Лицемерие это что: Недопустимое название — Викисловарь

Бизнес — это лицемерие? — Личный опыт на vc.ru

{«id»:159184,»url»:»https:\/\/vc.ru\/life\/159184-biznes-eto-licemerie»,»title»:»\u0411\u0438\u0437\u043d\u0435\u0441 \u2014 \u044d\u0442\u043e \u043b\u0438\u0446\u0435\u043c\u0435\u0440\u0438\u0435?»,»services»:{«facebook»:{«url»:»https:\/\/www.facebook.com\/sharer\/sharer.php?u=https:\/\/vc.ru\/life\/159184-biznes-eto-licemerie»,»short_name»:»FB»,»title»:»Facebook»,»width»:600,»height»:450},»vkontakte»:{«url»:»https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/vc.ru\/life\/159184-biznes-eto-licemerie&title=\u0411\u0438\u0437\u043d\u0435\u0441 \u2014 \u044d\u0442\u043e \u043b\u0438\u0446\u0435\u043c\u0435\u0440\u0438\u0435?»,»short_name»:»VK»,»title»:»\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435″,»width»:600,»height»:450},»twitter»:{«url»:»https:\/\/twitter.com\/intent\/tweet?url=https:\/\/vc.ru\/life\/159184-biznes-eto-licemerie&text=\u0411\u0438\u0437\u043d\u0435\u0441 \u2014 \u044d\u0442\u043e \u043b\u0438\u0446\u0435\u043c\u0435\u0440\u0438\u0435?»,»short_name»:»TW»,»title»:»Twitter»,»width»:600,»height»:450},»telegram»:{«url»:»tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/vc.ru\/life\/159184-biznes-eto-licemerie&text=\u0411\u0438\u0437\u043d\u0435\u0441 \u2014 \u044d\u0442\u043e \u043b\u0438\u0446\u0435\u043c\u0435\u0440\u0438\u0435?»,»short_name»:»TG»,»title»:»Telegram»,»width»:600,»height»:450},»odnoklassniki»:{«url»:»http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/vc.ru\/life\/159184-biznes-eto-licemerie»,»short_name»:»OK»,»title»:»\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438″,»width»:600,»height»:450},»email»:{«url»:»mailto:?subject=\u0411\u0438\u0437\u043d\u0435\u0441 \u2014 \u044d\u0442\u043e \u043b\u0438\u0446\u0435\u043c\u0435\u0440\u0438\u0435?&body=https:\/\/vc.ru\/life\/159184-biznes-eto-licemerie»,»short_name»:»Email»,»title»:»\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443″,»width»:600,»height»:450}},»isFavorited»:false}

1682 просмотров

Забота о клиентах — это забота о метрике Retention Rate (удержание клиента), среднем чеке и повторной покупке.

Бизнесу, как собирательному образу, плевать на людей. Бизнес вынужден, в той или иной степени, заботиться о клиентах, чтоб выживать и быть прибыльным.

В прошлом году объездил половину Италии. Кафе в туристических местах — на троечку. А итальянцы умеют лучше — это факт, потому что был в местах менее туристических, где по той же цене все превосходно. Там где нескончаемый поток клиентов — не парятся, ведь и так полная посадка, расширятся дальше некуда, а сменить формат заведения из кафе в 5* ресторан вряд ли удастся.

Бизнесу важны только деньги:

  • больше охват
  • больше конверсия
  • больше чек
  • больше повторных покупок

Например, менеджеров по продажам учат как общаться с клиентом. Прописывают скрипты, вплоть до того как поздороваться и попрощаться — вежливо, доброжелательно, с уважением. Но, наверное, каждый, кто долго работает в сервисном бизнесе хотел послать на три буквы дотошного клиента.

Бывало такое, что хотели «‎послать» клиента, контрагента или пользователя, но не сделали это, так как бизнес пострадает?

Показать результаты

Переголосовать

Проголосовать

Некоторые менеджеры даже делают это вслух… но только после нажатия красной кнопки телефона. Ведь если менеджер не будет заботиться о клиентах — бизнес перестанет зарабатывать, а он останется без бонуса или даже работы.

Он продолжит лицемерить и говорить:

  • «рад был пообщаться» (да не рад он после сотого за день звонка)
  • «приятно было пообщаться» (с кем-то приятно, и это правда, но не в 100% случаев)
  • «звоните в любой момент, с радостью помогу» (прям в любой …)
  • «понимаю ваше недовольство»

Лицемерие — это поведение человека, при котором его слова или поступки не соответствуют истинным убеждениям и чувствам.

Мы превратились в заложников бизнеса, который натянул на нас маску лицемерия. Современная экономика ставит гонку за деньгами выше общечеловеческих ценностей.

Но, эта публикация не о людях, а о бизнесе как собирательном образе. Современный бизнес не выживет без лицемерия.

Кстати, почитайте публикацию на VC про разбор ошибок Uber, Glovo, Delivery Club и Платформы LP. Там есть скриншоты с комментариями, которые только подтверждают лицемерную природу бизнеса.

Но есть и альтернативная точка зрения, что это не лицемерие, а правила корпоративной этики. Что бизнес, наоборот, пропагандирует человеческие ценности – уважение, заботу, толерантность и тд.

Я для себя согласился с тем, что это все-таки лицемерие, но ничего сверх плохого в этом не вижу. Нужно развивать бизнес, поэтому иногда и улыбку наигранную готов показать, и вежливо поговорить, даже если устал и хочу выбросить телефон куда подальше. Но с неприятными мне людьми никогда работать не буду, хоть это и противоречит правилам бизнеса.

Вячеслав Устименко

IT юрист, руководитель юридической компании Icon Partners, Instagram

Лицемерие

***

Лицеме́рие — 1) показ­ное пове­де­ние, не соот­вет­ству­ю­щее внут­рен­нему рас­по­ло­же­нию души: мыслям, убеж­де­ниям, состо­я­нию сове­сти, жела­ниям, чув­ствам; 2) несо­от­вет­ствие внеш­него пове­де­ния внут­рен­нему состо­я­нию души, вызван­ное жела­нием выка­зать себя не таким, каков есть в дей­стви­тель­но­сти; 3) (религ.) внеш­нее, напуск­ное бла­го­че­стие, фари­сей­ство.

***

Чем лице­ме­рие отли­ча­ется от лице­при­я­тия?

Через лице­ме­рие чело­век выстав­ляет в выгод­ном свете себя, стре­мится вызвать у окру­жа­ю­щих такое отно­ше­ние к своей пер­соне, под какое он, соб­ственно, и под­би­рает умест­ную внеш­нюю маску (личину).

Лице­при­я­тие же харак­те­ри­зу­ется отно­ше­нием к людям в зави­си­мо­сти от их поло­же­ния, звания, ста­туса, сана, мате­ри­аль­ных воз­мож­но­стей и пр. Лице­при­ят­ным можно назвать и при­страст­ное отно­ше­ние к чело­веку, про­яв­ля­е­мое с особой услуж­ли­во­стью, веж­ли­во­стью, вни­ма­тель­но­стью, забот­ли­во­стью и т. д.

Лице­при­я­тие может быть свя­зано с лице­ме­рием, а может и не быть.

Скажем, если судья одних судит строго, а других (от кото­рых он в чём-то зави­сит или с кото­рыми ему не хочется ссо­риться) неесте­ственно мягко, то это — лице­при­я­тие. Если же и в первом, и во втором случае он выка­зы­вает себя бес­при­страст­ным и спра­вед­ли­вым судьей, то он, вдо­ба­вок к нечест­но­сти, лице­мер.

Если же чело­век, выде­ляя одних из числа других и выра­жая к первым бла­го­при­ят­ное отно­ше­ние, а ко вторым чуждое, делает это без лице­дей­ства — он про­яв­ляет лице­при­я­тие не лице­мерно.

Заме­тим, что в неко­то­рых груп­пах или кол­лек­ти­вах могут суще­ство­вать и такие урод­ли­вые нормы внут­рен­него эти­кета, что лице­при­я­тие едва ли не под­ме­ня­ется там поня­тием «суб­ор­ди­на­ция».

Чем лице­при­я­тие отли­ча­ется от суб­ор­ди­на­ции?

Суб­ор­ди­на­ция под­ра­зу­ме­вает форму и рамки слу­жеб­ного под­чи­не­ния. Это под­чи­не­ние стро­ится не на личном при­стра­стии, а на пра­ви­лах слу­жеб­ной дис­ци­плины. Без суб­ор­ди­на­ции не может функ­ци­о­ни­ро­вать ни одна струк­ту­ри­ро­ван­ная орга­ни­за­ция.

Лице­при­я­тие же свя­зано с доб­ро­воль­ным заис­ки­ва­нием одного чело­века перед другим (мотивы могут быть раз­ными). Доста­точно часто такое заис­ки­ва­ние сопро­вож­да­ется лестью и лице­ме­рием, тогда как пра­вила суб­ор­ди­на­ции могут испол­няться без лести и лице­ме­рия.

Лесть и лице­ме­рие спо­соб­ствуют раз­ви­тию такого урод­ли­вого каче­ства как псев­до­с­ми­ре­ние (см. также: Сми­рен­но­сло­вие). Обрат­ной же сто­ро­ной заис­ки­ва­ния с полез­ными людьми часто служит пре­не­бре­же­ние по отно­ше­нию к бес­по­лез­ным (посто­рон­ним). А это, в свою оче­редь, спо­соб­ствует фор­ми­ро­ва­нию высо­ко­ме­рия.

Лицемерие

Татьяна Ткачук: Толковый словарь Ожегова трактует слово «лицемерие» как «поведение, прикрывающее неискренность, злонамеренность притворным чистосердечием, добродетелью». В быту мы часто используем это слово для обозначения куда более мягкого поведения, однако негативная окраска сохраняется неизменно. Но так ли плохо на самом деле быть лицемером? И возможно ли прожить, не лицемеря вовсе?

Об этом сегодняшний разговор с профессором Александром Тхостовым – заведующим кафедрой нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ.

Послушаем сначала, как москвичи отвечали на вопрос нашего корреспондента Юрия Багрова: «Приходится ли вам иногда лицемерить и в каких ситуациях?»


— Наверняка. Не могу вспомнить. Но если это патологическое – конечно, негативное.


— Может быть, и приходилось, хотя в данный момент не смогу припомнить конкретного момента. Я себя не считаю лицемеркой, хотя мой брат называет меня именно так. Абсолютно спокойно. Я ожидаю от людей часто лицемерия, есть внутри готовность к лицемерию.


— Конечно. Когда девушка соблазняла — лицемерила. Это нормальное свойство каждого человека, в этом нет ничего страшного.


— Конечно, много раз. Да по любым поводам, в быту, например, не знаю, чтобы повернуть в свою сторону какую-то ситуацию. Вообще отрицательно отношусь к лицемерам, честно говоря. Но жизнь такая сложная штука, что самому иногда приходится лицемерить. Ну, стараюсь как бы минимизировать это дело.


— Не в глобальных случаях. По мелочам – да, но это было не фатально, не сильно. Ложь во спасение. Отношусь сама очень отрицательно. Я считаю, что чем более открыт человек, тем лучше, тем больше людей он к себе притягивает. Соответственно, лучше быть честным, открытым – и люди потянутся.


— Ой, не могу так вспомнить. Ну, может быть. Мне кажется, каждому приходилось, но такой конкретный случай не могу припомнить. Да нет, это неприятно. У других, во всяком случае, я не знаю, мне это видно. Это видно, и сразу стараешься не общаться, не вызывает доверия. Это сразу не вызывает доверия.


— Да, наверное, конечно. Когда не хотелось кого-то расстраивать. Лицемера я могу иногда понять. Для меня лесть не важна, мне важно, что я сама о себе думаю. Я думаю, что каждому человеку точно так же. Поэтому кто-то выбирает это, а осуждать кого-то нельзя.


— Это приходится делать всем, и очень часто, к сожалению. По поводу и без поводов.


— Нет, по-моему. Это в армии где-то было дело. Я, вообще-то, честный человек. По-разному. Пусть Бог судит, а мне что судить-то? Бог создал их, пусть Бог и судит.


— Да. Защищая свою семью, детей, иногда приходится лицемерить. Вообще, самому не хочется лицемерить, но жизнь заставляет. А относиться при такой жизни, как мы сейчас живем, надо ко всем по-доброму.


Татьяна Ткачук: Любопытно, Александр, все относятся к этому качеству отрицательно, но все лицемерят, ну, почти все в этом признались. Давайте попробуем сначала договориться о смысле обсуждаемого нами качества. Что такое лицемерие? Это когда человек говорит не то, что думает? А откуда, собственно, нам может быть известно, что он думает на самом деле? Не получается ли, что только человек сам о себе может сказать: «Я – лицемер»? Но ведь почти никто так о себе не говорит…



Александр Тхостов

Александр Тхостов: Татьяна, думаю, что действительно имеет смысл в данном случае определиться с этим словом, которое слишком широко используется. Откуда мы можем узнать, что человек – лицемер, если он нам говорит и он знает только сам? Да, в общем, очень просто на самом деле – по поведению, по несовпадению его слов и того, что реально из этих слов вытекает. Мы сталкиваемся с лицемерием, когда понимаем, что за этими словами существует на самом деле определенная ложь. Но ложь может быть довольно разнообразной и не всегда ужасной, не всегда плохой. Вот когда вы описывали это определение из Ожегова, там есть действительно очень точное описания лицемерия, но в конкретном контексте: это злонамеренное, притворное чистосердечие. Вот слово «злонамеренное» в данном случае к лицемерию, безусловно, это негативное качество, поскольку нас хотят ввести в заблуждение со злонамеренной целью, для того чтобы использовать нашу наивность, наше доверие и его эксплуатировать. Но лицемерие не сводится иногда к злонамеренности, иногда оно вытекает из попытки не обострять отношения. Скажем так, ведь, в конце концов, и политкорректность, и вежливость – это тоже формы лицемерия, но не злонамеренного. Вот если мы будем это различать, то будет легче.


Татьяна Ткачук: Александр, вы сказали, что о том, что человек лицемерный, можно судить по тому, что его слова не совпадают с вытекающими последствиями некими. Я вам приведу довольно банальную житейскую ситуацию. У каждого, наверное, из нас в жизни есть такие случаи, когда в общую компанию попадают люди не слишком приятные для нас лично. Как правило, это жена друга или муж подруги, которые, как говорится, даны, нам приходится их принимать и приходится с ними мириться. То, как мы себя ведем с ними, иначе как лицемерием, наверное, назвать нельзя, и такое лицемерие, как мне кажется, может длиться годами.


Александр Тхостов: И длится.


Татьяна Ткачук: И длится. И вот как в данном случае определить, лицемерие ли это, если мы умышленно не хотим истинные свои чувства к человеку выказать, для того чтобы не обидеть близкого нам друга и так далее?


Александр Тхостов: Если отнестись формально, конечно, лицемерие. Но поскольку у нас нет злонамеренной цели в данном случае, мы хотели бы сохранить отношения с этим человеком, который нам дорог в данном случае, иногда приходится терпеть всю жизнь то, что с ним как бы связано. И не всем нам приятно. Но, Таня, как мы могли бы жить в мире, где вам каждую секунду говорили бы полную правду? Ну, человек не вынесет на самом деле полной правды, на самом деле он нуждается в определенной дозе, которую он перенесет. Это нормально. Когда мы терпим этого приятеля или его жену, или его знакомого, ну, мы же терпим, потому что он нам дорог и с его недостатками, и с его слабостями, на которые, кстати, мы и ему часто не открываем глаза, не сообщаем об этом. Понимаете, без такой дозы социального лицемерия, которая, на мой взгляд, является обязательным условием существования более-менее бесконфликтного общества, человек не может прожить. Но это не должно быть злонамеренно.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. Вот довольно типичная жалоба человека, не признающего лицемеров, звучит так: «Человек, старше меня по возрасту, ведет себя со мной неискренне, двулично: осыпает меня комплиментами, заглядывает в глаза, — и все ради того, чтобы манипулировать мной в определенных ситуациях». И вопрос психологу: что делать в таких ситуациях? Сказать человеку, что не веришь ему? Вроде бы, глупо… Резко оборвать? Будет конфликт и обида неизбежно. Никак не реагировать? Это, как правило, вызывает еще более активные действия «с той стороны». Как говорится, «вестись» на лесть? Не хочется. Что предпочесть тем, кто сталкивается с откровенным достаточно лицемерием?


Александр Тхостов: Если человек не хочет идти на конфликт, который будет в этом случае… Но иногда нужно идти на конфликт, на самом деле, никто не утверждает, что в жизни не должно быть конфликтов, конфликт – это часть жизни. Мне кажется, что здесь вы не правы. Никак не реагировать – это иногда лучший способ для борьбы с лицемером. Потому что он как раз ждет вашей реакции, он ждет, что вы будете реагировать, что вы будете ожидать от него этих комплиментов, как вы сказали, будете «вестись» на них. Если вы абсолютно нейтральны, вы не реагируете на это, то смысл этого действия исчезает для него. Он понимает, что тот инструмент, который он использует по отношению к вам, а инструмент этот – ваша слабость, это ваш нарциссизм, это ваше желание услышать о себе вещи приятные… Хотя, может быть, даже вы сами знаете, что это не есть истина, но слышать эти вещи очень хочется.


Татьяна Ткачук: Но ведь пассивная реакция с моей стороны в данном случае может человеку дать некую отсроченную надежду. То есть если я не обрываю, если я спокойно реагирую на абсолютно очевидную лесть и абсолютно очевидное лицемерие, то можно потихоньку продолжать меня таким же образом «обрабатывать», рассчитывая, что в нужный момент когда-то ко мне можно будет подойти с каким-то, например, решением вопроса, которое от меня зависит.


Александр Тхостов: Если вы не будете реагировать вообще, мне кажется, на это, то для человека будет сложно ожидать от вас какой-то ответной реакции на какую-то услугу, если он будет ее делать. Ну, никак не реагируете. Человек вам льстит – ну, льстит, это его желание. В конце концов, вы сможете обострить эту ситуацию и ответить как-то тогда, когда он к вам обратится. Но если вам эта лесть кажется слишком грубой и неприятной, вы можете сказать спокойно, не обостряя, мне кажется, этих отношений. Вообще это лишнее – то, что говоришь. Мы можем решать наши проблемы, не используя таких способов. Или такой очень элементарный пример, когда говорят: «А ты что, искренне так думаешь? Ты что, в самом деле так думаешь?»


Татьяна Ткачук: Истинный лицемер, я думаю, на голубом глазу скажет, что «конечно да».


Александр Тхостов: Вы знаете, он рассчитывает на вот такую вашу бессознательную реакцию, что вы в это верите. Понимаете, лицемер всегда рассчитывает на то, что вы в глубине души сами в это верите. Он бьет на ваши слабые точки, кстати, их неплохо ощущая.


Татьяна Ткачук: То есть они неплохие психологи. Спасибо, Александр. И мы примем первый звонок. Владимир Алексеевич из Москвы дозвонился до студии. Здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте. Я буду краток. Я хочу сказать по этому разговору, что вообще лицемерие – это некий реверанс. Мы знаем, что язык дан для того, чтобы скрывать свои мысли. Ведь нельзя, например, говорить то, что ты думаешь порой. А потом умная ложь хуже глупой правды, и иногда лицемерие во благо. Например, мы терпеливо научаем того, кто что-то не понимает, мы терпеливо ему доказываем, в конце концов он понимает – и бывает положительный результат. Мы же его не обзываем дураком и так далее. Так что лицемерие – это некий реверанс. Спасибо.


Татьяна Ткачук: Спасибо. Александр, прошу.


Александр Тхостов: Я думаю, что в этом смысле все было сказано правильно. Это некий реверанс, это некая условность. Но есть одна опасность в этом – до поры до времени. Все-таки человек иногда, и даже не иногда, а довольно часто на самом деле, если мы говорим о человеке взрослом, разумном, ответственном, должен столкнуться с правдой. Если он с ней никогда не столкнется, откуда у него будет правильная оценка того, что на самом деле происходит? Он будет пребывать в полном убеждении, что все прекрасно, что у него изумительное поведение, что он полностью совершенен, идеален, хотя это не так. Откуда у него будет стимул исправляться?


Татьяна Ткачук: Я вас сейчас поставлю в тупик. Предположим, ваш хороший друг нарисовал вам в подарок на день рождения картину, и нарисовал ее чудовищно. И он вам ее вручает, смотри в глаза и говорит: «Ну, как?» И как тут вступит в силу ваша теория о том, что кто-то когда-то человеку должен сказать правду? Будете ли вы этим человеком? Как вывернется из этой ситуации нелицемер?


Александр Тхостов: Я думаю, что если он действительно это сделал, желая мне какое-то удовольствие принести, какой-то подарок на день рождения, конечно, в этот момент я не буду ему объяснять, что этого не стоит делать. Но если – я вам отвечаю сейчас абсолютно искренне – это действительно мой друг, и я вижу, что он абсолютно неадекватно себя оценивает, мало того, он пытается в отношении этого ложного таланта выстроить жизнь, то мой долг на самом деле немножко попытаться приоткрыть ему глаза, объяснив, что не стоит туда идти. Это все равно если какая-то девушка будет говорить: «Я хочу быть оперной певицей». Она же может сломать себе жизнь этим, если ей никто не скажет: «Моя дорогая, у тебя нет слуха, у тебя нет голоса». Это безумно неприятно.


Татьяна Ткачук: То есть вы выбираете компромиссный вариант, вы скажете: «Спасибо тебе, дорогой, за великолепную картину, но, вообще-то, тебе не стоит рисовать». (Смеются)


Александр Тхостов: Нет, я думаю, что я ему отвечу так: «Спасибо, что ты захотел мне удовольствие доставить этим. Знаешь, на самом деле это не твоя самая сильная сторона, у тебя есть более сильные стороны».


Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. Примем еще звонок. Людмила Ивановна из Москвы, здравствуйте.


Слушатель: Добрый день. Вы знаете, очень интересная тема, она меня затронула, задела. Я была очень прямолинейной всю жизнь, и всю жизнь я просто учусь. И, вы знаете, например, хорошая реклама была, там одна сноха своей свекрови что-то говорила про масло и льстила, льстила, а свекровь очень хорошо вышла из положения и сказала: «Ну, лиса! Ох, лиса!» И у них нет ни скандала, ни лицемерия, хотя, казалось бы, оно промелькнуло. И второе. Вот раньше было такое слово «принципы общежития», не важно в какой стране. Для того чтобы мир сохранить, всегда лучше худой мир, чем хорошая война. И люди на лицемерие просто отвечали тоже или шуткой, или как-то еще. И ради того, чтобы сохранить мир в семье, в обществе или на работе, люди терпят лицемерие. И третье, что мне хотелось сказать, у меня была подруга в жизни, и она никак не могла выйти замуж. И я говорю: «Зина, никакой не венец над тобой, а просто у тебя есть пять маленьких недостатков внешних, очень ярких, и мужчинам не нравится. Ты их изживи». И она мне сказала: «Хорошо, я буду стараться». И тут без лицемерия обошлось, и все ради нужного дела. Спасибо.


Татьяна Ткачук: Спасибо вам, Людмила Ивановна. Ну, с подругой вам повезло, что у вас на этой почве отношения не испортились, потому что не каждая женщина переживет пять перечисленных недостатков своей внешности. Видимо, достойная подруга попалась. Александр, по поводу грани между лицемерием и вот таким вот категорическим избеганием конфликтов. Понятно, что лучше как-то сказать свекрови о том, что масло перегорело, иначе тебе грозит всю жизнь, особенно если живешь вместе…


Александр Тхостов: Она же будет думать, что все отлично.


Татьяна Ткачук: Да, что все замечательно. Но, с другой стороны, понятно, что отношения это не улучшит и какой-то «зуб» не тебя нарисуется и затаится в глубине души. Вот как поступать в таких сложных ситуациях с родными людьми, близкими? Вот она со всей душой, а ты чувствуешь, что ты есть это не можешь. Что делать?


Александр Тхостов: Татьяна, я думаю, что рано или поздно все-таки человек должен найти пусть достаточно мягкие, пусть вежливые, пусть спокойные, но способы сказать, в конечном итоге, правду. Потому что если вы хотите всю жизнь есть пережаренное масло… И свекровь делала ведь это из добрых побуждений, и она будет убеждена, что вы обожаете есть пережаренное масло. Откуда она узнает о том, что это не так? Да, человек иногда плохо реагирует на замечания, на то, что он делает не так. Но, в конце концов, это инфантильность, и человек взрослый, нормальный должен реагировать… Скажем так, есть конструктивная критика — это нормальная вещь, и человек должен ее переносить. Вы же объясняете это не тем, что вы не любите свекровь, а вы тоже хотите, что она делала это как можно лучше.

И вот по поводу грани между лицемерием и избеганием конфликта. Лицемерие как негативная форма — это злонамеренное манипулирование, когда вам говорят ложь, что ввести вас в заблуждение и после этого использовать.

Избегание конфликтов — это все-таки такая более мягкая вещь: вы не хотите эксплуатировать данного человека, в данный момент в этой ситуации именно с этим человеком хотели бы не обострять отношения. Татьяна, понимаете, нельзя всю жизнь избегать конфликтов, это невозможно.


Татьяна Ткачук: Потому что назреет и все равно разорвется.


Александр Тхостов: Вот эта же свекровь скажет: «А кто вам мешал сказать, на самом деле, что это пережаренное масло? Я бы давно его не пережаривала».


Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. Примем еще звонок. Из города Королев Валерий Аркадьевич, здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, недоговаривать что-то, говорить неправду, даже долю лжи — это в принципе плохо, неприлично. Поэтому я считаю, что лицемер — это клеймо, которое пачкает человека, и с ним уже просто общаться нельзя. Нельзя недоговаривать, лучше сказать то, что есть на самом деле, дабы человек, если он неглупый, понял правильно. Спасибо.


Татьяна Ткачук: Спасибо. Вот такое категоричное мнение. Не много, на самом деле, людей, которые так относятся к лицемерию, но они встречаются. Прошу, Александр.


Александр Тхостов: Если говорить в конечном таком значении, то, конечно, это мнение правильное. Потому что всегда лучше знать правду, хотя и неприятную, чем обманываться этой ложью. Но, к сожалению, жизнь, в общем, действительно сложная штука. Человек слаб, он не может жить все время в ощущении, что его критикуют в каждый момент и по всякому поводу. Должна быть определенная зона, в которой можно пренебречь, можно быть более терпимым в данном случае. Если речь идет о мелочах, о несущественных вещах, то лицемерие для меня такое представление — как некая социальная смазка, которая должна существовать в обществе, иначе оно будет обречено на сиюминутные, ежедневные и постоянные конфликты. Конечно, их желательно избегать. Но если этим лицемерием, этим «маслом» уже все залито, ничего не работает, — конечно, это тоже плохо.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. Слово – Ольге из Москвы. Здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте. Я хотела вот о чем сказать. Ребенку иногда бывает нужно говорить, наверное, неправду, она ему нужна какая поддержка какая-то. Например, я чувствую, что моему ребенку не хватает моей веры в него. Я ему часто очень говорю то, что я считаю правдой, то есть у меня такое ощущение, что перспективы у него не очень и так далее. Внутреннее ощущение, и это невольно даже, хочу я или не хочу, иногда проскальзывает. Человеку нужно, наверное, чтобы была такая вера.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Ольга. Мы обязательно поговорим о лицемерии в воспитании детей, уместно ли оно.

«Мне кажется, что мы лицемерим на протяжении всей своей сознательной жизни. Это своеобразная социальная адаптация», — пишет на веб-сайт Свободы Анна из США. «Да, но где кончается лицемерие и начинается вежливость, гуманное отношение к слабым и так далее?» — спрашивает Дмитрий из Москвы. «Лучше всего было бы не вводить себя в ситуацию, когда приходится лицемерить», — добавляет Давид Ткач из Иерусалима.

И, Александр, давайте вернемся к звонку слушательницы, которая заговорила о том, насколько уместно лицемерие в воспитании детей. Можно ли и нужно ли рассказывать ребенку о том, что мир вокруг – это сказка. С одной стороны, крушение идеалов вызовет шок. С другой стороны, стоит ли малышу знать истинную гамму цветов окружающего его мира в совсем нежном возрасте?


Александр Тхостов: Если ему все время внушать, что все, что окружает его, это сказка, то каким образом тогда он в конечном итоге столкнется с какой-то элементарной реальностью и увидит, что эта сказка ничему не соответствовала? Он к ней не будет готов никак. Поэтому, желая этому нашему ребенку добра и делая ему сказочную жизнь, мы на самом деле делаем очень плохие условия для него, мы не готовим его к жизни, в которой ему придется жить. Ведь он же не всегда будет маленьким, он в конечном итоге станет большим. А где вот этот момент, в котором он сможет подготовиться?


Татьяна Ткачук: Александр, предположим, у родителей подрастает девочка, которая оказалась не хороша собой. Вот две позиции родителей. Для любого родителя свой ребенок самый лучший, поэтому папа с мамой внушают девочке, что «ты красавица, ты самая-самая» — как следствие некритичное отношение к себе, никаких попыток исправить что-то в своей внешности, и девочка к 12-13 годам вырастает пампушкой, неудачно подстриженной, не так одевается, но сама она убеждена, что она необыкновенно хороша собой. Другой момент, если родители достаточно искренни и откровенны с ребенком, говорят, что «да, с твоей внешностью не все в порядке, но надо работать», — рождается у ребенка комплекс, и он вырастает все-таки с неким комплексом неполноценности. Специально упрощаю ситуацию, беру две такие вот радикально противоположные позиции родительского поведения. Что более верным представляется вам?


Александр Тхостов: Мне кажется, в конечном итоге вторая позиция. Но это не совсем так. У ребенка возникают комплексы, когда он убежден, что за недостатки, которые у него существуют, а недостатки есть у каждого человека, он будет нелюбимым ребенком. То есть любят только совершенных детей — вот если у него в голове будет такое убеждение, то он будет постоянно ожидать поддержки и абсолютно некритично относиться к себе. Можно сказать иначе: «У тебя есть определенные недостатки, которые при усилиях можно поправить, но не все. Внешность — не весь человек. У тебя есть достоинства, которыми ты можешь компенсировать это, — ум, обаяние, талант, работоспособность».


Татьяна Ткачук: А в каком возрасте ребенку можно такие вещи говорить?


Александр Тхостов: Мне кажется, на самом деле, с любого возраста можно говорить, если вы при этом будете все время давать ему понять, что вы любите его такого, какой он есть на самом деле, с его недостатками, с его слабостями, с его достоинствами. Но это не значит, что эти недостатки являются как бы навсегда ему присущими, он имеет возможность их компенсировать. Во всяком случае, многое, что человек может компенсировать.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. Примем звонки. Иван Иванович из Москвы, здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте, уважаемые. Я хотел вам высказать свое мнение. Был такой пример приведен, что если художник дарит свою работу, а она кажется, так сказать, нехороша, и уважаемый профессор сказал, что нужно указать на его ошибки. Извините, может быть, это не очень тактично, но это невежливость просто. Потому что область искусства — это сложнейшая область, и не каждый может понимать в этом.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Иван Иванович, за вашу точку зрения. Я немножко вам напомню о том, что Александр Тхостов говорил не о моменте реакции на подаренную картину, а о случае, если, например, он видит, что близкий друг строит свою жизнь в этом направлении, то есть рассчитывает, может быть, на какие-то персональные выставки, собирается именно эту грань в себе развивать, а оснований для этого объективных никаких не имеет. Тем не менее, Александр, понятно, что если человек не лицемерит никогда, то вежливым его очень трудно будет назвать. Вот та самая правда, которую, как вы сказали, рано или поздно кто-то должен человеку сказать, она обязательно в интерпретации кого-то из наших слушателей будет выглядеть невежливостью. Что вы думаете по этому поводу?


Александр Тхостов: Я думаю, что тотальная вежливость — это тоже абсолютный тупик. Я понимаю, не хочется говорить неприятных вещей человеку, который тебе близок, не хочется делать ему больно, это я прекрасно понимаю. И в данном случае я никогда не скажу, когда человек хочет сделать мне приятное, что это очень плохо. Я скажу это ему, если мне покажется, что он хочет на этом выстроить собственную жизнь. И если я буду знать, что он ожидает моего мнения. Если он им не интересуется, какого черта я буду в это, в конце концов, лезть? Но если я его друг, то у меня есть право высказать мое мнение, у него есть право с ним не согласиться. Если я ему не скажу, ему скажет менее доброжелательный человек.


Татьяна Ткачук: И, может быть, в еще более резкой форме.


Александр Тхостов: Или жизнь скажет. Еще хуже, если ему никто не скажет, а ему скажет жизнь. Когда человек посвятил себя тому, в чем он никогда не мог реализоваться, и обнаружил это на склоне жизни, когда уже нет возможности это исправить, а все вежливо молчали, я не понимаю тогда, в чем заключается эта дружба? Если мы будем говорить, что она заключается в том, что давайте говорить все время комплименты друг другу, — это один подход. Но иногда друг должен говорить неприятные вещи, и услышать неприятные вещи, я не знаю, как вам, Татьяна, но для меня от человека, которому я верю и считаю, что он говорит это из доброжелательных целей, как бы желая мне добра, мне будет легче.


Татьяна Ткачук: Ну, я буду переживать, наверное (вы задали вопрос — как бы я это восприняла), но буду благодарна в душе, конечно, что меня куда-то повернули. Спасибо.

Петербург с нами на связи, Константин, здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте. Мне бы хотелось узнать мнение профессора по такому вопросу. У нас сейчас со всех сторон очень активно пропагандируется западный образ жизни, в основном привычка улыбаться по поводу и без повода. Радио Свобода очень в этом преуспела. Меня интересует такой момент, вот эти вот вопросы «как дела?», когда человека совершенно не интересует, как у тебя дела, вот эти вот улыбки бесконечные… Вот я прихожу в «Макдоналдс» буквально недавно, замученные дети там, и говорю: «Не надоело здороваться и улыбаться?» А она шепотом мне отвечает: «Нас заставляют». Насколько вообще это нужно? Не есть ли это лицемерие и нужно ли это вообще нам? Может быть, они там, в Америке, привыкли, а меня, например, воротит от этого. Спасибо. Мне ваше мнение интересно.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Константин, передаю слово Александру, который послезавтра как раз улетает в эту страну, которая ему хорошо знакома, он там подолгу живет. Прошу вас, Александр.


Александр Тхостов: Скажем так, когда тебе улыбается все время или хамят все время, все-таки я бы выбрал первое, тут не обсуждается. Я согласен в определенной степени, что, например, в США особенно это достигло, мне кажется, некоторого запредельного состояния. Потому что действительно все улыбаются, все вежливые, но за этой улыбкой вообще часто ничего нет. И ты ощущаешь себя очень странно, что ты не понимаешь, как на самом деле к тебе человек относится. Потому что тебе все улыбаются, но если ты вдруг на секундочку поверишь, что за этой улыбкой находится действительно реальное расположение, попытаешься это проверить, то ты можешь столкнуться с очень странной реакцией — удивление, что как это вы приняли вот эту форму вежливости за реальную. Там действительно есть вакуум определенный искренности. Ну, хорошо это или плохо… В конце концов, наверное, это определенные этапы жизни, этапы развития общества.

Я считаю, что у нас иногда более понятно, как к тебе относится человек. Это хорошо, мне кажется, мне здесь легче, мне здесь удобнее, и я понимаю, кто как ко мне относится, потому что вежливость имеет определенную норму. Но когда мне человек вместо того, чтобы улыбаться в «Макдоналдсе» (я же не буду принимать эту улыбку за искреннюю, в конце концов), будет хамить…


Татьяна Ткачук: Я думаю, что здесь во многом еще зависит от ситуации, в которой ты такую дежурную улыбку получаешь. Потому что, предположим, если ты приходишь в банк и тебе нужно произвести некую операцию, я бы, например, предпочла операциониста, который со мной общается, чтобы он в любом случае делал это с улыбкой, независимо от того, что он по поводу меня думает в глубине души.


Александр Тхостов: Татьяна, а вас это и не интересует, вы деньги пришли снимать.


Татьяна Ткачук: Конечно, это чисто деловая ситуация. А вот, скажем, в той же Америке была ситуация со мной, я была там в командировке, и нас вдвоем с фотокорреспондентом поселили на несколько дней в американскую семью — так организаторам поездки было удобнее. И мы ничего не понимали в укладе этого дома, там было очень много детей, очень много комнат, очень сложная система кухни, какой-то прислуги, и периодически мы пытались спросить у хозяев, удобно ли им так, как поступаем мы. Мы на все получали широкие улыбки в ответ и ответы «о’кей». И так до конца мы за три дня, уехав оттуда, и не поняли, создали ли мы какие-то проблемы этим людям, может быть, им было бы удобнее, если бы завтракали на час позже или чтобы мы на час раньше уходили. И это, в общем, оставило ощущение некоторой неловкости, потому что там мы искренне хотели не быть обузой и помехой этим людям…


Александр Тхостов: В тягость не хотели быть.


Татьяна Ткачук: … в тягость, да, но понимали, что получаем служебные абсолютно улыбки в ответ.


Александр Тхостов: Татьяна, вы ощутили вот это очень странное чувство, которое чувствуешь, когда тебе уж все так улыбаются, хотя оснований для этого нет, вот такого вакуума. Я на самом деле начинают теряться, что есть реальность, а что есть нереальность. Как человек нормальный, я понимаю, что не все ко мне относятся хорошо, и это нормально. Удивительно думать, что все бы меня любили. Когда мы находимся в служебной ситуации, когда мы находимся в каких-то сиюминутных обстоятельствах, там это не лицемерие, а это просто правила игры. Я совсем не обязан знать и не хочу знать, как это девушка обслуживающая меня в банке, на самом деле ко мне относится. Извините, мы с ней никогда не увидимся после этого. Но когда это касается людей близких, вот здесь я бы предпочел все-таки знать.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. И Михаил из Москвы, здравствуйте. Слушаем вас.


Слушатель: Здравствуйте. Вот интересно, вы вертитесь вокруг одной и той же проблемы, а у меня такой к вам вопрос. А, собственно говоря, где критерий вот этого выбора между лицемерием злонамеренным и лицемерием во благо. Может ваш психоаналитик сформулировать четко тот критерий, которому надо было бы следовать. Он сам даже попал в такую ситуацию, при которой не может выбрать – и так непонятно, и так непонятно.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Михаил, за вопрос. Александр улыбается и жестом мне показывает, что сейчас сформулирует.


Александр Тхостов: Значит так, давайте все-таки мы скажем вещь абсолютно ясную и правильную, которую не всегда говорят. Не существует простого, единого и единственного рецепта для решения всех жизненных проблем. Если вам скажут когда-нибудь, что «мы знаем такое решение, подходящее ко всем случаям жизни», не верьте. Каждый раз вы вынуждены решать это здесь и сейчас. Мне кажется, отличить очень легко. Злонамеренное – объяснение в самом этот слове. Вас хотят использовать, лицемерием хотят усыпить вашу бдительность, сделать вас более доверчивым, менее подозрительным, менее бдительным, и, как только вы расслабитесь, использовать это себе во благо, а вам во зло. А если это вежливость, то у человека нет такой цели. Он иногда не очень хорошо, может быть, поступает, но он не целенаправленно это делает. И отличить это можно по поведению. Имеется такая вещь у каждого человека, как интуиция.


Татьяна Ткачук: Она у одних развита сильнее, а у других слабее.


Александр Тхостов: К сожалению, единого рецепта нет. И именно потому лицемерие и существует в нашем обществе, что человек попадется в эту ловушку слишком часто.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. А вот совсем неожиданный совет одного из психологов, который я вычитала в Интернете : «Даже не думайте оборвать лицемера! Любое внимание к себе расценивайте как подарок. Ведь человек тратит на вас свое время, свои силы, свои эмоции. Тем же, кто чересчур строго относится к лицемерам, стоит задуматься – быть может, вас постоянно поругивали в детстве и недооценивали в юности, раз вы считаете, что не заслуживаете комплиментов, а за любым комплиментом прячется что-то злонамеренное, какая-то выгода для человека, который вам их делает?»


Александр Тхостов: Татьяна, я не согласен с таким советом. Я считаю, что здесь есть определенное непонимание. Речь не идет о том, что вы считаете, что вы не заслуживаете комплиментов. Каких-то, конечно, заслуживаете, но считать, что вы заслуживаете комплиментов во всех сферах жизни, и все, что вы ни делаете, все идеально, это, значит, на мой взгляд, быть полным идиотом.


Татьяна Ткачук: То есть здесь мерило – это чувство меры.


Александр Тхостов: Конечно. И не обольщайтесь, человек не тратит на вас собственное время и силы, он тратит их на себя на самом деле. А вас он в этот момент использует.


Татьяна Ткачук: Спасибо. Принимаем звонок. Петербург, Александр, здравствуйте.


Слушатель: Добрый день. В отличие от психолога из Интернета, Пушкин более точно сказал: «Тьмы низких истин мне дороже / Нас возвышающий обман. /Оставь герою сердце! Что же / Он будет без него? Тиран!» Это по поводу Наполеона и посещения чумных лазаретов в Египте было сказано. Это действительно та самая формула – «возвышающий обман». Поэтому лицемерие в таком контексте… Господину Тхостову надо знать, сколько поколений художников средней руки, писателей поэтов в советское время прожили в полной уверенности всю жизнь, что они великие, гениальные, все они таланты. В театральной среде я вообще молчу, без этого невозможно. И вот критерий лицемерия и «возвышающего обмана» насколько неразличим, что, по сути дела, без этого просто невозможно. Творческому человеку, во всяком случае, невозможно.


Татьяна Ткачук: Спасибо вам за звонок, Александр. Любопытная точка зрения. Вот лицемеров еще называют двуличными людьми иногда. И я сейчас слушала Александра, и подумала о том, что единственное лицо человека может быть так ужасно, что лучше бы он иногда надевал маску, какое-то другое лицо, чтобы не быть столь неприятным…


Александр Тхостов: Да, и он, зная об этом, именно это обычно и делает интуитивно. А вот по поводу «возвышающего обмана». Понимаете, вещь прекрасная, я бы сам хотел все время испытывать обман возвышающий, и все было бы прекрасно, если бы я ни понимал, что это искреннее заблуждение может привести меня к тому рано или поздно, что я столкнулась с проблемой, когда будет уже поздно, когда я упущу свой шанс или я истрачу мои силы не туда, куда нужно было истратить. Я понимаю, безусловно, что художник, актер нуждается в какой-то поддержке. Но, может быть, он стал бы более счастливым и реализовался лучше, если бы ему вовремя сказали неприятную, но правду. Ее редко говорят. Есть некоторая область искусства, в которой говорят, например, в каких-то училищах, где обучают балету: «Не нужно вам это. Вы обрекаете себя на несчастье, если вы пойдете по этому пути». Жестоко? Жестоко. А что, не жестоко, чтобы человек пребывал всю жизнь в иллюзиях и столкнулся потом когда-то, в конце жизни с нереализованностью?


Татьяна Ткачук: Александр, вот Ларошфуко процитирую (не очень люблю цитаты в программе, но в данном случае кстати), он сказал: «Мы так привыкли притворяться перед другими людьми, что под конец начинаем претворяться перед собой». Вообще сам термин, на ваш взгляд, «лицемерие» можно применить к самому себе, то есть с самим собой можно быть лицемерным?


Александр Тхостов: Да, Таня, легко можно быть лицемерным по отношению к самому себе. И большинство людей… не большинство, это уже такая психоаналитическая оговорка, но большое количество людей являются лицемерными по отношению к самим себе, поскольку они искренне убеждены, что они хотят блага, они хотят как лучше. Это ханжи на самом деле. Это те люди, которые искренне убеждены, что они хотят добра, они делают как лучше, хотя реально преследуют собственные цели и используют людей. Вообще на самом деле «обмануть меня нетрудно, я сам обманываться рад». И человеку часто легче обмануть себя, чем обмануть окружающих.


Татьяна Ткачук: Я подумал, что ханжество – это хорошая тема, мы когда-нибудь с вами обязательно сделаем по ней отдельную программу.

Ленинградская область, Александр Васильевич, здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте. Рассматривая данную ситуацию, я думаю, надо посмотреть, в какой ситуации находится человек. Например, овца находится в стае волков, надевает шкуру волка – это одна ситуация, и здесь правда может быть опасна для жизни. И вторая ситуации – когда волк надевает шкуру овцы, для того чтобы попасть в овчарню. На сегодняшний момент самое страшное то, что овца, находясь какое-то время в стае волков, прибывает назад в свою овчарню – и она продолжает жить по тем же законам, точно так же живет, как жила в стае волков. Вот здесь как раз люди, которые пытаются использовать нас, они и считают именно так, что они живут в стае волков и нужно жить по волчьим законам.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр Васильевич. О неком приспособленчестве, хамелеонстве вы говорите, я так понимаю, когда человек меняет облик в зависимости от ситуации.


Александр Тхостов: Лицемерие как способ выживания.


Татьяна Ткачук: Как способ выживания, но если это в физическом смысле слова, тогда, может быть, это…


Александр Тхостов: И в моральном иногда бывает, действительно, когда вы оказываетесь в окружении недоброжелательных к вам людей, и у вас недостаточно сил в этот момент. Человек не всегда силен, и не каждый может всем противостоять. И лицемерие имеет, в том числе, адаптивные функции, помогающие для выживания. Но, понимаете, помогающие. Когда это становится единственным способом существования, на мой взгляд, это крах. И общество, живущее все время по законам лицемерия, оно в конечном итоге обречено, поскольку оно утрачивает ориентиры. Понимаете, если все неправда, если все может оказаться ложью, если нас окружают муляжи на самом деле, то как я могу себя ощущать в этом мире? Может быть, это не стена, он упадет, может быть, это не кофе, а это яд на самом деле. Где истина? То есть определенная доза для существования человека должна быть все время.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. Владимир из Московской области, здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте. Александр, объясните, пожалуйста, лицемерие на уровне государства, президента, парламента или чиновников – ведь за этим лицемерием стоят судьбы людей, судьбы отдельных государств.


Александр Тхостов: Да, я объясню. Это одна из самых сложных вещей. И я думаю, что мы не успеем полностью ответить, но можно отдельно поговорить. Мне кажется, что это одна из самых опасных форм лицемерия на самом деле, потому что лицемерие государственных деятелей, чиновников – людей, которые принимают на себя достаточно большую долю ответственности.


Татьяна Ткачук: На уровне предвыборных обещаний это очень хорошо и легко проследить.


Александр Тхостов: Да, на уровне предвыборных обещаний, и когда они потом не исполняются, то у человека исчезает полностью доверие к власти как таковой. Он оказывается в такой ситуации, когда ему кажется, что тогда все могут обмануть. И тогда как я должен жить в этом мире? Каждый за себя, как в стае волков? Это самая, на мой взгляд, опасная форма лицемерия.


Татьяна Ткачук: И один из самых ярких примеров злонамеренности.


Александр Тхостов: Злонамеренности, потому что хотят получить ваши голоса – и в этот момент вам обещают все. Но тогда вы вообще никому не поверите. Это серьезнейшая вещь.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. Еще звонок примем. Из Петербурга Людмила Алексеевна, здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте. Я хочу обратиться к Александру по поводу этой злосчастной картины.


Татьяна Ткачук: Как зацепил всех этот пример! Прошу вас.


Слушатель: Вы знаете, мне показалось, что Александр немножечко не так ее понял. Его друг нарисовал в этой картине, он не мог, видимо, выразить словами свое мнение о нем, и он выразил свое отношение к нему, к Александру. Я так вот поняла. А Александр, хоть он и психолог, он это не понял. Он счел, что это у него недостаток в художестве.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Людмила Алексеевна. Я вам просто напомню, что ситуация была смоделирована мною, у Александра не существует друга-художника…


Александр Тхостов: Он есть, но… (Смеется)


Татьяна Ткачук: … пришедшего к нему на день рождения с ужасным рисунком. Тем не менее, Александр, прошу.


Александр Тхостов: Еще раз, нет, конечно, если я рассматриваю этот подарок как попытку человека сделать мне приятное, все нормально, нет никаких проблем. Речь шла о другом. Если я вижу, что мой друг пытается после того, как он нарисовал мне на день рождения эту картину, стать художником и выстроить свою жизнь в расчете на то, что это принесет ему славу, деньги и успех, а я вижу, что это не так или убежден, и надеюсь, что он меня выслушает, я все-таки скажу мое мнение.


Татьяна Ткачук: Не буду лицемером, а скажу то, что есть.


Александр Тхостов: Не буду лицемерить, хотя это может быть и жестоко. Но в этом и состоит дружба.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. К сожалению, наше эфирное время подошло к концу. Наверное, если лицемером движет злонамеренность, то оправдать его невозможно ничем. В других же случаях прежде, чем осуждать лицемера однозначно и лицемерие, как качество вообще, стоит подумать: всегда ли хороша та правда-матка, которую мы высказываем в глаза?


Почему люди лицемерят — Моя тема

Автор WomanHit.ru, журналист и автор двух книг Владислава Макарчук, — о том, как часто мы боимся быть не так понятыми и остаться в одиночестве

Владислава Макарчук

23 мая 2017 17:16

Владислава Макарчук — о причинах лицемерия

Фото: личный архив автора

Дело в том, что современное общество слишком податливо веянию моды, и поэтому очень часто человек меняет свое мнение в зависимости от того, как к конкретной ситуации в данный момент относится общество. Почему-то люди не спешат разобраться в предпосылках и причинах того или иного действия, но обязательно осуждают результат произошедшего. Приведу простой пример. На днях мы с подругой ездили отдыхать на природу и выпили бутылочку вина, сняв забавное видео, которое включало танцы, крымские виды и непосредственно злополучное вино. Смонтированное видео было выставлено в Интернет и опубликовано в одной из групп социальной сети «Вконтакте». И что вы думаете заметили люди: красивую природу или забавные танцы? Правильно, только двух «непристойных дам, которые даже не потрудились убрать за собой мусор».

И как тут докажешь диванным критикам, что большая часть видео снималась еще до момента открытия вина, а остатки трапезы были спрятаны в рюкзак? А никак, поскольку общество любит высказывать свое «фу», тем самым показывая, что оно как бы лучше тебя. Но мы же все понимаем, что мало кто сейчас не грешит бокалом вина! А о мусоре я и подавно молчу: каждый раз, гуляя по городу или выезжая за его приделы, диву даюсь, где живут все те защитники природы из социальных сетей, если то там, то здесь валяются обертки да бутылки? Лицемерно — отзываться плохо о том, что ты делаешь сам.

А разве не лицемерие, как минимум, по отношению к себе, слепо следовать модным направлениям, отказываясь от личных предпочтений? Я соглашусь с тем, что человек — существо стадное и ему всегда хочется быть частью чего-то большего. Наверное, поэтому он и «вступает» в своего рода «секты» («вегетарианцы», «качки», «модные критики»), а чтобы об этом знали окружающие (мол, я не одинок, я тоже в стаде!) — кричит на всю глотку и спешит с кем-то зацепиться, отстаивая личное мнение (ну, в смысле мнение «секты»). Наверное, таким образом мы доказываем собственную значимость.

Что касается темы лицемерия в отношениях между людьми, то тут, на мой взгляд, остается только обнять и плакать. Никогда не понимала одного: зачем общаться с людьми, которые не нравятся, и зачем лицемерить с теми, кто нравится? Ясное дело, что бывают разные ситуации, и часто приходится пересекаться с теми, кого видеть хотелось бы еще реже, чем никогда, но это не повод для лицемерия. И речь даже не о том, что это плохо… Сколько же, наверное, тратится энергии на попытки изобразить хорошее отношение, при том что внутри все взрывается. К тому же, рано или поздно даже самый наивный человек осознает, что вокруг него крутится лицемер, и ничего, кроме отвращения, он к нему испытывать уже не сможет. Доверие ведь потерять очень просто, а восстановить крайне трудно. Так зачем лицемерить? А я попытаюсь ответить.

Виной тому, что все мы где-то в душе лицемеры, является страх. Мы боимся, что от нас отвернутся, не примут, боимся быть не так понятыми, остаться одни, в конце концов. А еще мы боимся, что кто-то узнает о наших чувствах, потому что в современном мире слишком модно быть независимым и самодостаточным. Помимо этого, каждый мечтает быть лучше, чем он есть на самом деле (если вы не идиот, конечно). А поскольку лицемерным людям не свойственно проявление личного мнения, они стремятся угодить своими суждениями окружающим, тем самым надеясь, что станут лучше в их глазах. Но это так не работает, честно вам говорю.

Больше остального меня пугает лицемерие тем, что в итоге оно заставляет человека надеть «маску» и делать не то, что он считает нужным, а то, что, по его мнению, хочет видеть общество. Такими людьми очень легко управлять и это действительно страшно, ведь история может рассказать множество примеров, когда подобное поведение служило плохую службу.

Фактически лицемер предает самого себя. То есть лицемерие — это самообман, который ведет в никуда; это что-то вроде вредной привычки, которая будто бы на короткое время облегчает жизнь в обществе, но в итоге ни к чему хорошему не приводит.

Представляете, насколько было бы проще, разучись люди лицемерить? Ну да, получил бы кто-то несколько раз по лицу за неподобающее мнение о ком-то, или же некоторые потеряли бы работу… Но по факту все что ни делается, все к лучшему! Если так разобраться, то люди лицемерят ведь не от хорошей жизни. Почему бы тогда не распрощаться со всем и всеми, кто не нравится, и не заняться тем, что доставляет удовольствие? Человек сам себя загоняет в угол, а потом не может из него выбраться, из-за чего начинает совершать плохие вещи. Это от страха, от безысходности.

Конечно, если вы враз перестанете лицемерить — это не решит всех проблем, но вам станет существенно легче. Это как будто вы идете в гору с тяжелым рюкзаком: если сбросить рюкзак, на вершину все равно придется подниматься, но уже будет значительно легче. В конце концов, жизнь — короткая штука, и как-то глупо тратить ее на притворство.

Лицемерие — что это такое? Определение, значение, перевод

Лицемерие это человеческий порок, выражающийся в умении «менять маски», то есть приспосабливаться к ситуации, подстраивать своё поведение под разных людей, в зависимости от их чина, пола, достатка или общественной значимости. Слово «лицемерие» содержит в себе «лицо» и «меру». Лицемер сначала проводит «измерение» собеседника, и уже по его результатам начинает строить с ним общение.

С точки зрения психологии лицемерие не является пороком или грехом. Подстраиваться под ситуацию и менять своё поведение в зависимости от того, кто перед тобой, рядовой или генерал, для человека вполне естественно: это часть ролевой модели общественного поведения, которая сидит у каждого из нас в голове. Мы меняем своё обличье в зависимости от собеседника, и наш мозг привычен и обучен к этой смене масок.

Пожалуй, самым ярким литературным произведением, высмеивающим лицемерие, является рассказ Антона Чехова «Хамелеон».



Вы узнали, откуда произошло слово Лицемерие, его объяснение простыми словами, перевод, происхождение и смысл.
Пожалуйста, поделитесь ссылкой «Что такое Лицемерие?» с друзьями:

И не забудьте подписаться на самый интересный паблик ВКонтакте!

 



Лицемерие это человеческий порок, выражающийся в умении «менять маски», то есть приспосабливаться к ситуации, подстраивать своё поведение под разных людей, в зависимости от их чина, пола, достатка или общественной значимости. Слово «лицемерие» содержит в себе «лицо» и «меру». Лицемер сначала проводит «измерение» собеседника, и уже по его результатам начинает строить с ним общение.

С точки зрения психологии лицемерие не является пороком или грехом. Подстраиваться под ситуацию и менять своё поведение в зависимости от того, кто перед тобой, рядовой или генерал, для человека вполне естественно: это часть ролевой модели общественного поведения, которая сидит у каждого из нас в голове. Мы меняем своё обличье в зависимости от собеседника, и наш мозг привычен и обучен к этой смене масок.

Пожалуй, самым ярким литературным произведением, высмеивающим лицемерие, является рассказ Антона Чехова «Хамелеон».

И кто здесь лицемер? | Nebolshoy Театр

«Притворство сплачивает воедино тех, кто связан круговой порукой лицемерия». Это не я сказала. Это господин Жан-Батист Мольер. Тот самый, что 350 лет назад при­думал героя по имени Тартюф и написал о нем пьесу, которая жива до сих пор и, как ни странно, выглядит абсолютно свежей. Впрочем, не странно. В чем меня вполне убедил новый спектакль NEBOLSHOГО теа­тра «Тартюф, или Обманщик».

Вы думаете, классика такого возраста может быть скучной и несовременной? Ага. Перечитайте Мольера. Ну или хотя бы при­помните: кто у нас символ лицемерия и хан­жества? Именно Тартюф. Проще говоря, вру, притворяюсь душкой, практически святым, обманываю (сознательно!) всех вокруг, и все только во имя личной корысти. Сладко есть, мягко спать, срубить на халяву денег… Вы правда считаете, что все это несовременно?!

Вот так и получилось, что одна из лучших комедий Мольера, как настоящая классика, оказалась вне времени. Притом главные герои и их пороки не то чтобы трансформи­ровались, а, я бы сказала, приспособились и расцвели в гуще иных времен. И от этого стали еще более яркими, мерзкими и… понят­ными. Как в спектакле, который поставила ре­жиссер Марина Корнева. Она сумела сделать главное: донести до нас истины о грехе и зле, не впадая в дидактику (которая сопровождает многие классические постановки), выбрав жанр (режиссер обозначила его как эксцен­трическая комедия), нисколько не диссони­рующий с Мольером, но более увлекающий современного зрителя. Да-да, для нынешней публики надо изобретать язык, помогающий донести мысли, чувства, эмоции драматурга. Марине Корневой это удается с блеском.

Не побоюсь быть пристрастной. Мне в этом спектакле понравилось все, что я обозначила бы словами «потрясающее хулиганство»! Смело взялись поставить «Тартюфа» в такой ослепительно-театральной форме, что не хо­чется копаться-разбираться (Мольер – не Мо­льер?), а хочется восторгаться и наслаждаться (да, конечно, Мольер!). И впитывать каждую минуту этого действа, лишь после спектакля задумавшись, а ведь не так все просто…

Здесь я, наверное, должна напомнить, что же, собственно говоря, происходит в пьесе. Мне это скучно. Прочитайте или вспомните сами. Отмечу отличную находку: в пьесе не очень понятно, как же сластолюбивый лжеправедник попадает в богатый дом Ор­гона. А тут он просто помог ему наловить рыбы! Очень по-мужски… И вот уже Тартюф – лучший друг, входит в родовитую семью и продолжает зомбировать его главу. В чем и преуспева­ет – тот выго­няет из дома сына, отдает пришельцу за­муж дочь, переписывает на него дом и даже доверя­ет секретные бумаги.

Марина Корнева не стала «изо­бретать» каких-то мольеровских декораций. Они (блестящая находка!) – бумажные. Они выглядят не то чтобы солид­но, но прочно. И ты веришь в их реальность, как верим мы в то, что нас окружает. А потом оказывается, что все вокруг иллюзорно. Ког­да душа разрывается от негодования, можно пройти сквозь стену. Или достать одним ударом через дверь вожделенную бутылочку. Или, застукав жену Эльмиру и того самого Тартюфа в момент прелюбодеяния, про­биться сквозь стенку стола. Как обыгрывают актеры эти бумажные декорации – отдельная история, которую надо видеть. Но они так работают на общую конструкцию спектакля, что просто удивительно.

Вы знаете, как играли Мольера три века назад? Я тоже не очень в курсе. Но здесь – никаких костюмов а-ля XVII век. Костюмы героев не просто забавны и причудливы. Они – намек. Нам не рассказывают «историю из жизни». Нет-нет, на сцене – клоуны, шуты из балагана, притворщики, комедианты. И их костюмы подчеркивают абсурдность и гадостность наших пороков. Но при этом фантастические наряды прикрывают и обна­жают такие реальные грехи… И вспоминаешь песню Юлия Кима: «Брызнет сердце то ли кровью, то ли тертою морковью». На сцене вроде бы «морковь». А сердце обливается кровью – ну почему мы так живем?!

Под стать декорациям и костюмам – ак­терская пластика. То ли люди, то ли куклы. И танцевальные номера не вставные – это тоже часть балаганного действа. А по-другому нельзя. А по-другому неинтересно. Кстати, вы ни разу не видели, как танцует Тартюф, в смысле Николай Авдеев? Я вам сочувствую.

Не могу не сказать: перечитала пьесу Мольера. Простой сюжет. Понятные герои. Ханжа и лицемер Тартюф. Доверчивый до глупости Оргон. Красавица Эльмира. Их дети со своими любовными переживаниями. Но выяснилось, что из этой простоты можно сделать шикарное действо, праздник. Разве не за этим мы ходим в NEBOLSHOЙ?

Но праздник «обеспечивают» актеры. Нет такого спектакля (думала я), в котором мне понравились бы все артисты. Теперь есть. «Тартюф» называется. Конечно, нет мо­льеровского спектакля без Тартюфа. Поначалу показалось: Николай Авдеев играет всего лишь обая­тельного мошенника, пройдо­ху. И как такому можно не «от­даться»? А потом появляется в его игре некий демонизм, которому так трудно сопротивляться. И становится страш­новато, и становится грустно от некой бес­помощности пред этим явлением.

Роскошная Эльмира – Александра Федоро­ва, не так проста, как думает супруг. Кажется, что Эльмира не изображает страсть, а вполне готова… А ее темпераменту можно только позавидовать, такая всего добьется. Любой ценой. Марианна – дочь Оргона – в пьесе не имеет таких выигрышных эпизодов, как Эльмира. Но Мария Солоднева «привязала» к себе одной их первых сцен. Отец объявляет, что отдает ее замуж за Тартюфа. А она не­сколько минут рыдает так, что зал заходится от смеха. Хитроумна, забавна, темперамент­на Екатерина Попова в роли служанки Дори­ны – попробуй ей сопротивляться. Ее «идей по спасению» хватит на несколько семейств. Но в какой-то момент закрадывается сомне­ние: хорошенькая служанка явно думает не о судьбе хозяев. Ей не хочется перемен.

И, наконец, Оргон – Артемий Курчатов. Ну, всем же понятно, что нельзя верить этому Тартюфу! И непонятно, почему ему верит Оргон. Но Курчатов живет на сцене так, что веришь: вот такой богатый идиот мог под­даться на лесть, сладкие речи, святошные призывы. В определенный момент Тартюф Авдеева даже не мимикрирует. Он просто становится самим собой. Но Оргон Курчатова ничего уже не замечает, хоть и поют ему в уши почти хором про этого «подлеца». Или не хо­чет слышать? И кто здесь лицемер? Круговая порука притворства…

В спектакле Марины Корневой – ярком, фонтанирующем, брызжущем, заворажи­вающем ритмом, атмосферой, эмоциями – виноваты все. И Тартюф, и семейство Оргона. В этом загадка пьесы и спектакля NEBOLSHOГО. Посмеялись, получили удовольствие? Подумайте.

За последние годы Тартюфа ставили в московских «Ленкоме» и Театре на Малой Бронной. Пьеса-то будоражит, те­ребит, беспокоит и… успокаивает. Не со­всем, простите, скурвился мир именно в наше время. Все вечно. Все было. Все повторяется. А жаль…

И пусть ставят. Так, как это сделала Марина Корнева в NEBOLSHOМ. Чтобы посмеяться, очиститься, подумать. А еще влюбиться – в Его Величество Театр, где веками нам говорят о наших соблазнах, грехах, заблуждениях, пороках. В надежде, что мы станем лучше.

Кстати, авторы спектакля в финале пока­зали видеоряд: после отбытия в тюремной камере Тартюф – в солидном костюме среди солидных людей – чиновников, государственных мужей. Ну правильно. Тартюфы всегда находят других Оргонов. Тех, что напоят, накормят, деньгами снаб­дят. Порок не наказан – добродетель не торжествует. А вы сомневались?.. Не зря же герой Мольера сказал: «Все думают, что я – безгрешная душа, А правда то, что я не стою ни гроша».

Татьяна АЛЬФОНСКАЯ

Расплата за вековое лицемерие — РТ на русском

Анна Шафран

Телерадиоведущая

Лицемерие британской королевской семьи — это традиция, а мало что Британия так чтит, как свои традиции. Привычка провозглашать одни ценности, а практиковать другие возникла у них ещё в Средние века. С одной стороны — закон един для всех, включая короля, а с другой — полное бесправие тех, у кого нет достаточного количества денег, чтобы нанять себе адвоката. И это у англосаксов часто встречающаяся ситуация, не только в Британии, но и в бывших колониях: США, Канаде, Австралии. Да и не только у англосаксов, а у аристократов в целом, по всему миру, где их не уничтожила, как у нас, революция. Ни для кого не секрет, что это крайне закрытая и консервативная социальная группа, на которую в самой меньшей степени влияют веяния моды и времени. Даже если на словах они декларируют другое.

Также по теме

«Фирма» играет активную роль в распространении лжи о нас»: о чём Меган Маркл рассказала в интервью Опре Уинфри

Меган Маркл и принц Гарри дали большое интервью американской телеведущей Опре Уинфри. В двухчасовой беседе они порассуждали о…

В общем, джентльмен к западу от Нила не отвечает за действия джентльмена к востоку от Нила, и наоборот тоже. С одной стороны — столетиями культивируют гомосексуализм в закрытых аристократических школах, а с другой — сажают за него в тюрьму и проводят химическую кастрацию. Британия есть Британия. 

Королевскую семью обвинили в расизме — но это же чистая правда. Это полностью соответствует действительности, какие бы попытки оправдаться они и сочувствующие им граждане ни предпринимали. Да, британцы и их королева по-прежнему несут бремя белого человека, что бы ни декларировали.

Это, к слову, частая ситуация, когда чужаков встречают неприветливо. Тут дело даже не в расизме, а в инстинктивном неприятии «не своих», чужаков. «Не свой» может быть преимущественно не по расовому или национальному признаку, но и по социальному. Кстати, напомню, что рабов англичане покупали у туземных вождей, с которыми вели себя крайне вежливо. У вас товар — у нас купец, и всё такое.

Основная причина, по которой королевская семья не приняла Меган Маркл, — это то, что разведённая, то есть «девушка с историей», что совсем не комильфо для членов правящих династий. Из неблагополучной, неправильной семьи — отец и мать тоже разведённые. Актриса — это занятие не очень соответствующее статусу супруги принца. Ну и уж плюс ко всему мулатка. Тут целый букет из неудобств, даже при повышенной лояльности британской монархии в XXI веке.

В принципе, в этом в очередной раз вскрытом гнезде лицемерия не было бы ничего нового и шокирующего, если бы не одно большое но. Мир действительно изменился. Без попыток выстраивания «новой реальности» и активного участия королевской семьи в этом предприятии (мы помним заявления о трудностях ковидного времени наследного принца Чарльза), без поддержки новой морали, включающей в себя непременную инклюзивность, когда роль Анны Болейн в кино исполняет негритянка, а старейший Университет Лестера исключает из своей программы произведения английской литературы раннего и позднего Средневековья ввиду неправильного взгляда в этих текстах на расовое сексуальное разнообразие, и вопросов к королевской семье было бы не так много, и претензии были бы не такими серьёзными.

Но, как говорят у нас в России: назвался груздем — полезай в кузов. Если вы, королевская семья, провозгласили борьбу с расизмом с яростью революционного пролетариата, получайте плоды и возврат бумеранга. Либо надо лучше прятаться, либо не бежать впереди паровоза. 

Потому что так не бывает, чтобы ты формулировал идеи и продвигал их в широкие народные массы, а сам жил как-то иначе. Получай всё сполна, лицемерие здесь метафизически не пройдёт. В какой-то степени мы наблюдаем сегодня действие Божьего промысла на примере событий с британской монархией. Ну и безусловно, за годы беспощадного колониализма с непрерывным грабежом подконтрольных стран, за пиратство и интриги в конечном итоге приходится платить. 

Сначала вы их грабили, теперь они пришли к вам. Сила действия равна силе противодействия. 

Причём давайте не будем упускать всей сложности и хитросплетений разворачивающихся событий. Куда фактически бежали «бедняжки» Гарри и Меган от диктата, контроля и лицемерия королевской семьи? Где нашли укрытие и «понимание», а также средства к существованию? В США. «Союзнички» опять прислали британцам чёрную метку. Всё, мол, теперь и вы, целая правящая королевская династия, у нас на крючке, будете неправильно себя вести, кто знает, что ещё могут рассказать впоследствии Гарри и Меган. Такие вот «добрые» отношения ближайших партнёров. Пересмотрите фильм «Реальная любовь» — там эта национальная психотравма британцев показана во всей красе: только в рождественской киносказке британский премьер может возвысить голос против американского президента, в реальной жизни это невозможно. 

Нам, русским, понять такое, конечно, сложно. У нас любить — так любить, ненавидеть — так ненавидеть. И к слову, мультикультурализм и дружба народов, как бы это ни «нравилось» нашим западным партнёрам, — это наше ноу-хау и наша традиция, успешно воплощённая в жизнь века назад — ещё со времен Российской империи, через Советский Союз и до сегодняшнего дня мы живём в том самом мирном разнообразии, которое европейцам и американцам и не снилось. От Тувы, Башкирии, Татарстана до Дагестана, Чечни и прочих регионов России. Лицемерие у нас не приживается. И слава богу.

Пусть они теперь сами разбираются с делами, которые сами и наворотили. А мы посмотрим. Может, даже что-то посоветуем, если попросят. Но они не попросят. Что ж — сами виноваты.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Определение лицемерия от Merriam-Webster

hy · poc · ri · sy | \ привет-ˈpä-krə-sē также привет- \

1 : притворяться тем, кем не являешься, или верить в то, что не веришь. : поведение, которое противоречит тому, во что, как утверждается, веришь или чувствуешь. Его лицемерие наконец раскрылось после публикации его личных писем.особенно : ложное предположение о видимости добродетели или религии наша общепринятая мораль часто служит прикрытием для лицемерия и эгоизма — Люциус Гарвин

2 : акт или случай лицемерия острое понимание своих родителей лицемерие

Лицемерие | Philosophy Talk

Эпизод этой недели о лицемерии.Конечно, вокруг много лицемерия, особенно в политике. Но насколько это плохо? Это просто необходимое зло для эффективного политика? Или это действительно один из самых ужасных пороков?

Полагаю, нам следует начать с попытки понять, что такое лицемерие. Слово «лицемерие» происходит от греческого слова, означающего «играть в театральной роли». Итак, мы могли бы начать с:

Лицемер — это тот, кто притворяется тем, кем он не является.

Это определение, вероятно, подходит для многих случаев, но я не думаю, что оно совсем верное.Представьте себе отважного аболициониста до Гражданской войны, который отправляется на юг, где он притворяется старым добрым мальчиком, чтобы заполучить рабов и переправить их на север. Он притворяется тем, кем он не является; а вы бы назвали такого героя лицемером ? Это зависит от его мотивов и от того, считает ли он, что ему следует, иметь те ценности, которые он притворяется. Наш отважный аболиционист, конечно, никогда не думает, что он должен, принять ценности рабовладельцев, поэтому он , а не лицемер.Итак, вот вторая попытка.

Лицемер — это тот, кто притворяется тем, кем он не является, и знает, что это не так, но думает, что должен им быть.

А теперь представьте другого персонажа, парня, который добровольно работает в столовой. Его мотив — не кормление бедных; он не заботится о бедных. Более того, он даже не думает, что ему следует заботиться о бедных; он считает такие качества слабыми и недостойными. Он работает волонтером, чтобы встречаться с уязвимыми женщинами, которыми он может воспользоваться.Как и наш отважный аболиционист, он не верит в те ценности, которые претендует на то, чтобы кормить бедных. Если мы думаем, что этот парень лицемер, нам нужно новое определение. Пожалуй, стоит просто сказать, что этот парень cad . И хам, и лицемер действуют из плохих побуждений, притворяясь, что у них хорошие мотивы. Но парень даже не осознает, что мотивы, которые он притворяется, лучше, чем те, которые у него есть на самом деле.

Итак, давайте вернемся к вопросу о том, если лицемерие в некоторых ситуациях является плохой чертой, насколько оно плохо? В некоторых ситуациях является ли лицемерие правильным поступком? В частности, часто ли это происходит с политикой?

Рассмотрим двух политиков, которые делают вид, что беспокоятся о судьбе бедных, чтобы получить голоса.Один из них считает, что было бы глупо — даже аморально — беспокоиться о бедных. По нашему определению, этот политик — лжец и подлец, но он не лицемер. Другой тоже не очень заботится о бедных, но, допустим, он думает, что был бы лучше, если бы так делал. Итак, он — это лицемер, но я бы предпочел его первому, потому что, по крайней мере, есть некоторая вероятность, что чувства , которые он, как он пытается, испытывает, в конечном итоге возьмут верх.

Можно подумать, что слово «лицемер» не совсем подходит для второго человека.Похоже, он просто страдает слабостью воли. Он думает, что ему следует, , заботиться о бедственном положении бедных, и он даже на словах поддерживает это дело, но он слишком слаб или эгоистичен, чтобы на самом деле что-то с этим делать.

Но вот принципиальное отличие: его словесное служение делу — это именно то, что делает его лицемером. Если бы это было просто слабостью воли, он мог бы признать, что ему следовало бы делать больше для помощи бедным, чем он делает на самом деле. Но вместо этого он делает вид, что что-то с этим делает, хотя на самом деле знает, что это не так.Итак, он лицемер и, как большинство лицемеров, безвольный.

Лицемерие — это хорошо для политика? Что ж, возможно, мы должны согласиться с тем, что быть таким лицемером на лучше, чем , чем быть подлецом и лжецом. Слабая похвала, конечно. Но есть ли способ избежать этого в мире политики? Для успеха в политике нужно набрать больше голосов, чем у оппонента. Разве лицемер не всегда имеет преимущество в этом деле?


Фотография Jametlene Reskp на Unsplash

Определение для изучающих английский язык из Словаря учащихся Merriam-Webster

лицемерие / hɪˈpɑːkrəsi / имя существительное

множественное число лицемерие

множественное число лицемерие

Определение ИПОКРИЗИИ учащимися

неодобрительно

: поведение людей, которые делают то, что они говорят другим людям не делать : поведение, которое не согласуется с тем, во что кто-то утверждает, что верит или чувствует

[noncount]

  • Когда его частные письма были обнародованы, они раскрыли его лицемерие .

  • лицемерие людей, которые говорят одно, а делают другое

[считать]

Мнение | Лицемерие имеет свои достоинства

Нам нужно быть осторожными, иначе мы вытесним наших лучших лицемеров из общественной жизни.

Я не шучу. Как бы мы ни любили осуждать все формы лицемерия, все формы морально не эквивалентны. Хороший лицемер верит в ценности, которые он исповедует, но слишком слаб, чтобы им соответствовать. Он грешит. Ему жаль. Он может грешить снова и снова, но каждый раз будет сожалеть. Плохой лицемер на словах придерживается ряда принципов, но не верит ни единому слову из того, что он говорит. Чем чаще ему удается избежать наказания за нарушение самопровозглашенных правил, тем больше он получает удовольствия.

Образцом хорошего лицемера в политике является Уильям Э. Гладстон, британский премьер-министр XIX века, набожный англиканец и страстный сторонник нравственности. Гладстона восхищались смелыми ночными прогулками, во время которых он призывал лондонских проституток Вест-Энда исправиться. Только в середине 20 века, когда дневники Гладстона были наконец опубликованы, стало ясно, что его интерес к этим женщинам выходит далеко за рамки их проповеди. Он приходил домой с экскурсий и хлестал себя в наказание за ложь, которой он жил.

Гладстон соответствует определению лицемера. Он также соответствует определению порядочного и беспокойного человека. Он написал в своем дневнике, что его сексуальное лицемерие было «главным бременем моей души».

Плохой лицемер — это кто-то вроде сенатора Джозефа Маккарти, чья кампания за порядочность, религию и спасение американской демократии была построена на убийстве персонажей. . Маккарти солгал с огоньком в глазах и почти осмеливался репортерам разоблачить его, зная, что они никогда не сделают этого.Это тот лицемер, о котором нам действительно нужно беспокоиться.

Проблема, конечно, в том, что мы часто не можем быть уверены, с какой разновидностью лицемерия мы имеем дело. Большинство публичных деятелей, уличенных во лжи, приводят, по крайней мере, наполовину убедительные доводы, что они искренне сожалеют и никогда не сделают этого снова, и у нас есть несколько вариантов, кроме как принять их за чистую монету.

Тем не менее, нам не помешало бы серьезно подумать над этим вопросом о лицемерии. Лицемерное поведение общественных деятелей было своего рода подтекстом американской жизни в последние пару десятилетий или около того, от прелюбодейных президентов до двукратных евангелистов.Теперь у нас есть случай, который трудно игнорировать: Джесси Джексон, министр и лидер гражданских прав, выступавший против незаконнорожденности, недавно признал, что он сам является отцом незаконнорожденного ребенка.

Очень важно, что мы со всем этим решим делать. Сорок лет назад в Америке мы более или менее знали, что мы думаем о лицемерии — мы принимали определенную часть его как плату за обладание ценностями. В обществе с четкими моральными стандартами было самоочевидно, что некоторым претендентам на моральное лидерство будет трудно практиковать проповедуемые ими добродетели.

Таким образом, практически в каждой общине страны были священники, нарушившие обет безбрачия, или трибуны семейных ценностей, которые заперли своих секретарей на офисном диване, или защитники воздержания, которые были частными алкоголиками. В обществе сложился грубый консенсус относительно того, как решать эти проблемы: молчать. Принято считать, что большинство преступников были людьми из лучших побуждений, нарушившими правила по слабости, а не из жестокости или цинизма. Чувствовалось, что чем меньше обо всем этом будет сказано, тем лучше будет всем.

Сегодня, во время гораздо большей откровенности и открытости, у нас действительно нет такой возможности. Мы не принимаем идею скрыть лицемерие под ковриком. Мы относимся к этому как к честной игре для всеобщего внимания, в газетах и ​​повсюду. И подавляющее большинство из нас считает, что мы более здоровое общество, потому что делаем это.

Но откровенный подход к лицемерию имеет и негативные последствия. После постоянной бомбардировки этих дел мы начинаем допрашивать не только нарушителей, но и сами правила.Если кажется, что все так поступают, если таблоиды супермаркетов правы относительно лицемерного поведения практически каждого публичного деятеля, о котором мы слышали, то можно только сделать вывод, что рассматриваемые добродетели — честность, верность, последовательность — сами по себе являются чем-то притворства.

В частности, становится трудно передать эти добродетели своим детям. Когда обычные политические кампании состоят, как это было в последнее время, из кандидатов, называющих друг друга лжецами, трудно доказать следующему поколению, что честность — это главное достоинство в общественной жизни и что несколько жалких негодяев слишком слабы, чтобы понять ее стриктуры.Гораздо более вероятно, что дети вырастут, веря, что все это игра, что правила существуют только для демонстрации и что каждый волен их нарушать.

И любой, у кого есть пятно досадной непоследовательности в ее послужном списке — от сексуального проступка до найма нелегальной няни — будет мудро держаться подальше от государственной службы, чтобы не рисковать общественным позором. В конечном итоге это очищает нашу политическую систему от многих негодяев. Но это также отталкивает лучший класс лицемеров, порядочных и благонамеренных, но с несколькими существенными ошибками, о которых они предпочли бы не читать в утренних газетах.

Это не призыв к возвращению к политике молчания 1950-х годов. Это просто отражение того, что афоризм Ларошфуко столь же актуален в 21 веке, как и в 17 веке: лицемерие — это дань, которую порок платит добродетели. Альтернативой обществу, которое немного мягко относится к лицемерам, может быть общество, которое постепенно погрязнет в цинизме. Не глупо спросить, кто из двух платит более высокую цену.

Лицемерие — Библейский словарь Холмана —

Словарь Библии Холмана

(hih pahc ‘rih ssee) Притворяться тем, кем на самом деле не являешься, особенно притворяться лучше, чем он есть на самом деле.Слово основано на греческом «гипокризис», первоначально означавшем «дать ответ». Лицемер на классическом греческом языке мог быть толкователем снов, оратором, чтецом стихов или актером. Первоначально нейтральный термин «лицемер» приобрел негативный оттенок притворства, двуличия или неискренности.

В Библии преобладает отрицательное значение. Часто лицемерие относится к злу или греху в целом, а не к притворству в частности. В Ветхом Завете слово «лицемер» использовалось в версии короля Якова, тогда как более поздние переводы (e.грамм. RSV, NIV) часто используют слова «безбожный» или «нечестивый» (Иов 8:13; Иов 15: 34-35; Иов 17: 8; Исаия 9:17; Исаия 33:14 и т. Д.). Этот «безбожный» человек был полностью против Бога или забыл о Боге. Еврейское слово, которое часто переводится как «лицемер», относится к загрязнению или коррупции. Хотя евреев беспокоили притворство или неискренность (Исаия 29:13; Иеремия 12: 2), нет ни одного слова на иврите, точно эквивалентного «лицемерию».

Лицемерие в более узком смысле — роль играющего — подчеркивается в Новом Завете, особенно в учении Иисуса в синоптических Евангелиях.Иисус критиковал лицемеров за их общественное благочестие (Матфея 6: 2, Матфея 6: 2,6: 5, Матфея 6: 5,6: 16). Когда они подавали милостыню, молились и постились, их больше интересовала человеческая похвала, чем награда от Бога. Лицемеры также были виновны в том, что осуждали чужие ошибки и игнорировали свои собственные (Матфея 7: 1-5). Иисус часто называл фарисеев лицемерами из-за конфликта между их внешними действиями и внутренним отношением (Матфея 15: 1–9). Их истинное отношение будет раскрыто (Луки 12: 1-3).Лицемеры могли толковать погоду, но не знамения времени (Луки 12:56). Их больше беспокоили правила субботы, чем физическое здоровье женщины (Луки 13:15). Лука отметил, что религиозные лидеры притворились искренними, когда спросили Иисуса о платеже кесарю (Луки 20:20). Вероятно, самое известное обсуждение лицемерия — это Евангелие от Матфея 23: 1. Религиозные лидеры не практиковали то, что проповедовали (Матфея 23: 3). Иисус сравнил их с посудой, которая была чистой снаружи и грязной внутри, и с побеленными гробницами (Матфея 23: 25-28).

Лицемерие — повод для беспокойства в Новом Завете. Хотя этот термин не встречается, он был частью греха Анании и Сапфиры (Деяния 5: 1-11). Павел обвинил Петра в лицемерии за отказ от еды с христианами из язычников в Антиохии (Галатам 2: 12-13). Павел предупреждал Тимофея о лицемерных лжеучителях (1 Тимофею 4: 2). Петр включил лицемерие в число тех, которых христиане должны избегать (1 Петра 2: 1).

Шесть раз авторы Нового Завета подчеркивают, что искренность (без лицемерия, анупокритос) должна характеризовать христианина.Христианская любовь (Римлянам 12: 9; 2 Коринфянам 6: 6; 1 Петра 1:22), вера (1 Тимофею 1: 5; 2 Тимофею 1: 5) и мудрость (Иакова 3:17) должны быть искренними. См. Ложь; Фарисеи; Грех; Правда .

Уоррен МакВильямс

Заявление об авторских правах
Эти словарные разделы взяты из Библейского словаря Холмана, опубликованного Broadman & Holman, 1991. Все права защищены. Используется с разрешения Broadman & Holman.

Библиографическая информация
Батлер, редактор Трента К.Запись за «Лицемерие». Библейский словарь Холмана. https://www.studylight.org/ dictionaries/eng/hbd/h/hypocrisy.html. 1991.

Почему лицемерие не может сравниться с партийностью

Президент Дональд Трамп играет в гольф 15 июля 2018 года в Тернберри, Шотландия. (Фото Леона Нила / Getty Images)

Дональд Трамп много времени проводил на полях для гольфа во время своего президентства.

Это может показаться лицемерным, если многие из нас задумаются о том, как Трамп критиковал Барака Обаму за то, что он играл в гольф во время его президентства вместо того, чтобы заботиться о нуждах страны.

Такое лицемерное поведение, конечно, характерно не только для одного политика или политической партии.

Защитники иммиграционной службы раскритиковали Барака Обаму за то, что он представил себя борцом за иммиграционную реформу. Они указывают, что за время своего президентства он депортировал больше иммигрантов, чем любой другой президент.

Вы можете в конечном итоге поддержать этих политиков, несмотря на их соответствующие действия. Этот факт раскрывает суровую истину: наши предубеждения по отношению к человеку сильнее, чем наши моральные суждения об их лицемерии.

Как философ, занимающийся историей философии, я провожу много времени, изучая большие идеи, такие как Бог, справедливость и скептицизм.

Размышляя над такими идеями, я понимаю, что многие, казалось бы, простые концепции более сложны, чем кажется на первый взгляд.

Лицемерие — одно из таких понятий.

Лицемерие как предосудительное с моральной точки зрения

Часто бывает трудно определить, как лицемерие общественных деятелей влияет на наши моральные суждения о них.

Некоторые исследователи утверждают, что когда дело доходит до политических предпочтений, скрытые мнения избирателей о политических кандидатах противоречат их открыто заявленным взглядам.

Тем не менее, многочисленные исследования показывают, что люди возмущаются публичными деятелями, когда их лицемерие обнаруживается.

Философы и психологи, изучавшие этот феномен, соглашаются: когда речь идет о людях, обладающих моральным авторитетом — от членов семьи до наших священников или религиозных наставников, — мы склонны негативно реагировать на их лицемерие.

Возможно, это потому, что лицемерие добавляет лжи обман. Моральные авторитеты, оказавшиеся лицемерами, обманули нас вдвойне. Они не только противоречили своим заявленным моральным взглядам, но и делали вид, что не сделали этого.

Вспомните, например, скандал вокруг преподобного Джесси Джексона в 2001 году, когда выяснилось, что у него есть внебрачный ребенок. В течение многих лет Джексон скрывал роман, который у него был. Когда правда стала известна, людей возмутило лицемерие человека, публично считавшего себя духовным и нравственным лидером.

Итак, кажется разумным утверждать, что лицемеры отказываются от претензий на моральный авторитет и заслуживают порицания.

Но если мы посмотрим на опыт греческого философа Сократа на суде, мы можем прийти к другому выводу.

Опыт Сократа как проводник

«Извинения» Платона рассказывают о самообороне Сократа против двух обвинений: развращение молодежи и вера в ложных богов.

Мелет, Ликон и Анит — трое очень влиятельных людей в Афинах — выдвигают эти обвинения против Сократа, и его судьбу решает жюри из примерно 500 граждан.Обвинители Сократа утверждают, что он нарушил закон, научив молодых людей подвергать сомнению афинские обычаи и введя странных новых богов в греческий пантеон.

Сократ отрицает претензии. Он утверждает, что общественное мнение было предвзято против него в течение многих лет и что его обвинители неискренни в своих обвинениях.

Но присяжные признают Сократа виновным. В наказание его заставляют пить яд болиголова.

Сократ в тюрьме собирается выпить болиголов, подаренный своим палачом.(Фото Кэтрин Лориллард Вулф, Фонд Вульфа, 1931 г.)

Больше всего меня восхищает в судебном процессе то, как Сократ представляет аргумент против лицемерия.

Он наказывает своих обвинителей за то, что они притворяются — общественные деятели, которые производят впечатление говорящих правду, при этом зная, что их слова — ложь:

«Как на вас, афиняне, повлияли мои обвинители, я не могу сказать, — говорит он, — но я знаю, что они почти заставили меня забыть, кем я был — так убедительно они говорили; и все же они почти не произнесли ни слова правды.”

В разговоре с Сократом Мелет утверждает, что серьезно подумал об обвинениях, выдвинутых против Сократа, одно из которых — развращение молодежи. Но затем он заявляет, что Сократ — единственный человек в Афинах, причиняющий вред городской молодежи.

«Лицемерие» определяется как «притворство тем, кем ты не являешься, или притворство того, что ты не веришь: поведение, противоречащее тому, во что ты веришь или чувствуешь».

Таким образом, лицемер в самом простом смысле этого слова — это тот, кто не выполняет то, что проповедует.

В данном случае, если мы понимаем лицемера как человека, который претендует на добродетельный характер, хотя на самом деле он этого не делает, то я утверждаю, что Мелет отвечает всем требованиям. С моральной точки зрения он утверждает, что у него есть веские причины для обвинения Сократа, и когда публично выясняется, что он этого не делает, он, тем не менее, продолжает настаивать.

Сократ ясно показывает лицемерие своего обвинителя, когда говорит:

«Мелет творит зло, потому что он притворяется серьезным, когда он только шутит, и так жаждет привлечь людей к суду из-за притворного рвения и интереса к вопросам, в которых он действительно никогда не имел ни малейшего интереса. .”

Но присяжные не убеждены и признают его виновным.

Две стороны прохода

Суд над Сократом находит отклик в сегодняшнем крайне поляризованном политическом климате. Хотя многие люди могут рассматривать лицемеров как заслуживающих морального позора, особенно когда они общественные деятели, их предубеждения в пользу или против таких людей снижают интенсивность их моральных суждений о них.

Сильная поддержка американцами одного политика или их горькое отвращение к другому будет играть большую роль в том, как они будут относиться к своим актам лицемерия.

Антипатия между республиканцами и демократами настолько сильна, что влиятельные политики по обе стороны прохода могут действовать аморально и лицемерно без каких-либо значительных негативных последствий со стороны своих избирателей.

Несмотря на свою иммиграционную политику, например, Обама сохранил значительную поддержку избирателей-латиноамериканцев. И исторически высокая явка избирателей в поддержку Трампа во время президентских выборов в США 2020 года, несмотря на его лицемерное поведение, еще раз свидетельствует о масштабах этой крайней пристрастности.

Эта статья переиздана из The Conversation по лицензии Creative Commons. Прочтите оригинальную статью.

определение, этимология и использование, примеры и родственные слова

Но немецкий ум не питает сочувствия к лицемерию.

«Германия и немцы» Прайс Кольер

Это грубое лицемерие.

«Красный заговор» Джозефа Мерето

На время исчезают господствующие массы лицемерия.

«Александр Поуп» Лесли Стивен

Следует признать, что, протестуя против лицемерия, он иногда выходил за рамки, предписанные хорошим вкусом.

«Британская энциклопедия, 11-е издание, том 4, часть 4», издательство Different

Религия привела к широко распространенному лицемерию.

«Необходимость атеизма» д-ра Д.М. Ручьи

Он не пачкает свой поступок каким-либо лицемерием.

«Седьмой полдень» Фредерика Орина Бартлетта

Он должен постучать в дверь и дать им время, чтобы они снова скрылись под маской лицемерия.

«Тирания слабости» Чарльза Невилла Бака

Я не против брака, а против лицемерия.

«Одержимость» Кливленда Моффета

Ему было легко сопоставить нынешнее лицемерие с лицемерием, которое он видел в старину.

«The Atlantic Monthly, том 17, № 104, июнь 1866 года», издательство Different

Он сам по себе лицемерие, предмет сугубо подлинный.

«Классический курс французского на английском» Уильям Кливер Уилкинсон

*** Лицемерие и притворство
Для прикрытия фоллов Dissigns
Пролетит так далеко оттуда
Что касается самых глубоких шахт

«Созерцание» Энн Кингсмилл Финч

«Я болен в сердце ремеслом и ханжеством,
Больной тирады сумасшедшего энтузиаста,
Гладкое лицемерие профессии,
И железные кредо, и легкая жизнь.

«Часовня отшельников» Джона Гринлифа Уиттиера

Истина осуждала мое жалкое лицемерие,
Жизнь покинула мою душу и осталась только в моем смысле;
Ни один мужчина не мог любить меня, потому что все люди могли видеть
Пустое тщеславное притворство.

«Одиночка» Роберта Фуллера Мюррея

Низко, на твоих согнутых коленях, с падением оборотов,
Царь небес с нетерпеливым акцентом плачет,
С назойливостью к нему звоните,
Если христианин, то не прибегайте к лицемерию.

«Вещи, над которыми человек должен размышлять в день Господень», Риз Причард

Праведностью окружают чресла твои препоясанные,
Не соизволите использовать необоснованное лицемерие:
Ибо нет более аккуратного и сильного износа,
Чем искреннее сердце присоединилось к искреннему разуму.

«Предупреждение, чтобы остерегаться, пока еще день, против нападений мира, плоти и Деви», Риз Причард

Смерть, которую я заслужил, и сцены горя Тофета —
Заслужил гибель, лицемерие должно знать —
Но не дай мне, Боже! что я заслужил,
Но заслугой Христа позволь мне сохраниться.

«Серьезная молитва о прощении грехов» Риса Причарда

Лицемерие американской демократии.

Голливуд, лицемерие и фильм Мэтта Дэймона о борьбе с гидроразрывом.

Джо Байден обвиняет Ромни и Райана в дефицитном лицемерии.

Субботние республиканцы лицемерили по поводу бюджета, высмеивая, «как они истекают кровью из-за государственного долга», несмотря на свою роль в его увеличении.

Лицемерие Обамы демонстрируется в ООН.

Скотт Браун обвиняет Элизабет Уоррен в лицемерии по поводу юридической работы.

Лицемерие президента Обамы «Дженерал Моторс».

«Любители свободы» упиваются лицемерием.

В округе Ориндж при принятии решений по болезни правят несправедливость и лицемерие.

Проблема бездомных в Сакраменто окружена зловонием лицемерия.

Районные суперинтенданты называют комментарии депутата Нельсона «верхом лицемерия».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.