Как называют человека который не во что не верит: Как называется человек, который и верит, и не верит в Бога. Ну по середине — Спрашивалка

Содержание

Как называют неверующих в бога. Как называют человека который верит в бога, ну не верит в религию? Кто такие атеисты, или несколько слов о неверии

Допустим, человек верит, что Бог есть. Что он будет делать в данном случае? Он будет искать Бога. И если человек при этом не создаст какую-либо новую секту или свои убеждения, которыми будет руководствоваться, то он непременно придет к какой-либо религии. Для того, чтобы понять Кто такой Бог, и что Он от этого самого человека хочет.

У апостола Павла есть слова «Вера без дел- мертва». А какие дела угодны Богу, об этом и рассказывают религии. Но, как мы понимаем, во всем этом многообразий религий и теологических течений, и духовных практик, существует лишь одна истинная. Та, которая не только даст ответы на все вопросы, но и которая приведет ко спасению души.
Человек, который верит в Бога (в какого — это большой вопрос), но отвергает религию, начинает сам для себя придумывать то, какие отношения с Богом ему строить и каким образом. И очень часто это сводится к правилу: «живи по совести». Звучит красиво. Но насколько у такого человека совесть может являться полноценным мерилом его жизни? Ведь кому-то совесть позволяет изменять супругам. Кто-то может легко обмануть другого, а совесть будет молчать.

Совесть без Бога — не всегда верный показатель. А религия помогает человеку прийти к истинному знаменателю правильности своих действий и, самое главное, познанию Бога. «Ищите и обрящете!»
А что касаемо того, что «люди которые верят в бога, но не верят в религию попадут в Рай» — это большой вопрос. Приведу аналогию, а выводы сделайте сами: Представь, нам нужно выйти из леса и прямо перед нами тропинка ведущая к дороге. Мы можем пойти по ней, ну а можем пойти и по лесу, через деревья и болота, сделав большой крюк и чудом не потерявшись там на всегда, попробовать выйти на эту же самую дорогу. Но это — далеко не факт. Выбор за нами.

Как называются люди верующие в Бога, но без религии?

    Дело в том, что нет Веры без Покорности Богу, без поклонения и без знания.

    … Нет веры там, где нет понимания греха и праведности…

    Бог естественно это Создатель… именно в такого Бога я и верю… в Бога Творца всего.

    Но он ещ и посылал нам посланников:

    Моисея, Иисуса мир им и Мухаммада с.а.с. и многих других.

    И они учили людей, они передали Писание от Бога людям…

    И в этих заповедях много добра и света…

    Бог не просто так отправлял нам пророков…а чтоб мы следовали за ними…

    Вера на словах…и в сердце…не является достаточной Верой…

    Иудеи тоже верили в Бога, но отвергнув Христа, они утратили Веру.

    Ибо не принимающий посланников и не принимающий Книги Бога,

    Не принимает и Самого Бога…

    Просто верить — это Пустота….и такая вера…это неизвестность…

    Наверное есть Творец всего-это Природа. По другому можно сказать- БОГ, или группа богов в язычестве. Но, вероятнее всего наш мир не один, и наше происхождение очень противоречиво от теории Дарвина. Очень возможно, что одного из инопланетян приняли сыном Божьим Иисусом, а другого Магометом Пророком.

    Но все МЫ люди ЗЕМЛИ, и я предполагаю (предпочитаю думать) что БОГ ОДИН!!!

    ЭТО ПРИРОДА-НАША.

    Не думаю, что бог существует вообще. Вся религиозная библейская полемика строится на шумерских и вавилонских легендах и мифах. Другое дело если человек не верит в Творца и Бога вообще — это хорошо, это просто хороший человек!)

    Курочка Ряба,

    на ваш вчерашний вопрос

    quot;Чем отличается Бог от Творца, Творец от Создателя, а Создатель от Абсолюта?quot;

    я вам подробно отвечал.

    1 Верить в кого-то не надо ни вам ни этим силам,

    разные названия которых вы перечисляете.

    2 Верить надо в себя и в свои силы — именно этого Он и хочет от нас.

    3 Для этого следует действовать, делать, творить что-то,

    а не заниматься пустым словоблудием.

    4 Тогда на собственном опыте вы видите,

    что реально вы можете — и все больше верите в свои возможности.

    Успехов вам!

    Как Вы относитесь к Индийской вере? Которая гораздо старше нашей и на мой взгляд мудрее! Не делай гадостей и ты возродишься лучше. (Нужно послушать Высоцкого). Творец-ПРИРОДА. ИИСУС-ФЛАГ который нужно нести (тоже с вопросами)

    ЗАПОВЕДИ:

    10 заповедей Божьих на русском языке гласят что нужно:

    верить в единого Господа Бога- Я не Язычник

    не создавать для себя кумиров- даже Путин не кумир.

    не произносить имя Господа Бога напрасно (Это как???

    всегда помнить о дне выходном — т.е. быть большим начальником. Других Бог не любит.

    не убивать (+++??? А война???)

    не прелюбодействовать (Этот и другие нижние грехи в церкви отпускают на раз.. Особенно тем кто много украл (и поделился))

    не воровать;

    не лгать;

    не завидовать.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ: Люди, живите разумом и добром, и вы будете в гармонии с друг другом и с природой.

    Я не знаю, как называют таких людей другие, но мое мнение — это точно не фанатики. Потому что, во всех религиях есть люди, которые перегибают палку в своей вере, совершают ужасные поступки, при этом ссылаясь на какие-то писания и т. п.

    Адекватный человек верит для себя и не пытается всех прогнуть под свою веру.

    Человек разумный,таких называют искателем истины.И в этом ничего плохого нет.Исследовать писания,веды,и другие светильники истины,вы имеете право.В конце концов никто не может утверждать,что именно его вера истинная.Есть хорошая притча.Человек умер и попал туда,там стоит огромная очередь.Он спрашивает,-а здесь есть православные,-в ответ -нету,Есть ли тут мусульмане -нет,он перечислил всех кого знал.Тут подходит ангел и говорит -человек,что ты тут ищешь,тут только те кто верит в Бога.И они его нашли.Ваше право верит так как вам понятно,и как вы представляете себе Творца.Не ищите ярлыка или название для себя.Вы верующий,а в кого другим не важно знать.

    Это называется деизм и активно распространялся он с эпохи Просвещения. Люди, придерживающиеся деизма, считают, что есть некий создатель, который создал вс сущее, однако не принимают догматов ни одной из церквей. Для них бог — это творец, который после акта творения просто отошл и созерцает, а не вершит судьбы людей и насылает на них испытания.

    quot;Я — деистquot;, — говорил о себе Иван Карамазов, герой Достоевского.

    Философ Булгаков про него написал:

    Деисты не признают догматизм религий и божественное происхождение священных текстов,

    а обещания рая и угрозы ада — это годится только для детей, по их мнению.

Что такое Атеизм? – безобидная философия, естественное для человека мировоззрение или это религия направленная против Бога и против природы человека? Так ли атеизм безобиден, как пишут о нём его представители атеисты или на деле всё совсем не так? Много вопросов, которые требуют ответов.

Есть ещё один вопрос, – кто же такой Атеист? Конечно, нельзя отрицать, что среди атеистов есть нормальные и даже очень достойные люди, это так. Ведь атеисты – это не звери, не маньяки, это люди, которые отрицают и свою душу, отрицают божественную природу человека. Истинно верующий человек точно знает, что у него есть душа, потому что он чувствует это в своём сердце. И искренне Верующий может только посочувствовать атеисту, который не слышит свою душу.

Мы рассмотрим эзотерический аспект атеизма и то, как видят атеистов те, у кого открыты экстрасенсорные способности – и экстрасенсы.

Что такое Атеизм

Повторюсь, что можно очень красиво описать, объяснить, обосновать любое мировоззрение, как это сделали атеисты. Вся философия атеизма представлена так спокойно, мирно, даже в определённом свете и позитиве. Но не нужно забывать, что Дьявол, включая свои способности искушения, способен говорить цельными стихами из Библии и священных писаний, и при этом говорить на свой лад, неся зло и разрушать веру человека, вводить людей в заблуждения, ввергать в , искусно оправдав любое зло.

Поэтому не стоит верить просто словам! Ведь по сути, именно атеистами-безбожниками за время советской власти в СССР, в Камбодже и других коммунистических странах было уничтожено больше людей, чем за все последние мировые воины вместе взятые. Причём эти дикие атеистические режимы уничтожали не врагов, а свой же народ, своих же людей. В Империях и государствах, где в основе была какая-либо религия и , такой жестокости, бесчеловечности и таких зверств не было никогда, за всю историю человечества.

“Миролюбивые атеисты” уничтожали не только людей, но и всё культурное наследие своих же стран – церкви, храмы, памятники, иконы, книги и мн. др., ту святыню, которая была основой веры и традиций целых народов. Вот до чего доводило “миролюбивых атеистов” их “безобидное” атеистическое мировоззрение.

Ответ на вопрос: “Почему Атеист может быть очень даже достойным и нравственным человеком, хотя он при этом отрицает природу духовности?” – тоже есть и мы его дадим!

– философия, учение, мировоззрение направленные против Бога. В его основе лежит отрицание существования Бога, а соответственно и Его Законов, и бессмертной божественной души человека. Это отрицание не может не иметь последствий. И расплачиваться за ошибки человека будет его .

– это тоже вера (система убеждений), тоже религия. Просто это религия, которая направленна против Бога и ведёт, соответственно, к Его противоположности. А кто в этом мире выступает против Бога? Правильно – это силы (Сатана). Поэтому любой , вменяемый, различающий добро и зло экстрасенс, вам ответит, что атеизм – это тот же Сатанизм, только в другой обёртке. Фантик другой, а начинка та же.

  • А тем, кто наивно полагает, что Добро и Зло это понятия относительные, рекомендую внимательно почитать и по ссылкам походить.

Кто такой Атеист и как он выглядит на энергетическом плане?

Атеист – безбожник, человек без покровительства Бога, человек который отказался от своей природы и своего источника. А это значит, что он остался один, сам по себе. Но сам по себе человек не остаётся никогда, а это значит, что его берут под своё крыло другие силы, из противоположного лагеря. Не зря же большинство Целителей даже не берутся помогать человеку если он не крещённый (не под Богом).

Как выглядит Атеист на энергетическом уровне? Фактически, примерно одно и тоже вам скажет любой видящий целитель или хороший экстрасенс со способностями. Если человек не верит в Бога, на энергетическом у него над головой висит блок, часто в виде железобетонной плиты, который перекрывает поток духа (энергию от Бога), перерезает связь с Создателем. Это лишает человека покровительства и помощи со стороны и , и делает его уязвимым для . Такой человек для Тёмных – лёгкая добыча и он быстро становится их рабом.

Покровители такого человека не могут быть светлыми. Они либо серые, если человек более менее неплохой, либо тёмные, если человек негативный (злой, тёмненький).

Душа атеиста как-будто законсервирована (как в консервной банке) или зажата в смирительную рубашку, она автоматически попадает во власть тёмных сил. И после ухода атеиста в мир иной душу, как правило, бывают и исключения, человека забирают Тёмные Силы (имеют право, ведь от Бога и от собственной души человек отказался сам).

У атеиста всегда стоит множество блоков на душе и на сердце. Он имеет сильные ограничения на способность любить и чувствовать в целом. Его чувствительность перемещается на много ниже – с уровня сердца, к энергетическим центрам () отвечающим за эмоции, сексуальное наслаждение и физические ощущения. Другими словами, такой человек в основном живёт материальным.

Статистика. По статистике, Атеисты на много более нервные и неуравновешенные, чем люди верующие, они чаще болеют, меньше улыбаются и на много чаще на старости лет лишаются рассудка (сходят сума). Они лишаются своей души ещё до смерти и их сознание разрушается страхом смерти, отсутствием смысла жизни, и накопленными за жизнь негативными эмоциями и противоречиями сознания. Я не однократно видел, что происходило с человеком, в котором не было веры в Бога, перед его смертью . Атеисты и медики называют это сумасшествием , но на самом деле – это , демоны и черти рвут сознание человека на части. Скажу вам – это страшно!

За спиной атеиста практически всегда стоят Тёмные, в ожидании, когда они смогут наконец заполучить его душу. Но я также видел, как менялся человек, который будучи атеистом обретал Веру, и у него оживало его духовное сердце. Как-будто душа его вдруг сбрасывала оковы и раскрывала крылья, а тёмные теряли над ней власть.

Поучительная история из моей жизни. Мой отец был атеистом-фанатиком и это довело его до мучительных коликов, из-за камней в почках, и до больничной койки. Он не мог от боли даже думать и ругаться, даже злится не мог, не было уже никаких сил. Прямо в больнице, читая книги С. Лазарева о Любви к Богу и (которые я ему передал), за одни сутки мой неверующий родитель очистился от сантиметровых камней полностью! На следующий день узи показало – всё чисто, а анализ мочи был как у младенца (отцу на тот момент было 47 лет). Врачи, как это и бывает всегда, развели руками и выписали его. Папа рассказал, что всю ночь он впервые в жизни молился и основное, за что он просил прощения, это за то, что из-за своей гордости (гордыни) не желал признать существование Бога. Сейчас моему отцу за 60, за последние 10 лет он ни разу ничем не болел, папа всегда в хорошем расположении духа (печальным или нервным я его за последние годы не видел), а ещё он бегает марафон (42 км). Вот вам и Вера в Бога… Правда мой отец не просто верит, он стал на путь развития и каждый день работает над собой: молитвы, самовнушение, медитация и др. А также участвует в общественной деятельности.

И, как я и обещал, отвечаю на вопрос – как так получается, что среди атеистов встречаются достойные и даже духовные люди? Всё просто, это не их заслуга, а их души! Если душа атеиста в предыдущем воплощении прошла серьёзный духовный путь, например путь монаха в монастыре, то в этом человеке будет проявлена накопленная в прошлой жизни духовная сила (соответствующие нравственные принципы и качества, любовь, доброта и свет). Конечно, этот свет души и доброта будет в человеке проявляться даже если он атеист. И чаще всего, эти люди сами не знаю почему они именно такие. Но дело всё в том, что этот свет быстро заканчивается, когда человек становится на противоположную сторону от Бога.

Конечно, вам выбирать во что верить – в Бога или в Его отсутствие, но я вам очень рекомендую поговорить с верующими, которые раньше были атеистами! Спросите у них – что поменялось в их жизни и в них самих после того, как они обрели веру и перестали быть атеистами?

Наука развивается с огромной скоростью, делаются новые открытия, проводятся исследования, которые способствуют техническому прогрессу, и появляется все больше людей, которые верят только в то, что можно увидеть своими глазами, логично объяснить, доказать. Приверженцам религий такие люди говорят: «Докажите, что у вас есть душа! Как вы можете это аргументировать? Покажите Бога! Я хочу его увидеть! Не можете? Значит, этого всего не существует!». Девиз атеистов: «Увижу – поверю», когда как у верующих людей: «Поверишь – увидишь». Так вот я хочу рассказать одну легенду тем людям, которые не верят в Бога, а верят лишь своим глазам и доказательствам ученых.

Представьте себе, что планета Земля стала непригодной для жизни и чтобы спасти человеческий род, людьми было принято решение лететь на дальнюю планету соседней Галактики.

Строительство огромного космического корабля заняло несколько сотен лет и вот, наконец, он был готов к дальнему полету. Путешествие должно было занять по расчетам астрологов более 500 лет, и поэтому на борту корабля было налажено производство продуктов питания и всего необходимого для комфортной жизни человечества. Что будет происходить первые сто лет перелета? Люди, которые прожили большую половину своей жизни на Земле, будут создавать семьи, рожать детей и рассказывать им о жизни на планете, о том, что они летят на космическом корабле на дальнюю планету, чтобы выжить. Некоторые, самые талантливые из очевидцев, будут писать книги, в которых подробно будут описывать жизнь на земле. Через несколько десятков лет их дети будут передавать из уст в уста знакомую нам историю, а те в свою очередь будут рассказывать своим детям.

Через пару сотен лет информация начнет искажаться, затем забываться и превратится в мифы и легенды давнего времени. Очевидцев и их прямых наследников уже не будет в живых, а их последователи перестанут верить в легенду, которую никак нельзя доказать. Как же они будут воспринимать свою жизнь? Они будут считать, что границы этого космического корабля – это их Вселенная, а то, что это летающий аппарат им не будет известно. Соответственно у них даже не будет мысли, что они куда – то летят, миссия, и смысл происходящего будет утерян. Конечно, на борту их Вселенной будут трудиться лучшие ученые, они научатся проводить исследования, возможно, даже докажут, что границы их Вселенной состоят из стали, имеют определенную толщину и иные свойства, обнаруженные в ходе экспериментов. И люди будут верить им, а не тем единицам, которые найдут на борту корабля старые рукописи, в которых описана жизнь на Земле, их космический корабль, а главное – миссия, с которой люди отправились в другую галактику.

И откуда люди, которые не верят в Бога, могут узнать правду? Либо из старых рукописей, записи которых давно превратились в легенды, либо из вне, прислушиваясь к голосу интуиции, снам-подсказкам.

Вам это ничего не напоминает, люди, которые не верят в Бога?

С любовью, Юлия Кравченко

Если вы хотите задать мне вопрос, вы можете сделать это . Я с удовольствием на него отвечу!

Q

По сути, людей, отрицающих существование бога, можно разделить на две группы. В первую входят с критическим мышлением, которые требуют неопровержимых доказательств наличия высшего духовного начала. Как правило, подобные люди обладают достаточно развитым интеллектом, заставляющим их скептически относиться к религиозной риторике.

Поскольку в современных условиях не существует возможности научным путем , что бог есть, скептики делают логически верное заключение об отсутствии высшего , управляющего человеческой жизнью. Те проявления «божественной силы», которые официальная называет «чудесами», атеисты воспринимают либо как стечение обстоятельств, либо как неисследованные природные явления, либо как мошенничество и подтасовку фактов.

Достаточно распространено мнение, что вера – это сознательный отказ от знания и попыток доказать или опровергнуть некое утверждение научным методом. Ученые из двух американских университетов утверждают, что показатели коэффициента интеллекта у атеистов всегда были несколько выше, чем у верующих. Это связано с тем, что чем больше человек склонен к осмыслению действительности, тем меньше у него остается возможности для веры.

Вера против религии

Представители второй группы неверующих, в принципе, признают наличие сверхъестественной силы, однако склонны не соглашаться с основными догматами . Необходимо учитывать, что большинство религиозных институтов создавались для формирования морально-нравственной парадигмы общества, то есть, внедрения в общественное сознание норм и правил, основанных на морали, а не на государства. Естественно, что во все времена находились люди, предпочитавшие двигаться по пути духовного совершенствования самостоятельно, без указаний .

Кроме того, большая часть религий налагает на своих последователей ряд ограничений, которые не всегда бывает просто . В результате человек, в целом согласный с позицией той или иной религии, отказывается ее , так как недоволен имеющимися запретами. Наконец, есть те, кто считает официальные религии скорее социально-экономическими институтами, чем средством обрести духовное совершенство. В -то степени это утверждение справедливо, поскольку важная роль религии состоит не только в том, чтобы помочь индивидууму найти Бога, но и в том, чтобы создать нравственно здоровое общество. Однако «светская» деятельность религиозных руководителей может разочаровывать их последователей.

10 терминов из психологии, который должен знать каждый – bit.ua Медіа про життя і технології в ньому

Амбивалентность, фрустрация, ригидность – если хотите выражать свои мысли не на уровне пятиклассника, то придется понять значение этих слов. Катя Шпачук объясняет все доступно и понятно, а помогают ей в этом наглядные гифки.

1. Фрустрация

Практически каждый испытывал чувство нереализованности, встречал препятствия на пути достижения целей, которые стали непосильным грузом и причиной ничего нехотенья. Так вот это и есть фрустрация. Когда все надоело и ничего не получается.

Но не стоит воспринимать такое состояние в штыки. Главный способ побороть фрустрацию – осознать момент, принять ее, и толерантно отнестись. Состояние неудовлетворенности, ментальная напряженность мобилизируют сили человека для борьбы  с новым вызовом.

 

2. Прокрастинация

– Так, с завтрашнего дня сажусь на диету! Не, лучше с понедельника.

– Доделаю потом, когда настроение будет. Время еще есть.

– А…, напишу завтра. Никуда не денется.

Знакомо? Это прокрастинация, то есть, откладывание дел на потом.

Мучительное состояние, когда надо и не хочется.

Сопровождается терзанием себя за то, что не выполнил поставленное задание. В этом состоит главное отличие от лени. Лень – пофигистическое состояние, прокрастинация – переживательное. В то же время, человек находит предлоги, занятия куда интереснее, чем выполнение конкретной работы.

По сути, процесс – нормальный и присущ большинству людей. Но не стоит злоупотреблять. Главный способ избежать – мотивация и правильная расстановка приоритетов. Вот тут на помощь приходит time management.

 

 

3. Интроспекция

Другими словами самонаблюдение. Метод, с помощью которого человек исследует свои собственные психологические наклонности или процессы.  Первым интроспекцию применил Декарт, изучая собственную душевную природу.

Несмотря на популярность метода в ХІХ веке, интроспекция считается субъективной, идеалистической, даже ненаучной формой психологии.

4. Бихевиоризм

Бихевиоризм – направление в психологии, в основе которого находится не сознание, а поведение. Реакция человека на внешний стимул. Движения, мимика, жесты – короче говоря, все внешние признаки стали предметом изучения бихевиористов.

Основатель метода американец Джон Уотсон предполагал, что с помощью тщательного наблюдения, можно предугадать, изменить или сформировать должное поведение.

Было проведено множество экспериментов, исследовавших поведение человека. Но самым известным стал следующий.

В 1971 году Филипп Зимбардо провел беспрецедентный  психологический эксперимент, который получил название Стенфордский тюремный эксперимент. Абсолютно здоровых, психично устойчивых молодых людей поместили в условную тюрьму. Студентов поделили на две группы и распределили задания: одни должны были исполнять роль надзирателей, другие заключенных. В студентов-надзирателей начались проявляться садистские наклонности, в то время как заключенные были морально подавленными и смирившимися со своей участью. Через 6 дней эксперимент был прекращен (вместо двух недель). В ходе было доведено, что ситуация влияет на поведение человека больше, нежели его внутренние особенности.

 

5. Амбивалентность  

С этим понятием знакомы многие сценаристы психологических триллеров. Итак, «амбивалентность» – двойственное отношение к чему-либо. Причем это отношение абсолютно полярное. Например, любовь и ненависть, симпатия и антипатия, удовольствие и неудовольствие, которое испытывает человек одновременно и по отношению к чему-то (кому-то) одному. Термин ввел Э.Блейлер, который считал амбивалентность одним из признаков шизофрении.

По Фрейду «амбивалентность» приобретает несколько другое значение. Это присутствие противоположных глубинных побуждений, в основе которых лежит влечение к жизни и смерти.

6.  Инсайт

В переводе с английского «insight» – это проницательность, способность проникновения в суть, озарение, внезапное нахождение решения и тд.

Есть задача, задача требует решения, иногда бывает простой, иногда сложной, иногда решается быстро, иногда требует времени. Обычно в сложных, трудоемких, на первых взгляд непосильных задачах приходит инсайт – озарение. Что-то нестандартное, внезапное, новое. Вместе с инсайтом меняется ранее заложенный характер действия или мышления.

 

7. Ригидность

В психологии под «ригидностью» понимают неготовность человека действовать не по плану, боязнь непредвиденных обстоятельств. Также к «ригидности» относится неготовность отказа от привычек и установок, от старого, в пользу нового и тд.

Ригидный человек – заложник стереотипов, идей, не созданных самостоятельно, а взятых из достоверных источников. Они конкретны, педантичны, их раздражает неопределенность и безалаберность.   Ригидное мышление – банально, штамповано, неинтересно.

 

8. Конформизм и нон-конформизм

«Всякий раз, когда вы обнаруживаете себя на стороне большинства — время остановиться и задуматься» писал Марк Твен. Конформизм – ключевое понятие социальной психологии. Выражается в изменении поведения под реальным или воображаемым влиянием других.

Почему так происходит? Потому что люди боятся, когда не так, как все. Это выход из зоны комфорта. Это боязнь не понравится, выглядеть глупым, быть вне массы.

Конформист человек, который меняет свое мнение, убеждения, установки, в пользу общества, в котором находится.

Нонконформист – понятие противоположное предыдущему, то есть, человек, который отстаивает мнение, отличающееся от большинства.

9. Катарсис

С древнегреческого слово «katharsis» обозначает «очищение», чаще всего от чувства вины. Процесс долгого переживания, волнения, который на пике развития превращается в освобождение, что-то максимальное позитивное. Человеку свойственно переживать по разным причинам, от мысли о не выключенном утюге до потери близкого человека. Тут можно говорить о бытовом катарсисе. Есть проблема, которая достигает своего пика, человек страдает, но не вечно же ему страдать. Проблема начинает отходить, уходит злость (у кого что), наступает момент прощения или осознания.

 

10. Эмпатия

Переживаете ли вы вместе с человеком, который рассказывает вам свою историю? Проживаете ли ее вместе с ним? Поддерживаете ли эмоционально человека, которого слушаете? Тогда, вы – эмпат.

Эмпатия – понимание чувств людей, готовность оказать поддержку.

Это когда человек ставит себя на место другого, понимает и проживает его историю, но, тем не менее, оставаясь при своем рассудке. Эмпатия – процесс чувствующий и отзывчивый, где-то эмоциональный.

 

И бонусом посмотри еще наше видео:

ДЕТАЛЬНІШЕ

#bit. ua

Читайте нас у
Telegram

Теги:

наука психология

От самозванца слышу: почему умные люди часто не верят в себя

Синдром самозванца называют проклятием умных людей. Актриса Оливия Колман буквально оправдывалась, получив «Оскар» за свою работу. И даже первый человек на Луне, американский астронавт Нил Армстронг считал себя лишним в компании уважаемых ученых, писателей и художников

Февраль 2019 года. На сцене тетра «Долби» в Лос-Анджелесе, сжимая в руках Оскар за лучшую женскую роль, стоит Оливия Колман. Подтерев нос тыльной стороной ладони и переложив статуэтку в левую руку, она растерянно оглядывает зал. Колман начинает с благодарности коллегам, с которыми была в одной номинации, и извиняется перед Гленн Клоуз — ее считали фавориткой. «Я не хотела, чтобы все случилось вот так», — оправдывается она.

Джоди Фостер, получившая Оскар в 1998 году, в одном из интервью призналась, что тоже считала свою победу ошибкой. Ждала, что жюри кинопремии очнется и заберет награду обратно.

А член совета директоров Facebook Шерил Сэндберг в старшей школе всегда получала высшие баллы за тесты, но была уверена — она всех дурачит, и скоро это станет явным.

Все это признаки феномена или синдрома самозванца, как его чаще называют. Человеку кажется, что все его успехи — стечение обстоятельств, везение или работа других людей. Он не заслуживает своей должности, не так профессионален, как все считают, и чувствует себя мошенником, обманывающим всех вокруг. Ко всему прочему, человека с синдромом самозванца преследует страх, что вскоре о его обмане узнают, а репутация разобьется вдребезги.

Впервые признаки этого феномена обнаружила в конце 70-х клинический психолог Паулина Роуз Кланс из США. Она заметила, что многие из студенток Oberlin College, где консультировала Кланс, считали свои успехи в учебе незаслуженными и боялись отчисления. Высокие оценки они списывали на свои обаяние, удачливость, связи и умение притворяться более компетентными. На основе исследований Кланс и ее коллеги Сьюзан Аймс в 1985 году вышла книга «Самозванец: Психотерапевтические методики для тех, кто желает избавиться от низкой самооценки, чувства страха и вины».

Синдрому самозванца подвержены не только женщины. Дальнейшие исследования показали, что около 70% людей вне зависимости от пола и профессии хотя бы раз чувствовали себя «мошенниками». И в основном это люди, которые в меньшей степени должны о себе так думать. Поэтому феномен еще называют проклятием умных людей.

В рамках одного из экспериментов студентов Гарварда спросили: кто из них ощущает свое присутствие в аудитории ошибкой, которую допустили в администрации. Две трети подняли руки. Многие исследователи из научной среды тоже чувствуют, что недостойны быть среди коллег. «Синдром самозванца, может разрушить карьеру, — пишет исследователь и преподаватель Университета Мельбурна Дэниел Томпсон, — я видел, как талантливые ученики уходили с университетских должностей, так как боялись, что вскоре все узнают об их недостаточных умственных способностях».

Писателя Нила Геймана после выхода нескольких бестселлеров мучили кошмары о разоблачении. Однажды он оказался на вечеринке, где чувствовал себя самозванцем. Он говорил с пожилым мужчиной о пустяках, когда тот сообщил, что ощущает себя лишним среди людей, делающих великолепные вещи. «Да, но быть первым человеком на Луне — уже что-то значит», — ответил ему Гейман. После этого, признается писатель, ему стало легче переносить свой синдром, ведь сам Нил Армстронг чувствует себя самозванцем.

По мнению Кланс, Айнс и их последователей, синдром самозванца — не болезнь, а личная особенность, которая в разной степени может проявляться в разные периоды жизни. Именно поэтому исследователи настаивают на термине «феномен», а не «синдром». Каким бы ни было определение и взгляды на проблему, ощущение того, что ты — обманщик, портит жизнь. Особенно, если человек входит в «цикл самозванца», описанный авторами.

«Самозванец» считает себя некомпетентным, поэтому начало следующей задачи для него начинается с тревоги и неуверенности в своих силах. После этого он либо работает на износ, либо прокрастинирует до тех пор, пока дедлайн не подтолкнет его к лихорадочной работе и бессонным ночам. После выполненной задачи наступает небольшое облегчение. Но вскоре это ощущение омрачается тем, что «самозванец» отрицает собственные достижения.

В первом случае он скорее всего спишет свой успех на тяжелый труд, а вовсе не на способности и компетентность. Во втором — на удачу и умение притворяться. И каждый раз беспокойство о том, что другие узнают правду, будет расти, возвращая «мошенника» в начало цикла. «Чем большего успеха достигают некоторые люди с синдромом самозванца, тем более суровыми и критически настроенными они становятся», — пишут Джоан Харвей и Синтия Кац, вторые по значимости исследователи, изучавшие синдром.

В 2015 году группа ученых из Гентского университета обнаружила, что люди, склонные к синдрому самозванца часто являются перфекционистами и невротиками. К тому же синдром сильно связан с депрессией и самосаботажем: «мошенник» сознательно тормозит свою карьеру, старается не ставить себе серьезных целей, не проявляет инициативу и не берется за задачи, которые кажутся ему слишком сложными.

Установка на «недостойность», по мнению ученых, может закладывается в детстве. Родители могут перехваливать ребенка за то, что сам он считает ерундой: рисунок, поделку или домашнее задание, которое ему казалось простым. Тогда и во взрослой жизни он будет воспринимать похвалу как что-то несоразмерное выполненной задаче. Другое зерно, которое может вырасти в синдром самозванца во взрослой жизни, — утверждение, что ребенок чего-то не достоин, потому что не выполнил задание родителя. Постепенно оно трансформируется в «если я сделал что-то не так, я не заслуживаю того, что хочу», а в итоге в — «я просто не заслуживаю».

Еще одна возможная причина — похвала родителей только за определенные качества ребенка. Девочка, которую поощряют быть милой и общительной, быстро понимает, какое именно поведение одобряется. Во взрослой жизни она скорее всего будет гордиться теми ситуациями, в которых будут проявлены именно эти качества и приписывать свои успехи именно им.

Существует несколько тестов для определения силы «самозванца». Самый известный из них создан первооткрывателями феномена Кланс и Айнс. Но в целом есть несколько признаков, которые указывают на этот синдром:

— Ощущение, что другие люди слишком высокого мнения о ваших способностях.

— Страх, что вскоре все узнают о том, чего вы стоите на самом деле.

— Неспособность признать свой успех, несмотря на внешние и объективные доказательства.

— Приписывать свой успех удачному стечению обстоятельств.

— Постоянное беспокойство о стандартах и перфекционизм.

— Страх и уклонение от оценки.

— Неспособность наслаждаться достижениями.

— Самосаботаж.

По мнению исследователей Джоан Харвей и Синтии Кац, опубликовавших в конце 80-х годов книгу «If I’m so Successful, Why do I feel like s Fake» («Если я так успешен, почему я чувствую себя самозванцем»), чтобы выявить синдром самозванца, достаточно трех признаков: вера в то, что «самозванец» обманывает других, страх разоблачения и невозможность принять свои успехи. Но и самозванцы бывают ненастоящими: в 2017 году трое исследователей из Германии выяснили, что некоторые люди высокого мнения о себе, но публично сомневаются в своих компетенциях, чтобы снизить ожидания окружающих.

С «самозванцем», не сильно покушающимся на успех, можно справится самостоятельно. Главное, что рекомендуют специалисты — разговаривать с другими, признаваясь, что вы чувствуете себя лишним среди компетентных коллег и недостойны своей должности. Вскоре вы поймете, что вы не одни, и низкой самооценкой в профессии могут обладать даже люди, которыми вы восхищаетесь. Старайтесь отделять собственные ощущения от реальных факторов успеха, советуют специалисты. И не стремитесь к идеалу: иногда лучшее — враг хорошего.

  • Кто такие «рывковые» люди и как с ними работать? 
  • Работа — не дом. Почему для прорыва в карьере нужна перезагрузка 
  • Пять вещей, которыми не стоит злоупотреблять бизнесмену 

«Где вы были восемь лет» и «не все так однозначно». Антрополог Архипова о том, как и почему россияне оправдывают войну в Украине

  • Елизавета Фохт
  • Би-би-си

Подпишитесь на нашу рассылку ”Контекст”: она поможет вам разобраться в событиях.

Автор фото, BBC/YURIY DYACHYSHYN/AFP/Getty Images

Подпись к фото,

На фото, использованном в коллаже: стена из искусственных цветов, установленная американским фондом во Львове в память о жертвах российского вторжения

Спустя два месяца после вторжения России в Украину в российском обществе не утихает дискуссия о том, как к этому относиться. И если аргументы противников войны в основном сводятся к тому, что решение ввести войска в соседнюю страну было преступным и аморальным, те, кто поддерживают «спецоперацию», оправдывают ее по-разному. Кто-то вспоминает, как «НАТО бомбило Югославию», другие говорят, что войны было не избежать, а правды о ней все равно никто не знает, а третьи задают вопросы в духе «где вы были восемь лет, пока гибли люди в Донбассе».

О том, какими фразами россияне пытаются оправдать вторжение России в Украину и откуда эти фразы берутся, Би-би-си поговорила с Александрой Архиповой, социальным антропологом, автором телеграм-канала «(Не)занимательная антропология».

Би-би-си: Почему вы решили изучить аргументы, которые люди используют, чтобы как-то рационализировать войну в Украине? В своем посте вы называете их оправдательно-защитными клише.

Александра Архипова: Люди не просто разговаривают об окружающем мире и своем отношении к нему — они создают свой собственный мир. Именно поэтому сейчас в речи людей, что устной, что в сети, появляется такое количество одинаковых фраз. Мы называем их клише — например, «не все так однозначно».

Повторение этих клише позволяет создать ощущение, что есть много людей, думающих одинаковым образом. И когда люди хотят примкнуть к большинству (а это особенность человека — мы все очень хотим ощущать себя частью группы), они начинают использовать в своей речи клише, которыми, по их ощущению, разговаривает большинство. При этом, конечно, носитель языка может не ощущать эти фразы собственно как клише.

  • Алфавит войны. Главные слова первых двух месяцев вторжения России в Украину
  • Что не так с тезисом «у власти в Украине фашисты»? Фактчек Би-би-си
  • Пароль «Паляниця». Что происходит с русским языком в Украине

Поэтому мы с моей коллегой из Америки Гульназ Шарафутдиновой собрали словарик клише из российских разговоров о войне, которые многократно повторяются — не меньше тысячи раз. Остальные мы отбрасываем как нерелевантные — не считаем их клише.

Сейчас я не говорю о клише, которые выражают антивоенную позицию — таких тоже много. Например, несмотря на все репрессии и преследования по статье [20.3.3 КоАП РФ], количество людей, которые пишут в российских соцсетях «нет войне» и «я против войны», необычно велико. В нашей работе мы собираем клише, которые как бы защищают или оправдывают сам факт войны. Как бы ни омерзительно это звучало, нам важно понять, как создается оправдательный «русский речевой мир».

Би-би-си: Как устроен ваш поиск?

А.А.: Мы находим какое-то количество утверждений, потом мы смотрим, какие фразы повторяются, потом я буквально запускаю поиск по вариантам этой фразы. Например, «вам не жалко детей Донбасса?» Или другой вариант: «А детей Донбасса вам не жалко?»

Дальше я смотрю, сколько текстов приходится на такое клише, и уже оцениваю их популярность.

Мы с моей коллегой поделили эти клише на четыре основных блока. Есть блок, который мы называем условно «А в Америке черных линчуют». Туда входят такие высказывания, как «а войну развязал Байден», «Америка бомбила Югославию», «Мариуполь находится в подлетном времени ракет НАТО», «если бы не мы, жертв войны было бы больше», «а где вы были восемь лет?»

Автор фото, BBC/Anastasia Vlasova/Getty Images

Подпись к фото,

На фото, использованном в коллаже: разрушенный жилой район в Бородянке, Украина. 5 апреля 2022 года

Наш язык — это наш главный предатель. Он выдает наши основные установки. И из этих клише следует, что основным врагом считается Америка, а вовсе не Украина. Это частично снимает дикий парадокс, согласно которому, с одной стороны, многие россияне поддерживают войну, «спецоперацию» в Украине, а с другой стороны считают украинцев братским народом.

Би-би-си: Такую аргументацию еще часто называют «вотэбаутизмом» (от английского what about…?,«какнасчетизм«, риторический прием, нацеленный на отвлечение внимания от неприятного вопроса путем критики оппонента. — Би-би-си). Это популярный инструмент российской пропаганды: например, Владимир Путин, когда его спрашивают про пытки в тюрьмах в России, говорит, что «в других странах проблем не меньше». Почему эта аргументация так распространена в российской культуре?

А.А.: Потому что гораздо проще указать на врага, чем объяснить собственные действия. Это мобилизует, это прием, который снимает с тебя ответственность и демонизирует врага. В некотором смысле это риторика маленького ребенка.

Когда ребенка спрашивают, почему он ударил Петю, он говорит: «А Петя первый начал». «Почему ты воровал в детском саду?» — «Потому что все воруют».

Когда ребенок не готов рассуждать о собственной ответственности за происходящее, он ссылается на такое текущее положение дел, в котором есть сильные, которые поступают так же, и он с ними солидарен.

Так и здесь: в ответ на любой вопрос нам указывают на то, что где-то еще хуже.

Би-би-си: Какие еще блоки вы выделили с коллегой?

А.А.: Следующий блок — это «My country, right or wrong» («Это моя страна, права она или нет»). «Я оправдываю Россию, неважно что она сделает». Сюда относятся цитаты актера Сергея Бодрова о том, что «во время войны нельзя плохо говорить о своих», это «своих не бросаем», «Россия не начинает войны, а их заканчивает», «Россия всегда всех спасает», «нас просто исторически не любят».

Это высказывания, в которых мы либо идеализируем Россию, либо признаем, что проблемы есть, но мы обязаны быть верноподданными.

Автор фото, BBC/Andre Luis Alves/Anadolu Agency/Getty Images

Подпись к фото,

На фото, использованном в коллаже: вид на парк Яловщина, превращенный в кладбище жертв войны в Чернигове, Украина, 13 апреля 2022 года. В результате российских атак в городе погибло по меньшей мере 700 человек, а из-за обстрелов вокруг главного кладбища захоронения пришлось проводить в другом месте

Третью группу я называю «Я человек маленький». Это аргументы в духе «от нас требуется сидеть тихо», «а что мы можем сделать», «мы люди маленькие, там знают, что делать», «наверху ведь не дураки сидят, они знают, что говорят», «от нас ничего не зависит».

Би-би-си: Почему клише такого типа так распространены?

А.А.: Россия очень аполитична, и она стала таковой в результате осознанного процесса по поддержанию политической «выученной беспомощности». У нас сделано все, чтобы человек не совершал никаких активных политических действий — и желательно даже на выборы не ходил, а лучше ездил на дачу вместо них. В ситуации войны эту позицию невмешательства («а что мы можем сделать?») надо как-то оправдать. И позиция невмешательства оправдывается через занижение собственной важности и уничтожения субъектности, если хотите: «мы — люди маленькие».

То есть позицию можно выразить, ссылаясь на мессианскую роль России и априори враждебный Запад, когда человек говорит: «Нас просто исторически не любят, на нас завтра нападет Байден» (это агрессивные клише). А можно, наоборот, преуменьшить свое влияние и изобразить себя как существо, которое не может ни на что повлиять, и таким образом снимает с себя вину. Вину за то, что бомбят Мариуполь, за убийства в Буче. Ведь он «не может ни на что повлиять».

Би-би-си: Что относится к четвертой группе клише, которую вы выделили?

А.А.: Четвертую группу я называю «Постправда» или «Отрицание фактов». Сюда относятся аргументы в духе «никто не знает всей правды», «время покажет, кто был прав», «история все расставит по своим местам», «они бомбят сами себя» и прочее.

Автор фото, BBC/Carolyn Cole/Getty Images

Подпись к фото,

На фото, использованном в коллаже: на кладбище в Ирпене, Украина. Марина держит фотографию своего отца, 63-летнего Николая Гончаренко, который был убит, когда русские открыли огонь по его автомашине. Апрель, 2022 г.

Би-би-си: Журналисты в своей работе с этой категорией чаще всего сталкиваются. Вам не кажется, что она существует в том числе благодаря тому, что за эти полтора месяца войны девальвировалось значение слова «фейк» и так теперь обозначают любую неприятную информацию?

А.А.: Мы написали в начале этого года статью, которая называется «Министерство правды» — про государственные проекты по фактчекингу. Государство взяло слово «фейк» на вооружение, многие кремлевские каналы как раз ровно такой логикой «проверяют» фейки: «Это фейк, потому что министерство икс сказало по-другому».

В реальности никакого фактчекинга не совершается. Абсолютно правда, что слово «фейк» девальвировалось. Словом «фейк» сейчас называют любую информацию, которая не совпадает с официальной.

Эта тенденция появилась не сейчас, а в 2020 году. У нас сейчас пять законов о «фейк-ньюс». В 2020 году я часто говорила, что это очень страшные статьи, но все довольно прохладно относились к этому. А на самом деле развитие этой тенденции привело к тому, что мы сейчас имеем.

Мы с коллегами изучили примерно 350 дел людей, которые в 2020-2021 годах были наказаны по уголовным и административным статьям за «фейки», которые связаны с ковидом. И абсолютно видно, что больше 75% дел не имеют никакого отношения к тому, что мы называем фейковыми новостями, слухами и конспирологией. Там единицы таких случаев.

75% административных и уголовных дел за «фейки» о ковиде — это высказывания, которые порочат деятельность локальных институтов или в которых выражается сомнение в действиях власти. Например, дело в Иркутске о сообщении в Viber в духе: «Девочки, не ходите на работу, я слышала, что главврач заболел ковидом и ходит на работу, а нам не сообщают». То есть как бы власти скрывают информацию и допускают заражение.

  • «Конспирология всегда выгоднее, чем наука». Антрополог РАНХиГС о том, почему люди верят фейкам о вакцинах
  • «Давить в зародыше»: СКР активно возбуждает дела о коронавирусных фейках
  • «Кажется, началось»: за какие фейки о коронавирусе штрафуют россиян

Людей обвиняли тогда, когда они сомневались в решениях власти или возможности справиться с ковидом. То есть уже тогда была разработана норма, по которой фейком называется неправильная с точки зрения властных структур информация.

Сейчас эта тенденция прямо развивается на глазах (мы делаем и такую базу данных). 4 марта был принят административный закон 20.3.3. о дискредитации вооруженных сил РФ, и в результате более 1300 человек как минимум были оштрафованы за плакат, устную фразу, значок на сумку, голубые джинсы и желтую кофту, за пустой лист бумаги в руках, книгу Оруэлла и за «нет войне» на аватарке.

  • В России завели первое уголовное дело на депутатов из-за «фейков» о войне
  • В России арестован первый фигурант уголовного дела о «военных фейках»
  • Госдума разрешила наказывать за «фейки» о работе любых органов власти России за рубежом

Одновременно есть статья-близнец — уголовная статья о фейках о российской армии (207.3 УК.РФ), продолжающая развитие логики наказания за фейк из 2020 года. У нас в базе сейчас 32 уголовных дела по новой статье за «фейки» о вооруженных силах и «спецоперации», которые были заведены за последний месяц. Это много.

На слуху дело художницы Саши Сколиченко из Питера, которую обвиняют в том, что она создавала контрпослания — в магазине рядом с ценниками поместила информацию о гибели людей в Мариуполе. Но так же устроено и большинство уголовных дел по этой статье о «фейках» — это попытки прорвать информационную блокаду. Это публикации видео из Мариуполя, рассказы о преступлениях российских солдат, поддержка Украины, антивоенные высказывания. Это все считается «фейками».

Би-би-си: Но это же не может не влиять на умы людей? Потому что если граница у «фейка» такая размытая, как тогда действительно сказать, где правда? Даже рефлексирующим людям может быть непросто разобраться.

А.А.: Да, и на самом деле в этом случае правительство отказывается в win-win ситуации. Потому что либо человек, на которого взваливается море информации, не верит и считает убийства в Буче фейком. Или он просто отчаивается разобраться и говорит, что «мы всей правды никогда не узнаем», и самоустраняется от разбора. И тогда официальная точка зрения тоже выигрывает.

То есть задача не сводится только к тому, чтобы заставить людей поверить в ту или иную точку зрения. Например, мы вот знаем, что правда — это условно «А». Задача российской пропаганды не только в том, чтобы мы поверили, что правда — это «Б», но и в том, чтобы люди самоустранились от процесса и не верили ни в «А», ни в «Б». Это тоже отлично для власти.

Би-би-си: Почему клише, о которых мы говорим, вообще формируются и так привлекательны для многих людей сейчас?

А.А.: Общий эффект, о котором мы сейчас говорим, называется collective avoidance — коллективное избегание. Он широко известен. Коллективное избегание происходит в ситуации, когда люди сталкиваются с информацией, которая грозит разрушить единство группы.

Я сейчас прочитала увлекательное исследование, предельно далекое от России. Представьте себе: маленькая норвежская деревушка, в которую раньше все ездили кататься на лыжах, коньках, чтобы восхищаться холодной норвежской зимой. Но вот наступает глобальное потепление. Много зим подряд снега нет или почти нет, лед почти не образуется. При этом вся деревня хором отрицает глобальное потепление.

Причем когда с жителями разговариваешь, они нехотя признают, что снега нет и очень тепло. Но факт глобального потепления и что это некоторый экологический процесс, который идет уже давно, они отрицают. Некоторые из них склоняются к идее, что это заговор.

Почему? Это происходит из-за того, что вся идентичность этой деревни построена на том, какие они крутые, как они здорово переживали тяжелые норвежские зимы, как они в детстве страдали, очищая дома от снега, как они мерзли, когда ходили в школу. И для них признание факта глобального потепления означает, что фактора, который способен их объединить, больше не будет и они как группа развалятся. Поэтому они всячески этот факт отрицают.

В нашем случае само признание факта войны — не просто каких-то точечных ударов, а масштабных наземных операций, в которых убивают не каких-то отдельных боевиков, а массово убивают гражданских — угрожает некоторой целостности российского общества. Поэтому российское общество максимально с этим сражается, как может.

Би-би-си: А почему против этого «коллективного избегания», о котором вы говорите, не сработали все те установки, с которыми росли поколения: «миру мир», «лишь бы не было войны», «война это самое страшное, что может быть?»

А.А.: В России действительно очень силен страх войны. Это даже всеми проклинаемые соцопросы показывают — того же ВЦИОМа или «Левада-центра» (имеет в России статус «иностранного агента». — Би-би-си).

Но война в российском представлении — это то, что приходит к тебе на порог. Это когда твой отец отправляется сражаться, когда в дом приходят чужие солдаты, когда избу сжигают, когда дети под угрозой, когда наступает голод. Вот это война.

И сейчас люди принимают для себя комфортную позицию, которую им рассказывает официальная российская точка зрения, и поддерживают клише, о которых мы с вами говорим.

При этом если их родственники, друзья, дети посылают им фотографии разбомбленных домов, фотографии из Бучи, то принятие этого факта войдет в противоречие с тем, что говорят с голубых экранов телевизоров. А в этом случае возникает большая угроза когнитивного диссонанса.

Человек в принципе стремится к конформности. Она — нечто противоположное когнитивному диссонансу. Когнитивный диссонанс блокирует твое поведение, ты не знаешь, куда бежать и что делать, потому что у тебя в голове есть две сильно противоречащих друг другу картины мира. И ты не знаешь, как себя вести.

Поэтому мозг человека готов сделать все, чтобы этого диссонанса избежать. Особенно мозг конформного человека — а российское население в целом очень конформно.

В результате мозг отталкивает неудобную информацию — например, о том, что в Украине реально убивают людей. Может быть и обратная ситуация: человек полностью погружается в происходящую в Украине войну, и любые факты о милосердии он будет отталкивать.

Би-би-си: Давайте поясним, что такое конформность.

А.А.: Конформность — это склонность человека солидаризироваться с мнением окружающих, с теми, кого он считает значимым большинством. Конформный человек никогда не скажет: «Я против». Он будет соглашаться с тем, что говорят окружающие, даже если внутренне он думает, что они не правы.

Тут недавно был проведен проведен эксперимент, который меня восхитил. Авторы статьи набрали людей для опроса людей, которые поддерживают Владимира Путина, и спросили их, как они к нему относятся.

Но формулировка для разных групп отличалась — одну группу просто спросили об отношении к Путину, другая группа получила вопрос с преамбулой о том, что две трети граждан поддерживают Путина, а третья — с преамбулой о том, что всего лишь две трети граждан поддерживают Путина. В итоге у тех, кто получил формулировку «всего лишь», уровень поддержки Путина упал.

Давайте я еще так сформулирую: в авторитарных режимах, таких как, например, российский, власть всячески пытается отучить людей от выражения политического мнения. Это подменяется ритуальной, церемонизированной составляющей, которая никакого реального выбора не несет.

Но это имеет интересные последствия. Они заключаются в том, что в таких режимах люди, которые отучились совершать политические действия, высказывают предпочтения не на основе каких-то реально существующих предпочтений, а на основе ассоциации себя с большинством.

  • Поддерживают ли россияне войну в Украине? Смотря как спросить
  • Уровень одобрения Путина среди молодежи за год упал на 18%
  • Война в Украине: наступление на Запорожье, удар по Одесской области. Онлайн-трансляция

Если большинство считает, что поддерживает президента, то я буду говорить, что я поддержу президента. А если я вижу, что президента поддерживают не так уж много людей, то, может, и я не буду.

То есть я уверена, что в момент, когда политическая ситуация в России резко изменится, появится огромное количество людей, которые скажут, что никогда не поддерживали российскую власти в 2022 году. Людей, которые «всегда были против», окажется огромное количество.

В сухом остатке это важное свойство — человек чувствует необходимость солидаризироваться с большинством. Это даже не вопрос прямой безопасности — мол, над тобой стоят и пугают тебя дубинкой, хотя иногда и это тоже. Но это дает некоторое ощущение, что так правильно. Это то, к чему ты приучен.

Би-би-си: В нашем разговоре про конспирологию о вакцинации вы говорили, что люди в России в целом намного охотнее верят тому, кто рядом — например, условной «сестре соседки,» чем институциям и тому же государству. У России с Украиной — огромное количество социальных связей. Но сейчас россияне часто не верят даже собственным детям или близким родственникам, которые говорят им об ужасах войны, но зато верят тому, что говорят по телевизору. Почему так происходит?

А.А.: Это правда происходит. И это противоречит тому, что мы знаем. Действительно странно: почему год назад россияне ссылались на «Марью Ивановну, у которой сестра соседки умерла от прививки», а сегодня этот механизм работает с точностью до наоборот и мы не верим тому, что нам рассказали наши близкие друзья и родственники?

Тут есть одна очень важная вещь. Когда человек говорит, что прививка опасна, потому что «сестра соседки рассказала, как девочка умерла от прививки», в реальности у него уже есть сложившаяся точка зрения. Рассказ про сестру соседки — это лишь изобретенное внешнее подтверждение того, во что человек верит. Он понимает: если он скажет, что «просто так считает», его забросают камнями. То есть нужно воображаемое большинство, с которым человек солидарен и чьим голосом он становится.

Но в ситуации войны, которую мы сейчас обсуждаем, страх когнитивного диссонанса, видимо, оказывается гораздо сильнее — даже чем родственные связи. Люди изо всех сил сопротивляются и говорят: «Это неправда».

Автор фото, BBC/Maxym Marusenko/Getty Images

Подпись к фото,

На фото, использованном в коллаже: гражданские транспортные средства, уничтоженные во время российского вторжения в Украину и собранные на окраине города Ирпень, Украина, 18 апреля 2022 г.

Таких историй много. Я сейчас подружилась с прекрасной художницей, ее семья убежала из Харькова. Муж остался там. И они в отчаянии, потому что родители мужа, которые в Крыму, им не верят. Они говорят: «Ничего, скоро вас освободят, вы потерпите».

То есть мы видим обратный эффект: тут воображаемое большинство, с которым эти родители хотят солидаризироваться, — это те, кто верит, что нет никакой войны, а есть какая-то точечная неприятная операция в Донбассе. И чтобы избежать когнитивного диссонанса, мозг отбрасывает любую другую информацию — в том числе, от родственников.

Би-би-си: Есть ли какие-то позитивные примеры сопротивлению этому большинству?

А.А.: Культура умеет вырабатывать механизмы защиты общества даже в ситуации, которая нам кажется абсолютно безвыходной. Они приходят оттуда, откуда часто не ожидали. Например, я говорю о бурном расцвете антивоенных граффити. Граффити — это, наверное, слишком узкое слово. Я говорю о разного рода надписях в публичных пространствах.

Люди оставляют огромное количество надписей на подъездах, в лифтах, на остановках, на досках объявлений. Их за это преследуют, сейчас довольно много уголовных и административных дел по граффити. Но все-таки не такое количество, сколько самих этих надписей.

Я сегодня с утра говорила с девушкой, которая такое граффити сделала. У этих людей огромное желание прорвать информационную блокаду. Понятно, что такие надписи не смогут остановить войну, убийства людей прямо сейчас. Но они способны прорвать блокаду.

Очень важно показать людям, что нет никакого воображаемого большинства. Это семиотическая война, война знаков против него. Важно, чтобы в публичном пространстве людей присутствовало слово «война» и блокада была прервана. Чтобы человек видел, что много людей оставляют такие надписи, и понимал, что людей, которые не согласны с «политикой партии», много. Это попытка объяснить воображаемому большинству, что на самом деле оно не такое уж и большинство.

Обратите внимание на гениальную по своей задумке акцию, когда в окошечки ценников вставляют антивоенные лозунги. Мы знаем, что шесть человек были за это наказаны в разных городах, а еще кого-то не смогли задержать. Это способ прорыва сигнала в пространстве, которое контролирует государство: старушка Марья Петровна наклоняется, чтобы изучить ценник на сахар, а там информация про убитых в Мариуполе.

Би-би-си: Ваша личная позиция по поводу войны в Украине сказывается на вас как на ученой и влияет на ваше исследование, как вы думаете?

А. А.: Я себя воспринимаю немножко как ассенизатора. Это навык, который антрополог-фольклорист в себе вырабатывает. Мы привыкли, мило улыбаясь, работать с текстами, которые омерзительны по содержанию.

Но у нас в научной сфере есть другая проблема, которая меня сильно волнует. Меня огорчает замкнутость моих коллег. Они страшно переживают, но замыкаются на своей работе и стараются делать вид, что ничего не происходит. Они выбирают позицию молчаливого несогласия.

Влияет ли моя позиционная оппозиция на мои научные исследования? Ну, при хорошей жизни в идеальном мире я бы, наверное, не стала бы такое исследование делать. Пусть делают те, кто абсолютно нейтральны.

Но где сейчас найдешь таких нейтральных людей, чтобы они занялись этим исследованием? Если я не буду собирать базу данных по граффити сейчас, кто ее соберет? Или базу данных по делам задержанных по статье 20.3.3 (публичные действия, направленные на дискредитацию вооруженных сил) и 207. 3 («фейки» о вооруженных силах), которую мы собираем с коллегой?

Это реально очень большая проблема.

Чтобы продолжать получать новости Би-би-си, подпишитесь на наши каналы:

  • Telegram
  • Instagram
  • Facebook
  • Twitter
  • VK
  • OK

Загрузите наше приложение:

  • iOS
  • Android

Почему люди верят в сверхъестественное?

Подпишитесь на нашу рассылку ”Контекст”: она поможет вам разобраться в событиях.

Подпись к фото,

Среди россиян в возрасте от 45 до 59 лет большинство верит в магию.

Как выяснил ВЦИОМ, более трети россиян верят в колдовство, порчу и сглаз. Еще почти четверть россиян не уверена в том, что это предрассудки. Среди женщин в колдунов верит почти половина.

Впрочем, Россия здесь не уникальна. В Соединенных Штатах, согласно опросам компании Gallup, примерно треть уверены, что можно влиять на материальный мир с помощью мысли, около 40% американцев верят в привидения, а 20% — в то, что в принципе можно поговорить с умершим.

Так что пока такие люди в нашем цивилизованном мире есть, празднику Хеллоуин, отмечаемому сегодня, ничто не угрожает.

В чем природа нашей неизбывной тяги к чертовщине и веры в сверхъестественное?

Ведущий программы «Пятый этаж» Александр Баранов обсуждает тему с психологом Валентиной Шаталиной и историком религии Николаем Шабуровым.

Александр Баранов: Колдуны, ведьмы, черти, привидения — существа, с которыми в XXI веке, казалось бы, должно быть все ясно. Можно понять людей далекого прошлого — они не понимали, скажем, почему нет дождя уже целый год. Конечно, колдун был виноват. В наше время подобные вещи наука объяснила. Не все конечно, есть вещи, которые наука еще не объяснила.

Мы не знаем, почему элементарные частицы могут находиться в двух местах одновременно, но это вопросы за пределами обыденного сознания, они людей тревожить не должны. А в обыденной жизни все уже более-менее объяснено.

И, тем не менее, люди продолжают верить в колдунов, привидения, приметы, медиумов. Волей-неволей возникает подозрение, что есть что-то такое в природе человека, что делает его предрасположенным к подобным вещам, суеверию, вере в сверхъестественное. Что-то заложенное то ли генетикой, то ли эволюцией, то ли еще чем-то. У вас есть объяснение на этот счет?

Валентина Шаталина: Какой-то ответ я смогу сформулировать на такой сложный вопрос. Мы действительно не можем объяснить, почему все колдуны, зомби, злые духи так популярны в кинематографе. Почему ужастики — это целая индустрия. Почему к теме переживания страха и ужаса нет равнодушных людей.

Где прячутся корни этих ярких, сильных, сложных чувств, и почему у них такой социальный резонанс? Как ученый, я должна сказать, что те, кто верит в абсолютную магию, имеют низкий образовательный уровень и полное отсутствие потребности разобраться в природе вещей и систематизировать имеющиеся знания и представления.

Но все не так просто. Корни имеют эволюционную природу. Наше мышление так устроено, что в случае невозможности нахождения четкого ответа и решения мы ищем свет там, где темно, странно, непонятно, и пытаемся разобраться, если решение нас очень волнует и результат очень важен, мы склонны поверить всему — чуду. Вы скрещиваете пальцы, стучите по дереву? Не выбрасываете мусор перед дорогой? Опираетесь на обыденные приметы?

А.Б.: Нет, я этого ничего не делаю. Но я сознаю, что я — исключение из правила. А по поводу темноты и того, что там в темноте, — ученые доказали, что первобытный человек должен был бояться шорохов в темноте. Скажем, один первобытный человек знал, что это листья шуршат, а другой придумывал себе страшных монстров в темноте. Первого человека съедал тигр, а второй выживал и передавал эту генетическую расположенность нам.

Мы это продолжаем делать, хотя для нас это не так жизненно важно уже. Как историк религии, вы как смотрите на эту предрасположенность человека, и есть ли она в натуре человека?

Николай Шабуров: Мне трудно говорить о том, насколько это заложено генетически, не исключено. Но я не думаю, что современная жизнь менее сложна, более понятна для большого числа людей, нежели жизнь первобытного человека. Мы очень много знаем про природные явления. Наука нам открыла, почему долго нет дождя, и многие другие сложные вещи.

Но можно согласиться с Марксом, что гораздо более важную роль играют социальные факторы. Наша социальная жизнь не менее иррациональна, чем жизнь природная, как она была у первобытного человека.

А.Б.: Что вы имеете в виду? В современном мире имеется гораздо больше инструментов, чтобы решать свои проблемы. Не только чтобы выжить, но и собрать урожай, не надо прибегать к потусторонним силам, чтобы завтра поесть. Но эта тяга, эта вера существует в самых различных формах.

Н.Ш.: Но остаются войны, остается социальное неравенство, тирания, насилие. В человеческой жизни, в том числе в общественной, очень много иррационального. Вроде бы с прогрессом человечество идет по пути рационализации, но все равно, эта сфера нерационального остается. И человек, особенно в нашу эпоху глобализации, когда жизненные обстоятельства меняются, образ жизни изменился на протяжении одного поколения. Человеческое сознание за этим не успевает.

А.Б.: Вопрос еще в том, где эта иррациональность сидит. Действительно наша жизнь иррациональна, или наше сознание воспринимает ее так? Часто то, что мы не можем понять, не способны понять, — мы не можем согласиться с тем, что мы это не понимаем, ищем объяснения и приходим к иррациональным объяснениям. Разве этого нет?

Н.Ш.: Наше сознание — это тоже часть жизни. Ответить на вопрос, иррациональна ли жизнь, или иррациональность коренится в подсознании, невозможно. Я не готов. Мне кажется, наша жизнь и сознание связаны друг с другом неразрывно. По-прежнему очень значительные вещи от нас не зависят. Мы — объект воздействия каких-то глобальных сил. Это гораздо более силы сейчас социальные, нежели природные, но это не меняет сути дела. Человек себя ощущает столь же некомфортно. Нельзя сказать, что сейчас уровень страха понизился.

А.Б.: Страхи стали другими, но они существуют.

Н.Ш.: Но они не в меньшей степени воздействуют на сознание человека.

А.Б.: Может быть, современный человек, несмотря на весь комфорт, когда страхов нет, начинает их для себя искать, когда волнений нет — о чем бы поволноваться. И жизнь для современного человека кажется иррациональной, полной непонятного, и человек тянется к объяснению.

В.Ш.: Как психологу, мне хотелось бы развести общие социальные тенденции, то, что нельзя не заметить глазом, с индивидуальными проблемами человека, который верит или не верит в эту мистику. Исследования ВЦИОМ, которые опубликованы, мы видим разницу, как это воспринимают мужчины и женщины, разницу по возрастным группам. Самая восприимчивая к мистике, порче, сглазу группа — 45-60 лет.

А.Б.: А наименее восприимчивая — либо молодежь, либо те, кому за 60. Молодежь понятно. А почему менее восприимчивы те, кому за 60? Потому, что они выросли в СССР, или по каким-то другим причинам?

В.Ш.: Это связано исключительно с возрастными особенностями. Это совершенно замечательный возраст, особенно в нашем веке. Человек в этом возрасте опирается на прожитый опыт, умеет им распорядиться, умеет управлять своими эмоциями, понимает пределы своих волевых усилий. Он более рационально распоряжается собой.

А потребность в мистике возникает, когда у нас низкая самооценка и нет реального способа ее вырастить. И мы компенсируем ее через то, что верим в примету, магические пассы экстрасенсов.

Я вспоминаю 90-е годы, когда приходилось консультировать большое количество молодых бизнесменов в России. Люди приходили и искали экстрасенса, садились в кресло пассивно и говорили: делайте со мной что-нибудь. Экстрасенсы были более высоко оплачиваемы, более популярны и действительно здорово помогали людям.

У человека большая потребность концентрироваться и на что-то опираться. А экстрасенс, цыганка, гадальщица чувствует этот момент и помогает человеку поверить в себя, в то, что сбудется то, что ему так необходимо, что у него получится. Эта дополнительная энергетика в огромном количестве случаев помогает человеку, и не только в СССР.

Посмотрите на гомеопатию. Человек приходит за помощью, дополнительной поддержкой — кроме таблетки, врачебного вмешательства, ему нужно что-то еще. Ему предлагают целый спектр разных практик — работа с дыханием, умение управлять своими мышцами, йога, пилатес или что-то еще. Другое дело — спиритуал хилинг или александер текник.

А.Б.: То есть вся эта чертовщина работает.

В.Ш.: Ты должен поверить, что тебе это поможет. И, если прикосновение дает ему внутренний покой, равновесие, баланс — это поиски нашего «я». Балансирование между своими страстями и внешним миром. И если мы слабы, мы ищем поддержку в мистике.

А.Б.: А почему не на всех это действует? Есть люди, на которых это совершенно не действует. Даже если человек допускает какие-то экстрасенсорные возможности, это не значит, что кто-то может изменить свою жизнь, помочь, продемонстрировав какие-то фокусы. А про колдунов вообще говорить нечего. Есть люди, которые мыслят сугубо рационально.

В.Ш.: Хотела бы посмотреть на этих людей. Это достаточно сильные натуры, которые привыкли опираться на свой опыт, перепроверять себя. У них рациональное логическое мышление, они не боятся неуспеха, плохой оценки. Его не ранили в детстве, не говорили «ты ничтожество», как это принято в некоторых культурах, когда младший по статусу в родовой цепочке всегда плохой, потому что маленький.

А.Б.: Я далекий от психологии человек. Но у меня есть доморощенная теория, почему некоторые люди верят в сверхъестественные вещи, а некоторые нет. Вы, как специалист по детству, я с вами проконсультируюсь.

У ребенка существует дуалистическое сознание — он относится к жизни как к игре, и это помогает ему осваивать мир. Ребенок может одновременно точно знать, что Деда Мороза нет, что подарки покупают родители, и тут же верит, что Дед Мороз есть, он беспокоится, что труба узкая, Дед Мороз в нее в этом году не пролезет и он подарка не получит.

Проходит время, ребенок взрослеет и должен решить, есть Дед Мороз или нет. И есть три варианта ответа — один, когда взрослый человек говорит, что Дед Мороз есть. Это тяжелый случай, мы его рассматривать не будем.

И два других: Деда Мороза нет — рационально мыслящий человек, скорее всего, нерелигиозный, и не верит в колдунов. И есть люди, которые отказываются отвечать на этот вопрос. И они продолжают жить с детским дуализмом сознания. Они верят и не верят в колдунов, они легко могут быть религиозными, они ищут смысл жизни там, где его нет, и прочее.

В.Ш.: Вы затронули непростой сюжет, связанный с детством и тем, что ребенок вырастает из детства. Что некоторые сохраняют в себе ребенка, может быть хорошим, добрым знаком, показателем креативности, потому что ребенок способен увидеть неожиданные связи между обыденными вещами. И такой человек может быть очень успешным творческим взрослым.

И если он не хочет отвечать по поводу Деда Мороза, он может скрывать наивное ощущение, что чудо существует. Как бы мы ни были прагматичны, нам хотелось бы верить, что доброе начало побеждает злое — а это чудо. Что сильный и мужественный человек будет впереди трусливого и подлого — и это тоже чудо. Это очень сложная система наших морально-этических представлений о жизни.

И в каких условиях существуют наши дети, что мы им все время уменьшаем границы наивных добрых представлений о жизни и вводим все больше прагматических характеристик, которыми они очень легко манипулируют. Или придется переходить в область патологии, когда человек настолько тревожен, что не может существовать в современном мире, угнетен им.

Это страх безработицы, одинокой старости. Любые наши социальные проблемы можно перевести в эту плоскость. Так что, если ваша теория удобна для видения мира, разделения людей на категории, она может существовать.

А.Б.: Какова корреляция между религиозностью, верой, принадлежностью к определенной официальной религии, и суевериями? На этот счет есть совершенно разные мнения, результаты опросов.

Н.Ш.: Какая-то корреляция есть. Религия предусматривает веру в сверхъестественное, санкционирует ее. Если человек признает сверхъестественное, то может и признавать такие его формы, как колдуны и так далее. Но не надо принимать это слишком примитивно.

Многое зависит от уровня образования. Многие современные религии — довольно сложные системы, в том числе интеллектуальные, в которых есть специфическая рациональность. Образованные верующие люди вряд ли особенно будут верить в колдунов, ведьм, заговоры и так далее.

С другой стороны, необразованные люди, не принадлежащие к какой-либо религии, тоже могут быть в плену разного рода суеверий. Более того, для них христианство и вера в заговоры и колдунов лежат в одной плоскости.

А.Б.: Кто-то еще в позапрошлом веке сказал, что русский крестьянин не может отличить черную кошку от апостола Павла.

Н.Ш.: Я не стал бы разделять индивидуальные особенности человека и социальный аспект. Для меня человек в значительной степени существо социальное. И неслучайно экстрасенсы стали так популярны в 90-е годы — эпоху нестабильности и перемен, которая для многих была дискомфортна. И как реакция на это — увлечение экстрасенсами и подобными вещами.

А.Б.: То есть вера в колдунов и все такое — симптомы социальной болезни общества, которое не может дать человеку нормального, обычного выхода решения его проблем?

Н.Ш.: Если говорить о современном развитом обществе, думаю, да. Но общество обществу рознь. Человечество прошло большой путь. Я не готов назвать средневековое общество больным. Это общество с такой структурой, в которой такие вещи играли большую роль.

Но такой исторический феномен, как охота на ведьм, на самом деле имела место не в эпоху классического средневековья, а когда начал происходить слом традиционного средневекового сознания. Это XV-XVII века, то, что мы называем эпохой Ренессанса. Это реакция на перемены, вторжения иррационального начала, в очень тяжелых формах.

Эта охота унесла десятки, а то и сотни тысяч человек, и это было симптомом кризиса, болезненности общества. До этого в колдунов верили, но не было такого страха, представления, что все вокруг полно зловредными сатанинскими силами, которые пытаются загубить христианский мир.

Эти вещи очень связаны с конспирологией — секуляризованной псевдорациональной верой в колдунов, заговор, нечистую силу и так далее. Валентина говорила о гендерном и возрастном аспекте.

У нас нет достаточных данных, чтобы оценивать, что в этом плане имело место в средние века, но само название характерно — охота на ведьм. Женщины явились в гораздо большей степени жертвами этой кампании, но, возможно, и в большей степени были подвержены суевериям. Это тоже очень интересный вопрос.

А.Б.: Вы как психолог видите положительную сторону в творческой стороне — человеку помогают жить экстрасенсы, вера в чудо и так далее. Но все это основано на обмане. Где вы проводите грань, где это помогает человеку, а где становится опасно?

В.Ш.: Это очень сложный вопрос. Мы говорим об эволюционном страхе перед неизвестным, и этим страхом можно манипулировать. Мы видим множество примеров, о которых только что говорили, что СМИ и другие институты могут легко это использовать в своих прагматичных целях.

Если человек стар, немощен и к нему приходит знахарка, которая уводит его от реального лечения? Помните, как заряжали воду и все такое? Это — безусловное зло. Но человек без веры — очень печальное создание. Именно опираясь на веру, он может сделать что-то по отношению к себе и другим.

_____________________________________________________________

Загрузить подкаст передачи «Пятый этаж» можно здесь.

что это такое и как от него избавиться — СКБ Контур

Ощущение переоцененного личного вклада в успех конкретного дела — распространенное среди успешных людей состояние. Психологи называют это синдромом самозванца. По разным исследованиям, около 70 % людей хоть раз сталкивались с подобной проблемой.

Что такое синдром самозванца

Первыми об этом явлении заговорили психотерапевты Полин Клэнс и Сюзан Аймс в 1978 году. Они же сформулировали термин «синдром самозванца», который описывает феномен, при котором успешные люди испытывают негативные ощущения от собственных достижений — как будто их работа незаслуженно получает высокую оценку, а успех является лишь следствием удачного стечения обстоятельств. 

Синдром самозванца обычно проявляется в профессиональной реализации. Его испытывают люди, перешагнувшие начальную карьерную ступень или создавшие прибыльный бизнес. 

Феномен самозванца вредит. Он мешает рационально оценивать себя и собственные достижения, заставляет человека постоянно нервничать и испытывать страх разоблачения.

Синдром может привести и к другим психологическим и физиологическим проблемам — из-за постоянного напряжения наш организм вырабатывает много кортизола, гормона стресса. Нарушается нормальный обмен веществ, сердечно-сосудистая система испытывает постоянную повышенную нагрузку. В результате мы можем накрутить себя до «точки кипения» и заработать выгорание, нервный срыв, постоянную головную боль, проблемы с сердцем и давлением.

Феномен самозванца давит на самооценку: мы попадаем в бесконечную гонку за успехом, чтобы избавиться от чувства страха и вины, которые с каждым новым достижением становятся все сильнее.

Как понять, что у вас синдром самозванца

Есть целый перечень вопросов, с помощь которых можно разобраться в том, что с вами происходит. 

  • Ощущаете ли вы постоянную неуверенность в себе?
  • Вы боитесь не оправдать ожидания начальства, друзей, родных?
  • Когда вы добиваетесь успеха, вам сложно похвалить себя?
  • Если вы чего-то добились, значит, и любой другой сможет это сделать?
  • Ваш успех обусловлен в основном внешними факторами, удачей и стечением обстоятельств?
  • Если проанализировать несколько целей, которые вы ставили перед собой, они окажутся заведомо недостижимыми?
  • Вы считаете, что добились успеха обманом? Можете ли вы ясно сформулировать, кого обманули?
  • Вы страдаете из-за мелких недочетов в своем деле? Считаете, что успех — это просто сделать работу без ошибок?
  • Вы уверены, что есть люди, которые смогут поставить вам негативную оценку?
  • Есть ли у вас страх, что появится кто-то и расскажет остальным, что на самом деле вы обманщик?

Если на большинство вопросов вы отметили утвердительно, то вероятность того, что вы страдаете синдромом самозванца, велика. Особенно если по объективным критериям вы действительно добились успеха.

Это неполный перечень вопросов, который помогает разобраться в наличии феномена самозванца у конкретного человека. Если вам нужны результаты точнее, пройдите тест или обратитесь к психологу.

Причины появления синдрома самозванца

В психологии существует когнитивное искажение, которое называют эффектом Даннинга-Крюгера. Суть его в том, что у людей с низким уровнем квалификации недостаточно опыта и компетенций, чтобы объективно оценить свои способности. Поэтому они уверены в себе.

Люди с развитыми компетенциями чаще добиваются настоящего успеха, но при этом они осознают, как много ошибались на пути. Это ведет к снижению уверенности в себе.

Если у нас нет каких-то других психологических особенностей и сложностей с собственным восприятием, то, скорее всего, проблем не будет — время от времени все успешные люди немного сомневаются в своих достижениях и рефлексируют о большом количестве ошибок. Но если мы испытываем какой-то внутренний конфликт, то эффект Даннинга-Крюгера становится первым шагом к развитию синдрома самозванца.
Вот что может стать причиной развития феномена.

Неоправданные ожидания

С такой проблемой сталкиваются люди, привыкшие быстро достигать успехов. Первые ступени в карьере они проходят без труда, интуитивно. И подсознательно ожидают такого же быстрого развития и дальше.

Когда они осознают, что не могут освоить какой-то навык быстро, появляется неуверенность в себе. 

Ожидания родителей

Психотерапевты Полин Клэнс и Сюзан Аймс обнаружили у женщин с синдромом самозванца одинаковые особенности воспитания. Как правило, в детстве их хвалили, говорили об их выдающихся способностях. 

Повзрослев и обнаружив, что для достижения целей приходится трудиться, эти женщины начинают испытывать чувство вины, словно не могут оправдать ожидания родных. 

Проблемы из детства

Сравнения ребенка в детстве с кем-то с возрастом могут стать причиной психологической травмы и комплексов. Например, так бывает, если мы растем с умным братом или сестрой и затем всю жизнь пытаемся доказать, что не хуже их.

Желание быть лучше всех

Сложности с самооценкой могут постепенно превратиться в болезненное стремление всегда быть победителем. Развиваться подобное желание может из-за особого воспитания, нехватки любви и похвалы, невозможности принятия себя с недостатками.

Обычно такие люди хорошо учатся и измеряют свой успех в оценках. На работе или в бизнесе привычная система координат рушится, оценок нет. Комплексно и самостоятельно оценивать себя они не могут, поэтому начинают концентрироваться на недостатках.
Результат — игнорирование сильных сторон, акцентирование слабых и вывод, что ты самозванец и не достоин похвалы.

Перфекционизм

Это похожая на предыдущую причина появления синдрома, у нее есть специальное название – феномен супермена. Это когда люди требуют от себя безупречности во всех делах, ставят нереалистичные цели и стандарты. Достичь желаемого у них не получается, и тогда они начинают давить на себя и разочаровываются в жизни.

Страх остаться без успеха

Этот страх появляется уже после синдрома самозванца, но он же является причиной его усиления.

Сначала человек добивается каких-то значимых успехов в работе или бизнесе. Он радуется достижениям, но не верит в то, что это результат его трудов. Появляется страх, что повторить успех не получится, так как в этом есть большая доля везения.

Чтобы победить страх неудачи, человек начинает работать еще больше, находится в постоянном напряжении, что приводит к выгоранию. 

Нежелание принимать помощь

Такие люди предпочитают становиться экспертами и всегда работают в одиночку. У них есть предубеждение о работе в команде: они уверены, что принятие помощи означает признание некомпетентности.

Внешнее обесценивание

Когда в работе часто сталкиваешься с недоверием и негативом независимо от результата работы, то со временем начинаешь сомневаться в себе. Например, так бывает в случае гендерных проблем, когда женщина устраивается в мужской коллектив на «мужскую» должность, работает хорошо, а коллеги обесценивают ее труд и в случае успеха говорят, что ей просто повезло.

Или другой пример: начинающего, но перспективного специалиста назначают руководителем, а другие управленцы его не принимают, завидуя его успехам. Человеку постоянно внушают, что он плохой работник. Поскольку это первое назначение и новичок еще сомневается в себе, у него может выработаться синдром самозванца, даже несмотря на достижение поставленных целей.

У нас в компании есть негласное правило: все руководители вырастают из рядовых сотрудников. Когда люди становятся управленцами, видно, как много у них появляется сомнений: правильно ли они действуют, не жалеет ли начальник об их назначении, получится ли у них достигнуть целей.

Я как руководитель всегда разделяю успех с командой, любой проект невозможен без вклада каждого в общее дело. Такой подход — профилактическая работа, чтобы заранее избавить людей от мыслей о самозванстве.

Тем, кто сталкивается с синдромом, могу посоветовать чаще вспоминать, сколько вы уже сделали, чтобы оказаться там, где вы сейчас. Воскресите в памяти, сколько ночей вы не спали, чтобы прийти к таким результатам, сколько всего изучали, сколько важных решений приняли и сколько труда в это влили. Ваше положение вам принесла не удача, а реализованные именно вами действия.

Александр Бочкин, генеральный директор «Инфомаксимум»

Как справиться с синдромом самозванца

Синдром самозванца не считается психическим расстройством и какого-то конкретного лечения не предусматривает. Но если он прогрессирует, то становится причиной серьезных заболеваний. Поэтому лучше заранее начать заниматься этой проблемой.

Следите за своими переживаниями и эмоциями

Постарайтесь на какое-то время отстраниться от чувства вины и не ругать себя. Не пытайтесь убедить себя в том, что какие-то ваши мысли являются заблуждениями, просто фиксируйте их наличие.

Синдром самозванца — обычно следствие каких-то проблем с самооценкой. Поэтому важно не просто бороться с ним, а разобраться, что же все-таки формирует негативные ощущения от успеха.

Начните вести «бортовой журнал» своих тревог и достижений. Каждый день на протяжении месяца просто фиксируйте свои мысли, не оценивайте их.

Записывайте ответы на несколько вопросов. Что поддерживает мои сомнения в моей компетентности? Есть ли кто-то, кто считает меня достаточно компетентным? Почему я считаю, что мои достижения мне не принадлежат? Чем мои сомнения полезны для меня? Какой мой опыт подтверждает мою некомпетентность, а какой опровергает? Чем я ценен как специалист? Что отличает меня от других специалистов?

Пишите именно ручкой на бумаге.

Ольга Дьяконова, бизнес-психолог, коуч

Не прячьтесь от своих эмоций

Проанализировав собственное состояние, вы научитесь не просто чувствовать тревогу, но и поймете, что конкретно вас беспокоит. Это может быть неуверенность, страх, стыд или что-то еще. Не ругайте себя за эти эмоции, вместо этого разрешите себе их испытывать. 

Если же вы начинаете злиться на себя, попробуйте перенаправить это чувство на синдром самозванца. Ведь это он мешает вам полноценно жить.

Проведите анализ собственных успехов

Обычно синдром самозванца связан с карьерой или бизнесом: человек думает, что не заслуживает успеха или что он не добился нужно уровня развития в каком-то навыке. 

Самостоятельно или с помощью привлеченных специалистов изучите свой карьерный или предпринимательский путь. Попросите руководителя и других общепризнанных в отрасли экспертов проанализировать ваши навыки, знания и результаты работы.

Постарайтесь исключить полярную оценку, не используйте оценки «хорошо» или «плохо». Ваша задача — выяснить, способны ли вы выполнять конкретную работу, решать определенные проблемы. Если да, то используйте результаты этого анализа, когда следующий раз столкнетесь с проявлением синдрома самозванца. Если нет, вместе с руководителем и привлеченными экспертами составьте реалистичный план действий по освоению нужных навыков.

Обратитесь к специалисту

Синдром самозванца — признанная учеными психологическая проблема. Если она мешает вам работать, выстраивать коммуникации и в целом полноценно жить, ее можно проработать со специалистом.

Истоки синдрома самозванца обычно кроются в детстве, это гиперпохвала родителей, культ интеллекта в семье, постоянное сравнение ребенка с другими или обесценивание его выбора. Помочь человеку исследовать свое прошлое, детство могут психологи и психотерапевты.

К специалисту лучше обратиться сразу после того, как симптомы начинают мешать. Ответить на вопрос, сколько нужно встреч с психологом для решения проблемы, сложно — все зависит от травмирующего опыта в прошлом. Наличие травмы увеличивает срок достижения цели, для проработки синдрома самозванца и формирования здоровой самоценности клиенту нужно прожить прошлый опыт, научиться справляться со своими чувствами и эмоциями.

Ольга Дьяконова, бизнес-психолог, коуч

Будьте добры к себе

Преодоление синдрома самозванца — это и способность распознавать эмоции, и желание сглаживать их рациональными доводами. Скорее всего, будет сложно. Важно не ругать себя, испытывая трудности, а наоборот, хвалить и подбадривать. Потому что тот, кто начал бороться с собственными психологическими трудностями и стереотипами, уже достоин поддержки.

Копирование и любая переработка материалов Контур.Журнала запрещены

Не пропустите новые публикации

Подпишитесь на рассылку, и мы поможем вам разобраться в требованиях законодательства, подскажем, что делать в спорных ситуациях, и научим больше зарабатывать.

Подписаться

Подписываясь, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение информационных сообщений от группы компаний СКБ Контур.

7 различных типов неверующих

Если вы оставили религию позади и не знаете, как себя называть, вы можете примерить один из этих ярлыков

Кристофер Хитченс (Reuters/Shannon Stapleton)

Первоначально эта статья появилась на AlterNet.

Католики, возрожденные, реформаторы, иудеи, мусульмане, шииты, сунниты, индуисты, сикхи, буддисты… религии навешивают на людей ярлыки. Обратной стороной может быть трайбализм, предположение, что инсайдеры лучше, чем аутсайдеры, что они заслуживают большего сострадания, честности и щедрости, или даже то, что насилие по отношению к «неверным» приемлемо. Но плюс в том, что религиозные или духовные ярлыки позволяют определить, кто мы есть. Они напоминают приверженцам, что наше моральное чувство и поиск смысла являются основными частями того, что значит быть человеком. Они облегчают передачу части наших самых глубоких ценностей другим людям и даже самим себе.

Для тех, кто потерял свою религию или никогда не имел ее, поиск ярлыка может показаться важным. Это может быть частью процесса исцеления или, наоборот, способом заявить о сопротивлении доминирующей и угнетающей парадигме. Однако найти правильную комбинацию слов может быть проблемой. Чтобы ярлык подходил по размеру, он должен находить отклик лично, а также сообщать миру то, что вы хотите сказать. У слов есть определения, коннотации и история, и то, как люди реагируют на ваш ярлык, будет зависеть от всех трех факторов. Что это значит? Какие эмоции оно вызывает? Кого вы считаете своими интеллектуальными и духовными предками и своим сообществом? Различия могут быть тонкими, но они важны.

Если вы так или иначе оставили религию и не знаете, как себя назвать, вы можете примерить один из этих:

1. Атеист. Термин атеист  может быть определен буквально как лишенный концепции гуманоидного бога, но исторически он означает одно из двух. Позитивный атеизм  утверждает, что личного высшего существа не существует. Отрицательный атеизм просто утверждает отсутствие веры в такое божество. Например, можно быть позитивным атеистом в отношении христианского Бога, сохраняя при этом позицию негативного атеизма или даже неуверенности в вопросе о более абстрактном божестве, таком как «перводвигатель». В Соединенных Штатах важно знать, что атеист может быть самым позорным ярлыком для безбожника. Набожные верующие используют это как оскорбление, и многие предполагают, что у атеиста нет морального ядра. До недавнего времени называть себя атеистом было актом неповиновения. Кажется, это меняется. С появлением «новых атеистов» и недавним движением за видимость атеизма этот термин теряет свою остроту.

2. Антитеист.  Когда атеист постоянно вызывал образы Мадалин Мюррей О’Хэйр, предполагалось враждебное отношение к религии. Теперь, когда это может вызвать в памяти седовласую бабушку из унитарной церкви или мальчика-гея из Glee, некоторым людям нужен термин, который более четко выражает их неприятие всего религиозного предприятия. Термин антитеист говорит: «Я думаю, что религия вредна». Это также подразумевает некую форму активности, выходящую за рамки простой пропаганды отделения церкви от государства или научного образования. Антитеизм бросает вызов легитимности веры как морального авторитета или способа познания. Антитеисты часто работают над разоблачением вреда, причиненного во имя Бога, такого как побивание камнями, травля геев, жестокое обращение с детьми на религиозной почве, калечащие операции на половых органах, нежелательное деторождение или преступная деятельность. Писателей-новых атеистов, включая Кристофера Хитченса и Ричарда Докинза, лучше было бы назвать антитеистами.

3. Агностик. Некоторые атеисты думают, что агностик — это слащавый термин, потому что его используют люди, которые не имеют понятия о Боге, но не хотят оскорбить членов семьи или коллег. Агностик не передает того чувства конфронтации или неповиновения, которое может передать атеист, поэтому его используют как мост. Но на самом деле термин «агностик» представляет собой ряд интеллектуальных позиций, которые сами по себе имеют важное содержание и могут быть независимыми от атеизма. Сильный агностицизм  рассматривает существование Бога как непознаваемое, постоянное и для всех людей. Слабый агностицизм  может означать просто «Я не знаю, существует ли Бог» или «Мы коллективно не знаем, существует ли Бог, но, возможно, узнаем в будущем». С другой стороны, термин агностицизм может использоваться для описания подхода к знанию, что-то вроде скептицизма (который идет следующим в этом списке). Философ Томас Хаксли иллюстрирует эту позицию:

Агностицизм — это не вероучение, а метод, сущность которого заключается в энергичном применении одного принципа… Позитивно этот принцип можно выразить так: доказуемо»

Эти три определения агностицизма, хотя и разные, все сосредоточены на том, что мы делаем или можем знать, а не на том, существует ли Бог. Это означает, что можно быть одновременно атеистом и агностиком. Писатель Филип Пуллман назвал себя и тем, и другим.

Вопрос о том, какой термин использовать, является трудным, строго говоря, я полагаю, что я агностик, потому что, конечно, круг вещей, которые я знаю, намного меньше, чем то, о чем я не знаю там, в тьма где-то, может быть, есть Бог. Но среди всего того, что я действительно знаю в этом мире, я не вижу никаких свидетельств существования Бога, и каждый, кто утверждает, что знает, что Бог существует, похоже, использует это как предлог для осуществления власти над другими людьми, и исторически, как мы знаем из в истории одной только Европы, которая включала в себя преследования, резню, резню в промышленных масштабах, это шокирующая перспектива.

4. Скептик. Традиционно скептик используется для описания человека, который сомневается в принятых религиозных догмах. Однако в то время как агностик сосредотачивается, в частности, на вопросах Бога, термин скептик выражает более широкий жизненный подход. Тот, кто называет себя скептиком, поставил критическое мышление в суть дела. Известные скептики, такие как Майкл Шермер, Пенн и Теллер или Джеймс Рэнди , посвящают большую часть своих усилий разоблачению лженауки, альтернативной медицины, астрологии и так далее. Они широко бросают вызов человеческой склонности верить во что-то на основании недостаточных доказательств. Австралийский комик Тим Минчен — откровенный атеист, частично зарабатывающий на жизнь тем, что высмеивает религию. Но его самое любимое и веселое стихотворение о битах 9 0019 Storm,  – это гомеопатия и хиппи-ву.

5. Вольнодумец. Вольнодумец  это термин, который восходит к концу 17-го века, когда он впервые был использован в Англии для описания тех, кто выступал против церкви и буквальной веры в Библию. Свободомыслие — это интеллектуальная позиция, согласно которой мнения должны основываться на логике и доказательствах, а не на авторитетах и ​​традициях. Известных философов, в том числе Джона Локка и Вольтера, в свое время называли вольнодумцами, а один журнал  Вольнодумец,  издается в Великобритании непрерывно с 1881 года по настоящее время. В последнее время этот термин стал популярным отчасти потому, что он утвердительный. В отличие от атеизма, который противопоставляет себя религии, свободомыслие отождествляется с упреждающим процессом принятия решения о том, что реально и важно.

6. Гуманист. В то время как такие термины, как атеист или антитеист, акцентируют внимание на отсутствии веры в Бога, а агностик, скептик и вольнодумец — на способах познания— гуманист  сосредоточивается на наборе этических ценностей. Гуманизм стремится содействовать всеобщему благополучию, продвигая сострадание, равенство, самоопределение и другие ценности, которые позволяют людям процветать и жить в сообществе друг с другом. Эти ценности исходят не из откровения, а из человеческого опыта. Как видно из двух манифестов, опубликованных в 1933 и 1973 годах соответственно, лидеры-гуманисты не уклоняются от таких понятий, как радость и внутренний покой, которые имеют духовный подтекст. Фактически, некоторые думают, что сама религия должна быть восстановлена ​​теми, кто вышел за пределы сверхъестественного, но признает преимущества духовного сообщества и ритуала. Гарвардский капеллан Грег Эпштейн мечтает создать процветающую сеть светских общин.

7. Пантеист. В то время как самопровозглашенные гуманисты стремятся восстановить этические и коммунитарные аспекты религии, пантеисты сосредотачиваются на духовном сердцевине веры — опыте смирения, удивления и трансцендентности. Они видят людей как одну маленькую часть огромного природного порядка, в котором сам Космос осознается в нас. Пантеисты отвергают идею человека-бога, но верят, что святое проявляется во всем сущем. Следовательно, они часто твердо привержены защите священной паутины жизни, в которой и благодаря которой мы существуем. Сочинения Карла Сагана отражают это мнение и часто цитируются пантеистами, например, в серии видео «Симфония науки», в которой смешиваются вызывающие воспоминания образы природного мира, атональная музыка и голоса ведущих ученых, и это набрало 30 миллионов просмотров.

Если ничего из этого не подходит… Продолжайте искать. Многие из отцов-основателей Америки были деистами  , которые не верили в чудеса или особое откровение через священные тексты, но думали, что сам мир природы являет собой творца, которого можно обнаружить с помощью разума и исследования. Натуралисты  придерживаются философской позиции, согласно которой законы, действующие в пределах естественного царства, являются единственными законами, управляющими вселенной, и никакое сверхъестественное царство не находится за его пределами. Секуляристы  утверждают, что моральные стандарты и законы должны основываться на том, приносят ли они пользу или вред в этом мире, и что религия должна быть исключена из правительства. Пастафарианцы игриво заявляют, что поклоняются Летающему Макаронному Монстру, а их религия является добродушной пародией на авраамические верования и ритуалы.

В последнее время наблюдается резкий рост числа людей, считающих себя безбожниками, и параллельный рост числа атеистов и гуманистов. Многие безбожники недавно вышли из религии (или недавно вышли из туалета). Несмотря на все усилия, скажем, Humanist Community Project или Foundation Beyond Belief, стабильные сообщества, организованные вокруг общих светских ценностей и духовных практик, еще не появились. Это означает, что наши лейблы в значительной степени индивидуальны, а иногда и экспериментальны. Мы можем примерить один на размер, пожить с ним какое-то время, а затем примерить что-то другое.

Как движение сексуальные и гендерные меньшинства столкнулись с аналогичной проблемой. ЛГБ начало заменять термин «гей-сообщество» в 1980-х годах. Затем это стало ЛГБТ, а затем ЛГБТК (для признания тех, кто задавал вопросы) или ЛГБТИ (для включения интерсексуалов). В Индии в конце была добавлена ​​буква H для обозначения субкультуры хиджры. Для городских подростков универсальный термин квир теперь заменил громоздкую аббревиатуру. Квир придерживается идеи о том, что сексуальная и гендерная идентичность биологически и психологически многогранна. Сюда входят все, кто не считает себя натуралом. Светские правозащитники могут в конечном итоге разработать аналогичный подход, но в то же время организации, которые хотят быть инклюзивными, заканчивают тем, что имеют длинные списки на своих страницах «О нас»: атеисты, агностики, гуманисты, вольнодумцы, пантеисты, скептики и другие. Итак, присоединяйтесь к эксперименту, выбирая тот, который подходит, и носите его некоторое время. Или составить свой собственный. Я часто называю себя «духовным нетеистом». Это многословно, но заставляет людей задавать вопросы  что это? и затем, вместо того, чтобы заставлять их делать предположения, я рассказываю им, где я нахожусь: У меня нет никакой концепции гуманоидного бога, и я думаю, что вопросы морали и смысла лежат в самой основе того, что это значит быть человеком. Может быть, в следующем году я найду что-нибудь еще лучше.

Валери Тарико

БОЛЬШЕ ОТ Валери Тарико




Актуальные статьи Салона

10 фактов об атеистах | Pew Research Center

Участники митинга Reason Rally 2012 года в Вашингтоне, округ Колумбия, слушают спикеров (Allison Shelley/Getty Images)

Измерять атеизм сложно. Некоторые люди, называющие себя атеистами, также говорят, что верят в какую-то высшую силу или духовную силу. В то же время некоторые из тех, кто идентифицирует себя с религией (например, говорят, что они католики или евреи), говорят, что не верят в Бога.

Одно можно сказать наверняка: наряду с ростом числа нерелигиозных американцев, многие из которых верят в Бога, соответственно увеличилось и число атеистов. Вот некоторые ключевые факты об атеистах в Соединенных Штатах и ​​во всем мире:

1 Доля американцев, считающих себя атеистами, за последнее десятилетие незначительно, но значительно увеличилась . Телефонные опросы Pew Research Center, проведенные в 2018 и 2019 годах, показывают, что 4% взрослых американцев говорят, что они атеисты, когда их спрашивают об их религиозной принадлежности, по сравнению с 2% в 2009 году. Еще 5% американцев называют себя агностиками, по сравнению с 3% в 2009 году. десятилетие назад.

2 Согласно Merriam-Webster, буквальное определение «атеиста» — это «человек, который не верит в существование бога или каких-либо богов». И подавляющее большинство американских атеистов подходят под это описание: 81% говорят, что не верят в Бога, высшую силу или какую-либо духовную силу. (В целом эту точку зрения разделяют 10% взрослых американцев.) В то же время примерно каждый пятый самопровозглашенный атеист (18%) говорит, что действительно верит в какую-то высшую силу . Однако ни один из опрошенных нами атеистов не сказал, что верит в «Бога, описанного в Библии».

3 Атеисты составляют большую долю населения во многих европейских странах, чем в США. ) идентифицируют себя как атеисты, как и 16% в Дании, 15% во Франции и 14% в Нидерландах и Швеции. Но европейская страна с, пожалуй, самой большой долей атеистов — это Чехия, где четверть взрослого населения идентифицирует себя так. В соседней Словакии 15% идентифицируют себя как атеисты, хотя в остальной части Центральной и Восточной Европы атеистов меньше, несмотря на историческое влияние официально атеистического Советского Союза. Как и американцы, европейцы во многих странах чаще говорят, что не верят в Бога, чем считают себя атеистами, в том числе две трети чехов и не менее половины шведов (60%), бельгийцев (54%) и голландцев. взрослые (53%), которые говорят, что не верят в Бога. В других регионах, обследованных Центром, включая Латинскую Америку и Африку к югу от Сахары, атеистов, как правило, гораздо меньше.

4 В США атеисты в основном мужчины и относительно молоды, согласно исследованию религиозного ландшафта 2014 года. Примерно семь из десяти атеистов в США — мужчины (68%). Средний возраст атеистов составляет 34 года по сравнению с 46 годами для всех взрослых американцев. Атеисты также чаще бывают белыми (78% против 66% населения в целом) и высокообразованными: около четырех из десяти атеистов (43%) имеют высшее образование по сравнению с 27% населения в целом. Самоидентифицирующие себя атеисты также , как правило, связаны с Демократической партией и политическим либерализмом.

5 Подавляющее большинство атеистов США говорят, что религия не слишком важна или совсем не важна в их жизни (93%), и что они редко или никогда не молятся (97%). В то же время многие не видят противоречия между атеизмом и обдумыванием своего места в мире. Около трети американских атеистов говорят, что думают о смысле и цели жизни не реже раза в неделю (35%), и что они часто испытывают глубокое чувство душевного покоя и благополучия (31%). На самом деле, исследование религиозного ландшафта показывает, что атеисты чаще, чем американские христиане, говорят , что часто испытывают чувство удивления по поводу Вселенной (54% против 45%) .

6 Где атеисты находят смысл жизни? Как и большинство американцев, большинство атеистов упомянули «семью» как источник смысла, когда исследовательский центр Pew задал открытый вопрос об этом в опросе 2017 года. Но атеистов гораздо чаще, чем христиане, описывали хобби как значимые или приносящие удовлетворение (26% против 10%). Атеисты также чаще, чем американцы в целом, описывали финансы и деньги, творческие занятия, путешествия и досуг как значимые. Неудивительно, что очень немногие атеисты в США (4%) заявили, что находят смысл жизни в духовности.

7 Во многих случаях быть атеистом — это не только лично отвергать религиозные ярлыки и убеждения — большинство атеистов также выражают негативное мнение, когда их спрашивают о роли религии в обществе . Например, согласно опросу 2019 года, семь из десяти американских атеистов говорят, что влияние религии в американской общественной жизни снижается, и это хорошо (71%). Это мнение разделяет менее одного из пяти взрослых жителей США (17%). Большинство атеистов (70%) также считают, что церкви и другие религиозные организации приносят обществу больше вреда, чем пользы, и еще большая доля (93%) считают, что религиозные институты имеют слишком большое влияние на политику США.

8 Атеисты могут не верить религиозным учениям, но они достаточно осведомлены о религии . В опросе о религиозных знаниях, проведенном Pew Research Center в 2019 году, атеисты оказались среди наиболее результативных групп, правильно ответив в среднем примерно на 18 из 32 основанных на фактах вопросов, в то время как взрослые американцы в целом ответили правильно примерно на 14 вопросов. Атеисты были, по крайней мере, так же осведомлены, как и христиане, в вопросах, связанных с христианством — например, примерно восемь из десяти в обеих группах знают, что Пасха знаменует воскресение Иисуса, — и они также в два раза чаще, чем американцы в целом, знали, что христианство Конституция США гласит, что для занятия государственной должности не требуется «никакого религиозного теста».

9 Большинство американцев (56%) говорят, что , а не  необходимо верить в Бога, чтобы быть нравственным, в то время как 42% говорят, что вера в Бога необходима, чтобы иметь хорошие ценности, согласно опросу 2017 года. В других богатых странах меньшие доли говорят, что вера в Бога необходима для хороших нравов, в том числе всего 15% во Франции. Но во многих других частях мира почти все говорят, что человек должен верить в Бога, чтобы быть нравственным, в том числе 99% в Индонезии и Гане и 98% в Пакистане, согласно международному опросу Pew Research Center 2013 года.

10 Американцы менее тепло относятся к атеистам, чем к членам большинства основных религиозных групп. В опросе Pew Research Center, проведенном в 2019 году, американцев просили оценить группы по «термометру чувств» от 0 (максимально холодный и отрицательный) до 100 (самый теплый и положительный возможный рейтинг). Взрослые американцы дали атеистам в среднем 49 баллов, что идентично рейтингу, который они дали мусульманам (49 баллов). ) и холоднее, чем в среднем у евреев (63), католиков (60) и евангельских христиан (56).

Примечание. Это обновленная версия сообщения, изначально опубликованного 5 ноября 2015 г.

Майкл Липка   – руководитель отдела религиозных исследований исследовательского центра Pew Research Center.

СООБЩЕНИЯ БИОГРАФИЯ TWITTER EMAIL

Атеизм и агностицизм (Стэнфордская философская энциклопедия)

Цель этой статьи — исследовать, как атеизм и агностицизм связаны с теизмом и, что более важно, друг с другом. Этот требует изучения удивительно спорного вопроса о том, как лучше определить понятия «атеизм» и «агностицизм». Решение этого вопроса, по крайней мере, для целей этой записи, установит этап для обсуждения важного различия между глобальными атеизм и местный атеизм, что в свою очередь будет полезно для Различение различных форм агностицизма. Экспертиза последует аргумент в поддержку скромной формы агностицизма, с последующим обсуждением трех аргументов в пользу атеизма и одного аргумента против более амбициозной формы агностицизма.

1. Определения «атеизма»

Слово «атеизм» многозначно — оно имеет множество связанных значения. В психологическом смысле слова атеизм есть психологическое состояние, особенно состояние атеизма, когда атеист определяется как тот, кто не является теистом, а теист определяется как тот, кто верит, что Бог существует (или что есть боги). Отсюда вытекает следующее определение: атеизм есть психологическое состояние отсутствия веры в существование Бога. В философии, однако, а точнее в философии религии термин «атеизм» обычно используется для обозначения утверждение о том, что Бога не существует (или, шире, к утверждение, что богов нет). Таким образом, быть атеистом на этого определения недостаточно, чтобы отложить суждение о том, является ли Бог есть, хотя это подразумевает отсутствие теистической веры. Вместо этого нужно отрицать существование Бога. Этот метафизический смысл слово предпочтительнее других смыслов, в том числе психологического смысле не только теистическими философами, но и многими (хотя и не всеми) атеисты и в философии. Например, Робин Ле Пуадевэн пишет: « атеист тот, кто отрицает существование личный, трансцендентный творец вселенной, а не тот, кто просто живет своей жизнью, не обращаясь к такому существу» (1996: XVII). И. Л. Шелленберг говорит, что «в философии атеист не просто кто-то, кто не принимает теизм, но более решительно тот, кто выступает против». Другими словами, это «отрицание теизма, утверждение, что Бога нет» (2019: 5).

Это определение также встречается во многих энциклопедиях и словари по философии. Например, в Лаконичный Рутледж Энциклопедия философии , Уильям Л. Роу (также атеист) пишет: «Атеизм есть позиция, утверждающая несуществование Бог. Он предлагает положительное недоверие, а не простое приостановление вера» (2000: 62). Кембриджский словарь Философия распознает несколько значений слова «атеизм», но ясно, что является стандартом в философия:

[Атеизм — это] мнение, что богов нет. Широко используемый смысл означает просто неверие в бога и согласуется с агностицизмом [в психологическом смысле]. Более строгий смысл означает убеждение, что Бога нет; это использование стало стандарт . (Пойман 2015, выделение добавлено)

Интересно, что Философская энциклопедия рекомендует небольшое расширение стандартного определения «атеист». Он по-прежнему требует отказа от веры в Бога, а не просто отсутствие этой веры, но основанием для отказа не обязательно должно быть то, что теизм ложен. Например, вместо этого может быть, что это бессмысленный.

Согласно наиболее обычному определению, атеист — это человек, который утверждает, что Бога нет, то есть что приговор «Бог существует» выражает ложное утверждение. Напротив, агностик [в эпистемологическом смысле] утверждает, что неизвестно или нельзя знать, есть ли Бог, т. предложение «Бог существует» выражает истинное суждение. На нашей определение, атеист — человек, отвергающий веру в Бога, независимо от того, является ли причиной отказа претензия что «Бог существует» выражает ложное суждение. Люди часто занимают неприемлемую позицию по отношению к позиции причины, кроме того, что это ложное суждение. Это распространено среди современных философов, да и раньше это не было редкостью. века, отвергать позиции на том основании, что они бессмысленный. (Эдвардс 2006: 358)

По крайней мере, до недавнего времени стандартное метафизическое понимание значение слова «атеизм» настолько укоренилось в философии, что философы могли смело использовать слово «атеизм» в этом смысла, не беспокоясь о том, что они могут быть неправильно поняты, и без чувствуя необходимость защищать его. Например, в своей книге Спорить О Богах неоднократно обращается Грэм Оппи (еще один атеист). «агностик» (в психологическом смысле того, кто приостанавливает суждения о существовании Бога) и «атеист» как взаимоисключающие категории (2006, 1, 15 и 34) без предлагая какое-либо обоснование для этого. единственное правдоподобное объяснение его неспособности предоставить оправдание состоит в том, что он ожидает, что его читатели будут истолковывать термин «атеизм» в его метафизическом смысле и таким образом исключить из класса атеистов любой, кто приостанавливает суждение о том, существуют ли боги. Другая признак того, насколько доминирующим является стандартное определение в области философии является частое использование термина «нетеист» для относятся к более широкому классу людей, которым не хватает веры в то, что Бог существуют.

Конечно, от того, что «атеизм» стандартно определяется в философии как положение о том, что Бога не существует, не следует, что должно быть определено таким образом . И стандартное определение не лишено философских противников. За Например, некоторые авторы, по крайней мере, имплицитно отождествляют атеизм с положительная метафизическая теория, такая как натурализм или даже материализм. Учитывая это значение слова, значение слова «атеизм» прямо не вытекает из значения «теизм». Хотя это может показаться этимологически странным, возможно, можно обосновать утверждение, что что-то вроде (метафизический) натурализм первоначально назывался «атеизмом». только из-за культурного доминирования ненатуралистических форм теизм, а не потому, что этот взгляд был не чем иным, как отрицание теизма. С этой точки зрения атеисты были бы, даже если бы никаких теистов никогда не существовало — их просто не было бы называли «атеистами». Баггини [2003, 3–10] предлагает эту линию мысли, хотя его «официальное» определение стандартный метафизический. В то время как это определение «атеизм» законен, он часто сопровождается ошибочные выводы из (предполагаемой) ложности или вероятной ложности атеизма (= натурализма) к истине или вероятной истине теизм.

Еще более радикально отходя от нормы в философии, некоторые философы (например, Майкл Мартин 1990: 463–464) присоединяются ко многим нефилософы в определении «атеиста» как того, кто отсутствует вера в то, что Бог существует. Это обязывает их принять психологический смысл «атеизма», о котором говорилось выше, согласно которому «атеизм» не следует определять как предложение вообще, даже если теизм является предложением. Вместо, «атеизм», по мнению этих философов, должен быть определяется как психологическое состояние: состояние неверия в существование Бога (или богов). Эта точка зрения была широко предложена философ Энтони Флю и, возможно, сыграл роль в его (1972) защита предполагаемой презумпции «атеизма». редакторы Оксфордского справочника по атеизму (Bullivant & Ruse 2013) также поддерживают это определение, и один из них, Стивен Bullivant (2013) защищает его на основании научной полезности. Его аргумент в том, что это определение может лучше всего служить общим термином для широкого круга позиций, которые были идентифицированы с атеизм. Затем ученые могут использовать такие прилагательные, как «сильный». и «слабый» (или «положительный» и «отрицательный») для разработки таксономии, которая различает различные специфические атеизмы. К сожалению, этот аргумент упускает из виду тот факт, что если атеизм определить как психологическое состояние, то нет предложение может считаться формой атеизма, потому что предложение не психологическое состояние. Это подрывает аргумент Булливанта. в защиту определения Флю; поскольку это подразумевает, что то, что он называет «сильным атеизмом» — положение (или вера в смысл «во что-то верили»), что нет Бог — на самом деле вовсе не разновидность атеизма. Короче говоря, его предложенный «зонтичный» термин оставляет так называемый сильный атеизм (или то, что некоторые называют позитивным атеизмом) под дождем.

Хотя определение «атеизма», данное Флю, не соответствует общий термин, это, безусловно, правомерное определение в том смысле, что он сообщает, как значительное количество людей используют этот термин. Опять же, термин «атеизм» имеет более чем одно законное значение. значение, и ничто из сказанного в этой записи не должно быть истолковано как пытаются запретить, как люди обозначают себя или какие значения они прикрепить к этим этикеткам. Вопрос для философии и, следовательно, для этого вход — это определение, которое является наиболее полезным для научных или, более того, узко, философские цели. В других контекстах, конечно, вопрос о том, как лучше определить «атеизм» или «атеист» может выглядеть совсем иначе. Например, в некоторых контексте решающий вопрос может состоять в том, какое определение «атеист» (в отличие от «атеизма») весьма полезным в политическом отношении, особенно в свете нетерпимости тех которые идентифицируют себя как атеисты. Тот факт, что есть сила в числа могут рекомендовать очень всеобъемлющее определение «атеист», который приводит любого, кто не является теистом, в складывать. Сказав это, можно было бы подумать, что это не принесет никакой пользы. причина, политическая или иная, для нападок на не-теистов, которые не идентифицируют себя как атеистов просто потому, что они предпочитают использовать термин «атеист» в каком-то другом, столь же правомерном смысле.

Тогда возникает следующий вопрос: почему стандартное метафизическое определение «атеизм» особенно полезен для занятий философией. Один очевидная причина в том, что она имеет то достоинство, что делает атеизм прямым ответ на один из важнейших метафизических вопросов в философии религии, а именно: «Существует ли Бог?» Есть только два возможных прямых ответа на этот вопрос: «да», что есть теизм, и «нет», что есть атеизм в метафизический смысл. Ответы типа «не знаю», «никто не знает», «мне все равно», утвердительный ответ никогда не был установлен», и « вопрос бессмысленный» не являются прямыми ответами на этот вопрос (ср. Le Poidevin 2010: 8). Философам полезно иметь хорошее имя для этой важной метафизической позиции, и «атеизм» прекрасно подходит для этой цели. Конечно, это также иногда может быть полезно иметь термин для обозначения всех людей. которым не хватает теистической веры, но, как отмечалось выше, у философов уже есть такой термин, а именно «нетеист», поэтому термин «атеист» для этой цели не нужен.

Вторая причина предпочтения метафизического определения состоит в том, что две основные альтернативы этому имеют нежелательные последствия. Определение «атеизм» как натурализм имеет неудобный смысл, что некоторые философы являются и теистами, и атеистами. Это потому, что некоторые философы (например, Ellis 2014) отрицают, что Бог сверхъестественен и утверждают как натурализм, так и теизм. Определение «атеизма» как состояние отсутствия веры в Бога сталкивается с аналогичными проблемами. Первый, хотя это определение кажется кратким и простым, что является добродетельным, оно необходимо расширить, чтобы избежать проблем с младенцами, кошками и камнями считаться атеистами из-за отсутствия веры в Бога. Пока эта проблема относительно легко решается, другая является более сложной. Эта дополнительная проблема возникает из-за того, что человеку может не хватать веры в Бога. в то же время имея другие про-отношения к теизму. За например, некоторые люди, не верящие в существование Бога, могут тем не менее чувствую некоторую склонность верить, что Бог существует. Они может даже полагать, что истинность теизма более вероятна, чем его фальшь. Хотя таких людей не следует называть теистами, крайне нелогично называть их атеистами. психологическое определение также делает атеистами некоторых людей, являются преданными членами (по крайней мере, с точки зрения практики) теистических религиозные общины. Это связано с тем, что, как известно, некоторые преданные члены таких сообществ имеют лишь смутный средний уровень уверенности в том, что Бог существует, и никакой веры в то, что Бог существует или хотя бы что Бог, вероятно, существует. Казалось бы, ошибочно для философы классифицировать таких людей как атеистов.

Третья причина предпочесть стандартное определение в философии заключается в том, что делает определения «атеизм» и «теизм» симметричный. Одна проблема с определением «атеизма» как психологическое состояние заключается в том, что философы не определяют «теизм» как психологическое состояние, и они не должны. «Теизм», как и большинство других философских «-измов», в философии понимается как предложение. Это очень важно потому что философы хотят сказать, что теизм истинен или ложен и, самое главное, построить или оценить аргументы в пользу теизма. Психологические состояния не могут быть истинными или ложными, они не могут быть выводы аргументов. Конечно, философы иногда определяют «теизм» как « вера в то, что Бог существует» и имеет смысл аргументировать убеждение и сказать, что убеждение истинно или ложно, но здесь «вера» означает «нечто верил». Оно относится к пропозициональному содержанию убеждения, а не отношением или психологическим состоянием веры. Если, однако, «теизм» определяется как утверждение, что Бог существует и «теист» как тот, кто верит в это утверждение, то оно имеет смысл определить «атеизм» и «атеист» в аналогичный способ. Это означает, во-первых, определение «атеизма» как предложение или положение, так что оно может быть истинным или ложным и может быть заключение аргумента и, во-вторых, определение «атеиста» как тот, кто верит этому предложению. Поскольку также естественно определить «атеизм» в терминах теизма, отсюда следует, что в отсутствие веских причин поступать иначе, это лучше всего для философов понимать «а-» в слове «атеизм» как отрицание вместо отсутствия, как «не» вместо «без» — иными словами, принять атеизм за противоречит теизму.

Следовательно, по всем трем причинам философы должны истолковывать атеизм как утверждение о том, что Бога не существует (или, более в широком смысле, как утверждение о том, что не существует божественных реальностей какого-либо Сортировать).

Если, как здесь утверждалось, атеизм одновременно и , обычно , и лучших понимается в философии как метафизическое утверждение, что Бога не существует, тогда что, спрашивается, должны философы делать с популярным термином «новый атеизм»? Философы писать статьи и посвящать журнальные номера (французский и Wettstein 2013) к новому атеизму, но нет ничего близкого к консенсус в отношении того, как следует определять этот термин. К счастью, нет реальная потребность в нем, потому что термин «новый атеизм» не выделить какую-либо отличительную философскую позицию или явление. Вместо этого это популярный ярлык движения, широко представленного четырех авторов — Ричарда Докинза, Дэниела Деннета, Сэма Харриса и Кристофер Хитченс, чья работа постоянно критикует религией, но помимо этого кажется, что они объединены только временем и популярность. Кроме того, можно задаться вопросом, что нового в Новом Атеизм. Конкретная критика религии и аргументов, используемых для защищать религию не новы. Например, возможно, более утонченная и убедительная версия центральной атеистический аргумент можно найти в 9 Юме.0019 Диалоги (Виленберг, 2009). Кроме того, в то время как Деннетт (2006) делает страстный призыв для научного изучения религии как природного явления, такого исследование существовало задолго до этого призыва. Действительно, даже познавательный наука о религии прочно утвердилась к 1990-м годам, и антропологию религии можно проследить по крайней мере до XIX в. век. Переходя от содержания к стилю, многие удивляются воинственность некоторых новых атеистов, но было и много агрессивных атеисты, относившиеся к религии весьма неуважительно задолго до Харриса, Докинза и Хитченса. (Деннет не особенно воинственен.) Наконец, стереотип о том, что новый атеизм является религиозным, квазирелигиозным или идеологический каким-то беспрецедентным образом явно ложный и один которые отвергают новые атеисты. (Для уточнения этих моментов см. Zenk 2013.)

Еще одна подкатегория атеизма — «дружественный атеизм». которую Уильям Роу (1979) определяет как позицию, согласно которой, хотя Бог не существует, некоторые (интеллектуально развитые) люди оправданно верят в то, что Бог существует. Роу, дружелюбный атеист противопоставляет дружественный атеизм недружественному атеизму и равнодушный атеизм. Недружественный атеизм — это мнение, что атеизм верно и что никакая (сложная) теистическая вера не оправдана. Несмотря на весьма вводящее в заблуждение название, такой точки зрения могут придерживаться самый дружелюбный, самый открытый и религиозно толерантный человек вообразимый. Наконец, хотя Роу говорит о «безразличном атеизм» как «позиция», это не пропозиция но вместо этого психологическое состояние, в частности, состояние бытия атеист, который не является ни дружелюбным, ни недружественным, т. е. который не верит, что дружественный атеизм истинен, и не верит, что недружественный атеизм истинен.

Возможно, еще более интересное различие между про-божественными атеизм и антибожественный атеизм. Атеист, поддерживающий Бога, как Джон Шелленберг (который придумал этот термин в неопубликованной работе) — это тот, кто в какой-то реальной смысл любит Бога или, по крайней мере, идею Бога, который очень старается представьте себе, какие чудесные миры могло бы создать такое существо (вместо того, чтобы просто предположить, что такое существо создаст мир что-то вроде мира, который мы наблюдаем), и кто (хотя бы отчасти) именно поэтому считает, что Бога нет. Такой атеист может симпатизировать следующим чувствам:

Это оскорбление для Бога верить в Бога. Ибо, с одной стороны, это предположим, что он совершил акты неисчислимой жестокости. На с другой стороны, это значит предположить, что он извращенно дал свое человеческое творения орудием — их интеллектом, — который должен неизбежно приведут их, если они беспристрастны и честны, к отрицанию его существование. Заманчиво сделать вывод, что если он и существует, то это атеистов и агностиков, которых он любит больше всего, среди тех, у кого претензии к образованию. Потому что это те, кто взял его самым серьезным образом. (Стросон 1990)

Напротив, антибожественные атеисты, такие как Томас Нагель (1997: 130–131) находят всю идею Бога оскорбительной и, следовательно, не только верят, но и также очень надеется , что такого существа не существует. Нагель часто называют «антитеистом» (например, Kahane 2011), но этот термин намеренно избегается здесь, так как имеет много разных смыслов (Кахане 2011: примечание 9). Кроме того, ни в одном из этих смыслов не требуется быть атеистом, чтобы быть антитеистом, поэтому антитеизм не является разновидностью атеизма.

2. Определения «агностицизма»

Термины «агностик» и «агностицизм» были был придуман в конце девятнадцатого века англичанами. биолог Т.Х. Хаксли. Он сказал, что он изначально

изобрел слово «агностик» для обозначения людей, которые, как и [себе], признаться в безнадежном невежестве относительно различных вопросов [включая, конечно, вопрос Божьего существования], о котором метафизики и богословы, как ортодоксальные и неортодоксальные, догматизируют с предельной уверенностью. (1884)

Однако он не определял «агностицизм» просто как состояние агностика. Вместо этого он часто использовал этот термин для обозначения нормативному эпистемологическому принципу, чем-то подобному (хотя слабее, чем то, что мы сейчас называем «эвиденциализмом». Грубо, Принцип Хаксли говорит, что неправильно говорить, что кто-то знает или считает, что предложение истинно без логически удовлетворительного доказательства (Хаксли 1884 и 1889). Но это было приложение Хаксли этого принципа к теистической и атеистической вере, которая в конечном итоге наибольшее влияние на значение термина. Он утверждал, что поскольку ни одно из этих убеждений не подтверждается должным образом доказательствами, мы следует приостановить рассмотрение вопроса о том, существует ли Бог.

В настоящее время часто используется термин «агностик» (когда проблемой является существование Бога) для обозначения тех, кто следует рекомендация, выраженная в заключении аргумента Хаксли: агностик — это человек, который придерживается мнения, что является Богом, но не верит ни в то, что это правда, ни в то, что это ложь. Неудивительно поэтому, что термин «агностик изм » часто определяется как в философии, так и за ее пределами, а не как принцип или любое другое предложение, но вместо этого как психологическое состояние агностика. Назовите это «психологическим». смысл термина. Конечно, полезно иметь термин для обозначения люди, которые не являются ни теистами, ни атеистами, но философы могли бы хотелось бы, чтобы какой-нибудь другой термин, кроме «агностик», («богословский скептик», возможно?). Проблема заключается в том, что для философских целей также очень полезно иметь название эпистемологической позиции, вытекающей из посылки Аргумент Хаксли, положение о том, что ни теизм, ни атеизм известно или весьма амбициозно, что ни вера в существование Бога ни вера в то, что Бог не существует, не имеет положительного эпистемологического статуса. любого рода. Точно так же, как метафизический вопрос о Боге существование занимает центральное место в философии религии, так же как и эпистемологический вопрос о том, известен ли теизм или атеизм или имеет какой-то другой положительный эпистемологический статус, например, оправданным, рациональным, разумным или вероятным. А учитывая этимологию «агностик», что может быть лучше для отрицательный ответ на этот эпистемологический вопрос, чем «агностицизм»? Далее, как предполагалось ранее, для очень веская причина, типичная для философии, для использования суффикса «-изм» для обозначения предложения, а не состояния или состояние, так как только первое может быть разумно проверено аргумент.

Однако если «агностицизм» определить как пропозицию, тогда «агностик» должен быть определен в терминах «агностицизм», а не наоборот. В частности, «агностик» следует определять как человека, который считает, что утверждение «агностицизм» верно вместо определения «агностицизма» как состояния будучи агностиком. И если речь идет о том, что ни известно, что теизм или атеизм истинны, то термин «агностик» больше не может служить ярлыком для тех, кто не являются ни теистами, ни атеистами, поскольку можно последовательно верить что атеизм (или теизм) истинен, отрицая при этом, что атеизм (или теизм) считается истинным.

При использовании в этом эпистемологическом смысле термин «агностицизм» вполне естественно может быть расширен за пределы вопрос о том, что известно или может быть известно для охвата большого семейства позиций, в зависимости от того, какой «положительный эпистемологический статус» под вопросом. Например, он может быть идентифицирован с любым из следующие позиции: что ни теистическая вера, ни атеистическая вера обосновано, что ни теистическая вера, ни атеистическая вера не рационально требуется, чтобы ни одно из убеждений не было рационально допустимо, что ни один из них не имеет ордера, что ни один из них не является разумным, или что ни один из вероятно. Кроме того, чтобы избежать спорного вопроса о природе знаний, можно просто выделить как отдельные члены «семье агностицизма» каждое из следующих утверждений о интеллектуально развитые люди: (i) ни теизм, ни атеизм не адекватно поддерживаемые внутренними состояниями таких людей, (ii) ни теистическая, ни атеистическая вера не согласуются с остальными их убеждения, (iii) ни теистические, ни атеистические убеждения не приводят из надежных процессов порождения убеждений, (iv) ни теистическая вера ни атеистическая вера не является результатом способностей, направленных на истину, которые должным образом функционировать в соответствующей среде и так далее.

Заметьте также, что, даже если бы агностицизм определялся как крайняя позиция, что ни теистическая вера, ни атеистическая вера когда-либо имеет положительный эпистемологический статус любого вида , это не будет следовать по определению что ни один агностик не либо теист, либо атеист. Некоторые фидеисты, например, считают что ни атеистическая вера, ни теистическая вера не поддерживаются или каким-либо образом санкционируется разумом, потому что разум оставляет Вопрос о существовании Бога совершенно не решен. И все же у них есть вера в то, что Бог существует, и такая вера (по крайней мере, в некоторых случаях) предполагает вера. Таким образом, некоторые фидеисты являются крайними агностиками в эпистемологическом смысле, хотя они и не агностики в психологический смысл.

Стоит также упомянуть, что даже во времена Хаксли некоторые апофатические теисты приняли термин «агностик», утверждая, что все добрые христиане поклонялись «неведомому Богу». Более В последнее время некоторые атеисты гордо именуют себя «агностиками». атеисты», хотя при дальнейшем размышлении симметрия между эта позиция и фидеизм могут заставить их задуматься. Впрочем, более вероятно, то, что утверждают эти самоидентифицирующие себя атеисты-агностики, что, хотя их вера в то, что Бога не существует, имеет положительную какой-то эпистемологический статус (как минимум, не иррациональный), он не имеет своего рода положительного эпистемологического статуса, который может стать истинным вера в знание.

Несомненно, оба смысла «агностицизма», психологического и эпистемологический, будут по-прежнему использоваться как внутри, так и вне философии. Надеюсь, контекст поможет устранить неоднозначность. Однако в оставшейся части этой записи термин «агностицизм» будет употребляться в эпистемологическом смысле. Это имеет огромное значение для вопроса об оправдании. Рассмотреть возможность, например, этот отрывок, написанный агностиком Энтони Кенни (1983: 84–85):

Я сам не знаю ни одного аргумента в пользу существования Бога, который я найти убедительным; во всех них, я думаю, я могу найти недостатки. В равной степени я не знаю ни одного аргумента против существования Бога, который совершенно убедительно; в известных мне аргументах против существования Боже, я так же могу найти недостатки. Так что моя собственная позиция о существовании Бога является агностиком.

Одно дело спрашивать, является ли неспособность Кенни найти аргументы, которые убеждают его в существовании или несуществовании Бога оправдывает его лично в приостановлении решения о существовании Бог. И совсем другое — спрашивать, не является ли эта неспособность (или что-то в этом роде) иначе) оправдывало бы его убеждение, что никто (или, по крайней мере, никто, кто достаточно умен и хорошо информирован) имеет обоснованное убеждение о существовании Бога.

Если агностицизм (в одном смысле слова) есть позиция, согласно которой ни ни теизм, ни атеизм не известны, то может быть полезно использовать термин «гностицизм» для обозначения противоречия этого положение, то есть к положению, что либо теизм, либо атеизм известен. Эта точка зрения, конечно же, может быть двух видов: теистическая гностицизм — точка зрения, согласно которой теизм известен (и, следовательно, атеизм нет) — и атеистический гностицизм — точка зрения, согласно которой атеизм известен (и, следовательно, теизм не является).

3. Глобальный атеизм против местного атеизма

Джанин Диллер (2016) отмечает, что, как и большинство теистов, имеют в виду особое понятие о Боге, когда утверждают, что Бог существует, большинство атеистов имеют в виду определенное представление о Боге, когда они утверждают, что Бога нет. Действительно, многие атеисты лишь смутно осознавая разнообразие концепций Бога, которые существуют. Например, есть Боги классического и неоклассического теизма: Ансельмовский Бог, например, или, скромнее, всемогущий, всезнающий и совершенно добрый Бог-творец, получающий так много внимание в современной философии религии. Есть также Боги конкретных западных теистических религий, таких как христианство, ислам, иудаизм и сикхизм, которые можно или нельзя лучше понимать как классические или неоклассические боги. Существуют также панентеистические и обрабатывать теистических богов, а также множество других концепций Бога, как западного, так и незападного происхождения, которые в значительной степени игнорируются даже самые осведомленные атеисты. (Философски изощренный теисты, со своей стороны, часто действуют как бы опровергающие натурализм устанавливает существование особого вида Бога, в котором они верить.) Диллер выделяет местный атеизм, отрицающий существование одного вида Бога, от глобального атеизма, который утверждение, что никаких богов не существует, что все легитимным концепциям Бога не хватает примеров.

Глобальный атеизм очень трудно оправдать (Diller 2016: 11–16). Действительно, очень немногие атеисты имеют веские основания считают, что это правда, поскольку подавляющее большинство атеистов сделали не пытаться размышлять более чем об одном или двух из многих законных представления о Боге, существующие как внутри, так и вне различных религиозные общины. Они также не задумались о том, какие критерии должны быть удовлетворены для того, чтобы концепция Бога считалась «законным», не говоря уже о возможности законного Представления о Боге, которые еще не были задуманы, и о последствиях этой возможности для вопроса о том, является ли глобальный атеизм оправдано. Более того, самые амбициозные атеистические аргументы, популярные с философами, которые пытаются показать, что понятие Бога непоследовательно или что существование Бога логически несовместимо либо с существованием определенных видов зла, либо с существование определенных видов неверия [Schellenberg 2007]), определенно недостаточно, чтобы оправдать глобальный атеизм; даже если они здравы, они предполагают, что для того, чтобы быть Богом, существо должно быть всемогущим, всеведущий и совершенно хороший, и, как указывает персонаж Клеанф в начале части XI 9 Юма.0019 Диалоги (см. также Nagasawa 2008), существуют религиозно адекватные представления о Боге. которые не требуют, чтобы Бог обладал этими качествами.

Глобальные атеисты могут возразить, что даже если атеизм и (метафизическое) натурализм не идентичны, вера в первый может быть основана на вера в последнее; другими словами, если есть веские аргументы в пользу представление о том, что природа является закрытой системой, то это снимает любое бремя рассматривать каждую концепцию Бога в отдельности, пока все законные представления о Боге подразумевают, что Бог есть сверхъестественная сущность, т. сущность, которая не является естественной, но влияет на природу. Будь это или нет стратегия оправдания глобального атеизма работает, зависит от того, можно определить «натурализм» достаточно узко, чтобы подразумевать несуществование всех богов, но не настолько узко, чтобы не было убедительного можно привести аргументы в пользу его истинности. Это непростая задача, особенно учитывая недавнюю работу о натуралистических формах теизма (например, Bishop 2008; Букарефф и Нагасава, 2016: Часть V; Диллер и Кашер 2013: Часть ИКС; и Эллис 2014). Также не очевидно, что доказательные аргументы из зло можно распространить на все законные представления о Боге, хотя если все подлинные теизмы подразумевают, что высшая реальность согласуется с доброе и спасительное (в каком-то религиозно адекватном смысле «конечная» и «спасительная»), то, возможно, они Можно. Но самое главное, что этого еще никто не сделал. кейс.

Что касается вопроса о том, что именно считается законным или религиозно адекватной концепции Бога, могут быть различные подходы. взятый. Одна общая стратегия состоит в том, чтобы определить религиозную роль или роли что все, что заслуживает имени или титула «Бог», должно играть, а затем различать законные или незаконные концепции Бога в зависимости от того, подпадает ли что-либо под рассматриваемое понятие мог бы или с успехом сыграл бы эту роль. (См., например, Ле Поидевин 2010: 52; и Leftow 2016: 66–71.)

Второй подход (совместимый с первым) правдоподобно предполагает, что слово «Бог» — это титул, а не имя собственное и затем спрашивает, какая квалификация требуется, чтобы носить этот титул (Пайк 1970). Тот факт, что большинство титулов указывают либо на ранг, либо на функцию предполагает, что значение слова «Бог» как-то связано либо занимая положение в иерархии, либо выполняя какие-то функция. Например, общепринятое словарное определение «Бог» как Высшее Существо и ансельмовское представление о Боге как максимально возможное, предполагают, что название «Бог» указывает на ранг, в то время как определение «Бог» как «правитель вселенной» хорошо подходит с точки зрения, что «Бог» является функционально-указывающим и объясняет, почему обычное классовое существительное «бог» может быть определяется как «правитель какой-либо части вселенной или какой-либо сферы человеческой деятельности» (например, Нептун, бог моря, и Марс, бог войны).

Третий подход (совместимый с первыми двумя) заключается в том, чтобы начать с тесная смысловая связь между «Богом» и «поклонение». Поклонение, по-видимому, необходимо для теистического религий и, таким образом, важную роль, которую любое существо должно играть в претендовать на титул «Бог» — быть подходящим объектом поклонения. В самом деле, хотя здесь существует риск цикличности, если «поклонение» определяется с точки зрения действий или отношений должным образом направленный к «Богу», он не был бы явно ошибочно утверждать, что, будучи достойным той или иной формы религиозное поклонение не просто необходимо для божественности, но достаточно хорошо, особенно если достоинство поклонения влечет за собой достоинство верность. Конечно, формы поклонения сильно различаются в зависимости от одной религии. другому, поэтому, даже если достоинство поклонения является единственным определяющим особенность Бога, это не означает, что убеждения о том, что эти боги не будут сильно различаться от одной религии к еще один. В некоторых религиях, особенно (но не только) некоторых западных монотеистические, поклонение предполагает полную преданность и безусловную обязательство. Чтобы быть достойным такого рода поклонения (если это даже возможно, когда пул потенциальных поклонников составляет автономный агенты, как и большинство взрослых людей) требует особо впечатляющего Бога, хотя вопрос о том, требует ли это идеального один.

Если двусмысленность, возникающая в результате определения «Бога» в терминах Достоинство поклонения является добродетельным, то можно было бы испытать искушение принять следующую оценку глобального атеизма и его противоположности, «разносторонний теизм»:

глобальный атеизм: нет существ, достойных религиозного поклонения.

универсальный теизм: существует по крайней мере одно существо, достойное какая-то форма религиозного культа.

Обратите внимание, что в связи с «глобальным атеизмом» атеист отрицает только существование существ, достойных поклонения. Таким образом, даже глобальный атеист не стремится отрицать существование всего, что кто-то назвал богом или «Бог». Например, даже если древние египтяне поклонялись Солнцу и считали его достойным такого поклонения, глобальному атеисту не нужно отрицать существование Солнца. Вместо этого глобальный атеист может утверждать, что древние египтяне ошибались в думая, что Солнце достойно религиозного поклонения.

Точно так же рассмотрите этот отрывок в начале раздела XI Естественная история религии Дэвида Хьюма :

Если мы без предрассудков рассмотрим древнюю языческую мифологию, как содержится в поэтах, мы не найдем в нем такого чудовищного абсурдность, как мы можем сначала понять. Где трудно представить себе, что одни и те же силы или принципы, какие бы они были, которые образовали этот видимый мир, люди и животные, произведенные также вид разумных существ, более утонченного вещества и больший авторитет, чем остальные? Что эти существа могут быть капризная, мстительная, страстная, сладострастная, легко зачинаемая; и нет более подходящего обстоятельства среди нас, чтобы породить такое пороки, чем вседозволенность абсолютной власти. И короче, весь мифологическая система настолько естественна, что в огромном многообразии планеты и мир[ы], содержащиеся в этой вселенной, кажется больше чем вероятно, что где-то оно действительно перенесено в исполнение . (Hume [1757] 1956: 53, курсив добавлен)

Существует много споров о том, был ли Юм атеистом, деистом или ни то, ни другое, но никто не использует этот отрывок, чтобы поддержать точку зрения, что он был на самом деле многобожник. Возможно, это связано с тем, что даже при наличии естественные инопланетные существа, которые, подобно древнегреческим и римским богам, намного превосходят людей по силе, но очень похожи по своим моральным и другие психологические качества, предположительно никто, по крайней мере в наши дни, возникло бы искушение считать их достойными религиозного поклонение.

Один из возможных недостатков предлагаемой теории глобального атеизма состоит в том, что она кажется, подразумевает пересечение деизма и атеизма. Конечно, это не так давно все деисты считались атеисты. Однако в наши дни термин «деистический атеист» или «атеистический деист» звучит оксюморонно. Из конечно, не все деисты будут считаться атеистами на предложенном счет, но некоторые будут. Например, рассмотрим деиста, который верит что, в то время как сверхъестественная личность намеренно создала вселенную, это божество не предназначало специально для развития разумной жизни и не имеет никакого интереса ни к состоянию, ни к судьбе такой жизни. Такое божество не было бы достойно чьего-либо поклонения, особенно если достоинство поклонения влечет за собой достоинство верности, и поэтому возможно, не был бы (теистическим) богом, что подразумевает, что атеист мог бы по предложенному определению последовательно верить в существование такого божества. Возможно, тогда «глобальный атеизм» должен быть определяется как позиция, согласно которой как универсальный теизм, так и (универсальный) деизма ложны — что нет существ, достойных религиозного поклонение, а также никаких космических творцов или разумных творцов, будь то достоин поклонения (и верности) или нет. Даже этот счет «глобальный атеизм», однако, может быть недостаточно включительно, поскольку существуют религиозные роли, тесно связанные с титул «Бог» (и, таким образом, возможно законные представления о Боге) что может быть сыграно чем-то, что не является ни подходящим объектом поклонения, ни космическим проектировщиком или творцом.

4. Аргумент в пользу агностицизма

Согласно одной относительно скромной форме агностицизма, ни ни разносторонний теизм, ни его отрицание, глобальный атеизм, как известно, не являются истинными. Робин Ле Пуадевин (2010: 76) аргументирует эту позицию следующим образом:

  • (1) Существует нет твердых оснований для суждения о том, что теизм или атеизм по сути более вероятно, чем другое.
  • (2)Есть нет твердых оснований для суждения о том, что совокупность доказательств свидетельствует в пользу теизм или атеизм над другим.

Из (1) и (2) следует, что

  • (3)Есть нет прочной основы, на которой можно судить о том, что теизм или атеизм более вероятно, чем другое.

Из (3) следует, что

  • (4)Агностицизм верно: ни теизм, ни атеизм не известны быть правдой.

Ле Пуадевэн понимает «теизм» в его самом широком смысле для обозначения к предположению, что существует существо, которое является конечным и преднамеренной причиной существования Вселенной и конечной источник любви и нравственных знаний (2010: 52). (он не использует термин «разносторонний теизм», но это было бы его объяснением его значения.) По «внутренней вероятности» предложение, он имеет в виду, грубо говоря, вероятность того, что предложение имеет «до того, как начнут поступать доказательства» (2010: 49). Этот вероятность зависит исключительно от априорных соображений вроде внутренние черты содержания рассматриваемого предложения (например, размер этого контента).

Le Poidevin защищает первую посылку этого аргумента, заявляя что, хотя внутренняя вероятность, вероятно, обратно пропорциональна специфичность претензии (чем менее конкретна претензия, тем больше способов есть для того, чтобы быть правдой, и поэтому более вероятно, что это верно), нельзя показать, что разносторонний теизм более конкретен или менее конкретным, чем его отрицание. Эта защита выглядит неполным, поскольку Ле Пуадевэн никогда не показывает, что внутренняя вероятность предложения зависит только по своей специфике, а там есть веские основания полагать, что это не так (см. например, Swinburne 2001: 80–102). Le Poidevin мог ответить, однако эта специфичность является единственным бесспорным критерием внутренняя вероятность, и это отсутствие консенсуса по другим критериям все что нужно для достойной защиты помещения (1).

Один из способов защитить вторую посылку — рассмотреть соответствующие доказательства и утверждают, что они неоднозначны (Le Poidevin 2010: глава 4; и Дрейпер, 2002 г.). Другой способ — указать, что атеизм, который просто утверждение, что теизм ложен, совместимо с множество очень разных гипотез, и эти гипотезы сильно различаются в том, насколько хорошо они учитывают общее количество доказательств. Таким образом, чтобы оценить, насколько ну, атеизм составляет общее количество доказательств, нужно было бы рассчитать средневзвешенное значение того, насколько хорошо эти разные атеистические гипотезы учитывают общее количество доказательств, где веса будут различные внутренние вероятности каждого из этих атеистических гипотезы. Эта задача кажется непомерно сложной (Draper 2016) и ни в коем случае не было предпринято попыток, что подтверждает утверждение о том, что нет твердой основы, на которой можно судить о том, являются ли все доказательства поддерживает теизм или атеизм.

Так называемые «реформатские эпистемологи» (например, Плантинга 2000) может оспорить вторую посылку аргумента о основывается на том, что многие представления о Боге, как и многие представления о прошлом, являются «собственно базовыми» — результатом функционирования базовая когнитивная способность, называемая « sensus divinitatis » — и, по сути, являются частью совокупность свидетельств, по отношению к которым вероятность любого утверждения зависит от. Агностик, однако, мог бы возразить, что это чувство божественное, в отличие от памяти, действует в лучшем случае спорадически и далеко от универсально. Кроме того, в отличие от других основных когнитивных способностей, он может легко сопротивляться, и существование верований, как предполагается, продукции можно легко объяснить, не предполагая, что способность вообще существует. Таким образом, аналогия с памятью слаба. Следовательно, в отсутствие какой-либо более твердой основы, на которой можно было бы судить о том, что убеждения о Бог по праву является частью фундамента некоторых теистов. системы верований, предпосылка (2) стоит.

Конечно, даже если две посылки аргумента Ле Пуадева верны, из этого не следует, что аргумент хороший. За аргумент также содержит два вывода (из шагов 1 а также 2 к шаг 3 и с шага 3 на шаг 4), ни один из них явно не правильный. Что касается первого вывод, предположим, например, что даже при отсутствии фирмы основу, на которой можно судить о том, какой из теизма и атеизма по своей сути более вероятно (то есть первая посылка Ле Пуадевана верна), есть твердое основание, чтобы судить, что теизм не во много раз более вероятно, чем какая-то конкретная версия атеизма, скажем, редуктивный физикализм. И предположим, что, хотя нет твердое основание, на котором можно судить о том, какой из теизма и атеизма предпочтительнее совокупностью свидетельств (то есть вторая посылка Ле Пуадевина верно), есть твердое основание, чтобы судить о том, что совокупность свидетельств очень сильно отдает предпочтение редуктивному физикализму, а не теизму (в том смысле, что это априорно во много раз более вероятно, учитывая редуктивное физикализму, чем дан теизм). Отсюда следует, что оба Le Посылки Поидевина верны, но (3) ложно: существует твердая основа (которая включает в себя вероятность вероятности теоремы Байеса применяется к теизму и редуктивному физикализму, а не к теизму и атеизм), чтобы судить о том, что редуктивный физикализм более вероятен или даже во много раз более вероятен, чем теизм, и, следовательно, что теизм, вероятно, или даже очень вероятно ложно. Возможно, подобная стратегия не может быть используется, чтобы показать, что теизм, вероятно, истинен, несмотря на Ле Обе посылки Поидевина верны. Так что, может быть, Ле Посылки Поидевина, если они адекватно подкреплены, устанавливают, что теистический гностицизм ложен (то есть что либо агностицизм, либо атеистический гностицизм истинен), даже если они не устанавливают, что истинный агностицизм.

5. Аргумент в пользу глобального атеизма?

Почти все известные аргументы в пользу атеизма являются аргументами в пользу особая версия местного атеизма. Одно возможное исключение из этого Правило — это аргумент, недавно ставший популярным среди некоторых новых атеистов. хотя это не они придумали. Гэри Гаттинг (2013) называет это аргумент «аргумент без аргументов» в пользу атеизма:

  • (1)The Отсутствие веских причин верить в существование Бога само по себе является хорошим основания полагать, что Бога нет.
  • (2)Есть нет веских причин верить в существование Бога.

Из (1) и (2) следует, что

  • (3)Есть веские основания полагать, что Бога нет.

Обратите внимание на очевидное отношение этого аргумента к агностицизму. Согласно одному выдающемуся члену семьи агностиков, у нас есть нет веских причин верить в существование Бога и нет веских причин верить, что Бога нет. Ясно, что если первая посылка этого аргумент верен, то эта версия агностицизма должна быть ложной.

Может ли аргумент без аргументов быть истолкован как аргумент для глобального атеизм? Можно возразить, что это, строго говоря, не аргумент в пользу любого вида атеизма, так как его вывод не таков. атеизм верен, но вместо этого есть веские основания полагать, что атеизм истинный. Но это всего лишь придирка. В конечном счете, будь то аргумент, который можно использовать для защиты глобального атеизма, зависит от того, как его помещение защищено.

Обычный способ его защиты состоит в том, чтобы вывести его из какого-то общего принцип, согласно которому при отсутствии оснований для требований определенного sort является веской причиной для отклонения этих утверждений. Ограничение этого Принцип к требованиям «определенного рода» имеет решающее значение, поскольку принцип, согласно которому отсутствие оснований для иска является во всех случаях веская причина полагать, что утверждение ложно, довольно очевидно ЛОЖЬ. Можно, например, не иметь оснований полагать, что в следующий раз, когда кто-то подбрасывает монету, она выпадет орлом, но это не веская причина полагать, что это не выпадет орлом.

Более многообещающий подход ограничивает принцип утверждениями существования, тем самым превращая его в версию бритвы Оккама. В соответствии этой версии принципа, отсутствие оснований, поддерживающих позитивное экзистенциальное утверждение (например, «Бог существует» — как бы ни понимать «Бога») — это хорошее основания полагать, что утверждение ложно (McLaughlin 1984). Один Возражение против этого принципа состоит в том, что не все вещи таковы. что, если бы он существовал, то у нас, вероятно, были бы веские основания полагать, что он существует. Рассмотрим, например, разумную жизнь в отдаленных галактик (ср. Моррис 1985).

Однако, возможно, подходил бы даже более узкий принцип. хитрость: всякий раз, когда предположение, что положительное экзистенциальное утверждение истинно, заставило бы ожидать основания для ее истинности, т. отсутствие таких оснований является достаточным основанием полагать, что иск ЛОЖЬ. Тогда можно было бы утверждать, что (i) Бог, скорее всего, предоставить нам убедительные доказательства Ее существования и поэтому (ii) отсутствие таких доказательств является хорошей причиной полагать, что Бог не существует. Это преобразует аргумент без аргументов в аргумент из божественная скрытность. Это также превращает его в лучшем случае в аргумент в пользу местный атеизм, поскольку даже если бы Бог, скажем, классического теизма не скрыть, не все законные представления о Боге таковы, что существо создание экземпляра этой концепции, вероятно, даст нам убедительные доказательства его существования.

6. Два аргумента в пользу местного атеизма

6.1 Как аргументировать местный атеизм

Такой Бог, в чьем небытии философы кажутся наиболее интересует вечное, нефизическое, всемогущее, всезнающее и всеблагой (то есть нравственно совершенный) Бог-творец, которому поклоняются многие теологически ортодоксальные мусульмане, иудеи и христиане. Давай позвоним предположение, что Бог такого рода существует «всетеизм». Таким образом, возникает один интересный вопрос: как лучше всего отстаивать атеизм, понимаемый локально как утверждение, что всетеизм ложен.

Часто утверждают, что хороший аргумент в пользу атеизма невозможен. потому что, по крайней мере, можно доказать, что что-то вроде такого рода существует, невозможно доказать, что ничего подобного сорт есть. Одна из причин отвергнуть это утверждение состоит в том, что описания некоторые виды объектов являются внутренне противоречивыми. Например, мы можем доказать, что круглого квадрата не существует, потому что такой объект имел бы быть одновременно круглым и не круглым, что невозможно. Таким образом, один способ аргументировать несуществование Бога всетеизма (или «всебог» для краткости) состоит в том, чтобы утверждать, что такой Бог является невозможный объект, например круглый квадрат.

Было предпринято много попыток построить такие аргументы. Например, утверждалось, что всеблагожелательное существо было бы безупречным и поэтому неспособен на проступок, в то время как всемогущее существо было бы вполне способен делать вещи, которые было бы неправильно делать. Есть, тем не менее, изощренные и правдоподобные ответы на подобные аргументы. Что еще более важно, даже если бы такой аргумент был успешным, все теисты могли правдоподобно утверждать, что под «всемогущим» они подразумевают, не максимально мощный, а оптимально мощный, где оптимальная степень мощности может быть не максимальной, если максимальная мощность исключает обладающий оптимальной степенью какого-либо другого совершенства, например, нравственного добро.

С аналогичными проблемами сталкиваются попытки показать, что всетеизм должен быть ложным. потому что это несовместимо с некоторыми известными фактами о мире. Такие аргументы обычно зависят от подробных и оспариваемых интерпретации божественных атрибутов, таких как всеблагость.

Совсем другой подход основан на идее, что опровержение не обязательно быть демонстративным. Цель этого подхода — показать, что существование всебога настолько маловероятно, что уверенная вера в несуществование такого Бога оправдано. Два таких аргумента подробно обсуждается ниже: «аргумент с низкими априорными значениями» и «решающий доказательный аргумент». Каждый из этих аргументов использует ту же конкретную стратегию, которая заключается в том, чтобы утверждать, что некоторые альтернативная гипотеза всетеизма во много раз более вероятна, чем всетеизм. Это не означает, что альтернативная гипотеза вероятно, верно, но подразумевает, что всетеизм весьма вероятно ЛОЖЬ. В случае второго аргумента альтернативная гипотеза (эстетический деизм), возможно, является формой теизма, и даже в случае относительно первого аргумента можно утверждать, что альтернативная гипотеза (исходный физикализм) совместим с некоторыми формами теизма (в те, в которых Бог является эмерджентной сущностью). Это не проблема для любого аргумента, однако, именно потому, что оба аргументы в пользу локального атеизма вместо глобального атеизма.

6.2 Низкие априорные аргументы

Основная идея аргумента с низкими априорами заключается в том, что даже если агностик прав в том, что когда дело доходит до существования Бога, доказательства неоднозначны или отсутствуют вовсе, то следует не то, что теизм имеет среднюю вероятность, учитывая все обстоятельства, но вместо этого что теизм, скорее всего, ложен. Говорят, что это следует, потому что теизм начинается с очень низкой вероятности, прежде чем принять учитывать любые доказательства. («Доказательства» в данном контексте означают внешним по отношению к гипотезе факторам, повышающим или понижающим ее вероятность.) Поскольку двусмысленное или отсутствующее свидетельство не влияет на это априорная или внутренняя вероятность, апостериорная или всеобщая вероятность теизма также очень мала. Если же теизм очень вероятно ложно, то атеизм должен быть, весьма вероятно, истинен, и это подразумевает (согласно защитнику аргумента), что атеистическая вера оправдана. (Это последнее предполагаемое следствие рассматривается в раздел 7.)

Такого рода рассуждения очень важны для решения вопроса о том, какой из атеизм и теизм – подходящая позиция «по умолчанию». Если теизм имеет достаточно низкую внутреннюю вероятность, то атеизм возможно, является правильной позицией по умолчанию в том смысле, что неоднозначный или отсутствующие доказательства оправдают, не приостанавливая судебного решения по этому вопросу существования Бога, но вместо этого полагая, что Бог не существует. Вот почему аргумент Ле Пуадевина в пользу агностицизма включает в себя не только предпосылку, утверждающую, что соответствующие доказательства двусмысленным, но и утверждающим, что, по крайней мере, в случае разносторонний теизм, мы находимся в неведении, когда дело доходит до вопроса какой из теизма и атеизма имеет более высокую внутреннюю вероятность. К сожалению, большое обсуждение вопроса о том, какая позиция правильное «положение по умолчанию» или того, кто несет «бремя доказательства» отвлекается на плохие аналогии с Санта-Клаусом, летающих макаронных монстров и Бертрана Рассела ([1952] 1997) знаменитый китайский чайник на эллиптической орбите вокруг Солнца (см. 2010 и van Inwagen 2012 за критику некоторых из этих аналогий). Аргумент низких априорных значений неявно решает эту важную проблему в гораздо более изощренный и перспективный способ.

В версии аргумента с низкими априорами, сформулированной ниже, подход, описанный выше, улучшается сравнением всебожия, а не просто к его отрицанию, а вместо этого к более конкретному атеистическому гипотеза, получившая название «физиализм источника». В отличие от онтологических физикализм, исходный физикализм — это утверждение об источнике ментального сущностей, а не об их природе. Исходные физикалисты, будь то являются онтологическими физикалистами или онтологическими дуалистами, считают, что физический мир существовал до мира ментального и стал причиной ментального миру, чтобы начать существование, что подразумевает, что все ментальные сущности причинно-следственной зависимости от физических объектов. Далее, даже если они онтологическим дуалистам, исходным физикалистам нет необходимости утверждать, что ментальные сущности никогда не являются причиной физических или других ментальных сущностей, но они должны утверждать, что не было бы ментальных сущностей, если бы не предшествующее существование (и причинные силы) одного или нескольких физических сущности. Рассуждение выглядит следующим образом:

  • (1) общее количество доказательств не отдает предпочтение всетеизму перед источником физикализм.
  • (2)Источник физикализм во много раз более вероятен по своей сути, чем всетеизм.

Из (1) и (2) следует, что

  • (3)Источник физикализм во много раз более вероятен, чем всетеизм.

Из (3) следует, что

  • (4)Всетеизм весьма вероятно, ложно.

Из (4) следует, что

  • (5)Атеизм (понятое здесь как отрицание всебожия) весьма вероятно истинный.

Только две предпосылки рассуждения — шаги (1) и (2) – спорны. Все остальные шаги аргумента четко следуют из предыдущих шагов.

Тщательное рассмотрение аргументов за и против посылки (1) здесь, очевидно, невозможно, но стоит отметить, что защита этой предпосылки не нужно утверждать, что известные факты обычно считались естественные теологи отдают предпочтение всетеизму, а не конкурирующим гипотезам как исходный физикализм не имеют силы. Вместо этого можно было бы заявить что любая сила, которую они имеют, компенсируется, по крайней мере, некоторым значительным степень более конкретными фактами, благоприятствующими исходному физикализму, а не всетеизм. Естественные богословы обычно игнорируют эти более конкретные факты и, таким образом, создается впечатление, что они совершают то, что можно было бы назвать ошибочность заниженных доказательств». Точнее, дело в это. Даже когда естествоиспытатели успешно определяют некоторые общие факт о теме, который более вероятен с учетом всеобожия, чем с учетом исходный физикализм, они игнорируют другие, более конкретные факты об этом та же тема, факты, учитывая общий факт , кажется значительно более вероятно с учетом исходного физикализма, чем с учетом всетеизм.

Например, даже если всеобожие поддерживается тем общим фактом, что Вселенная сложна, нельзя игнорировать более конкретный факт, обнаружено учеными, что в основе этой сложности на уровне в котором мы воспринимаем вселенную, является гораздо более простой ранней вселенной из которого возникла эта сложность, а также гораздо более простая современная Вселенная на микроуровне, состоящая из относительно небольшого количество различных видов частиц, которые существуют в одном относительно небольшое количество различных состояний. Короче говоря, это важно принимать во внимание не только тот общий факт, что Вселенная, которые мы непосредственно воспринимаем нашими органами чувств, чрезвычайно сложна, но также и более конкретный факт, что два вида скрытой простоты внутри Вселенная может объяснить эту сложность. Учитывая, что сложная вселенная существует, этот более конкретный факт является именно тем, что можно было бы ожидать от исходный физикализм, потому что, как говорят лучшие естественные теологи (например, Swinburne 2004), говорят, сложность Вселенной требует объяснение с точки зрения чего-то более простого. Однако нет никаких оснований ожидать этого более конкретного факта о всеобожии, поскольку, если правы те самые естествоиспытатели, то простой Бог дает простое объяснение наблюдаемой сложности Вселенной, независимо от того, объясняется ли эта сложность также каким-либо более простые опосредованные физические причины.

Другой пример касается сознания. Его существование действительно кажется более вероятно, учитывая всеобожие, чем исходный физикализм (и тем самым поднять отношение вероятности всебожия к вероятность исходного физикализма). Но мы знаем гораздо больше о сознание, чем просто то, что оно существует. Мы тоже знаем, отчасти спасибо к относительно новой дисциплине нейронауки, которая состояний вообще и даже самой целостности наших личностей, не говоря уже о кажущемся единстве личности, зависят от очень высокая степень на физические события, происходящие в мозгу. Учитывая общий факт, что сознание существует, у нас есть причина в источнике физикализм, которого у нас нет от теизма, чтобы ожидать этих более конкретные факты. Учитывая теизм, совсем неудивительно, если наши разум был более независимым от мозга, чем он есть на самом деле. После все, если всеобожие истинно, то по крайней мере один ум, Божий, делает не зависеть вообще ни от чего физического. Таким образом, при наличии данные о сознании полностью изложены, далеко не ясно что это значительно благоприятствует всебожию.

Подобные проблемы угрожают подорвать привлекательность тонкая настройка, то есть апелляции к тому факту, что ряд кажущиеся независимыми физические параметры имеют значения, которые, хотя и не фиксируется современной физической теорией, тем не менее попадает в относительно узкий «позволяющий жизни» диапазон, предполагающий отсутствие изменения других параметров. Возможно, учитывая, что тонкая настройка необходимо для разумной жизни, и что у Всемогущего есть причина создать разумную жизнь, у нас больше оснований ожидать тонкой настройки омнитеизм, чем исходный физикализм. Учитывая такую ​​тонкую настройку, однако гораздо более удивительно всеобожие, чем источник физикализм, что наша вселенная не кишит разумной жизнью и что самые впечатляющие разумные организмы, которые мы знаем, это просто человек: эгоцентричные и агрессивные приматы, которые слишком часто убивают, насилуют и мучают друг друга.

Однако, отдавая должное всетеизму, большинство этих людей моральны. агенты, и многие из них имеют религиозный опыт, по-видимому, от Бога. проблема в том, что, хотя существование моральных агентов «предсказано» всеобожием лучше, чем источником физикализма, верно и то, что при их существовании разнообразие и частота легко предотвратимых условий, которые способствуют морально плохим поведения и которые серьезно ограничивают свободу, свободу действий и автономию бесчисленное множество людей гораздо более склонны к исходному физикализму. А также в то время как религиозные переживания, по-видимому, от Бога, несомненно, более ожидается, если все-Бог существует, чем если бы люди были продуктом слепые физические силы, верно также и то, что при таком опыты действительно имеют место, различные факты об их распространении, которые должно быть удивительным для теистов, это именно то, чего можно было бы ожидать от исходный физикализм, например тот факт, что у многих людей их никогда не бывает и тот факт, что те, у кого они есть, почти всегда имеют предшествующая вера в Бога или экстенсивное воздействие теистической религии.

Таким образом, кажется, что когда дело доходит до доказательств в пользу всебожия над исходным физикализмом Господь дает и Господь забирает. Далее, в сочетании с тем, что мы знаем об уровне благополучия живых существ и степени их страданий. возможно, гораздо более вероятным для исходного физикализма, чем для теизма, очень сильный, хотя, по общему признанию, спорный аргумент в пользу предпосылки (1) может быть сделано.

Что насчет помещения (2)? Опять же, можно привести серьезные доводы в пользу его истинности. Такой случай первый сравнивает исходный физикализм не с всетеизмом, а с его противоположностью, исходный идеализм. Идеалисты-источники считают, что ментальный мир существовали до физического мира и заставили физический мир возникать. Эта точка зрения согласуется как с онтологическими идеализм и онтологический дуализм, а также с физическими сущностями имеющие как физические, так и психические последствия. Однако из этого следует, что все физические объекты, в конечном счете, причинно зависимы от одного или нескольких ментальных сущностей, и поэтому не согласуется с онтологическим физикализм. Симметрия исходного физикализма и исходного идеализма хороший pro tanto причина полагать, что они равновероятны по сути. Они одинаково специфичны, у них одинаковые онтологические обязательства, ни то, ни другое нельзя сформулировать более элегантно, чем другой, и каждый из них кажется одинаково последовательным и одинаково понятный. Они различаются по вопросу о причинно-следственной зависимости на чем, но если прав Юм и отношения причинной зависимости могут быть только быть обнаружены наблюдением, а не априори , то не повлияет на встроенный вероятности двух гипотезы.

Однако омнитеизм — это очень специфическая версия исходного идеализма; это означает, что идеализм источника верен, но выходит далеко за рамки источника. идеализм, сделав ряд очень конкретных утверждений о том, «ментальный мир», породивший физический мир. За Например, он добавляет утверждение, что единый разум создал физическое вселенной, и что этот разум не просто силен, но особенно всемогущий и не просто знающий, но конкретно всеведущий. В Кроме того, она предполагает ряд спорных метафизических и метаэтические претензии, утверждая вдобавок, что это существо одновременно вечным и объективно нравственно совершенным. Если какой-либо из этих конкретных утверждения и предпосылки ложны, то всеобожие ложно. Таким образом, Всетеизм — очень специфическая и, следовательно, очень рискованная форма исходного идеализма, и, таким образом, во много раз менее вероятно, чем исходный идеализм. Следовательно, если, как утверждалось выше, источник физикализм и исходный идеализм равновероятны по своей сути, то следует, что предпосылка (2) верно: исходный физикализм во много раз более вероятен внутренне чем всеобожие.

6.3 Решающий аргумент доказательства

Обратите внимание, что общая стратегия конкретной версии минимума априорный аргумент, рассмотренный выше, состоит в том, чтобы найти альтернативу всетеизм, который гораздо менее конкретен, чем всеобожие (и частично по этой причине гораздо более вероятно, по существу), и в то же время иметь достаточно контента правильного типа, чтобы соответствовать совокупность соответствующих данных, по крайней мере, так же, как и теизм. В Другими словами, цель состоит в том, чтобы найти бегун, подобный исходному физикализму, который начинает гонку с большой форой и таким образом выигрывает с большим отрывом маржа, потому что он участвует в гонке за подтверждающие доказательства и, следовательно, за примерно с той же скоростью, что и всетеизм. Этот не показывает, что физикализм источника вероятен («большой маржа» в данном контексте означает большое отношение одной вероятности к другому, не большая разница между вероятностями), потому что в гонке могут быть еще лучшие бегуны; однако это показывает что всетеизм проигрывает гонку с большим отрывом и, таким образом, очень наверное ложно.

Альтернативная стратегия состоит в том, чтобы найти бегуна, который начинает гонку вничью. с всеобожием, но гораздо быстрее бежит за доказательной поддержкой чем омнитеизм, тем самым снова выиграв гонку с перевесом это достаточно велико, чтобы остальная часть аргумента прошла. Хорошим названием для аргумента, преследующего эту вторую стратегию, является «решающий доказательный аргумент». Выбор альтернативы Гипотеза важна здесь так же, как и в аргументе о низких априорных значениях. Одним из многообещающих вариантов является «эстетический деизм». (Другой бы быть более подробной версией исходного физикализма, который, в отличие от исходного физикализм в целом делает релевантные данные априорно гораздо более вероятно, чем теизм. ) Чтобы гарантировать, что всеобщий и эстетический деизм начинают гонку с одного старта линии, то есть имеют одинаковую внутреннюю вероятности — «эстетический деизм» лучше всего определяется в таким образом, что он почти идентичен всеобожию. Таким образом, может быть утверждал, что, как и всеобожие, эстетический деизм подразумевает, что вечное, нефизическое, всемогущее и всеведущее существо создало Физический мир. Таким образом, единственная разница между Богом всеобожие и божество эстетического деизма — вот что ими движет. Всетеистический Бог был бы нравственно совершенен и так сильно мотивированы соображениями благополучия разумных существ. Эстетический деистический Бог, с другой стороны, отдавал бы приоритет эстетические блага выше моральных. Хотя такое существо хотело бы прекрасная вселенная, возможно, лучшая метафора здесь не метафора космического художника, а не космического драматурга: автор природы, который хочет прежде всего написать интересное история.

Как известно, хорошие истории никогда не начинаются со строчки «и жили они долго и счастливо», и эта строчка последняя строчка любой истории, которая содержит его. Далее, содержащая такую ​​строку вряд ли необходимо, чтобы история была хорошей. Если эстетический деизм верен, тогда вполне может оказаться правдой, что «весь мир сцене, и все мужчины и женщины просто игроков». (выделение добавлено). Во всяком случае, гипотеза эстетического деизма делает «предсказания» о состоянии живых существ в мира, которые очень отличаются от тех, что гипотеза Всеобожие делает. В конце концов, то, что делает хорошую историю хорошей, часто какая-то острая борьба между добром и злом, и все хорошие истории содержат некоторую смесь пользы и вреда. Это говорит о том, что наблюдаемая смесь добра и зла в нашем мире решительно благоприятствует эстетический деизм над всеобожием. И если это правильно, то эстетический деизм далеко опережает омнитеизм в гонке за вероятность, тем самым доказывая, что всетеизм очень маловероятен.

Вот одна из возможных формулировок этого аргумента:

  • (1) Эстетическая деизм по крайней мере столь же вероятен сам по себе, как всетеизм.
  • (2) общее свидетельство, исключающее «данные о добре и зле», не не отдавать предпочтение всеобожию эстетическому деизму.
  • (3)Дано совокупность доказательств, исключая данные о добре и зле, данные о добро и зло решительно отдают предпочтение эстетическому деизму, а не всетеизм.

Из (1), (2) и (3) следует, что

  • (4)Эстетика деизм во много раз более вероятен, чем всетеизм.

Из (4) следует, что

  • (5)Всетеизм весьма вероятно, ложно.

Из (5) следует, что

  • (6)Атеизм (понятое здесь как отрицание всебожия) весьма вероятно истинный.

Шаги (4)–(6) этого рассуждения аналогичны шагам (3)–(5) аргумента с низкими априорными значениями, за исключением того, что «источник физикализм» в шаге (3) аргумента низких априоров заменяется «эстетическим деизмом» в шаге (4) решающего доказательства аргумент. Это не имеет значения, насколько вывод из шага (4) к шагу (5). Этот вывод, как и выводы из шагов (1)–(3) к шагу (4) и от шага (5) к шагу (6), явно правильно. Таким образом, ключевой вопрос состоит в том, являются ли посылки (1), (2), и (3) все верно.

Несмотря на почти полное совпадение между всеобожием и эстетический деизм, Ричард Суинберн (2004: 96–109) предпосылка вызова (1) на том основании, что эстетический деизм, в отличие от всетеизма, должен постулировать дурное желание объяснить, почему божество не делает того, что нравственно Лучший. Согласно Суинберну, всетеизм не должен этого делать, потому что морально лучше всего лишь то, что вообще лучше, и, таким образом, всеведущее существо по необходимости будет делать то, что лучше с моральной точки зрения, пока у него нет никаких желаний, кроме желаний, которые он имеет просто в силу зная, что лучше всего делать в той или иной ситуации. Этот вызов зависит, однако, от весьма сомнительной мотивации интеллектуализм: он преуспевает только в том случае, если просто верит, что действие хорошо влечет за собой желание сделать это. В большинстве теорий мотивации существует логический разрыв между интеллектом и желанием. Если такой зазор существует, то, казалось бы, всетеизм не более вероятен по своей сути, чем эстетический деизм.

Трудно придумать правдоподобный вызов предпосылке (2) потому что, по крайней мере, когда дело доходит до обычных доказательств, принимаемых в пользу теизм над конкурирующими гипотезами, такими как натурализм, эстетический деизм объясняет это свидетельство, по крайней мере, так же хорошо, как и всеобожие. За например, божество, заинтересованное в хорошем повествовании, хотело бы мир, сложная и вместе с тем упорядоченная, содержащая красоту, сознание, интеллект и моральная свобода воли. Возможно, есть больше оснований ожидать существование либертарианской свободы воли на всеобожии, чем на эстетический деизм; но если не исходить из истины всетеизма, кажется, мало оснований полагать, что у нас есть такая свобода. И даже если серьезно относиться к интроспективным или другим нетеологическим доказательства свободы воли либертарианцев, нетрудно построить «деодицея» здесь: хорошее объяснение с точки зрения эстетики деизм либо о существовании либертарианской свободы воли, либо о том, почему по-видимому, является сильным, но в конечном итоге вводящим в заблуждение доказательством его существование. Например, если открытые теисты правы в том, что даже всеведущее существо может с уверенностью знать, что (либертарианское) свободное выбор будет сделан в будущем, тогда эстетический деизм мог бы объяснить для либертарианской свободы воли и других видов неопределенности, заявляя что история с настоящими сюрпризами лучше, чем та, которая полностью предсказуем. В качестве альтернативы, что может быть важно для история только в том, что персонажи думают, что у них есть свобода воли, а не в том, у них это действительно есть.

Наконец, есть предпосылка (3), который утверждает, что данные о добре и зле решительно благоприятствуют эстетический деизм над теизмом. В этом контексте «данные о хорошем и зло» включает в себя все, что мы знаем о том, как разумные существа, включая людей, приносят пользу или вред. Полное обсуждение этого посылка здесь невозможна, но признание ее правдоподобности кажется таким же старым, как и сама проблема зла. Рассмотрим, для например, Книга Иова, главный герой которой, праведник, ужасно страдает, обвиняет Бога в недостаточной приверженности нравственная ценность справедливости. Подавляющее большинство комментаторов согласны что Бог не отвечает прямо на обвинение Иова. Вместо, говоря из вихря, Он описывает Свой замысел космоса и животного мира таким образом, который явно предназначен для того, чтобы подчеркнуть Его могущество и величие Его творения. Если бы не теологические заботы о нравственном совершенстве Бога, наиболее естественное истолкование этой части истории было бы либо в том, что Бог согласен с обвинением Иова в том, что Он несправедлив или что Бог отрицает что Иов может разумно применять такие термины, как «справедливый» и «несправедливы» к Нему, потому что Он и Иов не являются членами какой-либо общее моральное сообщество (Морристон готовится к печати; для противоположной точки зрения, см. Stump 2010: глава 9). Вот почему первый ответ Иова на Речь Бога (прежде чем капитулировать во втором ответе) просто отказаться повторять его (оставшееся без ответа) обвинение. На этом интерпретации, создатель, который противостоит Иову, не Бог, которого он ожидаемый и определенно не Бог всетеизма, а скорее существо гораздо больше похоже на божество эстетического деизма.

Те, кто утверждают, что Бог может допустить зло, потому что это неизбежный результат того, что Вселенная управляется законами природы также поддерживают, хотя и непреднамеренно, идею о том, что если является автором природы, то это существо, скорее всего, мотивировано эстетические интересы выше моральных. Например, может быть, что создавая вселенную, управляемую несколькими законами, которые можно выразить как изящные математические уравнения — впечатляющее достижение, не только из-за мудрости и силы, необходимых для такой задачи, но также и из-за эстетической ценности такой вселенной. Это значение может очень впрочем, зависит от того, решит ли создатель не вмешиваться регулярно в природе, чтобы защитить Свои создания от вреда.

Большая часть эстетической ценности животного мира может также зависеть от это результат длительного эволюционного процесса, движимого механизмы, подобные естественному отбору. Как сказал Дарвин (1859 г.) последние строки О происхождении видов естественным путем Выбор ,

В этом взгляде на жизнь есть величие, с его несколькими силами, будучи первоначально вдохнутым в несколько форм или в одну; а также что, в то время как эта планета продолжала вращаться в соответствии с установленным закон всемирного тяготения, из такого простого начала бесконечные формы наиболее красивые и чудесные были и развиваются.

К сожалению, такой процесс, если он предназначен для создания разумной жизни, может также влечет за собой много страданий и бесчисленное количество ранних смертей. Один сомнительное предположение некоторых теодистов естественного порядка состоит в том, чтобы думать что такие связи между эстетическими благами и страданием обеспечивают моральное оправдание допущения Богом ужасного страдания. Возможно, гораздо более правдоподобно, что в таком сценарии ценность предотвращения ужасных страданий с моральной точки зрения точки зрения, намного перевешивают ценность регулярности, возвышенности и повествование. Если да, то морально совершенный Бог не променял бы первое для второго, хотя божество, движимое в первую очередь эстетические причины, без сомнения, будут.

Подводя итог, почти все согласны с тем, что мир содержит и то, и другое. добра и зла. Удовольствие и боль, любовь и ненависть, достижения и неудачи, процветание и увядание, добродетель и порок — все они существуют в большое изобилие. Несмотря на это, некоторые видят признаки космической телеологии. Те, кто защищает версию о решающем доказательстве аргумента, изложенного выше, нет необходимости отрицать телеологию. Им нужно показать, что это далеко легче понять «странную смесь добра и зла, которое появляется в жизни» (Юм Диалоги , XI, 14) когда что телеология истолковывается как аморальная, а не как моральная (ср. Mulgan 2015 и Murphy 2017) и, в частности, при интерпретации как направленный на эстетические цели, а не на моральные цели.

7. Аргумент против агностицизма

Тема в раздел 4 был аргумент Ле Пуадвена в пользу истинности скромной формы агностицизм. В этом разделе аргумент в пользу ложности более будет рассмотрена амбициозная форма агностицизма. Потому что вид агностицизм, рассматриваемый в этом разделе, более амбициозен, чем защищаемый Ле Пуадевеном, вполне возможно, что оба аргумента имеют успех. в установлении своих выводов.

В аргументации Ле Пуадевана термин «агностицизм» относится к позиции, согласно которой ни универсальный теизм, ни глобальная атеизм, как известно, верен. В этой секции, «агностицизм» относится к позиции, согласно которой ни Вера в истинность всетеизма и вера в его ложность не рационально допустимо. Эта форма агностицизма более амбициозна. потому что знание сильнее (в логическом смысле), чем рациональное допустимость: может быть рационально допустимо верить предложения, истинность которых не известна, но предложение не может быть признанным истинным тем, кому рационально не разрешено поверь в это. Таким образом, подходящим названием для этой формы агностицизма является «сильный агностицизм».

Другое различие касается объекта двух форм агностицизм. Агностицизм в аргументации Ле Пуадевина касается универсальный теизм против глобального атеизма. В этом разделе целью является всетеизм против местной атеистической позиции, согласно которой всетеизм ЛОЖЬ. В предыдущем разделе основное внимание уделялось двум аргументам в пользу вывод, что эта форма местного атеизма, весьма вероятно, верна. В этот раздел, вопрос заключается в том, является ли этот вывод, если установлено, может обосновать успешный аргумент против сильного агностицизм.

Такой аргумент можно сформулировать следующим образом:

  • (1)Атеизм (понятое здесь как отрицание всебожия) весьма вероятно истинный.
  • (2)Если атеизм весьма вероятно, верно, то атеистическая вера рационально допустимо.

Из (1) и (2) следует, что

  • (3)Атеистический вера рационально допустима.
  • (4)Если сильный агностицизм (насчет всебожия) истинен (т.е. если утаивать суждение об истинности или ложности всебожия рационально требуется), то атеистическая вера не является рационально допустимо.

Из (3) и (4) следует, что

  • (5)Сильный агностицизм (о всеобожии) ложен.

Помещение (1) был защищен в раздел 6, посылка (4) верна по определению «сильного агностицизм», и шаги (3) а также (5) следуйте предыдущим шагам с помощью modus ponens и modus tollens соответственно. Это оставляет предпосылку (2), предпосылке, что если атеизм, весьма вероятно, истинен, то атеистический вера рационально допустима.

Можно попытаться защитить эту предпосылку, утверждая, что вероятности в помещение (2) являются рациональными убеждениями и, следовательно, истинностью так называемого локковского тезис (Foley 1992) обосновывает (2):

Рационально для человека S поверить в предложение P тогда и только тогда, когда это рационально для S -х достоверность P достаточно высока, чтобы сделать S отношение к P одно из убеждений.

Однако сам тезис Локка нуждается в обосновании. Однако, к счастью, ничего столь сильного, как тезис Локка, не требуется. защищать помещение (2). Во-первых, все, что нужно защитнику (2), — это «если». не «если и только если». Также защитнику (2) нужно не приравнивать, как это делает тезис Локка, отношение веры к наличие высокого авторитета. Таким образом, все, что требуется, это следующее более скромный тезис (назовем его « Т »):

  • (Т) Если рационально допустимо для S доверие к предложению P быть (очень) высоким, то рационально допустимо для S верить P .

Однако даже этот более скромный тезис вызывает споры, поскольку принятие его обязывает человека занять позицию, согласно которой рациональное (т. е. рационально допустимое) убеждение не замыкается на конъюнкцию. В Другими словами, он обязывает человека к положению, которое возможно для каждое из ряда убеждений должно быть рациональным, даже если дополнительные вера в то, что все эти убеждения верны, не является рациональной.

Чтобы понять, почему это так, представьте, что миллион лотерейных билетов был продан. Каждый игрок купил только один билет, и ровно один игроков обязательно выиграет. А теперь представьте себе, что информированный наблюдатель имеет четкое представление о каждом из миллиона игроков, которых этот конкретный игрок потеряет. Согласно тезису T , каждое из этих миллионов убеждений рационально. Например, если Сью — один из игроков, то согласно T Вера наблюдателя в то, что Сью проиграет, рациональна, потому что она рационально для наблюдателя иметь (очень) высокое доверие к предложение, что Сью проиграет. Поскольку, однако, несомненно, что кто-то победит, наблюдателю также рационально полагать, что какой-то игрок выиграет. Однако нерационально иметь противоречивые убеждения, поэтому для наблюдателя нерационально считают, что ни один игрок не выиграет. Однако это означает, что рациональное убеждение не замкнуто конъюнкцией, ибо положение о том, что нет игрок выиграет просто является сочетанием всех предложений которые говорят о каком-то отдельном игроке, что он проиграет.

Защитники помещение (2) будет утверждать, весьма правдоподобно, что значение T , что рациональное убеждение не замыкается под конъюнкцией полностью безобидный. Разве не очевидно, например, что это не было бы Рационально для человека, склонного к ошибкам, полагать, что все их многочисленные убеждения верны, даже если каждое из этих убеждений было рациональным? Другие (например, Oppy 1994: 151), примите во внимание вывод о том, что рациональное убеждение не замыкается под конъюнктурой как неприемлемое и воля для по этой причине отклонить посылку (2). Так что, даже если можно показать, что всеобожие, весьма вероятно, ложно, все равно не будет очевидно, всем, о чем рационально допустимо быть местным атеистом всебожия и поэтому не для всех все же будет очевидно, что сильный агностицизм в отношении всеобожия ложен.

Что значит быть агностиком?

 

В 2018 году журнал Scientific American опубликовал статью под названием «Число американцев, не принадлежащих к какой-либо религии, растет», в которой рассматривался рост числа американцев, не отождествляющих себя ни с какой религией. В 2018 году опрос, проведенный исследовательским центром Pew Research Center, показал, что от 34 до 36 процентов миллениалов считают себя атеистами, агностиками или просто «ни с кем конкретно».

Хотя большинство людей имеют общее представление об атеизме, агностицизм может быть немного более запутанным, поскольку он находится в серой зоне между полной верой и полным неверием в существование высшей силы и/или Бога.

В этой статье мы рассмотрим, что значит быть агностиком. Сначала мы дадим определение термину «агностик» и поговорим о том, как выглядит агностицизм на практике, а затем углубимся в различия между агностиком и атеистом. Наконец, мы поделимся списком известных людей, которые являются агностиками.

Итак, приступим!




Определение агностика: Понимание происхождения термина

Давайте на минутку дадим определение агностику. Этот термин был впервые введен английским биологом Томасом Генри Хаксли в 1884 году, который ввел термин «агностик» для обозначения людей, которые:

«…признают себя безнадежно невежественными в отношении целого ряда вопросов, в отношении которых метафизики и теологи , как ортодоксальные, так и неортодоксальные, догматизируют с величайшей уверенностью».

Для Хаксли быть агностиком означало признать, что нельзя с уверенностью верить или не верить в ортодоксальность религии или метафизики.

Идея Хаксли по-прежнему является ключевой частью того, что значит быть агностиком сегодня. Согласно словарю Merriam-Webster Dictionary, определение агностика — это «человек, который придерживается точки зрения, что любая конечная реальность (например, Бог) неизвестна и, вероятно, непознаваема». Другими словами, тот, кто является агностиком, «не привержен вере ни в существование, ни в несуществование Бога», бога, богов или какой-то высшей силы.

Так что же это означает? Чтобы понять это, мы сначала должны посмотреть, что значит верить в бога. Многие из основных мировых религий, такие как христианство, иудаизм, ислам и индуизм, верят, что существует высшая сила, которая контролирует вселенную и управляет событиями в жизни человека. Эти религии верят, что эта высшая сила невероятно мощная и трансцендентная, а это означает, что она полностью находится за пределами человеческого понимания.

Хотя эти религии расходятся во мнениях относительно того, кто и/или что такое бог, все они согласны в одном: Вселенная была создана высшей силой, которая продолжает вмешиваться как в мир, так и в жизнь человека.

Однако, когда кто-то является агностиком, этот человек не верит и не не верит в существование какой-либо высшей силы. Другими словами, агностиков не убеждают аргументы в пользу того, что Бог есть (или боги, в зависимости от обстоятельств)… и их не убеждают аргументы в пользу того, что Бога не существует. Что еще более важно, они считают, что существование высшей силы нельзя ни доказать, ни опровергнуть, как объяснил Хаксли еще в 1884 году.

Короче говоря, если ответить на вопрос «Существует ли Бог?» с «я не знаю», вы, вероятно, агностик!

 

 

3 категории агностицизма

кто не уверен, есть или нет высшая сила. Но это не объясняет почему агностики думают именно так! Вот почему философы склонны разбивать агностицизм на три отдельные категории, о которых мы поговорим ниже.

 

Категория 1: сильный агностицизм что Бог существует . Точно так же они не верят, что любой может полностью, на 100 процентов доказать, что Бога тоже не существует! Это потому, что мы можем знать только то, что переживаем, а это означает, что наша вера в Бога субъективна , а не объективна.

Вот что мы имеем в виду. Поддающееся проверке, доказуемое, объективное наблюдение — это то, что — с помощью поддающейся проверке науки или универсального опыта — каждый может увидеть как истинное. Хорошим примером объективного факта является то, что солнце восходит и заходит каждый день в большинстве частей мира. Даже без научных расчетов, подтверждающих, что это происходит, это универсально наблюдаемое явление. Вот почему все могут согласиться с тем, что это происходит! Из-за этого вы можете думать о восходе и заходе солнца как о цель факт.

A субъективное наблюдение основывается на индивидуальных мыслях, взглядах и чувствах человека по поводу предмета. Например, подумайте о ком-то из ваших знакомых, который ненавидит острую пищу. Для них есть острую пищу — неприятное и, возможно, даже болезненное занятие! ​​Поэтому они избегают всего, что содержит острый перец. Вы, однако, можете жить ради острой пищи, настолько, что добавляете острый соус практически ко всему, что едите! Ни вы, ни другой человек не правы… просто у вас были разные субъективных переживаний, влияющих на ваше отношение к перцу хабанеро.

И в этом разница между объективным наблюдением и субъективным: субъективные наблюдения справедливы только для человека, который их испытывает.

Сильные агностики считают, что никто не может доказать без тени сомнения, что Бог ни существует, ни не существует. Это означает, что любой аргумент, который люди приводят в ту или иную сторону, использует субъективные аргументы, чтобы попытаться доказать свою точку зрения. И поскольку они зависят от уникальных убеждений, мыслей и опыта человека, они не являются объективными… а это значит, что аргументы ни одной из сторон о существовании высшей силы не могут считаться «фактом».

 

Слабый агностицизм не означает, что он ломается под давлением. Это больше связано с тем, можно ли когда-либо доказать существование Бога!

 

Категория 2: Слабый агностицизм

Слабый агностицизм, также известный как мягкий или открытый агностицизм, согласуется с сильным агностицизмом в том смысле, что они верят, что в настоящее время никто не знает, существует ли высшая сила. Но слабые агностики считают, что только потому, что что-то нельзя доказать прямо сейчас не означает, что никогда не будет доказано!

Теория микробов — хороший пример того, как ранее недоказуемые идеи могут стать фактами. В 1546 году итальянский ученый по имени Джироламо Фракасторо писал, что эпидемические заболевания вызываются крошечными, похожими на семена организмами, называемыми семинария морби , которые распространяются через прикосновение или по воздуху. Потребовалось еще 300 лет, прежде чем такие ученые, как Луи Пастер и Роберт Кох, доказали правильность гипотезы Фракасторо о микробах!

То, что Фракасторо не смог доказать правильность своей идеи в 1546 году, не означает, что никогда не окажется верной… что та же самая идея, стоящая за слабым агностицизмом. Таким образом, люди, которые являются слабыми агностиками, являются агностиками, потому что они ждут объективных доказательств. Они не верят, что ответ на этот вопрос навсегда останется неизвестным… они просто думают, что ответ пока неизвестен  . Во многих отношениях слабых агностиков можно рассматривать как «воздерживающих суждение» о том, существует ли Бог, до тех пор, пока не будут представлены неопровержимые факты.

 

Категория 3: Апатичный агностицизм

Третья категория агностицизма — апатичный агностицизм. Как и первые две школы агностицизма, апатичные агностики также считают, что нет никаких доказательств того, что высшая сила существует или не существует. Но в отличие от сильных и слабых агностиков, апатичные агностики считают, что в конце концов это не имеет значения.

Вот почему: апатичные агностики считают, что любой бог (или боги), которые могут существовать, кажется, совершенно не заботятся о благополучии мира или его обитателей. Они указывают на такие проблемы, как война, голод и разрушение окружающей среды… и отсутствие наблюдаемого божественного вмешательства. Таким образом, апатичные агностики считают, что, поскольку какая-либо высшая сила, которая может существовать, не вмешивается в дела людей, не имеет значения, существует ли эта сущность или нет. Они думают о дебатах о Боге как об академическом упражнении, а не о том, что имеет какое-либо влияние на реальный мир.

 

Хотя существуют агностические группы, к которым вы можете присоединиться, агностики не поклоняются и не проводят службы, как это делают теисты (или верующие в Бога).

 

Как практикуется агностицизм?

Поскольку агностиком называют людей, которые не верят или не верят в высшую силу, этот термин служит широкой категорией, охватывающей людей всех рас, классов и слоев общества. Таким образом, агностицизм известен своей инклюзивностью.

Поскольку в агностицизме нет набора правил и ритуалов, которые человек может практиковать, его легче понять как образ мышления, а не как систему убеждений. (Они больше соответствуют организованной религии, которая, как мы упоминали ранее, находится на стороне «веры» уравнения «существует ли высшая сила?».) Это означает, что вы, вероятно, не найдете конкретно «агностических ” здания или групповые службы в вашем городе, как вы могли бы для конкретных религиозных организаций. (Однако есть агностические организации, к которым вы можете присоединиться, например, атеистические и агностические универсалисты-унитаристы или Центр исследований.)

 

Как и эти туфли, атеизм и агностицизм имеют много общего… но это не одно и то же!

 

Агностик и атеист: в чем разница?

Теперь, когда вы знаете больше об агностицизме, вы, вероятно, задаетесь вопросом, чем он отличается от атеизма. Ответ на самом деле довольно прост: Merriam-Webster определяет атеиста как «человека, который не верит в существование бога или каких-либо богов» или «тот, кто поддерживает или поддерживает атеизм».

Другими словами, в то время как агностики не уверены в существовании (или несуществовании) Бога, атеисты не верят в существование бога. В отличие от агностиков, которые отвечают на вопрос «Существует ли Бог?» на «не знаю», атеисты отвечают на тот же вопрос твердым «нет».

Как и агностицизм, атеизм можно разделить на подкатегории в зависимости от того, почему человек не верит в существование высшей силы. Сильные атеисты (иногда их называют «позитивными» атеистами) твердо утверждают, что нет Бога, богов или управляющей высшей силы . Сильные атеисты настолько тверды в своей позиции, что считают несуществование Бога фактом.

Слабые атеисты, которых иногда называют «негативными» атеистами, тоже не верят в существование какой-либо высшей силы. Однако, в отличие от сильных атеистов, которые активно верят в то, что несуществование Бога(ов) есть факт, слабый атеизм лучше понимать как отсутствие веры в высшие силы. Хотя слабые атеисты не верят в Бога, они также не утверждают, что Бога (Богов) как факта нет. Кто-то, кто является слабым атеистом, мог бы резюмировать свои убеждения так: «Я не верю, что есть высшая сила, но я не могу со стопроцентной уверенностью сказать, что высшей силы нет. Я просто знаю, что аргументы в пользу существования Бога неубедительны, поэтому я не верю, что Бог существует».

Теперь вернитесь назад и посмотрите определения сильного и слабого агностицизма. Вы заметите, что ключевое различие между атеизмом и агностицизмом зависит от их позиции относительно существования Бога. Хотя и сильные, и слабые атеисты верят, что Бога(ов) нет, агностики всех мастей считают, что нет никакого способа узнать, реален ли Бог. Из-за этого агностики не верят и не не верят в существование высшей силы, тогда как атеисты верят, что высшей силы не существует.

 

 

6 Известные агностики

Хотя напряженность между атеизмом и религией получает наибольшее распространение в прессе, существует множество людей, которые попадают в среднюю, серую зону агностиков. Вот некоторые известные люди, считающие себя агностиками:

  • Сьюзан Б. Энтони (1820–1906): активистка за права женщин и суфражистка
  • Кэрри Фишер (1956-2016): актриса, сценарист и писатель
  • Нил Гейман (1960-настоящее время): писатель, сценарист и автор комиксов
  • Брэд Питт (1963-настоящее время): актер и кинопродюсер
  • Альберт Эйнштейн (1879-1955): физик-теоретик
  • Уоррен Баффет (1930-настоящее время): бизнес-магнат и генеральный директор Berkshire Hathaway

 

 

Что теперь?

Вы думаете о том, чтобы использовать свой опыт с агностицизмом в качестве темы для одного из ваших эссе при поступлении в колледж? Обязательно ознакомьтесь с нашим пошаговым руководством по написанию эссе, чтобы убедиться, что вы пишете эссе, которое привлечет внимание приемной комиссии!

Если вы не знаете, как выглядит хорошее сочинение для поступления в колледж , не волнуйтесь. Вот список из 101 примера эссе с экспертным анализом, который поможет вам правильно начать работу.

Но что такое приемные комиссии колледжей? Узнайте больше о приемной комиссии колледжа и ее роли в процессе приема здесь.

 

У вас есть друзья, которым тоже нужна помощь в подготовке к экзаменам? Поделись этой статьей!

Эшли Робинсон

Об авторе

Эшли Саффле Робинсон имеет докторскую степень. в английской литературе XIX века. Как автор контента для PrepScholar, Эшли стремится предоставить учащимся, направляющимся в колледж, подробную информацию, необходимую им для поступления в школу своей мечты.

9 причин, по которым люди не верят в Бога

Когда я оглядываюсь на свои дохристианские дни, я понимаю, что я был не столько атеистом, сколько просто апатичным. Наверное, я был апатистом. Я не верил в Бога, но в основном мне было все равно. Вера в Бога не имела для меня значения.

Сегодня для меня чрезвычайно важно, почему люди не верят в Бога. Я посвятил свою жизнь работе с людьми, далекими от веры в Бога. Чтобы помочь им поверить, нужно понять, почему они не верят.

Это важный вопрос для всех нас. Бог дал христианам миссию вести людей к вере, и в Америке наше миссионерское поле становится все больше. Число атеистов в Америке удвоилось с 2007 года, и их число может быть намного больше, чем мы даже думаем.

Ну, много причин. Вот некоторые из них:

1. Взросление в неверующей семье

Согласно одному исследованию, 32% атеистов заявили, что выросли в семье, родители которой не верили в Бога. Может быть трудно вырваться из мышления, которое укоренилось в раннем возрасте.

2. Перестали верить в религиозные учения

С другой стороны, более 60% атеистов выросли в церковных домах, но в какой-то момент утратили свою веру. Почему? Я подозреваю, что им никогда не говорили, почему мы верим, а только говорили верить. Их не заставили сделать свою веру своей собственной.

3. Опыт в колледже

Люди, которые теряют веру, часто теряют веру в колледже. Почему? Это может быть из-за контакта с людьми, которые верят в другое, или с профессором, который нападал на веру в Бога, и этот человек, выросший в церкви, может быть оставлен в замешательстве и задаваться вопросом, были ли они глупыми, когда верили.

4. Интеллектуальные проблемы

Интеллектуальные вопросы о вере часто возникают между старшей школой и колледжем и могут продолжаться до бесконечности. Столкнувшись с вопросами, на которые нет ответов, человек может предположить, что вера, в которую он верит, неадекватна или неуместна.

На некоторые вопросы есть разумные интеллектуальные ответы, но человек, который не может найти эти ответы, может легко отвернуться от своей веры. Примерами таких вопросов могут быть:

  • «Если Бог любит, почему в мире так много зла?»
  • «Если Бог создал мир за шесть дней, то как насчет эволюции и динозавров?»
  • «Зачем хорошему Богу посылать людей в ад?»
5.
Эмоциональные проблемы

Я обнаружил, что недостаток веры в Бога чаще связан с эмоциональными проблемами, чем с интеллектуальными причинами. Почему люди теряют веру? Некоторые обращаются, потому что Бог не ответил на важную молитву или не спас их от последствий плохого решения. Они могли быть ранены церковью или отвергнуты лицемерными христианами. Одно исследование показало, что многие из самых известных атеистов выросли без отца. Может быть трудно поверить в доброго и любящего Небесного Отца, когда у вас были неприятные переживания или, может быть, отсутствие отца.

6. Желание единства

Когда верующий встречает человека другого религиозного происхождения, ему может быть неудобно защищать свою веру. Они могут размышлять о предыдущих дискуссиях или спорах о религии. Это напряжение может привести их к заключению, что было бы лучше, если бы все религии были одинаково истинными или если бы ни одна из них не была истинной.

7. Желание моральной независимости

У меня было несколько неверующих друзей, которые были готовы обсуждать Бога и выслушивать доказательства. Со временем я смог помочь открыть Бога. Они признали, что не могут рационально отрицать существование Бога или то, что Иисус действительно был его Сыном, пришедшим на землю, чтобы спасти нас. Они остались атеистами, которые не приняли Иисуса как своего Спасителя. Почему? К сожалению, они не хотели преклонить колени перед Богом и дать ему моральную власть в своей жизни. Они хотели продолжать делать то, что делали, без вмешательства Бога. Вот почему так важно говорить об Иисусе.

8. Проблемы, связанные с сексом

Опросы говорят нам, что люди, которые отошли от церкви и своей веры: 19% сказали, что акты сексуального насилия, совершенные духовенством, были существенной причиной этого. Для тех, кто вырос католиком, это число составило 32%. Еще более распространено то, что 29% (и 39% воспитанных католиками) заявили, что покинули церковь из-за негативных учений и обращения с геями и лесбиянками. Нам есть над чем задуматься: многие не хотят становиться христианами, потому что хотят быть любящими людьми и считают христиан слишком скупыми и осуждающими.

9. Политика

В течение многих лет циничные люди отвергали церковь из-за убеждения, что христиане слишком увлечены политикой. В последний год эта проблема стала экспоненциально хуже. Мало того, что люди держатся подальше от церкви из-за политики, они также теперь покидают церковь из-за политики. На самом деле считается, что 14% американских христиан покинули свои церкви в результате выборов 2016 года. Многие считают, что христиане отдают предпочтение политическим вопросам, а не характеру, потому что их поддержка политиков считается аморальной. Это создало кризис веры для многих и дало еще одну причину для тех, кто уже не в вере, чтобы не быть заинтересованными в том, чтобы войти.

Что мы можем сделать, чтобы более эффективно выполнять нашу миссию по приведению этих людей к вере? Много вещей, и они были прямо в Библии; мы просто должны жить по ним:

  • Титу 2:10 – «во всем… сделать привлекательным учение о Боге, Спасителе нашем».
  • 1 Петра 3:15-16 – «Но в сердцах ваших чтите Христа как Господа. Всегда будьте готовы ответить каждому, кто попросит вас объяснить причину вашей надежды. Но делайте это с кротостью и уважением, сохраняя чистую совесть, чтобы злословящие ваше доброе житие во Христе устыдились своей клеветы».
  • Иоанна 13:35 – «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете любить друг друга».
  • 1 Коринфянам 9:22 – «Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых».
  • Колоссянам 4:6 – «Разговоры ваши да будут всегда полны благодати, приправлены солью, дабы вы знали, как ответить каждому».

Если мы сможем попытаться жить так, как призвал нас Бог, мы сможем помочь большему количеству людей поверить в Бога.


Вы поклонник или последователь Иисуса? Возможно, вы из тех, кого даже не волнует разница? Сделайте Иисуса больше, чем кем-то, кем вы восхищаетесь, но самым центром своей жизни! С помощью библейских учений, анекдотов и юмора пастор Кайл Айдлман исследует, что значит быть истинным последователем Христа. Не пропустите этот призыв к радикальному ученичеству! УЗНАТЬ БОЛЬШЕ О НЕ ФАНАТ СЕГОДНЯ!

Поделиться этой публикацией

Как разговаривать с атеистами ясно и уверенно

Еще в 2013 году, в разгар так называемого «нового атеизма», я понял, что многие молодые люди втягиваются в это движение, поддавшись слабым аргументам и горячей риторике, в частности, через Интернет. В эту группу входило много молодых католиков, которых никогда не учили рациональным причинам верить в Бога, и поэтому они пришли к выводу, что религиозная вера — не более чем суеверие.

В ответ я создал новый веб-сайт StrangeNotions.com, место, где серьезные католики и атеисты могли собираться вместе для благотворительного обсуждения важных вопросов жизни, от существования Бога до морали, науки, философии и многого другого. . Мы начали с более чем тридцати участников, в том числе некоторых из самых ярких мыслителей, писателей и художников в англоязычном мире. Имея за плечами 100 000 разговоров, я теперь общался с тысячами атеистов и узнал, как они думают, их основные препятствия и точки сопротивления.

Основываясь на этом опыте, я хотел бы поделиться некоторыми эффективными советами и тактиками, которые можно использовать при общении с атеистами в своей жизни, будь то друзья или члены семьи.

Совет №1: уважайте их интеллект

Некоторые христиане считают всех атеистов смешными, поэтому они открыто высмеивают или принижают тех, кто сомневается в Боге. Вы никогда не должны совершать эту ошибку. Большинство атеистов, которых я встречал, умны, искренни и добросердечны. И даже если это не так, относитесь к ним так, как если бы они были. Не говорите с ними свысока и не говорите снисходительно, как вы могли бы говорить с ребенком. Относитесь к ним с уважением и признавайте их интеллект. Когда вы это сделаете, они с большей вероятностью будут слушать то, что вы хотите сказать. Моя подруга, католическая писательница и оратор Дженнифер Фулвилер, даже рекомендует использовать эту тактику в качестве тайного стимула к вере, говоря что-то вроде: «Да ладно, ты слишком умен, чтобы быть атеистом! Я знаю, что ты видишь сквозь эти плохие аргументы…»

Совет № 2: найдите точки соприкосновения

Когда вы разговариваете с религиозным скептиком, вы, скорее всего, расходитесь во мнениях относительно Бога и религии. Не начинайте там. Вместо этого сосредоточьтесь на областях согласия. Например, возможно, вы оба цените науку или критическое мышление. Начните с этого. Надеюсь, вы оба согласны с тем, что мы должны следовать доказательствам, куда бы они ни вели, даже если это потребует от нас отказаться от некоторых заветных убеждений и изменить свое мнение. Начните разговор с хорошей ноги и найдите точки соприкосновения. Затем, как только вы установите некоторое взаимопонимание, вы будете готовы перейти к точкам разногласий.

Совет № 3: задавайте хорошие вопросы

Вместо того чтобы агрессивно излагать свои взгляды своему другу-атеисту, сначала спросите его, во что он верит. Этот такт приведет к двум результатам одновременно. Во-первых, вы поймете, откуда они взялись, поэтому вы не отвечаете на соломенную версию их убеждений; во-вторых, вы заставите их разъяснить, во что именно они верят, что может привести к тому, что они обнаружат пробелы в своих взглядах, которые заставят их усомниться в своих атеистических убеждениях.

В связи с этим есть два вопроса, которые я люблю задавать атеистам. Во-первых, мне нравится спрашивать: «Какой аргумент в пользу Бога вы считаете самым сильным и почему он несостоятелен?» Или, по-другому, «Какая лучшая причина верить в Бога и почему она вас не убеждает?» Этот ракурс ставит их в затруднительное положение — не в плохом смысле, а в том, что заставляет их задуматься о том, действительно ли они рассмотрели вопрос о Боге честно и тщательно.

По моему опыту, немногие атеисты действительно читали книги, защищающие Бога, или подробно изучали этот вопрос. Поэтому они обычно отвечают, ссылаясь на относительно плохой аргумент или причину, которую вы и я, вероятно, могли бы быстро отвергнуть. Самый распространенный ответ, который они дают: «Ну, мир настолько сложен, что многие люди полагаются на Бога в объяснении таких вещей, как биологическая сложность, то, что наука в настоящее время не может объяснить. Но наука все больше закрывает все эти пробелы в знаниях, оттесняя Бога на обочину». Это то, что известно как аргумент «Бога пробелов», и это настолько слабый аргумент, что ни один серьезный христианин не может на него положиться. Итак, когда ваш друг-атеист предполагает, что это самая веская причина для веры, которую он может придумать, вы можете любезно ответить: «О? Это лучшая причина, с которой вы сталкивались? Я могу придумать несколько более весомых причин верить в Бога, чем это. Например…», а затем объясните другой, более сильный аргумент, подобный приведенному ниже в этом эссе.

Другая стратегия — спросить «Что вам нужно, чтобы поверить в Бога?» Этот вопрос поможет выявить, действительно ли человек открыт для веры в Бога или же он ограничен, требуя такого невероятно высокого стандарта доказательств. Когда я задаю этот вопрос атеистам, я иногда слышу: «Ну, я думаю, я поверил бы в Бога, если бы он появился прямо передо мной и сказал бы мне, что он существует, или если бы он написал что-то на звездах, например: «Меня зовут Бог и я существуем». Проблема с подобными ответами, как вы можете указать, заключается в том, что такие проявления могут быть удивительными и экстраординарными, но даже если они происходят, скептик все равно может найти способ их объяснить. Например, может быть, у скептика просто были галлюцинации, когда он столкнулся с кем-то, утверждающим, что он Бог, или, может быть, то, что выглядело как надпись звездами, на самом деле было световой проекцией какого-то шутника или правительственного эксперимента. Подобные переживания всегда можно объяснить естественными причинами. Так что, если вы получаете такие ответы, отодвиньтесь немного назад и предположите, что нам действительно нужна более высокая и убедительная причина верить в Бога, что-то вроде философского аргумента. А потом опять приведите такой аргумент.

Доказательства существования Бога?

Кто-то однажды спросил философа-атеиста двадцатого века Бертрана Рассела, что бы он сказал, если бы оказался перед Богом в день суда, и Бог спросил бы его: «Почему ты не поверил в Меня?» Рассел ответил: «Я бы сказал: «Недостаточно доказательств, Боже! Недостаточно доказательств!». Если вы достаточно долго будете общаться со скептиками или атеистами, вы услышите тот же ответ. Люди открыты для веры в Бога, лишь бы доказательств было достаточно!

Если ваш друг или член семьи утверждает, что доказательств существования Бога нет, не паникуйте. Хотите верьте, хотите нет, но они уже сделали важный первый шаг. Когда кому-то нужны доказательства или доказательства, прежде чем он примет веру, это похвально. Это означает, что они не хотят верить во что-то без поддержки.

Следует, однако, уточнить: что они подразумевают под свидетельством? Часто люди действительно хотят научных доказательств. В сфере науки под доказательствами понимаются данные, которые вы можете увидеть, услышать, попробовать на вкус, потрогать или понюхать — вещи, которые напрямую подтверждают или опровергают гипотезу. И в контексте науки такие доказательства привели к замечательным результатам. Просто посмотрите на достижения в области технологий и медицины.

Однако научное доказательство — это не только тип доказательств. Многие существующие истины мы не можем доказать с помощью вещественных доказательств. Например, у нас нет вещественных доказательств того, что жизнь имеет смысл или что убийство недопустимо. Конечно, мы понимаем, что эти утверждения верны, но не потому, что мы нашли вещественные доказательства, подтверждающие их. Мы верим в эти истины на основании доказательств другого рода.

То же самое верно для существования Бога. Верите ли вы, что Бог существует или нет, Он по определению нематериален и трансцендентен. Он нематериален, потому что Он не состоит из физической материи, не состоит из материальной материи, как вы и я. А Бог трансцендентен, потому что Он существует вне пространства и времени. Таким образом, когда мы ищем Бога, мы не ожидаем найти прямых, физических, научных доказательств Его существования в пространстве и времени. Этот факт важен: дело не только в том, что мы еще не нашли таких доказательств, хотя они могут существовать, это то, что такие доказательства невозможны даже в принципе. Мы не собираемся находить один из волос Бога, или обнаруживать его след, или проводить научный эксперимент, чтобы убедиться, что он существует.

Значит ли это, что невозможно доказать, что Бог существует? Нет. Это просто означает, что наука не является подходящим средством, так же как металлоискатель не является подходящим инструментом для поиска деревянной чашки. Нам нужны другие инструменты при изучении ненаучных вопросов.

Какие еще есть инструменты, кроме науки? Одним из таких инструментов является философия. Философия занимается самыми важными вопросами жизни, от морали до смысла и Бога. Философия позволяет нам исследовать реальности, которые не могут быть обнаружены нашими органами чувств; таким образом, философия предоставляет превосходный метод исследования доказательств существования Бога.

Философия обычно предлагает доказательства в виде аргументов. Фактически, мыслители определили не менее двадцати аргументов в пользу Бога, аргументов, которые варьируются от ясных и простых до чрезвычайно сложных. Некоторые из этих аргументов апеллируют к вселенной или истории, другие — к существованию разума и красоты.

К вопросу о Боге можно подходить с разных сторон, и лучшего пути не существует. Однако в этом коротком эссе мы рассмотрим один из аргументов, который я считаю самым сильным.

Веский аргумент в пользу Бога

Прежде чем мы начнем, я хочу отметить, что если такие термины, как аргументы или доказательства, сбивают вас с толку, вы можете вместо этого рассматривать эти аргументы как подсказки, которые сходятся и указывают на общий вывод, во многом как на дороге. знаки ведут вас к определенному месту назначения. Знак не доказывает, что пункт назначения существует, но он указывает путь. Эти аргументы являются указателями к Богу. Итак, давайте посмотрим на один указатель, который, на мой взгляд, представляет собой, возможно, самый простой, но самый сильный аргумент в пользу существования Бога.

Аргумент Калам восходит к Средневековью, но сегодня стал популярным благодаря Уильяму Лейну Крейгу, евангелистскому христианскому философу. Аргумент очень прост; на самом деле, это, вероятно, самый простой из всех аргументов для запоминания, поскольку он состоит из двух посылок и одного вывода:

.

Посылка 1: Все, что начинает существовать, имеет причину.
Помещение 2: Вселенная начала существовать.
Заключение: Вселенная имеет причину.

Если вы сможете запомнить эти три простых утверждения, вы будете хорошо подготовлены к диалогу со скептиком.

Давайте раскроем каждое из этих трех утверждений.

Первое помещение. В этом утверждении говорится, что все, что начинает существовать, имеет причину. Очень важно, чтобы мы поняли это правильно. Некоторые атеисты пытаются опровергнуть аргумент Калама, отвечая: «Ах! Ну, а если все сущее имеет причину, и Бог существует, то что стало причиной Бога?» Но посылка не утверждает: «Все, что существует, имеет причину». В нем говорится: «Все, что начинает существовать , имеет причину». Поскольку Бог по определению, и независимо от того, верите вы в Него или нет, вечен и никогда не начинал существовать, эта первая посылка к Нему неприменима. Поэтому риторический вопрос «Что вызвало Бога?» все равно, что спросить: «На ком женат холостяк?» или «Что вызвало беспричинное существо?» Независимо от того, существуют ли холостяки или беспричинные существа, эти вопросы не имеют смысла. Они буквально бессмыслица, потому что путают значения терминов.

Теперь, когда мы устранили это недоразумение, давайте вернемся к первой предпосылке. Это правда? Все ли, что начинает существовать, имеет причину? Для большинства людей ответ положительный; это здравый смысл. Почти никто не отрицает. Утверждение просто означает, что ничто не возникает просто так, случайно и без причины. Ибо если бы вещи действительно возникли таким образом, то наш мир был бы диким весельем вещей, которые, по-видимому, появляются, как ловкость рук по волшебству. Только было бы хуже, так как с ловкостью рук у вас как минимум есть фокусник, который кроликов из шляпы вытаскивает. Однако в мире, который нарушает эту первую предпосылку, кролики будут появляться и исчезать даже без фокусников или шляп. Мало кто из здравомыслящих людей верит, что мир устроен именно так. Итак, через опыт и размышления большинство людей соглашаются, что все, что начинает существовать, имеет причину.

Второе помещение. Эта предпосылка говорит о том, что Вселенная начала существовать. Это утверждение несколько более спорно, чем первое. В самом деле, не кто иной, как святой Фома Аквинский, говорит, что истина о том, что мир имел начало своей продолжительности, окончательно познается только верой, а не разумом. Тем не менее множество величайших умов от древности до наших дней, в том числе святой Бонавентура в средние века и Уильям Лейн Крейг сегодня, предлагают аргументы, направленные на защиту этой истины. Пример одного из этих аргументов, который св. Бонавентура включает в свои парадоксы бесконечности, звучит следующим образом: если бы мир существовал всегда, то было бы бесконечное число прошлых дней. Однако, если бы было бесконечное число прошлых дней, мы никогда не смогли бы прийти к настоящему дню, потому что бесконечный ряд по определению не может быть пройден. Поскольку мы подошли к сегодняшнему дню, отсюда следует, что должно было быть начало времени.

Современная физика, похоже, также придает значение этой позиции. Несмотря на циклические космологические модели, выдвинутые некоторыми физиками в последние годы, с момента появления теории большого взрыва в двадцатом веке научный консенсус состоит в том, что Вселенная действительно имела начало примерно четырнадцать миллиардов лет назад. Александр Виленкин, ведущий космолог-нехристианин, был приглашен выступить на коллоквиуме, посвященном семидесятилетию Стивена Хокинга. Там, перед величайшими учеными мира, Виленкин сказал: «Все имеющиеся у нас доказательства говорят о том, что у Вселенной было начало». С такой мерой доказательности редко говорят ученые, но Виленкин высказал свое мнение, что дело не только в том, что некоторые свидетельств указывают на начало вселенной, или даже большинство свидетельств, но сегодня все свидетельств указывают на это.

Заключение аргумента. Сегодня широко распространены две предпосылки: все, что начинает существовать, имеет причину, и Вселенная начала существовать. Если это так, то логически следует третье утверждение, заключение рассуждения. Мы не можем избежать того факта, что если все, что начинает существовать, имеет причину, и вселенная начала существовать, то и вселенная должна была иметь причину.

Этот логический вывод заставляет нас задаться вопросом: если у Вселенной была причина, какая эта причина? Причиной, конечно же, не могло быть что-либо внутри вселенной или даже сама вселенная , поскольку вещи не могут заставить себя появиться. Эта идея противоречит логике. Это все равно, что сказать, что ваша рука стала причиной вашего появления или что вы сами являетесь причиной своего собственного существования. Ни одно из этих утверждений не может быть верным, поскольку до того, как вы существовали, не было ни руки, ни вас!

Таким образом, причиной вселенной должно быть что-то за пределами вселенной, что-то за пределами материи, энергии, пространства и времени. Другими словами, он должен быть трансцендентным (за пределами вселенной), он должен быть нематериальным (за пределами материи и пространства), он должен быть вечным (за пределами времени), и если он создал что-то настолько сложное, как вселенная, он должен быть невероятно мощный и умный. Что ж, трансцендентная, нематериальная, вечная, в высшей степени могущественная и разумная причина вселенной — как это звучит для вас? Как лаконично выразился Фома Аквинский, «это то, что большинство людей подразумевают под словом «Бог»» 9.0007

Это философское доказательство существования Бога довольно абстрактно. Это не порождает теплой личной веры, которую вы могли бы получить в молитве. И это не доказывает полноты Бога, особенно те факты, которые мы знаем только потому, что Бог открыл их нам, например, что Бог есть любовь или Троица лиц.

Однако аргумент Калама дает нам знак, указывающий в правильном направлении. Хотя не все примут его, аргумент Калама является рационально построенным и впечатляющим аргументом, который большинству атеистов будет трудно отвергнуть. Итак, постарайтесь прямо сейчас запомнить эти три простых утверждения:

Все, что начинает существовать, имеет причину.
Вселенная начала свое существование.
Вселенная имеет причину.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.