Эгоистичный или эгоистический: В чем разница между «эгоистические» и «эгоистичные» ?

Содержание

Эгоистичный или эгоистический. Разница между эгоизмом и эгоцентризмом

Бывает, что в жизни все идет «как надо», но круг общения постепенно сужается до нуля. Чувствуешь себя обаятельным интеллектуалом, а давние приятели не зовут на общие вечеринки, не поздравляют с праздниками, скрывают планы на отпуск. Причин этому может быть несколько. Одна из наименее приятных, но наиболее очевидных – собственный эгоцентризм. Как эго-зависимость разрушает дружбу, карьеру, отношения? Почему так тяжело осознается? По каким симптомам можно поставить себе диагноз «эгоцентризм»?

Отвечаем на вопросы, а также рассказываем, как видят мир эгоцентрики и эгоисты, что делать, если собственная эгоцентричность отравляет жизнь и с какими неприятными открытиями придется столкнуться на пути к исправлению.

Что такое эгоцентризм

Эгоцентризм — это жизненная философия человека, сосредоточенного на своих чувствах, желаниях, интересах, целях при полном неуважении к чужим границам и неспособности поставить себя на место другого. Само слово Эго-Центризм (от латинского «Ego» – «Я-и-Центр») раскрывает суть понятия. Это сильная фиксация на своих переживаниях, которая увеличивает разрыв с реальностью. Это особое мировосприятие человека, подпитанное иллюзией о том, что весь мир крутится вокруг него и в центре этого мира неизменно оказывается его «Я».

Термин «эгоцентризм» ввел в психологию швейцарский философ Жан Пиаже . Позже его теорию пересмотрел и дополнил советский психолог Лев Выготский . Но о «первичной самовлюбленности» ребенка писал еще Зигмунд Фрейд . По Фрейду человек рождается , но по мере взросления его «центр внимания» как бы перемещается на окружающих. Правда, еще до возникновения понятий с приставкой «эго» в русском языке было иронично-порицательное выражение «пуп земли». Так называли человека, который ведет себя слишком заносчиво и высокомерно по отношению к окружающим.

Эгоцентризм взрослого – это не сознательный выбор, а выученная жизненная позиция, которая сформировалась воспитанием. Маленький ребенок осознает себя центром Вселенной, где все люди, предметы и явления подчиняются его желаниям. Это происходит неосознанно, считается нормой и необходимым условием познавательной активности для детей в возрасте до 7-10 лет. Как правило, к 12-14 годам подросток начинает тестировать реальность и постепенно осознает, что не является центром всего. Детский эгоцентризм может трансформироваться в другие личностные свойства. При правильном воспитании – в уважение к другим, сопереживание, культуру поведения. При неправильном – в эгоизм.

Но бывает и третий вариант , когда человек будто застревает в подростковом состоянии протеста, пытается доказать всему миру свою правоту. Такие надолго остаются эгоцентриками, желающими изменить все вокруг по своему формату.

Эго: эгоцентризм, эгоизм – в чем сходство и различия

Разные подходы к природе эгоцентризма приводят к путанице понятий. Эгоцентризм не просто путают с эгоизмом, но принимают одно за другое. В действительности это разные вещи.

Эгоцентрик просто не в состоянии сам помнить о чувствах и желаниях других людей, сочувствовать, сопереживать, видеть ситуацию со стороны. Слишком большая концентрация энергии на самом себе не дает расширить , впустить в него кого-то еще. Например, эгоцентрист будет объяснять материал, не заботясь о доступной форме объяснения. Ему это понятно, значит, это понятно другим. Если не понятно, значит, они в принципе не способны в чем-то разобраться. Но если напомнить ему о том, что у окружающих иной уровень образования, попросить уступить, эгоцентрист сделает это без видимого раздражения.

Эгоцентрист говорит : «Я – центр своего личного Космоса, который настолько самодостаточен и развит, что больше никого не требуется. Окружающие со своими затруднениями и интересами ничего не значат для меня».

Эгоист же прекрасно осознает цели и ценности других людей, но при этом ставит свои интересы превыше всего. При этом он может быть обаятельным, общительным человеком, правда, до тех пор, пока речь не пойдет о заботе о других людях. Его незамутненное моральными переживаниями ЭГО сразу даст понять – этот человек не поможет, не поддержит, не поделится. Ведь выполняет свою главную миссию – заботиться о самом себе. И пусть весь мир подождет.

Эгоист говорит : «Я – центр всей Вселенной и все обязаны ее только обслуживать. Они должны отдавать мне самое лучшее, слушать о моих подвигах или проблемах, пренебрегать своими интересами и чувствами».

Эгоцентрист считает мир частью своего «Я». Эгоист использует мир и людей только для достижения своих целей. Эгоцентристу не нужны собеседники, ему комфортно с самим собой. Эгоист не может долго оставаться в одиночестве: ему необходимы опека и внимание окружающих. Эгоцентрист так живет. Эгоист виртуозно манипулирует.

С учетом всех уточнений эгоцентризм и эгоизм с точки зрения социума – два противоположных понятия. В религии это два порока, порожденных одним грехом – . Но с точки зрения личности эгоцентризм намного более разрушительный.

Почему эгоцентризм настолько опасен

У офтальмологов есть термин «туннельное зрение» – когда человек воспринимает только то, что попадает в центр сетчатки глаза, а предметы вне центра не замечает. Такая патология зрения вызывает трудности с ориентацией в пространстве. Термин одолжили психологи, чтобы обозначить эгоцентричную, болезненную сконцентрированность человека на своем «Я», неспособность увидеть чужую точку зрения. Все верно, если наблюдать за эгоцентристом со стороны.

Изнутри все выглядит немного иначе . Эгоцентризм по своему воздействию на похож на зависимость (от алкоголя, игр, еды) и часто с ней соседствует. Это состояние засасывает настолько, что головой понимаешь «все плохо», но сделать ничего не можешь. Замечаешь, что теряешь друзей, но сойти с привычных рельс не получается. Это печально, ведь эго-зависимость:

  • Разрушает отношения. Концентрация на себе, любимом, неспособность уступить, понять, посочувствовать сводят вероятность крепких отношений к нулю.
  • Мешает карьере . Надежного во всех отношениях работника, с которым некомфортно общаться, редко продвигают по карьерной лестнице. В лучшем случае – назначают на должность, от которой все отказались.
  • Приглушает все хорошее . Установка «я самый умный» в комплекте с гипертрофированной мнительностью вынуждает все время «держать лицо», искать одобрения. В постоянном желании «казаться, а не быть» доброта, человечность, сочувствие куда-то деваются. Зато неприятные (и, к сожалению, отталкивающие) качества только усиливаются.

Рано или поздно личная эгоцентричность осознается. Конечно, лучше, когда раньше. Если проблемы в общении начинают волновать, можно провести тестирование на эгоцентризм.

Как распознать в себе эгоцентрика

Как правило, эгоцентриков считают токсичными людьми и стараются избегать на работе или в личном общении. В один момент избегающих становится больше, чем желающих пообщаться. Чувство собственной исключительности и правоты сменяется недоумением. А следствием эгоцентризма становится одиночество.

Если вы чувствуете себя человеком, непопулярным в своем кругу общения, возможно, дело именно в эгоцентризме. Рассказываем, в каких случаях можно поставить себе диагноз «эгоцентризм». Итак, настоящий «махровый эгоцентрист»:

Не умеет проигрывать.

Вечных победителей попросту не существует. На практике даже самые умные и сообразительные совершают ошибки, оказываются неправыми. Но с эгоцентриком это утверждение не действует. Ведь человек, который считает любое свое действие единственно верным, не ошибается. И подтверждает свое убеждение жесткими аргументами. Во-первых, доказывает свою правоту до хрипоты, до «последнего слова». Во-вторых подтверждает свое превосходство, не считаясь с чувствами оппонента.

Не понимает мотивов других людей.

Поступки окружающих неприятно удивляют: сотрудники прекращают разговоры в его присутствии, приятели ограничиваются общими фразами. Дело в том, что эгоцентрист не анализирует причины, спровоцировавшие ситуацию. Поскольку он не привык учитывать чувства других, связь между его поведением и поступками других для него остается загадкой.

Слишком явно ожидает похвалы.

Быть совершенным во всем – благородное желание. Но некоторые хотят, чтобы все вокруг замечали их подвиги и хвалили, хвалили. Если же окружающие не спешат с похвалой, начинается «обратная реакция» – попытки унизить других, чтобы на их фоне казаться лучше.

Публично критикует людей.

Конечно, от сплетен не застрахован никто. Но одно дело пошептаться в курилке и совсем другое – обсуждать чужие проблемы публично. Эгоцентрист не признает такой «двойственности». Он может прилюдно сделать другому замечание о его внешности, дать совет о неудавшихся отношениях, раскритиковать работу. От этого число приятелей только уменьшается.

Фантазирует.

Погруженность в свой внутренний мир вызывает множество фантазий. Ограниченность общения только усиливает эту склонность. Фантазии и иллюзии становятся тем укрытием, где можно почувствовать себя кем угодно: успешным бизнесменом, смелым путешественником, благородным рыцарем. К сожалению, подобное поведение становится нормой, которая еще больше отдаляет от реальности.

Считает себя умнее окружающих.

Эгоцентрик искренне считает себя знатоком жизни и щедро раздает советы другим. Агрессию на попытки вмешаться в дела окружающих воспринимает как неблагодарность. Свою подает под «красивой оберткой» – называет сопротивление собеседника , неумением прислушиваться к мудрым советам, психологическим сопротивлением. Переубедить его в обратном невозможно. Ведь он всегда прав.

Демонстрирует «эгоцентрическую слепоту».

Это склонность игнорировать факты, которые противоречат личным убеждениям. Например, перемены в отношениях с приятелями, эгоцентрик объясняет чужими странностями, но никак не своими.

Отличается сверхчувствительностью.

Парадокс, но обратные стороны эгоцентричности – мнительность и чувствительность. Эгоцентрист чрезвычайно раним, хотя старается не показывать это окружающим. В идеале к возрасту 20-25 лет подростковые переживания остаются позади, а мнение окружающих перестает тревожить. Но эгоцентрик все еще остается в подростковом состоянии «первичной самовлюбленности», поэтому живет в постоянном сопротивлении и драме.

Изменить эгоцентрика насильно невозможно, ведь принимать чужую точку зрения он не умеет. Измениться можно только самому.

Что делать, если ты эгоцентрик

Если узнали себя хотя бы в трети описанных симптомов, – скорее всего склонность к рефлексии у вас есть. – полезная вещь, но ее одной недостаточно. Более того, можно погрузиться в самобичевание, но так и не начать меняться. Поэтому подходящим лозунгом для перемен будет небезызвестная фраза «Учиться, учиться и еще раз учиться». Учиться придется по разным направлениям: общаться, сопереживать, понимать чужую точку зрения, усмирять свое Эго. Хорошая новость в том, что одновременная работа по всем фронтам вполне осуществима.

Одного универсального метода исправить ситуацию не существует. Приведенный ниже чек-лист можно дополнить актуальными пунктами и вычеркнуть неактуальные. Что делать:

Наблюдать.

Для начала найти в своем окружении человека, который по непонятным (пока непонятным) причинам притягивает людей и понаблюдать. Обращать внимание на мелочи: как он обращается к собеседнику в начале разговора, какие слова использует для просьбы, а какие – для критики, как жестикулирует в споре и наклоняет голову при сочувствии.

Копировать.

Как говорится «Не умеешь нарисовать – скопируй». Наблюдая за людьми, с которыми комфортно общаться, буквально копировать их жесты, слова, целые предложения, мимику, реакции на окружающих.

Молчать.

Снизить градус сарказма.

Оценить высокоинтеллектуальную иронию способен не каждый. Зато обидеться, запомнить, а при удобном случае вспомнить это обидчику – вполне. Если уж хочется добавить юмора в жизнь, лучше использовать нейтральные шутки. А сарказм оставить для братьев по цеху – таких же убежденных эгоцентриков.

Читать классику.

Книги по саморазвитию – полезная вещь, но они не дают моральной базы, необходимой эгоцентрику. В классической литературе заложено столько человеческих отношений, что ее можно использовать как хрестоматию для своего перевоспитания.

Начать изучать психологию.

Каждая личность одинаково уникальна и предсказуема. Большинство сложившихся в жизни ситуаций, уже описаны в книгах по психологии. Если особой предрасположенности к теоретической психологии не ощущается, можно начать практический курс на приеме психотерапевта.

Следить за своей внешностью.

Речь не о гигиене (хотя она необычайно важна), а об украшениях, макияже, одежде. Можно поэкспериментировать с внешностью, убрать агрессивный макияж с лица, а странные или неаккуратные вещи оставить для поездок на дачу.

Следить за мимикой.

Можно ощущать себя общительной и дружелюбной личностью, но лицом транслировать обратное. Отработать наедине с собой, перед зеркалом «правильные» выражения лица сложно. Проще установить зеркало на рабочем столе и следить, как во время телефонного разговора начинает презрительно кривиться губа, а когда во время спора лицо становится злым и непривлекательным.

Помогать.

Не обязательно сразу же отправляться в приют для бездомных. Натренировать свою доброжелательность можно другими способами: помочь погрузить коляску в автобус, показать нужную улицу, заплатить за бабушку в магазине. И отмечать чужую благодарность – это важно.

Благодарить.

Говорить «спасибо» продавцам, парикмахерам, кондукторам, дворникам. Конечно, они делают свою работу. Но слова благодарности тоже не требуют сверх усилий.

Не ждать быстрых результатов.

Имидж эгоцентрика-неадеквата создавался годами. И наверняка есть немало людей, у которых о вас сложилось не самое приятное впечатление. Чтобы исправить его понадобятся месяцы или даже годы.

Практиковаться в искусстве комплиментов.

Если раньше была игра «найди-что-покритиковать», то теперь ее лучше заменить игрой «найди-за-что-похвалить». Это не значит, что нужно петь бесконечные дифирамбы всем подряд. Ненавязчивые , несколько приятных слов и простая улыбка при встрече открывают дверь к сердцу собеседника лучше вымученной похвалы.

Возможно, эти пункты покажутся по-детски наивными (особенно, с высоты своего Эго). Но, как и все простые вещи, они работают. Особенно, если не пренебрегать пунктом про психологию. Тогда теорию и практику можно будет совместить.

Правда, одновременно с успешной практикой придет болезненное озарение:

  1. Как только научишься ставить себя на место другого, начинаешь понимать: кого обидел, кого оттолкнул, кого оттеснил благодаря своему эгоцентризму. И как тяжело теперь все это исправить.
  2. Видишь недостатки родительского воспитания и начинаешь злиться: почему родители так упорно лелеяли детское Эго.

Главное, не концентрироваться на самокопании и самобичевании слишком долго, а идти дальше. Потому что все недосказанное, недолюбленное, невыплаканное в прошлом (это называется незавершенный гештальт), можно завершить на сеансе психотерапии.

Выводы :

  • Эгоцентризм – культ , поддерживаемый самой личностью.
  • Эгоцентризм и эгоизм – разные понятия. Правда, с одинаковым происхождением.
  • Осознать свой эгоцентризм больно. Но жить в одиночестве еще больнее.
  • Сближаясь с людьми в безопасном темпе, можно понемногу научиться сопереживать, понимать, принимать отличия.

Для многих эгоизм и эгоцентризм — слова синонимы, которые обычно адресуют людям глубоко влюбленным в себя. Но так ли это? О разнице в понятиях, а также о том, почему важно их различать, написала психолог Ксения Аляева.

Ксения Аляева, психолог

Разложим по полочкам

ПУНКТ 1. Чем отличается эгоист от эгоцентриста? Для себя я выявила несколько признаков:

Эгоист самостоятельно заботится об удовлетворении своих потребностей, но при этом не теряет способность соотноситься с другими.

Например , я хочу есть, прихожу к людям и говорю прямо: дайте мне, пожалуйста, поесть. А дальше мне либо отказывают и я с уважением принимает этот отказ и иду дальше искать способы удовлетворить свой голод, либо мне дают поесть и потребность удовлетворяется.

Эгоцентрик считает, что весь мир крутится вокруг него, а значит, способности соотносить себя с другими у него нет.

Например: дети естественным образом эгоцентричны, у них недостаточно личностной зрелости, что бы соотноситься с другими. Ребенок подходит в детском мире к маме и прямо просит купить ему игрушку. В случае получения отказа, он не способен самостоятельно о себе позаботиться, и тогда дело переходит к следующему пункту.

ПУНКТ 2. Эгоист нацелен на решение проблемы. Эгоцентрик — на отношения.
Там, где эгоист берет на себя ответственность за решение своих проблем, эгоцентрик требует этого от других.
Иными словами, там, где эгоист получает отказ в еде, он находит ресурсы справиться со своей фрустрацией * и ищет другие способы удовлетворения своей потребности. Эгоцентрик не способен переносить фрустрацию, считает, что ее быть не должно и уж если его просьбу не удовлетворили, то начинается активное приглашение в отношения деструктивными способами — манипуляции, обвинения, месть, требования.

Что обычно маленький ребенок говорит маме, когда она отказывается купить игрушку? Ты плохая! Что бы справиться с отчаянием и фрустрацией, может полезть с кулаками, упасть на пол, закатить истерику. Ребенок постарше может начать манипулировать всяко-разно — хитрить, подстраиваться, обманывать, предлагать сделку (напр. «Я обещаю всю жизнь мыть посуду/учиться на одни пятерки» и пр.).

Взрослые люди делают то же самое, только под более благовидными, как бы «взрослыми» предлогами. Но в любом случае, у эгоцентриков есть представление о том, что они знают как правильно, и если у кого-то правила другие, то это может переживаться как «разводняк», намеренный обман, подлость, а значит за это можно мстить, манипулировать, обманывать, обвинять и всяко-разно затягивать в отношения. Я однажды услышала в свой адрес обвинение, когда отказала в использовании своих ресурсов: «Вот видишь, я из-за ситуации, которую ты мне создала, закурил».

ПУНКТ 3. Ну, и последний, пожалуй, пункт. Способность к эмпатии.

Эгоист соотносит себя и свои ресурсы с ситуацией/средой. Эгоцентрик соотносит ситуацию с собой.
Проще говоря, эгоцентрик, что бы оценить ситуацию спрашивает себя «а как бы я поступил на месте этого человека?». То есть ставит себя на место другого, меряя все ПО СЕБЕ.

Эгоист же старается найти новый ракурс, пытаясь посмотреть на мир глазами другого, что бы расширить поле восприятия. То есть становится все равно «как Я бы», интересно «а как другой?». И легко возвращается в себя с новым опытом (это важно! Ибо опыт можно не присваивать, избегая проживания чувств, уходя в рациональность и делание чего-либо).

* * * *

Если упростить все эти три пункта и вывести общее резюме, то, на мой взгляд, в переживании собственных границ:

  • Эгоцентрик может весь мир и других людей переживать как продолжение себя. Соответственно, и требовать от мира/других прогибания под себя.
  • Эгоист переживает себя отдельным от других, благодаря чему появляется возможность не тратить ресурсы на прогибание мира под себя, а искать экологичные способы соотноситься с собой и другими.

К сожалению, эгоизм часто путают с эгоцентризмом. Очень захотелось их разделить и обозначить свою симпатию к эгоизму.

* Фрустрация (frustratio — «обман», «неудача», «тщетное ожидание», «расстройство замыслов») —
негативное психологическое состояние , возникающее в ситуации реальной
или предполагаемой невозможности удовлетворения тех или иных потребностей,
или, проще говоря, в ситуации несоответствия желаний имеющимся возможностям.
Такая ситуация может рассматриваться как до некоторой степени травмирующая.

Рождается ли человек эгоистичным или его делает таким жизнь? Как формируется эгоизм у ребенка? Главное условие нормального развития человека, главная жизненная сила – любовь. Она, как солнце, дающее жизнь. Наверное, многие из вас слышали об эффекте «госпитализма». Это явление наблюдалось в немецких домах ребенка. Несмотря на то, что дети имели все: питание, уход, тепло, они почему-то не только плохо развивались, но там была и повышенная смертность. Как выяснилось, это результат того, что ребенок лишен материнской любви. Там, где няня проявляла к ребенку любовь, внимание и заботу, он выживал. Если этого не было – ребенок чахнул, заболевал, а в некоторых случаях и умирал. Для выживания ребенку необходима прежде всего любовь.

Аналогичные ситуации в семье, где мама в состоянии усталости, раздражения, утомления: у нее нет душевных сил проявить любовь к ребенку. Когда она его кормит, ребенок может отказываться от кормления, кричать. У него появляются болезни пищеварения и другие недуги. Г.С. Салливан – американский психоаналитик, посвятивший этому свои исследования, выявил, что если мать кормит младенца в состоянии тревоги, то для него весь мир окрашивается в темные тона, становится страшным, угрожающим, ужасным. Дети реагируют по принципу: «все или ничего». Материнская тревога даже в небольших дозах вызывает у них переживание ужаса, поэтому ситуация кормления становится для ребенка страшной, и он от нее уходит, отказывается от груди. Многие матери не могут понять, почему дети плохо едят, почему они капризничают. А это происходит потому, что ситуация кормления становится травмирующей уже с младенчества из-за состояния самой матери. Оказывается, дети очень чувствительны к эмоциональной атмосфере семьи: если она напряжена, тревожна, неблагополучна, то и психическое развитие младенца идет по типу «госпитализма».

Так же возникают разные болезни: физические, а главное – психические. У ребенка формируются трудности характера. Мир для него становится опасным, угрожающим – и так формируется эгоцентризм. Взрослый становится опасным, мир – страшным, и ребенок замыкается в себе. Мы видим упрямых детей, которые боятся и чураются взрослых, детей негативистичных и агрессивных. Душевные травмы младенчества поглощают все их внимание, концентрируют на себе их душевную жизнь, и так у них формируется эгоцентрическая доминанта, которая искажает восприятие окружающего мира.

Эгоцентризм – это не то же, что эгоизм. Эгоизм сопряжен с жизненной позицией использования других в своих целях, когда на первое место ставятся свои интересы в ущерб интересам других. Можно допустить, что эгоизм связан с эгоцентризмом, но все-таки это разные явления.

В своей дипломной работе Марина Юрьевна Колпакова проводила исследование с детьми из детского дома, родители которых лишены родительских прав, и с детьми из обычного детского сада. Мы смотрели, как у детей развиваются отношения к людям, к окружающему миру, и пытались понять психологию эгоизма и эгоцентризма. Оказалось, что здесь разные корни. Эгоистичные дети обычно вырастают в семьях, где их балуют, где единственный ребенок становится центром семьи. Эгоцентричные дети – это дети, часто вообще лишенные семьи, нормального материнского ухода, это нередко дети из детских домов.

Всем участникам исследования предъявлялись картинки теста ТАТ (Тематического Апперцептивного Теста). На одной из картинок мальчик с неопределенным выражением лица держит скрипку. Можно дать разные ответы: мальчик или думает, или он изучает скрипку, или мальчик сидит печальный. Ответы зависят от состояния воспринимающего. Дети из детского дома, как правило, отвечали, что мальчика оставили, бросили, он один. Также и по поводу других подобных картинок звучала та же мысль: скажем, мальчик сидит у порога, и дети говорят, что его оставили, он один. Дети из детского сада отвечали, что мальчик кого-то ждет у порога, он не один, а на скрипке он будет учиться играть, пойдет в школу. Особенно показательной была картинка, на которой бежит мальчик, а за ним виден паровоз. Несколько детей из детского дома ответили, что паровоз хочет задавить мальчика, паровоз бежит за ним.

Эгоцентризм – это искаженное восприятие. Такой ребенок не может адекватно видеть мир. Он видит угрозу там, где ее нет. Внутренняя тревожность и неблагополучие формируют искаженное восприятие действительности, неадекватность мировосприятия, Дети из благополучных семей видели ситуацию благоприятной, воспринимали мир в оптимистических тонах. Дети же из трудных семей отвечали подобно воспитанникам детского дома.

Итак, атмосфера в семье, любовь или ее отсутствие оказываются решающими в формировании типа личности. А в направленности на себя как две ее разновидности мы различаем эгоцентризм и эгоизм. Эгоизм развивается часто там, где, притом, что ребенка балуют, он оказывается лишенным душевной, внутренней любви, той любви, которая дает чувство сопричастности другим. Эгоизм – это тоже следствие отсутствия любви, но другого типа. С эгоистичным ребенком надо вести себя не так, как с эгоцентричным. Если эгоистичного надо ставить в условия, где необходимо учитывать интересы других, стараясь изменять привычки и жизненную установку ребенка, то с эгоцентричным надо действовать очень осторожно. Его надо лечить любовью.

Подведем итоги сказанному о различии эгоизма и эгоцентризма. Эгоист использует других людей как средство достижения собственных целей, ставит на первое место свои интересы в ущерб другим. Эгоцентризм является следствием душевной травмы в раннем детском возрасте. У таких детей повышенный уровень тревожности, они склонны ожидать плохого и проецируют свой внутренний душевный опыт на окружающих.

В мире существует огромное множество людей, ставящих собственные интересы выше мнения окружающих. Подобное поведение именуется эгоизмом и считается вполне нормальным проявлением человеческой сущности. Психологи выделяют еще одно понятие, связанное с возвышением собственной персоны. Речь идет об эгоцентризме, который зачастую рассматривается как выражение крайней степени эгоизма. Но действительно ли данные термины настолько близки по своему смыслу? Попытаемся разобраться, чем отличается эгоизм от эгоцентризма.

Определения

Эгоизм

Эгоизм – себялюбие, предпочтение личных интересов общественным. Это поведение, полностью определяемое мыслями о собственной выгоде. Термин был введен французскими материалистами в XVIII веке. Они выступили с теорией «разумного эгоизма», утверждая, что основой любой добродетели выступает правильно распознанный личный интерес. Кант же расценивал данное качество как «радикально злое». Само слово происходит от латинского «эго», что означает «я». С началом эпохи Просвещения рассматриваемое понятие стало считаться своеобразным двигателем прогресса и знаком пробуждения человеческой активности. И действительно, если бы древние люди не заботились о своем комфорте, научились бы они шить одежды из шкур, делать посуду, разжигать огонь? В современном обществе данный термин оценивается с другой позиции. Под ним подразумевается поведение, нацеленное на извлечение пользы для себя в ущерб окружающим. Оно граничит с непорядочностью и оскорблением чужого достоинства.


Эгоцентризм

Эгоцентризм – восприятие собственной позиции как единственно существующей. Выступает особенностью мышления, присущей детям вплоть до достижения 8-12-летнего возраста. Порой может сохраняться у взрослых людей, постепенно прогрессируя с годами. Данное понятие было внедрено в психологию швейцарским философом Жаном Пиаже. Он провел ряд экспериментов, наглядно демонстрирующих детский эгоцентризм. Исходя из результатов, было отмечено, что ребенок попросту не может поставить себя на чье-то место, он сосредоточен лишь на своих ощущениях и переживаниях. Стоит отметить, что, вопреки распространенному мнению, эгоцентризм вовсе не является формой эгоизма. Но между тем он вполне способен послужить основой для зарождения конфликтов на почве неспособности индивида различать потребности окружающих.

Сравнение

Чтобы дифференцировать рассматриваемые явления, необходимо углубиться в их природу. Как говорилось выше, эгоизм представляет собой не что иное, как огромную любовь к собственной персоне и стремление действовать лишь в своих интересах. Человек знает о существовании других точек зрения по одному вопросу, но намеренно не принимает их в расчет. Эгоизм – это черта личности, которая начинает давать о себе знать в раннем детстве и сопровождает индивида на протяжении жизни. Несмотря на свою негативную окраску, данное явление выступает своеобразным двигателем прогресса. Оно заставляет человека действовать, придумывать, творить, изобретать, идти вперед для достижения собственной выгоды. Современные психологи считают здоровый эгоизм в сочетании с порядочностью и хорошим воспитанием весьма полезным качеством. Бытует мнение, что оно передается ребенку по наследству на генетическом уровне.

Главное отличие эгоизма от эгоцентризма состоит в том, что последний выступает не чертой личности, а особенностью мышления. Такой человек не просто не принимает в расчет чужое мнение, а банально не догадывается о его существовании. Он искренне считает свою точку зрения единственной и даже не помышляет о том, что может быть иначе. В представлении эгоцентрика мир крутится вокруг него и для него. Причем человек вовсе не стремится поставить себя на пьедестал, он действительно так ощущает. Индивид с подобным мышлением полностью погружен в себя и не чувствует других людей. Как уже говорилось выше, такое поведение характерно для детей вплоть до достижения 8-12-летнего возраста. У взрослых же оно встречается гораздо реже. Эгоцентризм не имеет положительного подтекста. Он заставляет человека замыкаться в своем мирке, препятствуя общению с окружающими. Типичные эгоцентристы являются интровертами с абстрактным мышлением. Их взгляд направлен исключительно внутрь себя.

Подведем итог, в чем разница между эгоизмом и эгоцентризмом.

Таблица

Эгоизм Эгоцентризм
Черта личности Особенность мышления
Проявляется в огромной любви к собственной персоне и стремлении действовать лишь в своих интересах Характеризуется ощущением себя центром Вселенной
Человек знает о существовании других точек зрения, но намеренно не принимает их в расчет Индивид считает свою точку зрения единственной и даже не помышляет о том, что может быть иначе
Данное качество сопровождает людей на протяжении всей жизни Характерен для детей, обычно пропадает к 8-12 годам
Его проявления встречаются у каждого человека вне зависимости от возраста Гораздо реже присутствует у взрослых людей
Считается весьма полезным качеством, побуждающим индивида к действию Не имеет положительного подтекста, заставляет человека замыкаться только на себе

Эгоизм – это мотивационная ориентация человека, которая заставляет его ставить на первое место собственные интерес и потребности. Эгоистичный человек никогда ничего не делает без выгоды для себя. Хотя то, что это является исключительно отрицательная черта в последнее время вызывает сомнения. Просто, как многое в этом мире, всё зависит от степени выраженности эгоизма. Но, давайте подробно разберёмся.

Итак, начнём, пожалуй, с обозначения чётких границ определения эгоизма. Ведь в быту люди часто смешивают это понятие с подобными. Основа эгоизма – это, безусловно, завышенная самооценка. Но, этот термин связан прежде с поведением, которое направлено на достижение желаемого результата. Иногда это стремление выражается в «победой любой ценой» и «хождению по трупам», но может и учитывать потребности других , если при этом достигается общая выгода. То есть, эгоист не считает себя центром вселенной. Зачастую он, наоборот, считает себя «обделённым» и потому постоянно стремиться к большему и лучшему. Ближе всего в понятии находится феномен эгоцентризма или себялюбия. Вот здесь мы имеем дело не с моделью поведения, а с установкой в своеобразное «богопомазанье», со специфичностью мышления человека.

Эгоцентрик считает, что существует два мнения: его и неправильное. И это не шутка. Только его идеи правильны, даже если он сотый раз наступает на грабли. Он не слышит доводов и рассуждений. Вселенная замыкается на нём. Считается, что такое проявление в детском возрасте может быть результатом определённых событий и значительно ослабляться в возрасте 12 лет. Что же касается таких убеждений в возрасте до 8 лет, то они часто рассматриваются как вполне допустимый этап формирования личности ребёнка, с учётом их нивелирования к указанному сроку. А вот взрослый человек, ведущий себя как эгоцентрик указывает на проблемы своего взросления. Судя по всему, в раннем периоде у него были определённые травмирующие события, не позволившие ему адекватно внутренне повзрослеть. Или же руку к этому приложили близкие люди (чаще всего мамы), которые внушили ему определённые постулаты не просто личностной значимости, а настоящей сверхзначимости.

Эгоцентрик отлично проводит время в одиночестве, ведь никто не нарушает его порядок. Хотя, в реальной жизни встречаются люди, которые проявляют смешанные черты.

Есть так же некоторые сходные черты проявлений эгоизма и эгоцентризма, это давление на вину других людей. И эгоисты, и эгоцентристы не склонны ощущать чувство вины. Поэтому, им удивительно видеть, что подобное может так явно влиять на других. Поэтому, чтобы мочь пользоваться людьми, они охотно внушают им ощущения «ущербности», а как следствие — виноватости перед ними. Причём это особенно больно бьёт по близким людям, поскольку внушает ощущение, что человек «не дотягивает» до их уровня. В первое время такой близкий ещё будет стараться исправиться и научиться, но видя, что любые старания приводят только к очередной порции критики, начинает сомневаться в правильности таких суждений. Но, ведь суждения эгоиста, а тем более эгоцентриста – справедливость в априори. И такие отношения начитают стремительно рушиться, ведь нормальному человеку невозможно постоянно жить с чувством вины.


Но, существует различие, которое коренным образом отличает эгоиста от эгоцентриста – это позитивный компонент данных проявлений. Дело в том, что эгоизм имеет иногда достаточно позитивный аспект. Эгоцентризм никогда и ни при каких обстоятельствах его не имеет.

Формы проявления и что такое рациональный или здоровый эгоизм

Считается, что эгоизм не однороден и имеет целый ряд форм:

  • этический эгоизм – это собственно тот самый эгоизм, который заставляет человека действовать в своих интересах;
  • психологический эгоизм, который выражается в том, что человеческая мотивация связана со своими интересами;
  • рациональный эгоизм – утверждение, человек всегда существует принципиальный приоритет собственных интересов.

И вот именно с последним понятием связанно много интересного. Дело в том, что в нашей стране на протяжении многих лет существовал определённый культ жертвенности. То есть, доминирующим принципом было благо общества, а личное благо стояло, мягко говоря, на втором месте. Однако, согласно многим исследованиям, это противоречит истинной природе человека. Если маленькому ребёнку предлагают один из двух кусков пирога, то он выберет больший или лучший. Будучи взрослыми, если не существует иных важных для нас составляющих, мы действуем в случае выбора так же – выбираем лучшее. Какими могут быть эти самые дополнительные важные составляющие? Это потребности значимых для нас людей. И вот здесь понятие разумного, рационального или так называемого «здорового» эгоизма входит в некоторый конфликт с основным его определением. В этом случае эгоизм не определяется как «в ущерб другим», а переходит в разряд «не в ущерб себе». И, когда при приёме на работу, вас просят указать предполагаемую заработную плату, смотря уровень ваших притязаний, всплывает и «жизнеспособность» вашего рационального эгоизма.

Как утверждают современные психологи, доля здорового эгоизма необходима в современном обществе. Ведь она заставляет нас чувствовать и отстаивать свою значимость. Ведь, как говорится, себя не похвалишь, никто тебя не оценит. Разумный эгоизм заставляет нас протестовать против бесплатных дополнительных нагрузок на работе; требовать повышение, потому что мы уже давно являемся сотрудниками фирмы и можем оценить себя как «лучший и достойный». Без доли эгоизма человек вряд ли так себя оценит.

Существует много примеров здорового эгоизма.


Ну и наконец, человеку не хочется тратить много времени на разогрев пищи, и он изобретает микроволновку; хочет видеть руки жены красивыми, и изобретает посудомойную и стиральную машину; хочет перемещаться быстро и комфортно и к нашим услугам автомобили, самолёты, поезда, а если при этом появляется стойкое желание не дышать грязным воздухом – изобретается электротранспорт, роется метро, а тепловозы заменяются суперсовременными электровозами, которые несут эгоистичных пассажиров, требующих только лучшее обслуживание и сервис за свои тяжело заработанные деньги. И, таким образом, этот самый разумный эгоизм становится двигателем прогресса.

А ещё невозможно любить других, не любя себя. Если каждый день твой альтруизм сталкивается с неимоверными волевыми усилиями, рано или поздно ты начнёшь думать, что тебя «не оценили». По типу «я жизнь свою потратил на тебя, а ты – неблагодарный». И вот здесь всегда возникает вопрос: «а кто тебя просил?». Это был твой выбор, значит, он должен был приносить тебе удовольствие; если ты при этом получал только негатив, то зачем такое выбирал (или выбирала)? Часто подобное всплывает в отношениях мама-дети, когда мамы полностью растворяются в заботах и потребностей детей. Ведь будучи здоровыми эгоистками, они могут заниматься дополнительно тем, что им нравится и быть счастливыми , тогда и дети их будут счастливы. А выросшие дети будут строить свою жизнь, не оставляя маму «у разбитого корыта», ведь у неё есть свои занятия. А если как раз всеми занятиями были дети, отпустить их становится невыносимо. Ведь жизнь теряет смысл. Детей обвиняют в неблагодарности по отношению к родительскому альтруизму. Но упомянутые претензии как раз вовсе не пример его, а признак самого что ни на есть нерационального эгоизма! Ведь постулат: будь несчастен потому, что я сама была из-за тебя несчастна – это стремление получить удовлетворение без оглядки на чувства и потребности другого.

Нездоровый эгоизм – дракон с разными головами

Таким образом, получается, что нездоровый эгоизм — весьма интересная и многоплановая вещь. Так, эгоизм в отношениях, когда не учитываются чувства, потребности и желания другого, склонны заканчиваться крахом. Потому что человеку невозможно постоянно жертвовать, не получая ничего взамен. Даже если кто-то именно в этом получает удовольствие, всё равно наступают моменты, когда помощь необходима, ведь человек может заболеть, устать или попасть в неприятность. А нерациональный эгоист вряд ли захочет напрягаться при этом.


Но, есть и другой вариант эгоизма. Человек вроде бы живёт для кого-то. Например, он всячески обеспечивает ту же семью: покупает еду, одежду и всякие блага. А потом начинает жаловаться, что его недооценили. Стоп. А действительно ли всё это совершено с заботой о ближнем? Спросил ли упомянутый человек что действительно хотят близкие? Или их потребности – только его личное мнение относительно этого? Например, ваш ребёнок с большим удовольствием бы пошёл в художественное училище на соседней улице, чем поехал изучать экономику за границу; а ваша жена с удовольствием провела время на даче только с вами и огородом, а не на престижном курорте. А вы тратите силы и здоровье на зарабатывание «мешка денег», который оказывается никому не нужным и не оценённым. Но, ведь положите руку на сердце, вы зарабатываете его не для них, а потому что вы и только вы достойны лучшего. Вот вам и эгоизм под маской альтруизма. А также путь к непониманиям, ссорам и расставаниям.

Если человек предполагает «жить для других», он сознательно идёт на получение удовольствия от того, что делает хорошо кому-то, не желая ничего взамен. То есть это поведение полностью исключает зависть, жадность, гнев и многое другое. Но, истинный альтруист не может переступить определённый порог. Например, если вы идёте в монастырь или хотите посвятить жизнь философии – это одно. Но, если вам важно всё-таки одеть своего ребёнка не в фиговые листики, а в «сто получше», если вы любите кушать определённые вкусные блюда, а не только хлеб из лебеды и воду, значит доля эгоизма у вас присутствует, просто в разумных пределах.

Последствия эгоизма и что делать

Сточки зрения современного общества на разумный эгоизм – развивать его дальше. Люди, могущие оценить себя, добиваются успехов. Но, иногда обиду вызывает умение заявить об этом начальству. Так и получается, что работники с одинаковыми знаниями получают разную заработную плату. Теперь понятно почему в разумных пределах стоит быть эгоистом?


А вот с истинным эгоизмом, без оглядки на других людей стоит бороться. Но, проблемы заключаются в том, что такому эгоисту сложно понять и принять свою проблему. Вот представьте, что у вас на руке шесть пальцев и вы прекрасно ими пользуетесь. Иногда, правда, путаетесь и перчатки не купишь, приходится мёрзнуть, но всё равно у вас всё отлично и вы – уникальный. Как же всё-таки прийти к мнению, что шестой палец вам не нужен и это – проблема, с которой нужно бороться кардинально? Конечно, тяжело и мучительно.

Оцените, сколько людей, которые были рядом с вами оставили вас. Задумайтесь, счастливы ли вы? Ведь чаще всего эгоисты не счастливы. И постоянная погодя за призрачным «насыщением во всём» лишает их вкуса настоящего дня. И, если это так, обратитесь к психологу. Возможно, он поможет найти ваши спусковые механизмы формирования такого отношения к миру. А вам остаётся учиться замечать потребности и чувства всё ещё оставшихся радом с вами людей.

ЭГОИСТИЧЕСКИЙ — это… Что такое ЭГОИСТИЧЕСКИЙ?

ЭГОИСТИЧЕСКИЙ
ЭГОИСТИЧЕСКИЙ
ЭГОИСТИ́ЧЕСКИЙ, -ая, -ое.

Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949-1992.

.

Синонимы:

Антонимы:

  • ЭГОИСТ
  • эгоистичность

Смотреть что такое «ЭГОИСТИЧЕСКИЙ» в других словарях:

  • эгоистический — эгоистичный, себялюбивый; индивидуалистический, эгоцентрический, самолюбивый, загребающий под себя, гребущий под себя, шкурнический, эгоцентричный, узкоэгоистический Словарь русских синонимов. эгоистический см. эгоистичный Словарь син …   Словарь синонимов

  • ЭГОИСТИЧЕСКИЙ — ЭГОИСТИЧЕСКИЙ, эгоистическая, эгоистическое; в качестве кратк. употр. эгоистичен, эгоистична, эгоистично. прил. к эгоизм; проникнутый эгоизмом. «Эгоистическое чувство больше других заглушало во мне истинную печаль.» Л.Толстой. Толковый словарь… …   Толковый словарь Ушакова

  • ЭГОИСТИЧЕСКИЙ — Себялюбивый, свойственный себялюбию. Объяснение 25000 иностранных слов, вошедших в употребление в русский язык, с означением их корней. Михельсон А.Д., 1865 …   Словарь иностранных слов русского языка

  • эгоистический — ая, ое. égoïste m. Отн. к эгоизму и эгоисту, свойственный им. БАС 1.Судьба поставила возле него женщину, которая своей мозговой любовью, своим преувеличенным ухаживанием раздувала его эгоистические наклонности и поддерживала его слабости. Герц.… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Эгоистический — прил. 1. соотн. с сущ. эгоизм, эгоист, связанный с ними 2. Свойственный эгоисту, характерный для него. 3. Преисполненный эгоизма, проникнутый им; себялюбивый. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • эгоистический — эгоистический, эгоистическая, эгоистическое, эгоистические, эгоистического, эгоистической, эгоистического, эгоистических, эгоистическому, эгоистической, эгоистическому, эгоистическим, эгоистический, эгоистическую, эгоистическое, эгоистические,… …   Формы слов

  • эгоистический — альтруистический …   Словарь антонимов

  • эгоистический — эгоист ический …   Русский орфографический словарь

  • эгоистический — …   Орфографический словарь русского языка

  • эгоистический — ая, ое. 1. к Эгоизм и Эгоист. Э ое поведение. Э ое мышление. Э ие интересы. 2. = Эгоистичный. ◁ Эгоистически, нареч. Э. относиться к кому л …   Энциклопедический словарь

Значение слова «эгоисти́ческий»

ая, ое.

1. Проникнутый эгоизмом, свойственный эгоисту; эгоистичный (2 зн.).

Эгоистический расчет. Эгоистическое чувство. Эгоистическое поведение. Эгоистические цели. Руководимый эгоистическими побуждениями. Действовать в своих эгоистических интересах.

Данные других словарей

Большой толковый словарь русского языка

Под ред. С. А. Кузнецова

эгоисти́ческий

-ая, -ое.

1. к Эгои́зм и Эгои́ст.

Э-ое поведение. Э-ое мышление. Э-ие интересы.

2. = Эгоисти́чный.

      нареч.

Э. относиться к кому‑л.

Словарь трудностей русского произношения

М. Л. Каленчук, Р. Ф. Касаткина

эгоисти́ческий

[с’т’]; [к’ий] и допуст. устар. [къй]

что такое в Толковом словаре русского языка

Смотреть что такое ЭГОИСТИЧНЫЙ в других словарях:

ЭГОИСТИЧНЫЙ

ЭГОИСТИЧНЫЙ, -ая, -ое; -чей, -чна. Проникнутый эгоизмом, себялюбивый.Э. па-ступок. Эгоистичная личность. Эгоистично (нареч.) поступать. 11 сущ.эгоистичность, -и, ж…. смотреть

ЭГОИСТИЧНЫЙ

эгоистичный прил. 1) Соотносящийся по знач. с сущ.: эгоизм, связанный с ним. 2) Отличающийся эгоизмом.

ЭГОИСТИЧНЫЙ

эгоистичный эгоистический, себялюбивый; эгоцентрический, эгоцентричный (книжн.) Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. — М.: Русский язык.З. Е. Александрова.2011. эгоистичный прил. • эгоистический • себялюбивый Словарь русских синонимов. Контекст 5.0 — Информатик.2012. эгоистичный прил., кол-во синонимов: 12 • гиперэгоистичный (1) • гребущий под себя (4) • загребающий под себя (4) • индивидуалистичный (2) • самовлюбленный (11) • самолюбивый (15) • самотный (4) • себялюбивый (7) • шкурнический (12) • эгоистический (14) • эгоцентрический (5) • эгоцентричный (5) Словарь синонимов ASIS.В.Н. Тришин.2013. . Синонимы: гребущий под себя, загребающий под себя, индивидуалистичный, самолюбивый, себялюбивый, шкурнический, эгоистический, эгоцентрический, эгоцентричный… смотреть

ЭГОИСТИЧНЫЙ

1) Орфографическая запись слова: эгоистичный2) Ударение в слове: эгоист`ичный3) Деление слова на слоги (перенос слова): эгоистичный4) Фонетическая тран… смотреть

ЭГОИСТИЧНЫЙ

эгоисти́чный, эгоисти́чная, эгоисти́чное, эгоисти́чные, эгоисти́чного, эгоисти́чной, эгоисти́чного, эгоисти́чных, эгоисти́чному, эгоисти́чной, эгоисти́чному, эгоисти́чным, эгоисти́чный, эгоисти́чную, эгоисти́чное, эгоисти́чные, эгоисти́чного, эгоисти́чную, эгоисти́чное, эгоисти́чных, эгоисти́чным, эгоисти́чной, эгоисти́чною, эгоисти́чным, эгоисти́чными, эгоисти́чном, эгоисти́чной, эгоисти́чном, эгоисти́чных, эгоисти́чен, эгоисти́чна, эгоисти́чно, эгоисти́чны, эгоисти́чнее, поэгоисти́чнее, эгоисти́чней, поэгоисти́чней (Источник: «Полная акцентуированная парадигма по А. А. Зализняку») . Синонимы: гребущий под себя, загребающий под себя, индивидуалистичный, самолюбивый, себялюбивый, шкурнический, эгоистический, эгоцентрический, эгоцентричный… смотреть

ЭГОИСТИЧНЫЙ

ЭГОИСТИЧНЫЙ ая, ое. égoïste m. Свойственный эгоисту; проникнутый, исполненный эгоизма. БАС-1. Великое сердце его без эгоизма в самой эгоистичной из ст… смотреть

ЭГОИСТИЧНЫЙ

-ая, -ое; -чен, -чна, -чно.То же, что эгоистический.[Больные] о своих болезнях рассказывают подолгу, с эгоистическим удовольствием. Куприн, Сентимента… смотреть

ЭГОИСТИЧНЫЙ

Чисто Чин Чий Тэс Тэный Тын Тсонг Точный Тосин Тонг Тон Той Тисочный Тис Тинг Сэнто Сыч Сыто Сытно Сын Сточный Стон Стог Стинг Сочный Соч Соты Сонг Сон Сойти Сныч Сный Снг Ситочный Сито Ситный Сити Сион Синто Синий Син Сиг Сгон Очный Очистный Очин Отчий Остин Ост Осиный Осгит Огнистый Чистый Чон Эгоист Ный Эгоистичный Эйс Нто Эон Нсый Нотис Нос Ной Нит Эос Эст Нии Йот Йог Ичиг Этично Этичный Итог Истый Ионит Этно Ион Инст Иго Гэс Этнос Гостиный Гост Гонт Гон Гит Гисто Этос Гистон Гной Гоист Гончий Гос Гот Гто Инистый Ионий… смотреть

ЭГОИСТИЧНЫЙ

эгоисти’чный, эгоисти’чная, эгоисти’чное, эгоисти’чные, эгоисти’чного, эгоисти’чной, эгоисти’чного, эгоисти’чных, эгоисти’чному, эгоисти’чной, эгоисти’чному, эгоисти’чным, эгоисти’чный, эгоисти’чную, эгоисти’чное, эгоисти’чные, эгоисти’чного, эгоисти’чную, эгоисти’чное, эгоисти’чных, эгоисти’чным, эгоисти’чной, эгоисти’чною, эгоисти’чным, эгоисти’чными, эгоисти’чном, эгоисти’чной, эгоисти’чном, эгоисти’чных, эгоисти’чен, эгоисти’чна, эгоисти’чно, эгоисти’чны, эгоисти’чнее, поэгоисти’чнее, эгоисти’чней, поэгоисти’чней… смотреть

ЭГОИСТИЧНЫЙ

корень — ЭГО; суффикс — ИСТ; суффикс — ИЧН; окончание — ЫЙ; Основа слова: ЭГОИСТИЧНВычисленный способ образования слова: Суффиксальный∩ — ЭГО; ∧ — ИСТ;… смотреть

ЭГОИСТИЧНЫЙ

кр.ф. эгоисти/чен, эгоисти/чна, -чно, -чны; эгоисти/чнее Синонимы: гребущий под себя, загребающий под себя, индивидуалистичный, самолюбивый, себялюби… смотреть

ЭГОИСТИЧНЫЙ

эгоистичныйאָנוֹכִי, אֶגוֹאִיסטִי, רְכוּשָנִי* * *אנוכייСинонимы: гребущий под себя, загребающий под себя, индивидуалистичный, самолюбивый, себялюбивы… смотреть

ЭГОИСТИЧНЫЙ

см. эгоистический эгоистичный человек — 自私自利的人Синонимы: гребущий под себя, загребающий под себя, индивидуалистичный, самолюбивый, себялюбивый, шкурни… смотреть

ЭГОИСТИЧНЫЙ

égoïsteэгоистичный поступок — action f égoïsteСинонимы: гребущий под себя, загребающий под себя, индивидуалистичный, самолюбивый, себялюбивый, шкурнич… смотреть

ЭГОИСТИЧНЫЙ

см. эгоистический Синонимы: гребущий под себя, загребающий под себя, индивидуалистичный, самолюбивый, себялюбивый, шкурнический, эгоистический, эгоце… смотреть

ЭГОИСТИЧНЫЙ

прлegoistico, egoísta; (корыстный) interesseiroСинонимы: гребущий под себя, загребающий под себя, индивидуалистичный, самолюбивый, себялюбивый, шкурни… смотреть

ЭГОИСТИЧНЫЙ

эгоист’ичный; кратк. форма -чен, -чнаСинонимы: гребущий под себя, загребающий под себя, индивидуалистичный, самолюбивый, себялюбивый, шкурнический, эг… смотреть

ЭГОИСТИЧНЫЙ

Ударение в слове: эгоист`ичныйУдарение падает на букву: иБезударные гласные в слове: эгоист`ичный

ЭГОИСТИЧНЫЙ

эгоисти́чный, -чен, -чна, -чно, -чны; сравн.ст. -ееСинонимы: гребущий под себя, загребающий под себя, индивидуалистичный, самолюбивый, себялюбивый, шк… смотреть

ЭГОИСТИЧНЫЙ

egenkjærlig, egoistisk, selvisk, selvsykСинонимы: гребущий под себя, загребающий под себя, индивидуалистичный, самолюбивый, себялюбивый, шкурнический,… смотреть

ЭГОИСТИЧНЫЙ

прил.egoisticСинонимы: гребущий под себя, загребающий под себя, индивидуалистичный, самолюбивый, себялюбивый, шкурнический, эгоистический, эгоцентриче… смотреть

ЭГОИСТИЧНЫЙ

egoisticСинонимы: гребущий под себя, загребающий под себя, индивидуалистичный, самолюбивый, себялюбивый, шкурнический, эгоистический, эгоцентрический,… смотреть

ЭГОИСТИЧНЫЙ

эгоистичный см. эгоистическийСинонимы: гребущий под себя, загребающий под себя, индивидуалистичный, самолюбивый, себялюбивый, шкурнический, эгоистичес… смотреть

ЭГОИСТИЧНЫЙ

прил. см. эгоистический Итальяно-русский словарь.2003. Синонимы: гребущий под себя, загребающий под себя, индивидуалистичный, самолюбивый, себялюбивый, шкурнический, эгоистический, эгоцентрический, эгоцентричный… смотреть

ЭГОИСТИЧНЫЙ

ЭГОИСТИЧНЫЙ, -ая, -ое; -чей, -чна. Проникнутый эгоизмом, себялюбивый. Эгоистичный па-ступок. Эгоистичная личность. Эгоистично (наречие) поступать. || существительное эгоистичность, -и, ж…. смотреть

ЭГОИСТИЧНЫЙ

ЭГОИСТИЧНЫЙ эгоистичная, эгоистичное; эгоистичен, эгоистична, эгоистично. То же, что эгоистический. Поступать эгоистично (нареч.).

ЭГОИСТИЧНЫЙ

Тщеславный, мотивируемый личными интересами. См. эготистичный для обсуждения и сравнения этих и подобных им терминов, которые часто путаются.

ЭГОИСТИЧНЫЙ

Начальная форма — Эгоистичный, качественное прилагательное, неодушевленное, одушевленное, сравнительная степень

ЭГОИСТИЧНЫЙ

-ая, -ое см. эгоистический;- избалованный человек обычно эгоистичен ерке өскен адам әдетте өзімшіл келеді

egoistical — перевод на русский, Примеры

Somebody is egoistic because he has so much money — but still he knows that death will take it all away.

Кто-то эгоистичен из-за того, что у него так много денег — но все же он знает, что смерть отберет все это.

Literature

Only the Light of the Creator can change an egoistic vessel into a spiritual one by entering it.

И только свет Творца, войдя в эгоистический сосуд, может переделать его на духовный.

Literature

In fact, it is inserted into man’s egoistic “self”, i.e., our entire organism is built on our egoistic “self”.

«В принципе, она помещается в эгоистическое «»я»» человека, т.е. весь наш организм построен на эгоистическом «»я»».»

Literature

Have you ever known a woman who was entirely an Egoist?’

Встречалась ли вам когда-нибудь женщина, которая была бы совершенной эгоисткой, до конца?

Literature

The camel is non-egoistic; the lion is very egoistic.

Верблюд не эгоист, лев очень эгоистичен.

Literature

She’s a sanctimonious old egoist.

Старая эгоистичная ханжа.

OpenSubtitles2018.v3

«»»Peculiarity works in the little egoist and secures him the desired ‘freedom.'»»»

«Особенность делает своё дело в маленьком эгоисте и создаст ему желанную свободу».

Literature

«CHAPTER VIII THE EGOIST «»It wasn’t real, was it?»»»

Глава VIII Эгоист –Э то не было реально, так ведь?

Literature

They contain curiosity argument, rules, customs and such egoistic traits but surrender is absent.

В них живет любопытство, жажда спора, ограничения из-за правил и обычаев И другие эгоистичные черты, но смирения в них нет.

OpenSubtitles2018.v3

This egoistic attitude to egoism is selflessness.

Это эгоистическое отношение к эгоизму есть самоотверженность.

Literature

Largely left to themselves, victims of egoistic suicide are neither connected with, nor dependent on, their community.”

Те, кто становятся жертвами эгоистического самоубийства, предоставлены главным образом сами себе, их ничто не связывает с окружающими и не ставит в зависимость от них».

jw2019

Only for man, burdened by egoistic pity for himself, is dying upsetting and bitter.

Только человеку, обремененному эгоистической жалостью к самому себе, умирать обидно и горько.

Literature

We were created as egoists, and we cannot go directly against our ego, as it is our Nature.

Мы созданы эгоистами, и не в наших силах противостоять эгоизму напрямую, поскольку речь идет о человеческом естестве.

Literature

One: if there is no fear, you will become too egoistic, and there will be no going back.

Прежде всего: если бы не было страха, вы стали бы слишком эгоистичным, и тогда не было бы пути назад.

Literature

I raise the angle of vision, but it’s still very — selfish, selfish, egoiste — yes, selfish.

Угол зрения расширился, но он все еще очень самонацеленный, эгоистичный.

QED

Individuality is just an egoistic notion.

Индивидуальность — это просто эгоистическое понятие.

Literature

Remedy for egoistic suicide: to achieve greater consistency in the groups which enfold the individual.

Средство борьбы с эгоистическим самоубийством: надо сделать более сплоченными группы, окружающие индивидуума.

Literature

The distance to the ‘egoist’ had been reduced a little bit.

Расстояние до эгоистки понемногу сокращалось.

Literature

As with Hobbes’ materialistic philosophy, his egoistic ethics would also undergo revision.

Эгоистическая этика Гоббса, подобно его материалистической философии, также подвергалась ревизии.

Literature

People pray – that too is a technique for them, part of their egoistic effort.

Люди молятся — но для них это очередная технология, часть их эгоистического усилия.

Literature

That’s why Hitler could become possible; because everyone is so egoistic, everybody is in need of merging.

Именно поэтому там был Гитлер — все так эгоистичны, что каждый стремится к слиянию с остальными.

Literature

It is important not to confuse this problem with that of justifying being a just man to an egoist.

Важно не путать эту проблему с проблемой обоснования того, что справедливый человек может быть эгоистом.

Literature

Moreover, some studies shows that women are less corrupt, less egoistic, more risk-averse and more prone to follow rules than men what have positive impact on governance (World Bank, 2001; Dollar et al., 2001; Swamy et al., 2001).

Кроме того, некоторые исследования показывают, что женщины меньше склонны к коррупции, менее эгоистичны, меньше восприимчивы к риску и больше склонны следовать правилам, чем мужчины, что полезно для государственного управления (World Bank, 2001; Dollar et al., 2001; Swamy et al., 2001).

UN-2

Here the philosopher (man’s egoistic voice) spoke wisely.

Здесь философ (внутренний эгоистический голос человека) говорил мудро.

Literature

If I think of some nice profit from the restriction, I will be able to work with my egoistic desire.

Если я придумаю себе хорошую выгоду от ограничения, то я смогу работать с моим эгоистическим желанием.

Literature

Definition and synonyms of эгоистичный in the Russian dictionary

PRONUNCIATION OF ЭГОИСТИЧНЫЙ IN RUSSIAN

WHAT DOES ЭГОИСТИЧНЫЙ MEAN IN RUSSIAN?

Click to see the original definition of «эгоистичный» in the Russian dictionary. Click to see the automatic translation of the definition in English.
Definition of эгоистичный in the Russian dictionary

Egoistic, -th, -th; -child, -there is. Imbued with selfishness, selfish. Selfish pa-mortar. Selfish personality. Selfish to do. || noun selfishness, and, well. ЭГОИСТИЧНЫЙ, -ая, -ое; -чей, -чна. Проникнутый эгоизмом, себялюбивый. Эгоистичный па-ступок. Эгоистичная личность. Эгоистично поступать. || существительное эгоистичность, -и, ж.


Click to see the original definition of «эгоистичный» in the Russian dictionary. Click to see the automatic translation of the definition in English.

RUSSIAN WORDS THAT RHYME WITH ЭГОИСТИЧНЫЙ

Synonyms and antonyms of эгоистичный in the Russian dictionary of synonyms

TRANSLATION OF ЭГОИСТИЧНЫЙ

Find out the translation of эгоистичный to 25 languages with our Russian multilingual translator. The translations of эгоистичный from Russian to other languages presented in this section have been obtained through automatic statistical translation; where the essential translation unit is the word «эгоистичный» in Russian.
Translator Russian —
Chinese 自私

1,325 millions of speakers

Translator Russian —
Spanish egoísta

570 millions of speakers

Translator Russian —
English selfish

510 millions of speakers

Translator Russian —
Arabic أناني

280 millions of speakers

Translator Russian —
Portuguese egoísta

270 millions of speakers

Translator Russian —
Bengali স্বার্থপর

260 millions of speakers

Translator Russian —
French égoïste

220 millions of speakers

Translator Russian —
Malay mementingkan diri sendiri

190 millions of speakers

Translator Russian —
German egoistisch

180 millions of speakers

Translator Russian —
Japanese 利己的な

130 millions of speakers

Translator Russian —
Korean 이기적인

85 millions of speakers

Translator Russian —
Javanese egois

85 millions of speakers

Translator Russian —
Vietnamese ích kỷ

80 millions of speakers

Translator Russian —
Tamil சுயநல

75 millions of speakers

Translator Russian —
Marathi स्वार्थी

75 millions of speakers

Translator Russian —
Turkish bencil

70 millions of speakers

Translator Russian —
Italian egoista

65 millions of speakers

Translator Russian —
Polish samolubny

50 millions of speakers

Translator Russian —
Romanian egoist

30 millions of speakers

Translator Russian —
Greek εγωιστικός

15 millions of speakers

Translator Russian —
Afrikaans selfsugtige

14 millions of speakers

Translator Russian —
Swedish självisk

10 millions of speakers

Translator Russian —
Norwegian egoistisk

5 millions of speakers

TENDENCIES OF USE OF THE TERM «ЭГОИСТИЧНЫЙ»

The map shown above gives the frequency of use of the term «эгоистичный» in the different countries.

Examples of use in the Russian literature, quotes and news about эгоистичный

10 RUSSIAN BOOKS RELATING TO

«ЭГОИСТИЧНЫЙ»

Discover the use of эгоистичный in the following bibliographical selection. Books relating to эгоистичный and brief extracts from same to provide context of its use in Russian literature.

1

Расширенный фенотип: длинная рука гена : [пер. с англ.]

«Расширенный фенотип» развивает идеи знаменитой книги Докинза «Эгоистичный ген» и по праву считается одной из важнейших книг в …

Ричард Докинз, 2010

2

Геном человека: энциклопедия, написанная четырьмя буквами

Имеется. ли. в. геноме. «эгоистичная». ДНК? Когда полностью секвенировали довольно крупный геном круглого червя С. еIе%апх, то обнаружили, что в нем 27% нуклеотидных последовательностей кодируют структурные белки, …

В.Ж. Тарантул, 2003

3

Продажи большим компаниям — Страница 24

Прекратите. вести. себя. как. эгоистичный. продавец. Давайте посмотрим, что вы можете сделать, чтобы организовать встречу с лицами, принимающими решения в корпорациях. Если вы похожи на прочих продавцов, то от одной …

Джил Конрат, 2013

4

Бог как иллюзия:

Разве доброте есть местов теории «эгоистичного гена»?​ Есть. Увы, данную теориючасто(но, если разобраться, по объяснимым причинам) понимают неправильно 137 .В названии нужно верно поставить акцент: «Эгоистич​ный …

5

Паронимы в русском языке: самый полный толковый словарь ; …

Устроить шуточное представление. э ЭГОИСТИЧЕСКИЙ — ЭГОИСТИЧНЫЙ Эгоистический, -ая, -ое, -ие. Свойственный, присущий эгоисту — себялюбивому человеку. Эгоистическое чувство. Эгоистический подход. Эгоистический …

Владислав Игоревич Красных, 2010

6

Электрические методы обогащения. Правдивая история о …

Эгоистичный. ген. Перекрестное свидание начиналось чопорно и неловко. Ели молча и сосредоточенно. Санчес инстинктивно жался к Полине, Димыч с Аяной, наоборот, держали благородную дистанцию, хотя и …

Павел Черкашин, 2011

7

Наука и религия: междисциплинарный и кросс-культурный подход

Илья Теодорович Касавин, 2006

8

Человек: характер и поведение : толковый словарь (5000 …

ЭГОИСТИЧНОСТЬ — свойство по значению прил. эгоистичный. ЭГОИСТИЧНЫЙ — то же, что эгоистический; себялюбивый. Эгоистичный характер. а [Больные] о своих болезнях рассказывают подолгу, с эгоистичным удовольствием, …

Соломон Александрович Фридман, 2003

9

Толковый словарь русского языка: Р-Я: — Страница 638

кратк. формупотр. эгоистичен, эгоистична, эгоистично. Прия. к эгоизм; проникнутый эгоизмом. Эгоистическое чувство больше других заглушало во мне истинную печаль. Л. Толстой. ЭГОИСТИЧНОСТЬ, эгоистичности, мн. нет, ж.

Дмитрий Николаевич Ушаков, ‎Григорий Осипович Винокур, 2001

10

Русские и «русскость»: лингво-культурологические етюды

Из них три (эгоистичный, напористый, жадный) содержаться в вопросе 4 (Назовите те качества, которые оттолкнули бы вас) (заметим, что мы посчитали возможным в данном случае рассматривать «жадный» и «скупой» как пару …

Виктория Владимировна Красных, 2006

10 NEWS ITEMS WHICH INCLUDE THE TERM «ЭГОИСТИЧНЫЙ»

Find out what the national and international press are talking about and how the term эгоистичный is used in the context of the following news items.

Очень эгоистичный «Библио Глобус»

14 октября в своем интервью телеканалу «Россия 24» генеральный директор «Аэрофлота» Виталий Савельев расставил все точки над I в … «Российский Туризм, Oct 15»

Обзор инопрессы. Сирийский конфликт разделил Европу и …

… Кремля. У Евросоюза также не обошлось без жертв: сочувствующая сирийским беженцам Западная Европа не поддержала «эгоистичный» Восток. «BFM.Ru, Sep 15»

Эгоистичный кроссовер Lamborghini появится в 2018 году

Через несколько лет на фабрике в Сант-Агата-Болоньезе по разведению «боевых быков» начнется выпуск паркетника в стилистике концепта Urus. «За рулем, Sep 15»

Психолог Елена Матвеева: основная проблема в воспитании …

«Эгоистичный родитель не может ни полюбить, ни смириться с проказами и непослушанием ребенка, — утверждает Елена Матвеева. — Ведь как же он … «Postimees, Aug 15»

Ким Кардашьян представила книгу фотографий «Selfish» после …

… светской львицы Ким Кардашьян под названием «Selfish», которое можно перевести как «Эгоистичный» или оставить без перевода – «селфишный». «NEWSru.co.il, May 15»

Эгоистичный Моуринью, 400-й гол Месси и рекорд Роналду

В эти выходные «Челси» одержал победу, после которой подвинуть его с первого места будет практически нереально. Команда Жозе Моуринью … «LiveSport.Ru, Apr 15»

Стивен Фрай: Бог — просто злобный, эгоистичный маньяк

Невероятно эгоистичный, невероятно… А мы должны всю жизнь на коленях проводить, благодарить его? Какой бы Бог так себя вел? Да, мир прекрасен. «Фраза — ежедневные новости и аналитика, Feb 15»

В Великобритании обсуждают слова актёра Стивена Фрая о …

В ответ Фрай разразился монологом, суть которого состоит в том, что Бог — абсолютный эгоистичный маньяк, который создал несправедливый и … «Сайт газеты Metro, Feb 15»

Ричард Докинз продолжает наживать себе врагов

Книга заканчивается моментом публикации его потрясшей во всех основания книги «Эгоистичный ген», в которой он утверждает, что альтруизм — это … «inoСМИ.Ru, Oct 13»

Глава Ульяновской области заступился за застройщиков отеля …

Когда рядом какой-то дом начинается строиться, то народ всегда возмущался. У нас народ такой эгоистичный. Вот когда собственный дом строят, для … «Газета.Ru, Sep 13»

Эгоистичный ген идеологии

Статья посвящена проблеме критического анализа господствующей идеологии в условиях постмодернистского ослабления власти языка. Эгоистичный ген идеологии – это, во-первых, элементарная дискурсивная частица-паразит. Вместе с тем, это и общая логика идеологической работы, понимаемой как эгоистическое переписывание научной или повседневной картины мира, истории или всей «реальности».

Еще полвека назад проблема критического анализа господствующей идеологии приобрела на Западе характер настоящего интеллектуального вызова. Содержанием это вызова можно считать, во-первых, моральное измерение – в этой редакции проблема может быть сформулирована как ясное осознание принципиальной аморальности власти. После Уотергейта[1] и «Моникагейта»,[2] после бесконечного количества разоблачений на тему глубинной связи структур власти с мафиозными кланами и теневыми организациями, громких коррупционных скандалов, историй с наркотиками, проституцией и порнографией, субподрядов государственных структур на пытки, похищения и убийства, наконец, после наглых оправданий её представителей (в тональности: «такова природа любой власти», «коррупция – это необходимый вид социальных отношений», «после нас придут те, кто еще хуже») – словом, после такого морального стриптиза господствующей идеологии само её существование становится  угрозой для нашей совести. Считать такое положение вещей нормальным, сводить его в духе извращенного псевдогегелевского правила («раз это существует – на это тоже есть исторический или философский резон») – значит вступать на путь слепого конформизма, превращаться в пассивного реципиента общества спектакля, совершать моральное самоубийство. Кстати, правильное диалектическое понимание гегелевской максимы «всё действительное – разумно», состоит в том, чтобы преобразовать неразумное настоящее, уничтожить недолжное, привести к разумному значению тупое наличное бытие.

Отсюда самым важным моральным императивом в отношении к господствующей идеологии можно считать принцип Мишеля Фуко (сформулированный им в предисловии к «Анти-Эдипу» Ж.Делёза и Ф.Гваттари) «Не влюбляйтесь во власть!». Чтобы понять этот лозунг нужно на себе ощутить всю притягательную силу даже самой микроскопической власти (в семье, на службе, в любой социальной роли), почувствовать феромоны властных соблазнов, энергию «старого доброго ультра-насилия». Невероятно сложно выработать морально-психологический иммунитет в ситуации, когда любишь идеологию в себе и себя в идеологии. Фашизм это и есть влюбленность во власть, потребность «желать именно то, что господствует над нами и эксплуатирует нас» [5, с. 8].

Во-вторых, проблема имеет характер и когнитивного вызова: адекватное понимание стремительно мутирующей идеологии требует синхронной, а лучше – опережающей перестройки понятийного аппарата, смены познавательных парадигм. Любой ментальный вирус должен быть оперативно выявлен и изучен в самой современной гуманитарной лаборатории. В противном случае любой «критик» идеологии будет в запале отстреливаться по давно уже неактуальным мишеням, сам будучи при этом инфицирован новейшими политическими микробами и мозговыми паразитами. Лучше всего это демонстрируют свежие идеологические (прежде всего, сетевые) битвы, сталкивающие лбами не только заурядных малообразованных рабов капитализма, но и тысячи «экспертов», «профессионалов», кандидатов и докторов наук… Трудность здесь в том, что сама фиксация и описание возникающих в стремительном темпе новых вещей, свойств и отношений (производимых, прежде всего, конвейером господствующей идеологии, монополизировавшей управление производственными процессами, электронными или аналоговыми потоками социального обмена) подразумевает эквивалентную материалу классификационную таблицу, методику, которую Фредрик Джеймисон называет «когнитивным картографированием [6, с. 335-349].

Ускоряющаяся динамика явлений в различных типах современных социальных пространств требует корректного считывания и раскодирования символических потоков, в идеале – в рамках слаженной работы множества гуманитарных операторов, объясняющих смыслы и функции, генеалогию и перспективу каждого актуального феномена. Ситуация здесь может напоминать гонку гаджетов и технологий, фрустрирующую рядового потребителя невозможностью разобраться как в качествах продукта, так и в самой его необходимости (без помощи специального консультанта). Понятно, что в итоге такой потребитель становится легковерной жертвой менеджера или продавца, объектом манипуляции, осуществляемой на уровне речи и воображения, посредством прямой эксплуатации его желания или, так сказать «потребности» (беру это слово в кавычки, учитывая весь искусственный характер монтируемых рекламой и всей социальной инженерией фабричных желаний). В противовес этому циничному использованию мышления и воображения втёмную, как простой приёмник чужой закодированной информации, работа настоящего критика идеологии состояла бы в дезавуировании, декодировании символических потоков. Наиболее подходящий пример – «Мифологии» Ролана Барта [1], препарирующие символические свойства простейших вещей современного быта – детских игрушек, моющих средств, кулинарных блюд и т.п. 

Таким образом, критик идеологии превратился бы в анти-продавца и анти-консультанта, последовательно демотивируя нас в отношении услуг и товаров с явной идеологической нагрузкой.

Именно у Ролана Барта хорошо видно, что когнитивное картографирование новых явлений и символическая расшифровка приводят нас к выводу о принципиальности идеологического довеска в любом фактически современном продукте. Так же, как в детских игрушках, где мы получаем в миниатюре весь каталог буржуазных стереотипов [1, с. 102-104], так и в частице современного мира мы всегда находим геном её главного автора – идеологии капитализма.

Впрочем, на деле мы всегда сталкиваемся с мутацией идеологии, с измененным вирусом, против которого бессилен вчерашний антидот – будь то отдельно взятые Маркс, Бодрийяр или Барт. Гибридному вирусу, конечно же, должна противостоять гибридная критическая теория – и потому вполне понятна логика таких номинально экзотических концепций, как фрейдомарксизм или экзистенциалистский марксизм. Но пока, пройдя через суровые склоки и споры, гуманитарии хотя бы двух соседних направлений сумеют объединить усилия (объединению способствует именно четкое видение врага – власти безличного и циничного капитала, равно пугающей и религиозных философов и активистов профсоюза), господствующая идеология произведет сотни новых синтетических вирусов. В амальгаме этих последних писков идеологической моды, как в сюжете голливудского блокбастера мы найдем и некоторый критический пафос, и удобные для канализированного недовольства мишени, и скромное обаяние контркультурного бунта, и, конечно же – остроумный автопортрет заказчика-капитала. Остроумный в том плане, что, как и хорошо интеллектуально «прокачанный» человек, капитал всегда найдет возможность слегка посмеяться над собой, попутно продемонстрировав превосходство такой свободы самовыражения.

Вспомним, сколько раз в стандартных голливудских триллерах мы встречали в роли антигероев как отдельных представителей власти (обычно рангом не выше вице-президента государства или корпорации), так и хищные фирмы или монополии. Понятно, что драматургический конфликт здесь сводится к выбору между «хорошим» и «плохим» капиталистом (или между неправильным, социально безответственным и правильным гуманистическим капиталом). Понятно также, что сама возможность иронического дистанцирования и самокритики производит обезоруживающий эффект на большинство идеологических противников. К известному самоопределению буржуазной демократии (приписываемому У.Черчиллю) как «лучшего из худших» политических режимов добавляется еще и психологически беспроигрышный аргумент: «именно в том, что мы критикуем власть и проявляется настоящая свобода».

В книге «Чума фантазий» Славой Жижек называет такое ироническое дистанцирование (например, в ритуалах высмеивания начальства или корпоративных устоев подчиненными) и наличие «критического отношения» условием особенно прочной связи субъекта с кормящей идеологией. Ведь если отождествление человека с функцией, добровольное превращение в винтик губительно для сознания и самочувствия, то возможность снимать социальную маску (под которой есть, якобы, подлинный и живой субъект) и смеяться над своим зависимым положением сохраняет рассудок, а заодно и социальное статус-кво: «идеологическая идентификация оказывает наибольшее влияние на нас, именно когда мы полностью осознаем, что мы не идентичны с ней, что «под маской» скрывается человеческая сущность с богатым внутренним миром: «не все есть идеология, под этой идеологической маской я — тоже живой человек»; это именно та самая форма идеологии, которая наиболее «эффективна на практике»» [8, с. 64].

Так разыгрывается тотальный спектакль политической симуляции: жертвы эксплуатации выступают против любых попыток ограничить привилегии власти, бюрократы борются с коррупцией, чиновники изобличают несправедливость общественного устройства… Всё это уже не удивляет нас в театре идеологических метаморфоз, в логике идеологического стриптиза. Кстати, парадоксальным эффектом обнажения в обычном стриптизе является то, что подлинная нагота становится всё менее достижима: «обнажаясь, женщина одновременно десексуализируется» [1, с. 188]. Таким же точно образом, раздевающаяся, то есть с удовольствием критикующая себя, инициирующая скандалы и «разоблачения», идеология лишь усиливает эффект морального превосходства над соперниками по политической сцене – не такими «свободными» в отношении самоиронии, более «косными», «реакционными», «тоталитарными»…

Но тоталитарной и реакционной следует считать именно эту претензию на статус «лучшей из худших» идеологий (с метафизическим довеском определения любой власти как системы насилия и обмана), звание самой вменяемой и самокритичной системы власти (игнорируя вопрос о том, что дает «свободная»  критика власти в атмосфере бесконечной взаимной обструкции), наконец, еще и весёлой ироничной власти, с набором смайлов на все случаи жизни (высмеивая попутно попытки серьезного анализа, разговора по существу дела).

Тоталитаризм постмодернистской самоиронии, разъедает не предмет критики, а сам институт независимой критической экспертизы. В голливудских сюжетах критики власти персонифицированы в образе маргинального персонажа-параноика, автора бредовых фантазий о всемирном заговоре или вторжении инопланетян. Но и здесь не бывает дыма без огня – идеологическое клише скрывает идеологическую трудность, больную мозоль идеологии, проблемное означаемое. В данном случае следует воспользоваться советом Славоя Жижека: «Разоблачение «паранойяльного» идеологического измерения теорий заговора (предположение о таинственном всесильном господине и т.д.) должно послужить указанием на то, что создание настоящих «заговоров» не прекращается ни на секунду. Наивысшей идеологией сегодня было бы самодовольное критико-идеологическое разоблачение заговоров как простых фантазий» [7, с. 104].

Фигура маргинального критика-параноика внутри идеологического текста является маркером не отдельной проблемы (власть безнадзорных монополий, существование секретных пенитенциарных учреждений, экологический кризис и т.п.), а, скорее, показателем критичности системы в целом, симптомом критического уровня её развития (или, прямо сказать – деградации).

Итак, если принцип морального отношения к идеологии – «не влюбляйтесь во власть!», то принцип интеллектуальной независимости от власти можно сформулировать так: «не мыслите, как власть!» Иначе говоря, не мыслите любую важную проблему в категориях господствующего дискурса, не принимайте правил интеллектуальной игры (стандарты её хорошо видны в формате популярных ток-шоу, сводящих представителей власти и «оппонентов» в бестолковых «дискуссиях», где стороны остаются при своем, а любая проблема забалтывается)! «Не мыслить, как власть» означает не просто не занимать предназначенное безвредным противникам власти место на любой из сторон телевизионного барьера, но отвергать саму разметку социального пространства, структуру социальных ролей, господствующие слова-вирусы и понятия-паразиты.

Построение критической теории власти должно начинаться не только с разбора идеологических завалов – т.е. вскрытия механизмов и приёмов манипуляции общественным вниманием (как это выглядело, например, в известной книге «Манипуляция сознанием» С.-Г.Кара-Мурзы [9]), но с деконструкции грамматики властного дискурса. Иначе любое разоблачение вновь будет выглядеть как выступление на ток-шоу, любая критическая публикация – как элемент пиара и необходимо власти публичного скандала. Ну а то, что сам разоблачитель будет невольно играть роль все того же персонажа-параноика из семейных триллеров и детективов – этого практически не избежать.

На этом этапе проблему освобождения от власти господствующей идеологии можно понимать как проблему создания какой-то гуманитарной нано-технологии, выявляющей молекулярные частицы общественного сознания. Идеологические молекулы или целые геномные образования программируют свойства любых речевых конструкций, собранных на их основе. 

Ген идеологии эгоистичен – он функционирует только для пользы всей идеологической системы, и неважно, в каком именно типе дискурса – научном, философском, повседневном, религиозном и т.п. – устроилась такая элементарная частица. Слова-паразиты с фиксированными идеологическими коннотациями (например, предельно клишированные слова «свобода», «прогресс», «индивидуальность», «тоталитаризм», «террор» и т.д.) переписывают смысл всей фразы, ведь дело даже не в том, что найдется мало желающих публично выступить за ограничение «свобод» граждан. Истинная проблема в том, что немногие политические оригиналы, выступая против линии господствующей идеологии, мыслят любые операции с «гражданской свободой» именно в категориях властного дискурса – поэтому выступление «против», по гамбургскому счету, равнозначно выступлению «за». Снова воспроизводится ситуация тупиковой дискуссии на ток-шоу, где содержание баталии определяется одним только местом, разметкой «полемического пространства», незыблемыми правилами игры (не меняющими сущность этой безвредной толерантной имитации альтернативной позиции).

Эгоистичность идеологического гена можно понимать еще и в другом аспекте. Вспомним для начала, насколько нерезультативна критика власти как целой и координированной структуры, действующей по единому плану. На такое классическое представление о гомогенной и системной природе власти нам сразу предъявляют массу контраргументов. Ключевые из них сводятся к тому, что в либерализованном и демократизированном государстве нет монополии конкретной политической или экономической власти. На деле, говорят нам, в экономическом пространстве действуют сотни тысяч больших и маленьких фирмочек или собственников, проводящих собственную финансовую политику и создающих эффект броуновского движения в неуправляемом космосе бесконечных возможностей (есть еще, конечно, «невидимая рука рынка», некие общие векторы экономической активности, но в интерпретации господствующей парадигмы здесь мы сталкиваемся с деперсонифицированной мистической силой, когда в разорении одних и обогащении других никто конкретно не виноват). Аналогичным образом политическое пространство нам рисуют как арену конкурентной борьбы множества больших и маленьких партий, соперничество отдельных политических игроков или сложное переплетение различных «ветвей власти», инвариантность смены политических пристрастий, «электоральных предпочтений» и т.п.

Чему, однако, соответствует эта живописная картина социального пространства в его политическом разрезе? Например, это очень похоже на структуру типового кинематографического или литературного триллера, где убийцей может оказаться кто угодно – как будто из чисто спортивного интереса автора сюжета, не утруждающего себя ни психологией, ни драматургией, а просто ведущего действие от поворота к повороту, от сюрприза к сюрпризу. В культовых телесериалах, как в шведском «Убийстве» («Forbrydelsen», 2007-2012) количество подозреваемых практически равняется количеству серий – переключая внимание на новую цель, можно весь сезон водить зрителя за нос и поддерживать неугасающий интерес к истории.

В обычном политическом спектакле решение ключевого вопроса «кто виноват в происходящем?» тоже находится в состоянии бесконечного откладывания и переадресации по неважным и текущим политическим мишеням. Та же в точности картина гибели метанарративов и полной эмансипации частиц воспроизводится в придворной науке (или, лучше сказать, в модных квазинаучных выжимках из научных теорий – будь то квантовая хромодинамика «для чайников», относительно понятая теория относительности, теория фракталов в популярном изложении и т.п.). Этот же сценарий проигрывается под афишами «эпохи постмодерна», эпохи всеобщей толерантности, парадигмы политкорректности  и т.д.

Возникает впечатление, что все эти эквивалентные картины мира написаны как будто одним автором. Они запрограммированы одним идеологическим геном, неустанно воспроизводящим собственную структуру в миллионах и миллиардах копий.

Но в отличие от парадигмы философского тоталитаризма XVIII-XIX вв. (сводящей к единому плану человеческую и мировую историю, эстетические явления или научные теории, в духе гегелевской системы), это сводится к парадигме атомизированной тотальности множественных частей в параллельных пространствах. Абсолютная идея трансформировалась в абсолютную логику фрактала, проросла миллионами ризом, размножилась бесконечными тиражами субстанциальных симулякров… Преимущество такой категориальной мутации в том, что при исчезновении единого автора мировой пьесы, ответственность за происходящее делится на не укладывающееся в голове число мелких политических или экономических агентов.

Итак, важно понять, что эта господствующая картина бесконечной множественности и делимости мира является результатом идеологического «когнитивного картографирования». Это следствие вирусного размножения частиц господствующей идеологии, переписавшей в удобном для себя виде учебники по физике и истории, сюжеты культурных или политических событий. Подобным образом фильмы на историческую тему полностью перекодируют историю (без преувеличения можно сказать, что вся история ХХ века мыслится нами в образ и категориях кинематографа). В театре симулякров событие заранее согласуется с условиями телетрансляции, территория ориентируется на географическую карту, производство подстраивается под логику рекламы и пиара…

Когнитивное картографирование начисто переделывает так называемую «реальность», сообщая ей весь вид текущего социального «Реального» – с полным набором наличных уродств: безжалостной эгоистической конкуренции, бюрократии, насилия, манипуляции сознанием и т.п. Но в переписанной эгоистичным идеологически геном координатной сетке «конкуренция» присуща всем живым существам на планете, насилие – неизбежный фактор любой природной организации, манипуляция – неотъемлемый атрибут любых социальных отношений…

Исследуемая проблема имеет и более глубокое измерение. Что, если после присвоения и переписывания «реальности» тотальной идеологией капитализма (о мощной десакрализирующей и дематериализующей силе которой удачно сказано уже в «Манифесте коммунистической партии» К.Маркса и Ф.Энгельса 1848 г.), необратимой мутации подверглась не просто грамматика или семантика, но и язык, дискурс как таковой? В «Поэтике политики» Бориса Гройса речь идет как раз о «постдискурсивности» как фундаментальной характеристике современного общества: капитализм «не нуждается ни в каком дискурсе – ни в религиозном, ни в идеологическом, ни в философском, ни в моральном, ни в политическом. …  Вместо языка капитализм использует другой медиум – а именно, медиум денег» [4, с. 346].

Что, если очевидная слабость современных критических теорий вызвана тем обескураживающим обстоятельством, что дискредитирован не только арсенал критических средств, но и сам язык критики? Семантика и логика, орфография и грамматика повседневного и научного языка одинаково бессильны в столкновении с прагматикой денежного обмена, наглядными примерами быстрого успеха и коммерческой выгоды. 

Указывая властным «дискурсмонгерам» на вопиющие логические просчеты, передергивания и манипуляции, пытаясь вовлечь их в дискуссию о «несправедливом» или «хищном» характере капитализма, мы упускаем из виду то важнейшее обстоятельство, что язык в принципе неспособен нанести ущерб господствующей идеологии. Шокирующий ужас от лицезрения «пустыни реальности» капитализма невыразим в благородном языке гуманитарных теорий. Следовало бы противопоставить персонифицированным образам гламурного успеха травмирующие кадры уничтоженной капитализмом природы, кадры жизни и смерти на колониальных свалках или в потогонках капитализма. Клин выбивают клином, образ перебивают образом, наглядный пример – другой наглядной и яркой картинкой. Как и в эпоху политической борьбы плакатов и плакатных же лозунгов, один удачный демотиватор в сетевом пространстве эффективнее тысячи научных статей.

Впрочем, такая интерпретация положения дел на фронтах борьбы с идеологией тоже выглядела бы предельно упрощенной. Ведь капитализм, как главный заказчик современной идеологии, далеко не однороден. На практике действует пул «физических» и «юридических» собственников, политических и экономических агентов, прибегающих на свой вкус к любым удобным идеологическим приёмам – в том числе, к вполне традиционным дискурсам и дискурсивным элементам. Можно сказать, что помимо «молчаливого» (ведь согласно известной поговорке, большие деньги делаются в тишине) постдискурсивного капитала есть и шумный, говорливый торговый капитал, как есть и целый принцип политического управления, метко называемый «демократией шума». Известно, что методом такого координирования является создание дискурсивных помех, высокого уровня шумового фона, заглушающего рефлексию и критику. Но в любом случае, господствующая идеология обнаруживает здесь свою зависимость от языка, связанность его законами. Идеологические ракеты и антиракеты запускаются или сбиваются благодаря объективному действию общих законов социальной физики, и отменить таковые, растворить в новой постдискурсивной реальности невозможно.

Во-вторых, даже молчаливый большой капитал (действительно принципиально не оправдывающийся перед обществом за все инспирируемые им войны и катастрофы, финансовые или экологические кризисы) имеет тенденцию периодически превращаться в дискурсивный, научно, религиозно или морально детерминированный капитализм. Это, например, происходит при сезонной милитаризации господствующей идеологии: «Новый подъем милитаризма и возрождение имперских настроений – процессы, свидетелями которых мы сегодня являемся, — снова приводят язык к власти» [4, с. 351].

Важно еще, вслед за Борисом Гройсом, обратить внимание на качество, производимого властью или её критиками языка. Обсессивный дискурс демократии шума – это, конечно язык самого низкого свойства, используемый в информационных войнах или в повседневной среде для обесценивания ключевых означаемых, для банализации и извращения важных вопросов и проблем. Отсюда же возникает это удивительное негласное требование правящей идеологии к гуманитариям – работать в содержательном плане хуже, превращать свою деятельность в бюрократическое производство холостых статей и монографий (фактически для «галочки», для начетнического повышения индекса Хирша, заполнения вузовского «кейса», мифических баллов и рейтингов), в симуляцию научной работы, в имитацию образования и самообразования. «По причинам структурного порядка, – пишет Б.Гройс, – от художников, писателей или интеллектуалов при капитализме требуется, чтобы они работали хуже, чем они могут работать. Им следует сознательно и последовательно редуцировать свою активность, свой талант, свое вдохновение. (…) от каждого члена общества требуется, чтобы он производил как можно меньше языка – а если он его всё-таки производит, то это должен быть язык низкого качества» [4, с. 352].

Логично, что программа негативного отношения к правящей идеологии должна включать в себя прямо противоположное требование: создавать лучшие – эффектные и эффективные произведения критического дискурса (здесь удачный пример – топ-теория Славоя Жижека, действующего к тому же далеко за пределом маргинальной научной ниши – в роли видеомейкера, киногида и киногероя). А чтобы эти создания критической мысли приобретали добавочную популярность, необходимо противопоставить эгоистическому геному идеологии принцип жизненного и теоретического альтруизма. Не ревнивая борьба за права своего копирайта, не утаивание своих интеллектуальных ноу-хау от взгляда конкурентов, а, напротив – предельная открытость и альтруистичность научной позиции. Благо, что новые электронные технологии де-факто устраняют частную собственность на знания. Этот стихийный сетевой коммунизм (на торрентах и в различных интернет-сообществах) может и должен быть превращен в альтернативную господствующей идеологию.

Что же касается мутирующей постдискурсивности современного политического устройства, то её следует преодолевать через, сформулированную тем же Б.Гройсом программу «вербализации» власти и всей социальной жизни: «вербализация общественных, политических отношений даёт каждому человеку возможность возразить власти, судьбе, жизни – критиковать, обвинять, проклинать их. Язык – медиум равенства. Вербализация власти вынуждает её действовать в условиях равенства всех говорящих – хочет она этого или нет  [3, с. 110].

Зависимость всех структур социального Реального от символической решётки языка по-прежнему велика. Грамотная работа с различными произведениями научного или повседневного дискурса всё так же востребована обществом и составляет профессиональную квалификацию гуманитария. Перефразируя известный военный фильм, можно сказать, что сбивать дискурсмонгеров противника – не подвиг, а обязанность учёного.

_____________________

[1] Уотергейт (Watergate scandal) – политический скандал в США 1972-1974 гг., связанный с незаконными действиями действующей администрации Ричарда Никсона во время президентских выборов. Скандал завершился импичментом и новыми выборами, но по оценке Жана Бодрийяра «поражение» или «победа» политических конкурентов в этом конфликте – суть идеологические симуляции. Настоящая же проблема обнаруживается в  «скандалозависомости» власти, в её функционировании как одного перманентного суперскандала – в частностях различных  информационных войн, «разоблачений» и «расследований». Действующая самыми бесцеремонными средствами, власть обращается к «общественной морали» как к убойному моральному козырю и, вдобавок, как эффективному камуфляжу собственной наглости и цинизма [2, с. 23-25].

[2] «Моникагейт» — политический скандал в США 1998 г, связанный с историей сексуальной связи действующего президента Билла Клинтона и стажера Белого дома Моники Левински. Дело вновь дошло до процедуры импичмента. Палата представителей проголосовала за отставку президента, но в Сенате не хватило полутора десятка голосов.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Барт Р. Мифологии. М.: Издательство имени Сабашниковых, 2004. – 320 с.
  2. Бодрийяр Ж. Симулякры и симуляции. М.: Издательский дом «ПОСТУМ», 2015. – 240 с.
  3. Гройс Б. Коммунистический постскриптум. М.: ООО «Ад Маргинем Пресс», 2014. – 112 с.
  4. Гройс Б. Политика поэтики. М.: ООО «Ад Маргинем Пресс», 2012. – 400 с.
  5. Делёз Ж., Гваттари Ф. Анти-Эдип: Капитализм и шизофрения. Екатеринбург: У-Фактория, 2007, – 672 с.
  6. Джеймисон Ф. Марксизм и интерпретации культуры. М.; Екатеринбург: Кабинетный ученый, 2014. – 414 с.
  7. Жижек С. Ирак: История про чайник. М: Праксис, 2004, – 224 с.
  8. Жижек С. Чума фантазий. Харьков: Гуманитарный центр, 2014. – 388 с.
  9. Кара-Мурза С.-Г. Манипуляция сознанием. М.: Алгоритм, 2000, – 688 с.

Эгоизм против эгоизма — в чем разница?

эгоизм | эгоистичный |

Эгоизм является производным от эгоистичного .

Как существительное

эгоизм — это качество эгоизма, условие ставить свои интересы выше интересов других.

Как прилагательное

эгоистичный — это , в соответствии с которым личный интерес является стандартом для принятия решений.

Другие сравнения: в чем разница?

Английский

Существительное

( Википедия эгоизм )
  • Качество эгоизма, условие ставить свои интересы выше интересов других
  • Антонимы
    * самоотверженность

    Английский

    Прилагательное

    ( прилагательное )
  • Собственные интересы как стандарт при принятии решений.
  • * 1997 , Джон Пениэль, Дети Закона Одного и Утраченные Учения Атлантиды , глава 10, стр.127
  • «У всех нас есть как эгоистичных, отдельных« я », так и Внутреннее Существо, единственное с Универсальным Духом. В этом смысле у каждого человека есть своего рода «раздвоение личности». Мы все из тех, кого вы называете «шишками», с этими двумя сторонами, этими двумя людьми, живущими внутри нас. И они в полной оппозиции. Свобода воли диктует, какая из этих двух сторон будет иметь свой путь в нашей жизни в каждый данный момент.»
  • Думая о себе выше благополучия других.
  • * {{цитата, год = 1922, автор = ( Бен Траверс, )
  • , chapter = 5, title = Кукушка в гнезде , пассаж = Самый быстрый и самый соблазнительный переход в человеческой природе — это то, что сопровождается облегчением ненасытного аппетита.

    Примечания по использованию
    * Сказано о людях, мотивах, желаниях, поступках и т. Д.

    Синонимы
    * эгоистичный * эгоистичный * эгоистичный * эгоцентричный * жадный

    Антонимы
    * альтруистический * филантропический * самоотверженный * бескорыстный

    Производные термины
    * эгоистично * эгоизм

    См. Также
    * эгоистичный

    Анаграммы

    *

    Насколько эгоистичны люди на самом деле?

    Для книжной полки менеджера

    Эволюция сотрудничества, Роберт Аксельрод (Нью-Йорк: Basic Books, 1984), 241 страница, 8 долларов.95.

    Страсти внутри разума: стратегическая роль эмоций, Роберт Х. Франк (Нью-Йорк: W.W. Norton & Company, 1988), 304 страницы, 19,95 доллара.

    События последних десяти лет вызвали серьезные споры о преподавании и изучении этики. Но относительно мало было сказано о глубинных основаниях наших чувств по поводу инсайдерской торговли, должностных преступлений и других случаев предательства доверия. Это очень плохо, потому что происходит какое-то важное новое мышление о нашем представлении о себе как о человеческих существах — мышление, которое до сих пор привлекло лишь небольшую аудиторию за пределами технических областей, где оно происходит.

    Два широких исторических течения вносят вклад в наши представления о добре и зле. Один из них — это древняя традиция религиозного, философского и морального дискурса, область Золотого правила, Десяти Заповедей, Нагорной проповеди. Назовите это гуманистической традицией. Другой — сравнительно молодая традиция биологических и социальных наук. Главным из них является экономика, центральным принципом которой является то, что люди, когда у них есть возможность, склонны заботиться о себе, выбирая максимальные преимущества.Возможно, из-за того, что она скрыта под покровом науки, риторика и содержание последней традиции становятся все более влиятельными в нашей общественной жизни, часто затмевая религию и другие традиционные источники обучения.

    Это затмение началось с двух обезоруживающих простых предложений, опубликованных Адамом Смитом в книге Богатство народов в 1776 году. «Мы ожидаем обеда не из-за доброжелательности мясника, пивовара или пекаря, а из их уважения в собственных интересах.Мы обращаемся не к их человечности, а к их самолюбию и никогда не говорим с ними о наших собственных потребностях, а об их преимуществах », — написал Смит. Затем он превратил свое проницательное видение людей как расчетливых и эгоистичных в знакомую «невидимую руку», широкое видение взаимозависимости всех рынков во всем мире. В мире Смита конкуренция между людьми, преследующими свои собственные интересы, способствует общему благосостоянию общества более эффективно, чем усилия любого человека, который мог бы сознательно его продвигать.Тогда лучше открыть магазин или произвести продукт, чем проклинать тьму; рынок будет согласовывать личные интересы с большей вероятностью, чем законы о ростовщичестве и регулирующие органы.

    Примерно 80 лет спустя Чарльз Дарвин предложил второе и, возможно, даже более веское оправдание эгоистичного поведения — свою теорию естественного отбора. Эволюционная теория биологического разнообразия Дарвина, точно описанная как «выживание наиболее приспособленных», была мощной историей адаптации посредством непрерывного изменения черт и отбора тех, которые улучшали «приспособленность».«Дифференциальные коэффициенты воспроизводства и выживаемости определяли, кто выжил и преуспел, а кто нет. Те, кто был способен «искать номер один» в биологическом смысле, выживут, в то время как естественный отбор быстро сметет менее пригодных.

    Идеи Дарвина были немедленно переведены в грубое социальное евангелие, которое само было быстро сметено. В гораздо более сложной и убедительной форме его теория вернулась 100 лет спустя как социобиология. Но в экономике модель личных интересов Адама Смита сразу же глубоко захватила популярное воображение.Критики, такие как Торстейн Веблен, осуждали допущение рационального личного интереса, лежащее в основе новой концепции — взгляд на человека как на «молниеносный счетчик удовольствий и страданий, который колеблется, как однородная глобула желания», как фыркнул Веблен. . Но успехи нового подхода были очень большими. Универсальные «законы» спроса и предложения могут объяснить относительные цены, разные ставки заработной платы, структуру производства: люди действительно строили дома меньшего размера, если цены на топливо росли! И по мере того, как экономисты уточняли свой анализ, они расширяли свой взгляд на новые и незнакомые области.

    Например, американский астроном, ставший экономистом Саймон Ньюкомб, шокировал посторонних в 1885 году, когда он обсуждал готовность граждан давать десять центов бездомным с точки зрения «спроса на нищих», что в принципе ничем не отличается от детей, дающих деньги за орган. -шлифовщики в обмен на их услуги. «Нищета будет существовать в соответствии с теми же законами, которые регулируют существование других профессий и занятий», — писал Ньюкомб. И, в конце концов, кто мог сомневаться в том, что обильная подаяние может повлиять на размер уличного населения? Таким образом, эмоция жалости была преобразована в вкус теплого сияния, которое потребитель включил в свою функцию полезности.

    В самом деле, здесь следует сказать несколько слов о «функции полезности», которую экономисты встраивают в свои модели поведения потребителей. Идея единой математической функции, способной выражать сложные системы психологической мотивации, является давней в экономической науке; Статистами и теоретиками она была в значительной степени усовершенствована как так называемая теория «субъективной ожидаемой полезности». Как объяснил лауреат Нобелевской премии Герберт Саймон, эта модель предполагает, что лица, принимающие решения, рассматривают все, что им предстоит, с единой всеобъемлющей точки зрения; что они понимают диапазон альтернативных вариантов, доступных им не только в настоящий момент, но и в будущем; что они понимают последствия каждого возможного выбора; и что они примирили все свои противоречивые желания в один неуклонный принцип, призванный максимизировать их выгоду в любой мыслимой ситуации.

    Такие эмоции, как любовь, преданность и возмущение, как и чувство справедливости, не имеют места или почти не имеют места в большинстве сегодняшних функций полезности; узкий эгоизм распространен. Несомненно, как говорит Саймон, эта конструкция — одно из впечатляющих интеллектуальных достижений первой половины двадцатого века; в конце концов, он один из ее архитекторов. Это элегантная машина для применения разума к проблемам выбора. В равной степени, однако (и снова вслед за Саймоном), этот олимпийский стереотип также является совершенно невероятным объяснением того, как на самом деле действуют люди, и озабоченность им приносит экономистам больше вреда, чем пользы.

    Тем не менее подход оптимизации затрат и выгод настолько силен, что экономисты применили его к постоянно растущему диапазону человеческого опыта за годы, прошедшие после Второй мировой войны, и всегда с блестящими результатами. Образование стало человеческим капиталом. Поиск работы теперь зависит от затрат на поиск, негласных контрактов и желания отдыхать. Законы о сегрегации объясняются предпочтением дискриминации и готовностью платить более высокую цену, которую это влечет за собой. Любовь — это отношения обмена; решения о рождении детей анализируются как покупка «товаров длительного пользования» разного качества.Наркомания, терроризм, контроль над вооружениями, темпы научных открытий — все это попало под экономическую лупу.

    Гэри Беккер, выдающийся из теоретиков, расширивший экономический анализ на новые области, несколько лет назад заявил, что экономика является универсальной социальной наукой, способной объяснить все. Джордж Стиглер, сам лауреат Нобелевской премии по экономике, пошутил, что он с нетерпением ждет того дня, когда будут вручены только две Нобелевские премии: «одна по экономике, а другая — по художественной литературе.”

    В определенный момент вся эта риторика начала оказывать реальное влияние на повседневную жизнь. Одно дело говорить о спросе на нищих; Другое дело — рассчитать пожизненное «потребление удовольствия» жертвой несчастного случая. Одна группа расширила исчисление затрат и выгод до закона, пытаясь заменить им «нечеткие» представления о честности и справедливости. Другая группа проанализировала мотивы заинтересованных групп и заложила основы дерегулирования.Еще один открыл то, что он называет «рынком корпоративного контроля», и положил начало реструктуризации американской промышленности. Экономика «общественного выбора» привела к резкому анализу эгоизма в политическом и бюрократическом поведении. В самом деле, едва ли найдется область, в которую не смог бы проникнуть устойчивый взгляд экономической науки — все это видение, построенное на представлении о человеке как о присущем ему безжалостном самовозвышении. Задолго до того, как наступило «я-десятилетие», ученые научили нас видеть себя экономическим человеком.

    Но насколько реалистична эта концепция? Насколько эгоистичны люди на самом деле? По большей части гуманисты просто игнорировали распространение новых экономических идей. Вместо этого они продолжали говорить о добре и зле в своих привычных рамках — от проповедей до романов и телевизионных сценариев. За исключением блестящей 30-летней кампании Герберта Саймона против совершенной рациональности (и партизанской войны Джона Кеннета Гэлбрейта), крупные университеты не вызвали устойчивой критики со стороны экономистов основных принципов теории полезности.

    Психологи и социологи, столкнувшись с повсеместным теоретизированием экономики решений, которые они раньше считали своей сферой, поспешили пожаловаться на «экономический империализм», но довольно медленно начали контратаки. Однако в последние несколько лет небольшое, но растущее число людей начало осознавать допущения, лежащие в основе экономических интерпретаций человеческой природы. Роберт Б. Райх и Джейн Мэнсбридж, например, пытались понять значение парадигмы личных интересов для политической философии.Ховард Марголис и Амитай Этциони выдвинули теории двойственной человеческой природы, поочередно соперничающей и альтруистической. Иногда эти разногласия привлекают внимание посторонних в прессе, таких как я, на том разумном основании, что споры о том, что составляет человеческую природу, слишком важны, чтобы полностью оставлять их на усмотрение экспертов.

    Тем не менее, внутри экономического бизнеса происходит пересмотр рациональности. Эти усилия направлены не столько на то, чтобы опровергнуть идею универсальной конкуренции, сколько на то, чтобы вывести ее на новый и более тонкий уровень понимания.Если история может служить ориентиром, то за этим следует наблюдать, поскольку, как любит говорить Пол Самуэльсон, экономику изменят ее друзья, а не критики. Изменения, безусловно, есть. Попытки создать теорию сотрудничества или альтруизма предполагают, что большая часть уверенности в природе человека, выдвинутой экономистами за последние 100 лет, могла вводить в заблуждение. В конце концов, у доктрин лояльности и сочувствия может быть хорошее и логичное основание.

    Возможно, самая известная книга, открывшая новые возможности в изучении человеческого поведения (по крайней мере, по экономической оси), — это Роберта Аксельрода «Эволюция сотрудничества ».С момента своего появления девять лет назад в качестве отчета, опубликованного в журнале Journal of Conflict Resolution о компьютерном турнире среди разнообразных стратегий, этот аргумент превратился в очень успешную статью в журнале Science (он получил приз Ньюкома Кливленда в 1981 году), затем книга, получившая широкое признание в 1984 году, а год спустя была выпущена в мягкой обложке. С тех пор это широко обсуждается, преподается в бизнес-школах, используется в переговорах об ограничении вооружений, с которыми консультируются участники переговоров по трудовым вопросам.

    Аксельрод начинает свой анализ с знакомой дилеммы заключенного — иллюстративного упражнения, которое было одной из доминирующих черт в этой среде с тех пор, как теория игр впервые привнесла соображения стратегического поведения в экономическую теорию 40 лет назад. В этой ситуации двое заключенных обвиняются в преступлении, которое они действительно совершили. Тюремщики структурируют выплаты, чтобы побудить каждого заключенного к признанию: если ни один из заключенных не признается, оба приговариваются к легкому тюремному заключению, скажем, на один год.Если один заключенный признается, а другой хранит молчание, первый выходит на свободу, а другой получает суровое наказание, скажем, на десять лет. Если оба заключенных признаются, оба получают тяжелый срок, но с отгулом за хорошее поведение — скажем, пять лет. Ни один из них не знает, что собирается делать другой.

    Очевидно, что каждый игрок лучше признается, чем хранит молчание: если он признается, а его партнер нет, он немедленно идет домой, а если он и его партнер оба признаются, каждый из них получает по пять лет вместо десяти.Итак, вопрос в том, почему они вообще могут оставаться в стороне и ничего не говорить? Как вообще начинается такое сотрудничество?

    Ответ, оказывается, заключается в повторении игры. Исследователи до Аксельрода отмечали, что тенденция к сотрудничеству в играх с дилеммами заключенных резко возрастает, когда игрок неоднократно соединялся с одним и тем же партнером. В этих обстоятельствах быстро возникла стратегия под названием «Око за око»: сотрудничать в первом шаге, а затем следовать его примеру на каждом последующем шаге; сотрудничать, если ваш партнер сотрудничает, совершать дефект, если он дефект, по крайней мере, до конца игры (а затем совершать дефект, несмотря ни на что).Эта стратегия, конечно, была известна по крайней мере с библейских времен как «око за око, зуб за зуб».

    Аксельрод внес большой вклад в высоко ценимое качество надежности. Он показал, что игроки «Око за око» в повторяющихся играх находят друг друга и набирают более высокие баллы, чем мелочи, которые всегда дезертировали. Он продемонстрировал, как группы игроков «око за око» могут вторгнуться в эволюционную игру и побеждать. Он обобщил стратегию и обнаружил, что «Око за око» хорошо работает против широкого спектра контрстратегий, смоделированных на компьютерах, а также в биологических системах от бактерий до самых сложных видов.Он опубликовал результаты своего компьютерного турнира и доказательства своих теоретических положений.

    Для неспециалистов реальная убедительная сила аргументов Аксельрода заключается в разнообразии обнаруженных им ситуаций реального мира, к которым применимо «Око за око». Бизнесы действительно сотрудничали, предоставляя друг другу взаимные кредиты, пока не замаячила ликвидация. Затем доверие рухнуло, и даже старые соратники стали соперничать друг с другом за то, кто сможет подавать самые быстрые иски. Избранные представители действительно научились сотрудничать, поскольку, если они не научились добиваться законодательных результатов с помощью логроллинга, их не переизбирали.

    Но драматическая центральная часть книги Аксельрода — это долгий анализ системы «живи и дай жить другим», которая развивалась между крупными сражениями Первой мировой войны. Генералы могли заставлять солдат вступать в бой всякий раз, когда они могли непосредственно следить за своим поведением; но когда штаб не наблюдал, солдаты возобновили молчаливое перемирие. Ключом к системе было то, что солдаты в окопах редко передвигались; они познакомились друг с другом и стали, по сути, партнерами в часто повторяемой игре «дилемма заключенных».Когда один игрок «дезертировал», обычным наказанием было обмен «два к одному» или «три к одному». Французский солдат объяснил: «Мы делаем по два выстрела на каждый, но никогда не стреляем первыми». Этот краткий исторический экскурс — убедительное доказательство того, что сотрудничество могло развиваться даже среди самых отчаянных эгоистов, тех, кому выдали винтовки и приказали убивать.

    В недавнем обзоре работы с момента публикации его книги Аксельрод писал, что сотрудничество, основанное на взаимности, было отмечено во всем, от летучих мышей-вампиров до верветок и рыб-колючек, и что советы, основанные на теории, были предложены для проблем в нарушения контрактов, договоренности об опеке над детьми, переговоры сверхдержав и международная торговля.Он сказал, что мы постоянно лучше понимаем условия, в которых может возникнуть сотрудничество; пролили свет на важность различий в количестве игроков, структуре выплат, структуре и динамике населения, а также на «тень будущего», означающую перспективу возмездия. По словам Аксельрода, исследование сотрудничества было хорошо развито и продолжает расти; кооперативному поведению можно научить.

    Однако для гуманистов и тех ученых, которых беспокоит убеждение, что в человеческой природе есть нечто большее, чем чисто эгоистичный, даже это описание сотрудничества через взаимность разочаровывает.Работа Аксельрода прочно построена на личных интересах. В каком-то смысле дилемма его узника вовсе не дилемма для тех, кто считает человеческий выбор строго рациональным. Здесь нет разделенной лояльности, нет болезненного выбора, есть простой расчет. Выберите курс, который принесет больше пользы: сотрудничайте, если вы думаете, что собираетесь играть снова, напрягайте своего партнера, если думаете, что больше не увидите его. Нет причин смущаться; мошенничество — это разумный поступок, если вы не ожидаете, что вас поймают.

    Проблема в том, что существует множество привычных повседневных привычек, которые, как мы все знаем, не соответствуют этой логике. Путешественники по-прежнему оставляют необходимые чаевые в ресторанах городов, в которые никогда не вернутся. Граждане голосуют на выборах, хотя они знают, что их голос вряд ли что-то изменит. Люди помогают незнакомцам в беде. Они охотно несут издержки во имя честной игры. Они остаются в браке в ситуациях, когда бросить и сбежать было бы явно выгодно.В новой книге Роберта Х. Франка предлагается весьма творческий подход к работе с такими случаями и к распространению экономики на сферу эмоций.

    Франк, профессор Корнельского университета, провел десять лет, выполняя сравнительно скучные обязанности учителя, прежде чем отправиться в Вашингтон, округ Колумбия, в качестве главного экономиста Альфреда Кана в Совете по гражданской аэронавтике. Кан стал «царем по борьбе с инфляцией» президента Джимми Картера, а Фрэнк остался, чтобы помочь закрыть CAB.Когда он вернулся в Корнелл, из него вывалилась пара замечательных книг, которых было достаточно, чтобы Фрэнк попал в список лидеров среди полдюжины самых интересных экономистов среднего возраста, работающих сегодня в Соединенных Штатах. Выбор правильного пруда: поведение человека и поиски статуса — это исследование статуса, изобилующее новыми идеями о том, почему люди склонны объединяться в лиги. Это книга, которую любой читатель, особенно читатели этого журнала, может найти и просмотреть с удовольствием.

    Теперь, с Страстями внутри разума, Франк написал несколько более сложную и требовательную книгу. Но именно он призван помочь изменить наше представление об основах этического поведения.

    Отправная точка Фрэнка — принимать эмоции как данность. Он говорит, что они существуют. Вероятно, это не те «нечеткие мысли», которыми их считает большинство экономистов. Мы видим бездомного, нам становится жаль; мы видим ребенка в опасности, мы хотим помочь; мы видим чистую игру в бейсбол, мы взволнованы и взволнованы; мы представляем нашу половинку с другим человеком, мы пылаем ревностью и гневом; мы размышляем о краже из оставленного без присмотра ящика для мелочи, мы краснеем от стыда.Размышляя как эволюционист, Фрэнк спрашивает, какой полезной цели могут служить эти чувства?

    Ответ, который он дает, заключается в том, что очень полезная функция эмоций заключается в том, чтобы ограничивать узко корыстное поведение, потому что честные и отзывчивые люди — это те, кого все хотят в качестве партнеров, и потому что никто не мешает людям, которые злятся, когда они пересекаются. Хорошо известно, что мяч не в команду, что, в конце концов, абсолютный эгоист не побеждает в романтике; наличие смягчающих эмоций — это эволюционный способ сделать нас более «подходящими» партнерами.

    Для Фрэнка эмоции — это способ решения «проблемы обязательств» — того факта, что для того, чтобы общество работало, люди должны брать на себя обязательные обязательства, которые впоследствии могут потребовать от других рациональных субъектов поведения, которое кажется противоречащим их личным интересам. . Есть множество повседневных ситуаций, когда здравый смысл подсказывает, что эмоциональные предрасположенности помогают связать руки.

    Если вы хотите, чтобы люди доверяли вам, это помогает, а не больно, краснеть, когда вы говорите неправду.Если вы хотите, чтобы люди не использовали вас в своих интересах, это помогает, а не больно, быть известным как человек, который впадет в иррациональную ярость, если вас обманут.

    Модель личных интересов утверждает, что у оппортунистов есть все основания нарушать правила, когда они думают, что никто не смотрит. Фрэнк говорит, что его модель приверженности бросает вызов этому взгляду «до глубины души», поскольку предлагает убедительный ответ на вопрос: «Что мне в этом, если честно?» Фрэнк пишет: «Меня все еще раздражает, если сантехник просит меня заплатить наличными; но теперь мое негодование смягчается тем, что я считаю соблюдение налогового законодательства (моим собственным) вложением в поддержание честной предрасположенности.Добродетель здесь не только сама по себе награда; это также может привести к материальному вознаграждению в другом контексте ».

    Уловка здесь в том, что для того, чтобы работать, ваша эмоциональная предрасположенность должна быть заметна; Для того чтобы эволюционные процессы вызвали такое эмоционально обоснованное, альтруистическое поведение, которое интересует Фрэнка, кооператоры должны уметь узнавать друг друга. Более того, подделка эмоционального обязательства должна быть дорогостоящей; квакеры разбогатели благодаря своей репутации честных людей, отчасти потому, что на то, чтобы стать квакером, нужно слишком много времени и энергии, чтобы воспользоваться возможностью обмана.Любой квакер, которого вы встретите, почти обязан быть честным.

    Согласно Фрэнку, тот же принцип применим к богатому набору связей между мозгом и остальным телом. Осанка, частота дыхания, высота и тембр голоса, тонус и выражение лицевых мышц, движение глаз — все это дает ключ к разгадке эмоционального состояния говорящего. Актер может подделать их на несколько минут, но не больше. Даже ребенок может отличить настоящую улыбку от вынужденной. Люди развили этот сложный сигнальный аппарат, потому что он полезен для передачи информации о характере.А формирование характера и осознание этого — вот в чем суть эмоций. Для Фрэнка моральные чувства подобны вращающемуся гироскопу: они предрасположены сохранять свою первоначальную ориентацию. Роль природы — обеспечить гироскоп в виде «жесткой проводки» между телом и мозгом; роль культуры — обеспечивать вращение.

    В конце концов, Фрэнк видит свою модель приверженности как своего рода светскую замену религиозному клею, который веками объединял людей в компакте взаимности и вежливости.На вопрос: «Почему бы мне не обмануть, когда никто не смотрит?» Фрэнк отмечает, что у религии всегда был убедительный ответ: «Потому что Бог узнает!» Но угроза проклятия потеряла большую часть своей силы за последнее столетие или около того, и «пряник Смита и кнут Дарвина к настоящему времени сделали развитие характера почти забытой темой во многих индустриальных странах». Модель приверженности предлагает путь назад к хорошему поведению, основанному на логике личного интереса: выгода почти сразу же начнется с тех, кто станет заслуживающим доверия персонажем.С этой точки зрения, ни один человек не является островом, полностью самим собой, поскольку каждый является частью функции полезности другого человека благодаря биологической адаптации эмоций.

    Есть ли в этом смысл? Конечно, есть. Что общего у Аксельрода и Фрэнка, так это то, что каждый из них предложил отчет о том, как «хорошие» люди выживают и преуспевают в экономическом мире — почему их автоматически не вытесняют из своего существования люди, которые более неумолимо корыстолюбивы. Что делает подход Фрэнка более привлекательным, так это то, что он рассматривает эмоции как наблюдаемые факты жизни и пытается объяснить их, а не сразу же их рационализирует как прискорбное несовершенство духа.Он понимает то, что мы на самом деле подразумеваем под «честным», а не просто благоразумное поведение.

    Есть и другие подходы к объяснению этой ситуации, в некоторых случаях даже более многообещающие. Герберт Саймон, например, предложил черту, которую он называет «послушанием» — что означает восприимчивость к социальному влиянию и обучению, — которая способствовала бы индивидуальной приспособленности и, таким образом, объясняла альтруизм в рамках естественного отбора. Такие эволюционные подходы могут дать больше понимания возникновения сложных организаций, населяющих современную мировую экономику, чем рассуждения о равновесии фирмы.

    Как ни крути, «новости» из экономики начинают подтверждать то, что большинство работающих людей знает до мозга костей: честность и сочувствие — очень эффективные формы индивидуальной физической подготовки. Если учесть количество времени и усилий, затрачиваемых на нравственное воспитание ребенка, утверждение экономистов о том, что существует личный интерес и только личный интерес, абсурдно.

    В общем, в детском саду дети учатся Золотому правилу. Религиозные традиции знакомят их с абсолютными запретами Десяти Заповедей.В семьях они изучают роль совести и знакомятся со многими формами сотрудничества, включая частое самопожертвование в интересах группы.

    В школах они учатся быть членами группировок, разделяя их лояльность между друзьями внутри и вне своих банд. В спорте они учатся командной работе, в том числе урок, что хорошие парни заканчивают турнирную таблицу; как зрители они узнают, что лояльность фанатов может окупиться, как и ее отсутствие.

    В любви и войне они учатся сочувствующему пониманию и постоянно возвращаются к повествовательному искусству (телевидение, фильмы, ток-шоу, романы и биографии), чтобы упражнять и пополнять свое понимание.Они могут даже пойти в военные академии или бизнес-школы, чтобы изучить более сложные формы сотрудничества, прежде чем отправиться в мир крупных организаций, чтобы практиковать его.

    Другими словами, развитие характера далеко не «забыто» в промышленно развитых странах. Напротив, его просто игнорируют большинство экономистов, в то время как его практикуют почти все остальные, включая большинство экономистов.

    Если практикующие теперь могут обратиться к экономике, чтобы узнать, что сознательное стремление к личному интересу часто несовместимо с его достижением, тем лучше — для экономики.Большинство из нас будет и дальше игнорировать совершенно преждевременные претензии экономики на «научную» уверенность в тонкостях человеческой природы. Мы продолжим обращаться к гуманистической традиции при обучении этике, как и всегда.

    Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за май – июнь 1989 г.

    Разница между эгоизмом и эгоизмом

    Основное различие между эгоизмом и эгоизмом состоит в том, что эгоистичность означает чрезмерный интерес и заботу о себе, тогда как эгоизм означает отсутствие внимания к другим в дополнение к чрезмерному интересу к себе.

    Эгоцентризм и эгоизм — это два качества, которые характеризуют людей, которые чрезмерно интересуются собой и заботятся о себе. Более того, мы также связываем эти два качества с другими качествами, такими как тщеславие и эгоизм. Хотя эти два слова очень похожи, есть тонкая разница между эгоизмом и эгоизмом; эгоизм всегда вреден для других, тогда как эгоизм не обязательно так.

    Основные зоны покрытия

    1. Что означает самоцентрирование
    — Определение, характеристики
    2.Что означает эгоизм
    — Определение, характеристики
    3. Какова взаимосвязь между эгоизмом и эгоизмом
    — Краткое описание общих черт
    4. В чем разница между эгоизмом и эгоизмом
    — Сравнение основных отличий

    Ключевые термины

    Эгоцентричный, эгоистичный

    Что означает самоцентрирование

    Эгоцентризм или эгоизм относится к чрезмерному интересу и заботе о себе.Эгоцентричный человек в основном озабочен своими потребностями, интересами и благополучием. Такой человек всегда будет думать о себе и все время говорить о себе. Например, когда встречается группа друзей, эгоцентричный из этой группы будет обращать каждую тему обсуждения к себе, часто игнорируя или прерывая других. Это потому, что эгоцентричные люди всегда хотят быть в центре внимания.

    Еще один пример эгоцентризма — это человек, который большую часть своего времени тратит на свою выгоду, а не на чью-либо еще.Хотя это не обязательно вредно, оно нацелено на служение своим интересам, а не чьим-либо другим. Более того, эгоцентричный человек может быть склонен к эгоистическому поведению, но это не всегда так. Эгоцентризм не обязательно делает человека скупым и эгоистичным.

    Хотя ставить себя выше других традиционно считалось отрицательным качеством, большинство современных психологов и других теоретиков не считают это качество отрицательным.

    Что значит эгоизм

    Мы часто определяем эгоизм или эгоизм как невнимание к другим и озабоченность собственными удовольствиями, прибылью или благополучием.Другими словами, эгоист — это человек, который чрезмерно озабочен собой и собой, независимо от окружающих его людей. Такие люди думают только о своей выгоде, благополучии или прибыли. Эгоизм противоположен бескорыстию или альтруизму.

    Некоторые примеры:

    — не делиться своими книгами и канцелярскими принадлежностями с другими

    — добавление дополнительных порций, хотя вы знаете, что их недостаточно для обслуживания всех

    — толкать людей в очередь, чтобы их обслужили до вашей очереди

    Некоторые психологи считают недостаток сочувствия первопричиной эгоизма.Более того, эгоистичное поведение часто считается аморальным.

    Отношения между эгоистами и эгоистами

    • Эгоцентризм и эгоизм — это два качества, которые характеризуют людей, которые чрезмерно интересуются собой и заботятся о себе.
    • Эгоцентричный человек может быть склонен к эгоистическому поведению, но это не всегда так.

    Разница между эгоистичным и эгоистичным

    Определение

    Эгоистичность означает чрезмерный интерес и заботу о себе, в то время как эгоизм означает отсутствие внимания к другим и озабоченность собственными удовольствиями, прибылью или благополучием.

    Отсутствие заботы о других

    Эгоизм означает отсутствие внимания к другим; тем не менее, эгоцентризм не означает отсутствие внимания к другим. Эгоцентризм просто указывает на озабоченность собой.

    Влияние на других

    Более того, эгоизм всегда вреден для других, тогда как эгоизм не обязательно вреден для других.

    Заключение

    Эгоистичность означает чрезмерный интерес и заботу о себе, в то время как эгоизм означает отсутствие внимания к другим и озабоченность собственными удовольствиями, прибылью или благополучием.Таким образом, эгоизм указывает на невнимание к другим; однако эгоцентризм не означает строгое невнимание к другим. Таким образом, это главное различие между и эгоистичностью, и эгоистичностью.

    Артикул:

    1. «Хороший, нейтральный и плохой эгоизм». Психология сегодня, Sussex Publishers, доступно здесь.
    2. «Эгоизм». Википедия, Фонд Викимедиа, 4 декабря 2019 г., доступно здесь.

    Изображение предоставлено:

    1. «Уверенность в себе, сердце, безопасность, свободное фото» (CC0) через Needpix.com
    2. «Me You Selfish Free Photo» (CC0) через Needpix.com

    Как быть менее эгоистичным, по мнению экспертов

    Каждый человек в жизни проходит через фазы, когда он ведет себя немного эгоистично. И хотя сосредоточенность на себе не делает вас плохим человеком — подробнее об этом ниже — искренняя и полная эгоизм, безусловно, может оттолкнуть людей. Эгоизм принимает разные формы, поэтому лучший способ быть менее эгоистичным — «сначала подумать о том, в чем вы эгоистичны», — сказал психолог Пол Грин, доктор философии.Д., — рассказывает Бастл. «Вы склонны говорить о людях? Вы забываете спросить, как у них дела? Разве ты не протягиваешь руку, если чего-то не хочешь? » Все это может быть эгоистичным поведением, и как только вы распознаете их, вы сможете практиковать внесение изменений.

    В то же время эксперты подчеркивают, что не всякое эгоистичное поведение является эгоистичным и на самом деле может быть своего рода заботой о себе, — говорит Миша Джексон, LPC, лицензированный профессиональный консультант. Эгоизм означает, что вами движут личные интересы, обычно за счет других, в то время как забота о себе означает выполнение того, что вам нужно делать, чтобы выздороветь.

    «Некоторые из наших действий по уходу за собой могут даже быть восприняты как эгоистичные», — говорит Bustle Сью Инглиш MSW, LCSW, CADC, лицензированный семейный терапевт. «Когда мы устанавливаем границы, чтобы поддерживать здоровые отношения между собой, или берем на себя меньше обязанностей с намерением подзарядиться, другие могут воспринять это как корыстное служение».

    По правде говоря, перезарядка и забота о себе — необходимая часть отдачи. Если вы будете хорошо заботиться о себе, у вас будет энергия для добрых дел, и те, кого затронула ваша доброта, тоже будут делать добрые дела.По словам Инглиша, это эффект снежного кома, который можно получить, начиная с самых простых действий. По мнению экспертов, вот 17 простых способов быть менее эгоистичными каждый день.

    1. Зарегистрируйтесь

    PeopleImages / E + / Getty Images

    Один из самых простых способов стать менее эгоистичным — это более регулярно проверять связь с другими, говорит Джексон. Неважно, означает ли это написать другу, позвонить маме или сесть и написать целое письмо давно потерянному кузену, ничто не говорит «Я думаю о тебе» так, как послание сообщения.Бонусные баллы, если вы обратитесь первым.

    2. Задавайте хорошие вопросы

    Согласно английскому, еще один совет — задавать конкретные вопросы. Вместо того, чтобы говорить: «Привет, как дела?» ищите способы взаимодействия, спрашивая кого-нибудь об их домашних животных, их хобби, есть ли у них какие-нибудь интересные планы на выходные и т. д. «Люди чувствуют себя ближе к тем, кто проявляет искренний интерес к ним и их жизни», — говорит она. Это не только способствует лучшему общению, но и помогает другим почувствовать себя «увиденными» и понятыми.

    3. Практикуйте слушание

    Чтобы добавить к этому, сделайте акцент на том, чтобы на самом деле слушал — с искренним интересом, открытостью и отсутствием суждений — когда кто-то говорит. «Когда люди в вашей жизни чувствуют, что их действительно слушают, они с большей вероятностью выйдут за рамки обычной болтовни и уязвимо расскажут о своем собственном опыте», — Кэмерон Мерфи, LMFT, лицензированный терапевт по вопросам брака и семьи, — рассказывает суета. По сравнению с прерыванием или ожиданием вашей очереди выступить, этот подход создает гораздо более глубокую связь.

    4. Скажите «Привет»

    Хотя вам, конечно, не нужно улыбаться и махать всем, кого вы видите, ищите моменты, чтобы общаться с окружающими. Представьте, что вы улыбаетесь соседу, говорите «утро» коллеге или благодарите водителя автобуса.

    «Это может повлиять на человека, к которому вы намеренно благосклонны, поскольку мы никогда не знаем, с чем борются другие люди», — говорит Bustle Лиз Хьюз, M.Ed, LPC, лицензированный профессиональный терапевт. «Этот небольшой жест действительно может иметь значение для человека, переживающего трудное время.

    Он также возвращается. «Даже если вы не получите признания от человека, к которому вы были добры, это не пропадет даром», — говорит Хьюз. «Попробуйте поблагодарить себя за хорошо выполненную работу, и вы все равно сможете извлечь пользу из этих химических веществ, дающих хорошее самочувствие. В любом случае, со временем вы работаете над повышением самооценки и улучшаете самооценку ».

    5. Делайте комплименты

    MixMedia / E + / Getty Images

    Сделайте комплимент — «Боже, ваша собака такая милая!» — не только скрасит им день, но и выбросит вас из головы.Почему? «Чтобы сделать кому-то комплимент, вы должны что-то заметить в этом человеке или в том, что он делает», — говорит Мерфи.

    Это верный способ более полно участвовать в жизни вашего окружения, вместо того, чтобы чувствовать себя погруженным в свой собственный маленький мир. По словам Мерфи, это также способ укрепить ваши личные отношения. Комплименты сообщают окружающим, что вы замечаете и цените все, что они делают.

    6. Держи дверь

    Есть бесчисленное множество способов быть самоотверженными в течение дня, например, «держать дверь открытой для кого-то, позволить партнеру выбрать первый кусок пиццы или позволить кому-то с детьми идти впереди». Вы в очереди к отъезду », — говорит Инглиш.«Это займет немного времени, но может оказать длительное влияние на других и на то, как вы можете установить с ними связь».

    7. Выполните быстрое поручение для кого-то еще

    «Будь то работа, учеба или другие дела, каждый из нас пытается справиться с повседневными трудностями», — говорит Мерфи, поэтому вполне понятно, если вы не можете делать вещи из этого списка все раз. (Если вы заняты, не вините себя в том, что вы «эгоистичны», — говорит он.)

    Но если у вас появится свободное время, насколько хорошо было бы выполнить быстрое поручение для кого-то, кто вам небезразличен? Если вы заправляете машину своего партнера, покупаете апельсиновый сок, чтобы маме не приходилось этого делать, или выгуливаете собаку друга, когда он застрял на работе, все это складывается.

    8. Практикуйте благодарность

    «Еще одна легкая привычка, которая помогает уменьшить эгоизм, — это практика благодарности», — говорит Bustle психотерапевт Ребекка Морс, LICSW, CCM. «Простое перечисление трех вещей, за которые вы благодарны каждый день, поможет вам изменить свое мышление на более удовлетворенное, а не на то, что полно желаний».

    Это еще одно простое действие, которое заставит вас выбросить из головы и перейти к более благожелательному мышлению. Как говорит Морс: «Если мы сможем признать, что наши основные потребности удовлетворены, тогда нам будет легче переключить наше внимание на других.

    9. Думайте с другой точки зрения

    Возвращаясь к слушанию, поймайте себя, если вы обнаружите, что делаете предположения. «Постарайтесь помнить, что мы действительно знаем только одну сторону любой истории», — говорит Морс. «Полезно помнить, что мы не знаем, какова может быть мотивация другого человека, и мы, возможно, никогда не узнаем, с какими вещами в своей жизни сталкивается незнакомец».

    Такой образ мышления пригодится в стрессовые моменты, например, когда кто-то подрезает вас в пробке.Хотя вы можете быстро подумать, что это как-то связано с и , это редко бывает правдой. «Если воспользоваться моментом, чтобы осознать это, мы сможем проявить больше сочувствия и с меньшей вероятностью прийти к каким-либо негативным выводам, что откроет возможность действовать более самоотверженно или более доброжелательно», — говорит она.

    10. Предвидеть чьи-то потребности

    terawat / E + / Getty Images

    Например, вы можете приготовить кофе своему соседу по комнате, который опаздывает, или включить душ для вашего партнера, чтобы он стал горячим.«Это заставляет людей чувствовать себя особенными, о них думают и любят», — говорит Bustle Хосе Рамирес, лицензированный консультант по психическому здоровью LMHC. «Даже небольшой жест будет иметь большое значение».

    11. Купите чей-то рогалик

    «Еще один способ проявить самоотверженность — заплатить вперед», — говорит Рамирес. Вы можете буквально заплатить за кого-то, например, за того, кто стоит за вами в очереди в кафе. Или вы можете искать небольшие самоотверженные услуги в течение дня, например, позволить машине втиснуться в пробку впереди вас или принести закуски, чтобы поделиться с коллегами.

    12. Помашите соседям

    Конечно, между вами и соседским парнем целая стена, но это не значит, что вы не можете положительно влиять на жизнь друг друга. Можно чаще здороваться? Принести их газету? Предложите покормить кошку, когда они уйдут? «Более внимательное отношение к нуждам окружающих укрепит ваши отношения», — говорит Рамирес. «Люди будут считать вас« бескорыстным »и будут тянуться к вам».

    13. Предлагайте поощрение

    Предложение ободрения — хороший способ поставить других на первое место, — говорит Bustle Брэнди Пэн, коуч по жизненным целям.Небольшие способы сделать это: позвонить другу, чтобы проверить его после собеседования, помочь соседу по комнате подготовиться к LSAT или сказать своему брату или сестре, что он «получил это» на регулярной основе.

    14. Пожертвуйте или станьте волонтером

    Регулярное пожертвование всегда приветствуется, будь то передача денег или ненужных вещей, таких как одежда, нуждающимся благотворительным организациям. Если у вас нет ничего лишнего, воспользуйтесь такими сайтами, как Volunteer Match, чтобы найти организации в вашем районе и найти время для волонтеров.Выгуливать собаку из приюта, разносить еду, убирать в парке — все, что вам подходит. «Вы можете превратить это в привычку, включив это в свой планировщик или бюджет», — говорит Bustle терапевт Эшли Грей из LCSW. «Запланируйте время недели, чтобы стать волонтером или совершить добрые дела».

    15. Дарите маленькие подарки

    PeopleImages / E + / Getty Images

    Не стесняйтесь делать небольшие подарки людям в вашей жизни на более регулярной основе, например, маленькие жетоны, которые заставляют вас думать о них, сувениры из поездки, отправка стикера на почту и т. д.Как говорит личный тренер Сюзанн Уайлд, сделать подарок можно так же просто, как поделиться забавным мемом, порекомендовать отличный ресторан или пригласить на вечеринку. «Это вещи, которые позволяют людям понять, что они важны для вас».

    16. Замедление

    Поиск способов замедления также может способствовать самоотверженности, говорит лайф-коуч Холли Макклейн, M.Ed, CLC, CDS, даже если это просто означает приостановку на достаточно долгое время, чтобы установить зрительный контакт. «Наш мир стремительно меняется», — говорит она Bustle.«Замедление, чтобы посмотреть кому-то в глаза, имеет большое значение. Этот акт доброты показывает им, что вы их узнаете и «видите» ». Поэтому в следующий раз, когда кто-то вручит вам сдачу, принесет еду или придержит для вас дверь, взгляните вверх. Это изменит все взаимодействие.

    17. Будьте добрее к себе

    Психолог доктор Альфи Бреланд-Нобл рекомендует регулярно проверять себя. «Когда вы знаете свой исходный уровень, вы лучше подготовлены к тому, чтобы практиковать заботу о себе, необходимую для того, чтобы избежать чрезмерного увлечения собой, что может стать большим стимулом к ​​эгоизму», — говорит она Bustle.«Этого можно достичь с помощью краткого ведения дневника, использования трекера настроения, размышлений, упражнений или посредничества».

    Это еще и простой способ быть к себе лучше, а это ключевой момент. «Каким бы парадоксальным это ни казалось, сострадание к себе может помочь нам стать менее эгоистичными», — говорит Bustle терапевт Анна Посс, LCPC. «Сострадание к себе помогает нам рассматривать себя как людей и укрепляет наши мускулы сочувствия. Это позволяет нам признавать, уважать и сочувствовать другим ».

    Источники:

    Пол Грин, Ph.D., психолог

    Myisha Jackson, LPC, лицензированный профессиональный консультант

    Sue English MSW, LCSW, CADC, лицензированный семейный терапевт

    Cameron Murphey LMFT, лицензированный семейный терапевт

    Rebecca Mores , LICSW, CCM, психотерапевт

    Лиз Хьюз, M.Ed, LPC, лицензированный профессиональный терапевт

    Хосе Рамирес, LMHC, лицензированный консультант по психическому здоровью

    Suzanne Wylde , лайф-коуч

    Брэнди Пэн, тренер жизненного предназначения

    Холли Макклейн, М.Эд, CLC, CDS, лайф-коуч

    Доктор Алфи Бреланд-Нобл, психолог

    Анна Посс, LCPC, терапевт

    Эта статья была первоначально опубликована 12 апреля 2016 г. эгоистичные решения

    Неверное воспоминание о скупом поведении

    Во всех экспериментах участники приняли серию из пяти решений, в которых они выбирали, как распределять деньги между собой и уникальным анонимным партнером.Позже, в ходе неожиданного теста памяти, мы попросили участников сообщить, сколько они помнили, как много отдавали в среднем за свои пять решений, и финансово стимулировали их быть точными. В эксперименте 1 мы предсказали, что участники будут неправильно помнить о своей щедрости, чем они были на самом деле, и что этот эффект будет зависеть от относительно скупых участников (поскольку у щедрых участников не должно быть причин неправильно помнить о своей щедрости). Чтобы проверить эту гипотезу, мы исследовали направление ошибок памяти участников (т.д., несоответствия между напомнившейся щедростью и действительной щедростью). Если наша гипотеза верна, то ошибки памяти должны иметь тенденцию быть корыстными: то есть вспоминаемая щедрость должна в среднем быть больше, чем действительная щедрость.

    Во всех пяти экспериментах ошибки памяти не имели нормального распределения ( W = 0,53-78, p <0,001; критерий Шапиро – Уилка), поэтому мы приводим непараметрическую статистику для всех ключевых сравнений. Все указанные значения p являются двусторонними.

    В соответствии с нашими прогнозами, в эксперименте 1 мы обнаружили, что участники в целом демонстрировали систематическую предвзятость к ошибкам самообслуживания памяти, так что напомнившая щедрость была значительно больше, чем фактическая щедрость ( V = 1345,5, p = 0,021 , d = 0,23, Клиффа δ = 0,14; знаковый ранговый критерий Вилкоксона; средние значения и стандартные отклонения приведены в дополнительной таблице 1).

    Поскольку мы предсказали, что неправильное воспоминание будет происходить в основном среди более скупых участников, мы выполнили медианное разделение на основе среднего уровня щедрости участников по их пяти решениям, разделив их на поведенчески скупую группу ( N = 53) и поведенческую группу. щедрая группа ( N = 56).Как и предполагалось, более скупые участники проявили склонность к корыстным ошибкам памяти, так что они помнили, что давали значительно больше, чем на самом деле ( V = 335,5, p = 0,003, d = 0,34, δ = 0,23; знаковый ранговый критерий Вилкоксона; рис. 1а), тогда как более щедрые участники не показали такой разницы ( V = 353, p = 0,54, d = 0,13, δ = 0,05; знаковый ранговый критерий Вилкоксона) . Однако скупые участники и щедрые участники существенно не различались по степени своих корыстных ошибок памяти ( W, = 1292.5, p = 0,23, d = 0,19, δ = 0,13; Тест Манна – Уитни U ).

    Рис. 1: Самостоятельные ошибки памяти.

    Разница между средним процентом, который участники вспомнили, что давали, и тем, сколько они на самом деле дали. Положительные значения отражают «корыстные» ошибки памяти. a В эксперименте 1 относительно скупые участники вспоминали, что они были более щедрыми, чем они были на самом деле, но не великодушными участниками. b В эксперименте 2 мы показываем, что именно люди, которые нарушают свой личный стандарт справедливости (нарушители), вспоминают, что они были более щедрыми, чем они были на самом деле, но не те, кто поддерживает свой собственный стандарт справедливости (сторонники).В эксперименте 3 ( c ) и эксперименте 4a ( d ) мы повторяем открытие, что нарушители, но не сторонники, помнят, что были более щедрыми, чем они были на самом деле. Планки погрешностей представляют собой 95% доверительные интервалы (ДИ).

    Неправильное воспоминание зависит от нарушения личных стандартов

    Эксперимент 1 показал, что более скупые люди вспоминают, что они были более щедрыми, чем они были на самом деле, в то время как более щедрые люди точно помнят свой выбор. Однако степень неправильного запоминания существенно не различалась между этими группами.Одна из возможностей состоит в том, что, измеряя только явное поведение, мы не смогли определить степень, в которой выбор людей действительно поддерживал, а не нарушал их личные стандарты справедливости в данной ситуации. Если неправильное воспоминание в первую очередь вызвано желанием уменьшить угрозу моральному представлению о себе, корыстные ошибки памяти должны происходить главным образом тогда, когда действия людей не соответствуют их собственным личным стандартам, независимо от того, насколько объективно высокие или низкие эти стандарты могут быть.

    В экспериментах 2 и 3 мы проверили эту возможность, явно исследуя субъективные убеждения участников о том, что будет считаться справедливой суммой, прежде чем они примут решение.Мы предсказали, что, независимо от того, сколько фактически дали участники, заблуждение будет происходить именно среди тех участников, чья истинная щедрость не соответствовала тому, что они лично считали справедливым.

    Кроме того, мы проверили, сохраняется ли этот эффект, когда мы вводим более сильный стимул быть точным. В экспериментах 1 и 2 точный отзыв стимулировался фиксированным бонусом, так что участники получали бонус, если их отзывная щедрость была в пределах 10% от их истинного среднего значения.Чтобы повысить ставки, в Эксперименте 3 мы предложили денежный бонус, который напрямую масштабировался с точностью, так что даже 1% отклонение от вспоминаемой щедрости уменьшало бонус участника.

    В экспериментах 2 и 3 участники снова продемонстрировали систематическую предвзятость в сторону корыстных ошибок памяти, так что напомнившая им щедрость была значительно больше, чем их фактическая щедрость ( V exp.2 = 4450, p = 0,003 , d = 0,21, δ = 0.11; V эксп.3 = 7990,5, p = 0,008, d = 0,13, δ = 0,05; Знаковые ранговые тесты Вилкоксона, см. Дополнительную таблицу 1).

    Чтобы проверить, вызван ли этот эффект нарушением личных стандартов, мы отдельно оценили ошибки памяти у участников, которые (в среднем) давали меньше, чем они указали, как справедливо (нарушители; N exp.2 = 69; N exp.3 = 143), по сравнению с теми, кто (в среднем) дал по крайней мере столько, сколько они указали, было справедливым (сторонники, N exp.2 = 165; N эксп.3 = 461). Как и предполагалось, нарушители вспомнили, что они были значительно более щедрыми, чем они были на самом деле ( V exp.2 = 1396,5, p <0,001, d = 0,54, δ = 0,38; V exp.3 = 1558,5, p <0,001, d = 0,30, δ = 0,15; знаковые ранговые тесты Уилкоксона; рис. 1b, c), но это не относится к поддерживающим ( V exp.2 = 838, p = 0,89, d = 0,02, δ <0,001; В эксп.3 = 2439, p = 0,69, d = 0,04, δ = 0,01; Знаковые ранговые тесты Вилкоксона). Кроме того, при прямом сравнении двух групп нарушители показали значительно большую предвзятость в сторону эгоистичных ошибок памяти ( W exp.2 = 3710, p <0,001, d = 0,68, δ = 0,35; Вт эксп.3 = 28390,5, p = 0,001, d = 0,43, δ = 0,14; Манна – Уитни U ).

    Чтобы подтвердить, что неправильное воспоминание вызвано в первую очередь нарушением личного стандарта справедливости, а не явным уровнем отдачи, мы затем оценили, будет ли объективный уровень щедрости участников по-прежнему оказывать влияние на память при исключении нарушителей из анализа. Другими словами, случается ли заблуждение среди тех, кто дает объективно меньшие суммы, но не нарушает свой собственный стандарт справедливости? Чтобы проверить это, мы выполнили медианное разделение щедрости только сторонников, разделив их на поведенчески скупую группу ( N exp.2 = 82; N exp.3 = 230) и поведенчески щедрой группе ( N exp.2 = 83; N exp.3 = 231; см. Дополнительную таблицу 2).

    В поддержку нашей гипотезы о том, что нарушение личных стандартов ведет к неправильному запоминанию, мы не нашли доказательств предвзятости в сторону корыстных ошибок памяти ни у кого из скупых в поведении сторонников ( V exp.2 = 112, p = 0,51 , d = 0,07, δ = 0.04; V exp 3 = 1476,5, p = 0,11, d = 0,14, δ = 0,05, знаковые ранговые тесты Вилкоксона), ни поведенчески щедрых сторонников ( V exp.2 = 332,5, p = 0,42, d = 0,02, δ = -0,04; V эксп.3 = 122,5, p = 0,11, d = 0,10, δ = -0,02 ; Знаковые ранговые тесты Вилкоксона). Более того, мы не обнаружили разницы между поведенчески скупыми и щедрыми сторонниками в их склонности делать корыстные ошибки памяти ( W exp.2 = 3179, p = 0,39, d = 0,09, δ = 0,07; W эксп.3 = 24742,5, p = 0,073, d = 0,24, δ = 0,07; Манна – Уитни U ).

    Эти результаты подтверждают идею о том, что личные стандарты могут влиять на то, как люди запоминают свою щедрость. Если это так, то напомнившаяся щедрость должна объясняться не только действительной щедростью, но и степенью отклонения действительной щедрости от личных стандартов.Чтобы формально проверить эту возможность, мы сравнили модель, предсказывающую вспоминаемую щедрость от фактической щедрости, с одной, предсказывающей напоминание о щедрости как от фактической щедрости, так и от отклонения между фактической щедростью и личными стандартами. Важно отметить, что мы контролировали четыре других предиктора памяти в каждой модели: скорость выбора (среднее время, затрачиваемое участниками на то, чтобы сделать свой выбор), дисперсия выбора (стандартное отклонение их выбора), отказ от отдачи (независимо от того, давали ли они когда-либо положительная сумма по их выбору) и математическая грамотность (их результативность в математической задаче между принятием и повторением своего выбора).Как и предполагалось, мы обнаружили, что модель, которая дополнительно включала отклонения от справедливости, учитывала напоминание о щедрости лучше, чем более простая модель, которая не включала отклонения от справедливости в качестве предиктора (ΔAIC exp.2 = 11,47, ΔBIC = 8,02, χ 2 (1) = 13,47, p <0,001; ΔAIC exp 3 = 6,33, ΔBIC = 1,92, χ 2 (1) = 8,33, p = 0,004; тесты отношения правдоподобия; дополнительные Таблицы 5 и 6).

    Неправильное воспоминание как мотивированный феномен

    Затем мы искали доказательства того, что наблюдаемое здесь неверное воспоминание на самом деле мотивировано (т.д., движимые желанием сохранить моральное представление о себе), а не основанные на рациональных выводах (т. е. реконструированных из прошлого поведения на основе выводов из их убеждений в справедливости). Если участники, столкнувшись с трудностями вспомнить свой истинный выбор, просто реконструируют этот выбор, основываясь на выводе из того, что они считают справедливым, мы бы предсказали, что те, кто дал меньше, чем их личный стандарт (т. Е. Нарушители), будут склонны вспоминать, что давали больше. чем они на самом деле, в то время как те, кто дал больше, чем их личный стандарт (т.е., преуспевающие) склонны вспоминать, что давали меньше, чем они на самом деле. Однако, если неправильное воспоминание действительно мотивировано, мы могли бы ожидать только неправильного воспоминания среди нарушителей, в то время как нарушители должны иметь тенденцию точно вспоминать свой выбор. Чтобы проверить эти возможности, в экспериментах 2 и 3 мы исследовали ошибки памяти в exceeders ( N exp.2 = 69; N exp.3 = 207; см. Дополнительную таблицу 2) — группа, которая показала такая же степень отклонения от нормы и дисперсии выбора, что и у нарушителей (см. Дополнительные результаты).В поддержку нашей гипотезы о том, что неправильное воспоминание является мотивированным, мы не нашли доказательств неправильного воспоминания относительно нормы у преуспевающих ( V exp.2 = 587,5, p = 0,48, d <0,001, δ = — 0,04; В exp.3 = 1704,5, p = 0,99, d = 0,04, δ = 0,01; знаковые ранговые тесты Вилкоксона), и нарушители запомнились в значительно большей степени, чем нарушители ( W эксп.2 = 1537, p <0,001, d = 0,57, δ = 0,35; W эксп.3 = 12767,5, p = 0,015, d = 0,31, δ = 0,14; Манна – Уитни U ).

    Тем не менее, даже если превышающие в среднем не проявляют систематической ошибки, рациональный вывод все равно нашел бы частичную поддержку, если бы превышающие с большей вероятностью совершали ошибки в направлении своей нормы (т. Е. Ошибки памяти, направленные на норму), чем в противоположном направлении. .Чтобы ответить на этот вопрос, мы сравнили частоту ошибок, допущенных в каждом направлении нарушителями и нарушителями. Для этого анализа мы были ограничены меньшей выборкой, так как мы могли анализировать данные только от этих нарушителей ( N exp.2 = 58; N exp.3 = 64) и превышающих ( N exp.2 = 51; N exp.3 = 82), которые на самом деле допустили ошибки памяти. Биномиальный тест показал, что, в то время как доля нарушителей, которые допустили ошибки памяти, направленные на норму, была больше, чем случайность ( p exp.2 <0,001, 95% ДИ [0,59, 0,83]; p exp.3 = 0,008, 95% CI [0,54, 0,78]), доля превышающих норму ошибок памяти не отличалась от ожидаемой случайно ( p exp.2 = 0,78, 95% ДИ [0,33, 0,62]; p эксп. 3 = 0,91, 95% ДИ [0,40, 0,62])). Эти результаты несовместимы с объяснением рационального вывода, но согласуются с мотивированным описанием неправильного запоминания.

    Мотивная зависимость и независимость от выбора

    Результаты экспериментов 2 и 3 согласуются с возможностью того, что наблюдаемая нами систематическая ошибка памяти является мотивированным явлением.Однако они лишь косвенно демонстрируют это явление. Мотивированный рассказ о неверном воспоминании получит убедительные доказательства по сравнению с рациональным выводом с прямым доказательством двух ключевых условий.

    Во-первых, мотивированное неверное воспоминание должно зависеть от мотива. То есть неверное воспоминание должно происходить только тогда, когда у людей есть мотив для неверного воспоминания, и должно прекратиться, если мотивы неверного воспоминания устранены. В частности, богатая, давняя литература по мотивированному познанию предполагает, что, когда люди больше не считают себя лично ответственными за действия, вызывающие диссонанс, они больше не испытывают диссонансной мотивации 39,40,41,42 .Действительно, чувство ответственности за действие служит мостом между действием и самооценкой человека 43 . Таким образом, только если люди чувствуют личную ответственность за нарушение справедливости, они могут испытывать моральную угрозу самому себе, и у них появляется мотивация уменьшить ее за счет неправильного воспоминания.

    Во-вторых, мотивированное заблуждение должно быть в значительной степени независимым от выбора. То есть он не должен зависеть от каких-либо особенностей выбора, который склонны делать нарушители и защитники.В самом деле, одно из возможных альтернативных объяснений наших выводов состоит в том, что в модели выбора нарушителей есть что-то такое, что делает их выбор более склонным к ошибочному запоминанию — например, то, что сумма, которую они отдали на свой выбор, различалась больше. Таким образом, важно исключить возможность того, что наборы выборов, сделанных нарушителями, по своей природе более склонны к неправильному запоминанию, чем наборы выборов, сделанные сторонниками.

    В последней паре экспериментов (эксперименты 4a и b) мы исследовали эти две гипотезы, чтобы напрямую проверить мотивированную природу неправильного воспоминания.В эксперименте 4а первоначальная волна участников (лиц, принимающих решения) свободно решала, как разделить деньги с анонимными партнерами, а затем вспомнила свой выбор (как и в предыдущих экспериментах). Затем, в эксперименте 4b, каждая вторая волна участников (лица, принимающие решения с принудительным выбором) была привязана к случайно выбранному лицу, принимающему решение с произвольным выбором из эксперимента 4a, и была вынуждена сделать (а позже вспомнить) точно такой же набор вариантов передачи, что и их решающий фактор свободного выбора (см. рис. 2а). Важно отметить, что в эксперименте 4b лица, принимающие решения по принудительному выбору (а также получатели их переводов), были проинструктированы, что лицо, принимающее решение, не несет ответственности за их выбор передачи, тем самым устраняя любые стимулы к неправильному запоминанию своего выбора.Более того, мы подтвердили, что чувство личной ответственности было ниже среди лиц, принимающих решения по принудительному выбору (по сравнению со свободным выбором) (см. Рис. 2b, c для распределения заявленной личной ответственности).

    Рис. 2: Манипулирование ответственностью в экспериментах 4a и b.

    На верхней панели ( a ) показан пример пары решающих устройств с ярмом, выполняющей передачу по свободному выбору (эксперимент 4a) и передачу с принудительным выбором (эксперимент 4b). Сумма (и порядок) каждого из пяти вариантов передачи были идентичны для лиц, принимающих решения.Нижняя панель показывает личную ответственность от 1 («Совершенно не несет ответственности») до 7 («Чрезвычайно ответственный») среди лиц, принимающих решения в Эксперименте 4a (свободный выбор; b ) и Эксперименте 4b (принудительный выбор; ). c ).

    Мы сделали следующие ключевые прогнозы. Основываясь на гипотезе мотивационной зависимости, мы предсказали, что те, кто свободно нарушает свои собственные стандарты, будут совершать корыстные ошибки памяти, в то время как те, кто был вынужден нарушать свои собственные стандарты и не осознавал никакой личной ответственности за свои действия, не проявили бы такой предвзятости в отношении своих действий. корыстные ошибки памяти.

    Точно так же, основываясь на гипотезе независимости выбора, мы предсказали, что в то время как нарушители в условии свободного выбора будут совершать корыстные ошибки памяти, их скованные коллеги в условии принудительного выбора, которые должны были вспомнить точно такие же выборы, не допустил бы таких ошибок.

    Поскольку эксперимент 4a был структурирован так же, как эксперименты 2 и 3, мы сначала провели все ключевые тесты, о которых сообщалось в экспериментах 2 и 3. Мы воспроизвели все ключевые результаты, представленные выше (см. Дополнительные результаты).

    Неправильное воспоминание зависит от мотивов

    Чтобы оценить эффективность наших манипуляций, мы сначала оценили, насколько участники воспринимают себя ответственными за свои действия в условиях свободного выбора (эксперимент 4a) и принудительного выбора (эксперимент 4b). Как и предполагалось, участники со свободным выбором сообщили о высокой степени ответственности за свои действия ( M = 6,28, SD = 1,18), при этом 64% ( N = 452/709) сообщили о максимально возможном уровне ответственности за свои действия. (7 = «Крайне ответственный»; Рис.2б). Напротив, участники с принудительным выбором сообщили о низкой степени ответственности за свои действия ( M = 2,14, SD = 2,03), при этом 70% ( N = 408/580) сообщили о самом низком уровне ответственности, возможном за свои действия. (1 = «Совершенно не несет ответственности»; Рис. 2c). Разница в оценках между этими двумя группами была значительной ( W = 375501,5, p <0,001, d = 2,56, δ = 0,83; критерий Манна – Уитни U ). Тем не менее, некоторые участники условия принудительного выбора указали, что они чувствовали некоторую степень ответственности за свой выбор, несмотря на то, что не сделали его свободно.Это правдоподобно в контексте наших экспериментов, потому что участникам в конечном итоге все равно приходилось перемещать ползунок, чтобы зарегистрировать предопределенный выбор.

    Мы предсказали, что в то время как те, кто свободно нарушает свои собственные стандарты, будут совершать корыстные ошибки памяти, те, кто был вынужден нарушить свои стандарты (и, следовательно, не осознавали никакой личной ответственности за свои действия), не должны проявлять такой предвзятости к корыстной памяти. ошибки.

    В соответствии с нашими предыдущими экспериментами, в Эксперименте 4a участники со свободным выбором продемонстрировали систематическую предвзятость в сторону корыстных ошибок памяти ( V = 29581, p <0.001, d = 0,18, δ = 0,08; Критерий ранжированной суммы Вилкоксона). Нарушители ( N = 231) вспоминали, что были более щедрыми, чем они были на самом деле ( V = 8609,5, p <0,001, d = 0,40, δ = 0,26; критерий Уилкоксона с ранжированной суммой; см.рис. 1d), но сторонники ( N = 478) не показали такого смещения ( V = 6102,5, p = 0,92, d = 0,02, δ = -0,01; критерий ранжированной суммы Вилкоксона). Кроме того, нарушители проявляли большую предвзятость к ошибкам памяти, служащим корыстным интересам, чем сторонники ( W, = 42117, p <0.001, d = 0,43, δ = 0,24; Тест Манна – Уитни U ).

    Напротив, в Эксперименте 4b участники с принудительным выбором не продемонстрировали значительного предубеждения к ошибкам самообслуживания памяти ( V, = 16087,5, p = 0,16, d = 0,11, δ = 0,05, Критерий ранжированной суммы Вилкоксона; дополнительная таблица 1). Дальнейший анализ показал, что, как и в случае сторонников со свободным выбором, сторонники с принудительным выбором ( N = 362) не обнаруживают ошибок памяти самообслуживания ( V, = 3393, p = 0.14, d = 0,02, δ = -0,02; Критерий ранжированной суммы Вилкоксона). Нарушители по принудительному выбору ( N = 217) — несмотря на то, что они не добровольно выбирали нарушение своей нормы — тем не менее, вспоминали, что в среднем были более щедрыми, чем они были на самом деле ( V = 4580,5, p <0,001; d = 0,28, δ = 0,15, критерий ранжированной суммы Вилкоксона, рис. 3а). Однако величина неправильного запоминания была меньше у нарушителей принудительного выбора ( d = 0,28, δ = 0.15), чем нарушители свободного выбора ( d = 0,40, δ = 0,26). Мы также обнаружили, что нарушители принудительного выбора проявляли большую склонность к ошибкам самообслуживания памяти, чем сторонники ( W, = 33105,5, p <0,001, d = 0,34, δ = 0,16, Mann – Whitney U ), хотя снова этот эффект был меньше, чем разница между нарушителями свободного выбора и сторонниками в эксперименте 4a ( d = 0,43, δ = 0,24).

    Таким образом, хотя наша манипуляция с принудительным выбором устранила основной эффект неправильного запоминания, оставался значительный, хотя и уменьшенный, эффект неправильного запоминания для нарушителей принудительного выбора. Одна из возможностей состоит в том, что, несмотря на наши инструкции, которые стремились минимизировать чувство ответственности в эксперименте с принудительным выбором, некоторые нарушители принудительного выбора могли все же ощущать некоторую степень личной ответственности и, таким образом, были мотивированы к неверному воспоминанию. Это предсказание следует из работы, показывающей, что, хотя следование приказам или инструкциям может уменьшить чувство ответственности, оно не устраняет их полностью (например,г., исх. 40,44 ). Подтверждая наш прогноз, около 30% участников с принудительным выбором сообщили, что чувствуют некоторую ответственность за свой выбор.

    Важно отметить, что гипотеза мотивационной зависимости предсказывает, что манипуляция с принудительным выбором должна устранить мотивированное неверное воспоминание только у тех нарушителей, которые считали себя не ответственными за свои действия, в то время как нарушители принудительного выбора, считавшие себя лично ответственными, должны оставаться мотивированными к делать корыстные ошибки памяти.Чтобы проверить эту возможность, мы независимо оценили воспоминания тех, кто сообщил, что «не несет никакой ответственности» за свои действия (т. Е. 1 из 7 по нашей шкале личной ответственности; N = 408), и тех, кто сообщил о себе. некоторая степень личной ответственности за свои действия (т.е. более 1 из 7 по нашей мере личной ответственности; M = 4,87, SD = 1,84; N = 171).

    В соответствии с гипотезой мотивационной зависимости лица, принимающие решения по принудительному выбору, которые тем не менее считали себя ответственными за свои действия, показали значительную предвзятость в сторону корыстных ошибок памяти ( V = 3206.5, p = 0,019, d = 0,20, δ = 0,14; Критерий ранжированной суммы Вилкоксона; Дополнительная таблица 1). В частности, нарушители ( N = 79) продемонстрировали значительную предвзятость к ошибкам самообслуживания памяти ( V = 1258,5, p <0,001, d = 0,50, δ = 0,46; ранжированная сумма Уилкоксона test; Рис. 3c), тогда как апхолдеры ( N = 92) не показали такого смещения ( V = 372, p = 0,066, d = 0.08, δ = -0,13; Критерий ранжированной суммы Вилкоксона). Мы также обнаружили, что нарушители проявляли большую склонность к корыстным ошибкам памяти, чем сторонники ( W = 2010, p <0,001, d = 0,61, δ = 0,45; тест Манна-Уитни U ) .

    Рис. 3: Зависимость от мотивов самообслуживания ошибок памяти.

    a В эксперименте 4b нарушители с принудительным выбором продемонстрировали больше эгоистичных ошибок памяти, чем сторонники принудительного выбора.Но что очень важно, этот эффект зависит от того, чувствовали ли нарушители ответственность за свои нарушения справедливости. b Нарушители по принудительному выбору, не осознающие ответственности за свои действия, не проявили корыстных ошибок памяти. c Напротив, нарушители принудительного выбора, которые, тем не менее, все еще считали себя ответственными за свои действия, демонстрировали корыстные ошибки памяти. Планки погрешностей представляют 95% доверительных интервалов.

    Напротив, участники принудительного выбора, которые сообщили, что не чувствуют ответственности за свои действия, не проявили предвзятости в отношении корыстных ошибок памяти ( V = 4802.5, p = 0,68, d = 0,03, δ = 0,01; Критерий ранжированной суммы Вилкоксона; Дополнительная таблица 1). В частности, ни один из нарушителей в этой группе участников ( N = 138; V = 874, p = 0,61, d = 0,05, δ = −0,02; критерий ранжированной суммы Вилкоксона; рис. 3b), ни сторонники ( N = 270; V = 1600,5, p = 0,93, d = 0,03, δ = 0,02, критерий ранжированной суммы Вилкоксона) не продемонстрировали какой-либо предвзятости в сторону самообслуживания ошибок памяти. .Причем нарушители и сторонники не различались по степени своих корыстных ошибок памяти ( W = 19171,5, p = 0,57, d = 0,01, δ = 0,03; тест Манна – Уитни U ).

    Что особенно важно, нарушители принудительного выбора, которые чувствовали себя ответственными, сообщали о значительно более серьезных ошибках памяти, корыстных в своих интересах, чем нарушители принудительного выбора, которые не чувствовали себя ответственными ( W = 3222, p <0,001, d = 0,60, δ = 0.41; Тест Манна – Уитни U ). Более того, нарушители свободного выбора в эксперименте 4a совершили значительно более серьезные ошибки памяти, чем нарушители принудительного выбора в эксперименте 4b, которые не чувствовали себя ответственными ( W = 19925,5, p <0,001, d = 0,44, δ = 0,25; тест Манна – Уитни U ).

    Заблуждение не зависит от выбора

    Мы также предсказали, что, хотя те, кто свободно нарушает свои собственные стандарты, должны иметь тенденцию делать корыстные ошибки памяти, те, кто вынужден делать тот же выбор, не будут проявлять предвзятости к корыстным ошибкам памяти — независимо от того, о том, нарушает ли этот выбор их собственные стандарты или нет.Чтобы проверить это, мы напрямую сравнили производительность отзыва 579 согласованных пар решающих устройств свободного выбора и решающих устройств принудительного выбора.

    Когда мы исследовали подмножество лиц, принимающих решения со свободным выбором Эксперимента 4a, которые были связаны с лицами, принимающими решения по принудительному выбору Эксперимента 4b ( N = 579), мы снова наблюдали систематический уклон в сторону корыстных ошибок памяти у лиц, принимающих решения по свободному выбору ( В = 19876, p <0,001, d = 0,19, δ = 0,09; критерий ранжированной суммы Вилкоксона; дополнительная таблица 1).В частности, нарушители ( N = 181) вспоминали, что были более щедрыми, чем они были на самом деле ( V = 5627,5, p <0,001, d = 0,42, δ = 0,26; критерий ранжированной суммы Вилкоксона; Рис. 4a), тогда как сторонники ( N = 398) не показали такой систематической ошибки ( V = 4255,5, p = 0,53, d = 0,04, δ = 0,01; критерий ранжированной суммы Вилкоксона). Мы также обнаружили, что нарушители проявляли большую склонность к корыстным ошибкам памяти, чем сторонники ( W, = 27721.5, p <0,001, d = 0,44, δ = 0,23; Тест Манна – Уитни U ).

    Рис. 4: Независимость от выбора самообслуживающихся ошибок памяти.

    a В эксперименте 4a нарушители по свободному выбору демонстрировали самообслуживающиеся ошибки памяти. b Напротив, в эксперименте 4b участники, вынужденные делать идентичный выбор, поскольку нарушители не проявляли такой предвзятости в сторону корыстных ошибок памяти. Планки погрешностей представляют 95% доверительных интервалов.

    В отличие от лиц, принимающих решения с помощью ярма, которые были вынуждены сделать, а затем запомнить те же наборы выбора, что и лица, принимающие решения по свободному выбору, не проявили значительной предвзятости к корыстным ошибкам памяти ( V = 16087.5, p = 0,16, d = 0,11, δ = 0,05; Критерий ранжированной суммы Вилкоксона; Дополнительная таблица 1). В самом деле, ни те, кто вынуждены делать, а затем вспоминать тот же выбор, что и нарушители ( N = 181; V = 1773,5, p = 0,17, d = 0,11, δ = 0,12; ранжированная сумма Уилкоксона тест), ни поддерживающие ( N = 398, V = 7149,5, p = 0,53, d = 0,11, δ = 0,02; критерий ранжированной суммы Вилкоксона) не показали самообслуживания ошибок памяти (рис.4б). В то время как те, кто находился в паре с нарушителями, как правило, имели менее точную память ( W = 23396,5, p <0,001, d = 0,43, δ = 0,35; тест Манна-Уитни U ), неточность памяти в Нарушители принудительного выбора не предсказывали корыстные воспоминания у скованных ярмом нарушителей свободного выбора (см. Дополнительные результаты). Более того, что очень важно, мы не обнаружили разницы в том, в какой степени решающие лица с принудительным выбором в паре с нарушителями (по сравнению с поддерживающими) совершали корыстные ошибки памяти ( W, = 33476, p = 0.13, d = 0,04, δ = 0,07; Тест Манна – Уитни U ).

    Разница между эгоистичным и эгоистичным

    Когда журналист Джо Эллисон недавно описал свою жизнь без обязательств, многие люди праздновали это в его видении.

    Их тянуло к свободе жить так, как вам нравится, и они делились своими историями — похожими — переживаниями.

    Но по мере того, как секция комментариев набирала обороты, слово «эгоистичный» тоже стало использоваться изрядно.

    По словам некоторых комментаторов, Джо и те, кто жил, как он, «откладывали» взрослую жизнь. Они были «самовлюбленными» и «убегающими» от реальности.

    Подробнее: Почему я бросил корпоративную работу, чтобы стать лыжным инструктором

    Отчасти это просто дым, который вы получаете, когда сообщение в Facebook становится вирусным. Но в этом тоже есть доля правды.

    Потому что даже в наши дни нам не нравится, когда люди отклоняются от общепринятого повествования.

    Жизнь, которой ты хочешь

    Еще в 1950-е годы брак был укоренившимся в культуре ожиданием; то, к чему люди стремились и чего придерживались.

    Ожидалось, что женщины будут надевать завязки на фартуке прямо из универмага (если они вообще наденут), а мужчины должны были принести домой бекон.

    Подробнее: Забудьте о свиданиях и просто общайтесь с людьми

    Излишне говорить, что в этом ограничивающем мировоззрении не было много места для личного удовлетворения.

    Перенесемся в 2018 год, и это совершенно другая картина. Путешествие в одиночку растет среди всех возрастных групп, и все большее число людей предпочитают жить одни или не заводить детей.

    Тем не менее, от старых привычек трудно избавиться, и мы до сих пор часто ассоциируем «я» с «иш».

    Согласно одному исследованию, родители «морально возмущены» людьми, которые предпочитают не заводить детей, в то время как походы к северу от 20 лет также являются поводом для подозрений и недоверия.

    Подробнее: Неожиданный секрет новых друзей

    На самом деле, кажется, что все, что следует путем индивидуума вместо того, чтобы «успокоиться», открыто для обвинений в эгоизме. Почему?

    Приглушенные амбиции

    Когда мы росли, нас учили, что все возможно. Думайте масштабно! нам сказали. Следуй за своей мечтой!

    Тем не менее, по мере того, как «настоящая» взрослая жизнь вступает в игру в 30-40 лет, ожидается, что эти грандиозные амбиции угаснут.

    Подробнее: Три важных преимущества приключенческих походов

    Сейчас не время для мечтаний, а для того, чтобы приступить к этому, так что сценарий таков.

    Ожидается, что вы откажетесь от собственных нужд вместо более широкого призвания (дети / брак / карьера — удалите, если применимо).

    Амбиции возможны, но только в самом традиционном смысле этого слова; иначе, с большой боковой подачей прививки.

    Подробнее: Борьба с хандрой середины 30-х

    Идея просто стремиться к счастью ради счастья становится безрассудной и даже безответственной.

    Вы хотите приостановить работу и путешествовать по миру в возрасте 44 лет? Ожидайте, что брови коснутся потолка.

    Оседлайте свою волну

    И все же, почему делать то, что вы хотите, следует считать фантастическим?

    Если вы не идете по пути ипотеки и отцовства, это не делает вас эгоистом, равно как и внезапное превращение в образец добродетели.

    Подробнее: Путешествие и необычайная сила дружбы

    Нет почетной медали за отказ от собственных амбиций и нет чести за то, что вы пожертвовали своей мечтой.

    По крайней мере, это сделает вас меньше; разбавленная версия ваших собственных способностей и потенциала.

    И, в худшем случае, компромисс в том, чего вы хотите в погоне за более крупной «самоотверженной» целью, порождает негодование и горечь.

    Другими словами, это делает вас более запутанными внутри, чем самые эгоистичные из эгоистов.

    Какой в ​​этом смысл?

    Радость эгоизма

    Эгоистичный означает «отсутствие внимания к другим людям».Это акт замораживания других людей или сознательное нежелание видеть их бедственное положение.

    Это не то же самое, что быть эгоистичным; где вы внимательно относитесь к своим потребностям и желаниям.

    Если ставить себя на первое место — в разумных пределах, очевидно, — это не делает из вас какого-то вздора или нарциссиста. Это просто означает, что вы готовы освободиться от ожиданий и идти своим собственным путем.

    Подробнее: Магия знакомства с новыми людьми, изменяющая жизнь

    Если вы эгоистичны, вы будете более удовлетворены — это означает, что у вас будет больше ресурсов и мотивации, чтобы выйти за пределы себя.

    Однако неумолимо отодвигайте собственные потребности на второй план, и вы рискуете эрозией самого себя.

    Итак, будьте эгоцентричны. Прислушивайтесь к своим потребностям. Это сделает вас крупнее и счастливее, что является хорошей новостью для вас И всех остальных.

    Изображения: Shutterstock и Flash Pack

    Здорово ли быть эгоистичным? Лучшая забота о себе — это немного эгоистично

    Когда в последний раз вы говорили «нет» тому, чего не хотели делать, или отклоняли приглашение от человека, которого не хотели видеть?

    Может быть, пора быть более эгоистичным — в самом здоровом смысле этого слова.

    После стрессов, вызванных пандемией, многие люди жаждут заботы о себе, но все еще не хотят уделять первоочередное внимание собственным потребностям, — сказала Мишель Эльман, автор новой книги «Радость быть эгоистичной: зачем нужны границы и как их избежать». установить их. »

    «Многие люди действительно разделяют эту идею любви к себе», — сказал СЕГОДНЯ Элман, лондонский коуч по личной жизни. «Но они не понимают, что для того, чтобы на самом деле выделить время и энергию для того, чтобы делать что-то из этого, нужно быть более эгоистичным».

    Связанные

    Вот как чаще ставить себя на первое место:

    Распознавайте признаки того, что вам нужно быть более эгоистичным

    Когда вы истощены и истощены, или когда есть люди, которым вы не можете доверять в своей жизни «Либо из-за того, что вы боитесь конфронтации, либо из-за чрезмерного угожения людям, пора расставить приоритеты для себя», — сказал Эльман.

    «Если вы постоянно злитесь, если вы постоянно чувствуете обиду, это предупреждающие знаки того, что ваши границы постоянно нарушаются и не укрепляются», — отметила она.

    Переосмыслить определение «эгоистичного»

    Думайте об этом как о высказывании того, чего вы хотите, о том, что вам нужно, и о предельно ясном и честном изложении своих границ. Многие люди, особенно женщины, чувствуют себя виноватыми из-за того, что откровенно говорят или говорят «нет», но им нужно перестать думать, что они причиняют вред другим.

    «Вы действительно оказываете людям услугу в своей жизни, когда заботитесь о себе», — сказал Эльман. «Чтобы установить границы или быть эгоистичным, вам действительно нужно верить, что вы этого заслуживаете».

    Попрактикуйтесь, говоря «нет»

    Эльман провела эксперимент, который она назвала «Годом №». Она решила сказать «нет» всему, что не хотела делать, без объяснения причин. Примеры ответов на приглашения включали: «Я подумал об этом, но с моей стороны нет» или «К сожалению, я не могу заставить это работать.Поначалу это было неловко и неуклюже, но к концу года это стало второй натурой, и она все еще следует этому правилу.

    «То, что вас пригласили на что-то, не означает, что вы обязаны присутствовать», — сказала она.

    «Многие из этих правил вежливости изначально ошибочны… они о создании пространства между всем, что вам говорят, и фактической проверкой себя, проверкой своего тела».

    Умение сказать «нет» делает ваше «да» более сильным — люди больше не воспринимают ваше присутствие или согласие как должное.

    Чтобы научиться говорить «нет», может быть проще сначала потренироваться с незнакомцами, а затем попробовать это с друзьями и семьей.

    Избавиться от вины или страха быть недолюбленным

    Вместо вины Эльман часто чувствует облегчение или гордость после того, как говорит «нет».

    Что касается того, что вас не любят, «в мире 8 миллиардов человек, и вы не можете любить всех», — сказала она. «Границы никогда не заставят нужных людей покинуть вашу жизнь — они только заставят людей, которые пользуются вами, покинуть вашу жизнь.»

    Сопутствующие

    Установите границы на работе

    Как британец, Элман был ошеломлен размытой границей между работой и личным временем в США.

    Для людей, которые чувствуют необходимость отвечать на рабочую электронную почту ночью или в выходные, она посоветовала практиковаться и не делать этого — возможно, добавив ответ об отсутствии на работе, в котором говорилось бы: «В эти выходные у меня не будет доступа к электронной почте. Я вернусь к вам в понедельник »или переведу телефон в режим полета в 18:00. в будние дни.

    Будьте более «эгоистичными» с близкими

    Главный совет Эльмана — просто спрашивайте о том, что вам нужно, а не ожидайте, что ваш партнер автоматически узнает об этом — вы получите это в 90% случаев.

    «Часто люди говорят:« Если бы они любили меня, они бы знали ». Но люди не умеют читать мысли. Люди не роботы. Вы непредсказуемый человек », — сказала она.

    Сообщите другим, когда они пересекли границу

    Если кто-то проявляет пассивную агрессию или откровенно говорит обидные вещи в разговоре, простой способ — просто воскликнуть «вау» или «ай» — он приостанавливает разговор и позволяет этот человек размышляет над тем, что он только что сказал, не превращая это в серьезную конфронтацию.

    Эльман раньше позволяла скользить обидным комментариям и чувствовать, что впоследствии в ней накапливается негодование, но теперь она использует эти простые слова в данный момент, чтобы сигнализировать о нарушении границ. «Тебя стоит защищать», — пишет она в своей книге.

    Молчание — еще один полезный инструмент: вам не нужно участвовать в разговоре, который заставляет вас чувствовать себя неловко. — Люди замечают, — сказал Эльман. Если они этого не делают и настаивают на том, чтобы вовлечь вас в неудобную тему, она предложила сказать: «Можем ли мы изменить разговор на что-то более интересное?»

    Ожидайте, что жизнь изменится

    Быть эгоистичным и вести здоровый образ жизни означает, что люди перестают воспринимать вас как должное.Это также часто означает прекращение токсичных отношений в вашей личной и профессиональной жизни.

    «Как только вы начинаете устанавливать границы и повышать самооценку, вы понимаете, что многие люди в вашей жизни не относятся к вам так, как вы того заслуживаете», — сказал Эльман.

    «Пройдя этот путь сам и потеряв в результате много друзей, я не жалею об этом ни на секунду, потому что… любые отношения, которые были потеряны из-за границ, это отношения, которые должны были исчезнуть в любом случае.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *