, что вы можете быть здоровыми и счастливыми, просто думая правильно».

    Этот сдвиг в сторону моральных поступков не помог критическому отклику на высокие цели и прагматические методы позитивной психологии. Философы, такие как Майк У.Мартин говорит, что она ушла из области науки и вошла в сферу этики - что это больше не является чисто фактическим предприятием, а теперь занимается продвижением определенных ценностей.

    Но это не единственная критика. Другие осуждают коммодификацию и коммерческое удешевление позитивной психологии тысячами тренеров, консультантов и терапевтов, которые вскочили на подножку с дикими претензиями на свои прибыльные продукты.

    В нескольких громких случаях были обнаружены серьезные недостатки в науке позитивной психологии, не только на истерической окраине, но и в работе крупных звезд, включая самого Селигмана.Есть опасения по поводу его воспроизводимости, его зависимости от ненадежных самоотчетов и ощущения, что его можно использовать для прописывания чего-то одного, а также его противоположного - например, что благополучие заключается в том, чтобы жить настоящим моментом, но также и в том, чтобы быть ориентированный на будущее.

    А для науки позитивная психология часто может звучать как религия. Рассмотрим его атрибуты: у него харизматичный лидер и легионы восторженных последователей. У него нулевой год и миф о творении, который начинается с прозрения.

    «Я могу выразить это не менее мистически», - писал Селигман в Flourish . «Позитивная психология взывала ко мне так же, как горящий куст взывал к Моисею».

    Включение Селигмана материальных достижений в состав счастья также вызвало удивление. Он предположил, что о людях, которые не достигли определенной степени мастерства и успеха в мире, нельзя сказать, что они процветают. Однажды он описал «тридцатидвухлетнюю студентку Гарвардского университета по математике, которая свободно говорит на русском и японском языках и управляет собственным хедж-фондом» как «пример позитивной психологии».Но из-за этого благополучие может казаться исключительным и недосягаемым, поскольку достижение такого рода невозможно для всех или даже для большинства.

    Профессора Эдгар Кабанас и Ева Иллоуз, авторы книги 2019 года Manufacturing Happy Citizens , , обвинили позитивную психологию в продвижении западного этноцентрического кредо индивидуализма. В ее основе лежит идея о том, что мы можем достичь благополучия собственными силами, проявив решимость и стойкость. Но как насчет социальных и системных факторов, которые, например, удерживают людей в бедности? А как насчет физических болезней и трагедии, которой не уделяют должного внимания - неужели люди, которые несчастны в таких обстоятельствах, просто недостаточно стараются?

    «Позитивная психология создает впечатление, что вы можете быть здоровыми и счастливыми, просто думая правильно.Это поощряет культуру обвинения жертвы », - сказал профессор Джим Койн, бывший коллега и яростный критик Селигмана.

    Еще есть финансовые связи позитивной психологии с религией. Фонд Темплтона, первоначально созданный для пропаганды евангельского христианства и до сих пор преследующий цели, связанные с религиозным пониманием, является крупнейшим частным спонсором Селигмана и предоставил ему десятки миллионов долларов. Она частично профинансировала его исследование универсальных ценностей, помогла основать Центр позитивной психологии при Университете Селигмана в Пенсильвании и вручила самый богатый приз психологии - премию Темплтона в размере 100 000 долларов за позитивную психологию.Культурный критик Рут Уиппман в своей книге America the Anxious написала, что фонд «сыграл огромную роль в формировании философской роли, которую сыграла позитивная психология».

    Мы должны признать это скандальным, - говорит Койн. «Это возмутительно, что религиозная организация - или какой-либо другой заинтересованный круг - может определять курс научного« прогресса », что она может определять, что делать науке».


    Несмотря на критику, позитивная психология остается невероятно популярной.Книги со словом «счастье» в названии разлетаются с полок, и люди массово записываются на семинары, курсы и лекции. Все мы, кажется, хотим того, что продает позитивная психология. Что делает это движение таким привлекательным?

    Соня Любомирски, профессор психологии Калифорнийского университета в Риверсайде и одна из первых звезд движения, сказала мне , что позитивная психология родилась во время мира и изобилия. Многие сегодня «имеют возможность размышлять и работать над своим благополучием», - говорит она.«Когда люди изо всех сил пытаются удовлетворить свои основные потребности, у них нет времени, ресурсов, энергии или мотивации, чтобы подумать, счастливы ли они».

    Финансовый кризис 2008 года, однако, бросает вызов этой гипотезе. Внезапно роскошь размышлений испарилась для огромного количества людей. Но анализ социологов показывает, что количество опубликованных академических работ по позитивной психологии и счастью продолжает расти.

    Это заставило скептиков, таких как Койн, Кабанас и Иллоуз, предположить, что популярность позитивной психологии сегодня не столько вопрос спроса, сколько предложения.Сейчас в движении так много денег, что оно движется энергией и предпринимательской энергией тренеров, консультантов, писателей и ученых, которые зарабатывают на этом деньги.

    Однако возможно также, что увязка позитивной психологии с религией может способствовать ее популярности. Как недавно сообщил Vox, секуляризм в США набирает обороты. Но склонность верить в божественное глубоко укоренилась в человеческой психике. Мы, психологи вроде Брюса Гуда, зациклены на религии.Духовная ориентация позитивной психологии делает ее идеальным вместилищем наших вытесненных религиозных импульсов. Критики, такие как Койн, утверждают, что это сделано намеренно. Миссионерский тон, называемый Моисеем, - все это часть видения Селигмана позитивной психологии.

    «Селигман часто заявляет о мистическом вмешательстве, которое многие из нас отвергают как маркетинг», - сказал мне Койн.

    Но имеет ли значение маркетинг, если позитивная психология помогает людям вести лучшую жизнь? Скептики снова задаются вопросом, действительно ли польза от позитивной психологии так велика, как утверждается.Кабанас сказал, что «в позитивной психологии нет ни одного важного заключения, которое бы не подвергалось сомнению, изменению или даже отклонению». Однако нельзя игнорировать факт стремительного взлета позитивной психологии; Селигман и его коллеги явно делают что-то правильно, что дает надежду, оптимизм и, возможно, даже счастье миллионам потребителей.

    Когда я спросил Селигмана о связи этой области с религией, он сказал, что большинство практикующих «не согласятся с моими странными убеждениями» и что эти убеждения принадлежат ему.Он отослал меня к последней главе своей автобиографии, в которой описывает смерть своего друга и наставника Джека Темплтона, фонд отца которого финансировал исследования Селигмана.

    Селигман в то время был прикован к постели, но после прочтения трактата о позитивном христианстве у него возникла «командная галлюцинация», чтобы встать и присутствовать на евангельской поминальной службе.

    В трактате говорилось: «Религия и наука противоположны, но только в том же смысле, в котором противопоставлены мой большой и указательный пальцы - и между ними двумя можно понять все.”


    Джозеф Смит - исследователь науки о счастье в Университете Эксетера. Он бывший журналист.

    Что такое позитивная психология? Определение + 3 уровня позитивной психологии

    Опубликовано: 2004-08-09

    Вы, наверное, слышали термин «позитивная психология» по телевидению, радио или даже в модных журналах. Но что это на самом деле? Что это значит?

    Определение позитивной психологии

    Позитивная психология - это наука о положительных аспектах человеческой жизни, таких как счастья, , благополучия, и процветания.Его можно резюмировать словами его основателя Мартина Селигмана как

    «научное исследование оптимального функционирования человека, [которое] направлено на выявление и продвижение факторов, позволяющих людям и сообществам процветать».

    Психология чаще всего подчеркивает недостатки людей по сравнению с их возможностями. Этот конкретный подход фокусируется на потенциалах. Он не нацелен на решение проблем, а нацелен на исследование вещей, которые делают жизнь достойной жизни.Короче говоря, позитивная психология занимается не тем, как преобразовать, например, -8 в -2, а тем, как довести +2 до +8.

    Это направление в психологии возникло около десяти лет назад, и это быстро развивающаяся область. Его стремление - провести надежные эмпирические исследования в таких областях, как благополучие, поток, личные сильные стороны, мудрость, творчество, психологическое здоровье и характеристики позитивных групп и институтов. На карте на следующей странице показаны темы, интересующие позитивных психологов.Эта карта ни в коем случае не является исчерпывающей, но дает хороший обзор поля. Вы можете найти более интеллект-карт позитивной психологии на нашем сайте .

    Интеллектуальная карта позитивной психологии

    Три уровня позитивной психологии

    Наука позитивная психология работает на трех разных уровнях: субъективном, индивидуальном и групповом.

    1. Субъективный уровень включает изучение положительных переживаний, таких как радость, благополучие, удовлетворение, удовлетворенность, счастье, оптимизм, и поток.На этом уровне нужно чувствовать себя хорошо, а не делать добро или быть хорошим человеком.
    2. На следующем уровне цель состоит в том, чтобы определить составляющие «хорошей жизни» и личные качества, которые необходимы для того, чтобы быть «хорошим человеком», путем изучения сильных сторон и добродетелей человека, его взглядов на будущее, способности любить. , смелость, настойчивость, прощение, оригинальность, мудрость, навыки межличностного общения и одаренность.
    3. Наконец, на уровне группы или сообщества упор делается на гражданские добродетели, социальную ответственность, заботу, альтруизм, вежливость, терпимость, трудовую этику, позитивные институты и другие факторы, способствующие развитию гражданственности и сообществ.

    Почему важна позитивная психология?

    По мнению позитивных психологов, большую часть своей жизни основная психология (иногда также называемая «психологией как обычно») занималась негативными аспектами человеческой жизни. Были очаги интереса к таким темам, как творчество, оптимизм и мудрость, но они не были объединены какой-либо великой теорией или широкой всеобъемлющей рамкой.

    Это довольно негативное положение дел не было изначальным намерением первых психологов, а возникло в результате исторической случайности.

    До Второй мировой войны у психологии было три задачи:

    1. лечить психическое заболевание,
    2. улучшить нормальную жизнь и
    3. выявлять и развивать талантливые

    Однако после войны последние две задачи как-то потерялись, оставив поле боя, чтобы сконцентрироваться преимущественно на первом.

    Как это случилось? Учитывая, что психология как наука сильно зависит от финансирования государственных органов, нетрудно догадаться, что случилось с ресурсами после Второй мировой войны.Понятно, что столкнувшись с человеческим кризисом такого огромного масштаба, все доступные ресурсы были вложены в изучение и лечение психических заболеваний и психопатологий.

    Так психология как область научилась действовать в рамках модели болезни. Эта модель оказалась очень полезной. Мартин Селигман подчеркивает победы модели болезни, которые, например, заключаются в том, что 14 ранее неизлечимых психических заболеваний (таких как депрессия, расстройство личности или приступы паники) теперь можно успешно лечить.

    Однако затраты на внедрение этой модели болезни включали негативное отношение к психологам как «виктимологов» и «патологизаторов», неспособность решить проблему улучшения нормальной жизни, а также выявление и воспитание высоких талантов.

    Просто для иллюстрации: если бы вы сказали своим друзьям, что собираетесь пойти к психологу, какой наиболее вероятный ответ вы бы получили? 'Что с тобой не так?'. Насколько вероятно, что вы услышите что-нибудь вроде: «Отлично! Планируете ли вы сосредоточиться на самосовершенствовании? ».

    Многие психологи признают, что мы мало знаем о том, что делает жизнь стоящей, или о том, как нормальные люди процветают в обычных, а не в экстремальных условиях. Фактически, мы часто можем сказать немного больше о хорошей жизни, чем гуру самопомощи. Но разве мы не должны знать лучше?

    Западный мир давно перерос доводы в пользу психологической модели, основанной исключительно на болезнях. Возможно, сейчас самое время восстановить баланс, используя ресурсы психологии, чтобы узнать о нормальной и процветающей жизни, а не о жизнях, которые нуждаются в помощи.

    Возможно, сейчас время собрать знания о сильных сторонах и талантах, высоких достижениях (во всех смыслах этого слова), лучших способах и средствах самосовершенствования, выполнении работы и взаимоотношений, а также великом искусстве повседневной жизни, осуществляемом в каждый уголок планеты. Это основная причина создания позитивной психологии.

    Однако позитивная психология - это не что иное, как психология, использующая тот же научный метод. Он просто изучает разные (и часто гораздо более интересные) темы и задает несколько иные вопросы, такие как «что работает?», А не «что не работает?» Или «что правильно с этим человеком?», А не «что не так» ? '

    Что такое позитивная психология Великобритании?

    Positive Psychology UK - это онлайн-портал, который предоставляет информацию и возможности общения для тех, кто заинтересован в позитивных психологических исследованиях и практических приложениях в Великобритании.Он стремится предложить:

    • всеобъемлющий обзор позитивной психологии с особой европейской точки зрения;
    • полезная информация о том, как позитивная психология может применяться на практике;
    • исчерпывающий справочник квалифицированных специалистов в области позитивной психологии из Великобритании;
    • возможностей онлайн-исследования для углубления наших знаний в области позитивной психологии.

    Позитивная психология

    Позитивная психология - относительно новая форма психологии.Он подчеркивает положительное влияние на жизнь человека. Это могут быть сильные стороны характера, оптимистические эмоции и конструктивные институты. Эта теория основана на убеждении, что счастье происходит как от эмоциональных, так и от ментальных факторов. Позитивная психология направлена ​​на то, чтобы помочь людям определять счастье от момента к моменту. Он подчеркивает это, а не только ценить счастливые моменты, оглядываясь на них.

    Люди, ищущие терапию, которые хотят испытать большее чувство радости и освобождения от текущих обстоятельств, могут найти этот подход полезным.Многим легче сосредоточиться на положительных эмоциях, которые они испытывают в настоящее время после окончания лечения.

    Техники, используемые в позитивной психологии

    Позитивная психотерапия - это применение принципов позитивной психологии в профессиональной терапевтической среде. Он основан на концепции, согласно которой счастье можно разбить на три более управляемых компонента:

    • Положительные эмоции
    • Помолвка
    • Значение

    Упражнения, используемые в позитивной психотерапии, предназначены для усиления одного или нескольких из этих компонентов в жизни человека.

    Некоторые из техник, используемых в этой форме терапии, включают исследование действий человека в процессе терапии. В терапии исследуются положительные последствия каждого вида деятельности. Распространенной практикой является использование звуковых сигналов или пейджеров. Терапевты могут с согласия человека, проходящего терапию, подавать ему звуковой сигнал, чтобы напомнить ему записать свой опыт. Эти записи расширяются, когда человек добавляет ежедневные записи для описания деталей прошедшего дня. Затем они проходят долгосрочную аттестацию.Эти методы часто называют краткосрочным отбором проб.

    Людей, проходящих терапию, также часто поощряют вести дневник благодарности. Эта запись - напоминание о позитивных событиях и свершениях каждого дня. Практика может помочь уравновесить размышления о вещах, которые пошли не по плану.

    Чем может помочь позитивная психология?

    Люди запрограммированы уделять больше внимания негативным переживаниям. Таким образом, часто люди, проходящие терапию, не знают, что влияет на счастье в их жизни от одного события к другому.Некоторые специалисты в области психического здоровья считают, что это несоответствие может быть связано с восприятием. Человек может быть не в состоянии идентифицировать определенные эмоции во время переживания. Но они могут ясно распознать эти эмоции, когда позже задумаются об этом опыте. Позитивная психология направлена ​​на то, чтобы отвлечь внимание, ожидания и память человека от негативного. Он фокусируется на позитиве в попытке достичь сбалансированной перспективы.

    Позитивная психология привела к развитию нескольких ключевых концепций.Они оказались очень терапевтическими для людей, страдающих депрессией и тревогой. Некоторые исследования показывают, что недостаток позитива может способствовать плохому или подавленному настроению. Однако депрессия не развивается только из-за этого недостатка. Позитивная психология нацелена не только на негативные симптомы. Он также направлен на усиление сильных сторон характера и положительных эмоций. Это может принести пользу людям, желающим развиваться в этих областях.

    Исследования показывают, что как позитивная психология, так и когнитивно-поведенческая терапия эффективны для уменьшения симптомов депрессии.Результаты одного исследования между двумя подходами показали, что позитивная психотерапия может быть более эффективной для повышения счастья. Было показано, что он увеличивает общее счастье людей, страдающих депрессией.

    Позитивная психология против позитивной психотерапии

    Хотя их названия похожи, позитивная психология и позитивная психотерапия - это два разных подхода. Один подход основан на теории позитивной психологии, разработанной Селигманом в 1998 году. Другой - кросс-культурный подход, разработанный в 1968 году Носратом Песешкяном.Он включает в себя психодинамические и гуманистические влияния.

    Позитивная психология Селигмана и позитивная психотерапия Пешкиана в чем-то похожи. Оба они считают, что люди от природы хороши. Они также пытаются поощрять личное развитие. Однако между подходами все же есть некоторые ключевые различия.

    • Подход Селигмана не отрицает отрицательный опыт. Но подход Песешкяна рассматривает весь негативный опыт в положительном свете. Он видит в них возможности для роста.
    • Подход Селигмана в первую очередь вестернизирован. Подход Песешкяна более транскультурный.
    • Подход Селигмана дистанцируется от его гуманистических влияний. Между тем подход Песешкяна охватывает его гуманистическую и психодинамическую основу.

    Ограничения и проблемы

    Позитивная психология завоевала популярность в СМИ. Это вызвало обеспокоенность у некоторых психологов. Они сомневаются в том, что практическое применение этого подхода превзошло научные исследования по его эффективности.Компании с многомиллионными доходами, такие как IBM, FedEx и Adobe, наняли для своих сотрудников «тренеров счастья». Некоторые школы внедрили концепции позитивной психологии в свои учебные программы. Даже армия США разрабатывает программы обучения сопротивляемости, чтобы улучшить самочувствие всех солдат.

    Критики соглашаются, что позитивная психология может привести к улучшению психического здоровья во многих ситуациях. Но в этой области нет эмпирических данных, подтверждающих заявления о ее пользе.Необходимо более тщательное тестирование, чтобы определить, как долго длится положительный эффект. Позитивная психология также подвергалась критике за отклонение, отрицание или обесценивание более ранних работ, тесно связанных с этой областью.

    Одна из потенциальных проблем позитивной психологии - это возможность довести позитивные приложения до крайностей. Например, некоторые люди, проходящие лечение, считают, что они могут противостоять последствиям серьезных проблем физического и психического здоровья, проявляя оптимизм. Акцент в этом подходе на личной ответственности может привести к тому, что некоторые люди с психическими расстройствами или эмоциональным расстройством почувствуют ответственность за эти проблемы.Широко известно, что проблемы с психическим здоровьем возникают не по вине человека.

    Этот подход считается менее полезным и, возможно, неэффективным при лечении некоторых серьезных или хронических проблем психического здоровья. Они могут включать шизофрению или черепно-мозговую травму.

    Исследования показали, что оптимизм и позитив могут принести пользу не всем. Некоторые люди, которых можно назвать «защитными пессимистами», преуспевают в том, что они подходят к ситуациям с негативной точки зрения.Эти люди могут лучше добиваться успеха, если заранее предвидят возможные неудачи. Оттуда они работают, чтобы избежать неудач. Исследования показали, что этот подход может помочь некоторым людям справиться с тревогой. Это также может помочь людям быстрее адаптироваться и превзойти стратегических оптимистов.

    Последняя критика позитивной психологии состоит в том, что этот подход несколько прозападный. В первую очередь он сосредоточен на добродетелях и ценностях, отражающих индивидуализм американского общества. Этот ограниченный набор ценностей может неточно отражать убеждения других культур.Многим может потребоваться более универсальное определение терминов.

    История и развитие

    Влиятельные психологи, такие как Карл Роджерс, Абрахам Маслоу, Эрих Фромм и Альберт Бандура, помогли разработать идеи и теории о человеческом счастье и продуктивности. Но только в 1998 году Мартин Селигман в качестве президента Американской психологической ассоциации по-новому взглянул на концепцию «позитивной психологии». Селигман писал о позитивной психологии в своей книге Authentic Happiness , опубликованной в 2002 году.Он выразил уверенность в том, что сфера психологии, в которой на протяжении десятилетий уделялось исключительно внимание проблемам психического здоровья, не является самым полезным подходом. Он призвал психологов вместо этого сосредоточиться на продвижении, воспитании и усилении положительных человеческих качеств и талантов.

    Первый саммит по позитивной психологии прошел в 1999 году. В 2002 году прошла Первая международная конференция по позитивной психологии. Позитивная психология привлекла внимание широкой публики в 2006 году. Класс позитивной психологии профессора Тала Бен-Шахара стал самым популярным курсом Гарварда, в котором обучались 855 студентов.В 2009 году в Пенсильванском университете прошел Первый Всемирный конгресс по позитивной психологии.

    Разрыв между сторонниками позитивной психологии и гуманистической психологии увеличивался. Этот разрыв существует с момента появления позитивной психологии в 1998 году. Сторонники позитивной психологии считают, что теории позитивной психологии основаны на убедительных научных данных. Они заявляют, что они превосходят гуманистические теории, которым не хватает подтверждающих эмпирических данных. С другой стороны, некоторые психологи-гуманисты критиковали Селигмана.Они предполагают, что он пытается заявить о себе за десятилетия исследований, проводимых его предшественниками в области гуманистической психологии.

    Мартин Селигман был главной движущей силой движения. Но другие люди внесли значительный вклад в развитие позитивной психологии. В их число входят Михали Чиксентмихайи, Дон Клифтон, Эд Динер, К.Р. Снайдер, Кристофер Петерсон, Шелли Тейлор, Барбара Фредриксон, Майкл Аргайл и Дэниел Гилберт.

    Артикул:

    1. Асгарипур, Н., Фарид, А.А., Аршади, Х., & Сахеби, А. (2012). Сравнительное исследование эффективности позитивной психотерапии и групповой когнитивно-поведенческой терапии для пациентов, страдающих большим депрессивным расстройством. Иранский журнал психиатрии и поведенческих наук, 6 (2), 33-41. Получено с http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3940016
    2. .
    3. Азар, Б. (2011). Позитивная психология прогрессирует, с болью роста. Monitor on Psychology, 42 (4), 32. Получено с http: // www.apa.org/monitor/2011/04/positive-psychology.aspx
    4. Делла Порта, М. Д., Любомирский, С., и Син, Н. Л. (2010). Адаптация позитивных психологических вмешательств для лечения депрессивных людей. Получено с http://sonjalyubomirsky.com/wp-content/themes/sonjalyubomirsky/papers/SDL2011.pdf
    5. .
    6. Рашид Т. (нет данных). Позитивная психотерапия. Получено с http://tayyabrashid.com/pdf/ppt.pdf
    7. Селигман М.Э., Рашид Т. и Паркс А.С. (2006). Позитивная психотерапия. Американская психология, 61 (8). 774-788. Получено с https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/17115810

    Успехи в области позитивной психологии с болезнью роста

    Если вы измеряете успех отрасли по тому вниманию СМИ, которое она привлекает, и количеству людей, на которых она влияет, позитивная психология становится сенсацией.

    Позитивная психология - термин, придуманный в 1998 году бывшим президентом АПА Мартином Е.П. Селигман, доктор философии, и профессор психологии из Клермонтского университета Михай Чиксентмихайи, доктор философии, был любимцем популярной прессы, сделав обложку Time (январь.17, 2005), а также в The Washington Post (2002), London Sunday Times Magazine (2005), The New York Times Magazine (2006), US News & World Report (2009), и даже сериал BBC из шести частей (2006). Он породил десятки книг, ориентированных как на научную, так и на популярную аудиторию, в том числе последнюю книгу Селигмана о достоинствах позитивной психологии: «Процветание: новое видение понимания счастья и благополучия», опубликованную Simon & Schuster в этом месяце.

    По словам Селигмана и Чиксентмихайи, цель заключалась в создании области, ориентированной на человеческое благополучие и условия, сильные стороны и добродетели, которые позволяют людям процветать. Хотя некоторые исследователи, в том числе Чиксентмихайи, уже изучали счастье, оптимизм и поток, психология была непропорционально сосредоточена на лечении психических заболеваний, а не на укреплении психического здоровья, говорят они.

    Всего за несколько лет позитивная психология изменила это положение: с 2000 по 2010 год в рецензируемых журналах было опубликовано почти 1000 статей, относящихся к этой области, по темам, которые включают благополучие, гордость, прощение, счастье, внимательность и психологическую силу - и как эти атрибуты связаны как с психическим, так и с физическим здоровьем.

    «Это было очень полезно для психологии», - говорит психолог Джонатан Хайдт из Университета Вирджинии, доктор философии. «Это сбалансировало наш исследовательский портфель. А при наличии науки меры вмешательства предпринимаются быстро. Я никогда не видел, чтобы поле менялось так быстро ».

    Позитивная психология находит свое применение в терапии, школах, предприятиях и даже в армии США, которая в 2008 году начала использовать эти принципы в качестве основы для своей Комплексной программы подготовки солдат.

    Быстрый переход от исследования к применению невозможен без большого, широко разрекламированного толчка со стороны основателей области, говорит новатор в области позитивной психологии Барбара Фредриксон, доктор философии из Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл, которая начала изучать позитивные эмоции несколько раз. лет до запуска месторождения. До того, как положительная психология пустила корни, она считала бы большим успехом включение ее работы в программу курса психологии. Теперь она видит, как ее работа воплощается в широкомасштабную практику.

    Двигаетесь слишком быстро?

    Но не все положительно относятся к этой области психологии. Критики не уверены, что результаты исследования достаточно убедительны, чтобы так быстро перейти к приложениям. Некоторые не одобряют публичные интерпретации этой области, которые, по их словам, позволили сделать преувеличенные выводы о силе положительного, включая представление о том, что люди могут предотвратить болезнь с большим оптимизмом.

    По мнению критиков, лидеры в этой области в своих трудах и публичных выступлениях подразумевают, что позитивная психология может дать психологическую прививку для защиты от последующих невзгод.Это «кажется надуманным» на основании того, что вокальный критик из Пенсильванского университета психолог здоровья Джеймс Койн, доктор философии, прочитал в литературе.

    Койн считает, что перевод этой области в практические приложения продвигается быстрее, чем наука, и был захвачен популярной культурой, гуру самопомощи и инструкторами по жизни. Он указывает на компании, включая FedEx, Adobe и IBM, которые нанимают «тренеров счастья» для работы с сотрудниками, школы, которые внедряют позитивную психологию в свои учебные программы, и армию, которая надеется достичь всего этого.1 миллион солдат с его обучением устойчивости. И он ощетинивается книгами, выходящими с поля, с такими названиями, как «Как о счастье».

    Безусловно, есть случаи, когда люди преувеличивали требования позитивной психологии, которую психолог из Университета штата Юта Лиза Г. Аспинуолл, доктор философии, называет «сахаристым терроризмом». Аспинуолл - ведущий автор специального выпуска Annals of Behavioral Medicine (Vol. 39, No. 1), в котором исследуется связь между позитивной психологией и здоровьем.И хотя авторы бестселлеров, такие как министр Норман Винсент Пил из знаменитого фильма «Сила позитивного мышления» и телепродюсер Ронда Бирн, написавшая «Секрет», проповедуют бездумные версии позитивного мышления, они не представляют собой исследования позитивной психологии.

    «Подобные книги невероятно опасны», - говорит Аспинуолл. «Но мы не можем контролировать, что люди будут делать с исследованиями, когда они будут созданы».

    На самом деле, утверждает Селигман, лидеры отрасли были довольно осторожны со своими заявлениями.Он добавляет, что большинство программ, применяющих позитивную психологию, основаны на серьезных исследованиях. Школьные программы, например, копируют программу, созданную и протестированную исследователями из Центра позитивной психологии Пенсильвании, которым руководит Селигман. По его словам, 21 повторение программы с детьми, подростками и молодыми людьми показало, что она надежно предотвращает депрессию и тревогу. Многие лайф-коучи по позитивной психологии и ораторы по мотивации окончили программу Penn’s Masters in Applied Positive Psychology, которая подготовила более 150 профессионалов для применения науки позитивной психологии в своей профессиональной жизни.

    Кроме того, Комплексная программа подготовки солдат армии была создана с помощью команды выдающихся позитивных психологов и основана на десятилетиях исследований (подробное обсуждение программы армии и ее оценки см. В январском выпуске года американского психолога . , Т. 66, № 1). Один из компонентов программы, например, связан с исследованием Фредриксона, которое предполагает, что люди, у которых есть по крайней мере три положительных эмоции на каждую одну отрицательную эмоцию, имеют тенденцию процветать и более устойчивы к невзгодам, чем люди с более низким коэффициентом «положительности».С помощью программы солдаты учатся интерпретировать свои эмоции и повышать свой позитивный настрой.

    Проблема, по словам Джули Норем, доктора философии, профессора психологии в колледже Уэллсли, заключается в том, что армейская программа не принимает во внимание индивидуальные различия, которые, как показывает ее собственное исследование, могут привести к обратным результатам в таких стратегиях, как повышение оптимизма и положительных эмоций. Хотя Норем не отрицает многочисленных исследований, предполагающих, что оптимизм и позитивное настроение могут помочь некоторым людям, ее работа показывает, что оптимизм и позитив не могут принести пользу всем.

    Она изучает людей, которых она называет «защитными пессимистами», которые борются с тревогой, думая обо всем, что может пойти не так. Ее исследования показывают, что, обрабатывая негативные возможности, защитные пессимисты снимают свое беспокойство и усерднее работают над своей задачей, чтобы избежать этих ловушек. Несколько исследований Норема и других показывают, что принуждение тревожного защитного пессимиста к оптимизму или позитивному настроению может на самом деле повредить успеваемость при выполнении заданий, включающих математические задачи, анаграммы и игру в дартс.

    Другое исследование, опубликованное в журнале Psychological Science в 2009 г. (том 20, № 9), показало, что если люди с низкой самооценкой повторяют положительное утверждение, например: «Я милый человек», они действительно чувствуют себя хуже, чем люди с низкой самооценкой, которые не повторили утверждение. Люди с завышенной самооценкой чувствуют себя немного лучше, но ненамного.

    Исследования подобного рода подчеркивают, что при проведении вмешательств необходимо учитывать индивидуальные различия, - говорит Норем. «Люди, которые используют защитный пессимизм, обеспокоены и разработали хорошую стратегию борьбы с этим беспокойством», - говорит она.«Из них не нужно превращаться в оптимистов».

    Но основной посыл позитивной психологии не всегда признает идею о том, что один размер не подходит всем, - говорит она. «Если вы собираетесь определить себя как поле деятельности, а затем стать предписывающим и сказать, что это то, что люди должны делать, чтобы быть счастливее, вы обязаны найти другие точки зрения и рассмотреть их», - говорит Норем. «Вы, безусловно, должны принимать во внимание [эту точку зрения], когда представляете свои аргументы общественности.”

    Хотя многие видные исследователи позитивной психологии согласны с Норемом в том, что индивидуальные различия важны, они также считают, что проведенное на сегодняшний день исследование предполагает, что большинство людей извлекут пользу из принципов позитивной психологии. Селигман сравнивает риск обучения устойчивости и благополучия риску иммунизации. По его словам, небольшая группа людей может страдать от аллергической реакции, но подавляющее большинство из них получит пользу.

    «Небольшой риск ради большой выгоды» - это определение «общественного здравоохранения», - говорит Бриг.Генерал Ронда Корнум, доктор философии, доктор медицины, армейский директор по комплексной подготовке солдат. Учитывая, что уровень боевой усталости и самоубийств находится на рекордно высоком уровне, армии необходимо было использовать проактивный подход, чтобы помочь своим солдатам стать более психологически устойчивыми, а не следовать традиционной модели ожидания, пока они не начнут барахтаться.

    «Если бы мы ждали [пока наука наверстает упущенное], мы бы по-прежнему говорили и планировали», - говорит она.

    Из 3100 сержантов, прошедших курс подготовки магистров по повышению устойчивости, где они учатся использовать программу повышения устойчивости для обучения других солдат, по ее словам, «никто не сказал, что им был причинен вред, и сотни сказали, что это лучшая подготовка, которую они прошли. имел.”

    В конце концов, у армии будет достаточно данных, чтобы определить, работает ли вмешательство не только, но и есть ли солдаты, у которых дела идут лучше, чем у других, и даже есть ли такие, у которых дела обстоят хуже, говорит Селигман. Армия систематически оценивает программу с контролируемой оценкой более 31 000 солдат.

    Койн и другие критики обеспокоены тем, что с программами, подобными программе Army, которые предлагают послание о том, что людям нужно только быть более оптимистичными, чтобы стать здоровее, богаче и мудрее, люди могут почувствовать себя побежденными, если они не смогут изменить свою жизнь.Как медицинский психолог, Койн в основном озабочен исследованиями, в которых утверждается, что оптимизм, улучшение социальных связей и повышение осознания смысла и цели человека могут влиять на здоровье.

    «В частности, при раке существует сильный биологический компонент, который не может перемещаться таким образом», - говорит он. Конечно, с точки зрения выживаемости, говорит он, нет никаких доказательств того, что более оптимистичный и позитивный настрой поможет больному раком прожить дольше.

    Аспинуолл согласен с тем, что данные о раке неубедительны.Но большинство исследователей согласны с тем, что результаты являются надежными, поскольку многие исследования связывают оптимизм и положительные эмоции с более низким риском сердечно-сосудистых заболеваний и некоторых типов инфекций.

    По ее словам, даже у онкологических больных есть доказательства того, что такие черты характера, как оптимизм и вмешательство, направленное на усиление положительных эмоций, могут уменьшить боль и улучшить качество жизни. В своей новой книге Селигман ссылается на данные исследования Women’s Health Initiative ( Circulation , Vol. 120, No.8) из более чем 97 000 женщин, которые обнаружили, что пессимизм и «циничная враждебность» были важными предикторами рака.

    «Я не думаю, что можно проклинать всю позитивную психологию, потому что исследования рака мало что дали», - добавляет психолог здоровья из Мичиганского университета Кристофер Петерсон, доктор философии, который работает над крупной инициативой, финансируемой Фондом Роберта Вуда Джонсона. определить, есть ли психологические факторы, которые делают людей более устойчивыми к болезням и недугам.

    Монолитное сообщение?

    Несмотря на то, что позитивная психология может стать результатом очень достоверных и хороших исследований, философский психолог Барбара Хелд, доктор философии, не согласен с тем, что она интерпретирует в литературе как «монолитное сообщение», исходящее от лидеров движения позитивной психологии. Она активно критиковала эту область, и хотя она заметила движение ученых к более тонким сообщениям, она по-прежнему считает, что доминирующим является утверждение о том, что счастье - это хорошо и хорошо для вас, и если вы не можете сделать себя счастливым, то с учетом позитивной психологии. легкодоступные техники, это ваша собственная вина.«Я не согласен с этим, потому что он обвиняет жертву», - говорит она.

    Сторонники позитивной психологии согласны с тем, что успех этой области сопряжен с некоторыми подводными камнями, включая распространение средствами массовой информации - хотя, как они утверждают, а не самими исследователями, - чрезмерно упрощенных сообщений, подобных тем, которые критикует Хелд.

    Калифорнийский университет, Риверсайд, психолог Соня Любормирски, доктор философии, например, приветствует критику. Она считает, что это поможет укрепить поле зрения, и пытается решить эту проблему в своем исследовании, четко заявляя, что не каждый инструмент будет работать для всех.Ее работа сосредоточена на том, что делает людей счастливыми, и она не только разработала несколько инструментов, которые, по ее мнению, могут помочь, но и изучала «соответствие личности и деятельности», сосредоточившись на идее, что не все стратегии повышения счастья работают для всех и не все работают. таким же образом. Например, одна из задач, которые, по ее мнению, помогают людям стать счастливее, - это выделить время, чтобы «подсчитать свои благословения». Ее исследование показывает, что некоторым людям это выгодно, если они делают это раз в неделю, а другим - нет.

    И хотя она высоко ценит позитивную психологию за ее способность работать над счастьем, несмотря на насмешки своих коллег, она не уверена, что еще существует потребность в области, называемой позитивной психологией.

    «В некотором смысле главная цель была достигнута: есть много ученых, которые задают вопросы о положительной стороне жизни», - говорит она.

    «Будущее отрасли зависит от этих исследований», - говорит Фредриксон. Это включает в себя обучение первоклассных исследователей, и именно поэтому Чиксентмихайи начал первую и до сих пор единственную докторскую программу по позитивной психологии развития и позитивной организационной психологии в Клермонтском университете в 2007 году.Однако он по-прежнему считает, что как психологии в целом, так и позитивной психологии в частности было бы полезно, если бы она стала более интегрированной в психологию в целом, а не обособленной. Петерсон любит думать о позитивной психологии вовсе не как о подполе, а как о перспективе, которая пронизывает все отрасли психологии.

    «Если держаться отдельно, становится легко погрязнуть в самовосхвалении и ориентироваться на крайние грани позитивной психологии - люди со смайликами», - говорит Чиксентмихайи.«И это именно то, кем мы не хотим становиться».


    Бет Азар - писатель из Портленда, штат Орегон.

    Что такое позитивная психология | DS Psychology Melbourne

    Что такое позитивная психология и «психология как обычная»?

    Позитивная психология - это относительно недавнее понятие, принявшее как академическое сообщество, так и широкую общественность. Мартин Селигман, основатель этого подхода, описывает исследование как «науку об оптимальном человеческом потенциале и изучение способов продвижения того, что делает людей и их сообщества счастливыми, хорошо приспособленными к жизни»

    Психология имеет негативную тенденцию указывать на «недостатки» внутри человека и использовать это для четкого определения их полного потенциала.Подход позитивной психологии сосредоточен на четко определенных потенциалах и способностях к совершенствованию. Идея заключается не в том, чтобы решать проблемы, а в том, чтобы сосредоточиться на том, как сделать жизнь лучше, чтобы она была достойной.

    Это можно назвать пресловутым подходом «наполовину полным стакана», который работает над преобразованием +2 в счастье и реализацию +8, в отличие от превращения -2 в -8.

    Первоначальная ориентация этой психологии возникла около десяти лет назад и пользуется большой популярностью и прогрессом.Основная цель состоит в том, чтобы провести консолидированное эмпирическое исследование личных сильных сторон, потока, мудрости, благополучия, психологического здоровья и многих вещей, которые вызывают позитивный настрой у людей, сообществ и организаций всех типов.

    Что такое позитивная психология? Три уровня позитивной психологии

    Изучение и наука позитивной психологии основано на трех отдельных уровнях - это субъективный, индивидуальный и групповой уровни.

    На субъективном уровне основное внимание уделяется положительному опыту, связанному с благополучием, счастьем, удовлетворением, оптимизмом, потоком и удовлетворенностью. Этот уровень не столько о хорошем и хорошем мышлении, сколько о хорошем самочувствии.

    Уровень выше - это индивидуальный уровень, который фокусируется на разнообразных конституциях счастливой жизни, а также на качествах, необходимых для того, чтобы быть «хорошим» человеком. Их лучше понять после изучения человеческих сильных сторон, добродетелей, рассудительности, а также большой способности к настойчивости, прощению, оригинальности, мудрости, отваге и любви.

    Наконец, на последнем уровне, который можно рассматривать как самый большой концентрический круг, акцент делается на социальной ответственности, терпимости, трудовой этике, альтруизме, а также на заботливом и заботливом отношении к другим. Эти исследования необходимы для создания сообществ и институтов, в которых человеческий потенциал может быть максимально задействован.

    Почему важна позитивная психология?

    По мнению сторонников позитивной психологии, на протяжении большей части своего существования основная психология, также называемая «психологией как обычно», была в первую очередь сосредоточена на негативных аспектах человеческого существования.Были очаги интереса, окружающие загадки вдохновения, творчества, мудрости и оптимизма. Но по большей части они изучались только как расширения «психологии как обычно», а не собирались и не собирались как часть единой великой теории или основы.

    Конечно. Эта направленность и негативность не были изначальным намерением основоположников современной психологии. Напротив, это пришествие рассматривается как естественное следствие исторических событий.

    Перед Второй мировой войной функция психологии сводилась к трем задачам:

    –излечить психические заболевания
    – улучшить нормальную жизнь
    – выявить и взрастить таланты и потенциал

    Начало войны было эффективным для удаления последних двух задач из этого списка, так что усилия могли быть сосредоточены на потребностях первой задачи.Дело в том, что научные исследования во многом зависят от финансирования со стороны государства. В то время у правительства было несколько приоритетов, требующих большего внимания.

    Как вы можете себе представить, последствия великой войны оставили человечество в состоянии кризиса, и каждый клочок ресурсов был направлен на лечение психических заболеваний и поиск эффективных методов лечения. Большой прогресс был достигнут в изучении и изложении системы лечения и теорий, лежащих в основе психологических заболеваний и психопатологии

    Вот как психологическое сообщество застряло в рамках «модели болезни», которая, надо отдать ему должное, оказалась очень эффективной и полезной для выявления и выделения условий и методов лечения.Мартин Селигман указывает на несколько ранее неизлечимых психических состояний, которые теперь можно успешно лечить.

    В той же мере принятие этой модели болезни привело к тому, что психологов изобразили как «патологизаторов» или «виктимологов». Сосредоточение внимания на исцелении разума сделало науку больше похожей на больницу, чем на центр умственного развития, которым она задумывалась.

    Чтобы проиллюстрировать это, если бы вы рассказали своим друзьям о своих планах обратиться за психологической помощью, ответом, вероятно, было бы «сдать багаж?» или «Что с тобой?».Насколько велика вероятность получить ответ типа «Отлично! Какие улучшения вы внесете в свое ужасное психическое состояние? »

    Многие психологи признают, что они не имеют представления о том, что делает здоровую жизнь стоящей, или как помочь здоровому человеку процветать в повседневной жизни, а не во времена сильных эмоций. На самом деле, мало что можно сказать о том, что толпы гуру самопомощи еще не сказали.

    Но разве не должно быть?

    Изучение психологии далеко зашло по своим масштабам и лечению в рамках модели болезней человеческой психологии.Возможно, теперь пришло время сбалансировать исследование и начать исследовать и понимать нормальную процветающую жизнь в отличие от тех, кто отчаянно нуждается в помощи.

    Итак, что такое позитивная психология? Этот вид равносилен пресловутой ограде на вершине утеса, а не психиатрической больнице внизу. Тем не менее, важно помнить, что это исследование по-прежнему является изучением психологии, а просто задает вопросы с другим подходом, например «Что работает?» в отличие от «что сломано?»."Что правильно?" в отличие от «что не так?».

    Что такое позитивная психология? - Институт позитивной психологии

    Позитивная психология - это научное исследование человеческого процветания и прикладной подход к оптимальному функционированию. Это также было определено как исследование сильных сторон и достоинств, которые позволяют отдельным лицам, сообществам и организациям процветать (Gable & Haidt, 2005, Sheldon & King, 2001).

    Позитивная психология основана на убеждении, что люди хотят вести осмысленную и полноценную жизнь, развивать то, что в них есть лучшее, и улучшать свой опыт любви, работы и игры (Центр позитивной психологии, 2016).

    «Позитивная психология - это не движение самопомощи или переупаковка« силы позитивного мышления ». Это не «хэппиология» в американском стиле и не преходящая мода. Позитивная психология - это наука, которая объединяет многие достоинства науки - воспроизведение, контролируемые причинно-следственные исследования, экспертную оценку, репрезентативную выборку (и это лишь некоторые из них) - для решения вопроса о том, как и когда люди процветают ». (Роберт Бисвас-Динер , 2008)

    Эта область предназначена для дополнения, а не для замены традиционной психологии.Он не пытается отрицать важность изучения того, как дела идут не так, а, скорее, подчеркивает важность использования научного метода для определения того, как дела идут хорошо.

    В 1998 году Мартин Селигман, президент Американской психологической ассоциации, предложил психологии обратиться к пониманию и развитию сильных сторон человека, чтобы дополнить традиционный акцент на исцелении повреждений. Психология пренебрегла положительной стороной жизни, потратив большую часть последних полувека в первую очередь на психопатологию.В результате психологи и психиатры теперь могут со значительной точностью измерять и эффективно лечить ряд серьезных психических заболеваний. Однако за этот прогресс пришлось заплатить. Избавление от жизненных невзгод сделало построение государств, в которых жизнь стоит жизни, менее приоритетной (Селигман, 2002).

    Одной из основных целей позитивной психологии было исправить этот дисбаланс, подтолкнув эту область к дополнению своих с трудом добытых знаний о страданиях и психических заболеваниях гораздо большим количеством знаний о положительных эмоциях.Позитивная психология представляет собой приверженность источникам психологического благополучия, таким как положительные эмоции, положительный опыт, положительное окружение, а также человеческие силы и достоинства (Любомирский, 2007).

    Четыре из основных целей позитивной психологии:

    • Подходить к жизненным вызовам, максимально преодолевать неудачи и невзгоды

    • Взаимодействовать с другими людьми и общаться с ними

    • Находить реализацию в творчестве и продуктивности

    • Взгляните за пределы себя и помогите другим обрести непреходящий смысл, удовлетворение и мудрость (Keyes & Haidt, 2004)

    Позитивная психология - обзор

    Возникающее движение позитивной психологии

    Позитивная психология (PP) - это движение или направление мысли в психологии, цель которого состоит в том, чтобы изучить, что хорошо в жизни и почему стоит жить.Психология всегда изучала потенциально положительные аспекты (например, интеллект, талант, любовь, альтруизм и т. Д.), Но во многих случаях эти вопросы затрагивались лишь косвенно как способ анализа обратной стороны медали (например, умственной отсталости). , инвалидность, подчинение, эмоциональная уязвимость и т. д.), а не как истинный интерес к здоровым или адаптивным характеристикам этих положительных аспектов.

    PP - это не раздел психологии, не новая парадигма или новая дисциплина. Это еще менее новая наука.Это просто психология, которая фокусирует свой интерес на анализе того, что хорошо в жизни от рождения до смерти (Seligman and Csikszentmihalyi, 2000). Для достижения этой цели PP использует или должен использовать те же методологические инструменты и концептуальные основы, что и стандартные психологические исследования (Sheldon et al. , 2011).

    Термин «позитивная психология» был предложен Мартином Селигманом в его инаугурационной речи в качестве президента Американской психологической ассоциации (Селигман, 1999). В кратком сообщении он отметил, что одной из областей, в которой психология конца двадцатого века должна была внести свой вклад в улучшение жизни людей, было «… то, что я называю« позитивной психологией », то есть переориентированная наука, которая подчеркивает понимание и развитие наиболее положительных качеств личности: оптимизма, смелости, трудовой этики, ориентированности на будущее, навыков межличностного общения, способности получать удовольствие и понимание, а также социальной ответственности »(Селигман, 1999).

    Термин «PP» не совсем лишен противоречий. Термины «положительный» и «отрицательный» несут неявное значение. Тем не менее, позитивное и негативное ни в коей мере не являются синонимами добра и зла (Vázquez, 2013a). Отличительная черта подхода PP - уделять больше внимания оптимальному функционированию человека, не отрицая «негативных» аспектов, которые являются неотъемлемой частью нашего опыта. Целью этого подхода является продвижение исследований и приложений в областях опыта и функционирования, которые каким-то образом были омрачены другими приоритетами.

    PP не слеп к боли и невзгодам человеческого опыта. Во-первых, многие ведущие фигуры этого движения имеют большой послужной список академического и профессионального вклада в облегчение человеческих страданий (например, Селигман, 1975). Более того, некоторые из лучших исследований, проведенных, например, в таких областях, как оптимизм или устойчивость, проводятся именно в контексте реакций на крайне неблагоприятные ситуации (например, травмы, болезни или потери), где проявляются некоторые из наших лучших сильных сторон (Васкес , 2005, 2013б).

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *