Какая жизнь: Определения слов, поиск определений слов

Содержание

Журнал Театр. • Какая жизнь, такие и танцы

В отечественной культуре едва ли найдешь область, в которой женщине не надо останавливать на скаку коней и выручать пожарных. Но в современном танце, историей и теорией которого до сих пор никто так и не занялся всерьез, все это особенно заметно.

В буйной середине 1990‑х феминизм русского contemporary dance брал и числом, и умением. Многочисленные девичьи группы от Калининграда до Омска и от Архангельска до Челябинска, славные, жаждущие искусства, наивные, с названиями вроде «Вампитер» или «Кислотный дождь», поющие невнятицу о тяжелой женской доле. Они любили сарафаны с шортами-трико, распущенные длинные волосы, немудреные наборы движений и синхронные рисунки в ударных фазах спектакля. Они были пытливы: в недавнем фейсбук-опросе о том, кто когда впервые слушал в России американских минималистов, вечно отстающее искусство танца оказалось в передовиках: Стива Райха уже в те времена танцевали в городе Кирове. У девушек в 1990‑х был страшный количественный перевес — не всякий мужчина отважился бы вклиниться в это сугубо бабье царство, да и зачем. Социальный статус занятий contemporary dance тогда был еще более сомнительным, чем сейчас, охотников заниматься в компании «непонятно чем, но вроде красивым» надо было искать среди женщин.

Психологически этот перевес феминных тем и исполнений был, конечно, той же природы, что и в остальном мире. Но плюс специфика, сколок богатой на потрясения российской истории, что выкашивала мужчин, и нового времени, при котором добрая часть мужчин оказалась переехана трамваем перестройки с ее обрушением уклада, постсоветским креном действительности и чудными как бы рыночными отношениями. Женщины в это время умудрились не только сориентироваться и выжить, но и растить потомство. А также присмотреться к contemporary dance, вдруг приблизившемуся до расстояния вытянутой ноги. И да, звучит пафосно, но этот танец стал частью жизни, обещавшей быть новой.

На фоне общей картины тогда же выделились лидеры: «Провинциальные танцы» Татьяны Багановой, Челябинский театр современного танца Ольги Поны, «Балет Москва» (тогда с приставкой Русский камерный), с разной степенью мутаций живые до сих пор. Самый неочевидный в этой тройке «Балет Москва» важен именно в феминистском ракурсе: урожденный как Балет Балетович муниципальный театр каким‑то невероятным образом постоянно выстреливал не зависящими от официальной политики опусами Натальи Фиксель, Елены Богданович, Марины Никитиной. О качестве этих опусов в смысле идейной принадлежности к contemporary dance нужно спорить, и неслучайно в московских афишах их обтекаемо помечали «современной хореографией», чтобы никого не обидеть. Но смуту в балетное и околобалетное единомыслие они внесли: именно тогда в залах и за кулисами прозвучал популярный позже вопрос: «А что, так можно было?». Тут, кстати, заметка об одной из дополнительных горящих изб отечественного contemporary dance — навязанном ему противопоставлении с балетом, где балет, понятное дело, олицетворял все возвышенное и духовное, а contemporary dance ровно наоборот. Сюда же притянулось за уши и другое недоразумение: балет — дело качественное и профессиональное, contemporary dance — либо его отбраковка (в лучшем случае), либо самодеятельность. Предубеждения меняются со скрипом, и эти особенности национальной градации до сих пор не редкость.

В этом смысле в более выгодной ситуации работали люди вдали от столиц: contemporary dance живуч в промышленных центрах. Основательница Челябинского театра современного танца Ольга Пона сначала окончила автотракторный факультет Челябинского политехнического института, а потом уже факультет хореографии Института культуры. Ее феминизм всегда был само собой разумеющимся, словно иначе и нельзя: начиная с «Эпизодов из жизни женщины» (1996) и «Ты есть у меня или тебя у меня нет?» (1998), «Зарисовок с натуры» и «Трех девиц под окном» (1999). В них безо всякого нажима умещались балбес с гармошкой, голосящая заплачки баба и на диво техничные представители российских безработных мужчин — их на тот момент числилось 52,7 % от общего количества официально безработных. Пару раз идеология смотрелась маркетингом: под заказ европейского фестиваля появился спектакль все с теми же длинноволосыми девами, валенками, метлами и прочими аксессуарами бабьей доли, но «Мужчина — это такой мужик, который нашел his own identity» (2009) уже обозначил дрейф от российской специфики к общечеловеческой. В итоге в последние пару сезонов у Ольги Поны появляются «Теоретическая модель абсолютной свободы» и сделанный в соавторстве с артистами «Картон», герои которого, горожане мужского пола средней замороченности, не враги, не мямли — просто люди.

«Провинциальные танцы» Татьяны Багановой концентрировались на гендерной теме с ранних постановок. «Мужчина в ожидании» и «Кленовый сад» представляют слабого нерешительного субъекта, которому легче спрятаться в собственном выдуманном мире, чем хоть как‑то влиять на реальные обстоятельства. Женщина в этих спектаклях реалистична, проницательна и сильна, именно она — человек, способный изменить этот мир. Забавно, что «Тихую жизнь с селедками», по собственному признанию Багановой, вдохновили не только «малые голландцы», но и танцовщики труппы: «Я посмотрела на С. и вдруг увидела его как селедку на тарелке, бесформенную, мягкую, без структуры, желаний и воли». Архетипическую «Свадебку» Стравинского она решала в том же духе, невеста выглядит как способная к сопротивлению жертва, жених — как слепой инструмент судьбы. Состриг косицу, да, а вот что делать дальше — не понимает. Но самый грустный из багановских спектаклей, конечно, «Спящая красавица» (без Чайковского, но с Мортоном Фелдманом). Сказочная как бы принцесса живет в облике разочарованной жизнью женщины. Идея опоры на мужское плечо мертва, опоры на социум — тоже. Ей остается бесконечный бег по громадному барабану даже не столько в поисках цели и поддержки, сколько для поддержания иллюзии, что они возможны.

У Багановой своя эволюция: в последних спектаклях феминистский ракурс уступает гендерному. В «Измерениях тела» (в сотрудничестве с Инженерным театром AХЕ) анализируется человеческое тело вне пола, Багановой интересен химический состав. А «Объективная реальность, данная нам в обстоятельствах» («Имаго-ловушка») представляет мир глазами насекомых, и тут тоже пол не имеет значения.

«Девы» Екатерины Кисловой с Натальей Фиксель, Рамуне Ходоркайте, Натальей Королихиной, Мариной Никитиной размышляют о женском вопросе в России в самой что ни на есть традиционной струе, вместе с фолк-вокалистками. Странным образом contemporary dance стилизует традиционный обряд, в какой‑то момент «девы» бороздят землю, впрягая друг друга, потому что все мужчины убиты. Мечтать этой деве нельзя, чтоб не лишиться рассудка, а вот стоять двумя ногами на почве — спасение. Хореограф и танцовщица Татьяна Гордеева вместе драматургом Катей Бондаренко радикализировали феминистский ракурс, превратив его в средство разговора о других вещах, например, об архитектуре. В их «Остановке зимним вечером у леса» средством выражения служит собственное обнаженное тело. Ксения Михеева мягко и бесшовно скрещивает танец с драмой, выводя в «Грозе» странную Катерину в компании очень странных мужских персонажей.

Жесткость и непредсказуемость российской жизни не только пригибает к земле, но и заставляет осматриваться и распрямляться. Представители поколения next, уже отучившиеся в престижных данс-школах и ставшие взрослыми успешными артистами, сразу отсекли любые буквальные цитаты из отечественных будней, избегают национальных и географических меток и стереотипов, смешивают и ставят под вопрос гендерные роли и саму необходимость феминистского ракурса. Но он вырисовывается все равно, просто стал изощренней.

«Закрой мне глаза» Анны Абалихиной (драматург Илья Кухаренко) с гулкими сонетами в духе «Любимая, в любимого обратившаяся», ностальгический фрейдистский Memoriae Софьи Гайдуковой (совместно с Константином Матулевским) растворяют феминисткий ракурс в экзистенциальной повестке. Ольга Васильева и Ольга Тимошенко будто вообще не акцентируют эту ему, но отчего‑то именно женские партии в их ненарративных спектаклях выглядят особенно насыщенно и честно.

К феминной генетике мирового contemporary dance русский танец добавил собственную Х-хромосому. Было бы странно, если бы этого не случилось: какая жизнь, такие и танцы.

Какая жизнь – такой юмор? | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Ведущие ток-шоу Верона Фельдбуш, Наддель Абдель Фараг, Дженни Элверс

Первыми потребность среднестатистического немецкого зрителя в посконном юморе открыли для себя частные телеканалы. Это было в начале 80-х. С тех самых пор немцы захлёбываются от смеха перед телевизорами.

Смех «по сходной цене»

Телесериал «Линденштрассе»

Начиналось всё с шоу и серий, которые ещё требовали значительных производственных расходов: приличные авторы скетчей, более или менее известные актёры, дорогие декорации. Потом менеджеры коммерческих каналов убедились, что зрителя можно заставить смеяться и по более сходной цене.

В ход пошли бесконечные американские сериалы и передачи типа «самые тупые водители в мире». Шоу с придурковатыми ведущими, косноязычными текстами, идиотскими ситуациями. А публика смеётся. И нечего ругать телевизионщиков, они показывают нам только то, что мы готовы смотреть. Спрос определяет предложение.

«Людям нравится, когда кто-то оказался в дураках»

Маттиас Тэфрих — один из тех, кто удовлетворяет этот спрос. Он уже 15 лет пишет скетчи для телевидения:

«Конечно, в каждой хохме есть злорадство. Кто-то должен сесть в лужу, кто-то должен куда-то вляпаться. Иначе не смешно. Людям нравится, когда кто-то оказался в дураках. Сосед, начальник, а лучше всего — кто-нибудь известный и богатый. Например, федеральный канцлер».

Пародия на федерального канцлера

Эльмар Брандт

Эта пародия на федерального канцлера Герхарда Шрёдера неделями держалась в первой десятке хит-парадов. Пародист Эльмар Брандт голосом канцлера поёт текст примерно такого вот содержания:

«Вы чего, люди? Только у Вас попросишь денег для отечества, как Вы уже смотрите на меня, как солдат на вошь. Я ж хочу от Вас самое лучшее — Ваши денежки. Налог на собак, налог на табак, налог на авто, налог на пивко. Вы что думали? Я ничего нового не придумаю! Вы сами меня в канцлеры выбрали, вот и расхлёбывайте кашу…».

Про беженцев, которые «выпадают в осадок»

А вот прогноз «выпадения в осадок» беженцев:

«А теперь прогноз выпадения беженцев на вторник, 22 сентября: кризисная зона «Ахмет» движется из Албании на Италию и к утру отдельные беженцы начнут выпадать в Баварии. Зона давления нищеты «Владимир» из Восточной Европы стремительно движется на запад. Не исключается резкое увеличение выпадения немцев-переселенцев из России на территорию Германии…».

Откуда «тяга к пошлому комизму»?

Научных попыток объяснить тягу в пошлому комизму предпринято множество. Зигмунд Фрейд, например, считал её проявлением инфантильных инстинктов. Схема у отца психоанализа получалась примерно такая: когда кто-нибудь падает, то ребёнок смеётся из чувства превосходства или злорадства: мол, ты упал, а я — нет.

Французский философ Анри Бергсон сто лет тому назад тоже написал целую книгу о природе смеха. Он считал, что смех зачастую идёт рука об руку с душевным очерствением. Основные враги смеха, по Бергсону, это сочувствие и любовь. Современные социологи, например, Ульрих Бек, подходят к вопросу без должного морального негодования. Они уверяют, что техническая цивилизация настолько выхолостила нашу жизнь, настолько задушила все эмоции и чувства, что мы превратились в хорошо отлаженные механизмы. Поэтому нам как допинг, как наркотик, необходимы события, происшествия, или хотя бы их иллюзия. Но, как и с любыми наркотиками, ощущения быстро притупляются. Выход — либо повышать одноразовую дозу, либо учащать приём. Вот именно поэтому и растёт как снежный ком доля абсолютно бессмысленных комедийных шоу и сериалов на телевидении.

«Уровень определяют зрители»

Маттиас Тэфрих уверен, что нынче рассмешить публику можно только самыми низкопробными шутками:

«Уровень определяют редактора, да даже и не они. Мне пришлось быстро забыть о стиле, об уровне. Чушь всё это. Раньше хоть были табу, и на этом можно было сыграть. Сегодня всё дозволено. Уровень определяют зрители».

как изменилась жизнь при талибах

Пережив постыдное поражение в Афганистане, западная коалиция во главе с США позорно бежала оттуда. К власти пришли те, кто одержал над США военную победу. Какая жизнь налаживается теперь в стране?

Уже более месяца, как «Талибан» (запрещено в РФ) – правящее в Афганистане движение. Талибы теперь – это и полиция, и контрразведка, и армия. Временное правительство сформировано, но ни одно министерство пока не работает в нормальном режиме. Зато показательных изменений – длинный список.

Мужчинам запретили брить бороды, закрыли даже парикмахерские, городские афганцы переоделись в традиционные костюмы. Теперь даже вот это – харам, короткие рукава под запретом. Но тяжелее всего подстроиться женщинам, особенно городским и образованным, которые выросли в республиканском Афганистане.

В Афганистане многое сейчас – с приставкой «временно». Талибы уже ликвидировали американский вариант страны, но эмират еще не построили. Основного закона нет, судебной системы – тоже. Хаотично появляются запреты и новые правила и часто это инициативы на местах: то, что еще можно в Кабуле, уже нельзя в Гельминте или Кандагаре. В Каписе запретили пышные свадебные торжества, в столице пока праздновать можно. Белые кроссовки носить нельзя нигде, мол, влияние тлетворного Запада. Селфи тоже теперь под запретом, говорят, могут запретить и смартфоны, чтобы даже соблазна не было.

Лидеры политического крыла талибов сразу после того, как взяли под контроль страну, заявляли: права женщин Афганистана они соблюдать будут, учиться, работать и лечиться не запретят, но эта вольница продлилась первые пару недель.

Фазиля более 25 лет работала в Министерстве промышленности и торговли страны, начинала карьеру еще при Наджибулле, правда, был перерыв, когда талибы впервые взяли власть в стране. Потом пришли американцы, и Фазиля работала с неправительственными западными фондами, помогала женщинам страны получать бизнес-образование, проводила семинары, учила открывать стартапы. Ей казалось, что так будет всегда, но американцы сбежали, и теперь Фазиля и такие, как она, не понимают, как вообще жить в Афганистане.

«Талибы сказали, чтобы мы сидели по домам и не выходили на работу, пока они не объявят нам, что можно. Что будет с бизнес-лицензиями, как теперь оформлять экспорт сухофруктов в Инди? У многих сейчас нет средств, чтобы платить своим сотрудникам. Если бюджетникам новые власти еще что-то пообещали платить, то частный сектор практически целиком остался без прибыли. А ведь у многих семьи, дети. Нет денег, нет планов, нет уверенности в будущем. Что это за жизнь?» – жалуется Фазиля.

Кстати, афганские женщины стали главной протестной силой, после того как боевики взяли Кабул. Антиталибские митинги прокатились по всей стране, и демонстраций было больше, чем даже после призывов одного из лидеров антиталибского ополчения – Масуда-младшего – к восстанию. Но протесты быстро подавили – где-то просто словами, где-то талибам пришлось пострелять в воздух, а где-то демонстрации разогнали палками.

При этом действия боевиков «Талибана» поддержали мужчины. Западные гранты и работа НКО не смогли изменить патриархальное афганское общество. А на фоне антиамериканских настроений самостоятельность женщин многие считают лишь следствием враждебных действий оккупационных властей.

Мушган Ахмади родилась при первом правлении «Талибана», но того Средневековья, массовых казней не помнит. Выросла она уж в республиканском Афганистане. Показывает платье с отважным по местным меркам декольте. Она – владелица ателье. Еще пару месяцев назад на эти модели в столице был огромный спрос. Покупали и коктейльные, и вечерние платья. Теперь фабрика не работает.

«Перед приходом талибов на предприятии работали 30 сотрудников. 20 человек занимались продажами, остальные – производством. Сейчас они сидят дома без работы. Талибы сказали нам закрываться, но прозвучало это как временно, мол, будет объявление о новых правилах для женщин, но их пока так и не огласили», – рассказала Мушган.

Судя по всему, Мушган придется переориентировать производство на никабы и абаи. И вряд ли ей это будет по душе. Она закончила университет, ведет свой блог на YouTube и не понимает, почему теперь не может появляться на улице без мужского сопровождения.

Репортер, теперь уже, скорее всего, бывший, национального телевидения Афганистана Шинкай Фурзай говорит: сразу после бегства американцев была надежда на то, что новое временное правительство пойдет на компромисс. Но оттепель была короткой.

«Мы думали, что они действительно изменились за 20 лет. Решили, что нас допустят к работе. Но в реальности, когда я предъявила свое удостоверение новой охране из талибов, меня отправили домой, сказав, что объявят дополнительно, когда можно приходить на работу. И это случилось со всеми женщинами в СМИ. Большинство из них теперь пытается выехать из страны. Надежд на будущее не осталось», – считает Шинкай.

Американские военные бросили в Афганистане десятки тысяч человек, которые работали с оккупационной администрацией. Предали афганских переводчиков, логистов, техников. Белый дом бросил и людей, которые в Афганистане приняли западный образ жизни, а теперь просто не могут перестроиться.

Разочарование молодых и образованных растет еще и потому, что страну поглощает экономический кризис. Даже в Кабуле остановлены все крупные инфраструктурные проекты, строительство, ремонт.

Это до сих пор один из самых комфортных и тихих районов Кабула. Эти дома – по сути, хрущевки – построили здесь советские специалисты в 70-х и 80-х годах. Центральное отопление, канализация и теперь редкость для столицы Афганистана. Кварталы пережили вывод советских войск, гражданскую войну начала 90-х, американскую оккупацию. И теперь это чуть ли не самое ликвидное жилье здесь.

Американцы 20 лет создавали видимость глубинных преобразований в стране, но иллюзия рухнула сразу после того, как последний самолет НАТО поднялся в небо.

«Каждую ночь, когда я ложусь спать, я думаю: мы проиграли. Почему это произошло с нами? Мы все в глубокой депрессии. И женщины, и мужчины», – признается Фазиля.

Она плачет от обиды. Но на самом деле ее слезы тут могут тронуть немногих. Гораздо чаще здесь оплакивают жертв американского военного присутствия. А за 20 лет их и не сосчитать.

Какая жизнь нас ждет в будущем

Сергей Труханов

Глава бюро T+T Architects 

Сегодня создавать комфортные города стало возможным, благодаря опыту и целым столетиям экспериментов. Для новых территорий лучше квадратичной модели и сетки 20 × 20 метров ничего не придумали. Это, для примера, формат Нью-Йорка. Удобная структура, не запутаешься. При этом для любых территорий важно соблюдать баланс вы­сотности, распределять функции и создавать полицент­ричную модель, которая избавит от постоянной маятниковой миграции населения, когда люди из пригорода едут работать в центр и потом ­обратно.

И все же куда интереснее работать с уже сформировавшимися городами, переосмыслять их территории. К примеру, в Москве много промзон. Там сегодня появляются удивительные проекты. Будущее за эклектикой. И оно наступает уже сегодня. Архитектура — не консервативная отрасль. По количеству инноваций она даст фору многим исконно цифровым направлениям. Мы уже не можем обойтись без big-data и других систем сбора и обработки данных. Это помогает создавать продуманные до мелочей проекты, которые долгие годы будут оставаться не просто актуальными, но и комфортными для людей. Любые тренды находят свое отражение в проектировании, рождаются новые форматы – сейчас это коворкинги и коливинги.

Мы начинали работать еще молодым бюро на растущем офисном рынке и прошли все этапы: от заказов на личные замки и ультрахайтековых решений до минимализма и функциональных пространств. Сейчас все исходят из рациональных задач – хотят рациональные и экологичные офисы, «зеленые» технологии, которые помогают привлекать сотрудников, положительно сказываются на их здоровье и самочувствии. А это в свою очередь напрямую влияет на продуктивность.

В этом году мы закончили работу над штаб-квартирой Сбербанка, которую делали совместно с швейцарским архитектурным бюро Evolution Design. Там было запланировано много необычных решений, главное из которых — переговорная, подвешенная на тросах в самом центре офиса на высоте нескольких метров. Мы должны были адаптировать эти решения и воплотить их в реальность, что, собственно, и сделали. Сейчас этот офис берет награды одну за другой.

Роман Чернин

Руководитель геосервисов «Яндекс»  

Города будущего неразрывно ­связаны с навигационными сервисами. ­Сейчас «Яндекс.Карты» помогают отвечать ­почти на треть вопросов, которые люди задают в поиске, потому что знают не только про форму, но и про содержание объектов в городе. Карты – это цифровая картина реального мира. Для городского бизнеса – от пекарни до салона красоты – они как поиск для интернет-магазина­: если твоей организации там нет, то она не существует. В мобильных «Яндекс.Картах» с каждым годом растет количество запросов, не связанных с адресами. Люди ищут уже не конкретное место, а типологию, например, «рес­торан итальянской кухни» или «музей современного искусства». Это намного­ удобнее, потому что карты знают о городе, в котором находится человек, все и в будущем смогут угадывать желания пользователя по истории его взаимодействия с городской средой. На детальных картах основана масса городских сервисов: от доставки еды до каршеринга и такси­. Такую карту невозможно производить по старинке – исключительно руками картографа, в ее создании участвуют тысячи пользователей и продвинутые алгоритмы. Датчики на автобусах передают информацию о движении транспорта, столик в ресторане или кресло в салоне красоты можно забронировать одним кликом, а мультимедийная система в автомобиле бесшовно связывается с телефоном. Все это находит отражение в картах в виде удобных сервисов. ­Важный тренд – внедрение навигационных сервисов в новые форм-факторы. Например, очки с дополненной реальностью или лобовое стекло автомобиля, работающее как дисплей. По масштабам изменений привычек людей их появление будет сопоставимо с переходом на смартфоны. Я смотрю на здание кафе и вижу всю информацию о нем. Смотрю на дорогу и двигаюсь за виртуальными указателями по маршруту. Выхожу из метро, и стрелка с неба указывает направление движения. Таким образом, в недалеком будущем, где бы ни оказался человек, он везде будет чувствовать себя комфортно, как дома, потому что все, что ему нужно, будет на расстоянии одного клика.

Дмитрий Галов

Эксперт по кибербезопасности «Лаборатории Касперского»  

Нас ждет интернет вещей – сегодня почти любое устройство можно сделат­ь умным. IoT-технологии (Internet of things. – Прим. GQ Tech) уже много где используются – от магазинов одежды до медицинских учреждений. О безопасности таких систем важно задумываться уже сейчас. Мы, в частности, исследуем угрозы интернета вещей в тех сферах, где новые технологии только начинают применяться. Например, некоторое время назад совместно с группой функцио­нальной нейрохирургии Оксфордского университета провели исследование систем безопасности в нейростимуляторах: эти устройства посылают электрические сигналы в определенные зоны мозга и применяются для облегчения симптомов при обсессивно-компульсивном и большом депрессивном расстройстве, болезни Паркинсона. С их помощью люди избавляются от тремора и снова могут выполнять привычные бытовые действия, в частности, водить машину. ­Последние версии имплантов управляются с по­мощью специального ПО, установленного на профессиональных планшетах и смартфонах врачей и пациентов. Данные передаются по Bluetooth. В ходе исследования мы нашли уязвимости и уже начали работать над методами защиты.

Благодаря технологии 5G будет больше трафика, будет подключаться много нового оборудования. Однако все это ­теоретически может привести к тому, что такое оборудование будет использоваться для DDoS-атак. Таким образом, угроза ботнетов станет более явной.

Еще одна сфера, о безопасности кото­рой стоит задуматься, – это приватность. Радиус покрытия базовой станции 5G меньше, хотя она и дает больше скорости. Из-за этого становится возможно определить местоположение человека более точно. Повсеместное применение 5G и технологий интернета вещей приведет к тому, что в мире будет накапливаться все больше информации о пользователях. И как она будет использоваться, что будет, если она попадет в руки зло­умышленников, – неизвестно. Сценарии могут быть самыми разными: от шантажа до кражи цифровой личности и физической угрозы для человека.

Александр Быков

Директор по экономике здравоохранения  ГК «Р-Фарм»

В недалеком будущем люди будут подключены к постоянно действующей телемедицинской системе мониторинга. Россия входит в число лидирующих стран в части телемедицины. Это позволит оперативно запрашивать помощь в экстренных ситуациях, выявлять развитие заболеваний на ранних стадиях, наблюдать пациента на дому, в том числе в условиях введения режимов повышенной готовности или чрезвычайной ситуации.

Уже сейчас современные гаджеты собирают информацию о работе сердца, артериальном давлении, показателях кислорода в крови (особо актуально при нынешней пандемии), метаболизме (уровень сахара в крови) и могут дистанционно передавать данные о состоянии здоровья своих владельцев.

В ближайшие 5–10 лет активно будут развиваться разработки новых лекарственных форм препаратов, в том числе с дистанционным контролем приема таблеток. Нас ждет ускорение внедрения электронного медицинского документооборота, электронных рецептов, электронных паспортов здоровья, содержащих и генетическую информацию о пациентах.

Создаются условия для открытия методов терапии, воздейст­вующих на дефектные гены, для разработки и внедрения новых ­видов лечения, предназначенных для конкретного пациента с его специфическим генотипом и характером заболевания. При этом видоизмененные гены сами будут вмешиваться в патологический процесс, а больные клетки заменяться здоровыми. Мы увидим внедрение таких технологий для лечения различных видов рака, спи­нальной мышечной атрофии, болезни Альцгеймера и Паркинсона. Генная и клеточная диагностика позволит уже на эмбриональной стадии выявлять, а впоследствии и устранять зачатки тех или иных заболеваний (генетических, онкологических, инфекционных).

Еще одно перспективное направление – это биопротезирование. Биотехнологи уже сегодня умеют выращивать некоторые органы из тканей и клеток человека, вживлять в человеческий организм бионические конечности, управляемые «силой мысли». В будущем получится наладить их промышленное производство с помощью так называемых 3D-биопринтеров.

Александр Пищелко

Руководитель ГКУ «Новые технологии управления»

Очень важным шагом для создания еще более комфортной город­ской среды станет введение некоего универсального идентификатора пользователя, который позволит мгновенно получать услуги онлайн и офлайн, не имея при себе больше ничего. Арендовать в парке электросамокат, взять книгу в библиотеке. Много всего получится упростить для жителей мегаполиса. Москва в 2018 году заняла первое место в рейтинге ООН по предоставлению услуг в электронном виде, которые доступны для населения, так что, думаю, столица России и в этом будет одной из первых. Следующий шаг – полное избавление от паспортов, водительских удостоверений и бумажных документов вообще. Когда вам больше не нужно будет посещать какие-то учреждения и заполнять бумаги – все будет цифровым. На портале mos.ru жителям сегодня доступно более 370 электронных услуг и сервисов. За все время ими воспользовались уже 1,7 миллиарда раз. Mos.ru упрощает оформление документов, а также избавляет от необходимости лишний раз выходить из дома. Услуги охватывают самые разные сферы жизни. Кроме того, мы не забываем о качестве оказания данных услуг и постоянно его повышаем путем их модернизации. Сегодня государство и город по качеству своих электронных услуг конкурируют с цифровыми ­гигантами – тем же «Яндексом» и Google.

Михаил Лифшиц

Председатель совета директоров промышленного холдинга «Ротек»

«Зеленые» мегаполисы с чистой энергетикой – это миф. Когда мы какой-то город объявляем свободным от выхлопов, то автоматически на другой территории растут выбросы в атмосферу  – потому что там будет ТЭЦ, которая дает эту энергию «чистому городу». Если измерить уровень потребления топлива тепловыми электростанциями, электро­мобили перестанут казаться такими уж экологичными. Нужно стремиться к балансу. Существует так называемый германский парадокс, который заключается в том, что страна с самой развитой отраслью возобновляемой энергетики в Европе оставляет самый большой отпечаток по выбросам CO2.

Вот как это получилось. Для ­развития «зеленой» энергетики Германия ­стала субсидировать внедрение солнечных ­батарей, на них возник бешеный спрос, а так как в требованиях к продукту не было четко указано, что он должен быть произведен в ЕС, на рынок пришли китайские игроки. В Китае стали строиться фабрики, а в Европе, не выдержав конкуренции, – закрываться. За четыре года в Старом Свете была практически полностью уничтожена вся промышленность по производству солнечных модулей, но это было только началом проблемы. Из-за обилия солнечных батарей в Германии днем возникает избыточная мощность, на 50 % превышающая потребности страны, но когда солнце заходит, энергии, наоборот, не хватает. Поэтому ночью в Германии работают угольные ТЭЦ, которые давно не модернизировались. Я надеюсь, что победит здравый смысл и уже начавшийся процесс децентрализации энергетики продолжится: вместо глобальных решений будут локальные – где-то энергия воды, где-то ветра, где-то солнца, где-то топливные элементы, в зависимости от преобладания источника энергии в конкретном регионе. В свое время урбанизация и индустриализация сделали так, что стало удобно централизованно подключиться к проводам, сегодня в некоторых местах проще от них отключиться. В будущем каждый сможет получать электричество из удобного ему источника, особенно если живет вне города.

Вероятно, вам также будет интересно:

Технологии, которые изменят нашу жизнь в ближайшие 10 лет

Илон Маск планирует чипировать человечество

Новые правила старого бизнеса

Джеймс Кэмерон убежден, что наше счастье – в космосе


Фото: Getty Images; Shutterstock/Fotodom

— У него другая жизнь. — Какая жизнь? Меня же не было ▷ Socratify.Net

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Порой жизнь кажется невыносимой. Спустя мгновение, та же самая жизнь кажется невыносимо прекрасной. Жизнь никогда не меняется. Меняется только твой взгляд на нее.

Джефф Фостер (2)

Бывает, что случается всяко,
Но у меня всегда есть кредо:
Пока твоя жизнь не иссякла,
Быть олухом очень вредно!

Алекс Весельчак (100+)

Твоя жизнь ничего не стоит, пока ты не бросишь себе вызов. Для меня это — плавание в открытом океане. Жизнь или смерть.

Морган Фримен (10+)

У каждого человека на Земле есть другой человек предназначенный именно для него. Жизнь Вас сведет. Даже не сомневайся.

Неизвестный автор (1000+)

Когда человек говорит, что деньги могут все, знайте: у него их нет и никогда не было.

Эдгар Хау (30+)

Я плакал, потому что у меня не было футбольных кед, но однажды я встретил человека, у которого не было ног.

Зинедин Зидан (8)

Самое дорогое у человека — это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы.

Как закалялась сталь (Николай Алексеевич Островский) (10+)

Чем больше у человека привязанностей, тем обременительнее для него жизнь и тем больше он страдает, когда приходится с ней расставаться.

Шопенгауэр как лекарство (Ирвин Ялом) (10+)

Сделайте душевное спокойствие своим приоритетом и организуйте вокруг него всю остальную жизнь.

Брайан Трейси (20+)

Ни один человек не может меня ни в чём обвинять. Я никому ничего не должен, кроме своих родителей, которые подарили мне жизнь. С остальными я могу быть таким, каким считаю нужным, или же не быть вовсе. Это моя жизнь.

Неизвестный автор (1000+)

«Какая жизнь, такая и «Азбука». Интервью с режиссером документального сериала «Азбука тюрьмы» Андреем Сильвестровым

На Настоящем Времени 28 мая состоится премьера документального сериала «Азбука тюрьмы».

Герои проекта – люди, осужденные по разным статьям, как политическим, так и уголовным, признающие и непризнающие свою вину. Среди них Олег Навальный, Мария Алехина, бывший менеджер компании ЮКОС Владимир Переверзин, Надежда Толоконникова, поэтесса Алина Витухновская, инвестбанкир Олег Радзинский и другие.

Бывшие миллионеры, ученые, полицейские, рабочие, диджеи, чиновники, писатели, наркопотребители, профессиональные воры – все они расскажут о своем опыте пребывания в заключении.

Весь сериал – это путешествие человека от ареста до выхода на волю, с 12 сериями-остановками, каждая из которых посвящена отдельной тюремной теме: быт, любовь, труд, иерархия, насилие. Обо всех этих частях жизни за решеткой авторы сериала расскажут через специфический язык «зоны» – особые понятия и жаргонные слова.

Режиссер сериала – Андрей Сильвестров, один из основателей и программный директор киноклуба «Сине Фантом», почетный президент Канского кинофестиваля (в сибирском городе Канске), продюсер, актер и художник.

Проекты Сильвестрова балансируют на грани кинематографа и современного искусства. Он продюсировал картины Олега Мавроматти («Дуракам здесь не место», «Обезьяна, страус и могила»), Светланы Басковой («За Маркса»), работал в соавторстве с Юрием Лейдерманом («Бирмингемский орнамент») и Павлом Лабазовым («Волга, Волга»). Проект «Азбука тюрьмы» – его первый документальный сериал.

В создании проекта также участвовали художники Евгений Митта и Андрей Митенев, продюсер Мария Гаврилова и сценарист Люся Артемьева.

Мы поговорили с Андреем Сильвестровым о том, как создавался сериал, кто его герои и почему он решил окунуться в мир «зоны».

— Как появилась идея проекта «Азбука тюрьмы»? В чем актуальность этой темы для вас и для современного общества?

— Наверное, самое важное – это то, что появилось очень много людей, которые через одно рукопожатие так или иначе связаны с тюремным опытом. И это стало уже проблемой – не чем-то очень далеким, что находится в какой-то далекой маргинальной зоне. Есть мы, законопослушные ребята, которые соблюдают закон и которые занимаются, скажем, искусством, наукой или политикой – или чем-то еще, но делают это в рамках законодательства и не связывают свою судьбу с тем, что они могут оказаться в тюрьме, у них такой графы в плане не стоит, но тем не менее так получается, что в силу разных причин они этот опыт получают.

Для меня было очень важно поговорить в нашем сериале с разными людьми. С людьми, которые, с одной стороны, сознательно совершали какие-то проступки и понимали, что их судьба может быть связана с тюрьмой и за эти проступки они могут быть осуждены, так и с людьми, которые совсем не предполагали такой жизни, и для них этот опыт явился крайне неожиданным.

В нашем сериале – виноват, не виноват – не обсуждаем

И вот эта неготовность к этой жизни, в каком-то смысле здесь есть и психотерапевтический эффект для всех для нас, потому что, например, я сейчас читаю обсуждения нашего трейлера на ютубе – там есть активные обсуждения. Люди пишут: «А как это? У нас невиновные не сидят. Они все виноваты, значит, и достойны такой жизни». Вот я хочу сказать, что мы вообще этот момент в нашем сериале – виноват, не виноват – не обсуждаем, за исключением каких-то вопиющих случаев, о которых хочу сказать конкретно.

— Какие это случаи?

— Есть один вопиющий случай, который мы не можем не обсуждать, Руслан Вахапов: парень вышел пописать из машины, в результате получил обвинение в сексуальном домогательстве малолетних, что является очень неприятной и жесткой статьей для тюрьмы – об этом мы тоже будем рассказывать.

Руслан Вахапов. Кадр из сериала «Азбука тюрьмы».

У тех людей, которые пишут комменты, всегда могут быть какие-то предположения, что не так просто. Да, окей, может быть, и не так просто, но дело не в этом. Дело в том, что с каждым из нас могут случиться по той или иной причине несчастные случаи, в которых мы виноваты, которые приводят к тюремному заключению, бывает какое-то дурацкое стечение обстоятельств, которое тоже к этому приводит, и так далее. То есть в этом смысле, когда мы утверждаем, что каждый может оказаться, мы не говорим о том, что каждый может оказаться, потому что такая плохая российская система правоприменительная – мы этот вопрос вообще не обсуждаем. Мы говорим скорее о том фатуме, который висит над всеми нами: каждый из нас может умереть в любой момент по очень разным причинам. Мы не можем себе предположить, по каким причинам, и мы не можем говорить про каждого умершего: «Сам виноват».

Давайте посмотрим на то, как этот мир устроен, и на то, как этот опыт переживают очень разные люди с очень разными жизненными установками. Некоторые из них абсолютно готовы к такому типу пути, а для других это оказывается абсолютным шоком и очень сложной жизненной ситуацией.

Мы называем тюрьмой что-то одно, а на самом деле это большое количество очень разных обстоятельств

Для каждого это пребывание там абсолютно уникально. Мы называем тюрьмой что-то одно, а на самом деле это большое количество очень разных обстоятельств. Это не некое единообразное зло, а сумма очень разных опытов является для нас основой нашего высказывания.

— Как возникла именно концепция азбуки? Это попытка рефлексии темы для широкого круга людей, которые никогда не переживали такой опыт, или она возникла в результате работы?

— Да, действительно, мы изначально в концепции исходили из того, что у каждого мира есть своя лексика и в каком-то смысле язык, на котором мы разговариваем, в каком-то смысле он отражает наше бытие, а в каком-то смысле и порождает наше бытие. Но при этом удивительным образом слова из «мира зоны» очень активно перекочевывают в наш мир. Не всегда употребляется таким образом, как там, но тем не менее существует взаимодействие.

Самая первая большая волна тюремной лексики, я так предполагаю, выплеснулась в русский язык после амнистии 1953-1956 годов, после закрытия лагерной системы, когда вышло огромное количество заключенных на свободу. Понятно, что этот процесс в 90-е был достаточно активен, когда была мода на бандитов, и сейчас мы переживаем тоже такой момент, когда, например, словом «зашквар» очень активно пользуются в современной лексике, его можно читать в блогах, журналах и так далее, а оно пришло к нам, очевидно, из тюремной лексики.

На первом этапе мы встретились с двумя прекрасными людьми – Заремой Заудиновой и Егором Сковородой. Зарема активно занимается «Театром.doc», Егор – редактор «Медиазоны». Я их попросил меня консультировать, и эту концепцию «Азбуки» мы втроем докрутили и поняли, что через язык, через такой, казалось бы, отстраненный способ подачи материала.

Вот есть азбука, вот есть разные понятия, некоторые из них принадлежат только тюремному миру, некоторые вполне общеиспользуемые, но они также используются и в тюрьме. Вот через эту азбуку наши герои представляют на каждую букву свой опыт, каждой букве соответствует некий опыт. Какая жизнь, такая и «Азбука». Эта концепция понравилась нашему продюсеру Маше Гавриловой, и мы смогли уже вместе превратить ее в живой проект.

— Кто ваши герои? Как вы с ними знакомились? Было ли сложно писать такие интервью, когда люди делятся с вами таким непростым опытом?

— В принципе, никакой такой особой уникальности в поиске героев здесь не было – мы просто определили определенный пул людей, с которыми нам надо поговорить, что мы хотим поговорить с таким-то количеством людей по экономическим статьям, с таким-то количеством людей криминальных. При этом сразу хочу сказать, что мы в ходе предварительных бесед исключили две категории, их нет в нашем сериале – у нас нет воров в законе в нашем сериале вообще как класса по очень разным причинам, то есть продвинутых криминальных ребят у нас нет. Это связано с двумя причинами.

Мария Алехина. Кадр из сериала «Азбука тюрьмы».

Нам было важно не превращать наш сериал в пиар криминальной романтики

Первое – нам было важно не превращать наш сериал в пиар криминальной романтики. Понятно, что если бы эти ребята согласились с нами разговаривать, то они бы скорее продвигали определенного типа позицию. И так получилось, оказалось, что это для нас недостижимо. Мы брали интервью у нескольких мигрантов, но те, кто находится на территории РФ сейчас, они отказались показывать свои лица, и мы приняли решение их интервью не вставлять просто потому, что они боятся того, что это интервью приведет к тому, что у них возникнут проблемы.

Кстати, это тоже очень важный момент, который я должен отметить, потому что наверняка к нам будут претензии, что мы что-то не сказали или что-то не отметили, но наш принцип был – не навреди. Мы какие-то вещи, которые нам рассказывали, но потом просили их не публиковать – не публикуем. Потому что эти вещи могут повредить тем людям, которые сейчас находятся в местах заключения, ухудшить их ситуацию.

— Как в сериале появились гравюры Пиранези?

— Для нас важен этот образ, который мы взяли в качестве дисклеймера, – потому что этот образ мира как тюрьмы, он не то чтобы очень современный – мы видим его еще в XVIII веке, в эпоху барокко. Они в каком-то смысле отвечают нашему высказыванию, что на самом деле тюрьма в каком-то смысле – это проблема не то что современной путинской России, эта проблема стоит всегда и везде, и наш вопрос к тому – как мы к ней относимся, как мы относимся к тем людям и к их опыту, которые находятся, казалось бы, по ту сторону.

Вот эта тюрьма – это вечная тема. И в этом смысле я надеюсь, что мы делаем какое-то произведение, которое опирается в том числе и на такой вечный опыт, это могло произойти с людьми и в XVIII, и в XVII веке, и в другой стране и так далее. Но, конечно, есть определенная специфика, связанная с нашей страной, и с нашим языком, и с тем, как она устроена, и мы рассказываем о всеобщем опыте через свой – как это и свойственно искусству, потому что невозможно обобщить всеобщее – ты все равно рассказываешь о своем опыте, который так или иначе оказывается частицей опыта всеобщего.

Гравюра Пиранези. Кадр из сериала «Азбука тюрьмы»

Вы продюсировали проекты Мамышева-Монро, Светланы Басковой и Олега Мавроматти? Это все экспериментальные фильмы. Как вы решили создать классический документальный сериал?

— Смотрите, я как режиссер и как продюсер действительно всегда работаю и всегда работал на грани с современным искусством. Моим интересом было делать фильмы, которые находятся между современным искусством и искусством кинематографа. Кино для меня – это способ познания мира. Для меня это такой же проект по познанию мира, как и все предыдущие, которыми я занимался.

Кино для меня – это способ познания мира

Кино для меня – это способ познания мира. У меня был до этого на самом деле опыт документального кино, я делал более-менее классические документальные фильмы, посвященные тоже современному искусству, – это «Якиманка, 90-е» и «Дом на Фурманном», которые были для меня важны в качестве такого исследования, как развивалось современное искусство в России в конце 80-х и в 90-е годы. Мне было интересно поговорить со всеми участниками этого дела, составить определенную свою картину. В этом смысле я не могу сказать, что я делал что-то одно, а теперь делаю что-то принципиально другое.

Как началась ваша работа с художником Андреем Митеневым?

— Встретились мы с ним абсолютно случайно. Это был момент кризиса абсолютного такого. У каждого проекта, я это знаю по своему опыту, есть момент, когда ты понимаешь, что ничего не получается. Мы изначально задумали, что в проекте должно быть много анимации, но вся анимация, которую делали замечательные художники, просто потрясающие, мне не нравилась. Она почему-то не работала.

И в такую какую-то бессонную ночь я листал фейсбук, наверное, много-много часов и вдруг увидел рисунок Андрея Митенева, с которым мы не были знакомы. На следующий день мы уже с ним разговаривали, я смотрел его рисунки.

Андрей с каким-то недоверием отнесся сначала к нам, но потом очень проникся. Тут очень важно, что Андрей – тоже человек, который имеет несколько опытов. С одной стороны, он воспитанник классической школы, окончил какую-то классическую академию, и он прекрасный рисовальщик. Когда вы будете смотреть сериал, там есть тоже интервью с Андреем, у него невероятно точный глаз, он невероятно точно видит. Все, что он описывает, сразу складывается в образ.

С другой стороны, Андрей – человек, который занимается, так же как и я, современным искусством. То есть он человек, который мыслит об искусстве как о некоей актуальной зоне, а не декоративной, то есть он делает вещи актуальные. И с третьей стороны, так сложилась его жизнь, что он имел печальный тюремный опыт, и в этом смысле все его рисунки, они, несмотря на его бурную фантазию, абсолютно документальные. И этой документальности мы не могли достичь с художниками, которые не имеют такого опыта.

Рисунок Андрея Митенева

В этом смысле я думаю, что этот наш проект все равно окажется на грани между классической документалистикой и современным искусством, поскольку мы очень много приемов и ходов оттуда взяли, он языком медиа говорит об очень актуальных на сегодня вещах.

Наш проект все равно окажется на грани между классической документалистикой и современным искусством

И мы еще подумаем – это отдельная история – о том, что сериалом этот проект не закончится, мы говорили об этом с самого начала с нашими коллегами, что это у нас некий такой первый этап – выпуск сериала. Затем последует полнометражный фильм, а затем, возможно, последует еще какая-то цифровая выставочная история, которую мы тоже продумываем. То есть он может оказаться в очень разных медиа, представлен на разных площадках, что, мне кажется, очень важно, чтобы эта тема обсуждалась и о ней говорилось на разных площадках.

Что вы чувствовали, погружаясь в тюремный мир?

— Знаете, я честно вам отвечу. Конечно, было иногда тяжело, а иногда просто невероятно интересно беседовать с людьми. На некоторых интервью слеза наворачивалась очень пронзительно, были интервью, на которых мы не могли сдержать смех. Оля Шалина как начинает про свой опыт – просто группа сидела, и периодически мы делали: «Стоп! Остановились! Все посмеялись, потом дальше». Или есть кусочек интервью с женой Руслана Вахапова, этот опыт просто реально до слез, потому что есть опыты еще, которые мы чуть-чуть затронули, людей, которые близко – жен, которые вроде как не сидят, а на них оказывается невероятный груз, на семье – тех, у кого хорошие семьи, и друзья. Конечно же, сидеть легче, но их семьям, конечно, непросто. И то, что они говорят, даже в какой-то степени эмоционально более окрашено, чем те люди, которые были за решеткой.

Было несколько интервью с криминальными ребятами, после которых я вышел – и у меня было ощущение, что я разгрузил после этих двух часов разговора два вагона мешков. Это очень эмоционально тяжелые ребята. Когда у нас Алексей Полихович рассказывает, что на зоне есть такие люди, которых называют «акулами», которые ходят по зоне и ищут, на что бы тебя подцепить, что бы из тебя выведать, чтобы потом тебя этим шантажировать, тебя этим гнобить.

Опять вернусь к истории Руслана Вахапова. Человек, который сидел по очень трудной статье, с такой статьей, в общем, в тюремном мире приходится очень плохо. Но у нас есть это в фильме в самом начале, что криминальные ребята посмотрели его приговор, посмеялись над ним, поиздевались, но не осудили его за это, то есть он сидел как нормальный заключенный, а не как люди, которые сидят по статье о сексуальном насилии. А сколько таких людей? Вообще, этот парень, по нему видно, это сильный парень с очень хорошей семьей, которая его сильно поддерживала: жена, дети, мама, друзья. Знаете, бывает хороший такой правильный мужик. А сколько таких людей, у которых мы просто не смогли бы никогда взять интервью, которые не такие сильные, которых сломало, которых поломало? В этом смысле понятно, что мы не можем ни в коей степени претендовать: «Вот, окей, мы – последнее слово». Поэтому мы беседовали с теми, кто не боится.

Олег Навальный. Кадр из сериал «Азбука тюрьмы»

Мы беседовали с теми, кто не боится

Абсолютно все наши герои в этом мире сохранили свое «я». И в этом смысле мы видим чуть больше сорока чуть разных личностей, для которых это был, возможно, не самый простой опыт, но уже на дистанции к нему почти все говорят о нем так, как на картинах Пиранези: мы видим, как через мрачный мир тюрьмы пробивается свет, который исходит от каждой человеческой личности.

После окончания съемок поменялся ли ваш взгляд на окружающую действительность?

— Во-первых, мы еще не закончили съемки. Мы доснимаем сейчас специальную серию, связанную с Сахарово. Я уже в этом интервью говорил о том, что для меня каждый проект – это прежде всего проект, связанный с узнаванием и познанием мира. В этом смысле я для себя очень многое понял про то, как на самом деле устроен мир, насколько фатум стоит к нам близко, насколько не работают какие-то простые причинно-следственные связи. Нет такого, что: я девочка-отличница, поэтому я буду профессором и у меня будет счастливая семья. Стечение огромного количества непредсказуемых обстоятельств, связанных как с тем, как устроена сама система, а система устроена таким образом, что в ней этот закон фатума преобладает над человеческим законом. Это очень важно, я это сейчас в первый раз формулирую, до этого я это не говорил, что, наверное, одно из открытий – это то, что закон фатума преобладает над законом.

Закон фатума преобладает над законом

Система организована таким образом, что у тебя нет причинно-следственных связей, ты не можешь сказать: «Я буду действовать так и так и за это получу то и то», – вот так не работает. Ты можешь взять на себя определенную стратегию и попытаться исследовать, но с тобой может произойти все что угодно. И так же в нашей большой жизни – там, где над нами властвует фатум посильнее, чем ФСИН.

Какая жизнь ждет студентов университета Zuyd, Нидерланды?

Жизнь в Маастрихте

Иностранные студенты чаще всего живут в Маастрихте, поскольку именно здесь преподаются программы на английском языке. Маастрихт является одним из старейших и наиболее живописных городов Нидерландов. Город крайне популярен среди иностранных абитуриентов. Всего здесь живет около 120 000 человек, поэтому его можно назвать небольшим, однако в нем царит международная атмосфера, благодаря близости к границе с Бельгией и Германией. Студенты составляют около 20% населения, что делает город молодым и современным. Маастрихт знаменит своей богатой культурой, большим количеством магазинов и бутиков, а также уютными террасами, барами и ресторанами. Он также признан одним из самых безопасных городов Нидерландов. Что еще нужно для идеального места для жизни, работы и учебы? 

Жизнь в регионе

Маастрихт находится в развитой провинции Лимбург на юге Нидерландов. Поблизости находятся такие оживленные города, как Ахен, Льеж, Хасселт и Тонгерен, где можно узнать много нового о культуре и истории, а также пройтись по магазинам и просто отдохнуть. Если вас больше привлекает отдых на природе, то вас ждут холмы Арденнских гор и нагорье Айфель, расположенные неподалеку.

 

Общежития

Студенты живут в общежитиях или снимают жилье самостоятельно. Многие обучающиеся живут в отдельных арендованных студиях или домах и квартирах с другими студентами. Общежитие предлагает отдельные комнаты с общей кухней, душем, туалетом и, иногда, гостиной. Снимая студию или квартиру, студентам не приходится делить их ни с кем. Кроме того, студенты в общежитии обычно не могут выбирать соседей.

Работа

Хотите работать параллельно с учебой? Для начала нужно решить, чем вы хотите заниматься и сколько у вас свободного времени.

Стоит ли учить нидерландский?

Если вы не знаете голландского языка, ряд вакансий будет вам недоступен. Если у вас уже есть небольшой уровень, не забывайте, что для некоторых вакансий нужен уровень носителя. Однако базовые знания позволят вам произвести впечатление на работодателя и лучше освоиться в стране. Университет Маастрихта предлагает всем первокурсникам-иностранцам курс нидерландского языка.

Карьерные перспективы

Работа существует и для иностранцев без знания голландского языка. Мы рекомендуем начать поиск с Доски Вакансий Университета Маастрихта, где размещаются объявления о работе для студентов в различных областях. Также стоит обратить внимание на агентства по поиску временного персонала (uitzendbureau).  Они выступают в роли работодателей и связываются с компаниями, которым нужны временные сотрудники. Наконец, в барах и ресторанах часто требуются дополнительные работники для обслуживания посетителей, работы за барной стойкой, приготовления блюд или уборки.

Спорт

Вуз предлагает любителям спорта множество возможностей. Они могут вступить в спортивный клуб UM Sports, который предлагает более 50 видов спорта.  Если вы предпочитаете самостоятельно планировать тренировки, вам понравится в спортивном зале, а если вы больше любите командный спорт, спортивные ассоциации вуза постоянно принимают новых членов. В Маастрихте также существует множество спортивных ассоциаций, клубов здоровья, студии йоги и пилатеса, куда могут записываться студенты. 

Студенческие организации

Благодаря студенческим клубам, студенты не только хорошо проводят время, но и получают новые знания и лучше узнают свой вуз. Кроме того, вуз предлагает множество ассоциаций, открытых для всех студентов. У некоторых факультетов и образовательных программ есть собственные сообщества и ассоциации. Ниже представлен список ассоциаций с международным уклоном:

·       «International Student Network Maastricht»

·       «Aegee Maastricht»

·       «Koko Maastricht»

·       «Amphitryon»

 

Программа «Studium Generale»

Все университеты Нидерландов участвуют в программе «Studium Generale», которая организует лекции, дискуссии, курсы и мероприятия в сфере науки, искусств и культуры. Большая часть мероприятий в рамках программы проводится на английском языке.

Биолог объясняет: что такое жизнь?

Мимивирус жив?

CC BY 4.0 (адаптировано из Xiao et al 2009 PLoS Biology)

Хотя биология изучает жизнь, даже биологи не согласны с тем, что такое «жизнь» на самом деле. Хотя ученые предложили сотни способов его определения, ни один из них не получил широкого признания. А для широкой публики словарь не поможет, потому что в определениях будут использоваться такие термины, как организмы, животные и растения — синонимы или примеры жизни, — которые отправляют вас по кругу.

Вместо определения слова, учебники будут описывать жизнь списком из полдюжины особенностей, основанных на том, что имеет или что делает . Для жизни есть одна особенность — клетка, отделение, в котором находятся биохимические процессы. Клетки часто включают в список из-за влиятельной теории клеток, разработанной в 1837-1838 годах, которая утверждает, что все живые существа состоят из клеток, а клетка является основной единицей жизни. Кажется, что вся жизнь, от одноклеточных бактерий до триллионов клеток, составляющих человеческое тело, имеет свои отсеки.

В списке характеристик также будет упомянуто, что делает жизнь — такие процессы, как рост, размножение, способность к адаптации и метаболизм (химические реакции, энергия которых управляет биологической активностью). Такие взгляды разделяют такие эксперты, как биохимик Дэниел Кошланд, который перечислил свои семь столпов жизни, такие как программа, импровизация, разделение, энергия, регенерация, приспособляемость и изоляция.

Но подход со списком разочаровывает тем фактом, что легко найти исключения, которые не отмечают все флажки в контрольном списке функций.Вы не станете отрицать, что мул — гибрид лошади и осла — жив, например, хотя мулы обычно бесплодны, поэтому нет клещей для размножения.

Мул жив?

Capri23auto на Pixabay

Субъекты на границе между живыми и неживыми также подрывают списки. Вирусы — самый известный случай, связанный с периферией. Некоторые ученые утверждают, что вирус не является живым, поскольку он не может воспроизводиться без нарушения репликационного механизма своей клетки-хозяина, но паразитические бактерии, такие как Rickettsia , считаются живыми, несмотря на то, что они не могут жить независимо, поэтому вы можете утверждать, что все паразиты не могут жить без хозяев.Между тем мимивирус — гигантский вирус, обнаруженный в амебе, достаточно большой, чтобы его можно было увидеть под микроскопом, — настолько похож на клетку, что изначально был принят за бактерию. С помощью синтетической биологии люди также создают необычные кейсы — такие дизайнерские организмы, как Synthia, у которых мало функций и которые не выжили бы вне лаборатории.

Действительно ли такие сущности, как вирусы, являются формами жизни или просто подобны жизни? Использование определения списка во многом зависит от критериев, которые вы выбираете для включения, что в большинстве случаев является произвольным.Альтернативный подход — использовать теорию, которая считается определяющей чертой жизни: теория эволюции Чарльза Дарвина путем естественного отбора, процесса, дающего жизни способность адаптироваться к окружающей среде. Адаптивность присуща всему живому на Земле, что объясняет, почему НАСА использовало ее в качестве основы для определения, которое могло бы помочь идентифицировать жизнь на других планетах. В начале 1990-х годов консультативная группа астробиологической программы НАСА, в которую входил биохимик Джеральд Джойс, предложила рабочее определение: Жизнь — это самоподдерживающаяся химическая система, способная к дарвиновской эволюции .

Термин «способный» в определении НАСА является ключевым, потому что он означает, что астробиологам не нужно наблюдать и ждать развития внеземной жизни, а просто изучать ее химию. На Земле инструкции по построению и управлению организмом закодированы в генах, переносятся в молекуле, такой как ДНК, информация о которой копируется и передается от одного поколения к другому. В другом мире с жидкой водой вы должны искать генетический материал, который, как и ДНК, имеет особую структуру, которая может поддерживать эволюцию.

Однако обнаружение инопланетной жизни — более сложная задача, чем сбор образцов, как показывает миссия «Викинг». В 1977 году НАСА разместило посадочные аппараты на Марсе и провело множество экспериментов, чтобы попытаться обнаружить признаки жизни в марсианской почве. Результаты были неубедительными: в то время как одни тесты дали положительные результаты для продуктов химических реакций, которые могли указывать на метаболизм, другие были отрицательными для органических молекул на основе углерода. Спустя десятилетия астробиологи все еще ограничиваются поиском жизни косвенно, поиском биосигнатур — объектов, веществ или структур, которые могли быть созданы биологическим агентом.

Учитывая, что ученым, ищущим жизнь, нравятся подписи, некоторые говорят, что на самом деле нам не нужно определение . По мнению философа Карлоса Марискаля и биолога У. Форда Дулиттла, проблема с определением жизни возникает из-за неправильного мышления о ее природе. Их стратегия состоит в том, чтобы искать сущностей, которые напоминают части жизни, и рассматривать всю жизнь на Земле как отдельную личность. Это решение могло бы устроить астробиологов, но оно не удовлетворило бы людей, которые хотят знать, живо ли что-то странное, например вирус.

Основная проблема как для обнаружения, так и для определения жизни заключается в том, что до сих пор мы встречали только один пример во Вселенной: земную жизнь. Это «проблема N = 1». Если мы даже не можем договориться о различии между живыми и неживыми существами, как мы можем ожидать распознавания странных форм жизни?

Это жизнь, но не такая, как мы ее знаем

Поскольку наука не предоставила убедительных доказательств существования инопланетян, мы должны обратиться к научной фантастике, и несколько сериалов исследовали такие возможности лучше, чем Star Trek: The Next Generation .Путешествие звездолета Enterprise и «его продолжающаяся миссия по исследованию странных новых миров и поиску новой жизни и новых цивилизаций» дали нам все, от богоподобного существа Q до огромной кристаллической сущности, которая преобразует живую материю в энергию (a вид обмена веществ). Возможно, наиболее интересно то, что по мере того, как исследователи приближаются к созданию искусственного интеллекта, который умнее человека, появляется Дейта — андроид, который должен был доказать человеческий разум, но не воспроизводился, пока не построил собственную дочь.Будет ли считаться живым бог, существующий вне времени, кристалл размером с космический корабль или роботизированный ИИ?

Живы ли данные из «Звездного пути: Следующее поколение»?

CBS Studios

‘Что такое жизнь?’ это не просто вопрос биологии, но философии. И ответ усложняется тем фактом, что исследователи из разных областей имеют разные мнения о том, что, по их мнению, должно быть включено в определение. Философ Эдуард Машери обсудил проблему и представил ее в виде диаграммы Венна с кругами для трех групп — биологов-эволюционистов, астробиологов и исследователей искусственной жизни — используя гипотетические особенности, на которых они сойдутся (некоторые биологи думают, что вирусы живы, в то время как другие полагают, что ячейка важна, поэтому предположение, что участники согласятся, спорно).Мачери утверждал, что никакие критерии не могут совпадать со всеми тремя кругами, заключая, что «проект определения жизни либо невозможен, либо бессмысленен».

Но в то время как философы могут обойти проблему без последствий, вывод о том, что бессмысленно определять жизнь, неудовлетворителен и разочаровывает обычных людей (а также таких, как я, которым небезразлично общественное понимание науки). Независимо от того, придут ли исследователи к консенсусу по поводу научного определения, для практических целей нам по-прежнему необходимо народное определение — предложение, объясняющее концепцию жизни, понятную среднему человеку.

Жизнь может быть расплывчатым понятием, но это не значит, что ее смысл должен быть расплывчатым. Как отметил вычислительный биолог Евгений Кунин, определение жизни не является научным, потому что его невозможно опровергнуть, поскольку мы всегда можем найти сущность, которая соответствует всем критериям, но «явно» не является живой или не имеет определенных характеристик, но «очевидно» является жизнью. -форма, и поэтому «здесь задействовано какое-то интуитивное понимание живого состояния, заменяющее любое определение […] мы, кажется,« узнаем это, когда видим ».Кунин сосредоточился на том, может ли определение дать биологическое понимание (например, определение новых форм жизни), но упомянул еще одну область, где определение жизни может быть полезно: «лучшее преподавание основ биологии».

Так как же нам получить определение, учитывающее биологию? Отчасти это упражнение в семантике. Во-первых, в популярном определении следует избегать технического жаргона и использовать повседневный язык. Далее нам нужна отправная точка. С тех пор, как Аристотель впервые попытался дать определение жизни около 350 г. до н.э., мыслители вели, казалось бы, бесконечные философские дискуссии.В 2011 году биофизик Эдвард Трифонов попытался выйти из тупика, сравнив 123 определения, чтобы найти консенсус, сгруппировав слова в группы и подсчитав наиболее часто используемые. часто для получения минимального или краткого определения: Жизнь — это самовоспроизведение с вариациями .

«Вариации» в определении Трифонова — это мутанты, результат мутаций (ошибок при копировании), которые происходят во время воспроизводства, что и создает разнообразие в популяции, позволяющее «выжить наиболее приспособленным» особям посредством эволюции путем естественного отбора. Хотя в консенсусе Трифонова и в рабочем определении НАСА используются разные слова, это две стороны одной медали и разделяют центральную концепцию: жизнь способна адаптироваться к окружающей среде.

Дарвиновская эволюция — это способ адаптации жизни , как мы ее знаем.Но как насчет вещей, которые могут использовать альтернативные механизмы адаптации? Поскольку узкое определение исключает второстепенные случаи, а широкое позволит нам включить широкий спектр потенциальных форм жизни, наше популярное определение исключает включение Трифоновым понятия « самовоспроизведение » (с учетом бессмертных ИИ, которые не нуждаются в репликации) и также требование НАСА о «химической системе» (допускающей наличие организмов, не несущих гены на ДНК-подобной молекуле). «Среда» подразумевает среду обитания или экосистему, а не просто окружающую среду, что исключает робота, который настраивает свое тело для перемещения по местности и виртуальным объектам, которые перемещаются в цифровой области.

Наконец, нам нужно слово для «вещи», которую мы описываем как живую. Ученые и философы используют слово «сущность», не осознавая того, что так же, как в словаре используется слово «организм», это, по сути, причудливый синоним «жизни» (можете ли вы придумать «сущность», которая не подразумевает какую-либо форму жизни? Эта небольшая логическая округленность может быть не идеальной, но я не могу придумать лучшего варианта. Сущность — это замкнутая вещь, а это означает, что слово может работать на любом уровне — будь то отдельный организм, ИИ или все живое на планете.

Любое определение должно быть необходимым и достаточным, но важно сначала определить , для которого . Поскольку эта статья предназначена для широкой аудитории (не ученых), цель — народное определение. Так что же такое жизнь? Вот предложение:

Жизнь — это сущность, способная адаптироваться к окружающей среде.

Хотя я думаю, что мое «популярное определение» имеет интуитивный смысл, оно все же может присоединиться к сотням научных предложений, которые не нашли признания.В отличие от словарных определений, по крайней мере, это не так, но только время покажет, считают ли люди это правильным.

Что такое жизнь и как мы ее ищем?

Два основных вопроса науки: как возникла жизнь на Земле? Живые организмы — правило или исключение?

Покойный британский астроном Фред Хойл сказал, что появление живой клетки из неодушевленного химического супа примерно так же вероятно, как и сборка реактивного самолета Боинг 747 вихрем, проносящимся через свалку.По его мнению, наша планета была засеяна живыми микроорганизмами, пришедшими из космоса.

Другие думают, что это были ингредиенты для жизни, а не сама жизнь, которые пришли извне. Есть и такие, кто думает, что ничего из вышеперечисленного не произошло и что все было «приготовлено» на месте.

Одним из препятствий на пути к решению проблемы является то, что ученые еще не пришли к единому мнению о том, что такое «жизнь». Аминокислоты — это сложные органические молекулы, присутствующие во всех известных к настоящему времени живых организмах; они составляют белки, прикрепляясь друг к другу в соответствии с «порядком», диктуемым генетическим кодом каждого организма — известной молекулой ДНК.

Но аминокислоты сами по себе не являются жизнью, и даже не ясно, являются ли они «необходимыми» для жизни. Их существование только демонстрирует, что действует сложная органическая химия — «органический» означает только присутствие элемента углерода. В принципе, живая система должна, по крайней мере, иметь возможность воспроизводить и потреблять энергию, но что происходит, например, с вирусами и другими микроорганизмами, которые могут оставаться безмолвными и неактивными, очевидно мертвыми в течение очень долгих периодов времени?

Если ученые не могут точно определить жизнь, как они могут быть уверены, что здесь, на Земле, у нас нет соседей, с которыми мы еще не познакомились? Удивительно, но ответ таков: они не уверены.Кроме того, как насчет поиска жизни в других местах, кроме Земли? Как астрономы могут искать то, что четко не описано? Ответ: с большим трудом.

Ученые, работающие над полетами на Марс, например, говорят, что они, вероятно, не будут знать наверняка, является ли Красная планета «обитаемой», пока кто-нибудь не пойдет туда и не изучит ее очень подробно. В случае планет, не входящих в нашу Солнечную систему, очевидно, еще труднее доказать или опровергнуть наличие жизни.

Будущая миссия ЕКА «Дарвин», которая должна быть запущена примерно в 2014 году, будет смелой попыткой. Дарвин будет искать твердые, похожие на Землю планеты, потому что для развития жизни, вероятно, потребуется твердая поверхность; затем он будет искать «отпечатки пальцев» жизни в свете, исходящем от этих планет. Метаболизм живых организмов вызывает изменение атмосферы планеты; планета, имеющая в атмосфере кислород и метан, вероятно, будет содержать жизнь — в нашей Солнечной системе только Земля имеет богатую кислородом атмосферу.

Однако, хотя присутствие этих элементов в атмосферах планет, вращающихся вокруг других звезд, несомненно, удивило бы многих ученых, это еще не было бы доказательством существования внеземной жизни.

Нравиться

Спасибо за лайк

Вам уже понравилась эта страница, вам может понравиться только один раз!

Какой будет жизнь в Афганистане при правлении Талибана: NPR

Лулу Гарсия-Наварро из

NPR рассказывает Кэти Гэннон из Associated Press о том, что она стала свидетельницей в Кабуле, когда афганцы реагируют на жизнь под властью Талибана.

LULU GARCIA-NAVARRO, ХОЗЯИН:

Вчера талибы подняли свой флаг над президентским дворцом Афганистана — в тот же день, когда мир отмечал 20-ю годовщину терактов 11 сентября. Между тем, ООН заявляет, что страна находится под угрозой полного экономического краха, и что около 97% населения Афганистана может опуститься за черту бедности, поскольку последствия захвата власти талибами продолжаются. Кэти Гэннон — давний директор отдела новостей по Афганистану и Пакистану в Associated Press, и теперь она присоединилась ко мне из Кабула.Добро пожаловать в программу.

КЭТИ ГАННОН: Большое спасибо, Лулу. С удовольствием.

ГАРСИЯ-НАВАРРО: Я имею в виду, что символизм флага талибов, поднятого 11 сентября, невозможно переоценить. Я имею в виду, какое настроение сейчас в Кабуле?

ГАННОН: Знаете, я думаю, что для большинства людей есть много неуверенности, но также и чувство отчаяния. Банки только открылись, но они не могут свободно распределять деньги. У них есть — многие из них были заморожены, поэтому средства нелегко получить.Людям разрешено снимать только 200 долларов в неделю. Продовольствие становится все дороже. Талибан просил людей вернуться на работу, но у них нет денег, чтобы платить им.

ГАРСИЯ-НАВАРРО: Закончилось ли вооруженное сопротивление талибам? Я имею в виду, что мы слышали новости об убийстве брата бывшего вице-президента Афганистана. Его смерть считается значительной из-за боев в долине Панджшер, где он был застрелен, поэтому они оказали первоначальное сопротивление талибам.

ГАННОН: Совершенно верно. Я имею в виду, что это был своего рода последний очаг борьбы против талибов, который продолжался. И на данный момент он в значительной степени утих. Вы знаете, Талибан действительно контролирует долину. В некоторых небольших деревнях все еще ведутся боевые действия, но я думаю, что по большей части контроль находится в руках Талибана.

ГАРСИЯ-НАВАРРО: Но гражданские протесты продолжаются и натолкнулись на резкую реакцию талибов. Как вы думаете, собираются ли люди продолжать выходить на улицу перед лицом этого?

ГАННОН: Вчера я разговаривал с женщиной, которая занимается тхэквондо.Она просто шла по магазинам. И она была среди протестующих, и она протестовала, и она была полна решимости, что, если они продолжат, она тоже продолжит. Но она сказала, знаете ли, на самом деле большинство мужчин не присоединятся к этим протестам. И было — владельцем магазина был мужчина, и он кивнул, и он сказал, что это правда, потому что многие мужчины в Афганистане не обязательно категорически не согласны с указом талибов в отношении женщин, и что они, вероятно, вряд ли большое количество людей в поддержку женщин.И это усложняет жизнь женщинам, а также — многие старшие женщины-лидеры не в стране, и, безусловно, они очень сильны и очень влиятельны, но большинство демонстраций проводилось молодыми, знаете ли, 24-, 25-летние студенты. Смогут ли они сохранить этот импульс и получить больше импульса и большей поддержки со стороны мужчин в стране, я думаю, это действительно будет иметь значение, и, конечно же, разговаривая с некоторыми женщинами, они не видят этого.И, разговаривая со многими мужчинами, я не думаю, что они собираются выступить в большом количестве, что приведет к изменению прав женщин. Они могут выйти, если экономика продолжит ухудшаться, и люди не смогут позволить себе прокормить свою семью, у них нет дохода. Это приведет людей в отчаяние.

ГАРСИЯ-НАВАРРО: Очевидно, было много дискуссий о том, какое правительство сформирует Талибан. Они объявили о своего рода пакте временного правительства с высшим руководством Талибана.Каков статус этих переговоров? Похоже, что в Афганистане может быть более инклюзивный режим?

ГАННОН: Ну, я имею в виду, я думаю, они дали немного фигового листа, вы знаете, международному сообществу, сделав его смотрителем. Таким образом, это открывает дверь к тому, что на самом деле в Кабинете могут быть представлены и другие группы — женщины. Я думаю, что люди считают, что у не-талибов какое-то время будут второстепенные роли, поскольку талибы пытаются как бы консолидироваться и выяснять, как управлять страной.То есть сегодня у министра высшего образования была пресс-конференция. Он сказал, что женщинам будет разрешено поступать в университеты и получать ученую степень. Еще неизвестно, каким будет «Талибан» на этот раз. Я думаю, они, конечно, тоже пытаются решить, как двигаться дальше, как управлять Афганистаном. Это совсем другая страна, чем когда они правили в последний раз. И поэтому я думаю, что это все еще в процессе, и на самом деле неясно, каким будет конечный результат или когда он действительно появится.

ГАРСИЯ-НАВАРРО: Кэти Гэннон, директор новостей по Афганистану и Пакистану агентства Ассошиэйтед Пресс — легенда — большое спасибо.

ГАННОН: Большое спасибо, Лулу.

Авторские права © 2021 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений на нашем веб-сайте www.npr.org для получения дополнительной информации.

стенограмм NPR создаются в срочном порядке Verb8tm, Inc., подрядчиком NPR, и производятся с использованием патентованного процесса транскрипции, разработанного NPR.Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Авторитетной записью программирования NPR является аудиозапись.

7 странных вопросов, которые помогут вам найти цель жизни

Примите смущение. Чувство глупости — это часть пути к достижению чего-то важного, чего-то значимого. Чем больше вас пугает важное жизненное решение, тем больше вероятность, что вам нужно его делать.

Марк Мэнсон

Прежде чем вы сможете хорошо разбираться в чем-то и делать что-то важное, вы должны сначала сосать что-то и не иметь ни малейшего представления о том, что делаете.Это довольно очевидно. А для того, чтобы сосать что-то и не иметь представления о том, что вы делаете, вы должны поставить себя в неловкое положение в той или иной форме, часто неоднократно. И большинство людей стараются не ставить себя в неловкое положение именно потому, что это отстой.

Следовательно, из-за транзитивного свойства удивительности, если вы избегаете всего, что может вас смутить, то вы никогда не сделаете что-то, что кажется важным.

Да, похоже, снова все возвращается к уязвимости.

Прямо сейчас есть что-то, что вы хотите сделать, что-то, о чем вы думаете, что-то, о чем вы мечтаете, о том, что делаете, но вы этого не делаете. У вас, без сомнения, есть свои причины. И вы повторяете себе эти доводы до бесконечности .

Но что это за причины? Потому что я могу сказать вам прямо сейчас, что если эти причины основаны на том, что подумают другие, то вы сильно облажаетесь.

Если ваши причины примерно такие: «Я не могу начать бизнес, потому что для меня важнее проводить время с детьми» или «Игра в Starcraft весь день, вероятно, помешает моей музыке, а музыка для меня важнее, » тогда хорошо.Звучит отлично.

Но если ваши причины следующие: «Мои родители будут ненавидеть это», или «Мои друзья будут смеяться надо мной», или «Если я проиграю, я буду выглядеть идиотом», то, скорее всего, вы действительно избегаете то, о чем вы действительно заботитесь, потому что забота об этом — вот что вас до чертиков пугает, а не то, что думает мама или что говорит Тимми по соседству.

Великие вещи по самой своей природе уникальны и нетрадиционны. Поэтому для их достижения мы должны идти против стадного менталитета. А делать это страшно.

Примите смущение. Чувство глупости — это часть пути к достижению чего-то важного, чего-то значимого. Чем больше вас пугает важное жизненное решение, тем больше вероятность, что вам нужно его делать.

Ответ на этот вопрос скажет вам:

  • Что вас до чертиков пугает… не зря
  • Что вам следует перестать гнусно оправдываться и начать что-то делать

Что такое жизнь? | Биологические принципы

«Самоподдерживающаяся химическая система, способная к дарвиновской эволюции.»- определение жизни НАСА

Цели обучения

  1. Определите общие черты жизни на Земле
  2. Отличить живые организмы от неживых
  3. Объясните эволюцию как возникающее свойство жизни
  4. Назовите 3 области жизни

Жизнь на Земле

Мы хорошо знакомы с жизнью вокруг нас, потому что мы видели их и взаимодействовали с ними всю свою жизнь. Но некоторые формы жизни оставались нераспознанными на протяжении большей части истории человечества, потому что их было невозможно увидеть, пока не были изобретены микроскопы.Другие живые организмы может быть трудно распознать, даже если их увидеть, как на этом рисунке ниже.

Литопсы — это род суккулентных растений (например, кактусов), произрастающих в пустынях Южной Африки. Литопы часто называют «живыми камнями», потому что они выглядят как окружающие камни, отличный камуфляж для восхитительного пустынного растения. Изображение с https://harrywoolner.wordpress.com/plants/lithops/


Так как же нам отличить жизнь от неживой? Какие атрибуты присущи всем живым организмам на Земле? Какие из этих атрибутов отсутствуют у неживых организмов и характерны только для живых организмов?
Как насчет возможности жизни на других планетах, помимо жизни на Земле, с окружающей средой, совершенно непохожей на нашу планету? Предположим, мы запускаем исследовательскую миссию на Марс или Европу (ссылка на статью о миссии НАСА на Европу, луну Юпитера с доказательствами наличия соленых морей и гидротермальных жерл под слоем льда) и можем отправить лабораторный модуль, оборудованный любым типом аналитических инструментов, о которых вы можете подумать.Как бы вы искали доказательства существования жизни на Марсе или Европе?
Если мы посмотрим на фундаментальные свойства жизни, каковы могут быть некоторые возникающие свойства жизни?
Эти вопросы (свойства жизни) составляют основные темы этого курса: Введение в биологические принципы.
Существует пять общепринятых критериев жизни:
  1. Потребность в энергии
  2. Организация в мембраносвязанных клетках
  3. Генетическая информация
  4. Возможность репликации
  5. Изменения во времени — рост и реакция на стимулы

Эволюция как возникающее свойство жизни

Ключевой частью любого определения жизни является то, что живые организмы размножаются.Теперь добавим пару наблюдений:

  • Процесс воспроизведения хотя и в основном точен, но несовершенен. Когда клетки делятся, они должны реплицировать свою ДНК. Хотя репликация ДНК очень точна, она все же делает примерно 1 ошибку на 10 миллионов нуклеотидов. Через несколько поколений популяция будет содержать множество наследственных вариаций.
  • Популяция данного типа организмов будет расти экспоненциально, но достигнет предела, когда особи будут соревноваться друг с другом за ограничивающий ресурс (пища, пространство, товарищей, солнечный свет и т. Д.))

Предположим, некоторые наследственные вариации (скорость, сила, более острые когти, более крупные зубы) делают некоторых людей более конкурентоспособными за ограниченный ресурс — что произойдет?
Особи с превосходными вариантами приобретут больше ресурсов и будут иметь больше потомства. Если высшие варианты наследуются, то их потомство будет иметь такие же высшие варианты. Таким образом, через поколения все большая и большая часть населения будет состоять из особей с превосходящими наследственными вариантами.Это форма биологической эволюции посредством естественного отбора.
Определение: Биологическая эволюция — это изменение наследственных характеристик популяции. Говоря техническим языком, эволюция определяется как изменение генофонда популяции, измеряемое как изменение частот генетических вариантов (аллелей) в популяции.
Предположим, что существует наследственная изменчивость в популяции, и наследственная изменчивость влияет на выживание и воспроизводство отдельных организмов.Если эти условия существуют, а они существуют для всех естественных популяций живых организмов, эволюция должна происходить. Жизнь развивается!
Чарльз Дарвин назвал этот процесс естественным отбором . Он и Альфред Уоллес были первыми, кто предположил, что эволюция путем естественного отбора может объяснить происхождение всех множеств видов на Земле и то, как они выглядят настолько хорошо адаптированными по форме и функциям к своей конкретной среде. Более того, Дарвин предположил, что вся жизнь на Земле произошла от общего предка в результате медленного, постепенного накопления наследственных (генетических) изменений.
Поскольку определение эволюции — это изменение наследственных характеристик популяции, эволюция может происходить другими способами, кроме естественного отбора. Эволюция также может происходить посредством случайных процессов, особенно в небольших популяциях, где частота некоторых наследуемых признаков может случайно повыситься или понизиться. Мы обсудим эти механизмы эволюции на будущих занятиях.

Три области жизни

Сравнение последовательностей ДНК, а также структурные и биохимические сравнения последовательно делят все живые организмы на 3 основных домена: бактерии, археи и эукариоты.И бактерии, и археи являются прокариотами, одноклеточными микроорганизмами без ядер, а к эукариотам относятся мы и все другие животные, растения, грибы и одноклеточные простейшие — все организмы, клетки которых имеют ядра, в которых заключена их ДНК, помимо остальной части тела. клетка. Летопись окаменелостей указывает на то, что первыми живыми организмами были прокариоты (бактерии и археи), а миллиард лет спустя возникли эукариоты.

Древо жизни, показывающее три области жизни. Изображение предоставлено: Музей палеонтологии Калифорнийского университета (https: // evolution.14) бактерии, в основном в кишечнике (Американское общество микробиологии, FAQ по микробиому человека). У нас также есть археи, в первую очередь метаногены (ответственные за метеоризм!), Хотя они, по-видимому, составляют менее 1% нашей кишечной микрофлоры (Lurie-Weinberger MN, Gophna U, 2015).

А как насчет вирусов?

Учитывая их влияние на живые существа, вы, вероятно, задаетесь вопросом, где вирусы вписываются в эту организационную систему. Они живы? Вирусы не состоят из клеток и не могут воспроизводиться сами по себе, а скорее должны «захватить» клетку для репликации.Большинство биологов не теряют много сна из-за споров о том, классифицируются ли вирусы как живые. Вместо этого мы думаем о том, как вирусы действуют в мире. Вирусы действуют как облигатные клеточные паразиты. Это означает, что они могут выживать, воспроизводиться и создавать новые варианты, когда они живут внутри и причиняют вред другому организму.
Как долго вирусы могут существовать вне хозяина? В обзоре инфекций, возникающих в больницах, Крамер и др. (2006) обнаружили, что респираторные вирусы, включая вирусы гриппа, короны и носорога, сохраняются на поверхностях до нескольких дней.Желудочно-кишечные вирусы часто сохраняются у человека в течение нескольких месяцев, в то время как вирусы, передающиеся через кровь, такие как ВИЧ, могут сохраняться более одной недели вне организма-хозяина.
В этом семестре мы рассмотрим характеристики вирусов на нескольких этапах. На данный момент мы можем сказать, что вирусы используют ДНК или РНК в качестве наследственного материала. Им также требуется клетка-хозяин для осуществления их метаболической активности.
Как организовать всех этих организмов ?
См. Ускоренный курс по таксономии, системе классификации всего живого на Земле:

Ароматизатор осмеливается понюхать «Что на самом деле пахнет жизнь»

КАП-ДЕ-КРЕУС, Испания мастерская находится в деревне на северо-востоке Испании.

Пандемия принесла с собой маски, которые лишили человечество обоняния, «возвышенного, которое есть прямо здесь», как его называет г-н Колладо. И это создало возможность того, что вирус может лишить его способности чувствовать запах, что случилось с ним несколько лет назад и вызвало своего рода экзистенциальный кризис.

Затем было будущее его нюхательных туров, которые он первым начал в своей родной Каталонии и которые какое-то время также казались под угрозой.

На данный момент туры вернулись, и Mr.Колладо недавно был с группой, которая последовала за ним на вершину холма Кап-де-Креус, скалистого мыса над темно-синим морем примерно в 15 милях к югу от Франции. Они остановились у куста дикого розмарина, где он раздавил веточку руками и велел посетителям вдохнуть.

«Запах напрямую влияет на ваши эмоции, вы плачете, вы не знаете почему», — объяснил мистер Колладо, когда остальные наклонились к нему. «Обоняние обладает силой, которой нет ни у одного другого чувства, и я должен вам сказать. теперь он молекулярный, он касается сущности сущности.

Г-н Колладо указал на человека рядом с ним. Горячий ветерок со скал внезапно переместил миллионы молекул между ними.

«Когда я нюхаю его, на самом деле я вхожу в более глубокий уровень близости, чем если бы мы спали вместе в постели», — сказал он.

Каменистый берег, по которому парфюмер ходил и философствовал, больше всего известен как фон для картин сюрреалиста Сальвадора Дали, и г-н Колладо, по-своему, считает себя художником, ведущим движение.Он стремится восстановить то, что он называет «культурой обоняния».

«Что это за растение?» — спросила проходящая мимо женщина.

Мистер Колладо стоял перед облезлым кустом с резким землистым запахом. Он сказал, что его любили монахи Сан-Пере-де-Родес, разрушенного монастыря на мысе, которые добавляли его в свой чай.

Это был vitex agnus-castus, также известный как «целомудренное дерево». По иронии судьбы, сказал г-н Колладо, это также «возможно, ароматическое растение с наибольшей силой афродизиака во всем Средиземноморском бассейне».

Женщина сорвала листья и сунула их в мужа. «Возьми, — сказала она.

В мире нет недостатка в ароматах, считает г-н Колладо. Но в нем отсутствуют аутентичные ароматы. Chanel № 5, призванный вызвать ассоциации с розой и жасмином, также дополнен синтетическими составами. Он посетовал, что мало кто знает запах настоящей ванили, имеющей только искусственный ароматизатор.

«Никогда еще вокруг нас не было так много ароматов», — сказал г-н Колладо однажды днем ​​в своем доме. «Но в то же время мы не знаем, чем на самом деле пахнет жизнь.

По мнению г-на Колладо, это связано с тем фактом, что в отличие от того, что он называл нашими более «привилегированными» чувствами, такими как зрение и слух, обоняние было отодвинуто в сторону, «полностью опорочено веками, потому что запах напоминает нам, что мы просто животные », — сказал он.

Он начал краткую историю запаха: как корень слова «духи» означает «дым» на латыни, что, по его мнению, отсылает к можжевельнику, сожженному пещерными людьми; как колонизация Нового Света наводнила Европу неизвестными ранее ароматами шоколада и кофе; и как грязные запахи Лондона и Парижа во время промышленной революции стали поворотным моментом.

«Пришла эта внезапная одержимость стерилизацией и дезинфекцией, — сказал он, добавив, — теперь все должны пахнуть абсолютно нейтрально».

Г-н Колладо пытался создать настоящих запахов мира на своей парфюмерной фабрике, где он черпает вдохновение из каталонской природы. Название его компании, Bravanariz, в переводе с испанского означает «смелый нос».

Частично кладовая, частично лаборатория, она находится на нижнем этаже его дома в каменистой деревне Понто, к северу от Барселоны.Есть флаконы с одеколоном и чаны с маслянистыми жидкостями, но, пожалуйста, не называйте это «духами».

— Это обонятельные снимки, — фыркнул мистер Колладо.

Если Дали нарисовал плавящиеся часы с такими же пейзажами на заднем плане, то мистер Колладо сделал запах этого пейзажа своим предметом. Он собирает рокрозу, средиземноморский кустарник с вечнозелеными листьями и белыми лепестками. Он делает настойку из морского фенхеля, съедобного растения с солоноватым привкусом, напоминающим океан.

Он смешивает эти и другие ароматы вместе, чтобы произвести Cala, аромат, который он продает.

Гнилые водоросли, сброшенные с берега, и смола, спрессованная с чечевицы, дерева, упомянутого в «Дон Кихоте», также являются частью его поисков местных ароматов.

«Здесь вас поразили его ароматы, — сказал Хуан Карлос Морено, любитель парфюмерии, сильно хлопнув себя в грудь.

Г-н Морено сказал, что он заплакал, когда впервые почувствовал запах одного из ароматов г-на Колладо. Это был аромат Muga, который, согласно маркетинговым материалам, может заставить человека «почувствовать безмолвную сексуальность розмарина, бессмертника, тимьяна и лаванды.”

Г-н Колладо вырос, слыша рассказы о духах от своего деда, Хосе Колладо Эрреро, который создал некоторые из самых продаваемых духов Испании в начале 20 века. Но сначала г-н Колладо сделал себе имя как актер на испанском телевидении и как театральный режиссер.

Переломный момент наступил, когда г-н Колладо начал испытывать фантосмию, состояние, также известное как обонятельные галлюцинации. Он потерял способность обонять, за исключением единственного неприятного запаха, который, казалось, проявлялся на всем, даже на его детях.

Г-ну Колладо сказали, что ему придется заново научиться нюхать на практике, так же как больной, перенесший инсульт, должен снова научиться говорить.

Он начал с веточки розмарина.

«Две или три недели ничего не было», — сказал он. «Но однажды запах проник в мой мозг, и я сразу же вернулся в детство, это было как будто кто-то ударил меня по лицу».

Мистер Колладо научился нюхать другие растения вокруг своего дома. Это было началом навязчивой идеи, которая привела его не только к созданию собственных ароматов, но и к тому, что он стал своего рода проповедником самого носа.

Жарким летним днем ​​мистер Колладо находился в другом месте, чей запах он пытался уловить.

В этом поле, простирающемся до подножия Пиренеев, росли испанская лаванда и розмарин, которые использовались для «верхних нот» его ароматов — того, что вы чувствуете после того, как впервые нанесете аромат. Еще был цветок, известный как бессмертник, который формирует «средние ноты», аромат которых остается после первого исчезновения. Растение под названием хара, очищаемое фермерами как сорняк, было тем, что создатели ароматов называют «фиксатором», используемым для замедления скорости испарения.

Он схватил пучок сухих листьев и раздавил их ладонями.

«Я придумываю форму руками, и то, что у меня здесь, почти парфюм», — сказал он, протягивая листья, чтобы понюхать.

Его подход прямо противоположен тому, что делают большинство парфюмеров, сказал он. Они изолируют ароматы, делая что-то искусственное. Он объединяет их, охватывая странные запахи всего этого.

«Я делаю это потому, что нет ничего сложнее природы», — сказал он. «Мы должны быть сложными, но у нас есть проблема с принятием нашей сложности и противоречия в себе.”

Розер Толл Пифарре предоставил репортаж из Барселоны.

Пять великих идей в биологии Пола Нерса

Пол Нерс — ученый настолько выдающийся, насколько это вообще возможно. Еще он отличный коммуникатор. Эта книга ясно и элегантно объясняет, как развиваются жизненные процессы, и делает все возможное, чтобы ответить на вопрос, поставленный в названии. Также чрезвычайно важно в то время, когда мир настолько тесно связан, что любая новая болезнь может распространяться от страны к стране с огромной скоростью, чтобы все мы, включая политиков, были как можно лучше информированы.Эта книга дает ясность и понимание, которые могут спасти многие тысячи жизней. Я многому научился, и мне очень понравился процесс.
Сэр Филип Пуллман

Мастерский обзор биологии, объединяющий большие идеи, яркие детали и личные взгляды. Вы выходите с более глубоким чувством удивления по поводу разнообразия, сложности и взаимосвязанности живых организмов. Это самый большой вопрос в биологии. И эта книга представляет собой лучший ответ, который я когда-либо видел.Пол Нерс — редкая форма жизни — ученый, удостоенный Нобелевской премии, и блестящий коммуникатор.
Алиса Робертс

В этой яркой, живой книге сэр Пол Нерс, открывший некоторые из важнейших генов, контролирующих деление клеток, глубоко погружается в биологию, освещая пять основных характеристик «жизни». ». Написание настолько энергичное и знающее — а пять разделов так полны чудесных откровений — что я не мог оторваться.Эта книга вдохновит целое поколение биологов.
Сиддхартха Мукерджи

Красиво написанное исследование, возможно, самого важного вопроса науки. Я чувствовал, что мне дали редкий доступ к по-настоящему глубокому пониманию сложного и глубокого предмета. Это лучшее введение в современную биологию, которое я когда-либо читал.
Брайан Кокс

Почти идеальное руководство к чуду и сложности существования.
Билл Брайсон

Медсестра дает краткий и ясный ответ на извечный вопрос.Его произведения основаны не только на большом опыте, но и на мудрости, дальновидности и личном опыте. Я прочитал книгу за один присест и к концу почувствовал себя взволнованным, как будто я пробежал много миль — от собственного сада автора до внутренней части камеры, назад во времени к самым далеким предкам человечества и через лабораторию исследований. преданный своему делу ученый, работающий над тем, что он больше всего любит делать.
Дава Собел

Помимо основных сведений о каждой концепции, [медсестра] рассказывает нам о людях, ответственных за основные прорывы в биологии и химии … Доступным, понятным языком он рассматривает, как знания могут помочь мы меняем мир к лучшему и к тому, что такое жизнь на самом деле.Поскольку все живые существа в конечном итоге связаны друг с другом, он заключает: «Нам нужно заботиться о нем, нам нужно заботиться о нем. А для этого нам нужно это понять ».
Брайан Мэй, The Irish Times

Эта «маленькая» книжка — почти карманного размера — написанная одним из величайших ныне живущих ученых-биомедиков — затрагивает фундаментальный вопрос многих измерений. Естественно, это требует индивидуального подхода, но имеет здоровый и приятный исторический контекст.Ее очень легко читать, и она должна понравиться широкому кругу читателей, от подростков-энтузиастов до профессиональных биологов … Сэр Пол освещает один из самых фундаментальных вопросов биологии и защищает ряд посланий, важных для выживания человечества … Эта книга построена на прочном фундаменте. и покоится на плечах гигантов.
Мустафа Б.А. Джамгоз, доктор философии, Биоэлектричество

Лауреат Нобелевской премии биолог Пол Нерс исследует этот извечный вопрос не иначе как остроумным и элегантно изложенным.Актуальная книга для нашего времени.
Happy Magazine

Медсестра, лауреат Нобелевской премии по медицине и директор Института Фрэнсиса Крика, знакомит читателей с пятью основными составляющими жизни, от клетки до эволюции путем естественного отбора, в руководстве, которое частично является учебником, а частично история идей.
New York Times «Новое и заслуживающее внимания»

Нобелевский лауреат генетики Медсестра в этом красноречивом введении в биологию рассказывает о том, что составляет жизнь… Медсестра умеет излагать биологические идеи в точной и доступной форме. язык.Всем, кто интересуется, как устроена жизнь, стоит это поднять.
Publishers Weekly

[S] служит простым для понимания введением в клеточную биологию. Медсестра освещает ожидаемое… и отваживается на удивительное… Приятная книга о научных открытиях и чудесах, управлении хаосом в биологических системах и лежащей в основе взаимосвязанности всего живого на Земле.
Список книг

Сумейте упаковать удивительное количество контента в информативный, читаемый кусок размером с укус, который легко использовать в дороге или перед сном… это красивое и краткое введение в эти пять увлекательных компонентов.
Брайан Клегг, Popular Science

Как и следовало ожидать от человека, получившего Нобелевскую премию по физиологии или медицине в 2001 году за открытие того, как клетки контролируют рост и деление, идеи Медсестры уходят корнями в нюансы жизни: увидеть внутри клетки … впечатляюще видеть, как концепции объединяются, поскольку медсестра описывает химию жизни и то, как организмы управляют информацией внутри своих клеток и из внешнего мира. Он оживляет клетки так, как не может нарисовать учебник… Медсестра делится своим удивлением, когда он размышляет об эволюции и нашей «глубокой связи с другими живыми существами».
Эрин Гарсиа де Хесус, ScienceNews

Эта короткая книга заслуживает самого широкого читательского круга … Здесь [Медсестра] дает удивительно ясное изложение очень сложной темы таким образом, чтобы сделать трудные идеи доступными для тех, кто не знает. эксперт, в то время как я считаю, что даже эксперт выиграет от ясности общей точки зрения, а также от множества иллюстраций научного процесса в действии, взятых из собственной карьеры автора и из других источников.
Пол Братерман, 3 Quarks Daily

Лауреат Нобелевской премии Пол Нерс в кратком обобщении, объемом чуть более ста страниц, объясняет, чему научила его жизнь в своей области. Лирическая, но убедительная ода, возможно, самой важной науке из всех, книга избегает деталей из учебников и нацелена на обучение на самом высоком концептуальном уровне .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *