Фредерик лейтон david: David — Фредерик Лейтон

Содержание

Лейтон, Фредерик — это… Что такое Лейтон, Фредерик?

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Лейтон.

Барон Фредерик Лейтон (англ. Frederick Leighton, 3 декабря 1830 — 25 января 1896) — английский художник, яркий представитель викторианского академизма (салонного искусства), в некоторых отношениях близкий к прерафаэлитам.

Биография

Фредерик Лейтон родился 3 декабря 1830 года в Скарборо, графство Северный Йоркшир. Его отец, Эдвард Лейтон, преподавал медицину, а дед был придворным врачом российского императора Александра I.

Лейтон начал рисовать в девять лет, поправляясь после скарлатины. В 1842 году он (прибавив себе несколько лет) поступил в берлинскую Академию художеств. Уже через три года его приняли в Академию художеств во Флоренции.

Серьёзно писать Фредерик Лейтон начал во Франкфурте в 1846 году. Здесь он поступил в местный институт культуры. Через два года Лейтон покидает Франкфурт, в связи с революционными волнениями и переезжает в Париж.

Фредерик Лейтон. Пылающий июнь (1895)

В 1850 году он вместе с семьёй вновь оказался во Франкфурте и смог закончить учёбу. В Германии Лейтон преступил к работе над первыми масштабными полотнами (сюжеты, взятые из жизненных сцен итальянского живописца Чимабуэ, жившего во второй половине XIII столетия). Подобный выбор был характерен для художника, воспитанного в традициях классической школы.

Чтобы лучше проникнуться творчеством великих итальянских живописцев, Лейтон в 1852 году принял первое в своей жизни самостоятельное (одиночное) путешествие. В ноябре того же года он был уже в Риме, где с головой окунулся в вихрь светских удовольствий. Руководительницей Лейтона в его похождениях стала Аделаида Сарторис, известная оперная певица.

Салон Аделаиды Сарторис открыл возможность молодому живописцу познакомился со многими замечательными людьми своего времени, в том числе с Уильямом Теккереем. Особенно тесные дружеские отношения завязались у него с «поэтической» семьёй Браунингов, а также с ведущими французскими академическими живописцами того времени, Ж. Л. Жеромом и А. В. Бугро. Впоследствии, Лейтон создал серию иллюстраций к поэме Элизабет Барретт Браунинг, а после её смерти спроектировал надгробие на её могиле.

В 1855 году он завершил работу над своей «Мадонной Чимабуэ» и отослал её в Лондон, на выставку Королевской Академии. Картина заполучила огромный успех и была приобретена королевой Викторией за 600 гиней. О художнике заговорили в аристократических кругах Англии.

В 1855 Лейтон так же посещает Всемирную выставку в Париже и остаётся в городе на последующие три года (с перерывами), где совершенствовал своё мастерство. В 1857 году он едет в Алжир. С этой поездки началось его увлечение восточной культурой, мотивы которой впоследствии художник часто использовал в своих живописных полотнах. В дальнейшем мастер побывал в Сирии, Египте и Турции.

Фредерик Лейтон. В саду Гесперид (1892)

В 1859 году Лейтон уже в Лондоне, принц Уэльский приобрёл в этом же году его картину, после чего наследник престола стал не только дальнейшим покровителем живописца, но и его верным другом. В 1859-м художник вступил в 20-й Добровольческий стрелковый корпус Миддлсекса, больше известный как «Стрелковый корпус художников» и принимал самое активное участие в жизни своего подразделения. В 1880-м году Лейтону присвоили звание полковника.

Уже в начале 1860-х годов его ежегодный доход составлял около 4000 фунтов стерлингов. В 1864 году положение Лейтона ещё более упрочилось — он стал членом Королевской Академии художеств. К этому году для художника был построен роскошный особняк с мастерской в Кенсингтоне, на Холленд-Парк-роуд столицы Британии. А в 1869-м году Лейтона назначили инспектором художественных школ при Королевской Академии. Крупнейшим произведением, созданным живописцем в этом году, стали две фрески «по индустриальным мотивам».

1878 год принёс Лейтону новые почести и обязанности. Его избрали президентом Королевской Академии и наградили французским орденом Почётного легиона. Тогда же ему был присвоен дворянский титул. В 1880-м году правительство Италии предложило мастеру прислать свой автопортрет для уникальной коллекции автопортретов знаменитых живописцев, которая хранится в галерее Уффици. А в 1896 году, перед самой смертью, Лейтон первым из британских художников удостоился титула барона. 25 января 1896-го года Лейтон скончался. Гроб с телом мастера выставили в Королевской Академии, а 3 февраля Лейтона со всеми почестями похоронили в лондонском соборе Св. Павла.

Список основных работ

Фредерик Лейтон. Дедал и Икар (1869)
  • Рыбак и серена (1858)
  • Давид (1865)
  • Автопортрет в молодые годы
  • Сад Гесперид (1892)
  • Актея, нимфа берега или Нимфа на берегу
    (1868)
  • За чтением (1877)
  • Золотые мгновения (1864)
  • Автопортрет (1880)
  • Примирение Монтекки и Капулетти над мёртвыми телами Ромео и Джульеты (1855)
  • Побережье Эгины (1867)
  • Купание Психеи (1894)
  • Медовый месяц живописца (1864)
  • Антигона
  • Песни без слов (1860—1861)
  • Портрет римлянки (1859)
  • Акме и Септимус (1868)
  • Вифлеемская звезда
  • Елисей, воскрешающий сына суннамитянина
  • Воспарение духа (Дух вершины) (1890)
  • Мудрые и безрассудные девы (1862—1864)
  • «И море вернуло мёртвых» (1892)
  • Геракл борется со смертью за тело Алкесты (1871)
  • Мадонна Чимабуэ, которую несёт процессия по улицам Флоренции (1855)
  • Пылающий июнь
    (1895)
  • Голова девушки (1886)
  • Воспоминания (1883)
  • Смерть Брунеллески (1852)
  • Андромаха в плену (1888)
  • Звезда гарема (1880)
  • Персей и Андромеда (1891)
  • Вакханка
  • Персей, спасающий Андромеду (1896)
  • Купальщица (1880)
  • Дедал и Икар (1869)
  • Идиллия (1881)
  • Возвращение Персифоны (1890—1891)
  • Греческие девы, собирающие морские камешки (1871)
  • Девушка со светлыми волосами (1895)
  • Мать и дитя (1865)
  • Павония (1859)
  • Феба
  • Летний полдень
  • Урок музыки (1877)

Ссылки

Литература

  • Художественная галерея — Лейтон № 80, 2006.- 31 с.

Фредерик Лейтон — @дневники: асоциальная сеть

воскресенье, 21 июня 2009


«Бездельник» Фредерика Лейтона.
Скульптуру как искусство я не очень люблю и Лорд Фредерик Лейтон художник не в моем вкусе, но мне понравилась эта статуя. Наверное, потому понравилась, что Лейтон тут изобразил красивого юношу. Я ее решила показать, потому что случайно совпали два впечатления: во-первых, перечитывая статьи Бодлера об искусстве, обратила внимание на название — «Почему скульптура нагоняет скуку». Во-вторых, увидела в дневнике Эльвюны( Эльвюна) картину Лейтона «Иосиф в Египте»

Вспомнила, что у  Armilla видела его картину, изображающую Ионафана с Давидом. Давид тут совсем ребенок. Я нашла большое изображение —
читать дальше
Кстати, мне понравилась еще одна его статуя -Needless Alarms 1886 (Девочка, испугавшаяся жабы) Другое изображение.
«The subject here is a child frightened by a toad, but Leighton is mainly interested in capturing the gentle contours of the figure.»отсюда

@темы: художники викторианцы

  • ← Предыдущая запись
  • Следующая запись →

Этот пост будет безвозвратно удален:


Вы уверены в том, что действительно хотите это сделать?

Да Нет

Сэр Фр. Лэйтон 2 — Tieto Talteen Ry Taide

Фредерик Лейтон — один из самых заметных художников Викторианской эпохи

Фредерик Лейтон — английский живописец и скульптор, выдающийся представитель академической живописи Викторианской эпохи. Излюбленными темами его творчества были мифология и история. Он стал первым английским художником, удостоенным титула лорда.
Лейтон Фредерик (Leighton Frederick) родился 3 декабря 1830 в Скарборо (графство Йоркшир). Его отец был врачом, а дед, сэр Джеймс Лейтон, придворным врачом русского императора Александра I.


В детстве Фредерику Лейтону пришлось много путешествовать по Европе. Лейтон начал изучать живопись в возрасте десяти лет в Риме, а позже в Лондоне, Дрездене и Флоренции. Фредерик Лейтон жил и творил в эпоху королевы Виктории. В 1855 впервые выставил свои произведения в Королевской академии художеств и получил награду за картину, приобретенную впоследствии королевой Викторией. В 1860 художник поселился в Лондоне. 




— «Сад Гесперид» 1892
— Актея, нимфа берега
1868

— Идиллия
1881

Сиракузская невеста.

Юные гречанки, играющие в мяч
1889











Чтение книги. 1877



Примирение Монтекки и Капулетти над трупами Ромео и Джульетта

1853-55: Agnes Scott College at Decatur, Georgia



Пылающий июнь (ок. 1895), Музей искусств, Понсе

Знаменитый «Пылающий июнь» Лейтон написал незадолго до своей смерти. По его словам, идея картины пришла ему в голову, когда он увидел натурщицу (Дороти Дин), уснувшую в его мастерской. «Меня поразила гибкость и податливость фигуры уставшей девушки, — говорил художник, -и я решил изобразить ее». 

Лейтон к тому времени уже не раз изображал спящих девушек. Да и сама тема сна была чрезвычайно популярна в викторианскую эпоху. Пожалуй, ни один живописец той поры не устоял перед соблазном написать «красивый» сон молодой женщины. 

Лейтон, безусловно, знал это, и тщательно прорабатывал композицию, стараясь, чтобы его картина не была похожа на сотни других «сонных полотен». Работая над «Пылающим июнем», он создал множество набросков, ища нужное положение тела натурщицы и наиболее выразительный формат картины. 

Мастер приблизил фигуру спящей девушки почти вплотную к зрителю и заключил ее в рамки «тесного», герметичного пространства, напоенного летним теплом и пронизанного таинственностью.

Орфей и Эвридика, 1864
Частная коллекция

Картина «Мать и дитя», показанная Лейтоном на выставке 1865 года, имеет и второе название: «Вишни».
Рыбак и Сирена, 1856-1858
Частное собрание

«Павония», приобретенная у Лейтона принцем Уэльским.

Миссис Джеймс Гатри. 1866

Урок музыки (1877), Художественная галерея Гуилдхолл, Лондон

Во второй половине XIX века в Европе возникла мода на «восточные» картины. Спрос на все «ориентальное» стремительно вырос. Художники, однако, при написании восточных сцен не гнались за этнографической точностью. Исключения из этого правила были редки (например, Делакруа). 

Обыкновенно живописцы изображали восточный мир не таким, каким он был в действительности, а таким, каким желали увидеть его европейцы. 

Лейтон называл картины этого рода «откровенной халтурой». Однако такое отношение отнюдь не мешало ему писать в том же ключе. 

«Откровенная халтура» хорошо продавалась, что позволяло художнику возместить затраты на путешествия по странам Ближнего Востока. «Урок музыки», впрочем, сложно считать халтурной работой, хотя ее можно скорее назвать костюмированной, чем ориентальной сценкой. 

Восточные платья, в которые одеты здесь натурщицы, были, по всей видимости, куплены Лейтоном в 1873 году в Дамаске. Вспоминая о той поездке, сопровождавший Лейтона миссионер Уильям Райт писал: «Мы посетили несколько магазинов, где продавались дорогие ткани и восточные платья. 

В тот день Лейтон возвратился в гостиницу с ворохом расшитых серебром и золотом костюмов». Маленькая рыжеволосая девочка, которую мы видим на картине, — это Конни Джилкрайст, юная натурщица, позировавшая для многих художников и фотографов (в том числе, для Льюиса Кэрролла). Позже Конни стала артисткой мюзик-холла, а в 1892 году вышла замуж за графа Оркни и навсегда покинула сцену.

Блондинка. 1879

Девушка в зеленом

Gulnihal~1886: Private collection

Май Сарторис
1860: Кимбелл художественный музей, Форт-Уэрт

Portrait of a Lady

Песни без слов
~1861.Частная коллекция

Художник в медовый месяц
1864: Museum of Fine Arts at Boston

Союз
~1882: Art Gallery of New South Wales, Sydney

Дездемона

Купание Психеи Лондон Галерея Тэйт.

Чувственная, с нежной фарфоровой кожей богиня любуется своим отражением перед тем, как сойти в купальню. Теплые оттенки желтого, белого и телесного цвета создают ощущение покоя, а ионическая колонна на заднем плане и вытянутая форма холста подчеркивают стройность тела. Неразличимые глазу мазки столь же гладки и прозрачны, как поверхность воды.


Электра у могилы Агамемнона.

отсюда и отсюда          http://www.liveinternet.ru/users/tinarisha/post208360279

Глава 20. «И бежал Давид из Найота…»

20: 1-23

1 И бежал Давид из , что в Раме, и пришел к Йонатану, и сказал ему: что я такого сделал, в чем моя провинность, в чем мой грех перед твоим отцом, что он хочет меня убить? 2 И отвечал (Йонатан): Да что ты, он тебя не убьет! Мой отец ничего не делает, не сообщая мне. Почему же отец стал бы скрывать от меня такое? Этого не будет. 3 И клялся Давид, и говорил: Знает твой отец, что ты любишь меня, поэтому и думает – пусть Йонатан об этом не знает и не огорчается. Но клянусь Господом и клянусь душой твоей, что я в шаге от смерти. 4 И сказал Йонатан Давиду: Чего ты пожелаешь – то я для тебя сделаю.

5 И сказал Давид Йонатану: Завтра новомесячие, и я должен буду сидеть с царем за пиршественным столом, а ты меня отпусти, и я буду прятаться в поле до вечера третьего дня. 6 Если обо мне спросит твой отец, ты ему скажи: Давид у меня отпросился, чтобы сходить к себе в Бет-Лехем, там у всей семьи ежегодное жертвоприношение. 7 Если он скажет: ладно, то я в безопасности, а если разгневается, знай, что моя смерть – дело решенное. 8 Поступи милостиво с рабом своим, потому что ты принял меня в союз Господень с собой. Если есть за мной вина – убей меня ты, зачем вести меня к твоему отцу?

9 И сказал Йонатан: Что ты! Если я узнаю, что отец наверняка решил тебя убить, разве я тебе не сообщу? 10 И сказал Давид Йонатану: Кто мне сообщит, если отец даст тебе суровый ответ? 11 И сказал Йонатан Давиду: пойдем, выйдем в поле, и они вышли в поле.

12 И сказал Йонатан Давиду: Клянусь Господом, Богом Израиля, что завтра или послезавтра к этому времени я все выведаю у отца. Если он к тебе благосклонен, а я никого не прислал к тебе и ничего не сообщил,  13 то пусть Господь покарает меня тяжкой карой. Но если отец задумал против тебя зло, то я тебе сообщу и отпущу тебя с миром, и пусть (тогда) Господь будет с тобой, как он был с моим отцом.14 Но и ты окажи мне милость Господню, буду жив я или нет. 15 . 16 И заключил Йонатан (союз) с родом Давида, и просил Господа (покарать) врагов Давида. 17 И снова Йонатан брал у Давида клятву во имя своей любви к нему, потому что любил его, как себя.

18 И сказал ему Йонатан: Завтра новомесячие, и о тебе спросят, потому что твое место не будет занято. 19 На третий день быстро спустись к тому месту, где ты скрывался с самого начала, и сядь у . 20 А я выпущу три стрелы в сторону, (как будто) стреляя в цель. 21 И я пошлю мальчика – мол, пойди и найди стрелы, и если я скажу мальчику: вот, стрелы за тобой, возьми их – то приходи, потому что все благополучно и, клянусь Господом, тебе ничего не угрожает. 22 Но если я скажу юноше: вон, стрелы впереди тебя – уходи, потому что Господь тебя отпускает. 23 А о том, что мы между собой сейчас говорили – тому (свидетель) между нами Господь навеки.

20: 24-42

24 И скрылся Давид в поле, и было новомесячие, и сел царь за трапезу. 25 Царь сел на свое место у стены, как обычно, а Йонатан встал и рядом с Шаулем сел Авнер, а место Давида осталось пустым. 26 В тот день Шауль ничего не сказал, потому что решил, что это случайность – просто .

27 На следующий день был второй день новомесячия, а место Давида (по-прежнему) пустовало. И сказал Шауль своему сыну Йонатану: Почему сын Йишая не пришел на трапезу ни вчера, ни сегодня? 28 И отвечал Йонатан Шаулю: Давид отпросился у меня, (чтобы сходить) в Бет-Лехем. 29 Он мне сказал: Отпусти меня, пожалуйста, потому что у нас в городе семейное жертвоприношение, и меня позвал мой брат; позволь же мне туда сходить и повидаться с братьями. Поэтому он не пришел к царскому столу. 30 И разгневался Шауль на Йонатана, и сказал ему: Сын дерзкой блудницы! Разве я не знаю, что ты подружился с сыном Йишая ? 31 Ведь покуда сын Йишая живет на свете, не устоять ни тебе, ни твоему царству. Так что посылай за ним и веди его ко мне, потому что ему не жить. 32 И отвечал Йонатан своему отцу Шаулю, и говорил: Зачем его убивать? Что он такого сделал? 33 И бросил Шауль в него копье, чтобы его убить, и понял Йонатан, что его отец твердо решил умертвить Давида.  34 И встал Йонатан из-за стола, разгневавшись, и не участвовал в трапезе второго дня новомесячия, потому что печалился по Давиду, и потому что его оскорбил отец.

35 На следующий день Йонатан вышел в поле в то время, что он назначил Давиду, и с ним был мальчик-слуга. 36 И сказал он слуге: Беги и подбери стрелы, которые я буду выпускать. Слуга побежал, а он начал стрелять так, чтобы стрелы падали перед мальчиком. 37 И побежал слуга к тому месту, куда падали стрелы, которые выпускал Йонатан, и закричал Йонатан слуге вслед: Смотри, стрела впереди тебя! 38 И (снова) закричал Йонатан слуге: Быстро беги, не останавливайся! И собрал слуга Йонатана стрелы, и вернулся к своему господину. 39  А слуга , только Йонатан и Давид понимали, в чем дело. 40 И отдал Йонатан оружие своему слуге и сказал ему: Иди, отнеси (это) в город. 41 Слуга ушел, а Давид вышел из укрытия, простерся ниц и трижды поклонился. Они поцеловались и заплакали, причем Давид плакал больше. 42 И сказал Йонатан Давиду: Иди с миром, и да пребудет вовеки наша клятва именем Господним (о союзе) между мною и тобою, между моим и твоим потомством.

Правила карантина: художники переосмысливают классику

Правила карантина: художники переосмысливают классику

Миллиарды людей по всему миру переживают уникальный опыт самоизоляции в связи с распространением COVID-19. Одним из побочных эффектов карантина стал всплеск фантазии — людям творческим оказалось крайне трудно оставаться в стороне от происходящего. В эти непростые дни в сети появляются новая музыка, комиксы, графика и даже кино.

Правила карантина просты, но следовать им — тоже вид искусства. Так считают художники, переосмыслившие шедевры мировой живописи в условиях падении коронавируса. 

Коллаж, «Газета.Ru»

@MXD/vk.com/@loomalab/facebook.com

Василий Максимов. «Всё в прошлом»/MXD. Серия «Нарушители»

@MXD/vk.com

Леонардо да Винчи. «Мона Лиза (Джоконда)»/MXD. Серия «Нарушители»

@MXD/vk.com

Эдвард Мунк. «Крик»/MXD. Серия «Нарушители»

@MXD/vk.com

Виктор Васнецов. «Аленушка»

olegtarasov.com

Александр Маковский. «Надоела»/MXD. Серия «Нарушители»

@MXD/vk.com

Фредерик Лейтон. «Орфей и Эвридика»/LOOMA. «Соблюдай дистанцию»

@loomalab/facebook.com

Леонардо да Винчи. «Дама с горностаем»/LOOMA. «Пользуйся доставкой»

@loomalab/facebook.com

Рафаэль. «Портрет молодого человека»/LOOMA. «Вымой руки»

@loomalab/facebook.com

Микеланджело. «Сотворение Адама»/LOOMA. «Пользуйся антисептиком»

@loomalab/facebook.com

Рене Магритт. «Сын человеческий»/LOOMA. «Не забудь маску»

@loomalab/facebook.com

Бенджамин Уэст. «Миссис Уорделл в роли Хиби»/LOOMA. «Плати картой»

@loomalab/facebook.com

Жак-Луи Давид. «Наполеон на перевале Сен-Бернар I»/LOOMA. «Пользуйся доставкой»

@loomalab/facebook.com

Мурал художника Бэнкси «Девушка с проколотым ухом» (пародия на картину «Девушка с жемчужной серёжкой» Яна Вермеера) в городе Бристоль, на которую неизвестные «надели» медицинскую маску, апрель 2020 года

Rebecca Naden/Reuters

Gazeta.ru

17 картин прошлого, героев которых художники заменили на знаменитостей

https://twizz.ru/wp-content/uploads/2019/07/cfuyaykvcherasnopmglrishdoshhzhl.jpg

Не стоит произведениям искусства прошлого томится в музеях и покрываться пылью, решили художники-энтузиасты и придали классики чуточку современности, а точнее — лица знаменитостей. Естественно, оригиналы шедевров никто трогать не стал, и поигрались творческие люди с их электронными версиями, поместив на них Джонни Деппа, Орландо Блума, Пенелопу Крус и других наших современников, которые отлично вписались в классические картины, и на некоторых эти образы сидят как влитые!

1. Робин Уильямс («Портрет Якоба Муффеля», Альбрехт Дюрер)

mandrak

2. Хью Лори («Портрет доктора Альфонса Леруа», Жак-Луи Давид)

brunosousa

3. Аманда Сейфрид («Портрет императрицы Марии Александровны», Франц Винтерхальтер)

drhrach

4. Джим Керри («Портрет бородатого мужчины в широкополой шляпе», Рембрандт ван Рейн)

negrosaki

5. Мишель Пфайффер («Автопортрет с двумя ученицами», Аделаида Лабиль-Гиар)

pcysmith

6. Киану Ривз («Портрет мадам Ф», Луи Эдуар Дюбюф)

qwertyop

7. Пенелопа Крус («Римлянка», Фредерик Лейтон)

worth2000-user

8. Энтони Хопкинс, («Старый пьяница», Габриель Метсю)

ufurgger

9. Эмма Уотсон («Перед купанием», Вильям Бугро)

netodark2012

10. Орландо Блум («Портрет мужчины», Рафаэль Санти)

pshoudini

11. Джонни Депп («Автопортрет», Жак-Луи Давид)

mandrak

12. Анджелина Джоли («Портрет молодой женщины», Элизабет Виже-Лебрен)

ingelas

13. Леонард Нимой («Портрет Алексея Петровича Мелиссино», Джордж Доу)

Hidreley Diao

14. Натали Портман («Биондина», Фредерик Лейтон)

underworth

15. Сильвестр Сталлоне («Автопортрет», Рембрандт ван Рейн)

frogman12834

16. Скарлетт Йоханссон («Инфанта Изабелла Клара Евгения», Алонсо Санчес Коэльо)

lefleau

17. Леонардо Ди Каприо («Автопортрет», Рембрандт ван Рейн)

malditoamo

❤️ Подписывайтесь! У нас крутые посты каждый день

🔥 А ещё вот что у нас есть:

Знаменитости стали героями известных картин эпохи Ренессанса. Ридус

Художники поучаствовали в фотошоп-баттле под названием «Современный Ренессанс». Идея соревнования в том, чтобы воссоздать картины эпохи Возрождения, сделав их героями знаменитостей. Участники расширили временной отрезок и преобразили известные полотна Рембрандта, Леонардо Да Винчи, Рафаэля и других художников, поместив на них Анджелину Джоли, Леонардо Ди Каприо, Мишель Пфайффер, Джонни Деппа и прочих звёзд. Собрали для вас некоторые работы авторов, на которых наши современники идеально вписались в классические картины прошлого.

1. Натали Портман, «Биондина», Фредерик Лейтон


2. Джим Керри, «Портрет бородатого мужчины в широкополой шляпе», Рембрандт

3. Аманда Сейфрид, «Портрет императрицы Марии Александровны», Франц Ксавер Винтерхальтер

4. Леонардо Ди Каприо, «Автопортрет», Рембрандт

5. Мишель Пфайффер, «Автопортрет с двумя учениками», Аделаида Лабиль-Гиар

6. Энтони Хопкинс, «Старый пьяница», Габриель Метсу

7. Ума Турман

8. Киану Ривз, «Портрет мадам Ф», Луи-Эдуард Дюбюф

9. Хелена Бонем Картер

10. Орландо Блум, «Портрет мужчины», Рафаэлло Санцио да Урбино, также известный как Рафаэль

11. Эмма Уотсон, «Перед купанием», Уильям Адольф Бугро

12. Джонни Депп, «Автопортрет», Жак-Луи Давид

13. Тэйлор Свифт, «В тени», Эдвин Георгий

14. Сильвестр Сталлоне, «Автопортрет», Рембрандт

15. Люси Лью и Дэнни Де Вито

16. Робин Уильямс, «Портрет Якоба Муффеля», Альбрехт Дюрер

17. Скарлетт Йоханссон, «Инфанта Изабель Клара Евгения», Алонсо Санчес Коэлло

18. Джек Блэк

19. Пенелопа Крус, «Римская леди», Фредерик Лейтон

20. Хью Лори, «Портрет доктора Альфонса Леруа», Жак-Луи Давид

21. Эми Уайнхаус

22. Патрик Стюарт, «Старик в военном костюме», Рембрандт

23. Сандра Баллок

24. Вуди Харрельсон

25. Дженнифер Энистон

26. Дональд Гловер

27. Кирстен Данст

28. Леонард Нимой, «Портрет Алексея Петровича Мелиссино», Джордж Доу

29. Хелена Бонем Картер

30. Мел Гибсон

31. Эми Уайнхаус

32. Хью Лори, «Автопортрет», Жак-Луи Давид

33. Анджелина Джоли, «Портрет молодой женщины», Элизабет Виже-Лебрен

Какая из этих картин вам понравилась больше всего?

Комментарий к Дэвиду Лейтона

The Times

‘«Дэвид» мистера Лейтона (5) — первая фотография, которая заставит нас задуматься. Это один из немногих наших художников, который стремится к стилю и выражению доминирующей идеи. Здесь цель, кажется, состоит в воплощении усталости жизни и труда в великом и добром царе. Корона лежит у его ног без внимания, в то время как еврейский бард и монарх в потрепанном и задумчивое лицо, с тоской смотрит вслед голубям, которые летят по небу, покрытому клубящимися грозовыми облаками, к ясному, залитому солнцем небесному пространству далеко за его пределами.Это высшее достижение художника года, и, как мы думаем, по силе жалкого выражения это самое благородное из того, что он когда-либо создавал. Многогранность и образованность художника проявляются в большом разнообразии намерений, выраженных в пяти картинах ». [29 апреля 1865 г., стр. 12]

Атенеум

Г-н Лейтон дебютирует в качестве члена Королевской академии с духом и духом. успех. . . . Еще одну картину г-на Ф. Лейтона можно считать технической. речь идет о качестве, как о «симфонии в синем миноре», и это очень впечатляюще.Его зовут Давид: «О, если бы у меня были крылья, как у голубя!» (5), и представляет, объективно, Дэвид сидел на крыше дома и смотрел вслед полетам голубей в сторону золотая впадина пурпурных облаков, чьи темные стороны обращены к нему, и чьи блестящие освещая светом, отражаясь, даже затененные долины счастливой горной страны, которая на горизонте, хотя и далеко. [29 апреля 1865 г., стр.592]

Художественный журнал

висит на небольшом расстоянии от изображения «Исава» Г.Ф. Ваттс это фигура «Давида» (5), задуманная Ф. ЛЕЙТОН, работа, которая на нескольких счета, нельзя обходить молчанием. В первую очередь фигура бросается в глаза для Широта и сила не всегда заключаются в двояких идеях художника. Затем снова, в цветах, особенно на заднем плане, где торжественные пурпурные холмы возвышаются над Как бы то ни было, зритель не может не восхищаться поэзией и величием замысла. [1865, с.163]

Субботний обзор

В его нежно задуманном Давиде псалмопевец смотрит на двух голубей в небе наверху; он, погруженный в глубокую задумчивость, сидит на крыше дома с видом на соседние холмы.Это большое произведение и обработка, а простота драпировки напоминает некоторые из известных иллюстраций, которые художник внес в Библейскую галерею Далзиэля. Он был выставлен с цитатой: «О, если бы у меня были крылья, как у голубь. Ибо тогда я бы улетел и был в покое ». [Эрнест Рис, с вступительным эссе Ф. Г. Стивенса« Сэр Фредерик Лейтон, Барт., P.R.A. «Иллюстрированная хроника», 1895 г., стр. XXII; Эрнест Рис, Фредерик Лорд Лейтон, 1898 г., стр. 18]

А. Коркран

‘.. . Большой размер драпировки, простота композиции — в согласуются с идеалом библейского величия Лейтона. Картина вызвала недоброжелательность критика; но, тем не менее, это памятная работа. [Фредерик Лейтон, 1904, стр. 57, 102]

Один композиционный рисунок и три эскиза Дэвида находятся в коллекции Leighton House. Масляный набросок горного горизонта и неба находится в одной коллекции.

Драпированные и обнаженные этюды фигуры на картине Лейтона «Дэвид».Бумага бледно-серая, черный мел. Дом-музей Лейтон, Королевский район Кенсингтон и Челси.

Список литературы

Баррингтон, миссис Рассел, жизнь, письма и работы Фредерика Лейтона. 2 тт. Лондон: 1906, II, 123, 384.

Ньюолл, Кристофер. Праздник британской и европейской живописи XIX и XX веков. Лондон: Питер Нахум, nd [1999?]. Стр. 32-34.

Ормонд Леоне и Ричард, лорд Лейтон. Лондон: 1975. С. 156; каталог работ нет.116 (как не отслеживается).



Викторианский
Интернет


Художники


Фредерик
Leighton


Картины


Далее

Последнее изменение 2001

Жетон Джонатана Давиду от Фредерика Лейтона

В знаке Ионафана Давиду, Ионафан показывает свою верность, пытаясь защитить Давида, бросив три предупреждающие стрелы.В отличие от других художников, которые предпочитают показать печальную часть прощания между друзьями, Фредерик решает показать красоту их дружбы.

Из произведений искусства мы можем увидеть истинную сущность мужского товарищества и преданности. В этой работе он в основном использует холст, масло. Одна вещь, которая наверняка привлечет ваше внимание в жетоне Ионафана Дэвиду, — это то, насколько уникальна эта работа.На самом деле вам нужно взглянуть на него с разных точек зрения, чтобы понять смысл, стоящий за ним. Он знает свой путь через холст, и это можно сказать по тому, как его работы все еще выделяются спустя столетия после того, как они были воплощены в жизнь.

Если вы любитель искусства, то наверняка слышали о легендарном Фредерике Лейтоне. Этот человек известен своими великолепными произведениями искусства и великим скульптором. Его работы, которые варьируются между 1878 и 1896 годами, были известны всем, кто умеет ценить произведения искусства.Большинство его работ изображены либо из истории, либо из библии, либо из классиков. Именно здесь ожил символ Ионафана Давиду. В художественном знаке Ионафана Давиду это похоже на дружбу библейских легенд, которые Давид и Ионафан нарисовали краской на холсте. На картине изображена сцена из Библии, где Ионафан пытается спасти Давида от злого заговора Саула с целью его убийства.

Большинство работ Фредерика полны интриги, и требуется хороший глаз, чтобы понять их значение.Он выявляет не только скрытые аспекты вещей, но и то, чего большинство людей не ожидает. Среди других его знаменитых работ — «Пылающий июнь», «Медовый месяц художника», «Возвращение Персефоны», «Элайджа в пустыне» и многие другие. В основном он был вдохновлен великой историей легендарных людей и их жизнями, будь то на политической арене или в Библии. Его работа продолжалась, чтобы вдохновить революционное движение, как новый скульптор, который был основан скульптором Жюлем Далу в 1870-х годах в Лондоне.

Другие художники и скульпторы, которые также черпают вдохновение в его работах, включают Джеймса Коллинсона, Уильяма Холмана Ханта, Уильяма Майкла Россетти и многих других. Его работы были представлены во многих известных галереях и на художественных выставках в изменяющееся время и по всему миру. Вы не можете пропустить его работы даже сегодня в галереях, художественных книгах и библиотеках. Так что, если вы любите искусство, вам следует попробовать взаимодействовать с его работами для большего понимания и вдохновения, особенно если вы хотите произвести революцию в мире искусства.Человек Фредерик до сих пор остается знаменитой иконой даже для миллениалов.

Жетон Джонатана Давиду от лорда Фредерика Лейтона — 3 изображения

Для эффективного использования этого веб-сайта в вашем браузере должен быть включен JavaScript.

Дом / Музей / Поиск в музее ARC / Лорд Фредерик Лейтон (1830-1896)

Детали изображения HD

5118 x 3753 пикселей
4709 КБ

Лорд Фредерик Лейтон

1830-1896 гг.

Эстетика, Новая скульптура (Британия XIX века), олимпийский классик возрождения художник, скульптор, иллюстратор и писатель

Знак Ионафана Давиду

171.5 x 124,5 см | 67 1/2 x 49 дюймов
Масло на холсте

Институт искусств Миннеаполиса

Миннеаполис | Соединенные Штаты

6296 x 4907 пикселей HD

12736 КБ

ARC

Возрождение реализма

Свяжитесь с нами

Центр обновления искусства
100 Маркли улица (индекс
) Порт Ридинг, Нью-Джерси 07064

обратная связь @ artrenewal.орг

(+1) 732-636-2060 доб 619

© 1999-2021 Центр художественного обновления. Все права защищены.

Жетон Джонатана Дэвиду, автор лорд Фредерик Лейтон


Это изображение взято из онлайн-музея Центра обновления искусства (ARC), http: // www.artrenewal.org, крупнейшая в Интернете коллекция произведений искусства, демонстрирующая прекрасные репрезентативные произведения искусства со всей истории искусства и включающая великие, забытые произведения XIX века.

Эти высококачественные репродукции Fine Art напечатаны на Archival Fine Art Canvas, который идеально подходит для обрамления, или Archival Fine Art Paper: Fine Art velvet или Ulrasmooth, в зависимости от размера бумаги. Все заказы печатаются на заказ и отправляются в коробках для внутренних заказов. Международные заказы отправляются в рулонах из-за ограничений таможни по размеру.

Магазин ARC Store известен качеством наших отпечатков. Для создания нашего архива произведений искусства мы использовали изображения из многих научных источников, некоторые из которых не подходят для воспроизведения во всех размерах. Мы будем искать в наших файлах печати, когда вы размещаете заказ, и делаем все возможное, чтобы предоставить вам размер печати, который вы запросили. Многие из наших изображений никогда не тестировались и больше нигде не доступны. Нашей главной целью остается сделать эти изображения доступными для широкой публики, и мы не оцениваем выбранные для музея ARC материалы на основе их коммерческой ценности для печати.Неудовлетворительные отпечатки в случае возврата могут быть заменены только один раз на другое изображение того же размера бесплатно.

Центр художественного обновления максимально точно воспроизводит гравюры на основе оригинальных картин. Мы никоим образом не искажаем изображение, чтобы оно соответствовало стандартным размерам печати. Изображения увеличиваются или уменьшаются пропорционально, чтобы соответствовать стандартному размеру, насколько это возможно. Это означает, что мы не обрезаем изображение картины, и на каждом отпечатке будет каждая деталь оригинальной картины.Это также означает, что у большинства отпечатков будет белая рамка, которую можно накрыть матовой доской перед обрамлением.

Выберите размер и цену из раскрывающегося списка, затем нажмите «Заказать».

Лорд Лейтон | Художник | Королевская академия художеств

Сборник РА: Люди и организации

Известный своими популярными картинами на исторические, мифологические и религиозные темы, Фредерик, лорд Лейтон был президентом Королевской академии в течение 18 лет.

Лейтон родился в Йоркшире в семье богатых родителей. В подростковом возрасте и в начале двадцатых годов он путешествовал по Европе, обучаясь в различных академиях Италии, Германии и Франции. В 1855 году он впервые представил картину «« Знаменитая Мадонна »Чимабуэ на летней выставке Королевской академии». Сюжет взят из произведений художника эпохи Возрождения и историка искусства Джорджо Вазари, который описал Мадонну Ручеллаи Чимабуэ, которую несли процессией из дома художника в церковь Санта-Мария-Новелла во Флоренции.В день открытия выставки картину Лейтона купила королева Виктория, что сделало Лейтона важным новичком на лондонской арт-сцене. Картина сейчас выставлена ​​в Национальной галерее из Королевской коллекции.

Несмотря на свой ранний успех, Лейтон какое-то время оставался в некотором роде аутсайдером, возможно, из-за своего континентального образования и связей. Он был избран членом-корреспондентом Королевской академии в 1864 году после того, как неоднократно выдвигал свое имя на выборах.В последующие годы он успешно наладил тесные дружеские отношения с художниками как внутри, так и за пределами Академии и продолжал регулярно выставлять впечатляющие картины на классические темы, такие как «Дафнефория». В 1868 году он стал полноправным Королевским академиком и представил Св. Иеронима как свою дипломную работу.

Лейтон производил как картины, так и скульптуры. В обоих случаях он сделал множество подготовительных рисунков, а также сделал гипсовые модели, на которых он мог драпировать ткань и изучать эффекты драпировки на фигурах.Скульптура Лейтона 1878 года, Спортсмен, борющийся с питоном , была ретроспективно провозглашена началом движения «Новая скульптура», которое стремилось наполнить скульптуру новым ощущением динамизма и натурализма.

В конце 1860-х Лейтон построил роскошный дом-студию на западе Лондона, побудив нескольких других ведущих художников последовать за ним. Коллеги Королевских академиков Г.Ф. Уоттс Р.А., Вэл Принсеп Р.А. и Хамо Торникрофт Р.А. были среди художников, которые сформировали «Холланд Парк Серкл».

В 1878 году Лейтон был избран президентом Королевской академии, укрепив свое положение в центре художественного мира Лондона. К 1880-м годам он также входил в состав консультативных советов Британского музея, Национальной портретной галереи и Музея сэра Джона Соуна.

Лейтон был посвящен в рыцари в 1878 году, а в 1896 году стал первым художником, удостоенным звания пэра. К сожалению, это была недолгая честь, так как на следующий день художник скончался. Его последними словами были «Моя любовь к Академии».После тщательно продуманных похорон, устроенных Королевской академией, Лейтон был похоронен в соборе Святого Павла. Его дом в Холланд-парке сохранился как дом-музей Лейтон.

Профиль

Королевский академик

Дата рождения: 3 декабря 1830 г. в Скарборо, Йоркшир, Англия, Соединенное Королевство

Умер: 25 января 1896 г.

Национальность: британец

Избран ARA: 20 июля 1864 г.

Избран РА: 30 июня 1868 г.

Президент с: 1878 — 1896 гг.

Пол: Мужской

Предпочтительные медиа: живопись, скульптура и иллюстрации

Лорд Фредерик Лейтон

Лорд Фредерик Лейтон

Заявление об ограничении ответственности

Автопортрет лорда Фредерика Лейтона

Фредерик Лейтон, первый барон Лейтон, английский художник и скульптор.Его работы изображали исторические, библейские и классические сюжеты.

Лейтон родился в Скарборо в семье, занимающейся импортом и экспортом. Он получил образование в Школе университетского колледжа в Лондоне. Затем он получил юридическое образование на европейском континенте, сначала у Эдварда фон Штайнле, а затем у Джованни Коста. Находясь во Флоренции в возрасте 24 лет, где он учился в Accademia di Belle Arti , он нарисовал процессию Мадонны Чимабуэ через Борго Аллегри .Он жил в Париже с 1855 по 1859 год, где познакомился с Энгром, Делакруа, Коро и Милле.

Могила Элизабет Барретт Браунинг В 1860 году он переехал в Лондон, где общался с прерафаэлитами. Он спроектировал гробницу Элизабет Барретт Браунинг для Роберта Браунинга на «Английском» кладбище во Флоренции в 1861 году. В 1864 году он стал сотрудником Королевской академии, а в 1878 году стал ее президентом (1878-96). Его скульптура 1877 года «Спортсмен , борющаяся с питоном » в свое время считалась началом возрождения современной британской скульптуры, известной как «Новая скульптура».Его картины представляли Великобританию на большой Парижской выставке 1900 года. Спортсмен, борющийся с питоном Лейтон был посвящен в рыцари Виндзора в 1878 году и стал баронетом восемь лет спустя. Он был первым художником, удостоенным звания пэра в Новогоднем списке почестей 1896 года. Патент на его создание Барон Лейтон из Стреттона в графстве Шропшир был выдан 24 января 1896 года; Лейтон умер на следующий день от стенокардии.

Поскольку он не был женат, после его смерти его баронство было аннулировано, просуществовав всего один день; это небывалый рекорд в пэрах.Его дом в Холланд-парке в Лондоне был превращен в музей, Leighton House Museum . Он содержит ряд его рисунков и картин, а также некоторые из его скульптур (в том числе «Атлет, борющийся с питоном»). Дом также является воплощением многих идей Лейтона, в том числе его коллекции плитки Isnik. Его центральным элементом является великолепный Арабский зал.


СОВЕТЫ МОЛОДЫМ ХУДОЖНИКАМ
Сэр Фредерик Лейтон, 1893 г. На банкете в Королевской академии накануне открытия выставки президент выразил то, что, должно быть, часто было в умах всех художников в течение длительного времени.Слова сэра Фредерика были адресованы только молодым художникам, но его превосходный совет мог бы с пользой принять во внимание каждый художник, старый и молодой. Ссылаясь на то, что он считает всеобъемлющей кафоличностью данной коллекции (фраза, возможно, несколько натянутая), сэр Фредерик продолжил: выставки, особенно картин, которые приносит каждый сезон; Несмотря на то, что мы все должны быть поражены яростной и почти лихорадочной борьбой из-за противоречивых теорий и мнений, которые распространены о нас, невозможно не почувствовать, насколько сложным должно быть такое положение вещей для самых молодых, которые на самом деле внешний порог своей карьеры, нетерпеливые и все же податливые, ищут безопасный путь в таком лабиринте противоречий.Крайне молодые люди, когда они здоровы, смелы и бесстрашны и немало склонны восставать против традиций, даже если они уходят корнями в долгое согласие мужчин. И здесь, господа, меня не поймут неправильно. Как бы я ни был пропитан до глубины души почтением к могущественным людям прошлого, которым Искусство обязано своей истинной возвышенностью; непоколебимо убежденный в жизненной ценности великих принципов, на которых зиждутся их достижения, я все же не из тех, кто откажется от всякой силы эволюции Искусству или кто верит, что, хотя оно, несомненно, никогда не достигнет более высоких вершин, он не может давать боковые зеленые побеги свежими и восхитительными, поскольку только они действительно питаются сильным соком родительского стебля.Короче говоря, я не верю — чтобы изменить метафору, — что те, кто в наше время посвятили свою жизнь искусству, прижали к своей груди прекрасный, но безжизненный труп. Тогда я бы с радостью предложил молодым людям подумать об одном или двух предметах, если они, быть может, прислушаются к тому, кто состарился в непоколебимой симпатии к их борьбе и сомнениям. Я прошу их всегда держать перед глазами жизненно важную истину о том, что искренность — это источник всех устойчивых достижений и что ни одно хорошее дело никогда не укореняется в неправде или самообмане.Я бы посоветовал им помнить, что если на каждой прекрасной работе стоит печать личности ее автора, никакая работа не может быть прочной, если на ней стоит заимствованная печать; и что, следовательно, их первая обязанность — следить за тем, чтобы мысли, эмоции, впечатления, которые они фиксируют на холсте, на самом деле являются их собственными мыслями, их собственными эмоциями, их собственными спонтанными впечатлениями, а не чужими: для работы то, что не исходит из сердца, не имеет корней, и непреложная воля увянет и погибнет.Я бы также настаивал на другой максиме — что настоящий гений не знает спешки, что терпение — его сущность, а основательность — его неизменный знак; и, наконец, я бы попросил их поверить в то, что накопленный опыт прошлых веков — это драгоценное наследие, а не утомительный груз; и что ничто не укрепит их для будущего и свободного развития лучше, чем благоговейное и любящее изучение прошлого ».
Пылающий июнь Из всех картин Фредерика Лорда Лейтона« Пылающий июнь », пожалуй, самая узнаваемая и лучшая. любил работу.

Это образ великолепной красоты, который заставляет зрителя с удивлением смотреть на восторженную симфонию цвета и композиции. В этой картине Лейтон раскрывает свой гений как колориста, так и классициста.

Хотя «Пылающий июнь» не рассказывает конкретной истории, очевидно, что художник приглашает зрителя созерцать фигуру спящей девушки. Некоторые ученые предположили, что эта картина является данью Лейтона великой традиции в истории искусства, восходящей к Джорджоне и Тициану, в которой были представлены изображения спящих женщин.Эти спящие женщины, которые обычно были хотя бы частично обнаженными и часто назывались мифологическим именем Венера, должны были вызывать чувственные мысли (и реакции) у их преимущественно мужской аудитории.

Однако викторианская эпоха печально известна своим внешне чопорным отношением к откровенной чувственности. И хотя модель в «Пылающем июне» определенно не обнажена, ее огненные одежды призваны возбуждать и пробуждать чувства. Действительно, платье девушки самого удивительного оттенка оранжевого, и этот пышный цвет притягивает взгляд.Яркий оранжевый цвет дополняется мягкой синей полосой на заднем плане, и эта эффектная комбинация элементов — лишь одна из характеристик, которые выделяют эту картину как один из самых совершенных шедевров Лейтона.

Фиби Эта картина — одна из самых убедительных работ Лейтона с одной фигурой. Совершенно оригинальная перспектива взгляда на нее под углом немного вверх придает ей царственную и монументальную элегантность, которая, наряду с глубокой тональностью фона, подчеркивает ее тонкое выражение ошеломленного интереса и любопытства.Зритель сразу же заинтересовался ее обстоятельствами и очарован ее яркими сияющими чертами лица и захватывающей красотой.

Модель была Дороти Дин, актриса, которая была одной из любимых моделей Лейтон. Она также появляется в фильмах «Пылающий июнь» и «Ванна Психеи». Лейтон сыграла важную роль в ее актерской карьере. Дене было ее сценическим псевдонимом. Ее настоящее имя — Алиса Пуллан, одна из четырех дочерей, и ее семья долгое время была друзьями Лейтон.

Похоже, она думает: «Физической красоты никогда не бывает…. от того, кто знает «. Несмотря на помощь Дин от Лейтона, ее актерская карьера сошла на нет, и на долгие годы она зависела от него в плане поддержки и социального положения.
Рассказывает Томас Снегирь — Age of Fable

Лабиринт, из которого сбежал Тесей с помощью зацепки Ариадны, был построен Дедалом, искуснейшим мастером. Это было здание с бесчисленными извилистыми проходами и поворотами, переходящими друг в друга и, казалось, не имеющими ни начала, ни конца, как река Меандр, которая возвращается сама по себе и течет то вперёд, то назад по течению к морю.Дедал построил лабиринт для царя Миноса, но впоследствии потерял благосклонность царя и был заперт в башне. Он сумел сбежать из тюрьмы, но не мог покинуть остров морем, так как король строго следил за всеми судами и не разрешал никому выходить в море без тщательного обыска.

«Минос может контролировать сушу и море, — сказал Дедал, — но не районы воздуха. Я попробую это сделать». Поэтому он приступил к изготовлению крыльев для себя и своего маленького сына Икара.Он сплетал перья вместе, начиная с самых маленьких и заканчивая более крупными, чтобы получилась увеличивающаяся поверхность. Большие из них он закрепил ниткой, а меньшие — воском, придав им плавный изгиб, как крылья птицы.

Икар, мальчик, стоял и смотрел, иногда бегая собирать перья, которые унес ветер, а затем брал воск и обрабатывал его пальцами, из-за того, что игра мешала отцу в его трудах. Когда, наконец, работа была сделана, художник, взмахнув крыльями, обнаружил, что его тащат вверх, и повис в подвешенном состоянии, балансируя на забитом воздухе.Затем он таким же образом экипировал своего сына и научил его летать, как птица соблазняет своих птенцов из высокого гнезда в воздух. Когда все было подготовлено к полету, он сказал: «Икар, сын мой, я приказываю тебе держаться на умеренной высоте, потому что, если ты полетишь слишком низко, сырость забьет твои крылья, а если слишком высоко, жар растопит их. Держись поближе. я и ты будешь в безопасности «.

Пока он давал ему эти инструкции и надевал крылья на плечи, лицо отца было мокрым от слез, а руки дрожали.Он поцеловал мальчика, не зная, что это было в последний раз. Затем, поднявшись на крыльях, он улетел, побуждая его следовать за ним, и оглянулся после своего полета, чтобы увидеть, как его сын управляет своими крыльями.

Пока они летели, пахарь остановил свою работу, чтобы посмотреть, а пастух, опираясь на свой посох, смотрел на них, пораженный зрелищем и думая, что они боги, которые могут таким образом рассекать воздух.

Они миновали Самос и Делос слева и Лебинф справа, когда мальчик, пребывая в восторге от своей карьеры, начал оставлять руководство своего товарища и взлетать вверх, словно желая достичь небес.Близость палящего солнца смягчила воск, скреплявший перья, и они оторвались. Он трепетал руками, но не осталось перьев, которые удерживали бы воздух.

Когда его рот издавал вопли к отцу, он был погружен в голубые воды моря, которое с тех пор было названо его именем. Его отец воскликнул: «Икар, Икар, где ты?» Наконец он увидел перья, плывущие по воде, и, горько оплакивая собственное искусство, он похоронил тело и назвал страну Икарией в память о своем ребенке.

Дедал благополучно прибыл на Сицилию, где построил храм Аполлону и повесил свои крылья в качестве подношения богу.

Дедал так гордился своими достижениями, что не мог вынести мысли о сопернике. Его сестра поручила своему сыну Пердиксу обучать механическому искусству. Он был способным ученым и продемонстрировал поразительные свидетельства изобретательности. Прогуливаясь по берегу моря, он поднял хребет рыбы. Имитируя это, он взял кусок железа и нарезал на нем надрез, и таким образом изобрел пилу.Он соединил два куска железа, соединил их на одном конце заклепкой и заточил другие концы, и сделал циркуль. Дедал настолько завидовал выступлениям своего племянника, что воспользовался случаем, когда они однажды были вместе на вершине высокой башни, чтобы оттолкнуть его. Но Минерва (Афина), склонная к изобретательности, увидела, как он падает, и остановила его судьбу, превратив его в птицу, названную в честь его имени, Куропатку. Эта птица не строит гнездо на деревьях и не совершает высоких полетов, а устраивается в живой изгороди и, помня о своем падении, избегает высоких мест.

Сад Гесперид Современный комментарий с частных видов в мастерских художников — 1892:

Этот дизайн полон молодости и красоты; цвет богатый и теплый — почти сладострастный … У нас есть древо жизни с его золотыми яблоками; на скалистом берегу — прекрасный Сад Гесперид с пурпурным океаном за ним. Три дочери Атласа сидят под чудесным деревом, вокруг ствола которого обвивается тело огромной змеи. Девушка в центре, наполовину задрапированная, ласкает чешуйчатую шкуру чудовища; ее сестра справа поет под аккомпанемент лиры; а девушка слева небрежно возится с едой, которую держит в миске.Изящество и безмятежность композиции в высшей степени характерны для более поздней манеры президента.

Обмотка мотка Урок музыки Геркулес борется со смертью за тело Алкестиды Алкестида — принцесса в греческой мифологии, известная своей любовью к своему мужу. Ее история была популяризирована в трагедии Еврипида «Алкестида». Она была дочерью Пелия, царя Иолка, а также Анаксивии или Филомахи.

По сюжету, многие женихи предстали перед ее отцом, королем Пелиасом, когда она достигла совершеннолетия, чтобы выйти замуж.Было объявлено, что она выйдет замуж за первого человека, который запряжет в колесницу льва и кабана (или медведя в некоторых случаях). Человеку, который должен был сделать это, королю Адмету, помог Аполлон, который был изгнан с Олимпа на 9 лет, чтобы служить пастырем Адмету. С помощью Аполлона Адмет выполнил задание царя и получил разрешение жениться на Алкестиде. После свадьбы Адмет забыл принести Артемиду требуемую жертву и обнаружил, что его постель полна змей. Аполлон снова помог новобрачному королю, на этот раз напоив Судьбы, извлекая из них обещание, что если кто-то захочет умереть вместо Адмета, они позволят это.Поскольку никто не вызвался добровольно, даже его пожилые родители, Алкестис выступил вперед. Вскоре после этого Геракл спас Алкестиду от Аида в знак признательности Адмету за гостеприимство. У Адмета и Алкестиды были сын Евмел, участник осады Трои, и дочь Перимеле.

Смерть Алкеста. Автор Анжелика Кауфман Мать и дитя Художник Фредерик Лейтон в своей работе «Мать и дитя» демонстрирует, что он был действительно человеком своего времени. На этой картине мы видим пример уютной очаровательной викторианской внутренней сцены с красивой молодой матерью и ее очаровательным ребенком.Название, очевидно, было вдохновлено действием маленькой девочки, кормящей спелую вишню своей лежащей матери.

Обе фигуры сидят на полу, удобно устроившись на роскошном восточном ковре. Детали, такие как ваза с лилиями и золотая ширма, создают фон для этой восхитительной драмы. Все в картине одинаково завораживает визуально, от лепестков цветов до блестящих красных вишен и изысканного блеска женского платья. Здесь снова лорд Лейтон демонстрирует свое мастерство художника.

Стоит отметить, что в этом великолепном изображении отражено чувство сентиментальности, которое было неотъемлемой частью викторианского искусства и жизни.

Медовый месяц художника Ухаживание и любовь Ванна Психеи История Психеи взята из сказки римского поэта Луция Апулея. Психея была дочерью короля. Амур, сын Венеры, влюбился в нее, но она разозлила его, и он оставил ее. Психея бродила по земле в поисках Купидона, пока Юпитер не сжалился над ней, сделал ее бессмертной и воссоединил влюбленных.Лейтон основал позу Психеи на древней статуе Венеры, выходящей из ванны, которую он видел в Неаполе в 1859 году. Возможно, он также спроектировал раму, которая перекликается с архитектурными деталями на заднем плане картины. Wedded Biondina The Countess Brownlow Belton House — красивый классический шедевр реставрации, построенный между 1685 и 1688 годами для сэра Джона Браунлоу, 3-го барона Великого Хамби. Лестничный холл имеет прекрасно украшенную лестницу, и здесь висит, пожалуй, самая известная картина в доме Аделаиды «Графиня Браунлоу» Фредерика Лейтона.Белтон использовался в качестве декорации для многих телесериалов и драм, включая «Гордость и предубеждение», «Том Джонс», «Пираты» и «Мрачный дом». Аделаида была женой 3-го графа Браунлоу. Они с мужем вернули Белтону многие черты Карольского стиля и в значительной степени ответственны за интерьер, каким он выглядит сегодня. Браунлоу были членами модного салона «Души», состоящего из эстетической аристократии. Именно ее портрет работы Лейтона висит на лестнице в Белтоне. Илия в пустыне Пророк Илия убегает от Иезавели, которая решила убить его. На этой картине он спит в пустыне, а ангел от Бога приносит ему хлеб и воду. Ангел, кажется, только что приземлился. Ее великолепные крылья все еще расправлены. Пророк, его великолепно мускулистое тело контрастирует с развевающимися драпировками ангела, спит, а ангел смотрит на него сверху вниз. Старый Дамаск: Еврейский квартал В ДАМАСКЕ И О ДАМАСКЕ (1870)

«Хотя ты стар, как сама история, ты свеж, как дыхание весны, цветущий, как твой собственный бутон розы, такой же ароматный, как твой собственный апельсиновый цветок, о Дамаск, Жемчужина Востока!»

В течение первых недель в Дамаске моей единственной работой было найти подходящий дом и поселиться в нем.Наш предшественник в консульстве жил в большом доме в самом городе и, выйдя на пенсию, сдал его богатому еврею. В любом случае он не подошел бы ни нам, ни любому дому в городских стенах; хотя некоторые из них были довольно красивыми — действительно, мраморные дворцы великолепно украшены и обставлены в стиле восточных домов, — тем не менее в Дамаске всегда присутствует определенное ощущение заточения, поскольку окна в домах все зарешечены и решетчатые, а ворота города закрываются на закате.Это не подошло бы нашим кошачьим пристрастиям; мы должны были чувствовать себя заключенными в клетку. Итак, после многодневных поисков мы сняли дом в окрестностях, примерно в четверти часа от Дамаска, высоко на холме. Сразу за ним был песок пустыни, а на заднем плане — гора шафранового цвета, известная как Гора Ромашек; а аромат ромашки пропитал нашу деревню и весь Дамаск. Наш дом находился в пригороде Салахии, и у нас был хороший воздух и свет, красивые виды, пресная вода, тишина и, прежде всего, свобода.Через пять минут мы могли скакать по горам, и на закате нас уже не запирали. Здесь мы разбили палатку.

Изабель Леди Бертон Сиракузская невеста Лейтон, который занимал пост президента Королевской академии художеств с 1878 года до своей смерти, был самым влиятельным сторонником классицизма в Англии конца XIX века. Среди самых грандиозных его работ — четыре процессионных картины: монументальные, похожие на фриз композиции, вращающиеся вокруг одной центральной фигуры.Три из этих картин — две из которых представлены здесь небольшими масляными этюдами — взяты из древнегреческих источников. «Сиракузская невеста» (1865, частное собрание) происходит от второй идиллии Феокрита, а «Илиада» Гомера вдохновила плененную Андромаху (ок. 1886–1888, Манчестерская картинная галерея). И все же Лейтон не придерживался основных повествований, предпочитая выбирать темы из второстепенных инцидентов. «Сиракузская невеста» представляет собой кратко упомянутую процессию диких животных и молодых женщин к роще Дианы, в то время как «Плененная Андромаха» изображает предчувствие Гектора судьбы своей жены, если он будет убит в битве: черпание воды среди простых людей.Пышная манера письма этих изысканных полуабстрактных набросков маслом далека от тщательной отделки окончательных картин, но эти наброски были решающим шагом в рабочей процедуре Лейтона, созданной после того, как вся композиция картины была проработана во многих деталях. масштабные чертежи. Миссис Джеймс Гатри Римская дама Павония Рыбак и Сирена У фонтана Жетон Ионафана Давиду Давид и Ионафан были героями Королевства Израиль, чьи близкие отношения были зарегистрированы выгодно в ветхозаветных книгах Самуила.Среди религиоведов ведутся споры о том, были ли эти отношения платоническими, романтическими, но целомудренными или сексуальными.

Давид, красивый румяный юноша и младший сын Иессея, предстает перед Саулом, царем Израиля, убившим гигантского филистимского воина Голиафа одним лишь камнем и пращей.

Ионафан, старший сын Саула, сразу же поразился Давиду при их первой встрече: «И было, когда он (Давид) закончил говорить с Саулом, душа Ионафана была связана с душой Ионафана. Давид и Ионафан любили его как свою душу.». В тот же день« Ионафан и Давид заключили завет, потому что он любил его, как свою душу ». Ионафан снимает и предлагает Давиду богатые одежды, которые он носит, и делится с ним его мирскими владениями:« И Ионафан снял с себя. одежду, которая была на нем, и дал ее Давиду, и одежды его, и его меч, и лук, и пояс ».

Народ Израиля открыто принимает Давида и воспевает его так сильно, что это вызывает зависть Саула. Саул неоднократно пытается убить Давида, но каждый раз безуспешно, и репутация Давида только растет с каждой попыткой.Чтобы избавиться от Давида, Саул решает предложить ему замуж дочь, требуя сотню вражеских крайних плотей вместо приданого — надеясь, что Давид будет убит при попытке. Однако Давид возвращается с трофеем из двухсот крайней плоти, и Саул должен выполнить свою часть сделки.

Узнав об одной из попыток убийства Саула, Ионафан предупреждает Давида, чтобы тот спрятался, потому что он «очень любил Давида». Давид вынужден бежать от новых попыток Саула убить его. В тот момент, когда они оказываются вдвоем наедине, Давид говорит Ионафану: «Твой отец определенно знает, что я нашел благодать в твоих глазах.»

«И сказал Ионафан Давиду:« Все, что душа твоя пожелает, я сделаю для тебя »… (и) Ионафан заключил завет с домом Давида, сказав:« Да потребует Господь от руки Враги Давида ». И Ионафан снова заставил Давида поклясться, потому что он любил его: потому что он любил его, как он любил свою душу ».

Дэвид соглашается спрятаться, пока Ионафан не сможет противостоять своему отцу и выяснить, безопасно ли Давиду остаться. Ионафан подходит к своему отцу, чтобы умолять Давида: «Тогда разгневался гнев Саула на Ионафана, и он сказал ему:« Ты сын развратной мятежной женщины, разве я не знаю, что ты избрал себе сына Иессея (Давида)? собственное смятение и смущение наготы матери твоей ».

Ионафан так огорчен, что не ест несколько дней. Он идет к Дэвиду в его укрытие, чтобы сказать ему, что это небезопасно для него и что он должен уйти. «Давид встал с места к югу, и пал ниц на землю, и трижды поклонился; и они целовались друг с другом и плакали друг с другом, пока Давид не превысил его. И сказал Ионафан Давиду: войди, войди. мир за то, что мы клялись оба во имя Господа, говоря: Господь да пребудет между мною и тобою, и между семенем моим и семенем твоим во веки веков.И он встал и пошел; и пошел Ионафан в город «.

Саул продолжает преследовать Давида; Давид и Ионафан вместе возобновляют свой завет; и в конце концов Саул и Давид примиряются. Когда Филистимляне убивают Ионафана на горе Гильбоа, Давид оплакивает его смерть, говоря: «Я огорчен за тебя, брат мой Ионафан; ты был мне очень мил; твоя любовь ко мне была чудесна, превосходя любовь женщин. »

Хотя Дэвид был женат, сам Дэвид подчеркивает разницу между своими отношениями с Ионафаном и связями, которые он разделяет с женщинами.Дэвид женат на многих женщинах, одна из которых — сестра Ионафана Михал, но в Библии не упоминается, что Давид любил Михал (хотя сказано, что Михал любит Давида). Он прямо заявляет, услышав о смерти Джонатана, что его любовь к Джонатану больше, чем любая связь, которую он испытывал с женщинами. Более того, социальные обычаи в древнем бассейне Средиземного моря не исключали внебрачных гомоэротических отношений. Эпос о Гильгамеше, предшествующий Книгам Самуила, изображает удивительно похожие гомоэротические отношения между Гильгамешем и Энкиду.

Хотя секс никогда не изображается явно, большая часть библейской сексуальной терминологии окутана эвфемизмом. Многочисленные отрывки намекают на физически близкие отношения между двумя мужчинами: раздевание Ионафана, его «большое удовольствие» в Давиде и поцелуи перед их отъездом. Саул обвиняет Ионафана в том, что он «смешал наготу своей матери» с Давидом; нагота родителей — это распространенный библейский намек на сексуальность.

Май Сарторис Дружба и потеря в викторианском портрете

Это оригинальное и красноречивое исследование воплощает в жизнь портрет Мэй Сарторис Фредерика Лейтона благодаря замечательной дружбе художника с матерью Мэй, знаменитой оперной певицей Аделаидой Сарторис.Молодой Лейтон часто посещал художественный и литературный салон Аделаиды в Риме в начале 1850-х годов и находился с ней в близких отношениях к тому времени, когда в 1860 году написал портрет ее дочери в Англии. Малкольм Уорнер предполагает, что его тоскливое настроение и намёки на смертность могут быть отражение отношений Лейтона с Аделаидой в такой же степени, как и реакция на его юную няню. Мэй Сарторис возникает как воскрешение романтического «дитя природы», размышление на темы невинности и опыта и, прежде всего, свидетельство дружбы.

Персей на Пегасе, спешащий на помощь Андромеде Персей и Андромеда Персей перелетел через море, представляя цивилизации, которые возникнут из-под поверхности, и те, которые уже были уничтожены. В своем полете высоко над головой он огибал скалы и пляжи, наблюдая за людьми, которые рискнули зайти в море, чтобы зарабатывать себе на жизнь. Он видел городки, в которых они жили на берегу, он видел их детей, играющих в песке, и их семьи, чинящих сети, он видел женщин, продающих рыбу на рынке, и он даже видел тех, кто владеет рынками, и тех, кто живет за счет налогов. те, кто владел рынками.Он видел хищный жизненный цикл. И пока он смотрел на все это, он увидел одну женщину, прикованную за запястья к скалам, смотрящим на разъяренное море. Он подлетел ближе, пока не увидел, как ее соленые слезы смыты высокими волнами. В суматохе Персей увидел, что она самая красивая женщина, которую он когда-либо видел, и его сердце болело за нее.

Он прилетел на рынок, сняв шлем впервые с начала своего путешествия, и снова стал видимым.Подойдя к старухе, торгующей фруктами, он спросил о девушке, привязанной к обрыву. «Это принцесса Андромеда», — ответила она, явно рада рассказать историю. «Она дочь нашего царя Цефея и его жены королевы Кассиопеи.

«Королева Кассиопея всегда была тщеславна и хвасталась своей красотой. Но на этот раз ее хвастовство доставило нам неприятности, потому что она сказала, что ее красота была такой стойкой, что даже ее дочь была прекраснее Нереид. Чего она не сделала. Знаю, что Нереиды слушали.

«Услышав эти оскорбления, пятьдесят нереид перестали танцевать и играть на своих инструментах. Они перестали петь и кататься на своих морских животных. Они быстро поплыли к своему зятю, Посейдону, Царю Моря.« Все мы были такими. оскорблен, как и наша прекрасная сестра, ваша жена Амфитрита. Вы должны что-то сделать с этой женщиной ».

«Когда Амфитрита услышала эту историю от своих сестер, она тоже потребовала правосудия:« Посейдон, ты должен сделать что-то сейчас ». Когда его жена и пятьдесят невесток неустанно призывали отомстить королеве Кассиопеи, он знал, что у него не будет мир вообще, пока он не примет меры против нее.Во-первых, он немедленно послал наводнение, чтобы затопить Эфиопию и смыть ее посевы, а затем, чтобы прикончить их, он послал морского чудовища, чтобы опустошить людей.

«Пришли приливы, и фермеры пострадали, поскольку их посевы и дома были смыты. Морское чудовище подошло к их берегу, и рыбакам стало небезопасно заниматься их промыслом, потому что, когда они пытались ловить рыбу, чудовище перевернуло их лодки и проглотили людей целиком.Продовольствия было в дефиците, и люди были напуганы.Именно тогда оракул Аммона предсказал конец всем бедам, если царь Цефей принесет в жертву морскому чудовищу свою дочь Андромеду. «Принесите ее в жертву, принесите ее в жертву, — скандировала растущая толпа, — как будто вы приносите в жертву нас. Принесите ее в жертву, или мы пожертвуем вами», — угрожали люди. Не желая терять свою власть, царь Цефей приковал Андромеду к скале в ожидании судьбы морского чудовища ».

В голове Персея мелькнула идея. «Где мне найти царя Цефея?» — спросил он женщину.Она объяснила, как добраться до дворца, и, поблагодарив ее за помощь, Персей отправился в исполнение своего плана.

Когда он добрался до дворца, королевская семья собралась в тронном зале. Царь Цефей печально сидел, подперев подбородок рукой. Его брат Финеус и его войска собрались у стены, молча ожидая того, что развернется перед ними. На своем троне, который находился рядом с троном Цефея, сидела королева Кассиопея, лениво глядя в ручное зеркало, поправляя волосы.Был объявлен Персей, и он уверенно подошел к царю. «Царь Цефей, я пришел с планом спасти твою дочь и избавить твою страну от ужасного морского чудовища. Я готов рискнуть своей жизнью ради этого, только если ты согласишься позволить мне жениться на твоей дочери Андромеде, при условии, что она тоже готовый.»

Король сел, удивленный смелостью этого молодого человека. «Конечно, я согласен на это, и я дам тебе королевство в качестве приданого, — сказал Цефей, — но зачем тебе нужно согласие Андромеды? Это расстроит и запутает ее.Она не привыкла принимать собственные решения ».

«Если бы она не была счастлива, как я мог быть?» — ответил Персей. «Я спрошу ее, тебе не нужно беспокоиться. Мне будет приятно быть твоим зятем». С этими словами Персей исчез. Он снова появился, балансируя на уступе утеса, к которому была прикована Андромеда. Пораженная, она перестала плакать, когда увидела его. «Когда я спасу тебя от морского чудовища, ты выйдешь за меня замуж?» — нервно спросил он. «Ваш отец дал свое разрешение. Не волнуйтесь, я все равно спасу вас.» Ее смущенный взгляд сменился широкой улыбкой. «Да», — ответила она.

Море бурлило, перенося волны из отдаленных источников на берег Эфиопии. Персей быстро взглянул на воду, гадая, какая из разгневанных волн принесла Посейдону смертный приговор. Он сделал глубокий вдох и надел шлем Аида, чтобы снова стать невидимым. Он схватил свой серп, и молодой воин помчался по воздуху.

На северо-западе, на дальнем конце горизонта, Персей заметил волну, затмившую всех остальных.Он наблюдал, как она двигалась быстрее других и не следовала обычному образцу других волн. Вместо этого он скользил параллельно суше и резко врезался в берег, а затем вернулся в исходную точку далеко от берега. Казалось, ждал. Так же внезапно, как и возник, он исчез, а затем снова появился в виде гигантского черного тела, прорывающегося через море, посылая фонтан воды выше, чем волны. Персей увидел своего врага и полетел ему навстречу.

Готовый к бою, Персей увидел, как существо снова прорвалось сквозь волны высоко в воздух.Но на этот раз существо встретило острым, как бритва, каменным лезвием, которое вонзилось ему в кожу. Когда он погрузился в волны, вода потемнела от крови. Акулы, сбившись в кучу, как мошки, спустились, чтобы оторвать плоть чудовищного зверя. Снова чудовище хлынуло сквозь волны, и, как и прежде, что-то невидимое сверху разорвало его плоть, а морская соль обожгла его раны. Глубоко в море он продолжал нырять, чтобы смыть кровавый след, затуманивший его взор. Затем, с четким видом наверх, он поднялся на точку чуть ниже поверхности и стал ждать.

Солнце отражалось от кристальной поверхности моря. Там он увидел тень, отбрасываемую каким-то существом, парящим в воздухе. Существо выглядело как человек с вытянутыми руками и маленькими крыльями, трепещущими за его пятками. Чудовище подплыло ближе к поверхности, где он мог более ясно видеть каждую деталь в небе, но там не было ничего, кроме тени, которую он видел только из глубины.

Чудовище нырнуло на дно океана, затем повернулось лицом к небу, превратившись в шар, намотанный как пружина.Его тело теперь было оружием, когда он отталкивался плавниками, превращаясь в торпеду из плоти, нацеленную на место, где находилась крылатая тень.

Персей заманил нападающего, трепещущие крылья сандалии удерживали его неподвижно в воздухе, пока он ждал атаки. В одной руке он держал голову Медузы, а другой — серп. Персей был готов.

Чудовище пробивалось сквозь волны впереди и недалеко от Персея. Слишком поздно чудовище увидело приближение змеиной головы женщины.Он не осознавал, что вода исказила местоположение изображения, и одним плавным движением Персей отсек монстру голову, которую подхватила высокая волна и быстро понесла по течению.

Быстро ища место для оружия, смывая кровь, Персей заметил гору водорослей, растущую на песчаной отмели, возвышавшейся над волнами. Он поместил туда свой серп и голову Медузы всего на мгновение, затем сорвал шлем и засунул его за пояс.Андромеда должна увидеть его во всем его героическом великолепии. Причесав волосы и поправив тунику, он приготовился выглядеть невозмутимым, прежде чем вернуться за своим прекрасным призом. Вернув голову Медузы в рюкзак, он почистил водоросли и обнаружил, что они превратили живые растения в камень. Любопытные нереиды приехали исследовать и были рады обнаружить, что каменные растения распространились по всему подводному царству. Нереиды назвали это замечательное творение кораллом и в своем восторге принесли туда крошечных разноцветных рыбок, чтобы сделать его своим новым домом.

Быстро обогнув волны, он нашел и схватил чудовище за голову, когда оно плыло к берегу. Затем он полетел к выступу Андромеды, где сломал ее цепи и поднял принцессу на руки. Неся Андромеду и держа голову чудовища за ухо, он сел на берег под аплодисменты толпы. На ликование были составлены свадебные планы., P. Финеус прислонился к колонне дворцового портика, наблюдая за праздником внизу. Его глаза сузились, когда толпа приветствовала Персея, своего нового принца.Это было его законное и обещанное место, где он женился на Андромеде и стал преемником своего брата. Он и Цефей планировали это годами. Теперь этот мальчик украл его у него и нарушил естественный ход семейных дел. Финеус скрестил руки против происходящих событий. Он найдет способ остановить их.

Персей собрал корову, бычка и быка. Пришло время поблагодарить его отца Зевса и наставников Афину и Гермеса за успех его приключений. Загнав животных на поляну в лесу и привязав их к деревьям, он собрал камни и построил три алтаря.Один был для Афины, и к ее алтарю он взял и привязал корову. Следующим был Гермес. Там был привязан бычок. Последний был за отцом Зевсом, и к этому он взял быка. Вытащив свой серп, он приготовился продолжить свой ритуал, когда сзади он услышал, как кто-то сказал: «Давайте поможем вам принести подходящую жертву».

Он повернулся и увидел приближающегося Финеуса со своей группой из двадцати человек. Их мечи были обнажены, и лезвия сверкали. «Не ждите их атаки, Персей. Их слишком много.Они хотят убить тебя », — услышал Персей, когда Афина говорила с ним со своего алтаря. Сунув руку в рюкзак, он схватил голову Медузы за ее змеиные локоны. Отведя глаза, он высоко поднял голову перед собой. боком он смотрел вперед, туда, где находились Финеус и его войска. Как сад скульптур, поляна была заполнена людьми, обращенными в камень.

Персей и Андромеда, поженившись, на несколько лет с удовольствием поселились во дворце Цефея. Но однажды, наблюдая за играющими детьми, Персей вспомнил, что не выполнил свою миссию.»Интересно, что случилось с моей матерью?» — спросил он себя.

Возвращение Персефоны Гомеровский гимн Деметре и Персефоне

Слабый, как изменяющая климат птица, которая летает
Всю ночь во тьме и на рассвете
Падает на порог своей родной земли,
И больше не может и мечты,
Кто положил тебя в Элевсине, ошеломленный и немой,
Проходя сразу из штата в штат,
Пока я не привел тебя сюда, в тот день,
Когда здесь твои руки упадут собранному цветку,
Могу снова разорвать омраченные воспоминания
О своем потерянном я.Внезапный соловей
Увидел тебя и запел песню
И добро пожаловать; и сияние луны,
Когда она впервые заглянула в дрожащую бездну,
Бежала, колеблясь, по твоему лицу, и прогнала
Тень подобия королю
Теней, твоего темного друга. Персефона!
Королевы мертвых больше нет — мое дитя! Глаза твои
Снова были подобны человеку-богу, и Солнце
Вспыхнуло из плавательного руна зимней серой,
И облачило тебя в свое время с головы до ног
«Мать!» и я был в твоих руках.
Дитя, эти имперские, бесстрастные глаза
Поначалу испугались даже меня, твоя мать — глаза
Тот, кто часто видел блуждающую змею мощь
Нисходящий вниз в Аид своим дрейфом
Из мерцающих призраков, освещенных снизу
By красная раса огненного Флегетона;
Но когда прежде боги или люди видели
Спустившаяся Жизнь воскресла,
И озарилась Солнцем над ним?
Так могущественен был бездетный крик матери,
Крик, пронесшийся через Аид, Землю и Небеса!

Итак, в этой приятной долине мы снова стоим,
Поле Энны, теперь снова пылающее
С цветами, которые светятся, когда падает твоя ступенька,
Все цветы — кроме одного черного пятна земли
Осталось у этой закрывающейся пропасти, через … Которая увлекла тебя отсюда машина
Темного Эйдонея.
И вот, дитя мое, хотя и скрещено в твоих руках,
Я чувствую бессмертное сердце материнства
Внутри меня содрогается, как бы обнаженный глеб
Не зевнул еще раз в пропасть, а оттуда
Пронзительное ржание команды Ад,
Восхождение, пронзите радостный и певучий воздух,
И вдруг их выгнутые шеи, с полуночной гривой,
Стремятся вверх сквозь полуденный цветок. Нет!
Ибо, видите, твоя нога коснулась его; все пространство
Пустая земная лысина снова одевается,
И врывается в крокус-пурпурный час
Который видел, как ты исчез.

Дитя, когда ты ушел,
Я завидовал человеческим женам и птицам гнездовым,
Да, львица с детенышами; пошел искать тебя.
Во дворце много, много кроваток, и дал
грудь Твою больным младенцам ночью,
И заставил мать проснуться в изумлении
Чтобы найти ее больной целиком; и вперед снова
Среди завывания полуночных ветров и воскликнул:
«Где моя возлюбленная? Что вы плачете?»
И из ночи пронзительный ответ:
«Мы не знаем и не знаем, почему мы плачем.«
Я взобрался на все скалы всех морей,
И спросил волны, которые стонут о мире
» Где? вы заставляете стонать из-за моего ребенка? »
И со всего мира доносились голоса
« Мы не знаем, и мы не знаем, почему мы стонем ». Я бродил по черному сердцу всех лесов,
Я смотрел на могилу и пещеру, и в шторм
Осени пронеслись по городу и слышал
Шепот их храмов, воспевающих меня,
Я, я, Мать пустынная! «Где»? — и повернулся,
И убежал от многих пустошей, покинутых людьми,
И оплакивал человека всем моим горем по тебе,
Джунгли, укоренившиеся в его разрушенном очаге,
Змея обвилась вокруг его сломанного древка,
Скорпион ползет по обнаженным черепам;
Я видел тигра в разрушенном храме
Весна от его падшего Бога, но следа Тебя
я не видел; и далеко, и, следуя за
Лигой лабиринта тьмы, пришел
На трех серых головах под блестящей трещиной.
«Где»? и я услышал один голос из всех трех
: «Мы не знаем, потому что мы плетем жизни людей,
А не богов, и не знаем, почему мы вращаемся!
Есть Судьба вне нас». Ничего не знал.

Последний, как подобие умирающего,
Без его ведома, от него порхает, чтобы предупредить
Дружба далекая, что он больше не приходит,
Итак, он, Бог снов, услышавший мой крик,
Вытащил из себя самого подобие самого себя
Без твоего ведома и твоей тени прошлое
Передо мной, плачущий: «Яркий в высшем
Брат Тёмного в низшем,
И Яркий и Темный поклялись, что я, дитя
Тебя , великая Мать-Земля, ты, Сила
Которая поднимает ее погребенную жизнь от ткацкого станка до цветения,
Должна быть на веки вечные
Невеста Тьмы.»

Так вопила Тень.
Тогда я, Богиня Земли, прокляла Богов Небесных.
Я бы не стал смешиваться с их пиршествами; для меня
Их нектар привкус болиголова на губах,
Их богатая амброзия привкус аконита.
Человек, который живет и любит только час,
Казалось бы благороднее своих суровых Вечностей.
Мои быстрые слезы убили цветок, мой бред замолчал
Птица, и я потерял в крайнем горе
Чтобы отправить свою жизнь через оливковый двор и виноградную лозу
И золотое зерно, мой дар беспомощному человеку .
Гнилыми от дождя умерли пшеница, ячменные копья.
Оболочились, лист упал, и солнце,
Бледное от моего горя, опустилось раньше его времени.
Болезненно, и Этна хранила свой зимний снег.
Тогда Он, брат этой Тьмы, Он
Кто все еще находится на высшем уровне, глядя со своей высоты
На земле бесплодный пар, когда он промахнулся. Ты должен жить со мной
Для девяти белых лун каждого года со мной
Три темных луны в тени с твоим Царем.

Еще раз жнец в лучах рассвета
Увидит меня у ориентира вдали,
Благословляю свое поле, или сидящего в сумерках
И даже, у одинокой гумна,
Радуюсь жатве и усадьбе.
И все же я, Богиня Земли, недовольна.
С ними, которые все еще на высшем уровне. Эти серые головы,
Что они имели в виду под своей «Судьбой вне судеб»
Но более молодые, более добрые Боги, чтобы унизить нас,
Когда мы низвергали Богов перед собой? Боги,
Чтобы утолить, а не метнуть молнию, чтобы остаться,
Не распространять чуму, голод; Воистину боги,
Чтобы послать полдень в ночь и разрушить
Бессолнечные чертоги Аида на Небеса?
Пока твой темный повелитель не примет и не полюбит Солнце,
И вся Тень умрет в Свете,
Когда ты проживешь весь светлый год со мной,
И души людей, которые выросли за пределы своей расы,
И сделали себя, как Боги против страха
Смерти и Ада; и ты, имеющий от людей,
Как Царица Смерти, то поклонение, которое есть Страх,
Отныне, как воскресший из мертвых,
Всегда пошлет свою жизнь вместе с моей
Из погребенного зерна через пружинящий клинок, и благослови
Их собирает Осень также, пожни вместе со мной,
Мать-Земля, в гимнах Земли
Поклонение, которое есть Любовь, и не видать больше
Камень, Колесо, тускло мерцающие лужайки
Элизиума , все ненавистные огни
мучений, и призрачный воин скользит
по безмолвному полю Асфоделя.

Навсикая ВЫДЕРЖКА ИЗ УЛИССА — Джеймса Джойса — серия Навсикая

Через открытое окно церкви доносились благоухающие благовония, а вместе с ними благоухающие имена зачатой ​​без пятна первородного греха, духовного сосуда, молись о нас, благородный сосуд, молись за нас, сосуд исключительной преданности, молись о нас, мистическая роза. И там были измученные заботами сердца, и трудящиеся за свой хлеб насущный, и многие заблудшие и блуждающие, их глаза были влажными от раскаяния, но, несмотря на всю эту яркую надежду на преподобный отец Хьюз, сказал им то, что великий святой Бернар сказал в своей знаменитой молитве Мария, заступническая сила самой благочестивой Девы, что ни в одном веке не было зафиксировано, чтобы те, кто умолял ее могущественную защиту, когда-либо были ею оставлены.

Близнецы снова играли весело, потому что невзгоды детства казались мимолетными летними ливнями. Сисси играла с маленьким Бордманом, пока он не закричал от радости, хлопая в ладоши в воздухе. Пип, она плакала из-за капота коляски, и Эди спросила, куда делась Сисси, а затем Сисси вскинула голову и закричала ах! и, честно говоря, разве это не понравилось маленькому парню! А потом она сказала ему сказать папа.

— Скажи, папа, детка. Скажите па па па па па па па.

И малыш изо всех сил старался сказать это, потому что он был очень умным в течение одиннадцати месяцев, как все говорили, и большим для его возраста и картины здоровья, идеальной маленькой группы любви, и он, безусловно, окажется чем-то великим, сказали они. .

— Хаджаджахаджа.

Сисси вытерла ему ротик капающим нагрудником и хотела, чтобы он сел как следует, и сказал pa pa pa, но когда она расстегнула ремешок, она закричала, святой Денис, что он мокрый, и сдвинула половину одеяла в другую сторону. под ним. Конечно, его младенческое величество было самым непреклонным в подобных туалетных формальностях, и он дал об этом всем знать:

— Habaa baaaahabaaa baaaa.

И две большие прекрасные большие слезы текли по его щекам.Было бесполезно успокаивать его словами «нет, ноно, детка, нет» и рассказывать ему о чудике и о том, где была затяжка, но Сисс, всегда наготове, дала ему в рот сосок сосательной бутылочки, и молодой язычник быстро успокоился.

Герти, черт возьми, хотелось, чтобы они забрали домой своего вопящего ребенка и не действовали ей на нервы, пока она не гуляла, и маленькие мальчишки близнецов. Она смотрела на далекое море. Это было похоже на картины, которые человек делал на асфальте всеми цветными мелками, и такая жалость оставляла их там, чтобы их все стерли, вечер и облака, выходящие, и свет Бейли на Хоуте, и слушать музыку. вот так, и аромат тех благовоний, которые они сжигали в церкви, как своего рода дуновение.И пока она смотрела, ее сердце стало питапатом. Да, это он смотрел на нее, и в его взгляде был смысл. Его глаза впились в нее, как будто они искали ее насквозь, читали ее душу. У них были чудесные глаза, великолепно выразительные, но можно ли им доверять? Люди такие чудные. По его темным глазам и бледному интеллектуальному лицу она сразу увидела, что он иностранец, изображение с фотографии Мартина Харви, идола утренника, которое у нее было, только из-за усов, которые она предпочла, потому что она не была паршивой, как Винни. Риппингхему хотел, чтобы они всегда одевались одинаково из-за игры, но она не могла видеть, был ли у него орлиный нос или слегка оттянутый от того места, где он сидел.Он был в глубоком трауре, она это видела, и история навязчивой печали была написана на его лице. Она бы отдала миры, чтобы узнать, что это было. Он смотрел вверх так пристально, так неподвижно, и он видел, как она пинает мяч, и, возможно, он видел яркие стальные пряжки ее туфель, если она так задумчиво раскачивала их пальцами ног вниз. Она была рада, что что-то посоветовало ей надеть прозрачные чулки, думая, что Реджи Вайли может отсутствовать, но это было далеко. Это было то, о чем она так часто мечтала.Это он имел значение, и на ее лице была радость, потому что она хотела его, потому что она инстинктивно чувствовала, что он не похож ни на кого другого. Самое сердце девушки было обращено к нему, мужу ее мечты, потому что она сразу поняла, что это он. Если бы он страдал, больше грешил против него, чем грешил, или даже, если бы он был сам грешником, нечестивым человеком, ей было бы наплевать. Даже если он был протестантом или методистом, она легко могла бы обратить его, если бы он ее искренне любил. Были раны, которые требовали лечения бальзамом из сердца.Она была женственной женщиной, не похожей на других взбалмошных девушек, неженственной, как он знал, эти велосипедисты хвастались тем, чего у них не было, и она просто хотела знать все, простить все, если она могла заставить его влюбиться в нее, заставить ему забыть память о прошлом. Тогда, может быть, он нежно обнял бы ее, как настоящий мужчина, прижимая к себе ее мягкое тело, и полюбил бы ее, свою лучшую девушку, только за нее самого.

Убежище грешников. Утешительница страждущих. Ora pro nobis. Хорошо сказано, что всякий, кто молится ей с верой и постоянством, никогда не может быть потерян или отвергнут: и она вполне подходит убежищем для страждущих из-за семи печалей, пронизывающих ее собственное сердце.Герти могла представить себе всю сцену в церкви: освещенные витражи, свечи, цветы и синие знамена щедрости Пресвятой Богородицы, а отец Конрой помогал канонику О’Хэнлону у алтаря, неся вещи внутрь и наружу. его глаза опущены. Он выглядел почти как святой, а его исповедальня была такой тихой, чистой и темной, а его руки были как белый воск, и если бы она когда-нибудь стала доминиканской монахиней в их белом одеянии, возможно, он мог бы прийти в монастырь на новену святого Доминика. .Он сказал ей в тот раз, когда она рассказала ему о том, что на исповеди, покраснев до корней волос из страха, что он мог видеть, чтобы не беспокоиться, потому что это был всего лишь голос природы, а мы все подчиняемся законам природы, он сказал, в этой жизни, и что это не грех, потому что это происходит из природы женщины, установленной Богом, сказал он, и что сама Наша Благословенная Госпожа сказала архангелу Гавриилу, да будет это сделано со мной согласно Твоему Слову. Он был таким добрым и святым, и часто, и часто она думала и думала, может ли она создать для него чайную чашку со сборками с вышитым цветочным узором в качестве подарка или часов, но у них были часы, которые она заметила на каминной полке, бело-золотые с канарейкой, которая вышла из маленького домика, чтобы сообщить время дня, когда она пришла туда, о цветах для сорокачасового обожания, потому что было трудно понять, какой подарок подарить или, возможно, альбом с освещенными видами Дублина или другого места.

Раздраженные малыши близнецов снова начали ссориться, и Джеки выбросил мяч в море, и они оба побежали за ним. Маленькие обезьяны обычны, как канавы. Кто-то должен взять их и дать им хорошее укрытие, чтобы держать их на своих местах, оба. И Сисси и Эди крикнули им вслед, чтобы они вернулись, потому что боялись, что прилив может обрушиться на них и утонуть.

— Джеки! Томми!

Не они! Какая у них была прекрасная идея! Итак, Сисси сказала, что это был последний раз, когда она их выводила.Она вскочила и позвала их, и она побежала вниз по склону мимо него, отбросив за собой волосы, которые были достаточно хорошего цвета, если бы их было больше, но, несмотря на всю эту штуку, которую она всегда втирала в них, она не могла этого понять. расти долго, потому что это было неестественно, поэтому она могла просто пойти и бросить в это свою шляпу. Она бежала большими рывками, и это было чудо, что она не разорвала юбку на той стороне, которая была слишком узкой для нее, потому что в Сисси Кэффри было много сорванцов, и она была впереди всех, когда думала, что у нее есть хорошая возможность похвастаться, и только потому, что она была хорошим бегуном, она бежала так, чтобы он мог видеть весь конец ее нижней юбки и ее тощие голени как можно выше.Ей было бы очень хорошо, если бы она случайно споткнулась о что-то нарочно своими высокими изогнутыми французскими каблуками, чтобы она выглядела высокой и отлично кувыркалась. Tableau! Для такого джентльмена это было бы очень очаровательным разоблачением.

Они молились, королева ангелов, королева патриархов, королева пророков, всех святых, королева самых святых розариев, а затем отец Конрой передал кадило канонику О’Хэнлону, и он возложил благовония и центрифугировал Благословенное Причастие и Цисси. Кэффри поймал двух близнецов, и ей не терпелось наложить им на ухо хорошую, звонкую клипсу, но она этого не сделала, потому что думала, что он, возможно, наблюдает, но она никогда в жизни не совершала большей ошибки, потому что Герти могла видеть, не глядя, что он не сводил с нее глаз, и тогда каноник О’Хэнлон вернул кадило отцу Конрою и опустился на колени, глядя на Благословенное Причастие, и хор начал петь Тантум эрго, и она просто замахивалась ногой вовремя, как музыка поднималась и опускалась до Tantumer gosa cramen tum.Три и одиннадцать она заплатила за эти чулки в Воробье на улице Джорджа во вторник, а не в понедельник перед Пасхой, и на них не было скобок, и это было то, на что он смотрел, прозрачные, а не на ее незначительные чулки, которые были ни формы, ни формы (ее щека!), потому что у него были глаза в голове, чтобы самому увидеть разницу.

Сисси подошла к берегу с двумя близнецами и их мячом, но ее шляпа все равно была на ней сбоку после пробежки, и она действительно выглядела жестко, таща двух детей вместе с хлипкой блузкой, которую она купила всего две недели назад, как тряпка на ней. ее спина и кусок ее нижней юбки висели, как карикатуры.Герти просто сняла шляпу на мгновение, чтобы уложить волосы, и на плечах девушки никогда не видели более красивой, изящной шевелюры каштановых локонов, сияющее маленькое видение, в умиротворении, почти сводящее с ума по своей сладости. Вам придется пройти много миль, прежде чем вы найдете такую ​​шевелюру. Она почти могла видеть быстрый ответный румянец восхищения в его глазах, от которого у нее покалывались все нервы. Она надела шляпу так, чтобы видеть из-под полей, и быстрее взмахнула застегнутым ботинком, у нее перехватило дыхание, когда она уловила выражение его глаз.Он смотрел на нее, как змея на свою добычу. Ее женский инстинкт подсказывал ей, что она вызвала в нем дьявола, и при этой мысли пылающий алый цвет прокатился от горла до лба, пока прекрасный цвет ее лица не превратился в великолепную розу.

Электра у гробницы Агамемнона Согласно легенде, Электра (дочь Агамемнона и Клитемнестры) отсутствовала в Микенах, когда ее отец, царь Агамемнон, вернулся с Троянской войны и был убит Эгистом, любовником Клитемнестры, и / или самой Клитемнестрой.Эгист и Клитемнестра также убили Кассандру, любовницу Агамемнона.

Восемь лет спустя Электра вернулась из Афин со своим братом Орестом. По словам Пиндара, Ореста спасла его старая няня или Электра, и он был доставлен в Фаноте на горе Парнас, где царь Строфий взял его на себя.

На двадцатом году жизни Дельфийский оракул приказал Оресту вернуться домой и отомстить за смерть своего отца. Согласно Эсхилу, он встретил Электру перед гробницей Агамемнона, куда оба отправились совершать обряды с мертвыми; произошло признание, и они договорились, как Орест должен отомстить.

Орест после этого поступка (иногда с помощью Электры) сходит с ума, и его преследуют Эринии или Фурии, чья обязанность — наказывать за любое нарушение уз семейного благочестия. Эриньи не преследуют Электру.

Орест укрывается в храме в Дельфах. Хотя Аполлон (которому был посвящен Дельфийский храм) приказал ему сделать это, он бессилен защитить Ореста от последствий своих действий.

Наконец Афина (также известная как Арейя) встречает его на Афинском Акрополе и устраивает официальное судебное разбирательство дела перед двенадцатью аттическими судьями.Эриньи требуют свою жертву; он отстаивает приказы Аполлона; голоса судей делятся поровну, и Афина дает решающий голос для оправдания.

Позже Электра вышла замуж за Пилада, близкого друга Ореста и сына короля Строфия (того самого, который заботился об Оресте, пока он скрывался от своей матери и ее любовника).

Эсхил, Орестея; Еврипид, Электра; Орест; Аполлодор, Эпитом VI, 23-28. Данте в изгнании Данте спас себя от смерти от рук своих политических врагов в изгнании в 1302 году и никогда не вернулся в свой родной город.Всю оставшуюся жизнь он скитался по северу Италии: Вероне, Болонье, Пизе, Лукке и, наконец, Равенне, где он умер в 1321 году. Об этом периоде его жизни известно немного, за исключением того, что в это время он писал: Божественная комедия . Эухарис — Девушка с корзиной фруктов Девушка, кормящая павлинов Одалиска Одалиска была девственной рабыней, которая могла подняться в статусе до наложницы или жены в Османском Сераглиосе. Большинство из них входили в гарем турецкого султана.Одалиска не была наложницей гарема, но вполне возможно, что она могла им стать. Одалиски находились в нижней части социальной стратификации гарема, служа личными горничными не султану, а, скорее, его наложницам и женам. Одалиски обычно были рабами, подаренными султану, хотя некоторые грузинские и кавказские семьи убеждали своих дочерей входить в гарем в качестве одалиски, надеясь, что они могут стать дворцовыми наложницами, любимыми рабами или женами султана.

Как правило, султан никогда не видел одалиску, вместо этого она оставалась под непосредственным надзором султана Валиде. Если одалиска была необычайной красоты или обладала исключительными талантами в танцах или пении, ее готовили как возможную наложницу. В случае выбора одалиска, обученная как наложница, будет служить султану сексуально, и только после такого сексуального контакта она изменит свой статус, став с тех пор наложницей. В Османской империи наложницы встречались с султаном только один раз, если только она не была особенно искусна в танцах, пении или сексуальных искусствах и, таким образом, привлекала его внимание.Если контакт наложницы с султаном приводил к рождению сына, она становилась одной из его жен.

«Одалиска с рабыней». Автор Жан Огюст Доминик Энгр, картина 1842 г. Девушка Clytie Invocation Invocation — одно из очаровательных образов художника Фредерика Лейтона, в котором основное внимание уделяется одной женской фигуре. На этой картине взгляд зрителя привлекает изображение женщины, которая доминирует в сцене.Она одета в белые драпировки, явно вдохновленные одеждой женщин в древнегреческом искусстве. У женщины также есть выражение тоски или мольбы, когда она смотрит на крошечную золотую фигурку (кстати, на картине виден только самый угол) на рифленой колонне.

В основании колонны находится гроздь из листьев и фруктов. Темные виноградные плоды ниспадают каскадом вниз по платформе, их темный цвет дополняется зеленью, золотом и красновато-коричневым оттенком пышных листьев.Этот привлекательный натюрморт можно интерпретировать как подношение, а колонну — как алтарь. Крошечная золотая статуя на самом деле является изображением некой классической богини, и именно этому объекту женщина в белом отдает дань уважения. Принимая во внимание эти наблюдения, сюжет картины становится намного более ясным — на самом деле женщина просит помощи у неопознанной богини. Классические детали на заднем плане также подчеркивают древнюю обстановку.

Автор и исследователь Leighton Кристофер Ньюолл предполагает, что женщина в этой работе — либо танцовщица, либо певица, которая ищет вдохновения у своей музы.Это вполне правдоподобная, не говоря уже об очаровательной интерпретации картины. Конечно, название «Invocation» также подкрепляет это объяснение. Однако, как и во многих более поздних работах лорда Лейтона, можно наслаждаться изысканной красотой картины, не слишком задумываясь о ее точном значении.

Lachrymae «Lachrymae» — это латинское слово, обозначающее слезы, и эта женщина в темных одеждах, стоящая перед дорическим столпом и погребальной урной, олицетворяет траур. Тема утраты, которую Лейтон много раз рассматривал в конце своей карьеры, отражена в таких деталях, как венки, опавшие листья, фон из мирта и кипарисы.»Lachrymae» был показан в Королевской академии в Лондоне в 1895 году, вскоре после того, как он был закончен. Faticida «И море бросило мертвых, которые были в нем» Эта впечатляющая картина показывает воскресение мертвых перед Страшным судом, как описано в Книге Откровения. Лейтон очень восхищался художником эпохи Возрождения Микеланджело и, возможно, был непосредственно вдохновлен его монументальной фреской Страшного суда. Действительно, один наблюдатель описал картину как «достойную причисления к лучшей работе Сикстинской капеллы».Показаны различные фигуры, поднимающиеся из гробниц или из моря. Основная группа — муж, жена и ребенок. Цвет их кожи подчеркивает этапы воскрешения, от бледности смерти до красноватого оттенка обновленной жизни. Греческие девушки, играющие в мяч Плененная Андромаха Гектор был убит Ахиллом, а сама Андромаха унесла ее, чтобы стать наложницей хитроумно звучащего Неоптолема … смирившись со всем этим, вот она, вынуждена выполнять самые подлые домашние дела и толкаться с женами и дочерьми своих врагов, пока она их выполняет.

Это один из проектов «Panavision» Лейтона, хотя он избегает полностью серийного эффекта более крупных и ранних «Чимабуэ и Дафнефория», помещая свою героиню в мертвую точку. Мы очень хорошо знаем, что она расстроена не только из-за очереди у желоба; тем не менее, закутанная в черное фигура визуально довольно тусклая. Таким образом, взгляд вращается вокруг бит-игроков (включая различных Ден, легко узнаваемых даже на скетче), которые бездушно празднуют радость единения.

Тогда есть небо. Кто-нибудь когда-нибудь напишет увлекательную монографию об истинном значении отличительных, довольно причудливых облаков, которые Лейтон положил на задний план многих своих великих машин. Здесь он превосходит себя в построении, которое сегодня невозможно нарисовать, не думая о Бомбе. Это прогресс.

Саймон и Ифигения Саймон и Ифигения были выставлены в Королевской Академии в 1884 году, когда лорд Лейтон еще был президентом Академии.В год, когда выставка в целом была воспринята как «обычная», Лейтон получил высокую оценку критиков за эту картину. В «Атенеуме» об этом написано: «Кимон и Ифигения … несомненно, занимают высокое место среди работ сэра. Лейтона, поскольку это яркий пример зрелости его способностей». Позже, в 1896 году, через год после смерти Лейтона, картина снова была выставлена ​​на зимней выставке в Академии на ретроспективе работ Лейтона. В то время он описывается как «Лейтон в своих лучших проявлениях». Легко понять, почему он был встречен такой высокой оценкой.

На картине изображена история Кимона, грубого грубого парня, и его первый взгляд на прекрасную Ифигению. Оказавшись на ее спящей фигуре, Саймон мгновенно приходит в трепет, бросает свои грубые дикие пути и женится на Ифигении. Картина очень мягко освещена восходящей луной, придавая всей картине оранжевый оттенок, смягчающий все тона. В центре — спящая фигура Ифигении, обращенная к зрителю. Таким образом, Саймон не только смотрит на ее красоту, но и приглашает зрителя созерцать Ифигению и найти свое собственное искупление.Она очень сильно освещена, и этот оттенок дает ей почти сплошной эффект ореола. Одежды, которые она носит, драпированы и идеально сидят на ее теле, но при этом скромно (Лейтон за свою карьеру нарисовал несколько обнаженных фигур). Баррингтон пишет, что Лейтон рисовал «с эмоционально интимным и ласковым чувством прекрасного». В «Атенеуме» 1897 года написано: «Тип лица и формы женщины — одни из самых благородных, которые развил сэр Фредерик Лейтон. Выражение ее лица имеет благородный вид покоя, свойственный античной статуе.»

Дафнефория Дафнефория — древний праздник, проводившийся раз в девятый год в честь Аполлона. В частности, он ознаменовал победу фив над эолийцами.

Это самая грандиозная из группы огромных процессионных изображений, на которых в значительной степени зиждется репутация Лейтона. Его классическое видение красоты и формы, его умение располагать свои фигуры и его воображение в представлении богатой и роскошной обстановки делают эту картину одной из немногих британских картин, которую можно сравнить с великими историческими и мифологическими произведениями Франции и Германии 19 века. .

«Дафнефория» была написана для столовой его близкого друга и покровителя, банкира Джеймса Стюарта Ходжсона. Он был вынужден продать ее после первого краха банка Barings в 1890 году.

Греческие девушки собирают камешки у моря Знаменитая Мадонна Чимабуэ Знаменитая «Мадонна» Чимабуэ проходит процессией по улицам Флоренции; перед «Мадонной», увенчанный лаврами, идет Чимабуэ со своим учеником Джотто; позади Арнольфо де Лапо, Гаддо Гадди, Андреа Тафи, Никола Пизано, Буффальмакко, Симоне Мемми.В правом углу — Данте.

Это была первая крупная работа Лейтона, написанная в Риме. Он был показан в Академии в 1855 году. Он имел немедленный успех, и королева Виктория купила его в день открытия за 600 гиней. Она записала в своем дневнике: «Была очень большая картина, сделанная человеком по имени Лейтон. Это красивая картина, очень напоминающая картину Поля Веронезе, такая яркая и полная света. Альберт был очарован ею — настолько, что заставил меня купить ее ».

Сюжет взят из рассказа Вазари о том, как «Мадонну Ручеллаи» перенесли из дома художника 13 века Чимабуэ в церковь Св.Мария Новелла во Флоренции. Вазари также упоминает Карла Анжуйского, короля Неаполя, и Лейтон показал его верхом справа от композиции.

Дух вершины Идиллия В картине «Идиллия» художник Фредерик Лейтон создал безмятежный и чарующий образ лирической красоты. Название и тема работы были вдохновлены идиллиями Феокрита, и действительно, буколическая обстановка этой картины напоминает простое великолепие Золотого века.

Композиция «Идиллии» лорда Лейтона элегантно проста — две женские фигуры лежат под ветвью дерева с правой стороны работы, а одна мужская фигура сидит слева. Мужчина повернут к зрителю спиной, но даже из этой позиции видно, что он играет на музыкальном инструменте. Эта фигура, появившаяся в одежде пастуха, кажется, очаровала своей музыкой двух его подруг, потому что женщины лениво отдыхают на дереве, по-видимому, в трансе.

Легко понять, почему некоторые историки искусства определили пару женщин как нимф или дриад. Прозрачные драпировки напоминают одежду, которую носили женщины в древнегреческом искусстве, а с их безупречно красивыми чертами эти существа представляют собой идеализированные образы, вдохновленные классическим искусством и мифологией. Тем не менее, интересно отметить, что в этой картине также было несколько значительных влияний девятнадцатого века. Стивен Джонс отметил, что лицо одной из нимф было смоделировано легендарной Лилли Лэнгтри.

Картина «Идиллия» с ее спокойным горизонтальным акцентом, великолепным пейзажным фоном, модными классическими аллюзиями и изысканными фигурами еще раз демонстрирует, почему лорд Лейтон считается одним из самых успешных и уважаемых художников викторианской эпохи.

Этюд: за столом для чтения Лейтон преобразовал этот традиционный предмет, часто встречающийся в европейском искусстве, включив предполагаемый восточный антураж и экзотический костюм. Настоящая тема картины заключается в том, что Лейтон подчеркивает тактильное удовольствие от роскошных и для британской публики «экзотических» материалов.Вполне вероятно, что стол для чтения был расписан с подставки для Корана в коллекции Лейтона. Актея, нимфа с берега В греческой мифологии Актея — одна из нереид, морских нимф, пятидесяти дочерей Нерея и Дориды. Они часто сопровождают Посейдона и всегда дружелюбны и готовы помочь морякам, сражающимся с опасными штормами. Они особенно связаны с Эгейским морем, где они жили со своим отцом в глубинах серебристой пещеры. Самые известные из них — Фетида, жена Пелея и мать Ахилла; Амфитрита, жена Посейдона; и Галатея, любовь к циклопу Полифему.

В «Илиаде XVIII», когда Фетида взывает о сочувствии Ахиллу, горевшему по убитому Патроклу:

«Там собрались вокруг нее каждая богиня, каждая Нереида, которая была в глубоком соленом море. Там была Глаус, Талея и Цимодос; Несея, Спейо, Тхэ и воловоглазая Хали; Симотофия, Актаи и Лимнорея; Мелит, Иэра, Амфите и Агауэ. ; Дото, Прото, Феруса и Динамен; Дексамен, Амфином и Каллианейра; Дорис, Панопа и давно воспетая Галатея; Немертес, Апсеуд и Каллианасса.Климена тоже пришла с Ианейрой, Ианассой, Маэрой, Орейтуей, Аматейей из прекрасных замков и другими нереидами из морских глубин. Серебристая пещера кишела нимфами »

В классическом искусстве они часто изображаются верхом на различных морских существах — дельфинах, морских чудовищах и гиппокампе.

Золотые часы Она была призраком восторга
Когда она впервые блеснула мне на глаза;
Послано прекрасное привидение
Чтобы стать украшением мгновения.
Ее глаза, как звезды сумеречного прекрасного;
Как и в сумерках, ее темные волосы;
А все остальное про нее нарисовано.
С мая и веселой зари;
Танцующая фигура, образ веселого
Преследовать, пугать и подстерегать.
Я видел ее поближе,
Дух, но тоже женщина!
Ее домашние движения легкие и свободные.
И шаги девственной свободы;
Лицо, в котором действительно встретил
Sweet Records, обещает так же сладко;
Существо не слишком яркое или доброе
Для повседневной пищи человеческой природы,
Для преходящих печалей, простых уловок,
Хвала, порицание, любовь, поцелуи, слезы и улыбки.
И теперь я вижу безмятежным взглядом
Сам пульс машины;
Существо, дышащее задумчивым дыханием,
Путешественник между жизнью и смертью;
Разум твердая, умеренная воля,
Выносливость, дальновидность, сила и умение;
Идеальная женщина, благородно спланированная
Предупредить, утешить и повелевать:
И все же дух спокойный и яркий
С чем-то ангельским светом.

~ Уильям Вордсворт ~ (1770-1850)

Сестры Некоторое время я ждал
, чтобы вы оказались здесь.
Мне любопытно, но я сомневаюсь.
Теперь, когда ты рядом.
Ты самое нежное существо,
редко слеза.
Я мог бы изучать твои черты
часами, дорогая сестра.
Сад гостиницы, Капри Примирение Монтекки и Капулетти над мертвыми телами Ромео и Джульетты Лейтон был молодым человеком двадцати трех лет, когда он начал эту картину, основанную на смерти Ромео и Джульетты.Он закончил ее в 1855 году и показал в Париже. У него были проблемы с продажей холста, когда он выставлялся в Манчестере и Нью-Йорке до того, как его купил американский коллекционер. Я видел эту картину, которая сейчас висит в библиотеке колледжа Агнес Скотт здесь, в Атланте; он огромен — почти шесть футов в высоту и восемь футов в длину — грязный и темный, если не считать ярко раскрашенных фигур и драпировок Джульетты и ее матери, лежащей в горе на теле Джульетты. Пристрастие викторианской эпохи к большим картинам с такими серьезными темами, похоже, ослабло, но другая картина — яркое, ярко освещенное и ярко раскрашенное изображение процессии Чимбу и его картина Мадонны, законченная в то же время, что и его Ромео и Джульетта. , имела большой успех, когда он показал ее в Королевской академии в 1855 году.Принц Альберт настолько восхитился знаменитой Мадонной Чимбу, что королева Виктория купила ее для Королевской коллекции, тем самым обеспечив репутацию молодого художника Лейтон.

Ньюэлл поражен «театральностью» картины Лейтона «Ромео и Джульетта»; сцена — «по сути, картина из пьесы, исполненной на сцене». Искусственность освещения, добавляет он, «усиливает ощущение того, что человек становится свидетелем представления, а не сцены из жизни. Фигуры переднего плана кажутся ярко светящимися, в то время как центральная группа видна в полусвете, а оставшаяся часть отступает. в темную безвестность; заблокированный и композиционно несущественный фон точно такой же, как у декорации.. . . Лейтон предложил финал пьесы, в которой все главные герои присутствуют для финального падения занавеса, а не сцену человеческой трагедии ».

РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТА

Акт 2, Сцена 2

ROMEO

Но, мягко! какой свет вон вон вон разбивается?
Это восток, а Джульетта — солнце.
Встань, прекрасное солнце, и убей завистливую луну,
Которая уже больна и бледна от горя,
Что ты, служанка ее, намного прекраснее, чем она:
Не будь ее служанкой, потому что она завидует;
Ее вестальская ливрея больная и зеленая.
И никто, кроме дураков, не носит ее; брось это.
Это моя госпожа, О, это моя любовь!
О, если бы она знала, что она есть!
Она говорит, но ничего не говорит: что из этого?
Ее глаза рассуждают; Я отвечу на это.
Я слишком смел, она говорит не мне:
Две прекраснейшие звезды на всем небе,
Имея дело, умоляй ее глаза
Мерцать в своих сферах, пока они не вернутся.
Что, если бы ее глаза были здесь, они в ее голове?
Яркость щеки посрамит те звезды,
Как дневной свет светильник; ее глаза в небесах
Проехали бы через воздушный поток такой яркий
Чтобы птицы пели и думали, что это не ночь.
Смотри, как она подпирает руку щекой!
О, если бы я был перчаткой на той руке,
Чтоб я коснулся этой щеки!

ДЖУЛЬЕТТА

Эй, я!

ROMEO

Она говорит:
О, говори еще раз, светлый ангел! Ибо ты —
Славен в эту ночь, будучи над моей головой
Как крылатый посланник небес
До бледно-вздернутых удивленных глаз
Смертных, которые падают на него, чтобы взглянуть на него
Когда он идет впереди ленивого шага облака
И плывет по недрам небесным.

ДЖУЛЬЕТТА

О Ромео, Ромео! Посему ты Ромео?
Отказаться от отца и отказаться от имени
Или, если ты не хочешь, поклянись в любви моей,
И я больше не буду Капулетти.

ROMEO

Мне еще послушать, или я буду говорить об этом?

ДЖУЛЬЕТТА

«Это твое имя — мой враг;
Ты сам, но не Монтекки.
Что такое Монтегю? это ни рука, ни нога,
Ни рука, ни лицо, ни какая-либо другая часть.
Принадлежит мужчине.О, будь другим именем!
Что в имени? то, что мы называем розой.
Любое другое имя пахло бы так же сладко;
Так и Ромео, если бы его не звали Ромео,
Сохранил бы то дорогое совершенство, которым он обязан.
Без этого титула. Ромео, сними свое имя,
И за то имя, которое не принадлежит тебе,
Возьми все меня.

БЛАГОСЛОВЕНИЕ И ТРАГЕДИЯ ЛЮБВИ

Смерть Брунеллески Семья Лейтон переехала во Франкфурт в 1846 году и поселилась там на несколько лет.Смерть Брунеллески была самой важной картиной Лейтона этого периода. Очевидно, нарисованная тайно, он представил ее, и она была выставлена ​​в художественной школе, в которой учился Лейтон. Работа была куплена для музея по общественной подписке у сына вдохновляющего учителя Лейтона во Франкфурте Эдварда фон Штайнле в 1909 году. Портрет дамы Одиночество Служанка с желтыми волосами Гульнихаль Воспоминания Psamathe На этой красивой картине лорда Лейтона изображена морская нимфа Псамаф.И, как и большая часть более поздних работ Лейтона, этот предмет взят из классической мифологии.

Псамаф была одной из пятидесяти дочерей морского бога Нерея. Эти прекрасные морские богини были известны под общим названием Нереиды, и несколько Нереид, включая Псамафу, играли роли в мифах. Главный вклад Псамафы в мифологию заключен в кратком рассказе о ее отношениях с Эаком. В результате этого романа родился сын по имени Фок.

В этой картине акцент сделан на фигуре Псамафи.Морская нимфа поставлена ​​так, что можно только мельком увидеть ее спину. И хотя мы не видим ее лица, мы чувствуем, что она смотрит в безмятежную голубую воду. Связь Псамаф с водой усиливается пеной белых драпировок, на которых она возлежит, поскольку вид ткани перекликается с белыми морскими волнами.

Ричард Бертон Этот суровый, тяжеловесный и насыщенный образ одного из великих исследователей викторианской Англии очень эффективно передает его немного брутальный характер.Художник Фредерик Лейтон познакомился с Бертоном в 1869 году, когда они лечились в Виши, и между ними сложилась прочная дружба, которая длилась до смерти Бертона. 26 апреля 1872 года Бертон начал сидеть за своим портретом. По словам леди Бертон, он был чрезвычайно труден с этим, опасаясь, что его галстук и булавка могут быть опущены, и умолял художника: «Не делай меня уродливым, есть хороший парень». Очевидно, портрет остался незавершенным, когда Бертон отбыл в Триест в октябре 1872 года, и он был закончен только в 1875 году.В следующем году он был выставлен в Королевской академии, но, возможно, Бертону он не понравился, потому что Лейтон хранил его в своем доме в Кенсингтоне. Он намеревался передать его Национальной портретной галерее, попечителем которой он был, но забыл, поэтому тогдашний директор Лайонел Каст распорядился передать ее в дар сестрам Лейтон. Сэр Ричард Бертон был исследователем и ученым, которого привлекало все странное и экзотическое. В 1853 году он совершил переодетое паломничество в Мекку и вместе с другим исследователем Джоном Ханнингом Спиком был первым европейцем, увидевшим озеро Танганьика в Африке.Бёртон провел большую часть оставшейся части своей жизни в консульских учреждениях, откуда он продолжал путешествовать. Его многие работы включают перевод «Арабских ночей». Acme and Septimus Acmen Septimius suos amores
tenens in gremio ‘mea’ inquit ‘Acme,
ni te perdite amo atque amare porro
omnes sum assidue paratus annos,
Quantum qui pote plurimum perire, India
solus tosta
caesio veniam obvius leoni. ‘
Hoc ut dixit, Amor sinistra ut ante
dextra sternuit Approbationem.
At Acme leviter caput Reflectens
et dulcis pueri ebrios ocellos
illo purpureo ore suaviata,
‘sic’ inquit ‘mea vita Septimille,
huic uni domino usque serviamus,
ut multo mihi maior acriorque medión
arrique.
Hoc ut dixit, Amor sinistra ut ante
dextra sternuit Approbationem.
Nunc ab auspicio bono profecti
mutuis animis amant amantur.
Unam Septimius misellus Acmen
mavult quam Syrias Britanniasque:
uno in Septimio fidelis Acme
facit delicias libidinisque.
Wquis ullos homines beatiores
vidit, quis Venerem auspicatiorem?

Гай Валерий Катулл

Геркуланум Фреска Септимий, держа в руках свою любовь Акме
, сказал: «Мой Акме,
, если я не люблю тебя до безумия, и в дальнейшем
готов любить тебя непрерывно на протяжении всех
лет так же сильно, как и он. Кто может любить тебя больше всего,
да встретит я один в Ливии и жаркой Индии
сероглазого льва ».
Сказав это, Купидон одобрительно чихнул на
слева, как прежде справа.
И Акме, нежно наклонив голову
и поцеловав опьяненные любовью
глаза милого мальчика с этими розовыми губами,
сказала: «Так, мой дорогой Септимий,
моя жизнь, давайте служить вечно этому. один хозяин,
как пламя намного сильнее и более острое
горит в моих нежных конечностях «.
Сказав это, Купидон чихнул слева одобрение
, как и раньше справа.
Теперь, отправившись с добрыми предзнаменованиями,
любят и любят взаимными чувствами.
Бедный маленький Септимий предпочитает свой единственный Акме
всем Сириям и Британиям:
верный Акме радуется
и радуется своему единственному Септимию.
Кто еще видел благословенных мужей,
кто более благоприятный Купидон?

Гай Валерий Катулл

Lieder Ohne Worte
(Песни без слов) «Искусство Лейтона в начале 1860-х годов находилось в переходной фазе. классицизм его зрелости (Ормонд, стр. 55, 85). В результате его иллюстрации ромола имеют интересное сходство развития как с более ранними, так и с более поздними картинами в творчестве художника.Показательный пример — «Тесса дома», двадцать первая из серии «Ромола». Этот дизайн представляет собой важный этап в работе Лейтон с мотивом сидящей спящей женской фигуры. Этот мотив, который может происходить от группы Деметры и Персефоны в мраморах Элгина, возникает в одной из ранних нео-средневековых картин художника, Lieder ohne Worte (1860-61), и находит свое воплощение в нескольких его более поздних неоклассических работах. картины: Летняя луна (ок. 1872 г.), Сад Гесперид (1891 г.) и Пылающий июнь (ок.1895 г.). Сходство между Lieder ohne Worte, «Тесса дома» и Саммер Мун особенно велико. Таким образом, иллюстрация показывает Лейтон на его пути к тому, чтобы стать великим викторианским художником усталости, художником, для которого, как заметил Дизраэли, «красота — это неотделима от «чувства покоя» Итальянская дама Антигона Антигона была легендарной героиней греческой мифологии. Согласно мифу, она была дочерью Эдипа и Иокасты. По мере того, как разворачивается трагедия Эдипа, мы узнаем что Иокаста на самом деле была матерью Эдипа, что сделало Антигону дочерью кровосмесительного союза.Осознав это ужасное понимание, Эдип калечит себя и отправляется в изгнание. Его верная дочь Антигона сопровождает его, помогая своему теперь слепому отцу.

На этой картине лорд Лейтон изобразил Антигону трагической героиней. Используя драматические контрасты света и тьмы, Лейтон заставляет зрителя сосредоточиться на выражении лица Антигоны — она, кажется, страдает от каких-то тревожных эмоций, но по-прежнему остается храброй и благородной фигурой. Изображая бюст, а не изображение Антигоны в полный рост, мы вынуждены сосредоточиться исключительно на героине, а не на декорациях картины.

Модель для этой картины была Дороти Дин. Дин была прекрасной актрисой, которая часто позировала Лейтон, и действительно, ее черты лица фигурируют в ряде работ художницы, в том числе «Клайти» и «Возвращение Персефоны».

Девушка Девушка в зеленом Портрет Сивилла Нестареющая Кумская Сивилла была жрицей, руководившей Аполлоническим оракулом в Кумах, греческой колонии, расположенной недалеко от Неаполя, Италия.

Слово сивилла происходит (через латынь) от древнегреческого слова сибилла, что означает пророчица.В конце концов, в древнем мире было много сивиллов, [1] но из-за важности кумской сивиллы в легендах раннего Рима, кодифицированных в «Энеиде VI» Вергилия, она стала самой известной среди римлян, вытеснив эритрейскую сивиллу, прославившуюся среди греков: на латыни ее часто называли просто Сивиллой.

Она — одна из четырех сивилл, нарисованных Рафаэлем в Санта-Мария-делла-Паче, но в искусстве Микеланджело (иллюстрация справа) ее мощное присутствие затмевает любую другую Сивиллу, даже ее более молодых и более красивых сестер, таких как Дельфийская Сивилла.

Помимо «Герофила» Павсания и Лактанция [2] или «Деифоба, дочь Главка» у Кумской Сивиллы есть различные имена: «Амальфея», «Демофил» или «Тараксандра» — все они приводятся в различных источниках.


«Вечерняя молитва в женской школе»
из «Не забывай меня» (1826)

Автор Фелиция Доротея Браун Хеманс (1793–1835)

В пределах семи коротких строф Хеманс может циклически проходить через важные этапы женственности и возвращаться к настоящему времени вечерней молитвы.Гравюра, которая сопровождает стихотворение, показывает три различных этапа женственности, которые обсуждаются в стихотворении. Слева от гравюры изображены четыре девочки, собравшиеся вокруг пожилой женщины, скорее всего, учителя, которая ведет их в молитве. Эти девушки изображены почти как херувимы с вьющимися волосами и пухленькой внешностью. Большая группа девочек находится в подростковом возрасте, но их все еще возглавляет женщина, которая кажется лишь немного старше их. Согласно романтической традиции, все женщины, кроме пожилой женщины, окруженной маленькими девочками, нарисованы с гладкими открытыми вырезами.Есть только одна женщина, чье лицо видно целиком и которая не находится в молитвенной позе, как остальные. Эта женщина, скорее всего фигура учителя, представляет собой образец благочестивой женщины, которой девушки должны стремиться стать. Когда она прижимает руку к сердцу, в том, что она им говорит, появляется дополнительное чувство искренности и добродетели. Помещение, которое они занимают, настолько простое и безмятежное, что «похоже на храм» (строфа 1). Стихотворение и гравюра, которые потеряли бы свою эффективность, если их разделить, работают вместе, чтобы показать потребность в благочестии и молитве в сложной жизни молодой девушки, которая вскоре должна стать женщиной. Теперь, в юности твоей, моли Того,
Кто дает, не укоряя;
Чтобы свет Его в сердце твоем не потускнел,
И любовь Его не была забыта;
И будет Бог твой в дни тьмы тьмы.
Зелень и красота и сила будет тебе.

-БЕРНАРД БАРТОН

HUSH! Настал священный час — тихая комната
Похоже на храм, в то время как твоя мягкая лампа излучает
Слабое звездное сияние сквозь сумрак
И сладкая тишина, падающие на прекрасные молодые головы,
Со всеми их замками, не касающимися По заботе,
И кланяюсь, как цветы кланяются ночью, в молитве.

Взгляни — это прекрасно! — Губа и щека детства,
Спрятавшись под серьезными мыслями,
Взгляни — но что ты видишь в этих прекрасных и кротких,
И хрупких вещах, как если бы не был солнечный свет?
Ты видишь, какое горе должно питать небо,
Что смерть должна вылепить вечность!

О! радостные создания! Который погрузится в покой,
Легко, когда эти чистые устья завершатся,
Как птицы, с угнетением медовой росы сна,
‘Среди тусклых сложенных листьев, на закате солнца
Живите ваши сердца! хотя все же никакой печали нет.
Темно в летнем небе этих ясных глаз.

Несмотря на свежесть в груди твоей, безмятежные источники
Надежды напевают мелодию, куда бы ты ни ступал,
И над твоим сном светлые тени, с крыльев
Распространяйся духи, посещающие, но юношеские;
И все же в этих флейтовых голосах, сливающихся низко,
Это нежность женщины — как скоро ее горе!

Ее удел на вас — тихие слезы, чтобы плакать,
И терпеливые улыбки, чтобы носить в час страданий,
И несметное богатство, из глубины привязанности,
Чтобы пролить на сломанный тростник — потраченный впустую душ!
И сделать идолов, и найти их из глины,
И оплакивать это поклонение — итак молитесь!

Ее удел на тебе — быть найденным неутомимым,
Наблюдающим за звездами у постели боли,
С бледной щекой, но все же вдохновленным лбом,
И искренним сердцем надежды, хотя надежда тщетна;
Смиренно терпеть зло, радовать распад,
И о! любить во всем — молитесь!

И подумайте об этом спокойном времени вечерни,
С его тихим журчанием и серебристым светом,
В темных днях, угасающих от своего расцвета,
Как сладкая роса, чтобы сохранить ваши души от упадка!
Земля оставит-О! счастлив подарить
первое благоухание несломленного сердца Небесам.

Venus Disrobing Британские художники приняли вызов обнаженной натуры в раннюю викторианскую эпоху в рамках миссии по формированию национального стиля фигуративной живописи. В этом их поддержали королева Виктория и принц Альберт, которые были восторженными покровителями обнаженной натуры. Художники черпали вдохновение из британской истории и литературы, но тщательно выбирали предметы, которые передают моральное или религиозное послание. Однако они также обращались к сценам из фантазии для более смелых процедур по уходу за телом.Леди Годива была популярной темой в то время, как и сцены из «Королевы фей» Спенсера и Шекспира «Сон в летнюю ночь». Венера, раздевавшая одежду для ванны В 1860-е годы группа молодых прогрессивных художников выработала более интернациональный подход к фигуре в ответ на то, что они считали ограниченностью английской обнаженной натуры. Под влиянием работ французских художников-неоклассиков, таких как Энгр и Жером, а также искусства античности, эти художники представили свои фигуры как очерки высокого искусства, подчеркнув классические темы, решительно возвышая стиль и форму над повествованием.

Ассоциации со старинной скульптурой помогли отделить фигуру от любого проявления сексуальности. В то время как некоторые художники приняли идею археологической реконструкции как оправдание обнаженной натуры, другие стремились подражать общему духу утраченного греческого идеала.

Классицизм позволил художникам исследовать более эстетические методы обработки мужского обнаженного тела, позволяя проецировать как мужские, так и женские желания. В то же время художники стремились очистить женскую фигуру, используя мужские скульптурные источники.

Классическая обнаженная натура также сыграла важную роль в передаче идей о гигиене, медицине и социальной эволюции. Греческий идеал гимназии помог сохранить мужскую культуру атлетизма, в то время как более полные пропорции Венеры использовались в качестве модели естественной женственности, признавая традиционную биологическую роль женщин, но также поощряя более радикальные представления о женской эмансипации.

Хотя ожидалось, что на публичных выставках будут соблюдаться стандарты вкуса и морали, художники иногда нарушали условности приличия, демонстрируя тела в смелых сочетаниях или вызывающе взаимодействуя со зрителем.В то же время существовал рынок интимных произведений меньшего масштаба, которые позволяли внимательно изучать и удовлетворять сексуальные чувства. Частные заказы также позволили художникам исследовать более субъективные способы изображения обнаженной натуры, полностью выражая желания, маргинализированные основной культурой.

Технологии стимулировали социальные изменения на протяжении всей викторианской эпохи, а развитие фотографических процессов создало новый спрос на обнаженную натуру, который нелегко контролировать с помощью законодательства о непристойности.Фотография стирает границу между реальным и воображаемым телом, предлагая непосредственность, невозможную в живописи. Хотя некоторые фотографии были задуманы как произведения изобразительного искусства, другие были более откровенно порнографическими, удовлетворяя гетеросексуальные и гомосексуальные фантазии.

Беспокоящая сила скульптурной обнаженной натуры и отношение художника к его предмету наиболее ярко проявились в истории о Пигмалионе. Овидий рассказал, как древнегреческий скульптор Пигмалион, которому противна похотливость обычных женщин, решил вылепить себе идеальную женщину из слоновой кости.Неизбежно он влюбился в свое творение, и благодаря вмешательству Венеры статуя ожила и стала его невестой.

Миф о Пигмалионе играл центральную роль в викторианском мышлении об отношениях художника и модели, воплощая фантазии о сексуальном искушении и мужском желании и контроле над женщинами. Концепция искусственного совершенства также связана с растущим интересом к теориям евгеники, которые способствовали вере в то, что отборное разведение людей может привести к расовому превосходству и искоренению болезней.

В конце викторианской эпохи художники стали смелее представлять обнаженную натуру на публичных выставках. Заимствуя более широкий репертуар предметов, они не только представляли тело в состояниях подчинения, напряжения и возбуждения, но и делали это в впечатляющих масштабах, проверяя пределы высокого искусства.

Расцвет «сенсационной обнаженной натуры» часто связывали с предполагаемым упадком общественной морали и влиянием французского искусства, что вызывало значительную оппозицию, особенно со стороны религиозных и моральных групп.Вспышка ряда связанных с этим моральных паник в середине 1880-х годов, сосредоточенных на преследовании детей, подростков и женщин жестокими мужчинами, привела к тому, что обнаженные тела стали обвинять в подстрекательстве к пороку и эксплуатации.

Однако политизация обнаженной натуры, спровоцированная скандалом и освещением в СМИ, мало что сделала, чтобы ограничить ее заметность. Напротив, сенсационность вызвала у публики любопытство, а вместе с тем и большую терпимость к обнаженной натуре перед лицом того, что в конечном итоге было отвергнуто как мещанское противодействие.

Модель как субъект

На рубеже веков условности идеализированной обнаженной натуры были оспорены новыми, натуралистическими трактовками наготы и желанием увидеть тело в современной обстановке. Эти опасения привели к тому, что создание картины по модели стало самоцелью, а не этапом в процессе развития композиции.

«Обнаженные в будуаре» передовые молодые художники, вдохновленные французскими реалистами, такими как Мане и Дега, представили тело в убогих домашних интерьерах, намекающих на незаконную сексуальную активность.

Энергичные, даже агрессивные техники, принятые некоторыми из этих художников, в некоторых случаях, по-видимому, очерняли и фрагментировали фигуру, оскорбляя консервативных критиков, которые воспринимали такие работы как чуждые (то есть французские) и аморальные.

Натуризм

С 1860-х годов, но особенно примерно в 1900 году, изображения обнаженной натуры в неформальной современной уличной обстановке стали важной категорией в британском искусстве. Многие из этих продвинутых картин были показаны в диссидентских выставочных обществах, таких как New English Art Club, основанном в 1886 году как прямой вызов консерватизму Королевской академии.

Изображение обнаженных фигур на открытом воздухе также было связано с идеями о пользе свежего воздуха, физических упражнений и купания, которые сами по себе были ответом на реформистские взгляды на общественное здоровье. Многие художники и фотографы изображали мальчиков или молодых людей, наслаждающихся солнцем или занимающихся спортивными видами спорта, и хотя иногда эти сцены проистекают из гомоэротической чувствительности и апеллируют к ней, они также отражают всеобщую тоску по незапятнанной невинности и физической легкости позолоченной молодежи.


Купальщица Купальщица Нильская женщина Дэвид (в покое) Внутренний двор мечети в Бруссе Клитемнестра Классическая литература и мифология были огромным источником вдохновения для Лейтона. Здесь тема из Троянских войн. Клитеменестра ждет возвращения своего мужа Агамемнона. Она замышляет убить его после того, как он пожертвовал их первородной дочерью, чтобы обеспечить попутный ветер для Трои для себя и своей армии.Лейтон изображает внутреннее напряжение и конфликт Клитемнестры. На тихом, освещенном звездами фоне, ее руки сжимают ткань платья, и она рыщет по горизонту в ожидании возвращения Агамемнона. Ида Адриан и Фредерик Марриат Джозеф Аримафейский Мальчик-автопортрет Старинная девушка-жонглёр Неизвестно Голова девушки

Источник: Центр обновления искусства


Эта страница является работой Senex Magister

Вернуться на Pagina Artis

Вернитесь на главную страницу Брюса и Бобби.


Leighton_bio — желтые девяностые 2.0

Фредерик Лейтон внес только два фигурных исследования в The Желтая книга , в самом первом номере, которого оказалось меньше двух за несколько лет до его смерти в январе 1896 года. Статичная, сильно драпированная женская фигура, при взгляде в профиль и спереди, служит фронтисписом, а на полпути Благодаря объемному исследованию обнаженных танцующих Менад живое и яркое ритмичный контрапункт.Вклад одного из ведущих деятелей в английская арт-сцена предоставлена Желтая книга a выдающийся статус с самого начала, одновременно предполагая двуличность и двусмысленность, столь характерная для человека Лейтона и его искусства.

За свою 40-летнюю карьеру художника, скульптора, иллюстратора и королевского художника Академик Фредерик Лейтон часто занимал посредническую позицию между истеблишмент и авангард, традиции и современность.Его статус как президента Королевской академии не мешали ему поддерживать столь сексуально дерзкие художники как Альфред Гилберт (1854-1934) и Обри Бердсли (1872-1898). В то время как прочно укоренился в Continental традиции неоклассицизма и неоренессанса, он также активно продвигал развитие художественного образования и критика, склоняющаяся к модернизму. Его сексуальная ориентация и эротизм, передаваемый в его искусстве, часто прокомментировал как неоднозначно: женственные мужские фигуры и мужественные женщины его полотна рядом с женскими женщинами и изображениями мускулистой мужественности.Многие из них демонстрируют значительную эротическую активность, как и его изображения. детей. Как следствие, природа сексуальности Лейтона была предметом множества комментариев и немногих выводов, начиная с его времен и до настоящее время.

Лейтон был одним из самых интернациональных художников Виктории. Родился в 1830 г. Родители англичане в Скарборо, художественное образование он получил на континенте.Его путешествия с семьей по Италии, Франции и Германии в 1840-х годах и 1850-е годы позволили ему учиться в таких учреждениях, как Академия художеств в Берлине. (1842), Accademia di Belle Arti, Флоренция (1845) и Städelsches Kunstinstitut во Франкфурте (1846-1848), где его встреча с историзмом Эдварда фон Штайнле оказали формирующее влияние. Его первая важная картина, Знаменитая Мадонна Чимабуэ в процессии по улицам Флоренции , экспонируется в Королевской академии в г. 1855 г. выявил это влияние.Немедленный успех, картина была куплена. королевой Викторией, тем самым предоставив молодому Лейтону видный статус, очень в начале своей карьеры. С 1855 по 1858 год он снял студию в Париже и выздоровел. знаком с такими фигурами истеблишмента, как Энгр и французы авангард. Гладкое моделирование и полированная отделка, которые характеризуют Картины Лейтона часто критиковали за то, что они были гораздо более континентальными, чем Английский.Благодаря международному воспитанию, он свободно владел французским, немецким и немецким языками. и итальянский, а также овладение классическими языками.

В 1858 году Лейтон переехал в Лондон и установил контакт с Прерафаэлиты. Его иллюстрации к произведениям Джорджа Элиота Romola , серийный номер Корнхилл Журнал в 1862 г., ознаменовавший короткую фазу работы иллюстратора, и начало дружбы и знакомства с литературными деятелями, такими как Роберт Браунинг (1812-1889), Ричард Бертон (1821-1890), Джордж Элиот (1819-1880), Эдмунд Госсе (1849-1928), Генри Джеймс (1843-1916), Г.Х. Льюис (1817-1878), Уолтер Патер (1839-1894), А.С. Суинберн (1837-1909), Уильям Теккерей (1811-1863) и Оскар Уайльд (1854-1900).

Основными жанрами, в которых преуспел Лейтон, были картины — библейские, классические и исторические сцены — вместе с портретами, картинами обнаженные мужские и женские образы и более неформальные пейзажные зарисовки.Его избрание в качестве За сотрудником Королевской академии в 1864 г. последовал полный статус Королевской академии. Академик с 1868 г. и президент с 1878 г. до самой смерти. Лейтон был глубоко участвует в преобразовании художественного образования в Англии, сначала путем крупных реформ школ Королевской академии в 1870-х годах, а затем преподавал в финансируемые государством художественные школы Южного Кенсингтона, в основном ориентированные на рабочий класс студенты.Лейтон произнес свое первое обращение в Академии к студентам Королевского Академии в 1879 году и будет продолжать эти обращения каждые два года, пока не станет его смерть. Он представил профессору скульптуры в школах Королевской академии. и продвинул несколько молодых скульпторов, таких как Альфред Гилберт и Хамо Торникрофт, который будет известен как создатель «Новой скульптуры» Эдмунда Госсе. в своих статьях 1894 г. Художественный журнал .Leighton сам обратился к скульптуре в 1870-х годах, отчасти с помощью небольших трехмерных модели для его сложных композиций в живописи, а частично через такие поразительные бронзовые скульптуры в натуральную величину, как его Спортсмен Борьба с питоном (1877 г.) и The Ленивец (1885). Как на национальном, так и на международном уровне Leighton’s Атлет был провозглашен как установивший новые стандарты для современность формы искусства, которая была объявлена ​​мертвой еще в девятнадцатом веке. критика.

Как художник и эстет, Лейтон тщательно балансировал между своей Королевской Академией. аффилированность и авангардные площадки. Таким образом он выставлялся на открытии Grosvenor Gallery в 1877 году и с большой легкостью двигалась в кругах Лоуренса. Альма-Тадема, Эдвард Бёрн-Джонс, Джон Эверетт Милле, Альберт Мур, Эдвард Пойнтер, Валь Принсеп, Г.Ф. Уоттс и Дж. Уистлер. Его необычайный художественный профессионализм позволил ему подняться над поляризация, которая характеризовала викторианский мир искусства.Осторожный манипулятор своего собственного имиджа в интервью со знаменитостями, Лейтон также популярная мишень для пародий и карикатур. Бенджамин Дизраэли (1804-1881) пародировал его как мистера Феба в его романе Lothair (1870) и Джеймс Тиссо (1836–1902) изобразил его как денди и эстета в Ярмарка тщеславия в 1872 году. Лейтон также часто появлялся как прототип женоподобного эстета на страницах Пуансон .Вернон Ли описал его как «Смесь олимпийского юпитера и метрдотеля» в письме к матери 1883 год, возможно, суммирует некоторую квинтэссенцию двусмысленности Лейтона.

Дружба Лейтона с хранителем древностей Британского музея, Чарльз Томас Ньютон (1816-1894) отражал его пристальный интерес к классике и современная археология. Член Общества дилетантов и член-основатель из Греческого общества, Лейтон двигался в кругах коллекционеров, классиков и археологов и был в курсе последних событий в поле.Он стал неофициальным советником Британского музея в 1870-х годах. Попечитель здесь с 1881 года и член нескольких комитетов. Виртуозно нарисованный драпировки в искусстве Лейтона показывают, какой глубокий источник вдохновения он можно найти в греческой скульптуре, но важно помнить о творческом а не реконструктивный аспект диалога Лейтона с Античностью. Эстетизирующая археология Лейтона мало похожа на отдых античности можно найти у Лоуренса Альма-Тадема, хотя оба художника проявили похожий интерес к эстетическому дизайну интерьера.

В 1866 году Лейтон переехал в Лейтон-Хаус в Холланд-Парке, спроектированный для него Джордж Эйчисон. С его мавританской плиткой и сочетанием ориентализма и Классицизм, Leighton House стал специально построенным каркасом для Leighton’s культ художника как образованного эстета. Эклектичное здание, Leighton House содержала мастерскую художника и коллекцию произведений искусства, открывая свои двери для друзей знакомство со студийными днями и музыкальными вечерами.Последний включал выступления зарубежных друзей и ведущих музыкантов, таких как певица Аделаида Сарторис, скрипач Джозеф Иоахим, композитор Чарльз Стэнфорд, пианисты Шарль Халле и Клара Шуман. Синестетический Вселенная картин Лейтона, где музыка играет важную роль, была регулярно воссоздаются в Leighton House, стирая границы между творчеством и признательность.

© 2010, Лене Остермарк-Йохансен

Лене Остермарк-Йохансен — преподаватель английского языка в Копенгагенском университете. Она является автором Сладость и сила: получение Микеланджело в поздней викторианской Англии (Ashgate, 1998) и из Вальтер Патер и язык скульптуры (готовится к выпуску, Ashgate 2011). Она опубликовала несколько эссе о Уайльде, Суинберн, Патер и Лейтон.

Избранные произведения Лейтона

  • Знаменитая Мадонна Чимабуэ проходит через Улицы Флоренции (1855)
  • Lieder Ohne Worte (1860-1861)
  • Миссис Джеймс Гатри (1864-1865)
  • Сиракузская невеста ведет шествие диких зверей в Храм Дианы (1865-1866)
  • Электра у гробницы Агамемнона (1868-1869)
  • Дедал и Икар (1869)
  • Греческие девушки собирают гальку на пляже (1871)
  • Капитан сэр Ричард Бертон (1875 г.)
  • Дафнефория (середина 1870-х годов)
  • Атлет, борющийся с питоном (1877)
  • Илия в пустыне (1877-1878)
  • Плененная Андромаха (1886-1888)
  • Ванна Психеи (1889-1890)
  • Сад Гесперид (1892)

Избранные публикации Лейтона

  • адресов, доставленных ученикам Королевской Академия .Лондон: Кеган Пол и Ко, 1896 г.

Избранные публикации о Лейтоне

  • Барнс, Джоанна (ред.). Лейтон и его скульптура Наследие: британская скульптура 1875-1930 гг. . Лондон: Джоанна Барнс Файн Искусство, 1996.
  • Барринджер, Тим. «Переосмысление Делароша / Восстановление Лейтона». Викторианские исследования 44: 1 (2001): 9-24.
  • Барринджер, Тим и Элизабет Претеджон, ред. Фредерик Лейтон: античность, ренессанс, современность . Йельский университет Британское искусство 5. Нью-Хейвен и Лондон: Йельский университет, 1999.
  • Баррингтон, Эмили Изабель. Жизнь, письма и работа Фредерика Лейтона .2 тт. Лондон: Джордж Аллен, 1906.
  • Выставка работ покойного лорда Лейтона Стреттонского. Королевская Академия каталог выставки. Лондон: Королевская академия, 1897.
  • Фредерик, лорд Лейтон 1830-1896: столетие Празднование . Аполлон 143,408 (февраль 1996 г.).
  • Как, Гарри.«Иллюстрированное интервью № XIV — сэр Фредерик Лейтон, P.R.A. » Strand Magazine 4 (1892): 126-137.
  • Гетси, Дэвид. «Frederic Leighton’s Спортсменская борьба с питоном и Теория скульптурной встречи ». Body Doubles: скульптура в Великобритании, 1877-1905 гг. . Новый Хейвен и Лондон: Йельский университет, 2004: 15-42.
  • Джонс, Стивен и др., Ред. Фредерик Лейтон . Каталог выставки Королевской академии. Лондон и Нью-Йорк: Х.Н. Абрамс, 1996 г.
  • Кестнер, Джозеф. «Пойнтер и Лейтон как эстетики: Десять лекций и обращений ». Журнал прерафаэлитных и эстетических исследований 2: 1 (1989): 108-120.
  • Кестнер, Джозеф. «Построение эпохи Возрождения: Лейтон и Патер». Журнал прерафаэлитских исследований н.с., 2: 1 (1993): 1-15.
  • Ормонд, Леоне и Ричард. Лорд Лейтон . Новый Хейвен и Лондон: Йельский университет, 1975.
  • Ньюолл, Кристофер. Искусство лорда Лейтона .Оксфорд: Phaidon, 1990.
  • Ньюман, Филип Х. Фредерик Лейтон: Похороны Ода . Лондон: О. Анакер, 1896.
  • Поэ, Саймон. «Представления викторианского мира искусства в творчестве Дизраэли. Лотарь ». The British Art Journal 5.2 (2004): 23-34.
  • Преттейон, Элизабет.«Модернизм Фредерика Лейтона». Английское искусство 1860-1914: современные художники и идентичность . Эд. Дэвид Питерс Корбетт и Лара Перри. Манчестер: Манчестер UP, 2000: 31-48.
  • Преттейон, Элизабет. «Лейтон: эстет как академик». Искусство и Академия в девятнадцатом веке . Эд. Рафаэль Кардосо Дени и Колин Тродд. Манчестер: Манчестер UP, 2000: 33-52.
  • Преттейон, Элизабет. «Классицизм Фредерика Лейтона». Искусство ради искусства: эстетизм в викторианском стиле Картина . Нью-Хейвен и Лондон: Йельский университет, 2007: 129-161.
  • Рис Эрнест. Фредерик Лорд Лейтон: покойный президент Королевская академия художеств — иллюстрированная запись его жизни и Работа .Лондон: Джордж Белл, 1898.
  • Spielman, M.H. «Покойный лорд Лейтон, P.R.A., D.C.L., L.L.D.» Журнал искусств 19 (1896): 197-216.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *