От безысходности: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

эксперты оценили влияние кризиса на банковскую розницу — Frank RG

Мнения ЦБ и экспертов о перспективах кредитного рынка разошлись
фото: pxhere

ЦБ считает, что банковский сектор готов к негативным сценариям благодаря запасу капиталу, а эксперты предупреждают о росте плохих долгов — пока проблем не видно из-за реструктуризации кредитов. Такие мнения были озвучены в ходе совместной конференции РБК и НКР, которая прошла онлайн в среду 8 июля.

Мнение регулятора. Во время предыдущего кризиса банковская система была менее подготовлена, заметила директор департамента финансовой стабильности ЦБ Елизавета Данилова. «Мы полагаем, что макропруденциальные меры создадут буфер и поддержат кредитование», — сказала она. Кроме того, доля плохих кредитов в российской банковской системе возросла всего на 1,1 п.п. с начала 2020 года — до 8,6%, это также является позитивным трендом.

Банки активно реструктурируют кредиты, отметила Данилова. «Доля ректруктурированных кредитов продолжает расти, но постепенно стабилизируется», — отметила она. По данным ЦБ, преобладают реструктуризации по собственным программам банков, особенно автокредитов.

Уменьшается также доля просрочки — ее пик пришелся на апрель. В большинстве банков ситуация улучшилась уже в июне, поэтому в ближайшее время можно ожидать замедления роста объема реструктуризации кредитов и выхода в просрочку, полагают в ЦБ. Сейчас доля реструктурированных кредитов составляет 4%, регулятор ожидает, что заметное число заемщиков вернется к графику платежей.

Данилова также подчеркнула, что способность банков к поглощению убытков возросла в результате введения макропруденциальных мер ЦБ: буфер вырос с 2% до 6,4% кредитного портфеля. При этом у розничных банков, которые потенциально могут столкнуться с наибольшими потерями, этот буфер занимает существенную часть капитала. «Благодаря таким мерам мы готовы к негативным сценариям», — заключила представитель ЦБ.

Мнение банка. Позицию регулятора разделяет зампред правления Уралсиба Станислав Тывес. «К марту 2020 года банки подошли совершенно в другой форме, с другим инструментарием и с другой клиентской базой», — сказал он.

Аналитика по теме

Мониторинг банковских ставок и тарифов

Ежемесячная статистика по изменениям ставок и тарифов по вкладам и розничным кредитам.

› Банк стал ограничивать кредитование еще до роста просрочки, заметил Тывес. По его словам, особенно пострадал малый бизнес — собственники и сотрудники, однако в мае-июне стало поступать меньше заявок на реструктуризацию от таких клиентов. В апреле на просрочку вышло на 30% больше кредитов, чем обычно, на реструктуризацию наблюдался ажиотажный спрос. Ситуация начала значительно улучшаться с середины мая, добавил Тывес.

При этом банк пока не намерен ослаблять ограничения на выдачу кредитов, несмотря на улучшение ситуации. Банкир также заметил, что во время текущего кризиса Уралсиб не наблюдал ни одного дефолта в сегменте среднего бизнеса.

Мнение экономиста. Экономист и независимый эксперт Евгений Надоршин придерживается менее оптимистичной позиции. Так, он ухудшил свой прогноз по падению российского ВВП в 2020 году с 3% до 5%. «Восстановление экономики идет медленнее и хуже, чем мне представлялось», — сказал он. Экономист полагает, что основная просадка, как и в кризис 2014-2015 годов, произойдет из-за падения внутреннего спроса.

Надоршин полагает, что граждане берут кредиты потому, что у них нет другого выхода. Реальные располагаемые доходы населения падали еще в первом квартале 2020 года, а безработица продолжает расти. «Рецессия вызвана в том числе безработицей и падением потребительского спроса», — замечает он. Кроме того, на протяжении последних четырех лет сбережения граждан демонстрируют падение, у них нет финансовой подушки безопасности. По словам Надоршина, потребительская паника в марте также сыграла свою роль: многие тратили свои сбережения, закупая товары.

Из-за этого граждане не будут платежеспособны, что приведет к росту плохих долгов. «Пока мы не видим проблем из-за реструктуризации», — считает Надоршин. «Непризнание плохих долгов — общая политика в российской банковской системе последние 10 лет», — добавил он.

Зачем вам об этом знать. Банки действительно лучше подготовлены к кризису, чем раньше — здесь с ЦБ не поспоришь. Но дальнейшее развитие сектора во многом будет зависеть от восстановления спроса и экономики.

Во времена финансовых кризисов банкирам важно оставаться в курсе текущих новостей. Подпишись  на наш телеграм – канал Frank RG (https://t.me/frank_rg) чтобы оперативно получать данные о ситуации в банках и экономике. Не пропусти, когда начнется!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сила от безысходности: краткая история потребительского активизма :: РБК Pro

Потребители сейчас способны влиять на корпорации, заставляя тех отказываться от сомнительных бизнес-практик. Quartz разбирался, как именно покупатели стали столь мощной силой и почему вскоре место активизма может занять жесткое госрегулирование

Фото: Rob Kim / Getty Images

Представьте: вы просматриваете товары в интернет-магазинах и находите две рубашки, которые вам нравятся. Одну из них выпустила компания, которая придерживается принципов добросовестности, допустим, старается использовать экологичные материалы или сотрудничает только с теми фабриками, где работникам не занижают зарплаты. Бренд, выпустивший вторую рубашку, продает тонны дешевой одежды. Также он известен тем, что его производства с ужасными условиями труда загрязняют окружающую среду. Вам нужна только одна вещь. Что вы выберете: заплатить больше за первую или меньше за вторую?

Покупатели постоянно отвечают на этот вопрос, хотя порой и неосознанно. Большинство из них, скорее всего, без раздумий предпочтут дешевую рубашку. А те, кто подходят к выбору осознанно, вероятно, задумаются: «Способна ли одна покупка хоть как-то повлиять на ситуацию в целом?».

Но на самом деле вопрос в другом: почему вторая рубашка вообще продается в магазинах? Продукты, производство которых негативно влияет на экологию или как-то иначе вредит обществу, несложно найти на полках магазинов: от шоколада известных марок до смартфонов. Иногда действия компаний незаконны, и их привлекают к ответственности. Но чаще всего бизнес балансирует на грани и избегает наказаний. Фермы, шахты или фабрики не принадлежат корпорациям, а значит, за все нарушения на них отвечают подрядчики.

В такой ситуации именно потребители решают, какие бренды они готовы поддержать. В точности как предсказывают законы рыночной экономики: предоставьте покупателям выбор — и они проголосуют рублем. Вот как именно покупатели стали настолько влиятельными, что почти полностью забрали функцию регулирования у властей.

Предусмотреть в Уголовном кодексе РФ значительные смягчения наказаний за вынужденные от безысходности убийства

К большому сожалению, статья 105 Уголовного кодекса РФ,не разделяет настоящих убийц, от порядочных и законопослушных людей, которые вынуждены были убить человека,только от безысходности и вынужденных обстоятельств.

Примеры последних категорий людей и их историй,можно привести следующие:
1) Гражданин А жил вместе с гражданином Б,в одной и той же квартире,являлись они оба, членами одной и той же семьи.Первый из них был законопослушным гражданином,а второй из них-семейным тираном.Но к несчастью,гражданин А был многолетней жертвой серийной семейной тирании гражданина Б.А именно: гражданин А получал постоянно от гражданина Б,множество физического и психологического насилия-которое опасно для физического и психического здоровья.Примириться гражданам А и Б не удавалось в силу нежелания гражданина Б.Гражданин А не раз пытался найти управу на гражданина Б,через органы полиции и прокуратуры,а так же и пытался добиться через суд принудительного размена жилплощади,поскольку гражданину А,негде больше жить и нет у него денег на отдельное жилье.Но к несчастью,все попытки гражданина А,решить свои проблемы законными путями,заканчивались тем,что гражданин А,был вынужден на второй-третий день,отозвать обратно все свои заявления,под давлением и шантажом гражданина Б,жившего в одной и той же квартире,и имеющего силовое преимущество.Гражданин А очень хотел найти управу на гражданина Б,однако гражданину А приходилось возвращаться обратно домой-где встреча с гражданином Б неизбежна, и где гражданину А очень опасно оставаться с гражданином Б,и значит что отказаться на требования гражданина Б, забрать свои заявления,для гражданина А является слишком опасным и рискованным решением.Гражданин А,понимал, что прибегать к помощи полиции против шантажа и давления гражданина Б- бессмысленно,так как полиция не будет стеречь ихнюю квартиру, и гражданин Б,сможет устранить гражданина А физически-если тот не заберет свое заявление. Поэтому, гражданин А, забирая свое заявление из органов полиции,или суда, прокуратуры-просто из двух зол выбирал наименьшее с целью избежания своей гибели…И гражданину А,приходится наврать полицейским- что они якобы примирились с гражданином Б,хоть и никаких примирений не было…,а так же и приходилось продолжать терпеть свои проблемы…Но после этого-тирания от гражданина Б в адрес гражданина А, не только никуда не делась,но и продолжается с новой силой,и даже возрастает…А гражданин А,не только не в силах терпеть тиранию, которая истощает его здоровье,и морально и физически…Но и более того-у гражданина А,нарастает букет болезней,вызванных стрессами в силу тирании гражданина от Б и безысходности своего положения…Понимая что дальше терпеть такие страдания,невозможно и чревато это смертью от очередных стрессов и болезней вызванных ими-гражданин А,просто вынужденно идет на умышленное убийство гражданина Б,убивая его топором спящего в своей кровати…,с целью пожить спокойно оставшиеся годы жизни…Но не сумев скрыть тщательно свои улики,гражданин А попадает под обвинение по статье 105 УК РФ,и суд ему присуждает 8 лет колонии строгого режима.Апелляция гражданина А,приводит к тому что судья из понимания к ситуации гражданина А- смягчает наказание до 5 лет колонии общего режима.
2) Гражданин В,будучи педофилом,изнасиловал малолетнюю дочку своей соседки-гражданки Г…Гражданка Г,будучи законопослушным человеком-пыталась добиться справедливого наказания для своего соседа,через органы полиции,прокуратуры и следственного комитета.Но к сожалению,ей этого сделать не удалось,поскольку гражданин В, имеет много денег и хорошие связи в органах власти,что позволяет ему оказывать давление на органы правопорядка и правосудия,достаточное для того-чтобы быть безнаказанным.А на все попытки гражданки Г,добиться справедливости с помощью обращений в вышестоящие органы правопорядка и правосудия,не только не удалось добиться ожидаемого потерпевшими результата,но и более того-приходят устные предупреждения от окружения гражданина В,об очень вероятных опасностях для жизни гражданки Г,на случай-если она будет продолжать «качать свои права».После чего,гражданка Г,понимая что добиться справедливости законным путем и найти управу на гражданина В,ей не удастся,а простить насильника её дочери невозможно-гражданка Г,вынуждена застрелить насмерть из своего охотничьего ружья,своего соседа за изнасилование своей дочери,поскольку смириться с насильником и его деяниями невозможно и значило бы рисковать совершением новых изнасилований в адрес своей дочери.Но к большому сожалению,не сумев скрыть свои улики,гражданка Г становится обвиняемой в убийстве своего соседа,получая наказание в виде 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.
3) Гражданин Д, и гражданин Е,жили в одном жилом квартале крупного города.Гражданин Д был законопослушным человеком,и примерным семьянином.Гражданин Е,был человеком с криминальным прошлым,и сомнительным образом жизни,в наколках,жил по тюремным и блатным принципам,имел немалый стаж отбывания в тюрьмах и колониях,и все его друзья были-сидевшие в прошлом мужчины из криминального мира…Но так как гражданин Е в силу своего криминального прошлого,был обделен вниманием девушек,а жена гражданина Д, была очень привлекательной красавицей-гражданин Е,начал приставать к жене гражданина Д,навязчиво домогаясь своими руками и губами до ее тела,и уговаривая ее вступить с ним в половую связь…Но жена гражданина Д,как примерная жена своего мужа и достойная мать своих детей,не только не хотела бросать свою семью,но и более того-она не хотела никаких мужчин видеть возле себя,за исключением своего мужа.Поэтому,она старалась всеми силами избегать встреч с гражданином Е,не подпуская его даже близко к себе,и не позволяя прикасаться к ней,ни на доли секунды.Гражданину Е,такая позиция девушки не понравилась-и он начал приставать к ней более настойчиво и навязчиво,стараясь больше применять физическую силу…Жена гражданина Д,не сумевшая позволить такого унизительного поведения в ее адрес со стороны гражданина Е, пожаловалась своему мужу,попросив его отучить гражданина Е приставать к ней.Между гражданином Д и гражданином Е,был неоднократно разговор-в котором первый просил по хорошему не приставать к его жене,обещая ему любое дружеское расположение за понимание…Но к сожалению,гражданин Е жил по тюремным правилам, а не по законам государства.Поэтому он решил во что бы не стало-всеми возможными,в том числе и незаконными путями,продолжать свои домогательства до жены гражданина Д.А самому гражданину Д, гражданин Е заявил-что плевал на его просьбы и намерен отобрать у него жену,посоветовав ему не совать свой нос в эти дела,пригрозив ему расправой…Гражданин Д со своей женой обращались с заявлением в полицию и в прокуратуру,но к сожалению-по действующему законодательству,привлечь к ответственности гражданина Е не удалось,так как нет достаточных доказательств для состава преступлений по статьям Уголовного кодекса РФ.Но есть состав административного правонарушения,как хулиганства-за которое и привлечен гражданин Е к административной ответственности.Но так как гражданин Е остается на свободе-его угрозы и запугивания в адрес супруг Д-возрастают,а в полиции и прокуратуре не могут найти состава преступления по угрозе со стороны гражданина Е…Но так как гражданин Е имеет силовое превосходство над гражданином Д,и имеет большой круг друзей из криминального мира,от гражданина Е в адрес супруг Д,начинают исходить обещания и угрозы в том- что будет сожжён дом гражданина Д вместе с его жителями-если тот не прекратит бегать по полициям и писать заявления на гражданина Е…Гражданин Д, понимая что от гражданина Е,как от человека с большим криминальным прошлым и сомнительным образом жизни,имеющего друзей подобных самому себе-можно ожидать любой внезапной опасности-вынужден с целью сохранения безопасности себя и своей семьи,вынужден убить гражданина Е. И когда гражданин Е,пьяным спал на лавочке перед своим подъездом- гражданин Д убивая его ножом в темное время суток,увозит его труп в лес и там оставляет.Но оперативникам удалось установить убийцу,и гражданин Д,отбывает наказание в виде отбывания срока в колонии строгого режима,сроком на 11 лет.


Практический результат

Законодательство будет справедливо разделять настоящих убийц от невольных и подневольных убийц, что будет гораздо справедливее.

Мужчина от безысходности живёт на остановке в Тверской области | ОБЩЕСТВО: События | ОБЩЕСТВО

Местные жители заметили на остановке у дома №6 по Торговому проезду в Конаково прилично одетого мужчину. Он от безысходности уже продолжительное время живёт на морозе на улице.

Про него не раз писали в социальных сетях, но как помочь не знают. Историю мужчины без дома рассказала ТИА местная жительница Анна Власова.

Александр Жук живёт в Конаково уже около 30 лет. Историю можно назвать банальной, но в реальности ситуация страшная. Произошёл разлад в семье, мужчину выгнали на улицу. В начале он выживал, как мог. Устраивался на подработки, где-то предоставляли жильё.

Как-то раз Александр жил полтора месяца вместе с рабочими из Таджикистана. Они пожалели его и приютили. Но им пригрозили, что, если с Александром что-то случится, их могут выдворить из страны. Так 60-летний мужчина и оказался на остановке.

Анна с мужем не раз замечали его. И вот они решили расспросить о человеке без дома у местных продавцов и купить еды для него.

«Мужчина вцепился в хлеб так, что… просто слов нет. Он голодный. А просить милостыню не может — гордость не позволяет», — делится Анна.

Местные жители отмечают, что не разу не замечали Александра пьяным, несмотря на сложности судьбы. Усугубляет ситуацию то, что у мужчины нет документов. Только медкарта в поликлинике и непонятная справка из полиции. Из-за этого ему не может помочь соцзащита. Там сказали, чтобы скорая отвезла его в психбольницу, где проведут обследование. После чего бездомного поставят в очередь на приют. Но всё равно остаются вопросы: сколько ждать, где всё это время жить Александру?

«Я поражаюсь тому, что у него есть сыновья, они его не воспринимают и знать не хотят. Больше родственников у него нет. Спросила, что если возьмут в приют, поедет ли он? Сказал, что да — на улице очень ему холодно. Ну а если не приют, то ждет, чтобы умереть во сне, потому что уже невыносимо» – рассказывает Анна Власова

Все неравнодушные люди, которые хоть как-то могут помочь Александру могут обратиться в редакцию ТИА.

«Безразличие» от безысходности – Газета Коммерсантъ № 105 (4646) от 14.06.2011

Андрей Плахов

Экстравагантный микс мейнстрима и артхауса на «Кинотавре» завершился обескураживающим результатом. Жюри во главе с Александром Миндадзе, отсмотрев программу новейших работ наших кинотворцов, наградило главным призом «Безразличие» режиссера Олега Флянгольца — фильм, снятый двадцать лет назад, но снабженный анимационными вставками и приведенный в состояние готовности лишь сегодня.

«Русское кино в жопе, только Федя Бондарчук молодец» — так, кажется, звучал зачин фильма «Изображая жертву», победившего пять лет назад в Сочи. Оказалось, что Федя Бондарчук, ныне возглавляющий попечительский совет «Кинотавра» и представляющий под флагом «Единой России» проект «Киноклуб» на форуме «Кино России-2020», был молодец всегда. Даже когда совсем в юности, с буйной шевелюрой, снимался в черно-белом «оммаже» кинематографу 60-х годов — немножко под Годара, немножко под Хуциева. Это романтическое упражнение в прекрасном и называется «Безразличие». То, что в начале 90-х выглядело робким подражанием, сегодня приобрело двойную ностальгическую ауру и черты уникального артефакта. Конечно, это фильм для некоего специального приза — но жюри выдало ему главный от безысходности. При всех своих стараниях оно не смогло выявить лидера, скрытого в селективной выборке из четырнадцати фильмов сочинского конкурса.

Если исходить из режиссерского масштаба, очевидный лидер был «Охотник» Бакура Бакурадзе. Бескомпромиссная в своей суровой эстетике стенограмма метаний фермера между участью убивать и быть убитым, подобно скоту, одних восхитила, других взбесила. Жюри присудило ему респектабельный, но все же не главный приз за режиссуру и отметило как лучшую роль скотницы, вчерашней зэчки, сыгранную непрофессионалкой Татьяной Шаповаловой (эта пощечина гламуру стала еще ощутимее от диплома, дополнительно присужденного Оксане Фандере из другого фильма, «за уникальное сочетание красоты и таланта»). Критики, образовавшие альтернативное экспертное жюри, тоже наградили «Охотника» своим призом. Но на них обрушился шквал обвинений, в том числе и от коллег, в пропаганде аутизма и скуки, в следовании замшелым фестивальным критериям и в полном отрыве от живой демократичной аудитории.

Идеалом последней оказался режиссерский дебют Константина Буслова под бодрым названием «Бабло». Конечно, этот ладно скроенный комедийный боевичок выигрывал по сравнению с трэшевым B-movie «Вдребезги» Романа Каримова. И даже с эклектичным «Бедуином» Игоря Волошина: драма женщины, становящейся суррогатной матерью мультикультурной гейской пары, чтобы заработать денег и спасти дочь от лейкоза, хорошо начиналась, но увязла в чересчур резких для данного случая жанровых и сюжетных перепадах. Не могли конкурировать с «Баблом» и «Огни притона» Александра Гордона. Вывожу из обсуждения эту одесскую историю о святой блуднице по просьбе автора, подчеркнувшего, что делал ее не для критиков. Но боюсь, что и продавщицы из Ставрополья, на чью любовь он ссылался, не обеспечат ему кассы — разве что в «Закрытом показе». А вот за «Бабло» я совершенно спокоен — и думаю, ничего бы не изменилось, если бы в Сочи его не проштамповали клеймом «лучший дебют». Впрочем, выбор у жюри был невелик: дебютов много — толку и надежд мало. Из этого ощущения и родился концептуальный триумф «Безразличия»: это был диагноз современному кино и напоминание о том времени, когда искусство казалось важнее денег.

Нынешний «Кинотавр», как в зеркале, отразил хаос, образовавшийся в результате реформы финансирования и реструктуризации кинопроизводства. «Бабло» как понятие и фетиш окончательно оккупировало мозги не только продюсеров и прокатчиков, но также сценаристов и режиссеров. Совпали сразу два кризиса. С одной стороны, фиаско крупнобюджетных проектов, девальвация соблазнительной идеи русского блокбастера. С другой — перепроизводство «тошнотворного» артхауса, который тоже становится все более дорогим. Режиссеры с амбициями ушли в фестивальное гетто, а на отечественном рынке воцарился провинциальный малобюджетный мейнстрим, в лучшем случае перерабатывающий инфантильные восторги от англоязычных кинохитов позавчерашнего дня. Роман Каримов пытается дать русского Тарантино, а Константина Буслова объявили нашим Гаем Ритчи.

Опыты аналитического кино, ставящего обществу вопросы, пускай даже в жанровой или развлекательной форме, становятся все более редкими, о чем тоже свидетельствовал сочинский конкурс. Один из таких редких фильмов — «Громозека» Владимира Котта — строился на крушении иллюзий потерянного поколения, взращенного на советской символике и тут же брошенного в омут дикого капитализма. Но хотя слова исполняемой ансамблем троих друзей песни «завтра будет лучше, чем вчера» звучали практически позывными «Кинотавра», проблематика этой картины была скорее обращена во вчерашний, а не в завтрашний день.

Что касается сегодняшнего, его болевые точки прощупывали авторы фильмов «Портрет в сумерках» и «Елена». Создатели первого — режиссер Ангелина Никонова и играющая главную роль Ольга Дыховичная (она же соавтор сценария) — используют в качестве манка мазохистскую эротику, но ставят ее в феминистский и социальный контекст. Приключения новой «дневной красавицы», жены скучного бизнесмена, в антимире ростовских ментов и прочих брутальных простолюдинов не всегда мотивированы сюжетно, но эмоционально впечатляют — во многом благодаря операторам Ибену Буллу и Эдуарду Ильину, которые получили за свою работу заслуженный приз.

«Елена» Андрея Звягинцева попала на закрытие «Кинотавра» уже как каннская лауреатка, которой соревноваться с другими не по чину. И она действительно смотрелась отдельно от других картин. Без нажима и истерики, без излишних моральных сентенций нам явили тихий апокалипсис, или, если угодно, новую ползучую революцию, в которой бескровным орудием пролетариата становится виагра. Это был единственный в сочинской программе фильм, который в силу своего художественного масштаба не укладывался на полку мейнстрима или артхауса. Конфликт этих (еще недавно диковинных для русского слуха) понятий существует, но оба теперь являются частью одного и того же далекого от гармонии мира — как элитная жилплощадь на Патриарших и люмпенские трущобы в Люберцах.

Кристина Асмус взвыла от безысходности

Бывшая жена Гарика Харламова пожаловалась на свою тяжкую долю

Кристина Асмус после развода с Гариком Харламовым вынуждена работать на износ. Актриса живет в огромном доме на Рублевке, коммунальные услуги там влетают в копеечку. Да и дочь артистов учится в частной школе. Однако из-за напряженного графика у звезды сериала «Интерны» возникли серьезные проблемы со здоровьем.

Кристина Асмус пожаловалась на здоровье и тяжелый рабочий график. Фото: личная страница Instagram актрисы

Кристина Асмус разместила в блоге черно-белую фотографию, под которой раскрыла правду о своем состоянии. «Давление 200, кровь из носа, сон по 16 часов в неделю уже много месяцев, лопнувшие капилляры в глазах, порванные связки на ноге, которые я так и не восстановила, высокая температура раз в несколько дней, бессонница», — это лишь малая часть из бед, с которыми пришлось столкнуться бывшей жене Гарика Харламова.

Рассказала она и о совсем личном. «Задержка месячных на два месяца (я не беременна!), головная боль, регулярно севший голос, голодные диеты. А мне только 33», — сокрушается блондинка.

Если из-за болезни Кристина не появится на съемочной площадке, то, согласно контракту, ей грозят штрафы и суд. Чтобы не терять деньги, Асмус работает на пределе.

«Сказать, что физическое и ментальное здоровье в критическом состоянии, — ничего не сказать. Я ждала 20, 21 и 22 сентября (мои единственные выходные), чтобы лечь в клинику не в Москве и лечиться. Молилась на эти дни и даже вела обратный отсчет… Но один из моих фильмов хотел забрать эти даты на съемки. Хотя это не были их утвержденные дни» — буквально взвыла красавица.

Кристина Асмус собирается лечь в клинику, чтобы поправить свое здоровье. Фото: личная страница Instagram актрисы

По ее словам, тянуть с госпитализацией больше невозможно, как и работать в таком ритме. «Я ничего не могла сделать», — написала она в блоге.
К счастью для артистки, все разрешилось наилучшим образом. Когда она пригрозила снять свое имя титров, работодатель сжалился и передумал. «Больно очень…», — добавила красавица от безысходности.

Главное ФОТО: личная страница Instagram Кристины Асмус

«Мы здесь от безысходности». Пострадавшие из-за конфликта на кыргызско-таджикской границе уезжают из своих сел

Из-за вооруженного столкновения на границе из приграничных сел Кыргызстана эвакуированы 20 тысяч человек. Женщинам, детям и старикам пришлось покинуть свои дома из-за угрозы их жизни.

В селе Бужум в Баткенской области за ночь погибли сразу трое жителей. Один из них – 27-летний Чынгыз Темирбаев, у него остались двое детей и жена. Младшему ребенку едва исполнился месяц. «Он был верующим парнем, хорошим человеком, в жизни никого не обидел. Мы поехали в Кок-Таш, хотели просто оказать поддержку нашим. Мы не собирались драться с кем-то. А потом начали стрелять, из миномета, кажется. Был взрыв, и он погиб», – рассказывает друг Чынгыза Нуржан Исаков. Чынгыз был старшим из братьев. Его отец рано умер, поэтому он был главной опорой для матери, которая сегодня не находит себе места.

Кыргызстанцев, которые покинули свои дома из-за конфликта, размещают в школах областного центра Баткена. С самого утра местные жители начали привозить сюда гуманитарную помощь – лекарства, одежду и самое необходимое – подгузники. Очень много детей бежали вместе с родителями из опасных зон.

«Дома наши остались открытыми. Дети и женщины уехали, остались только мужчины. Своих детей и внуков мы отправили сюда еще вчера. Мы из Кок-Таша, где начался конфликт», – рассказывает Рысбубу Кучарова, жительница села Кок-Таш.

Инабат бежала из своего родного села Кызыл-Бель вместе с двумя дочерьми и невесткой. Они говорят, что покинуть дом им пришлось так внезапно, что женщины бросили ковер, который ткали во дворе дома. «Я ночевала здесь со своей невесткой и двумя дочерьми. У них всех есть дети. Бедные малыши не понимают и плачут – просятся домой. Но нам тут дают все самое необходимое – еду, питье, подгузники для детей. Не знаю, когда теперь вернемся домой», – рассказывает Инабад.

Многих кыргызстанцев приняли у себя дома обычные жители. Есть случаи, когда временный приют беженцам предоставили владельцы частных гостиниц. Только в одном гостевом доме сейчас живут 128 детей и женщин, еще около 30 человек приедут в ближайшее время.

Жители окрестных сел, узнав о том, что здесь живут дети и женщины из пострадавших районов, начали привозить помощь – овощи, масло, хлеб, посуду. Те, кто бежал из своих домов, успели прихватить с собой только документы.

«Мы здесь живем от безысходности, – говорит Ракыя. – Да, слава богу, нас здесь кормят, условия очень хорошие. Все бесплатно, спасибо людям. Но нам надо поскорее возвращаться домой. Мы не можем здесь долго оставаться. Для нас дорог каждый час, даже каждая минута».

О том, что для них дорога каждая минута, Ракыя говорит не просто так. Она называет себя хранителем границы. Ее землячки рассказывают, что, несмотря на возраст, пенсионерка вместе с мужчинами патрулировала государственную границу Кыргызстана. И теперь она ждет, чтобы поскорее вернуться домой.

От отчаяния к надежде

На протяжении десятилетий неспособность федерального правительства обеспечить достойное и доступное жилье семьям с очень низким доходом привела к возникновению сильно неблагополучных городских районов, которые разрушили самые лучшие надежды как жителей, так и местных властей. Однако теперь есть повод для оптимизма. От отчаяния к надежде документирует эволюцию НАДЕЖДА VI, федеральной программы, которая продвигает жилье для людей с разным доходом, интегрированное с услугами и удобствами, чтобы заменить экономически и социально изолированные жилые комплексы прошлого.Являясь одной из самых амбициозных инициатив городского развития за последние полвека, HOPE VI изменила ландшафт Атланты, Балтимора, Луисвилля, Сиэтла и других городов, предоставив яркие примеры подлинного федерально-городского партнерства и предложив уроки для новаторов политики. .

В От отчаяния к надежде Генри Сиснерос и Лора Энгдал сотрудничают с лидерами государственного и частного секторов, которые были на сцене в начале 1990-х годов, когда невыносимые условия в худших государственных жилищных проектах в стране — и их разрушительное воздействие на жителей и районы. , и города — призывали к решительным действиям.Эти очевидцы из областей разработки политики, жилищного строительства и архитектуры показывают, как программа, задуманная для решения одной конкретной проблемы, произвела революцию во всей системе государственного жилья и закрепила набор принципов, которыми сегодня руководствуется городская политика.

Это яркое и полноцветное исследование HOPE VI подробно описывает судьбу жителей, кварталов, городов и систем государственного жилья с помощью личных свидетельств, интервью, тематических исследований, анализа данных, резюме исследований, фотографий и многого другого.Авторы исследуют, чего достигла HOPE VI, поскольку она помогает малоимущим семьям жить в более экономически смешанных сообществах. Они также критически смотрят на то, где программа не соответствует своим идеалам. Эта важная книга продолжает общенациональный разговор о бедности, расе и возможностях по мере продвижения страны при новом президенте.

Авторы: Ричард Д. Барон (Маккормак Барон Салазар), Питер Калторп (Calthorpe Associates), Шейла Кроули (Национальная жилищная коалиция для малоимущих), Мэри К.Каннингем (Городской институт), Ричард К. Джентри (Жилищная комиссия Сан-Диего), Рене Льюис Гловер (Жилищное управление Атланты), Брюс Кац (Институт Брукингса), Дж. Томас Кингсли (Городской институт), Александр Поликофф (Деловые и профессиональные люди для общественных интересов), Сьюзан Дж. Попкин (Городской институт), Марджери Остин Тернер (Городской институт) и Рональда Д. Утта (Фонд наследия). Бедность и раса

Музыка, которая движется от отчаяния к надежде: альтернативный латиноамериканский язык: NPR

Las Cafeteras выпустили спанглишский кавер на песню «Georgia On My Mind» в декабре, когда сенатская гонка в Джорджии перешла во второй тур. Элла Овсепян / Getty Images скрыть подпись

переключить подпись Элла Овсепян / Getty Images

Las Cafeteras выпустили спанглишский кавер на песню «Georgia On My Mind» в декабре, когда сенатская гонка в Джорджии перешла во второй тур.

Элла Овсепян / Getty Images

То, что мы испытали в США на прошлой неделе, расстраивает по ряду причин. Как и раньше, вот немного музыки, которая поможет нам справиться и разобраться в вещах.

Дэвид Боуи, «This Is Not America» ​​

Я не могу придумать лучшего способа начать, чем этот трек Дэвида Боуи и гитариста Пэта Метени. Это из фильма 1985 года Сокол и снеговик .

YouTube

Снимать фильмы, «Все хотят править миром»

В 1985 году Tears For Fears выпустили мощную песню, которую можно было бы интерпретировать как песню о испорченной любви, но при более внимательном прослушивании обнаруживается медитация на тех, кто отчаянно нуждается в власть и контроль. Доп.Латиноамериканские фаворитов Создание фильмов переосмыслило «Все хотят править миром» с центральноамериканской чувствительностью.

YouTube

Мириам Макеба, «For What It Worth»

Это великая Мириам Макеба, один из великих голосов свободы и сопротивления в Африке, поет песню из сборника песен в стиле классического рока о необходимости слушать, прежде чем вступать в конфронтацию.

YouTube

Чарли Гарсиа, «Los Dinosaurios»

Чарли Гарсиа пришел в артистический возраст, когда диктатура Аргентины регулярно заключала в тюрьмы и «исчезала» рок-музыкантов, подобных ему, осмелившихся бросить вызов несправедливости жестокого режима. Его песня «Los Dinosaurios» — это классика сопротивления и неповиновения не только в его родной стране, но и во всей Латинской Америке.

YouTube

Сол и Ллувия, «Адиос генерал … Адиос карнавал (En Vivo)»

Музыкальное противостояние Сол и Ллувии с режимом Пиночета 1970-х годов.

YouTube

Стиви Уандер, «Большой брат»

Стиви Уандер писал о бывшем президенте Ричарде Никсоне, когда он выпустил «Большого брата» в 1972 году.Но когда он поет фразу: «Я изменюсь, если вы проголосуете за меня как за президента своей души …», он был пугающе прозорливым.

YouTube

Лас Кафетерас, «Грузия в моих мыслях»

Когда мы наблюдали, как ультраправые экстремисты штурмуют Капитолий в Вашингтоне, округ Колумбия, история Грузии также вошла в историю, поскольку результаты второй гонки в Сенате были окончательно согласованы, что обеспечило демократическое большинство во время следующей гонки. администрация.Имея это в виду, послушайте эту красиво переосмысленную кавер-версию американской классики, созданную возрожденцами SoCal son jarocho , Las Cafeteras.

YouTube

Los Cenzontles, «Give Me Peace On Earth»

Мы завершаем это музыкальное путешествие от отчаяния к надежде кавером Джорджа Харрисона в исполнении Los Cenzontles в районе залива.

YouTube

От отчаяния по поводу последствий 11 сентября американский проф видит надежду на перемены, Новости США и главные новости

СИНГАПУР — 11 сентября 2001 года по телевизору показывались дрожащие кадры падающих башен Всемирного торгового центра. Профессор Итти Абрахам вспоминал 1979 год.

Это было началом кризиса с заложниками в Иране, когда американские граждане в посольстве США в Тегеране находились в плену у местных боевиков более года. Сикхский друг профессора Абрахама, который тогда был в США, подвергся публичному нападению со стороны американцев, которые думали, что его тюрбан означает, что он является исламским лидером.

Итак, с хаотическими последствиями терактов 11 сентября, разворачивающихся всего в 16 км, 60-летний профессор Абрахам, уроженец Индии и постоянный житель США в то время, остался дома в Верхнем Манхэттене и не мешался.

«Я подумал, что любого цветного человека можно приравнять к участнику этого более крупного заговора», — вспоминает он. «Паранойя и страх перед американцами, не имеющими представления о внешнем мире, были для меня гораздо больше, чем что-либо еще.

«Я не ходил в места, где меня не знали. Я не ездил в метро несколько дней. Речь шла о нежелании оказаться в ситуации, когда кто-то плохо отреагирует из-за накала страстей».

Когда профессор Абрахам вышел за предметами первой необходимости, он обнаружил, что соседний продуктовый магазин и банкомат опустели из-за паники местных жителей.

В записке для друзей и семьи, написанной через несколько дней после этого, он написал: «Мы все опасаемся, что (США) также обратятся внутрь себя … Меня беспокоит ура-патриотизм и расовые травли, которые уже можно услышать. Я надеюсь, что правильно Из этого эпизода будут извлечены уроки, но я не оптимистичен ».

Акт о патриотизме был принят через месяц после терактов, в результате чего вступили в силу законы о слежке за терроризмом.

Профессор Абрахам, который увидел, что постоянные жители не были должным образом защищены новым законом, быстро подал заявление и получил гражданство США.

Вскоре после этого он приехал в Сингапур и в настоящее время возглавляет факультет исследований Юго-Восточной Азии Национального университета Сингапура.

После того, как через 20 лет после событий 11 сентября профессор Абрахам смог сделать шаг назад и пересмотреть свое видение страны, в которой он провел большую часть своей жизни.

«Теперь я чувствую, что у меня есть обязанность и чувство долга — быть частью борьбы США за позитивные изменения», — говорит он.

Особенно близки его сердцу расовые вопросы и дебаты, охватившие сейчас США.

«Меня очень воодушевляет движение Black Lives Matter, но я также знаю, что линии фронта в США теперь очерчиваются очень четко. Я чувствую, что это тоже моя битва; я хочу быть частью этого и быть правым. сторона «, — говорит он. «США, со всеми их недостатками, по-прежнему сохраняют для меня эту надежду и возможность», — добавляет он.

«Даже несмотря на то, что оно кажется откатывающимся назад, отступающим, становясь все более реакционным, оно на самом деле продвигается вперед к более подлинно многокультурному обществу. Это займет некоторое время, но движение идет в правильном направлении.«

Надежда, отчаяние и преобразования: изменение климата и укрепление психического здоровья и благополучия | Международный журнал систем психического здоровья

Непосредственные воздействия изменения климата на психическое здоровье

Существует обширный массив данных, показывающих, каким образом экстремальные погодные явления могут привести к психологическим и психическим последствиям для здоровья, связанным с утратой, разрушением и перемещением, а также кумулятивные воздействия на психическое здоровье от многократного воздействия стихийных бедствий [10, 12–16].Реагирование на стихийные бедствия и управление чрезвычайными ситуациями были в центре внимания правительства и ведомств в течение последнего десятилетия, с повышенным акцентом на психологические и психосоциальные вмешательства [17].

Воздействие на психическое здоровье различается в зависимости от типа, внезапности и масштаба катастрофы, а также от социального, исторического и культурного контекста, в котором она происходит [18]. Воздействие усугубляется уязвимостью отдельных лиц и сообществ, целесообразностью реагирования на чрезвычайные ситуации и имеющимися ресурсами для оказания поддержки и восстановления.Хотя экстремальные погодные явления происходят во всем мире, часто беднейшие общины уже испытывают дефицит услуг, которые, вероятно, непропорционально сильно пострадают от стихийных бедствий.

Несмотря на культурные различия между странами и отдельными людьми, сообщества демонстрируют некоторые общие модели психосоциальной реакции на бедствия [13]. Острый травматический стресс является наиболее распространенной нормативной реакцией после стихийного бедствия, при этом симптомы исчезают после восстановления условий безопасности [19].Однако некоторые выжившие продолжат страдать от хронического посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), а также от ряда других связанных со стрессом проблем, таких как тяжелое горе, депрессия, тревожные расстройства, соматоформные расстройства и злоупотребление наркотиками и алкоголем [20]. . Дети часто испытывают более тяжелые страдания после стихийных бедствий, чем взрослые [21].

Предварительный обзор исследований, проведенных в сообществах, пострадавших от урагана Катрина, показывает высокий уровень депрессии, домашнего насилия и значительно более высокий уровень самоубийств и попыток (14.В 7 и 78,6 раз больше, чем базовый показатель области соответственно) [22]. В этой популяции также отмечены высокие показатели посттравматического стрессового расстройства [23]. Эти последствия для психического здоровья объясняются не только воздействием события, но и последующим перемещением, нестабильным жилищем и отсутствием доступа к службам поддержки и занятости [22]. Исследование жестокого обращения с детьми после урагана «Флойд» в Северной Каролине пришло к выводу, что семьи уязвимы перед повышенным риском жестокого обращения с детьми после стихийного бедствия [24], что, вероятно, связано с усилением родительского стресса и снижением социальной поддержки.

Уход за психическим здоровьем людей, пострадавших в результате экстремального погодного явления или другого стихийного бедствия, сдерживается несколькими факторами, такими как ограниченность возможностей оказания услуг (ресурсов и навыков), высокий уровень немедленного хаоса, широко распространенные бедствия и задержки до восстановления основных служб [20]. Службы неотложной психиатрической помощи должны сочетать несколько вмешательств для удовлетворения потребностей пострадавшего сообщества, а также потребностей тех, кто получил травму, и тех, кто страдает тяжелым психическим заболеванием [17].Продолжаются дискуссии о том, где и как следует отдавать приоритет услугам [25]. Возникает консенсус в отношении важности быстрого восстановления безопасности, чтобы большинство населения могло начать процесс восстановления. Это эффективно снижает количество людей с реакциями на травматический стресс. Модель ADAPT (адаптация и развитие после преследования и травмы) предполагает, что идеальная среда восстановления — это та, которая восстанавливает ключевые психосоциальные области, которым угрожают бедствия.Это включает создание условий безопасности, воссоединение семей, создание систем правосудия, создание основ для работы / средств к существованию и восстановление институтов, которые придают экзистенциальный смысл и последовательность [26]. Для большинства людей этого вида ухода достаточно.

Люди с уже существующими серьезными проблемами психического здоровья, такими как психоз, особенно уязвимы к серьезным последствиям для психического здоровья после стихийного бедствия. Эти люди нуждаются в срочной медицинской помощи и могут стать серьезной проблемой в условиях чрезвычайной ситуации, когда существовавшие ранее службы охраны психического здоровья могли быть разрушены или серьезно нарушены в результате стихийного бедствия.

В последнее время интерес к вмешательствам в области психического здоровья после стихийных бедствий также включал просвещение и подготовку к мероприятиям на уровне общин [17]. Существенные проблемы психического здоровья испытывают члены сообществ в районах, подверженных стихийным бедствиям, особенно в «сезоны стихийных бедствий», когда людям приходится жить в постоянной неопределенности, тревоге и страхе еще до того, как стихийное бедствие даже произойдет. Эти важные фоновые стрессоры обычно недооцениваются или игнорируются в литературе [27].Существует острая необходимость в лучшем понимании воздействия продолжающихся «угроз» изменения климата на психическое здоровье людей и сообществ, живущих в регионах, подверженных стихийным бедствиям.

Влияние изменения климата на социальные и экономические детерминанты психического здоровья

Повышение осведомленности о важности понимания и решения вопросов укрепления психического здоровья побуждает нас шире задуматься о влиянии изменения климата на более широкие детерминанты психического здоровья.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) определяет здоровье как «состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не просто отсутствие болезней или недугов» [3].Оттавская хартия укрепления здоровья 1986 года основывается на этом определении следующим образом:

Чтобы достичь состояния полного физического, психического и социального благополучия, отдельное лицо или группа людей должны уметь определять и реализовывать стремления, удовлетворять потребности, и изменить или справиться с окружающей средой. Таким образом, здоровье рассматривается как ресурс повседневной жизни, а не цель жизни. Здоровье — это позитивное понятие, в котором подчеркиваются социальные и личные ресурсы, а также физические возможности.Таким образом, укрепление здоровья — это ответственность не только сектора здравоохранения, но и выходит за рамки здорового образа жизни и обеспечивает благополучие [28].

Концепция по укреплению психического здоровья , разработанная Фондом укрепления здоровья штата Виктория (VicHealth), применяет это понимание к области психического здоровья, отмечая, что:

Психическое здоровье — это не просто отсутствие психических заболеваний. Психическое здоровье — это воплощение социального, эмоционального и духовного благополучия.Психическое здоровье дает людям жизненную силу, необходимую для активного образа жизни, достижения целей и взаимодействия друг с другом уважительным образом и всего [29].

На основе обширного обзора имеющихся данных VicHealth выявила ряд потенциально изменяемых социальных и экономических детерминант, имеющих решающее значение для психического здоровья и благополучия отдельных лиц и сообществ: экономическая безопасность и участие, социальная интеграция и свобода от насилия и дискриминации [29 ].В нижеследующем обсуждении очерчиваются потенциальные воздействия изменения климата и политики адаптации к изменению климата и смягчения его последствий на эти широкие детерминанты психического здоровья и благополучия.

Экономическая безопасность и участие

В то время как основные дискуссии в настоящее время сосредоточены на науке и экономических аспектах изменения климата, растет также понимание его социальных издержек. Растет понимание того, что последствия изменения климата будут непропорционально ощутимы и без того уязвимыми сообществами, включая людей с низкими доходами и сообщества, выживание которых напрямую зависит от местной окружающей среды [9].

Относительное социально-экономическое положение и безработица связаны с плохим психическим здоровьем из-за повышенного воздействия психосоциальных факторов риска, включая снижение личной автономии, негативное самовосприятие, стресс, незащищенность и социальную изоляцию [30–32]. Из-за своего вероятного воздействия на экономические системы и стоимость жизни, а также неравномерного распределения этих воздействий внутри сообществ и между ними, изменение климата может негативно повлиять на психическое здоровье и благополучие.

Финансовые трудности, связанные с изменением климата, могут возникнуть в результате: снижения доходов и занятости в чувствительных к климату отраслях, таких как сельское хозяйство и туризм; потеря активов и затраты на восстановление в результате экстремальных погодных явлений или переселения; и увеличивает стоимость товаров и услуг первой необходимости [9, 33–35].Кроме того, быстрая реструктуризация отраслей с высоким уровнем выбросов, включая производство электроэнергии, сельское хозяйство и тяжелую промышленность, создает серьезные проблемы для психического здоровья из-за потенциальной потери рабочих мест в этих отраслях, особенно среди низкоквалифицированной или региональной рабочей силы с небольшим количеством альтернатив занятости.

В то время как некоторые сообщества с большей вероятностью будут подвержены воздействиям изменения климата из-за своего местоположения (например, прибрежные районы), другие имеют ограниченную способность к адаптации из-за бедности, плохой физической и обслуживающей инфраструктуры и экономической зависимости от уязвимых к климату экосистем [36 ].Некоторые сообщества уязвимы по обоим причинам, и именно в этих сообществах социальные и экономические последствия изменения климата, вероятно, будут наиболее серьезными. Таким образом, сообщества, уже находящиеся в неблагоприятном социально-экономическом положении и связанные с ним более частыми проблемами психического здоровья, вероятно, будут еще больше маргинализованы из-за экономических последствий изменения климата, что, в свою очередь, будет иметь последствия для благосостояния сообщества и систем психического здоровья.

Снижение гарантированного дохода, вызванное изменением климата, вероятно, будет усугублено увеличением стоимости основных товаров и услуг, что приведет к большей экономической изоляции.Изменение климата может повлиять на продовольственную безопасность из-за перебоев в поставках продовольствия в мире из-за экстремальных погодных явлений, а также из-за относительно быстрых изменений жизнеспособности сельскохозяйственных земель. Недавний быстрый рост цен на продукты питания из-за засухи и глобального спроса на биотопливо высветил уязвимость мировых систем производства продуктов питания к изменению климата [37].

Другие основные товары и услуги, такие как энергия, вода и связь, вероятно, станут менее доступными по мере роста издержек производства и распределения и усиления конкуренции за водные ресурсы [38].Затраты на страхование также могут вырасти из-за повышенного риска в страховой отрасли. Это повышение может еще больше подвергнуть домохозяйства с низкими доходами, многие из которых уже недостаточно застрахованы, психологическому воздействию в результате безвозвратной утраты имущества, а также значительному финансовому стрессу [39].

Взаимодействие экономических последствий, связанных с климатом, и психического здоровья уже ощущается в условиях засухи в сельских районах Австралии. Снижение гарантированного дохода из-за продолжающейся засухи способствовало ряду социальных последствий, включая стресс, социальную изоляцию, напряжение в отношениях и свидетельства увеличения уровня самоубийств [40–42].Фермерские семьи используют ряд экономических стратегий выживания, например, ищут работу вне сельскохозяйственного сектора и сокращают расходы домохозяйства. Однако без адекватной поддержки эти стратегии сами по себе могут иметь последствия для психического здоровья. Сокращение участия в «необязательных» мероприятиях, таких как общественные мероприятия, может способствовать изоляции, в то время как увеличение рабочей нагрузки и разделение семей для доступа к возможностям трудоустройства создает дополнительный эмоциональный стресс [43].

Неадекватные услуги и ответные меры политики для поддержки сообществ, экономически затронутых изменением климата и необходимой экономической реструктуризацией, могут усилить негативное воздействие на благосостояние как на индивидуальном, так и на общинном уровне.

Социальная изоляция и последствия перемещения

Социальная изоляция относится к многомерному отсутствию связи с деятельностью более широкого сообщества и включает в себя недостаточное участие в экономической жизни, социальную изоляцию и отсутствие доступа к услугам [44]. Помимо последствий для экономического участия, описанных выше, изменение климата может разрушить социальные сети и связи между сообществами из-за увеличения перемещений уязвимых к климату сообществ в результате как экономической, так и вынужденной миграции.

Количественно оценить вынужденную миграцию, вызванную изменением климата, чрезвычайно сложно, поскольку многие существующие факторы, такие как социальная и экономическая уязвимость, безопасность продовольствия и воды, а также способность к миграции, вероятно, будут взаимодействовать с физическим воздействием изменения климата, влияя на темпы и типы перемещений. [45]. Однако нет никаких сомнений в том, что как долгосрочные последствия изменения климата, так и связанные с ними экстремальные погодные явления приведут к перемещению значительного числа людей, в основном из и без того уязвимых сообществ.Экстремальные погодные явления, повышение уровня моря, разрушение местной экономики, нехватка ресурсов и связанные с ними конфликты из-за изменения климата, по прогнозам, приведут к перемещению миллионов людей во всем мире в грядущем столетии. Наиболее часто упоминаемая цифра прогнозируемого перемещения населения в результате изменения климата — 200 миллионов человек к 2050 году [45, 46].

Негативное воздействие принудительной миграции на психическое здоровье, будь то бегство от насилия, уничтожение источников средств к существованию или крайняя бедность, значительны, хотя сильно различаются в зависимости от индивидуальных обстоятельств [47].Утрата связи с местом и чувство принадлежности, связанное с перемещением, также может подорвать психическое здоровье [48].

В отличие от выживших после большинства отдельных травмирующих событий, беженцы испытывают различные стрессовые факторы, которые накапливаются в период предполетной подготовки, бегства, изгнания и переселения / репатриации. Несмотря на исторический акцент на острых стрессовых факторах войны, устойчивый контекстуальный постмиграционный стресс, с которым сталкиваются беженцы, включая маргинализацию, социально-экономическое положение, трудности аккультурации, потерю социальной поддержки и «культурную утрату», должен быть признан [49].

Это имеет последствия для политики в отношении беженцев и переселения, в частности, ресурсов, доступных для поддержки сообществ после миграции. Портер и Хаслам (2005) отмечают, что наличие поддержки и экономических возможностей в принимающих странах связаны с лучшими результатами психического здоровья для вновь прибывших сообществ [49].

Увеличение подверженности культурной и расовой дискриминации в принимающих общинах также является фактором риска негативных последствий для психического здоровья. Это особенно вероятно, если иммигранты рассматриваются как культурная угроза или как конкуренция за природные или экономические ресурсы, что вполне может иметь место в ситуациях изменения климата [46].

В Австралии все более вероятно внутреннее перемещение некоторых уязвимых к климату сообществ, особенно из сельских общин, прибрежных районов и пролива Торреса. Утрата жизнеспособности населения и сообщества, связанная с экономической миграцией из небольших сельских общин, вероятно, повлияет на психическое здоровье как перемещенных лиц в поисках более стабильных средств к существованию, так и тех, кто остается в сокращающемся сообществе [50]. Последствия изменения климата для экономики и здоровья, вероятно, усугубятся для удаленных общин коренных народов, многие из которых в настоящее время не имеют достаточной социальной и физической инфраструктуры и находятся в крайне неблагоприятном социально-экономическом положении.Для сообществ коренных народов, проживающих в уязвимых к климату прибрежных районах, изменение климата может иметь дополнительные последствия для психического здоровья, связанные с нарушением традиционных практик, повреждением значимых культурных объектов и, в долгосрочной перспективе, потенциальным переселением [51].

В долгосрочном плане существуют также значительные культурные последствия, вызванные неспособностью коренных общин чувствовать себя способными поддерживать здоровье своей страны на суше и на море. Психологические последствия такой утраты для отдельных лиц и семей могут вызвать тяжелое бремя стресса и психических заболеваний во многих общинах [52].

Подверженность насилию

Психологический стресс, потеря и перемещение в результате насильственного конфликта неудивительно связаны с широким спектром воздействий на психическое здоровье, включая тревогу, депрессию и посттравматическое стрессовое расстройство [53].

На данный момент существуют противоречивые взгляды на то, существует ли прямая причинно-следственная связь между изменением климата и насильственным конфликтом [54]. Однако изменение климата, вероятно, подорвет безопасность человека, «сократив доступ к природным ресурсам, которые необходимы для поддержания жизнедеятельности»… средства к существованию »[55]. Усиление конкуренции за ограниченные ресурсы, особенно воду, и вынужденная миграция имеют исторические связи с усилением насильственных конфликтов [53, 56]. Стерн (2006) отмечает, что повышенная изменчивость климата, а также общее ухудшение климата могут способствовать росту насилия:

последствия изменения климата — особенно в сочетании с быстрым ростом населения и существующей экономической, политической, этнической или религиозной напряженностью — могут быть фактором, способствующим как национальным, так и трансграничным конфликтам в некоторых развивающихся странах [34].

Эмоциональное расстройство, возникающее из-за осознания изменения климата как глобальной экологической угрозы

Более долгосрочное воздействие изменения климата на психическое здоровье происходит из-за растущей осознания людей изменения климата как глобальной экологической угрозы, а не опыта климатических явлений на человека. se. По мере того, как понимание людьми изменения климата растет и углубляется, это, вероятно, окажет значительное влияние на их социальное, эмоциональное и духовное благополучие.

Размышления Билла Маккиббена о «конце природы» являются важной отправной точкой для понимания этой проблемы.

Наше успокаивающее ощущение постоянства нашего природного мира, наша уверенность в том, что он будет меняться постепенно и незаметно, если вообще изменится, — это результат слегка искаженной перспективы. Изменения, которые могут повлиять на нас, могут произойти в течение нашей жизни в нашем мире — не только изменения, такие как войны, но и более масштабные и масштабные события. Я считаю, что, не осознавая этого, мы уже переступили порог такого изменения; что мы находимся в конце природы. Под концом природы я не имею в виду конец света.Дождь все еще будет падать, и солнце будет светить, хотя и по-другому, чем раньше. Когда я говорю «природа», я имею в виду определенный набор человеческих представлений о мире и нашем месте в нем [57].

Вопрос, который поднимает Маккиббен, заключается в том, насколько психологически, эмоционально и политически мы, люди, должны реагировать на это фундаментальное изменение во взаимоотношениях между человеческим видом и миром, в котором мы живем?

Также важно отметить, что популярное понимание изменения климата в основном опосредовано через каналы связи (телевидение, компьютер, радио, газеты и журналы), которые фильтруют то, как общественность рассматривает изменение климата.Способы оформления, редактирования и представления этих историй влияют на то, как люди понимают изменение климата, а также на то, как они реагируют на эти новости.

Люди также понимают информацию, которую они получают об изменении климата, разговаривая с другими, делясь мнениями и проверяя свои оценки на практике. В конце концов, понимание человеком изменения климата и его эмоциональная реакция на это знание представляет собой комбинацию индивидуальных процессов, таких как их собственные заботы, защиты, мысли и чувства, а также социальные процессы.Некоторые из этих социальных процессов включают социальные конструкции изменения климата и социального усиления риска, при которых общественное восприятие риска усиливается или ослабляется [27].

Таким образом, существует сложная взаимосвязь между изменением климата и осведомленностью людей об экологических угрозах и реагированием на них. С психологической точки зрения, чувства и мысли о такой потенциально огромной угрозе, вероятно, будут «управляться» с помощью адаптивных систем мотивации защиты и модифицироваться посредством социального сравнения с другими и выборочного информационного воздействия [27].

У многих людей в результате эмоций обычно бывает дистресс и тревога. Люди могут чувствовать себя напуганными, грустными, подавленными, оцепеневшими, беспомощными и безнадежными, разочарованными или злыми. Иногда, если информация слишком тревожная, а решения кажутся слишком сложными, люди могут справиться, минимизируя или отрицая наличие проблемы, или избегая размышлений о проблемах. Они могут стать бесчувственными, смиренными, циничными, скептичными или им надоедает эта тема. Предостережение, выраженное скептиками по изменению климата, может быть формой отрицания, когда оно включает в себя минимизацию веса научных доказательств / консенсуса по этому вопросу.В качестве альтернативы, это может указывать на то, что они воспринимают риски изменения больше, чем риски отсутствия изменений для себя или своих интересов [58].

Спратт и Саттон с пользой расширяют это обсуждение политических последствий «отрицания изменения климата», отмечая:

Все эти формы блокирования приводят к тому, что общество принимает бездействие или недостаточные действия как решение проблемы. Альтернатива — представить и спланировать великое преобразование нашего общества таким образом, чтобы это соответствовало безопасному климату в будущем, — может быть тревожной и сложной.Это потребует от нас изменить образ жизни и понимание взаимосвязи между нашими действиями и нашим будущим на этой хрупкой планете. Но это единственный практичный вариант . [7]

Психологическое воздействие изменения климата как глобального явления имеет аспект жизненного цикла. Дети и молодые люди, растущие с неопределенным будущим, не созданным ими, могут столкнуться с угрозой изменения климата совсем не так, как их родители, бабушки и дедушки. Как отмечают Туччи, Митчелл и Годдард (2007) в опросе австралийских детей, «четверть детей настолько обеспокоены состоянием мира, что искренне верят, что ему придет конец, прежде чем они вырастут» [59].

Вероятно, многие дети знают об угрозе изменения климата. Однако также весьма вероятно, что они не понимают фактов и масштабов угрозы, с которой они лично сталкиваются, и могут чувствовать беспокойство, обеспокоенность или замешательство. Беспокойство и беспокойство по поводу этих угроз может стать трудным для детей любого возраста.

Мы можем измерить и сообщить о воздействии угрозы глобального разрушения окружающей среды на текущее психическое здоровье наших детей.В разгар холодной войны, когда ядерная война казалась неизбежной из-за аварии или упреждающего удара, школьники отреагировали отчаянием и потерей мотивации. Многие дети думали, что не доживут до взрослой жизни. Мы можем активно участвовать в дискуссии о глобальном потеплении, предоставляя достоверные данные по этому конкретному вопросу, но опыт ядерного оружия показывает, что наши дети и внуки отреагируют на расширение знаний об изменении климата с отчаянием [60].

Сравнение эмоционального и психологического воздействия угрозы ядерной войны и изменения климата ценно и показательно.В обоих случаях существует реальная и неминуемая угроза не только выживанию отдельных людей, сообществ или обществ, но и человеческому виду — и, возможно, жизни на планете в целом.

Однако существенная разница между угрозами ядерной войны и изменения климата заключается в потенциально большем диапазоне способов, которыми граждане могут действовать индивидуально и коллективно. Несмотря на огромные масштабы проблемы изменения климата, мы знаем, каковы многие из решений, и есть много действий, которые граждане могут предпринять индивидуально и коллективно, чтобы изменить ситуацию на домашнем, местном, национальном и глобальном уровнях.Когда людям нужно что-то сделать для решения проблемы, они могут лучше перейти от отчаяния и безнадежности к чувству расширения возможностей.

Психическое здоровье и изменение климата: последствия и проблемы для политики, практики и исследований

Новые данные о психическом здоровье и психосоциальных последствиях изменения климата могут быть полезны для понимания и действий на индивидуальном, общинном и общественном уровнях. Следующие заключительные замечания представляют собой первоначальный набросок потенциальных направлений и проблем, требующих дальнейшего исследования и обсуждения.

На уровне индивидуальных ответов Австралийское психологическое общество разработало следующие советы и предложения для специалистов в области психического здоровья и людей, испытывающих психологический и эмоциональный стресс в связи с угрозой изменения климата (см. Таблицу 1). Эти советы взяты из обширной психологической литературы, включая литературу по социальным и поведенческим изменениям, психологию окружающей среды и общественную психологию, а также движение за позитивную психологию. Советы не обязательно полезны или подходят для людей с проблемами психического здоровья или тех, кто испытывает серьезный уровень беспокойства или депрессии, для которых более подходящей была бы профессиональная помощь.

Таблица 1 Изменение климата: что вы можете сделать. Австралийское Психологическое Общество

С клинической точки зрения, развивающейся областью исследований является ведение пациентов с чрезмерным беспокойством или тревогой по поводу изменения климата. Хотя повышенный уровень беспокойства в обществе в целом не является неожиданным и действительно уместным, некоторые люди испытывают более сильное беспокойство, которое вызывает стресс и / или мешает нормальной повседневной жизни. Как ни странно, группы, которые кажутся более подверженными риску, включают людей с существующей депрессией или тревожными расстройствами, тех, кто работает в области изменения климата, а также детей и подростков.

Терапевтические подходы будут сильно различаться в зависимости от клинической картины, опыта и подготовки медицинского работника, их принадлежности к определенной психологической ориентации и клинических условий, в которых находится человек. Например, психологические подходы могут быть теоретически основаны на экопсихологии, консультировании по поводу горя / потери, когнитивно-поведенческой терапии, межличностной терапии, подходах групповой терапии, направленных на создание социального капитала и устойчивости, или на ряде других подходов.На это разнообразие теоретических подходов накладывается собственная концептуализация терапевтом проблем окружающей среды, которая может повлиять на то, как они видят свою роль и, в некоторой степени, цели терапии.

Как отмечалось выше, способность систем психического здоровья эффективно реагировать на краткосрочные и долгосрочные воздействия изменения климата будет зависеть от ряда факторов, включая наличие квалифицированной рабочей силы и степень, в которой услуги связаны и интегрированы. с другими соответствующими службами и организациями [35].Это будет сложной областью политики в Австралии, учитывая, что службы психического здоровья уже не имеют достаточных ресурсов для удовлетворения существующего спроса, особенно в сельских районах, где набор и удержание специалистов в области психического здоровья особенно затруднен [35, 61].

Размышляя о возможностях для действий на уровне сообществ и общества, многие правительства, сообщества и экологические организации начали разрабатывать комплексные стратегии смягчения последствий изменения климата и адаптации, основанные на приверженности достижению здоровых, справедливых и устойчивых результатов.Партнерство Southern Grampians и Glenelg Primary Care Partners, базирующееся в сельской местности на юго-западе Виктории, например, разработало стратегическую основу для адаптации местных сообществ к изменению климата [62]. Альянсы Westernport и North East Greenhouse Alliance предприняли аналогичное планирование уязвимости и адаптации на местном уровне, основанное на вкладе широкого круга организаций местного сообщества, частного и государственного секторов [63, 64].

Важное значение будут иметь ресурсы для руководства и информирования аналогичных местных инициатив адаптивного планирования, в том числе:

  • советов по наилучшим способам привлечения отдельных лиц, сообществ и организаций к разработке хорошо информированных ответных мер и стратегий;

  • актуальная и доступная информация о локальных воздействиях изменения климата, сценариях и переломных моментах; и

  • механизмов для обмена знаниями о наиболее эффективных действиях на местном и региональном уровне.

В то время как действия на местном уровне по снижению социально-экономической уязвимости, воздействия на физическое и психическое здоровье имеют важное значение для эффективной адаптации к изменению климата, действия на местном уровне часто сдерживаются финансированием и политическими условиями, определяемыми более высокими уровнями правительства.

Стратегия адаптации к изменению климата, разработанная Министерством здравоохранения Западной Австралии [35], является примером ответных мер политики на государственном уровне, необходимых для обеспечения адекватного реагирования на воздействие изменения климата на социальное и психическое здоровье.Конкретные рекомендации по политике в этой стратегии включены в следующие области:

  • законодательная и нормативная реформа;

  • народное образование и связь;

  • наблюдение и мониторинг;

  • вмешательство в экосистему;

  • развитие инфраструктуры; и

  • медицинское вмешательство.

Другие области социальной и экономической политики требуют аналогичного внимания. Лучшие варианты поддержки отдельных лиц, работников, семей и сообществ посредством структурной перестройки экономики и потенциальной миграции, вызванной изменением климата и климатической политикой, особенно в условиях засухи или сообществ, основанных на ископаемом топливе, должны быть созданы и реализованы как можно раньше, чтобы минимизировать экономические и социальные аспекты. исключение.

Учитывая различия в воздействии изменения климата на разные районы и разные группы населения, эффективная разработка политики и распределение ресурсов для уменьшения воздействия на психическое здоровье потребуют прочной исследовательской базы.Ключевые исследовательские вопросы, касающиеся воздействия изменения климата на психическое здоровье, включают следующее.

  • Каковы основные воздействия и последствия наиболее вероятных сценариев изменения климата на психическое здоровье и укрепление психического здоровья? Каковы последствия изменения климата для ключевых социальных и экономических детерминант психического здоровья и благополучия общества?

  • Каковы последствия для конкретных населенных пунктов и для наиболее уязвимых и изолированных групп населения?

  • Каковы основные воздействия на психическое здоровье и укрепление психического здоровья предлагаемых стратегий смягчения последствий изменения климата и адаптации к ним?

Вопросы дизайна и методологии также будут важны при разработке эффективной программы исследований для понимания последствий изменения климата для социальной справедливости.Как, например, следует использовать совместные и совместные исследовательские стратегии при разработке и реализации исследовательских проектов? Какие индикаторы, наборы данных и методы анализа данных потребуются для прогнозирования и мониторинга воздействия изменения климата на здоровье и психику? Каким образом можно наиболее эффективно распространять и переводить результаты исследования таким образом, чтобы быстро и эффективно информировать общественность и принимать решения о выборе политики? Междисциплинарные подходы к оценке риска, уязвимости и устойчивости сообществ, подверженных воздействиям изменения климата, также улучшат разработку политики и планирование.

Изменение климата, надежда, отчаяние и трансформация

Как отмечает Экерсли:

, существует реальная и возрастающая вероятность того, что изменение климата, истощение ресурсов, рост мирового населения, пандемии болезней, технологическая анархия и геополитическая напряженность, экономическая нестабильность и т. Д. социальные потрясения, которые они порождают, в этом столетии создадут кошмарное будущее для человечества. Избежание этой участи будет во многом зависеть от историй, которые мы создаем, чтобы понять, что происходит, и сформировать нашу реакцию.Ключевая задача состоит в том, чтобы эти истории отражали не упадок и упадок нигилизма или догмы фундаментализма, а надежду и творческую энергию активизма [65].

В долгосрочной перспективе надежда и моральный дух общества в отношении изменения климата тесно переплетаются с укреплением психического здоровья. Чтобы сообщество было менее пессимистичным в отношении будущего, необходимо реалистичное понимание того, что означает изменение климата и что можно сделать. В то время как прогнозы наших самых надежных ученых становятся все более серьезными, тем, кто занимается укреплением психического здоровья, необходимо уделять пристальное внимание взаимосвязи между доказательствами, надеждой и действием.

На самом глубоком уровне дискуссия о последствиях изменения климата порождает серьезные вопросы о долгосрочной устойчивости человеческой жизни и окружающей среды Земли. Если наш взгляд на будущее человеческого общества и планеты в корне пессимистичен, то что это значит для того, как чувство надежды — или отчаяния — для будущих поколений влияет на ощущение индивидуального и коллективного смысла и цели?

С другой стороны, проблемы адаптации к изменению климата могут стимулировать творческие идеи и действия, которые преобразуют и укрепляют устойчивость и творческий потенциал отдельных людей и сообществ.Работа Селигмана [66] по позитивной психологии, в которой основное внимание уделяется взаимосвязи между психическим здоровьем, надеждой и оптимизмом, обеспечивает сильную поддержку потенциала роста и трансформации, возникшего в результате климатического кризиса. Как общая угроза, изменение климата может стать стимулом для совместных действий внутри сообществ и даже на международном уровне. Изменение климата может объединить сообщества в действиях против общей угрозы или создать социальную и политическую нестабильность в борьбе за все более скудные экологические ресурсы.

Требуется более широкое обсуждение взаимосвязи между принципами и целями экологической, экономической и социальной справедливости. Как отметили Ричард Экерсли (2008 г.), Клайв Гамильтон (2006 г.), Джордж Монбиот (2007 г.) и Дэвид Спратт и Филлип Саттон (2008 г.), полное понимание последствий и последствий изменения климата требует ответных мер, которые широко распространены. помимо технических исправлений и анализа рентабельности [65, 67, 7, 68]. Более крупная и все более актуальная задача состоит в том, чтобы начать предвидеть и строить социальные и экономические отношения, основанные на устойчивых и справедливых моделях роста и потребления.

От отчаяния к оптимизму и действию

«Не заблудись в море отчаяния. Надейтесь, будьте оптимистами. Наша борьба — это не борьба дня, недели, месяца или года, это борьба всей жизни ».

— Джон Льюис, из твита, июнь 2018 г.


Как и многие, я сейчас чувствую отчаяние из-за нынешних травм, с которыми мы сталкиваемся — кризиса со здоровьем, вызванного пандемией, потери работы и закрытия предприятий, а также экономической реальности, с которой мы не сталкивались со времен Великой депрессии.Это также травма от наблюдения за постоянной жестокостью и убийствами наших черных братьев и сестер. Это постоянные напоминания о расизме, который все еще существует в наших общинах и в нашей стране.

Меня разочаровало непропорционально большое количество чернокожих и коричневых жертв, связанных с COVID-19, что отражает широко распространенные расовые различия в состоянии здоровья (Проект отслеживания COVID, 2020). Я разочарован тем, что количество предприятий, принадлежащих чернокожим, коренным и цветным людям (BIPOC), непропорционально не попадает в государственный фонд чрезвычайного стимулирования (Комитет по малому бизнесу и предпринимательству, 2020).Я также разочарован количеством школ, в которых учащимся BIPOC непропорционально не хватает технологического оборудования и доступа к Интернету для онлайн-обучения (Auxier & Anderson, 2020).

Эти данные проливают свет на множество проявлений неравенства, которые мы наблюдали и боролись за многие десятилетия. Сигналы тревоги звучат уже давно, но слишком многие не слышат их. И если они слышат предупреждения, они не принимают срочность. Огромное количество чернокожих, коренных и цветных людей остается позади наших систем, многие из которых уходят корнями в системный и структурный расизм.Это неравенство отрицательно сказывается на состоянии здоровья, уровне образования, жилищной стабильности, доступе к работе с достойной заработной платой и на общем качестве жизни.

Сигналы тревоги звучат в течение длительного времени, но слишком многие не слышат их. И если они слышат предупреждения, они не принимают срочность.


Некоторым общинам веками не уделялось должного внимания. И сегодня наша экономика больше не работает на рабочий класс Америки. Процветание становится все труднее и труднее реализовать, особенно тем, кто вынужден терпеть расизм в повседневной жизни.Наша демократия в этих условиях неустойчива. Пришло время вкладывать больше средств в эти сообщества. Мы знаем, что делать, но есть ли у нас желание изменить системы, структуры, политики, которые были созданы без полного представительства? Мы знаем, что нужно для создания восходящей мобильности, но есть ли у нас желание признать, что человеческий капитал нашего сообщества является нашим величайшим достоянием и что программа справедливости должна проникать во все сектора наших сообществ?

Меня воодушевили многие действия, которые я наблюдал за последние четыре месяца во многих секторах, но меня разочаровывает, когда я думаю о том, как много раз все мобилизуются после травмирующего события, а затем оно исчезает, поскольку общество отвлекается. информационной перегрузкой, в которой мы живем.

Благотворительный сектор исторически действовал быстро, чтобы помочь общинам во время кризиса. Во время нынешнего кризиса некоторые ослабляют свои руководящие принципы, сроки и результаты грантополучателя. Это ценится, однако, смелые изменения, необходимые для долгосрочного развития наших сообществ BIPOC, должны решаться путем изменения приоритетов, политики, принятия решений и структур.

Да, мы бывали здесь раньше — быстрая реакция на жестокость полиции по отношению к мужчинам-афроамериканцам, на расстрелы школьников в школах, на заключение в клетки детей-иммигрантов из Латинской Америки на границе, на стрельбу в мечетях и синагогах и на убийства ЛГБТК + людей.Быстрая реакция — это хорошо, но она также исчезла слишком быстро, не осознавая смелых и трансформационных изменений, которые необходимы нам для создания сообществ, которые работают для всех.

Я хочу быть таким же оптимистичным, каким был 57 лет назад, когда в 1963 году услышал речь президента Джона Ф. Кеннеди о гражданских правах. Я учился в старшей школе. С тех пор я видел положительные изменения, но я также знаю, что еще многое предстоит сделать. Мы не зашли достаточно далеко, чтобы увидеть, что черные, коренные и другие цветные народы отражены в том, что конституция гарантирует ВСЕМ людям, «равную защиту закона.«Мы не зашли достаточно далеко, чтобы противостоять нашим собственным предубеждениям и работать в направлении антирасизма, от личного до структурного.

Недавние смерти преподобного Корди Тинделла «C.T.» Вивиан и представитель США Джон Льюис обратили мое внимание на этих двух защитников, которые всю жизнь боролись за права человека. Их наследие расскажет историю стойкости, упорства, вовлеченности и надежды. Их смерть напомнила мне их истории как искателей справедливости для всех, мирных участников демонстраций, активистов и положительных сторонников нашей страны.Эти истории привели меня к высокому уровню оптимизма, который мы все должны принять с энергией и целеустремленностью — решимости внести свой вклад, добиться прогресса и не принимать изменения только на периферии, а в основе проблем.

В заключение я приведу еще одну цитату Джона Льюиса, которая наполнила меня вдохновением и смелостью действовать не только здесь и сейчас, но и действовать последовательно каждый день, каждый год. Надеюсь, это вдохновит всех на действия.

«Свобода — это не состояние; это акт.Это не какой-то заколдованный сад, расположенный высоко на далеком плато, где мы наконец можем сесть и отдохнуть. Свобода — это постоянные действия, которые мы все должны предпринимать, и каждое поколение должно вносить свой вклад в создание еще более справедливого, более справедливого общества ».

— Джон Льюис, из его мемуаров 2017 г., Across That Bridge: A Vision for Change and the Future of America

Наводя мосты от отчаяния к надежде

Отчаяние. Представьте … вот вы где.Середина ночи. Вы стоите на улице босиком, за спиной только наскоро схваченную одежду. Вы смотрите, как ваше жилище горит дотла. Ваши карманы пусты. Что вы делаете? С чего начать? Где ты остановишься? Что вы будете есть? Что вы будете носить?

Американский Красный Крест реагирует на подобные кошмары каждые 8 ​​минут в США — 180 раз в день. Бедствия варьируются от домашних пожаров (наиболее распространенное бедствие) до наводнений, торнадо, ураганов и т.п.Домашние пожары убивают больше людей, чем все другие стихийные бедствия вместе взятые в США

Благодаря щедрым спонсорам и преданным делу волонтерам Красный Крест часто оказывается на месте бедствия в течение 2-3 часов. Иногда в течение 20-30 минут. В дополнение к эмоциональной поддержке и полезному совету Красный Крест часто может предоставить карточки помощи клиентам. Эти карты похожи на предварительно загруженные дебетовые карты и различаются по сумме в долларах в зависимости от насущных потребностей.

Получение карты может означать безопасное место для сна, смену одежды и горячее питание.Карты помогают построить мост от отчаяния к надежде.

В случае крупномасштабных стихийных бедствий, таких как наводнения и ураганы, Красный Крест заранее составляет планы относительно потенциального воздействия на собственность и жителей. Они согласовывают с партнерами места для укрытий, размещают добровольцев и доставляют на место оборудование и предметы первой необходимости.

Расходные материалы, отправляемые заранее для подготовки к стихийному бедствию, часто включают карточки помощи клиентам. FedEx ежегодно предоставляет Красному Кресту счет за доставку в натуральной форме.Это увеличивает их способность служить людям в их самые темные дни, поскольку они могут доставлять припасы, в том числе карты, и предварительно подготовить их, чтобы они были наготове, когда это необходимо.

Одним из способов, которым FedEx помогал Красному Кресту на протяжении последних 35 лет, было предоставление нашей мощной транспортной сети бесплатно для них, позволяя им доставлять надежду жертвам стихийных бедствий. В следующий раз, когда вы увидите над головой самолет FedEx или грузовик FedEx на дороге, одним из перевозимых драгоценных предметов может быть просто набор карточек помощи клиентам Красного Креста, направляющихся, чтобы перебросить мост от отчаяния к надежде.

Гимнастика на Олимпийских играх

— От отчаяния к дебюту на Играх: японский «другой Кохей»

ТОКИО, 31 июля (Рейтер). Никто не был удивлен, когда японская гимнастка по имени Кохей пробилась в финал мужских соревнований по снарядам. Шок заключался в том, что не бывший олимпийский чемпион «Король Кохей» Учимура, а специалист по конному спорту дебютировал на Олимпийских играх в 32 года.

Учимура, участвуя в своих четвертых Олимпийских играх, увидел, что его выдающаяся олимпийская карьера внезапно оборвалась, когда он потерял хватку на перекладине во время квалификационных раундов в воскресенье и рухнул на пол.

Но Кохей Камеяма, которому в этом году исполняется 33 года, добился успеха, заняв второе место в квалификации, опередив Дайки Хашимото, который позже выиграл многоборье среди мужчин — кульминацию долгого пути, включавшего борьбу с отчаянием и почти бросить.

Психическое здоровье стало темой Игр в Токио-2020 после того, как американская гимнастка Симона Байлз выбыла из большинства мероприятий, в которых она должна была участвовать, сославшись на проблемы с психическим здоровьем.

«Пять лет с тех пор, как я выпал из поля зрения Рио, восемь лет с тех пор, как я получил золото на чемпионате мира, почти 30 лет с тех пор, как я начал заниматься гимнастикой», — написал в Instagram Камеяма, который пытается завоевать медаль в воскресенье, после того, как попал в олимпийскую сборную Японии. ранее этим летом.

«Гимнастика вырастила меня, гимнастика была моей жизнью».

Но это не всегда было легко. Начало детства по настоянию его матери, самой бывшей гимнастки, привело к некоторым успехам, в частности, к завоеванию золотого меда на чемпионате мира 2013 года и командного серебра годом позже.

Но в 2016 году он был исключен из команды в «Рио».

«То, что меня не выбрали в Рио, уничтожило меня», — написал он на своем сайте. «Я думал, что это мой последний шанс сразиться на высшем уровне, и я не смог осуществить свою мечту.«

Он впал в отчаяние, сказав японским СМИ:« Я потерял себя », и планировал уйти. Но его тренер остановил его, и он попытался вернуться, забрав золото на соревнованиях Кубка мира 2019/2020.

Попутно он разработал ряд техник психического оздоровления, которые теперь представлены на его официальном сайте.

В разделе «Разум», написанном в прошлом году, он изложил свою философию мотивации, заявив, что она применима к повседневной жизни как а также спорт.

«Уловка состоит в том, чтобы сохранять мотивацию, не заставляя себя настолько сильно, что вы перегораете», — написал он.«Я рекомендую сосредоточиться на счастье».

Для него, объяснил он, это сочетание хорошей поддержки из семьи и друзей, определенной экономической стабильности — «все еще работаю над этим, лол» — и превращения жизни в как можно более увлекательное занятие.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *