Что значит быть человеком нравственным: сочинение на тему что значит быть нравственным человеком

Содержание

Сочинение на тему: «Трудно быть человеком нравственным»

Нравственность – это редкое и потому особо ценное качество, которое, к сожалению, не в чести. Мораль, благородство, великодушие в теории восхищают, а в жизни чаще раздражают людей, которые по странной прихоти человеческой природы предпочитают иметь дело с себе подобными. Нравственный человек стоит неизмеримо выше окружающих, и это скорее пугает, чем привлекает. Общение с безупречно честной личностью налагает на тех, кто с ней так или иначе соприкасается, определенные обязательства, а иногда – пробуждает муки совести. А современный человек боится и всячески избегает малейшего дискомфорта – как материального, так и психологического.


История знает немало примеров, когда выдающиеся представители своего поколения становились объектом критики и даже жертвой современников. Лица, которые лишь силой своего нравственного авторитета и без применения грубой силы, пытались решить проблемы общества, как правило, погибали. Яркий пример – судьба Махатмы Ганди, старавшегося методом «ненасильственного сопротивления» объединить народы Индии и добиться для нее внутреннего мира. Ф.М. Достоевский убедительно доказал эту печальную истину в своем знаменитом романе «Идиот». Его главный герой – кроткий, тихий, любящий человек – в конце произведения сошел с ума в тщетных усилиях помочь горю тех людей, с которыми по странному стечению обстоятельств его свела судьба.

Проблема современного общества заключается в том, что оно как никогда раньше дорожит тем, что сейчас принято называть «довольством и комфортом». А нравственный человек, который живет по совести, не вписывается в эту программу. Силой своего влияния он как бы разрывает узкие границы подобного мировоззрения и побуждает задуматься о духовной жизни, которая требует определенных жертв, усилий, упорной работы над своим внутренним «я». На наш взгляд, по указанной причине нравственному человеку особенно трудно ужиться с окружающими именно сейчас, в XXI веке, когда большинство людей глухо к зову сердца и голосу совести. И если раньше общество избавлялось от неудобных им лиц насильственным способом (что впоследствии делало жертв героями мировой истории), то в наше время оно казнит их цивилизованным образом – равнодушием или вежливой насмешкой, что еще хуже, так как страдания нравственных людей остаются незаметными и почти всегда проходят бесследными, не возбуждая ни в ком ни любви, ни даже сочувствия.

Урок по этике «Что значит быть нравственным человеком»

Тема. Что значит быть нравственным человеком.

Цели: объяснить учащимся, что такое общечеловеческие ценности, какова роль морали в существовании и деятельности человека, охарактеризовать основные пути сохранения нравственных ценностей общества, воспитывать доброжелательное отношение друг к другу, развивать внутренний мир учащихся.

Оборудование: учебник, бумага, маркеры, раздаточный и наглядный дидактический материал.

Основные понятия и термины: мораль, общечеловеческие ценности, нравственные ценности.

Тип урока: изучение нового материла.

Структура урока

  1. Организационный момент.

  2. Мотивация учебной деятельности.

  3. Представление темы урока и ожидаемых учебных результатов.

  4. Изучение нового материала.

  5. Систематизация и обобщение новых знаний и умений.

  6. Подведение итогов урока.

  7. Проверка знаний и умений.

  8. Инструктаж домашнего задания.

Ход урока

  1. Организационный момент.

  2. Мотивация учебной деятельности.

Мы продолжаем изучать курс этики. Следующая тема, с которой мы с вами познакомимся, называется «На пути к взаимопониманию». При ее изучении вы узнаете: какие нравственные ценности считаются общечеловеческими и какова их роль в жизни общества; почему необходимо терпеливо (толерантно) относиться к другим людям, какую роль в человеческом обществе играет милосердие и сочувствие, какое место в человеческой жизни занимает религиозность.

Работа в группах. Вопросы и задания. (слайд 1,2)

  1. Что такое мораль, этика и моральные нормы?

  2. Когда и почему возникла мораль?

  3. Что такое обычаи и традиции?

  4. Приведите примеры воплощения моральных норм в обычаях и традициях?

  5. В чем, кроме обычаев и традиций, воплощен моральный опыт народа?

  6. Что такое нравственные ценности?

  1. Представление темы урока и ожидаемых учебных результатов.

Сегодня на уроке вы узнаете, какую роль в жизни человека играют общечеловеческие нравственные ценности, как мораль влияет на отношения между людьми. (слайд 3)

Ожидаемые учебные результаты. После этого урока вы сможете: объяснять, что такое общечеловеческие нравственные ценности и приводить примеры; раскрывать, как мораль регулирует отношения между людьми; охарактеризовать основные пути сохранения нравственных ценностей общества; определять, как знание норм морали помогает успешно разрешать конфликтные ситуации в повседневной жизни.

  1. Изучение нового материала.

Коллективная работа по учебнику. Самостоятельное чтение учащимися текста учебника «Когда возникла мораль», после чего составляют простой план текста и выполняют задание: объясните, как вы понимаете выражение, что нравственность зародилась тогда, когда люди начали ограничивать себя и жертвовать собственными интересами ради других. (слайд 4,5)

Рассказ учителя. (слайд 6)

Нравственность имеет очень важное значение. Для того чтобы это понять, необходимо познакомиться с ее основными функциями, характеризующими роль морали в жизни людей. Основные функции морали:

— гуманистическая; — воспитательная;

— регулятивная; — познавательная;

— коммуникативная.

Коллективная работа по учебнику. Комментированное чтение учащимися текста учебника «Как сберечь нравственные ценности общества» с заданием выделить основные источники морального опыта.

Работа в малых группах. (слайд 7)

Работая в группах, заполните таблицу. Для этого выберите 2 – 3 моральные нормы или ценности и покажите на примерах, как они воплощены в разных источниках морального опыта.

Усвоить материал об общечеловеческих ценностях вам поможет игра «В мире добра». Для ее выполнения выполните следующие задания:

— объединитесь в три команды;

— отправьтесь в путешествие на планеты «Идеальные родители и дети», «Милосердие», «Вежливость» и выполните задания;

— подумайте какими чертами характера могли бы отличаться люди, живущие на этих планетах, запишите этот перечень на бумаге и нарисуйте портрет жителя этой планеты. Сообщите свое мнение классу.

Рассказ учителя. (слайд 8)

Общечеловеческими называют такие ценности, значение которых непосредственно не связано с конкретным историческим периодом развития человечества или обычаями и традициями какого-то народа. Определяющей общечеловеческой ценностью в течении всей истории человечества оставалась сама жизнь человека. Общечеловеческие ценности делят на несколько видов: культурные, эстетические, общественные, политические, нравственные.

Коллективная работа по учебнику. Самостоятельное чтение учащимися текста учебника «Как мораль регулирует отношения между людьми» и выполнение задания:

— как мораль побуждает к тому, чтобы быть Человеком.

— приведите примеры из собственной жизни, как мораль побуждает оценивать свои поступки, выбирать между добром и злом.

5. Систематизация и обобщение новых знаний и умений.

Работа в малых группах.

Задание. Придумать и разыграть перед классом небольшую сценку. В ней они должны представить конфликтную ситуацию из жизни своих ровесников и показать, как ее поможет разрешить знание моральных норм.

Нравственный человек должен уметь разрешать различные конфликтные ситуации в повседневной жизни, и в этом ему поможет знание моральных норм. (слайд 9)

6.Подведение итогов урока.

Дидактическая игра «По одному предложению». Учащиеся должны раскрыть содержание рассмотренных вопросов урока, отвечая одним предложением.

7.Проверка знаний и умений.

Учащиеся составляют словесный портрет нравственного человека, используя материал, рассмотренный на уроке. (слайд 10)

8.Инструктаж домашнего задания.

Подготовьтесь к рассказу о литературном герое, который для вас является примером для подражания.

Трудно ли быть человеком нравственным

Тип работы:
 Сочинение 
Дата добавления:  21.01.2020

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

Если вы хотите научиться сами писать любые сочинения, то на странице «что такое сочинение и как его написать» я подробно написала.

Посмотрите похожие темы сочинений возможно они вам могут быть полезны:

 

Текст сочинения:

Что такое мораль? С одной стороны, это очень сложный философский вопрос, требующий серьезного осмысления. С другой стороны, обычно мы можем достаточно четко определить, действовал ли человек этично или нет. Ну, давай подумаем об этом.

Если мы копнем глубже, то поймем, что источником нравственности с незапамятных времен были Священные Писания. В христианстве именно десять заповедей Христа определили моральный кодекс человека. Почему я говорю в прошедшем времени? Наверное, потому, что сегодня верующих не так много, религия уже не проникает во все сферы человеческого существования, как это было раньше. Кроме того, по мере развития культуры и человечества в обществе появляются новые морально-этические нормы.

Но все же, что такое мораль? Возможно, это следует понимать как духовные качества человека, основанные на высоких идеалах добра, долга, чести, справедливости и проявляющиеся по отношению к другим людям и природе. Мораль — это то, как человек оценивает свои действия и поведение по отношению к добру. Но каждый понимает добро по-своему. То, что хорошо для одного человека, совершенно неприемлемо для другого. И где же правда? Я думаю, что нравственность — это только тогда, когда ты видишь свои действия не только приемлемыми, но и хорошими для общества. Аморальное поведение делает человека распутным, этически уродливым и недостойным.

Можно ли говорить о действиях детей с моральной точки зрения? Боюсь, что нет, потому что термин «хорошо» в нежном возрасте очень расплывчатый, ребенок просто не заинтересован в том, чтобы анализировать свое поведение и смотреть на него с точки зрения неясной морали. Действия детей определяются единственным критерием — «нравится», «не нравится». И не факт, что ребенок, когда он повзрослеет, приобретет моральные качества. Многое уже зависит от образования и окружающей среды. Первыми учителями морали для детей являются родители и школа. Я не верю, что мораль не может учиться. Напротив, это возможно и необходимо. Человек учится всю жизнь, и речь идет не только о расширении своего кругозора, но и о воспитании себя, изменении приоритетов и освоении новых ценностей.

Ты должен контролировать каждый свой шаг. Как показывает опыт, как только человек совершит аморальный поступок, он не сможет сопротивляться в будущем. И здесь рождается антиморальность: человек становится лжецом, конформистом или даже откровенным прохожим. Поэтому, как мне кажется, не стоит кричать о моральных нормах — лучше вести себя в соответствии с ними. Моральные принципы человека становятся нравственными принципами общества только тогда, когда он руководствуется позитивными намерениями и живет согласно своей совести.

Что такое мораль и как стать более нравственным — Нож

О возрастающей сложности

Чувствовать себя хорошим и высокоморальным приятно. Не кради, не лги, ешь здоровую ед… (а, нет, это другое), не убивай — очевидные же истины!

Однако сегодня жизнь постоянно заставляет нас делать всё более сложный выбор: ни библейским мудрецам, ни Аристотелю, ни Канту не приходилось думать о генетических экспериментах, феминистических скандалах или о подозрительном с точки зрения этики производстве китайских кроссовок.

Мир становится слишком быстрым и сложным, и использовать в нем десять заповедей, однозначные добродетели или раз и навсегда сформулированный императив в качестве универсального инструмента и руководства к действию уже не получается. Представители разных эпох, национальностей и даже социальных групп многие явления оценивают далеко не одинаково. Достаточно вспомнить, как меняется отношение к эвтаназии, абортам, контрацепции, религиозной нетерпимости, гендерным сценариям или иерархии, — и казавшийся нерушимым монолит моральных принципов разлетается на мелкие осколки.

Исследования доказывают, что наши нравственные парадигмы не статичны. Так, австралийские ученые проанализировали частоту и контекст использования в литературе «моральных» терминов с 1900 до 2007 года. Обнаружилось, что некоторые понятия в одну эпоху становятся крайне популярны, а в другую человечество о них словно забывает. Например, идеи, связанные со святостью и благочестием, а также грехом и осквернением, почти исчезли из дискурса к 1980 году, чтобы потом, ближе к XXI веку, внезапно возникнуть вновь.

Мораль: оси координат

Мораль, помимо святости и благочестия, затрагивает и другие важные категории. В широком смысле она представляет собой нормы, касающиеся поведения в обществе. Но что конкретно под этим подразумевается? Как описать нравственность?

Один из пионеров в области изучения морали, американский психолог Лоренс Кольберг полагал, что фундамент, на котором мы возводим здание правил и запретов, — это вопрос справедливости. Коллега Кольберга, феминистка и психолог Кэрол Гиллиган выступила с критикой такого подхода.

По ее мнению, есть два пути быть нравственным: один — мужской, с акцентом на справедливость, и второй — женский, в основе которого лежит забота о людях, когда маркером моральных качеств человека становится его отношение к другим.

Ознакомившись с рядом антропологических работ, Крейг Джозеф из Северо-Западного университета и психолог Джонатан Хейд, помимо двух названных, выделили еще три моральные основы. Итоговый список выглядит так:

1) справедливость — важно стремление к равенству, желание избежать предвзятости;

2) забота или защита слабого — неправильно то, что приводит к страданиям;

3) лояльность или принадлежность к группе — в приоритете верность семье, сообществу или даже нации;

4) иерархия или уважение к власти — те, кто не проявляют почтительности или нарушают порядок, подвергаются остракизму;

5) чистота или святость — нарушители кодекса благочестия считаются нечестивыми, запятнанными.

Сегодня любая дискуссия на этическую тему может быть сведена к одной из этих линий.

Имеет ли педагог начальных классов моральное право подрабатывать по вечерам в стриптиз-клубе?

Если вам неприятно об этом думать, то у вас высокие запросы к учителям по пятому пункту (чистота). Есть ли преференции у коренных москвичей по сравнению с приезжими? Здесь речь идет о принадлежности к группе и справедливости. Нужно ли обязать всех жителей района помогать жертвам домашнего насилия? Вопрос заботы.

Каждый может оценить свою систему моральных установок по пяти перечисленным параметрам и отмечать, происходят ли со временем изменения и какие факторы на это влияют.

Науке известно, что взгляды целого общества меняются от эпохи к эпохе. Так, психологи из Мельбурнского университета выяснили, что забота, сострадание и безопасность сейчас для нас важнее, чем сорок лет назад, а, например, ценность уважения к власти с начала XX века заметно снизилась.

Итак, нравственные императивы следует считать промежуточными результатами культурной эволюции. Как же развить в себе необходимые качества, не дожидаясь, пока сменится очередная общественная парадигма?

Нравственность как продукт воспитания

В 1930-х годах швейцарский психолог Жан Пиаже изучал, как дети развивают моральные суждения, и выяснил, что для успеха здесь важны не внешние рамки и необходимость их придерживаться. Само по себе наказание за вранье не делает маленького человека этически зрелым. Зато Пиаже удалось доказать, что такое развитие происходит, когда дети играют в группах и обсуждают правила: что честно, а что нет, кто прав, а кому штрафная саечка. Это активный процесс, требующий взаимодействия, когда ребенок сталкивается с проблемой и пытается ее решить.

Следом за Пиаже к изучению того же вопроса приступил и Кольберг. В 1958 году он сформулировал теорию нравственного развития — модель, показывающую, как у ребенка благодаря социальному влиянию формируются всё более тонкие и глубокие представления о том, что такое хорошо и что такое плохо. Согласно концепции Кольберга, всего существует шесть таких стадий — ступеней, по которым при удачном раскладе человек прошагает до самого верха.

На первом уровне мы стараемся быть послушными, чтобы избежать наказания. Не берем конфет, чтобы папа не ругал, и не засовываем в карман чужие серебряные вилки, потому что посадят.

На втором левеле человек по-прежнему судит о своем поступке по возможным последствиям, однако теперь уже не столько пытается избежать наказания, сколько хочет получить практическую выгоду: «Буду хорошим — позовут на праздник».

На третьей и четвертой ступенях люди сверяют свое поведение с ожиданиями социума. Важно, чтобы ты сначала поступал так, как это приветствуется в твоем ближнем кругу (ведь в нашей семье не принято оскорблять слуг и вытирать лицо занавеской!), а потом и в обществе (ага, тут есть правила и законы — будем жить по ним).

На пятом и шестом уровнях человек шагает еще дальше: да, социальные нормы — удобные договорные конструкции, но порой они вступают в противоречие с ценностями отдельных групп или личностей, и эти конфликты имеет смысл рассматривать отдельно.

Шестая ступень подразумевает наличие универсальных моральных принципов: «Я так поступаю, потому что это правильно, да и законы соблюдаю, пока нахожу их справедливыми».

Ученым удалось доказать, что развитие происходит строго последовательно, но не всегда до конца — кому-то суждено вечно болтаться на низших ступенях.

Кольберг работал с детьми от 10 до 16 лет, предлагая им решать и затем обсуждать дилеммы. В самой известной из таких историй жена Хайнца умирает от особой формы рака. Местный аптекарь нашел лекарство, которое ей поможет, однако продавать чудесный препарат он собирается за немыслимые для бедного мужа деньги. Хайнц пробовал торговаться, обращался за помощью к знакомым, но всё оказалось тщетно. Имеет ли он моральное право ограбить аптеку? А если бы Хайнц не любил жену? А если бы это была не супруга, а собака? А вы арестовали бы горемыку, если бы работали местным полицейским?

Считается, что обсуждение подобных дилемм и помогает продвинуться в своем нравственном развитии. Что-то подобное говорила школьная учительница, размахивая томиком Достоевского, но ее мало кто слушал.

Теория нравственного развития Кольберга стала одним из столпов американской педагогики.

Там вдруг поняли, что просто сообщить человеку: «Врать нехорошо!» — мало. Кроме Достоевского, здесь важны размышления вслух, дебаты, рефлексия, нужен акцент на наши эмоции и действия — что бы я чувствовал, как бы поступил?

Дискуссии на тему нравственности считаются удачными, если:

— провоцируют когнитивный конфликт или хотя бы вызывают бурное несогласие;

— аргументы доступны школьнику, то есть подбираются с учетом стадии его нравственного развития;

— обсуждение интерактивно, затрагивает личность учащихся и позволяет им делать собственные умозаключения.

Аффектный выход

Кольберг, как сторонник рационального подхода, связывал нравственное развитие с логическим: чем выше наш когнитивный уровень и сложнее умозаключения, тем ближе мы находимся к вершине той самой лестницы из шести ступеней.

Сегодня ряд исследователей, изучающих мораль, придерживается другой позиции и полагает, что в основе наших рассуждений лежат не рациональные доводы, а эмоции. Порой мы и вовсе используем логику, чтобы разумно и нестыдно обосновать поступок, совершенный интуитивно. Такие случаи «морального ошеломления» были показаны в экспериментах: их участники с ходу решали этическую дилемму, а потом долго-долго пытались объяснить, как это, чёрт возьми, у них получилось.

На самом деле имеют значение оба фактора — и чувства, и доводы разума. Разница в подходах: ученые-рационалисты делают акцент на когнициях (то или иное поведение в первую очередь «продукт» мышления), а «интуиционисты» полагают, что главное — чувство, вспыхнувшая эмоция.

Понятно, что второй подход не завоюет популярности в педагогике и воспитании. Сформировать эмоциональную реакцию сложнее, чем научить бодро рассуждать о лучах света в темном царстве.

Миру — геймер

Кольберг использовал нарративный подход: познакомившись с историей, слушатель сам решал, как относиться к изложенным событиям. Однако мы можем погружаться с головой в забористые сюжеты и через другие каналы — литературу и кино.

Сериалы «Мир Дикого запада» и «Черное зеркало» ставят больше этически сложных проблем, чем литераторы последних десятилетий.

Но по показателю «количество моральных дилемм на единицу времени» с огромным отрывом лидируют компьютерные игры. Как этот жанр помогает прокачать нравственность?

Игры развивают аналитический аппарат, влияют на наш подход к миру, задают культурно-этические ориентиры. Мы встаем перед необходимостью не просто поразмыслить над ситуацией, но сделать это активно, то есть принять конкретное решение и столкнуться с его последствиями. Если, читая Сапковского, можно пропустить те места, где герой мучительно выбирает меньшее из двух зол, то в игре «Ведьмак» увильнуть от ответственности не получится: нужно убить или тех, или других.

Этический выбор — одна из излюбленных игровых механик у гейм-разработчиков, которые ведут статистику, чтобы выяснить, как в сложной ситуации предпочитает поступать большинство пользователей. Мел Маккубри, нарративный дизайнер Assassin’s Creed Odyssey, хвалится одной из таких дилемм: «Вы находите людей, зараженных чумой, и священник хочет убить их, но семья не виновна ни в чём, кроме болезни». Любопытно, что 68% игроков решают спасать несчастных, хотя те потом заразят весь остров.

Еще одно преимущество игр состоит в том, что они затрагивают эмоциональный мозг, биологическую «плату», на которой записан этический код, меняя наши чувства, мысли и действия.

Гейм-дизайнер Джейн Макгонигал рассказала об игре, разработанной в Университете Джорджии. Система вручает вам виртуальную бензопилу, и вы радостно спиливаете пиксельное дерево. При этом джойстик поддерживает эффект вибрации, а когда исполинское растение падает, игрушечный лес затихает и птицы перестают щебетать. Этот нехитрый прием меняет поведение людей в реальной жизни: в течение следующей недели они, храня воспоминания о погибшем дереве, использовали на 25% меньше бумажной продукции.

Развивающий потенциал игр уже оценили некоторые педагоги. Например, норвежский учитель Тобиас Стаби включил в свою программу квест The Walking Dead в качестве «катализатора для обсуждения этических дилемм». Каждый раз, когда нужно сделать непростой выбор: спасти одного из раненых или пристрелить очередную укушенную нежитью жертву, — Тобиас ставит игру на паузу, а счастливые ученики анализируют ситуацию. Да, бывает и так, что зомбирующее действие компьютера оказывается наиболее благотворным для растущего организма!

Если игры вас не увлекают, стоит обратиться к книгам. Художественная литература оказывает на нас комплексное воздействие, задействуя и логически-рассудительное начало (привет рационалистам), и эмоции, ведь беллетристика заставляет сопереживать.

Известный канадский психолог и когнитивный лингвист Стивен Пинкер уверяет, что нас как биологический вид сделала лучше именно манера рассказывать друг другу истории.

Это своего рода «моральная технология», развивающая этический кругозор: да, оказывается, есть иные племена и кланы, и у тех ребят свои представления о счастье, отличные от наших. Фокус, по мнению Пинкера, тут еще и в том, что литература может погрузить нас в ощущения другого человека, приобщить к его внутреннему миру, а понимая, как он устроен и что испытывает, мы гораздо лучше ведем себя с ним.

Если верить теоретикам нравственного развития, нам нужно чаще решать моральные дилеммы, и не важно, где они появились — в школьном классе, на экране компьютера или на страницах романа. Чувства и размышления, трудный выбор — это то, благодаря чему мы лучше понимаем и себя, и мир вокруг. Представления о прекрасном могут меняться от поколения к поколению, но тот, кто делал сложный выбор в окружении зомби, кажется, готов к любым переменам.

Что такое права человека?

Права человека подобны броне: они защищают вас; они подобны правилам, поскольку говорят вам, как можно себя вести; и они подобны судьям, потому что вы можете к ним взывать. Они абстрактны ̶ как эмоции, и как эмоции они принадлежат каждому и существуют, что бы вокруг ни происходило. Они подобны природе, потому что их можно попирать; и подобны духу, потому что их невозможно разрушить. Подобно времени, они одинаково относятся ко всем нам: богатым и бедным, старым и молодым, белым и черным, высоким и низкорослым. Они предлагают нам уважение, и требуют от нас относиться с уважением к другим. Мы можем иногда расходиться в определении доброты, истины и справедливости, но, встретившись с ними в жизни, мы их обязательно узнаем.

Можете ли вы дать определение правам человека? Как вы объясните, что это такое?

Право – это требование, о котором мы справедливо заявляем. Я имею право на товары в моей товарной корзинке, если я за них заплатил. Граждане имеют право избирать президента, если это гарантировано конституцией их страны, а ребенок имеет право посетить зоопарк, если его родители это ему пообещали. На все это люди вправе рассчитывать при условии, что другой стороной были даны соответствующие обещания или гарантии. Но права человека представляют собой требования иного свойства: они не зависят от обещаний или гарантий другой стороны.  Право человека на жизнь не зависит от обещания другого человека не убивать его. Жизнь его может от этого зависеть, но не право на жизнь. Его право на жизнь зависит только от одного: того, что он человек. 

Признание прав человека означает признание того, что каждому человеку дано право требовать соблюдения следующих положений: я обладаю этими правами, что бы вы ни говорили и ни делали, потому что я, точно так же, как и вы, человек. Права человека присущи каждому человеку. 

Почему это требование не предполагает какого-то определенного поведения в качестве его обоснования? Почему бы не потребовать, чтобы люди сами заслужили свои права?  В конечном итоге, требование соблюдения прав человека носит нравственный характер и основывается на моральных ценностях. Мое право на жизнь, в конечном счете, означает, что никому не позволено лишить меня жизни: это просто недопустимо. Это утверждение вряд ли нуждается в обосновании, и, наверное, любой читатель согласится с таким подходом. Ведь по отношению к себе все мы признаем, что в нашей жизни и бытии есть такие аспекты, которые неприкосновенны и в которые никто не должен вторгаться, ибо речь идет о жизненно важных сторонах нашего бытия, определяющих, кто мы такие и что мы такое. Они имеют существенное значение для нашей человеческой природы и нашего человеческого достоинства. Без прав человека мы не можем реализовать полностью наш человеческий потенциал. Права человека всего лишь переносят это понимание с индивидуального уровня на всех остальных людей планеты. Если я могу выдвигать подобные требования, значит, это может сделать и любой другой. 

Почему недопустимо нарушать чье-либо право на жизнь? Почему недопустимо лишать кого-либо жизни? Это одинаковые вопросы?

Основные ценности

В основе концепции прав человека лежат две основные ценности: первая – это человеческое достоинство, а вторая – равенство. Права человека можно понимать как нечто, определяющее базовые нормы, необходимые для того, чтобы жить с чувством достоинства, и их универсальность вытекает из того, что, по крайней мере, в этом все люди равны. Мы не должны и не можем здесь кого-то выделять.  В сущности, чтобы принять концепцию прав человека, достаточно лишь признания этих двух убеждений или ценностей, и вряд ли кто-нибудь станет с ними спорить. Именно поэтому права человека получают поддержку со стороны всех мировых культур, всех цивилизованных правительств и всех основных религий.  Почти повсеместно признано, что власть государства не может быть безграничной или произвольной, она должна быть ограничена необходимостью обеспечить хотя бы минимальные условия всем, кто находится под его юрисдикцией, чтобы они могли жить с чувством человеческого достоинства.

Из этих двух основных ценностей можно вывести многие другие, и с их помощью точнее определить, как на практике должны сосуществовать люди и общества. Например: 

Свобода: поскольку человеческая воля составляет важную часть человеческого достоинства. Принуждение делать что-то вопреки нашему желанию принижает человеческую личность. 
Уважение к другим: поскольку отсутствие уважения к другим не позволяет оценить их индивидуальность и их человеческое достоинство. 
Недопустимость дискриминации: поскольку равенство людей в человеческом достоинстве означает, что мы не можем судить о правах и возможностях людей, исходя из их физических или иных признаков. 
Терпимость: поскольку нетерпимость указывает на отсутствие уважения к различиям, а равенство не означает тождественности или единообразия. 
Справедливость: поскольку люди, равные в своей принадлежности к человеческому роду, заслуживают справедливого отношения. 
Ответственность: поскольку уважение к правам других людей предполагает ответственность каждого человека за его действия и требует от него усилий, направленных на реализацию его прав и прав всех людей.

Что характеризует права человека

Философы могут бесконечно продолжать споры о природе прав человека, но международное сообщество уже заявило о своей непреклонной приверженности идее защиты прав человека, приняв в 1948 году Всеобщую декларацию прав человека. С тех пор международное сообщество закрепило действенные принципы ВДПЧ в многочисленных международных, региональных и национальных правовых документах. ВДПЧ не разрабатывалась как юридически обязательный документ, но благодаря введению ее норм в многочисленные последующие юридически обязательные договоры (известные как «конвенции» или «соглашения») правовой статус этих норм сегодня не подлежит сомнению.

Права человека неотъемлемы. Это означает, что вы не можете их утратить, поскольку они имеют отношение к самому факту человеческого существования, они присущи всем людям. При определенных обстоятельствах действие некоторых из них, хотя и не всех, может быть приостановлено или ограничено. Например, если кто-то признан виновным в совершении преступления, он или она могут быть лишены свободы; или же правительство какой-то страны может ввести чрезвычайное положение, заявив об этом публично, а затем может отменить некоторые права, например, ограничить свободу передвижения посредством введения комендантского часа.  

Они неделимы, взаимозависимы и взаимосвязаны. Это означает, что различные права человека по существу связаны между собой и не могут рассматриваться по отдельности. Осуществление одного права зависит от осуществления многих других прав, и нет ни одного права, которое было бы важнее остальных.  

Права человека универсальны, а это значит, что они равно применимы ко всем людям во всем мире, причем без ограничений по времени. Каждый имеет право пользоваться правами человека, без каких бы то ни было различий в силу расовой или этнической принадлежности, цвета кожи, пола, сексуальной ориентации, инвалидности, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, рождения, имущественного или иного положения.

Следует отметить, что универсальность прав человека никоим образом не угрожает богатому многообразию индивидуальностей или культурных различий. «Универсальность» и «единообразие» не являются синонимами. Многообразие предполагает мир, в котором все равны и в равной мере заслуживают уважения. Права человека выступают в роли минимальных стандартов, применимых ко всем людям; каждое государство или общество вправе устанавливать и применять более высокие или более специфические стандарты. Например, мы видим, что в сферах экономики, социальной жизни и культуры говорят о необходимости принять меры для постепенной полной реализации прав, но при этом нет четко заявленной позиции по поводу повышения налогов для достижения этой цели. И тогда уже дело каждой страны и каждого общества принимать политические решения в зависимости от внутренних условий. 

Исторический обзор

Идея того, что люди обладают неотъемлемыми правами, коренится во многих культурах и древних традициях. Многочисленные примеры почитаемых правителей и важнейших сборников законов из истории человечества показывают нам, что ценности, воплощенные в правах человека, не являются ни «западным изобретением», ни изобретением ХХ века. Они стали ответом на всеобщие потребности человека и на требования и поиски справедливости. У каждой общности людей были свои идеалы и системы обеспечения справедливости, которые сохранились в виде традиций – устных или письменных, хотя не все эти традиции дожили до наших дней.

Древняя история

  • Свод законов царя Хаммурапи (Ирак, около 2000 г. до н.э.) был первым письменным кодексом законов, учрежденных этим правителем Вавилона. В нем давался обет «править царством справедливо, истреблять злых и жестоких, не позволять сильным притеснять слабых, … просвещать страну и содействовать благополучию народа».
  • Приводятся слова древнеегипетского фараона (около 2000 до н.э.), дававшего указание своим подчиненным: «Когда с Верхнего или Нижнего Нила приезжает проситель, сделайте так, чтобы все проходило в соответствии с законом, чтобы был соблюден обычай и уважались права каждого человека».
  • Хартия Кира (Иран, около 539 г. до н.э.) была составлена царем Персии Киром для народа его страны. Хартия признавала право народа на свободу и безопасность, религиозную терпимость, свободу передвижения, свободу от рабства и некоторые социальные и экономические права.
  • В основе учения Конфуция (около 500 г. до н.э.) лежит концепция «рен», главная идея которой – сострадание и любовь к другим людям. Конфуций сказал: «Не желай другим того, чего не желаешь себе». Китайский эксперт по конфуцианству, доктор Пенг Чан, принявший активное участие в создании проекта ВДПЧ (см. ниже раздел 5.6.1), считал, что в основе идеи защиты прав человека лежит именно учение Конфуция.
  • Имам Али-ибн-аль-Хусейн в начале VIII века н.э. написал свое «Послание о правах». По нашим сведениям, это письмо является первым документальным свидетельством того, каким было отношение к правам человека в ту эпоху, и оно стало первой попыткой не негативного, а позитивного подхода к концепции прав человека. В методологическом смысле в этом Послании представлен список из 50 таких прав человека, и по своему духу они отражают воззрения раннего ислама.
  • Хартия Мандэ (1222 г. н.э.) и Хартия Курукан Фуга (1236 г. н.э.) систематизируют устные формы традиций стран Западной Африки и отстаивают такие принципы как децентрализация, защита окружающей среды, права человека и культурное разнообразие.
  • Aфриканский взгляд на мир, обозначаемый зулусским словом «ubuntu» (человечность), отражает саму суть гуманизма. Это понятие прекрасно подчеркивает важность уважения ко всем членам сообщества, гостеприимства и великодушия. Выражение «человек становится человеком в обществе других людей» лучше всего передает содержание слова «ubuntu», и это понятие в целом имеет прямое отношение к правам человека. Если мы становимся людьми в человеческом обществе, тогда, лишая других людей их права быть человеком, мы сами перестаем быть людьми. Поэтому так важно и необходимо отстаивать права других, прощать и получать прощение и уважать права других людей.

Какие деятели (политические, литературные и религиозные) в истории вашей страны добивались признания или отстаивали ценности, связанные с правами человека?

XIII-XVIII века

На протяжении столетий во всех мировых цивилизациях идея всеобщих прав человека эволюционировала, опираясь на понятия достоинства и уважения. Однако потребовались усилия многих поколений, чтобы идея уважения прав была закреплена в законах. Часто именно исторический опыт подвигает нас возводить права человека в ранг закона. И это, естественно, еще не конец пути. По мере того как обогащаются наши знания об истории других культур, мы, вне всякого сомнения, найдем и в других культурах исторические свидетельства попыток утверждения прав человека законодательным путем.

  • В 1215 году английская знать и представители духовенства, приняв Великую хартию вольностей (Magna Carta), принудили короля Англии впредь править согласно закону. Хартия защищала лишь права привилегированного класса (знати), и поэтому здесь речь не идет о правах человека как таковых. Но хартия стала документом, на который люди часто ссылались, чтобы защитить свои свободы, поскольку она ограничивала королевскую власть и признавала свободы и права людей. 
  •  В 1689 году английский парламент принял закон, в котором заявлялось, что он больше не потерпит королевского вмешательства в свои дела. Этот документ, известный как Билль о правах, запрещал монарху приостанавливать действие законов без согласия парламента, оговаривал свободные выборы членов парламента и декларировал, что свобода слова в парламенте не могла быть оспорена ни в судах, ни где-либо еще.
  • Гуго Гроций (1583-1645) широко известен как основатель науки международного права. В своей книге «О праве войны и мира» он представляет систему общих принципов, основанных на «естественном праве», которое, по его мнению, должно объединять все нации, независимо от местных законов и обычаев. В течение XVII-XVIII веков некоторые европейские философы продолжали развивать концепцию «естественных прав». 
  • Джон Локк (1689) разработал теорию, согласно которой каждый человек имеет некоторые права от рождения, и они не даруются правительствами или их законами. При этом легитимность правительства зависит, по сути, от того, насколько оно соблюдает эти естественные права. Идея, согласно которой из естественных прав человека должны вытекать определенные правовые гарантии, получала все большее признание и стала находить отражение в конституциях ряда стран. Права человека переформулировали эту идею в систему взаимоотношений между правительствами и гражданами.
  • В 1776 году большинство британских колоний в Северной Америке, приняв Декларацию независимости Соединенных Штатов, провозгласили свою независимость от Британской империи. Декларация в значительной степени основывалась на теориях Локка и Монтескье о «естественных правах» человека. Основанная на убеждении, что в основе всего лежит защита свобод силами государственной власти, Декларация встала на защиту таких понятий как: неотъемлемость права, защита прав человека, свобода слова, прессы, подачи петиций и проведения собраний, право на конфиденциальность частной жизни, на справедливое судебное расследование; равенство перед законом и свобода вероисповедания.
  • В 1789 году французы свергли у себя в стране монархию и учредили первую Французскую республику. Французская Декларация прав человека и гражданина была рождена революцией и написана представителями духовенства, дворянства и простых граждан, которые таким образом реализовали идеи видных просветителей, таких как Вольтер, Монтескье, энциклопедисты и Руссо. В Декларации резко критиковалась политическая и правовая система монархии, а «свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению» были определены как естественные права человека. Декларация заменила существовавшую при монархии систему аристократических привилегий принципом равенства перед законом. Однако потребовалось много времени, чтобы воплотить в жизнь ее эгалитарные принципы и концепции равенства прав. Тогда в обществе царила глубокая несправедливость, и для претворения декларации в жизнь потребовались усилия нескольких поколений. 

Ранние международные соглашения:  paбство и труд 

В XIX и XX веках ряд проблем из области прав человека вышли на передний план и стали рассматриваться на международном уровне. Прежде всего, это были проблемы рабства, крепостного права, бесчеловечных условий труда и детского труда. Примерно к этому времени относится и принятие первых международных соглашений, относящихся к правам человека. Хотя эти соглашения предлагали действенные меры по защите прав, в их основе все же лежали взаимные обязательства между государствами. В этом проявляется их острое противоречие с современными соглашениями о правах человека, где обязанности напрямую связаны с обладателями прав человека. 

  • В Англии и Франции рабство было объявлено вне закона примерно в начале XIX столетия, а в 1814 году британское и французское правительства подписали Парижский договор о сотрудничестве с целью пресечении работорговли. На Брюссельской конференции 1890 года был подписан Акт против рабства, который позднее был ратифицирован восемнадцатью государствами. Настоящим провозглашается намерение положить конец торговле рабами из Африки.  
  • Однако это не решало проблему принудительного труда и не прекращающихся жестоких условий труда. Даже Международная конвенция о пресечении работорговли и рабства 1926 года, нацеленная на отмену рабства в любых его формах, не смогла пресечь повседневное использование принудительного труда до самых 1940-х годов. 
  • Создание в 1919 году Международной организации труда (МОТ) стало материализацией идеи, что всеобщего и прочного мира можно добиться только на основе принципа социальной справедливости. МОТ разработала систему международных стандартов труда, обеспечивающих достойные условия для продуктивной работы, свободу, равенство, безопасность и достоинство трудящихся.
  • Одна из сфер деятельности МОТ – борьба с эксплуатацией детского труда, особенно в худших ее формах. Сегодня эта работа идет во многих направлениях, включая популяризацию международных соглашений о детском труде, таких как Конвенция МОТ № 182 о худших формах детского труда и Конвенция № 138 о минимальном возрасте найма на работу.  
  • С 1899 по 1977 год было заключено множество важных договоров в области международного гуманитарного права, и они очертили новую сферу сотрудничества между государствами на его первом этапе. Международное гуманитарное право вводит вооруженные конфликты в правовое поле. Несомненно, как международное гуманитарное право, так и права человека должны соблюдаться во всех случаях, например, в отношении к пленным. Однако в международном гуманитарном праве более детально описаны специальные меры для конфликтных случаев, например, о допустимости применения оружия и тактике военных действий.

Почему, по вашему мнению, отдельные страны не удовлетворились разработкой своих собственных норм, и возникла необходимость в международных соглашениях?

ХХ век

Идея законодательной защиты прав человека от произвола правящих властей начала воплощаться в ХХ веке, особенно с момента создания Лиги Наций и Международной организации труда (МОТ), а также с началом их борьбы за права меньшинств, права трудящихся и за другие ценности. Отдельные страны уже признали важность кодификации этих прав в письменной форме, и упомянутые выше документы стали, таким образом, ранними предвестниками многих нынешних соглашений о правах человека. Однако по настоящему на международную сцену права человека были выдвинуты Второй мировой войной.  После всех ужасных зверств, совершенных в этой войне – включая холокост и массовые военные преступления, – возникла необходимость неотложного создания новой системы международных правовых норм и, прежде всего, разработки системы мер по защите прав человека, какими мы их знаем сегодня. Устав Организации Объединенных Наций, подписанный 26 июня 1945 г., отразил это положение. Устав заявляет, что основной задачей ООН является «избавить грядущие поколения от бедствий войны» и «вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности, в равноправие мужчин и женщин». 

Всеобщая декларация прав человека (ВДПЧ) была разработана Комиссией ООН по правам человека и принята на заседании Генеральной ассамблеи 10 декабря 1948 года. Несомненно, принятие ВДПЧ стало великим прорывом, и сегодня Декларация остается самым важным в мире инструментом защиты прав человека. Даже не являясь юридически обязательной, ВДПЧ стала источником вдохновения для принятия многочисленных обязательств по защите права человека, будь то на национальном, региональном или международном уровне. С той поры международным сообществом был разработан и принят целый ряд основополагающих документов, призванных гарантировать декларированные принципы. Дополнительную информацию о некоторых из этих международных соглашений, можно найти далее в этой главе. 

Права человека в разных частях мира

После принятия Всеобщей декларации прав человека, в различных регионах мира были разработаны свои собственные системы защиты прав человека, которые существуют наряду с системой, созданной ООН. К настоящему времени существуют региональные учреждения защиты прав человека в Европе, Америке и Африке. В арабском мире и в странах Азиатско-Тихоокеанского региона (АСЕАН) также предпринимаются шаги к институциональному закреплению региональных стандартов прав человека. Но при этом многие страны этой части света также ратифицировали основные договоры и конвенции ООН, тем самым выразив свое согласие с их основными принципами, и добровольно взяли на себя обязательства по соблюдению международного права  прав человека. 

В Европе на страже различных прав человека и связанных с ними стандартов и инструментов, применяемых на всем континенте, стоит Совет Европы. О его роли и, в частности, о том, как он использует Европейскую конвенцию и Европейский суд по правам человека, будет более подробно рассказано ниже. Наряду с Советом Европы, также играют важную роль Европейский Союз и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

Приверженность Европейского Союза защите прав человека получила новый импульс с принятием Лиссабонского Договора, который вступил в силу 1 декабря 2009 года и дал полное юридическое обоснование Хартии фундаментальных прав Европейского Союза. В Хартии изложены гражданские, политические, социальные и экономические права, которые обязаны соблюдать как государства-члены, так и сам Европейский Союз. Европейский Суд будет выступать против любого положения в законодательстве Евросоюза, которое противоречит Хартии, и проверит законы странчленов ЕС на их соответствие Хартии, оставляя за национальными судами принятие решений по повседневным вопросам. Хартия разделяет права на шесть «категорий»: достоинство, свобода, равенство, солидарность, гражданские права и справедливость. Категория «достоинство» гарантирует право на жизнь и вводит запрет на пытки, рабство и смертную казнь. Категория «свобода» включает право на частную жизнь, вступление в брак, свободу мысли и выражение мнений, право собраний, право на образование, право на труд, право иметь собственность и убежище. К «равенству» относятся права детей и пожилых людей. Категория «солидарность» включает социальные права и права трудящихся, право на справедливые условия труда, защиту от необоснованного увольнения и доступ к медицинской помощи. В число «гражданских прав» входят свобода слова и свобода передвижения, а категория «справедливость» гарантирует право на эффективные средства правовой защиты, справедливое судебное разбирательство и презумпцию невиновности. 

Агентство по фундаментальным правам (АФП) является экспертным органом, который собирает сведения о соблюдении основных прав человека в странах Европейского Союза, консультирует и дает рекомендации по улучшению ситуации. Агентство не занимается мониторингом, но сотрудничает с соответствующими учреждениями, предоставляя им рекомендации о том, как лучше осуществлять основные права. 

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) объединяет 56 государств Европы, Центральной Азии и Северной Америки. Хотя она специально не занимается защитой прав человека, ее глобальный подход к безопасности позволяет применять его для решения широкого круга проблем, включая права человека, проблемы национальных меньшинств, демократизацию, стратегические политические решения, борьбу с терроризмом, деятельность в области экономики и экологии. Выступая за права человека, ОБСЕ действует при посредничестве Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ), штаб-квартира которого находится в Варшаве. БДИПЧ действует на всем пространстве государств, входящих в ОБСЕ, и наблюдает за выборами, развитием демократических процессов, соблюдением прав человека, а также занимается проблемами, связанными с толерантностью, дискриминацией и верховенством права. Работа Бюро, ориентированная на молодых людей, охватывает вопросы, связанные с образованием в области прав человека, борьба с антисемитизмом и исламофобией.

В Межамериканском регионе стандарты и механизмы защиты прав человека основаны на положениях Американской декларации прав и обязанностей человека (1948) и Американской конвенции о правах человека (1969). Здесь также действуют специальные правовые акты, в которых речь идет о беженцах, о предотвращении пыток и наказании за них, об отмене смертной казни, исчезновении людей, насилии в отношении женщин, об охране окружающей среды и других проблемах.

Африканская хартия прав человека и народов вступила в силу в октябре 1986 года, а к 2007 году ее ратифицировали 53 государства. Хартия представляет интерес ввиду наличия в ней ряда положений, отличающих ее от аналогичных документов, принятых в других частях мира.

  • В отличие от Европейской и Американской конвенций, Африканская хартия включает социальные, экономические и культурные права, а также гражданские и политические права в рамках одного и того же договора.
  • Африканская Хартия идет дальше индивидуальных прав, и предусматривает также коллективные права народов.
  • Хартия признает также, что личность имеет не только права, но и обязанности, и даже перечисляет определенные обязанности личности по отношению к семье, обществу, государству и международному сообществу.

Как вы думаете, почему обязанности внесены в Хартию прав человека? Не считаете ли вы, что они должны быть вписаны во все документы по правам человека?

В арабском мире региональная Комиссия по правам человека действует с 1968 года, но ее полномочия в области защиты прав человека отличаются большой избирательностью и ограниченностью. Пересмотренная Арабская хартия прав человека была принята Лигой арабских государств в 2004 году и вступила в силу в 2008 году.

Наряду с гражданскими и политическими, Арабская хартия содержит и социально-экономические и социально-политические права, а также делает ссылку на «общую цивилизацию» арабских государств. Вступление в силу хартии и механизмов ее мониторинга – Арабского Комитета по правам человека и Арабской подкомиссии по правам человека – было воспринято с одобрением как обнадеживающий признак улучшения ситуации с правами человека в данном регионе. В то же время хартия подверглась жесткой критике за то, например, что в ней отсутствует запрет на жестокие наказания, а экономические и социальные права гарантированы только гражданам стран этого региона, некоторые права основаны на законах шариата. Среди недостатков хартии отмечалось также, что она разрешает смертную казнь в отношении детей, если это предусматривается национальным законодательством, и в ней допускаются ограничения свободы мысли, совести и вероисповедания, если это предусмотрено национальными законами.

 В Азиатско-Тихоокеанском регионе (АСЕАН) прилагаются усилия к тому, чтобы этот региональный орган выполнил свои принятые в 2009 году обязательства по созданию Межправительственной комиссии по правам человека. В документе 2009 г., определяющем сферу компетенции Комиссии, подчеркнуто, что она будет выступать за «соблюдение международных принципов прав человека, в том числе их универсальности, неделимости, взаимозависимости и взаимосвязанности всех прав человека и основных свобод, а также беспристрастности, объективности, неизбирательности, недискриминации и недопущения двойных стандартов и политизации». 

Как нам воспользоваться нашими правами?

Права человека существуют для всех нас. Так как же мы можем ими воспользоваться? Ясно, что простого их существования не достаточно, чтобы положить конец нарушениям прав человека, которые, как все мы знаем, совершаются каждый день, во всех частях света. Могут ли они действительно что-то изменить? Как мы можем их использовать? 

Знаете ли вы, какие у вас есть права? Знаете ли вы, что делать, если они были нарушены?

Признание ваших прав 

В следующем разделе мы рассматриваем различные виды прав человека, которые защищены международным правом. Если нам известно, какие именно области человеческого существования соотносятся с нормами законов о правах человека, и мы знаем, что правительства, согласно этим нормам, приняли на себя соответствующие обязательства, мы можем начинать оказывать давление на них в той или иной форме. В этом разделе показано, что почти все проявления несправедливости имеют отношение к правам человека: будь то бедность в какой-то области, нанесение ущерба окружающей среде, проблемы здоровья, условия труда, политические репрессии, избирательные права, генная инженерия, проблемы меньшинств, терроризм, геноцид и так далее. И даже сегодня количество проблем не перестает расти. 

Некоторые из проблем, связанные с применением законодательства, относящегося к правам человека, рассматриваются непосредственно в разделе «Вопросы и ответы». В нем даются краткие ответы на некоторые из наиболее общих и часто задаваемых вопросов о правах человека. Кроме того, в каждом разделе Главы 5 подробно рассматриваются все темы данного пособия. Если вам необходимо выяснить, как лучше защитить какое-то конкретное право, например, право на здоровье, на образование, или нормальные условия труда, вам будет полезно ознакомиться с основной информацией, посвященной конкретной проблеме.

Использование правовых механизмов

Мы рассмотрим правовые механизмы, которые были созданы для защиты различных сфер человеческих интересов. В Европе, а теперь и в Африке, Южной и Северной Америке, есть суд, который рассматривает жалобы о нарушении прав – Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ).  Даже если жалобы не подпадают под юрисдикцию Европейского Суда, как мы увидим, существуют и другие механизмы, позволяющие привлечь государства к ответственности за их действия и принудить их к исполнению своих обязательств в соответствии с соглашениями о правах человека. Нам легче от самого факта существования таких правовых норм, даже если не всегда есть правовые средства, чтобы принудить государства к их исполнению.

Лоббирование, проведение кампаний и акций

Важную роль в оказании давления на государства играют различные ассоциации, неправительственные организации, благотворительные общества и другие инициативные группы граждан. Эта тема стала содержанием раздела, посвященному роли активистов и НПО. Деятельность таких организаций особо важна для простых людей, и не только потому, что они занимаются делами конкретных людей, но и потому, что они дают обычному человеку возможность активно участвовать в защите прав других. В конце концов, эти ассоциации состоят из обычных людей! Мы также рассмотрим, как они действуют, чтобы улучшить положение с правами человека, а также некоторые примеры их успешных акций.

Были ли вы когда-нибудь участником кампании или акции в защиту прав человека?

Стань участником

В разделе 3 «Применение действий для прав человека» описывается, какими могут быть эти меры в условиях повседневной жизни, и приводятся примеры мероприятий, к которым вы сами могли бы приобщиться. Молодежные группы имеют огромный потенциал для давления на правительства и международные организации с тем, чтобы случаи нарушения прав человека попадали в поле зрения общественности. Приведенные примеры должны подсказать вам, какие меры может принять ваша группа, а также ближе познакомить вас с повседневной работой неправительственных организаций.

Дилеммы прав человека

Реализовать права человека ‒ это значит уметь преодолевать препятствия на этом пути. Во-первых, некоторые правительства, политические партии или кандидаты во власть, деятели социальной и экономической сферы, представители гражданского общества часто говорят «на языке прав человека», но при этом не берут на себя обязательств защищать эти права. Иногда причиной этому является непонимание того, какими должны быть стандарты прав человека. В других случаях речь идет об умышленном злоупотреблении и желании выставить себя поборником прав человека и создать себе положительный имидж в глазах всего мира. Во-вторых, правительства, политические партии и кандидаты во власть, гражданские активисты могут критиковать других за нарушение прав человека, но при этом сами не соблюдают стандарты прав, а это называется политикой двойных стандартов. В-третьих, могут быть случаи, когда права одних людей ограничиваются ради защиты прав других. Иногда это может быть справедливо, поскольку права человека не безграничны, но, осуществляя свои права, человек не должен мешать другим людям делать то же самое. Тем не менее, нужно быть бдительными и не допускать, чтобы «защита прав других людей» не стала простым предлогом для введения ограничений. Важно, чтобы мониторингом подобных случаев занимались представители гражданского общества и независимые судебные органы. В-четвертых, есть примеры, когда сама по себе защита прав одной группы людей может повлечь ограничение прав других, и это нужно отличать от приведенного выше примера ограничения прав. В таких случаях не всегда просто выступать в роли судьи. 

Коллизия прав

Права тоже могут конфликтовать между собой. «Коллизией прав» называются конфликты, которые могут возникнуть между разными правами человека, или в отношении одних и тех же прав, но применительно к разным людям. В качестве примера можно привести случай, когда двум пациентам, чтобы выжить, нужно новое сердце; но для трансплантации есть всего одно. В этом случае право на жизнь одного пациента вступает в коллизию с таким же правом другого пациента. Другой пример связан с эвтаназией, когда чье-то право на жизнь вступает в конфликт с его/ее правом умереть или быть избавленным от бесперспективного лечения. Это случаи конфликтов различных прав в отношении одного человека. В третьем случае представлены ситуации, когда в конфликт вступают различные права разных людей. Одним из примеров этого является случай, который рассматривался в Комитете ООН по ликвидации расовой дискриминации (см. дело «Еврейская община Осло против Норвегии»): в 2000 году группировка, называющая себя «Бутбойз» (Мальчики в сапогах) устроила марш в честь нацистского лидера Рудольфа Гесса. Участники были одеты в «полувоенную» униформу, а руководитель марша, г-н Терье Сьоли, произнес антисемитскую речь, после которой участники многократно изобразили нацистское приветствие и прокричали «Зиг хайль!» В данном случае имел место конфликт между правом г-на Сьоли на свободу самовыражения и правом еврейской общины не подвергаться дискриминации. Комитет ООН постановил, что в заявлениях г-на Сьоли содержались идеи расового превосходства и ненависти, и поэтому его крайне агрессивная речь не подпадает под защиту права на свободу самовыражения. 

Культурные традиции

Традиционные культурные обычаи отражают ценности и убеждения членов сообщества на протяжении многих поколений. У каждой социальной группы в мире есть специфические традиционные обычаи и верования: некоторые из них являются благом для всех членов сообщества, тогда как другие вредны для конкретных групп, например, женщин. К этим вредным обычаям относятся: женское обрезание; принудительное кормление женщин; раннее замужество; различные запреты и обычаи, не позволяющие женщинам контролировать свою фертильность; запреты, связанные с пищей; предпочтение сына и его влияние на статус девочек; убийство девочек; ранняя беременность; традиция выкупа или воровства невест. Несмотря на то, что из-за своей вредоносной природы такие обычаи нарушают международные нормы прав человека, они оказываются живучими, потому что тот, кто их практикует, не только не ставит их под сомнение, но и считает моральной ценностью. 
Управление Верховного комиссара ООН по правам человека

Ряд обычаев, которые негативно влияют на здоровье женщин и детей и нарушают международные стандарты прав человека, часто называют «вредными традиционными практиками». Это не означает, что все традиционные практики вредны и нарушают права человека, но если это происходит, мы должны заниматься их искоренением. Обычная практика во многих культурах – «договорные браки», при которых девушка, часто в очень юном возрасте, обязана выйти замуж (а мужчина жениться) за человека, выбранного ее семейством. (Отметим, что «договорной» брак и брак принудительный – это не одно и то же). Следует ли эту практику запретить ради защиты прав детей и молодежи, или это было бы неуважением культурной традиции? В качестве других примеров можно назвать продолжающуюся во многих странах практику женского обрезания. Тысячи людей страдают от последствий таких обычаев, и большинство людей, безусловно, считают их серьезным нарушением прав человека. Следует ли рассматривать женское обрезание как культурную особенность, к которой можно относиться «терпимо», или как нарушение права человека на физическую неприкосновенность и здоровье? 
 

 Защита «всех прав человека для всех» предполагает отказ от вредных традиционных практик. Никому не может быть отказано в правах человека и в достоинстве по признакам традиции и культуры; к тому же традиции и культуры не высечены в камне – они меняются и эволюционируют, и те, что были актуальны еще двадцать лет назад, часто не имеют смысла в глазах сегодняшнего поколения. Существующие вредные традиции также напоминают нам о том, что борьба за права человека опирается на образовательные программы и мероприятия. От многих вредных традиционных практик невозможно избавиться лишь путем репрессий и осуждения: чтобы добиться эффекта, требуется образование и участие всех заинтересованных лиц. Даже если конечная ответственность возложена на государства, подписавшие международные договоры по правам человека, вредные традиции выживают благодаря действиям отдельных людей при поддержке семей и окружающих. Их изменение не может быть навязано «сверху», для этого необходима постоянная воспитательная работа с семьями и общинами, ибо только так можно примирить права человека с тем, что считается специфическими культурными правами и обычаями.

Должны ли культурные ценности ставиться выше универсальности прав человека?

Ради благого дела

Иногда международное сообщество использует санкции, чтобы наказать режимы, которые считаются систематическими нарушителями прав человека. Такие санкции запрещают торговлю со страной-нарушителем с тем, чтобы оказать давление на ее правительство и заставить его пересмотреть свою политику. Решения об этих действиях иногда принимаются государством в одностороннем порядке, а иногда они обретают форму санкции Совета Безопасности ООН. Некоторые страны были полностью изолированы от мирового сообщества: так, Южная Африка была изолирована на долгие годы из-за ее отвратительной системы апартеида, и на десятилетия были введены санкции против Ирака, Северной Кореи, Ирана и других стран. Несомненно, последствия таких санкций ощущают на себе все люди, но больше всего от них страдает менее защищенная часть общества. Приемлема ли такая форма борьбы с нарушениями прав человека в каких-либо отдельно взятых странах?  В докладе «Ответственность по защите» Международной комиссии по вопросам вмешательства и государственного суверенитета звучит призыв к осторожности и делается упор на то, что превентивные меры лучше, чем ответные действия. Однако когда мировому сообществу нужно прибегнуть к «исключительным и чрезвычайным мерам» и «вооруженному вмешательству в целях защиты людей», оно оказывается на пороге массовой гибели людей или этнических чисток. Когда такое происходит, мировое сообщество декларирует следующие «Принципы осторожности»:

  • Благое намерение: Основная цель вмешательства, каковы бы ни были иные мотивы у вмешивающихся государств, должна состоять в том, чтобы прекратить или предотвратить страдания людей. Благое намерение легче осуществить совместными действиями с участием других сторон при поддержке со стороны регионального общественного мнения и самих страдающих людей.
  • Последняя инстанция: Военное вмешательство может быть оправдано только тогда, когда все невоенные варианты предотвращения или мирного разрешения кризиса были рассмотрены и есть веские основания считать, что они не приведут к желаемому результату.
  • Пропорциональные меры: Масштабы, продолжительность и интенсивность планируемого военного вмешательства должны быть минимально необходимыми для достижения поставленной цели ‒ защиты людей.
  • Разумные перспективы: Должен существовать разумный шанс на успех в достижении прекращения или предотвращения страданий людей, который быоправдал вмешательство; нужно оценить, какие последствия могут быть хуже – от вмешательства или бездействия. 

 

 

Что вы думаете об этих мерах предосторожности в связи, например, с реакцией международного сообщества на кровавую резню в Сребренице в 1995 году, проведенные НАТО бомбардировки Косово в 1999 году, или на интервенцию в Афганистан в 2001 году? Могут ли такие действия быть оправданы с точки зрения их конечных результатов, если они приводят к большому числу жертв?

Можно ли использовать защиту прав человека для оправдания военной кампании?

 В апреле 2001 Комиссия ООН по правам человека отвергла идею о том, что ради борьбы с терроризмом можно пожертвовать защитой прав человека. Резолюция 2001/24 осудила вооруженные нападения, связанные с конфликтом в Чеченской Республике Российской Федерации и нарушения гуманитарного права со стороны чеченских повстанцев, а также некоторые методы, применяемые в Чечне российскими федеральными силами. Резолюция призвала Российскую Федерацию создать соответствующую международным стандартам независимую национальную комиссию для расследования проявлений насилия.

Права человека меняются и развиваются

Не на все вопросы, поднятые в предыдущем разделе, есть четкие ответы: даже сегодня они остаются предметом яростных споров. В какой-то мере эти споры важны. Они свидетельствуют как о плюрализме в подходах, что является главным для идеи прав человека, так и о том, что права человека – это не наука, не застывшая «идеология», а развивающаяся область морально-этической и правовой мысли. Мы не можем ожидать, что ответы будут однозначными. Рассматриваемые проблемы сложны, и для их решения нужен сбалансированный подход, который поможет изучить каждый рассматриваемый случай в отдельности.  

Однако это не означает, что ответов нет вообще и что ни в одной области нет согласия. Таких областей много, и их число возрастает почти ежедневно. Когда-то проблема рабства вызывала дискуссии, а сегодня терпимость в этом вопросе больше не считается приемлемой, так как право на свободу от рабства теперь универсально признано как основное право человека. Женское обрезание, хотя и получает защиту в некоторых культурах, широко осуждается как нарушение прав человека. Такое же отношение и к смертной казни – по крайней мере, в Европе, где страны-члены Совета Европы либо отменили смертную казнь, либо ввели мораторий на приведение приговоров в исполнение. На деле отмена смертной казни в настоящее время является обязательным условием для членства в Совете Европы. По данным «Международной Амнистии», больше чем две трети стран мира отменили смертную казнь в своем законодательстве или на практике. При этом по состоянию на 2009 год 58 стран сохранили смертную казнь, но в большинстве своем ее не применяли.

Поэтому мы должны верить, что многие из этих вопросов также найдут свое решение. Тем временем мы можем включиться в дискуссию и вынести свое собственное суждение по спорным вопросам, помня о двух основных ценностях: равенстве и человеческом достоинстве. Если какое-то действие по отношению к любому человеку принижает его достоинство, значит, оно противоречит духу прав человека. 

Примечания

1Специальный докладчик ООН по вопросам традиционных культов, вредящих здоровью женщин и девочек.

 

Нравственность: система запретов или путеводная звезда?

Нравственность – внутренняя оценка человеком норм своего поведения и своих поступков с точки зрения добра. Нравственное — то, что в своих действиях человеком видится не просто как допустимое, а доброе и благое. Безнравственное — нехорошее, недопустимое, вредное, этически безобразное и недостойное человека.

Детям нравственность не свойственна: понятие «добро» для них бывает сильно расплывчато, и смотреть на свое поведение с какой-либо точки зрения им не интересно. Дети чаще живут с позиции «нравится» — «не нравится», и далеко не все, взрослея, становятся нравственными людьми.

​​​​​​​​​​​​​​Человек этичный относится к нравственности, как к путеводной звезде: все наши земные повороты имеют смысл лишь постольку, поскольку мы идем верным путем. Нравственный смысл любого слова и поступка – первое, о чем думает такой человек, чем он руководствуется вне зависимости от того, смотрит кто-либо на него или нет.

Но среди обычных – этичных людей не много.

Много ли среди нас людей, которым это интересно, которые выбирают быть порядочными? Вынуждены огорчить: в России сегодня их меньше, чем в других европейских странах. Смотри Нравственное состояние современного российского общества

Обычные люди относятся к нравственности, как к забору: пусть будет, пока не мешает. Сами вспоминаем о нравственности, когда кто-то нарушает наши границы, и вполне готовы перелезть через забор, когда очень нужно или хочется, а никто не видит. Не каждый взрослый человек — человек нравственный, в зависимости от своей осознанности и развитости позиций восприятия человек смотрит на свое поведение с разной нравственной глубиной. При малой осознанности человек может делать дурные дела и не считать себя безнравственным ровно потому, что не видит или не задумывается о том, что он делает↑. Человек с шаблонным мышлением вместо постоянных поисков и примерок «это добро или нет?» бездумно принимает расхожие формулы иногда не самого высокого качества.

Что «нравственно», а что нет — определиться бывает очень непросто. Давать в долг — нравственно или безнравственно? Доброе дело или нет? Секс до брака — допустимо или безнравственно? Может ли мужчина иметь четыре жены? В разных культурах и в разное время эти вопросы решаются очень по-разному.

Первая позиция восприятия подсказывает человеку формулы нравственности типа: «Добро — это то, что хорошо для меня. А все, что против меня — безнравственно».

Взгляд бушмена: «Если увел коров я — это добро. Если увели коров у меня — это зло».

Чем более развиты у человека позиции восприятия, тем больше человек в своей нравственности думает о добре для других. В качестве общей формулы можно принять следующее: «Нравственно то, что делает человека здоровым и счастливым, не причиняя существенного вреда другим. А то, что лишает человека счастья и идет во вред его здоровью — безнравственно».

Не забывайте о других людях. Например, если ваше поведение касается не только вас, то нужно учитывать и интересы партнера. Если происходящее касается не только пары, то нужно учитывать и интересы окружающих. Ваша свобода кончается там, где начинается жизнь другого человека. «Свобода моего кулака кончается перед носом другого человека».

Очень непросты конфликты, когда индивидуальная свобода сталкивается с консервативными взглядами окружающих. Откровенные, долгие и прочувственные поцелуи любящей пары в вагоне метро для них кажутся их свободным правом, но для сидящей с ними рядом пожилой одинокой женщины представляется дикой распущенностью. Кажется, в этих конфликтах нужна обоюдная корректность. Пусть люди воспитаны на ваш взгляд дико, но бить по их нравственным (моральным) чувствам своей свободой (в их восприятии — распущенностью) — не надо. Но также никому не надо называть непристойным, безнравственным все то, что выходит за ваши привычные и жесткие рамки, безнравственно в этом случае проявлять агрессивность и клеить оскорбительные ярлыки.

Нравственности противостоит не столько прагматизм, сколько недалекость. Прагматик может быть человеком высокой нравственности, если он осознает, что это выгодно ему хотя бы с точки зрения перспектив. Прагматик-руководитель может насаждать нравственность, если видит, что она с течением времени дает повышение прибыли. Если же прагматик не привык и не умеет смотреть далеко, он бывает порядочным только в зоне наблюдений полицейского или по привычке.

Может ли неверующий человек быть нравственным?

Алек­сандр Тка­ченко

Письмо в редак­цию:
Если хри­сти­ан­ские запо­веди – это опре­де­лен­ная система нрав­ствен­ных тре­бо­ва­ний, то почему нельзя просто жить по этой системе, почему обя­за­тельно счи­та­ется, что нужно верить в Бога, ходить в цер­ковь, молиться, поститься?.. Ведь в сущ­но­сти, ничего нового в хри­сти­ан­ской нрав­ствен­но­сти нет, все это сего­дня знает любой нор­маль­ный чело­век. Когда на интер­нет-фору­мах я читаю поле­мику хри­стиан с ате­и­стами, у меня порой воз­ни­кает ощу­ще­ние, будто веру­ю­щие люди «при­ва­ти­зи­ро­вали» само поня­тие нрав­ствен­но­сти и отка­зы­вают неве­ру­ю­щим в воз­мож­но­сти сле­до­вать добру и избе­гать зла. А я знаю многих людей, кото­рые всю свою жизнь про­жили очень честно и поря­дочно, но в Бога при этом не верят. И утвер­ждать, будто атеист не может быть нрав­ствен­ным чело­ве­ком – неспра­вед­ливо.
Илья Сер­ге­е­вич, г. Торжок

***

Рож­ден­ные в СССР

Поле­ми­зи­руя с ате­и­стами, хри­сти­ане нередко при­во­дят в каче­стве аргу­мента извест­ный тезис Досто­ев­ского «Если нет Бога, значит все доз­во­лено», имея при этом в виду, что един­ствен­ный источ­ник и гарант нрав­ствен­ного пове­де­ния в чело­веке – его вера. Но это не совсем пра­виль­ное пони­ма­ние и упо­треб­ле­ние слов клас­сика.

Дело в том, что Федор Михай­ло­вич Досто­ев­ский писал свои романы в конце XIX века, когда рус­ское обще­ство еще жило в русле рели­ги­оз­ной тра­ди­ции, неотъ­ем­ле­мой частью кото­рой была нрав­ствен­ность. В те вре­мена чело­век, утра­тив­ший веру в Бога, дей­стви­тельно ока­зы­вался перед серьез­ным соблаз­ном: отвер­нув­шись от рели­гии, отме­нить для себя и все нрав­ствен­ные огра­ни­че­ния, кото­рые в этой рели­гии содер­жа­лись. Опи­сы­вая судьбу несчаст­ного Ивана Кара­ма­зова, Досто­ев­ский очень убе­ди­тельно пока­зал тра­ге­дию хри­сти­а­нина, поте­ряв­шего свою веру.

Но в жизни совре­мен­ного чело­века соот­но­ше­ние его рели­ги­оз­но­сти и нрав­ствен­но­сти выгля­дит совсем по-дру­гому. Нынеш­ний атеист в прин­ципе не может нрав­ственно дегра­ди­ро­вать из-за утраты веры в Бога по очень про­стой при­чине: у него этой веры нико­гда не было. Несколько поко­ле­ний совет­ских людей были вос­пи­таны в обще­стве, где тра­ди­ци­он­ным отно­ше­нием к рели­гии стало воин­ству­ю­щее без­бо­жие. Мысль, что «Бога нет», вби­ва­лась в созна­ние граж­да­нина СССР бук­вально с дет­са­дов­ского воз­раста. В таких усло­виях рели­гия никак не могла быть осно­вой нрав­ствен­ного пове­де­ния чело­века. И все же люди любили друг друга, созда­вали семьи, вос­пи­ты­вали детей, объ­яс­няя им, что нельзя оби­жать сла­бого, что нужно помо­гать друг другу, нельзя ломать деревце и мучить кошку. Неве­ру­ю­щие врачи само­от­вер­женно боро­лись за жизнь паци­ен­тов, а неве­ру­ю­щие мили­ци­о­неры и пожар­ные порой жерт­во­вали соб­ствен­ной жизнью ради спа­се­ния ближ­него.

В совет­ский период исто­рии нашей страны боль­шин­ство ее жите­лей не имело веры, но в нрав­ствен­ном отно­ше­нии жизнь этих неве­ру­ю­щих людей могла быть очень высо­кой. И с хри­сти­ан­ской точки зрения в этом нет ничего уди­ви­тель­ного или пара­док­саль­ного. Пре­по­доб­ный Авва Доро­фей писал: «Когда Бог сотво­рил чело­века, Он всеял в него нечто Боже­ствен­ное, как бы неко­то­рый помысл, кото­рый про­све­щает ум и пока­зы­вает ему, что доброе и что злое, – сие назы­ва­ется сове­стью, а она есть – нрав­ствен­ный закон».

Да, атеист не верит в Бога, не верит в сотво­ре­ние чело­века Богом, и, конечно же, не может верить, что нрав­ствен­ное чув­ство было вло­жено в наше есте­ство Твор­цом. Но само-то нрав­ствен­ное чув­ство из-за этого неве­рия никуда у него не дева­лось, оно суще­ствует в нем точно так же неза­ви­симо от его рели­ги­оз­ных воз­зре­ний, как, напри­мер, спо­соб­ность думать или гово­рить.

Чело­век может не верить в метеопро­гноз. Но, услы­шав по радио штор­мо­вое пре­ду­пре­жде­ние, он, скорее всего, отме­нит запла­ни­ро­ван­ную мор­скую про­гулку, невзи­рая на все свое скеп­ти­че­ское отно­ше­ние к пред­ска­за­ниям погоды. Так и совесть, подобно при­ем­нику, настро­ен­ному на нужную волну, пре­ду­пре­ждает чело­века о без­нрав­ствен­но­сти тех или иных его поступ­ков, даже если он не знает и не желает знать, откуда при­хо­дит к нему этот сигнал.

Чув­ство любви и состра­да­ния, отвра­ще­ние ко лжи, воров­ству и наси­лию, про­стое жела­ние добра другим людям – все это при­сут­ствует в каждом из нас, неза­ви­симо от наших рели­ги­оз­ных убеж­де­ний, и хри­сти­ан­ство нико­гда не утвер­ждало обрат­ного. В Новом Завете апо­стол Павел прямо гово­рит, что нрав­ствен­ный закон явля­ется свой­ством при­роды чело­века: …слава и честь и мир вся­кому, дела­ю­щему доброе… ибо когда языч­ники, не име­ю­щие закона, по при­роде закон­ное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они пока­зы­вают, что дело закона у них напи­сано в серд­цах, о чем сви­де­тель­ствует совесть их и мысли их, то обви­ня­ю­щие, то оправ­ды­ва­ю­щие одна другую (Рим. 2:10–15).

Хри­сти­ане назы­вают совесть гласом Божиим в душе чело­века, кото­рый сам, быть может, и не верит в Бога, но при этом, по словам апо­стола, творит добро, потому что слышит Его пове­ле­ния в соб­ствен­ной сове­сти. «Без­бож­ный» и «бес­со­вест­ный» – вовсе не сино­нимы, а нрав­ствен­ность совсем не обя­за­тельно явля­ется след­ствием рели­ги­оз­но­сти.

И слова «…если Бога нет, значит, все доз­во­лено», неосто­рожно ска­зан­ные хри­сти­а­ни­ном в адрес своих неве­ру­ю­щих роди­те­лей или просто людей, еще не при­шед­ших к вере, сего­дня вполне могут ока­заться не бла­го­че­сти­вым аргу­мен­том в споре, а самым обык­но­вен­ным хам­ством.

Но в таком случае, чем же отли­ча­ется хри­сти­ан­ская жизнь по Еван­ге­лию от нрав­ствен­но­сти неве­ру­ю­щего чело­века?

Без­нрав­ствен­ность на ост­рове

Суще­ствует извест­ный софизм: что отра­жает зер­кало, когда в него никто не смот­рит? Ответ на загадку пара­док­са­лен и прост – остав­лен­ное без при­смотра зер­кало вообще ничего не отра­жает, поскольку сам про­цесс отра­же­ния пред­по­ла­гает нали­чие:

  1. объ­екта,
  2. отра­жа­ю­щей поверх­но­сти,
  3. субъ­екта, вос­при­ни­ма­ю­щего это отра­же­ние.

С нрав­ствен­но­стью дело обстоит очень похо­жим обра­зом – пове­де­ние чело­века может быть нрав­ствен­ным или без­нрав­ствен­ным лишь по отно­ше­нию к кому-либо. Для нрав­ствен­ной оценки чело­ве­че­ских поступ­ков нужен кто-то, кто может дать им такую оценку со сто­роны. Имея в виду этот факт, отли­чие между ате­и­сти­че­ской и хри­сти­ан­ской мора­лью уви­деть совсем нетрудно.

Пред­по­ло­жим, в резуль­тате кораб­ле­кру­ше­ния чело­век ока­зался выбро­шен на необи­та­е­мый остров, где кроме него нет ни одной живой души. Может ли он в таких усло­виях совер­шить без­нрав­ствен­ный посту­пок? В прин­ципе – да, может, но при одном непре­мен­ном усло­вии: для этого он обя­за­тельно должен быть веру­ю­щим чело­ве­ком. Странно звучит? Но ведь веру­ю­щий всегда осо­знает себя в при­сут­ствии Божием, сле­до­ва­тельно, даже полное оди­но­че­ство вовсе не осво­бож­дает его от нрав­ствен­ных обя­зан­но­стей перед Богом, кото­рые он может соблю­дать или нару­шить. Он может, напри­мер, радо­ваться своему спа­се­нию и бла­го­да­рить за него Бога. А может, напро­тив, – разу­ве­риться в том, что Бог любит его, впасть в уныние, окон­ча­тельно отча­яться и даже покон­чить с собой.

А вот для ате­и­ста в подоб­ной ситу­а­ции без­нрав­ствен­ное пове­де­ние ока­жется попро­сту невоз­мож­ным, поскольку само поня­тие нрав­ствен­но­сти при отсут­ствии отно­ше­ний с дру­гими людьми теряет для него всякое осно­ва­ние.

Пример с необи­та­е­мым ост­ро­вом, конечно же, всего лишь – алле­го­рия. Но разве в нашей повсе­днев­ной жизни все мы – и ате­и­сты, и хри­сти­ане – не ока­зы­ва­емся то и дело в ситу­а­циях, когда нрав­ствен­ную оценку нашим поступ­кам дать просто некому? И там, где хри­сти­а­нин знает, что любое его дви­же­ние видит Гос­подь, неве­ру­ю­щий чело­век может счи­тать себя абсо­лютно сво­бод­ным от чьего-либо взгляда и кон­троля. Что же может послу­жить осно­ва­нием для нрав­ствен­ного выбора ате­и­ста в ситу­а­ции, когда он совер­шенно точно знает, что никто и нико­гда, ни при каких обсто­я­тель­ствах не узнает о его поступке?

Соста­ви­тель зна­ме­ни­того «Тол­ко­вого сло­варя живого вели­ко­рус­ского языка» Вла­ди­мир Даль писал: «Хри­сти­ан­ская вера заклю­чает в себе пра­вила самой высо­кой нрав­ствен­но­сти. Нрав­ствен­ность веры нашей выше нрав­ствен­но­сти граж­дан­ской: вторая тре­бует только стро­гого испол­не­ния зако­нов, первая же ставит судьею совесть и Бога».

Конечно же, и неве­ру­ю­щий чело­век может, как уже было напи­сано ранее, сле­до­вать голосу соб­ствен­ной сове­сти. Но если совесть вос­при­ни­ма­ется им как одно из дви­же­ний его соб­ствен­ной пси­хики, то почему бы ему просто не научиться управ­лять ею в соот­вет­ствии со своими нуж­дами?

А вот если он все же счи­тает, что перед соб­ствен­ной сове­стью у него есть некие мораль­ные обя­за­тель­ства, значит, он уже пред­по­ла­гает, пускай и неосо­знанно, нали­чие внеш­него по отно­ше­нию к себе источ­ника нрав­ствен­ной оценки своих поступ­ков. От такого пони­ма­ния сове­сти до веры в Бога дистан­ция совсем неболь­шая, и многие веру­ю­щие люди пришли ко Христу именно по этому пути.

Замах и удар

Боль­шин­ство нрав­ствен­ных систем, в конеч­ном счете, сво­дятся к так назы­ва­е­мому золо­тому пра­вилу этики: не делай другим того, чего не жела­ешь себе. И если чело­век не уби­вает, не ворует, не изме­няет жене и не про­пи­вает зар­плату, то его образ жизни с доста­точ­ным осно­ва­нием можно счи­тать нрав­ствен­ным, поскольку нрав­ствен­ность опре­де­ля­ется исклю­чи­тельно через дей­ствия. Ведь нельзя же упрек­нуть кого-либо в без­нрав­ствен­но­сти за нехо­ро­шие мысли, жела­ния или чув­ства, кото­рые он никак не выра­жает. Но, ока­зы­ва­ется, именно этот, неви­ди­мый для посто­рон­них глаз пласт чело­ве­че­ского бытия хри­сти­ане как раз и при­званы воз­де­лы­вать в себе прежде всего – потому что любой без­нрав­ствен­ный посту­пок сна­чала созре­вает в чело­ве­че­ской душе. Еван­ге­лие прямо сви­де­тель­ствует об этом сло­вами Христа: Ибо извнутрь, из сердца чело­ве­че­ского, исхо­дят злые помыслы, пре­лю­бо­де­я­ния, любо­де­я­ния, убий­ства, кражи, лихо­им­ство, злоба, ковар­ство, непо­треб­ство, завист­ли­вое око, бого­хуль­ство, гор­дость, безум­ство, – все это зло извнутрь исхо­дит и осквер­няет чело­века (Мк. 7:21–23).

Удару пред­ше­ствует замах, злому делу – соот­вет­ству­ю­щее устро­е­ние сердца. И если не оста­но­вить в себе зло на этом, внут­рен­нем этапе, оно может вырваться наружу уже в виде без­нрав­ствен­ного поступка или пре­ступ­ле­ния. А может и не вырваться, но самому чело­веку от этого не станет намного легче, ибо не всякое зло направ­лено вовне, на других людей. Ну, к при­меру, какая беда окру­жа­ю­щим от чьей-то зави­сти? Они могут и не знать о ней вовсе, а вот сам этот несчаст­ный завист­ник просто зеле­неет от одних только мыслей о чужом пре­успе­я­нии и мед­ленно уби­вает себя соб­ствен­ной зави­стью. То же самое можно ска­зать о гор­до­сти или об унынии. Уны­ва­ю­щего или гор­дого чело­века вряд ли воз­можно назвать без­нрав­ствен­ным, поскольку он не при­но­сит вреда никому, кроме себя самого. Но, с хри­сти­ан­ской точки зрения, уныние и гор­дость – самые тяже­лые грехи, потому что именно они отни­мают у чело­века саму воз­мож­ность обра­титься к Богу за исце­ле­нием.

Нетрудно заме­тить, что ни о какой нрав­ствен­но­сти речь в этих слу­чаях не идет. Все это отно­сится уже совсем к другой обла­сти нашего бытия – к сфере дей­ствия чело­ве­че­ского духа, к духов­но­сти.

Отли­чие одного от дру­гого хорошо пояс­няют слова Христа, обра­щен­ные к уче­ни­кам: Вы слы­шали, что ска­зано древним: не пре­лю­бо­дей­ствуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смот­рит на жен­щину с вожде­ле­нием, уже пре­лю­бо­дей­ство­вал с нею в сердце своем (Мф. 5:27–28).

Оче­видно, что пре­лю­бо­де­я­ние (супру­же­ская измена) – посту­пок, кото­рому можно дать соот­вет­ству­ю­щую оценку в кате­го­риях нрав­ствен­но­сти. Но чело­век может вести и вполне бла­го­при­стой­ный образ жизни, а вот в мыслях своих пре­да­ваться самым раз­но­об­раз­ным видам раз­врата. И в этом случае ника­ких обви­не­ний в без­нрав­ствен­но­сти предъ­явить ему уже невоз­можно, ведь он не делает ничего пло­хого, а чужая душа, как известно, – потемки. Тем не менее, с точки зрения хри­сти­ан­ской духов­но­сти, такой чело­век нахо­дится в гибель­ном состо­я­нии, и даже самое без­упреч­ное в нрав­ствен­ном отно­ше­нии пове­де­ние не при­не­сет ему ника­кой пользы, если он не наве­дет поря­док в своей душе и не пре­кра­тит свои похаб­ные меди­та­ции.

Злые мысли кале­чат чело­ве­че­ское сердце так же, как и злые поступки, а то, что оста­ется неви­ди­мым для людей, невоз­можно скрыть от Бога. Поэтому хри­сти­ан­ство при­зы­вает людей не просто к изме­не­нию пове­де­ния, а прежде всего – к пере­мене ума и сердца, к изме­не­нию направ­ле­ния мыслей, чувств и жела­ний. В хри­сти­ан­ской аске­тике такая пере­мена назы­ва­ется пока­я­нием, а путь к нему лежит только через испол­не­ние запо­ве­дей.

Зачем нужны брил­ли­анты

Ква­ли­фи­ци­ро­ван­ный сте­коль­щик может каче­ственно резать стекло брил­ли­ан­том, поскольку огра­нен­ный алмаз вполне при­го­ден и для этой цели. Правда, исполь­зо­вать дра­го­цен­ный камень как про­стой стек­ло­рез, по мень­шей мере, – без­рас­судно.

Но еще без­рас­суд­нее счи­тать хри­сти­ан­ство всего лишь сводом нрав­ствен­ных норм и правил. Нет, конечно, можно рас­суж­дать и так. Эти­че­ский кодекс, постро­ен­ный на осно­ва­нии еван­гель­ских запо­ве­дей, рабо­тает не хуже любой другой нрав­ствен­ной системы. Но ведь и брил­ли­ант режет стекло не хуже стек­ло­реза…

Нрав­ствен­ная жизнь неве­ру­ю­щего чело­века не лучше и не хуже хри­сти­ан­ской жизни по Еван­ге­лию. Просто у них совер­шенно разные цели и задачи, отли­ча­ю­щи­еся друг от друга до такой сте­пени, что любое их сопо­став­ле­ние попро­сту теряет смысл.

Дело в том, что нрав­ствен­ность упо­ря­до­чи­вает отно­ше­ния между людьми, а хри­сти­ан­ство – при­во­дит чело­века к Богу. И если запо­веди Еван­ге­лия могут регу­ли­ро­вать обще­ствен­ные отно­ше­ния (о чем сви­де­тель­ствует вся исто­рия хри­сти­ан­ской циви­ли­за­ции), то ника­кая, даже самая высо­кая нрав­ствен­ность не сможет при­ве­сти ко Христу чело­века, кото­рый пол­но­стью удо­вле­тво­рен своей пра­вед­но­стью. И в самом деле – зачем врач здо­ро­вому? Зачем Спа­си­тель тому, кто не поги­бает?

У хри­стиан жизнь по запо­ве­дям имеет прин­ци­пи­ально иной смысл. По слову пре­по­доб­ного Симеона Нового Бого­слова, тща­тель­ное испол­не­ние запо­ве­дей Хри­сто­вых научает чело­века его немощи. А свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов опи­сы­вает в своих трудах оценку хри­сти­ан­скими подвиж­ни­ками своих подви­гов и доб­ро­де­те­лей сле­ду­ю­щим обра­зом: «Подвиж­ник, только что начнет испол­нять их, как и увидит, что испол­няет их весьма недо­ста­точно, нечи­сто… Уси­лен­ная дея­тель­ность по Еван­ге­лию яснее и яснее откры­вает ему недо­ста­точ­ность его добрых дел, мно­же­ство его укло­не­ний и побуж­де­ний, несчаст­ное состо­я­ние его пад­шего есте­ства… Испол­не­ние им запо­ве­дей он при­знает иска­же­нием и осквер­не­нием их». «Поэтому святые омы­вали свои доб­ро­де­тели, как бы грехи, пото­ками слез».

Таким обра­зом, правда и доб­ро­де­тели ате­и­стов и хри­стиан, несмотря на внеш­нее сход­ство, в духов­ном смысле ока­зы­ва­ются не вза­и­мо­до­пол­ня­ю­щими друг друга, а вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щими: первые пре­воз­но­сят чело­века в своих глазах, ослеп­ляют его и тем – «отни­мают» у него Христа, а вторые, напро­тив, откры­вают чело­веку его падшую при­роду, сми­ряют его и при­во­дят ко Христу.

Един­ствен­ное досто­я­ние

Одна и та же дорога, в зави­си­мо­сти от выбран­ного направ­ле­ния, может вести в про­ти­во­по­лож­ные сто­роны.

Самая страш­ная беда неве­ру­ю­щего чело­века – в том, что он не осо­знает всей ущерб­но­сти и недо­ста­точ­но­сти своего суще­ство­ва­ния без Бога. И чем более нрав­ствен­ной будет жизнь такого чело­века, тем силь­нее будет он утвер­ждаться во мнении, что Хри­стос ему не нужен. О том, что про­ис­хо­дит у него в душе, он, как пра­вило, даже не заду­мы­ва­ется, а если и заду­мы­ва­ется, то без Еван­ге­лия просто не может дать своему духов­ному состо­я­нию пра­виль­ную оценку. А ведь именно духов­ное устро­е­ние оста­ется для чело­века самой глав­ной и неотъ­ем­ле­мой цен­но­стью даже тогда, когда его нрав­ствен­ность и все прочие досто­ин­ства уже не будет иметь для него реши­тельно ника­кого зна­че­ния.

Пред­по­ло­жим, у чело­века слу­чился инсульт. Он пол­но­стью пара­ли­зо­ван, не может совер­шать абсо­лютно ника­ких дви­же­ний, и даже спо­соб­ность гово­рить его оста­вила. Одно лишь созна­ние рабо­тает у него так же ясно, как и до болезни, теперь он может только думать. Можно ли оха­рак­те­ри­зо­вать его жизнь в нрав­ствен­ных кате­го­риях? Ну, конечно же, нет. В таком тра­ги­че­ском поло­же­нии чело­век совер­шенно лишен воз­мож­но­сти совер­шать как нрав­ствен­ные, так и без­нрав­ствен­ные поступки.

А вот духов­ная его жизнь про­дол­жа­ется. И в этой обла­сти своего бытия он по-преж­нему оста­ется дея­тель­ным и сво­бод­ным в выборе. Он может, напри­мер, воз­не­на­ви­деть весь мир, про­кли­ная всех людей на Земле просто за то, что они здо­ровы и могут ходить, сме­яться и раз­го­ва­ри­вать друг с другом.

Но так же он может испы­ты­вать любовь и бла­го­дар­ность к родным, кото­рые за ним уха­жи­вают, при­зна­тель­ность к врачам, облег­ча­ю­щим его стра­да­ния… А еще он может молиться за них, про­сить для них у Гос­пода всего самого луч­шего. Может всю свою жизнь разо­брать в памяти по дням и уви­деть в ней то, что долгие годы оста­ва­лось неза­ме­чен­ным за житей­ской суетой и повсе­днев­ными забо­тами – уви­деть Божию любовь к нему и свое без­раз­ли­чие к этой любви. И если это слу­чится, тогда он от всего сердца может ска­зать Богу: прости меня…

Полный пара­лич, конечно, – экс­тре­маль­ная ситу­а­ция. Но все мы, и веру­ю­щие, и ате­и­сты, в своей внут­рен­ней, духов­ной жизни еже­дневно ведем себя точно так же – любим или нена­ви­дим, бла­го­слов­ляем или про­кли­наем, молимся или услаж­даем себя непри­стой­ными помыс­лами… И все мы, кто – раньше, кто – позже, но неиз­бежно ока­жемся в ситу­а­ции гораздо более тра­гич­ной и страш­ной, чем самый без­на­деж­ный пара­лич: мы все когда-нибудь умрем. Вот тогда любые нрав­ствен­ные кате­го­рии станут для нас такой же бес­по­лез­ной вещью, как богат­ство или слава, а глав­ным и един­ствен­ным нашим досто­я­нием ока­жется то устро­е­ние духа, кото­рое мы при­об­рели за время своего зем­ного стран­ствия.

Хри­сти­ане ни в коем случае не счи­тают себя нрав­ствен­нее неве­ру­ю­щих, они просто осо­знанно гото­вят свою душу к Веч­но­сти, не дожи­да­ясь пара­лича или смерти. Оценку соб­ствен­ной нрав­ствен­но­сти они остав­ляют на суд люд­ской, а сердце свое гото­вят к суду Божи­ему, ибо чело­век смот­рит на лице, а Гос­подь смот­рит на сердце (1Цар. 16:7).

журнал “Фома”

Что такое моральная философия?

Моральная философия — это рациональное изучение смысл и обоснование моральных требований. Моральное требование оценивает правильность или неправильность действия или характера человека. Например, фраза «Ложь — это неправильно» утверждает, что лгать — неправильно, а фраза «не лениться» утверждает черту характера (т. е. лень) неправильно. Моральная философия обычно делится на три отдельные предметные области: метаэтика, нормативная этика и прикладная этика.


Что такое Метаэтика?
Метаэтика исследует природу моральных требований и аргументов. Отчасти это связано с попыткой чтобы определить, имеют ли моральные претензии ясное существенное значение (т. е. они избегают расплывчатость и двусмысленность). Но это также пытается ответить на такие вопросы, как: моральные претензии, выражение индивидуальных эмоций? Являются ли моральные претензии социальным изобретением? Являются ли моральные претензии божественными заповедями? Можно ли оправдать моральные претензии? Как их оправдать?

Наши обсуждения в классе будут сосредоточьтесь на метаэтике, когда мы исследуем главу моральной философии Нагеля в What Does It All Mean ?.Nagel пытается ответить на древний метаэтический вопрос: «Зачем быть моральным?»


Что такое Нормативная этика?
Нормативная этика исследует моральные стандарты, которые пытаются определить право и неправильное поведение. Исторически это было включал в себя изучение хороших и плохих привычек, обязанностей или действий последствия. Кроме того, исторически сложилось так, что нормативная этика сосредоточена на перспективе единого морального стандарта определение правильного и неправильного поведения; но это стало более обычным для философов предложить моральный плюрализм с множеством моральных стандартов.

В ходе обсуждения в классе будут изучены четыре моральных стандарты: этический эгоизм, этический релятивизм, принцип полезности и Категорический императив Иммануила Канта.


Что такое Прикладная этика?
Прикладная этика исследует конкретные моральные вопросы. Например, кто-то занимается прикладной этикой, когда один обращается к морали абортов, эвтаназии, смертной казни, экологические проблемы или гомосексуальность. Используя концептуальные инструменты метаэтики и нормативной этики, дискуссии по прикладной этике пытаются разрешить эти вопросы.

Наши обсуждения в классе будут не сосредотачиваться на прикладной этике. Если ты интересующийся прикладной этикой, философский факультет предлагает Философию 7, Современные моральные проблемы. В то время как темы могут варьироваться от семестра к семестру, недавние современные моральные проблемы классы изучили аборты, смертную казнь, гомосексуальные браки, порнография, война и терроризм.


Моральное поведение Философия
В то время как метаэтика, нормативная этика и прикладная этика — разные предметы, эти предметы взаимозависимы.Например, как придерживаться нормативной этики. будут сильно зависеть от метаэтических предположений. Если предположить, например, что моральное претензии — это божественные повеления, тогда нормативные позиции будут определяться определение божественных команд. Учитывая это отношения между метаэтикой и нормативной этикой, это обычное явление для метаэтики. вопросы, возникающие во время обсуждения в классе нормативной этики. Если у вас есть такой вопрос, не сомневайтесь спрашивать.Пока я смогу дать только краткий ответ в классе, я думаю, что такие вопросы являются важной частью выполнения моральная философия. Точно так же, как придерживается прикладной этики, будет во многом зависеть от нормативных предположения. Если предположить, что всегда должен преследовать те действия, которые приводят к наилучшим последствиям, тогда позиция человека, например, в отношении смертной казни, абортов и терроризма будет определяться путем определения того, какие действия приведут к лучшему последствия.Учитывая эти отношения между метаэтикой и нормативной этикой, это обычное дело для нормативных вопросов возникать во время обсуждения нормативной этики. Поскольку мы не будем сосредоточиваться на прикладной этике, это вероятно, не будет происходить в наших классных обсуждениях. Однако, если это происходит при обсуждении прикладные этические вопросы (например, аборт, эвтаназия, смертная казнь, война и терроризм), помните, что такие вопросы являются жизненно важной частью морального философия.


Потенциал Вопросы для эссе
Ниже приведены возможные вопросы для эссе на выпускном экзамене, основанные на нашем экзамене. философии морали:

1- Ясно, кратко и всесторонне исследуйте этический эгоизм.

2- Ясно, кратко и всесторонне исследуйте этический релятивизм.

3- Ясно, кратко и всесторонне исследуйте принцип полезности.

4- Ясно, кратко и всесторонне исследуйте третью формулировку категорический императив.

Моральное сообщество

Цели
По окончании этого занятия вам следует:
  1. уметь объяснить, что подразумевается под термином «моральное сообщество»
  2. уметь заявить о степени морального сообщества для этические эгоисты, члены семьи, этноцентристы, антропоцентристы, и т.п.
  3. немного поразмыслили над тем, что , по вашему мнению, является правильной моралью. сообщества для медицинского работника и почему это правильно.

Расшифровка понятия «моральное сообщество»

Термин «моральное сообщество» в этике не значит сообщество людей, которые действуют морально или этично. Это могло быть значение термина, но здесь используется не то значение.

В этике моральное сообщество состоит из всех тех существ, которые в моральном отношении.т.е. те существа, о которых вам нужно думать «но правильно ли это», прежде чем вы сделаете что-то, что могло бы повлиять на них.

Пример : Если я разорву лист бумаги пополам, сделаю Я должен быть обеспокоен что может быть неправильно оторвать лист бумаги?

Большинство людей не держать бумагу в моральном отношении. Если у них есть моральное беспокойство по поводу того, чтобы порвать лист бумаги, это не ради самой бумаги, но потому что бумага могла быть важная рукопись или купчая необходима в судебном деле и т. д.Однако, если вы попросите меня удалить конечность у ребенка, я имел бы спросить себя: «Правильно ли это делать?» потому что ребенок часть моего морального сообщества. Ребенок заслуживает морального уважения. Мне нужно спросить себя: «Это правильно?» прежде чем предпринять действия, которые повлияет на ребенка. Иногда было бы правильно удалить детский конечность. Но такому действию всегда должно предшествовать этическое размышление.

Степень нравственной общности

В истории философии разные этики выступали за различные расширения морального сообщества.Я перечислил некоторые, и они заказаны сколько существ «в» моральном сообществе. Список идет от самого маленького до самого большого. моральное сообщество.

Примечание. Читая этот список, постарайтесь вспомнить времена, когда у вас слышал или читал о кто-то, использующий это моральное сообщество.

  • Этический эгоист — этический эгоист думает, что правильное моральное сообщество — это он сам. Если для него это хорошо, то это правильно с моральной точки зрения. Ни к кому и ни к чему другому нельзя относиться с моральной точки зрения.Этический эгоист будет утверждать, что если бы все был этичным эгоистом, все будет хорошо. Макиавелли типичный этический эгоист.
  • Родственники утверждают, что морального уважения заслуживает только собственная семья. Иногда это распространяется на всех родственников или Племя . Таких людей называют трайбалистами Вы можете вспомнить пример? в каких лицах были показаны родственники или приверженцы племен?
  • Этноцентристы утверждают, что моральное сообщество должно состоят из «таких, как я».Некоторые этноцентристы нация, другие по классу или этнической принадлежности. Вы знаете какие этноцентристы?
  • Антропоцентристы утверждают, что моральная сообщество должно состоять из все люди. Они сказали бы, что все человек быть заслуживающим морального уважения и не только себя, своей семьи или племени. Вы можете назвать каких-нибудь антропоцентристов?
  • Следующая группа считает, что все живые существа заслуживают морального уважения. Это позиция буддистов. философы.Не только люди, но любое разумное существо заслуживает морального уважения, потому что оно способно страданий. Такие специалисты по этике считают, что мы должны держать все разумные существа с моральной точки зрения и что наше поведение по отношению к любому существу способны страдать, должны руководствоваться этическими нормами.
  • Есть те, кто считает, что все живые существа заслуживают морального уважения, а не просто живые существа. Живые существа включают растения и планктон, а также рыбы, животные и люди.

    Мы можем узнать о человеке моральное сообщество, прислушиваясь к тому, что они говорят, когда оправдывают свою позицию. Например. Многие утверждают, что мы должны сохранить тропический лес. Антропоцентристы утверждают, что мы должны спасти тропический лес, потому что из всех он делает и может делать для людей. Те, чья моральная общность включает в себя всех живые существа сказали бы, что мы должны сохранить тропический лес, потому что существа в тропическом лесу [деревья, растения, жуки и т. д.] заслуживают морального рассмотрения сами по себе.

  • Есть те, кто считает, что все естественно. существа [созданные существа] заслуживают морального уважения. Положение о том, что нельзя портить камни или горы. Камни и горы заслуживают морального рассмотрения просто как люди, животные и растения.
  • Есть те, кто сказал бы, что все существа, как естественные, так и искусственные, заслуживают морального уважения. Такие люди сказали бы, что мой оригинальный пример о рвать листок бумаги было «неправильно»; тот должен не повредить ничего, даже лист бумаги без Хорошая моральная причина

Вдобавок некоторые мыслители добавляют либо предыдущие поколения [своих предков] или будущих поколений моральному сообществу.[Пример: мы должны сохранить леса ради будущих поколений] Наконец, некоторые добавляют Бог морального сообщества. Они считают, что у нас есть моральные обязательства перед Богом, а также существа.

Если вы типичны для многих людей, выросших в современное общество, вы вероятно, были обучены некоторым из этих моральные сообщества в разное время или различные люди. «Ищите номер 1; вот и все что имеет значение »или« Тебе нужно заботиться о семье; другие должны позаботиться о себе.» «Наша забота нужна законопослушным гражданам; преступники не заслуживают что угодно из-за их преступлений ».« Американцам нужно держаться вместе; враг не заслуживает морального беспокойства «. «Будьте добры к каждому человеку». «Животные тоже имеют неимущественные права». «Неправильно разрушать произведение искусство »и др.

Один из основных шагов в выяснении ваша медицинская этика состоит в том, чтобы четко понимать, что вы думаете должно быть моральное сообщество.


ПРАКТИКА
Перейти к урокам

.

Кто имеет моральные устои?

Кто считает?

Клэр Андре и Мануэль Веласкес

Более восьми лет три обезьяны обездвижены в упряжи. сидели беспомощно глядя из клеток. Их парализовало болтающиеся по бокам конечности когда-либо были бесполезными придатками с тех пор, как исследователи восемь лет назад порезали себе нервы в экспериментах.По словам директора Национального института здоровья, теперь они «свидетельствуют о частой невероятной боли». Экспериментаторам план рядом с хирургическим удалением верхушек обезьяньих черепов, вставьте электроды, чтобы измерить мозг, и, наконец, убить их, все в рамках исследовательского проекта по травмам спинного мозга финансируется Национальными институтами здравоохранения.

Очевидно, экспериментаторы никогда бы не поступили с людьми. что они сделали с этими обезьянами. Их моральные принципы и наши диктуют, что нанесение таких массовых оскорблений является шокирующим отвратительная несправедливость. Но, как и некоторые из нас, экспериментаторы применяют свои принципы к людям, а не к животным: животные не в счет. Фактически, одна из самых фундаментальных разделительных линий в морали — это то, что мы проводим между теми, кто считает себя моральные соображения и те, которые этого не делают, или, как специалисты по этике иногда говорят, между теми, у кого есть, и теми, у кого нет моральное положение.

Что такое моральный статус? У человека есть моральная репутация нам, если мы считаем, что это имеет значение с моральной точки зрения, как это индивидуум лечится отдельно от воздействия, которое оно оказывает на других. То есть, человек имеет для нас моральный статус, если, делая моральных решений, мы чувствуем, что должны принять благосостояния во внимание ради самого человека, а не просто для нашей выгоды или для чьей-либо выгоды.

Возьмем, к примеру, врача, который занимается своих пациентов и считает, что это было бы морально неправильно плохо с ними обращаться. Предположим, она верит в это не потому, что любых преимуществ, которые она получит от заботы о них не потому, что боится подать в суд, а только потому, что она искренне заботится о благополучии своих пациентов.Ее пациенты иметь для нее моральный авторитет. С другой стороны, возьмите фермера кто заботится о благополучии своих коров и кто также верит что было бы неправильно обращаться с ними с моральной точки зрения. Но предположим он считает это только потому, что плохое обращение с ними уменьшит их молочная продуктивность, и их молоко является важным источником питания и дохода для его семьи.Хотя этот фермер считает благополучие своих коров, он делает это только ради свою семью, а не ради самих коров. Для Фермер, коровы не имеют морального статуса.

Самый старый и распространенный взгляд на то, у кого больше] статуса. это вера в то, что только люди обладают моральным статусом; Только люди в конечном итоге имеют значение в вопросах морали.Этот антропоцентрический или убеждение, ориентированное на человека, обычно связано с идеей единственные существа, способные рассуждать (возможно, как выражено через язык) имеют абсолютную ценность и, следовательно, они являются единственными существами, чье благополучие следует принимать во внимание. учитывать их самих.

Древнегреческий философ Аристотель, например, просмотрел природа как иерархия, считая, что менее рациональные существа сделаны в пользу более рациональных.Он писал: «Растения существуют ради животных, а звериные звери» ради человека ». Подобным же образом XVII век философ Иммануил Кант писал: «Что касается животных, у нас нет прямых моральных обязанностей; животные не застенчивы и существуют только как средство для достижения цели. Этот конец — человек «. Таким образом, для этих мыслителей только люди обладают моральными качествами. стоя, поэтому благополучие других существ имеет значение только в том случае, если они полезны для человека.

Убеждение, что в конечном итоге только люди мораль не подразумевает, что у нас нет никаких моральных обязательств по отношению к нелюдям. Даже антропоцентрические взгляды утверждают, что это аморально уничтожать растения или животных без нужды, поскольку поэтому мы уничтожаем ресурсы, которые могут дать значительные польза для нас самих или для будущих человеческих поколений.Некоторые антропоцентрические также придерживаются мнения, что всякая жестокость по отношению к животным аморальна. потому что, как сказал философ и богослов Фома Аквинский, это, «из-за того, что жесток к животным, человек становится жестоким по отношению к людям. существа «. Нелюди считаются, однако, только в той степени, в которой это сказывается на благосостоянии людей.

Хотя каждая антропоцентрическая этика считает, что морально только люди могут иметь значение, существуют большие разногласия по поводу того, что именно какие люди имеют значение.Некоторые антропоцентрические взгляды утверждают, что любое человеческое существо, у которого есть хотя бы потенциал быть рациональным имеет моральные устои. Согласно этой точке зрения, у плода есть моральные стоя. Другие считают, что только те люди, которые уже рационально считать морально. С этой точки зрения плод не считать. Другие антропоцентрические взгляды утверждают, что и настоящее, и будущие поколения людей считают, в то время как другие спорят учитываются только существующие в настоящее время люди.

В восемнадцатом веке считалось, что только люди считаются бросили вызов нескольким философам, в том числе утилитаристам Джереми Бентам и Джон Стюарт Милль. По мнению этих философов наш единственный моральный долг — максимизировать удовольствие, которое, как они утверждали, это единственное фундаментальное благо, а чтобы свести к минимуму боль, единственное основное зло. Таким образом, принимая моральные решения, мы должны принимать во внимание все существа, разумные или нет, которые имеют способность испытывать удовольствие или боль.Как писал Бентам, «Вопрос не в том, могут ли они рассуждать и не могут ли они говорить, а в том, Могут ли они страдать? »

Это раннее воззрение, которое распространило моральные устои на животных, подготовил почву для движения за права животных. Следуя в по стопам Бентама и Милля, утилитаристов 1970-х гг. начал энергично отстаивать точку зрения, что аморально причинять боль и страдания животным, как людям.Для люди не признают моральное состояние животных, они утверждается, это дискриминация по признаку вида и неправильно, как дискриминация по признаку расы или пола.

Некоторые защитники прав животных, однако, утверждают, что благополучие животных имеет моральное значение не только из утилитарных соображений, то есть минимизировать боль, но также потому, что животные имеют неимущественные права это не должно нарушаться.Они утверждают, что права животных основаны на идее, что у животных есть интересы, и моральные существуют права для защиты интересов любых существ, а не просто человеческие существа. Другие считают, что животные жить собственной жизнью, заслуживающей уважения. Защитники права животных пришли к выводу, что в дополнение к свободе от боль, животные имеют право также на защиту своих интересов или к уважительному отношению к их независимой жизни.

В этом столетии еще более широкий взгляд на то, что имеет моральное возникла стойка, которая утверждает, что все живые существа иметь моральное положение. Самый известный сторонник этой точки зрения это Альберт Швейцер, который утверждал, что вся жизнь заслуживает почитания. Более поздние философы основывали свою позицию на взгляде Выше упоминалось, что все, что связано с интересами, имеет неимущественные права.Они указывают на то, что все живые существа, включая деревья и растения, имеют интересы, проявляют определенные потребности и склонности к росту и самосохранению. Поэтому все живые существа имеют право на защиту своих интересов и у нас есть обязательство учитывать эти интересы в нашей моральной обсуждения.

Возможно, самым широким взглядом на то, что считается морально, является считают, что все природные системы имеют значение.Этот «экоцентрический» вид был впервые выдвинут натуралистом Альдо Леопольдом, который утверждал, что в пользу «земельной этики», придающей природе моральное достоинство. Он писал: «Этика земли … расширяет границы сообщества, включая почвы, воды, растения и животных, или вместе, земля «. Для Леопольда и многих других, целиком экологические системы, такие как озера, леса или целые континенты, иметь собственную «целостность» или «благополучие», что должно не быть поврежденным или поврежденным.

Какая из этих точек зрения на моральное состояние верна? Ответ дадим ответ на этот вопрос будет зависеть от моральной важности мы привязаны к рациональности, к способности испытывать боль и удовольствия, «интересам» всего живого, и целостность и «благополучие» наших экологических систем. Великий сделка зависит от нашего ответа. Если мы верим, что в счет только люди, мы не будем резко возражать против болезненных экспериментов на животных которые приносят пользу человечеству.Но если мы верим, что все разумные существа имеют равное моральное положение, тогда мы потребуем, чтобы следует принимать во внимание благополучие этих животных и, возможно, лоббирование законодательства по защите животных от болезненных экспериментов или промышленного использования. И если мы верим, что все естественное считайте, тогда мы можем считать аморальными любые действия, которые угрожают нанести вред нашим лесам и дикой природе, например, вырубка леса или настоящая имущество.

Конечно, решение «кто имеет значение» не говорит нам, чье благосостояние или интересам следует уделять больше или меньше внимания, когда на карту поставлены конкурирующие интересы. Но это делает нас более осведомленными границ нашей моральной заботы и критерия, который мы используем установить эти границы.

Дополнительная литература:

Кеннет Гудпастер, «О моральной значимости», Journal философии , Vol.75 (1978), стр. 308-25.

Альдо Леопольд, Альманах графства Сэнд, с другими эссе по сохранению из Раунд-Ривер (Оксфорд: Оксфордский университет Press, Inc., 1949).

Джон Пассмор, Ответственность человека перед природой (Нью-Йорк: Scribner’s, 1974).

Том Риган, изд., Earthbound: Новые вводные эссе в Экологическая этика (Филадельфия: Temple University Press, 1984).

Питер Сингер, Animal Liberation (Нью-Йорк: Нью-Йорк Обзор, 1975 г.).

Границы | Признание моральной идентичности как культурного конструкта

Введение

На протяжении веков психологи, антропологи, социологи и философы пытались объяснить, почему люди действуют морально. Теория стадий нравственного развития Кольберга (1969) десятилетиями служила этой задаче, исследуя, как моральные рассуждения влияют на моральное поведение в гипотетических ситуациях.Хотя теория Кольберга дает представление о развитии навыков морального мышления, его теория ограничена, потому что моральное рассуждение само по себе не является сильным предсказателем морального действия (например, Blasi, 1983). В попытке улучшить наше понимание того, почему люди действуют морально, исследователи применили новый подход к моральной психологии, который пытается найти связь между моральным суждением и моральным действием. Этот новый подход вызвал интерес к теме моральной идентичности, которую Харди и Карло определяют как «степень, в которой нравственная личность важна для личности» (Харди и Карло, 2005, стр.212). Исследования показали, что люди, похоже, формируют моральную идентичность и что усвоение моральной идентичности может влиять на моральные действия (например, Krettenauer et al., 2016). Хотя это направление исследований является многообещающим, некоторые исследователи задаются вопросом, действительно ли моральная идентичность мотивирует человека действовать морально в незападных культурах. Однако это проблематично, потому что культурные психологи предполагают, что люди как внутри, так и в разных культурах имеют разные представления о себе, когнитивные процессы, эмоциональные ожидания и ценностные ориентации (Krettenauer and Jia, 2013).Поэтому в данной статье делается попытка ответить на этот вопрос, предлагая культурно инклюзивный подход к исследованию моральной идентичности. Во-первых, мы рассмотрим культурную критику моральной психологии в целом. Далее мы обсудим культурные рамки для изучения моральной идентичности.

Моральная психология и культурная критика

Работа Лоуренса Кольберга сильно повлияла на развитие моральной психологии. Его модель моральных рассуждений и суждений частично основана на модели когнитивного развития Пиаже.Теория нравственного развития Кольберга (Kohlberg, 1969) предлагает шесть универсальных стадий развития морального мышления. Эта последовательность начинается с того, что дети сосредотачиваются на том, чтобы избежать наказания властью (стадия 1), и потенциально заканчивается одобрением универсальных принципов судей и прав (стадия 6). Результаты ряда кросс-культурных исследований показали, что некоторые аспекты теории морали Кольберга универсальны. Например, Гиббс и др. (2007) пересмотрели утверждения Кольберга об универсальности, проанализировав 75 ​​межкультурных исследований, проведенных в 23 странах.На основании этого исследования Гиббс и др. (2007) пришли к выводу, что есть свидетельства того, что первые четыре стадии Колберга могут быть универсальными.

Однако многие исследователи выразили обеспокоенность по поводу неспособности этих теорий объяснить моральные концепции людей в разных культурах (например, Dien, 1982). Эти исследователи утверждают, что они сосредотачиваются на концепциях справедливости, справедливости и причинения вреда людям и исключают концепции взаимозависимости, социальной гармонии и роли культурной социализации в незападных условиях.Эта озабоченность основана на западной философской мысли и культурной среде, в которой Кольберг развивал свою теорию на Среднем Западе Соединенных Штатов в 1950-х годах. Хотя западные представления об индивидуализме могли быть подходящими для описания его теории в то время и в месте, те же самые понятия не могут представлять универсальные моральные принципы, применимые ко всем людям всех культур.

Со времен Кольберга другие ученые предлагали различные модели для описания нравственного развития для широкого круга культур.Shweder et al. (1997) обрисовали в общих чертах другой подход к моральному развитию, который постулирует три этики, которые являются центральными для систем моральных убеждений в большинстве культур по всему миру: автономия, общность и божественность. Этот метод различения типов морали не только показывает разные области морали, но также дает нам представление о культурных вариациях (Shweder et al., 1997). Например, на Тайване больше внимания уделяется этике сообщества, чем в Соединенных Штатах, и больше внимания к этике автономии в Соединенных Штатах, чем на Тайване (Vauclair and Fischer, 2011).

В своей статье «Новый синтез в моральной психологии» Хайдт (2007) расширяет теорию Шведера, предлагая модель моральных основ. В противовес рациональным теориям морального мышления он утверждает, что мораль — это быстрый, автоматический процесс, сформировавшийся в ходе человеческой эволюции. Согласно Хайдту (2007), пятью моральными основами являются вред, справедливость, внутренняя группа, авторитет и чистота. В попытке определить, какой моральный фундамент поддерживают люди, несколько исследователей протестировали модель морального фундамента в межкультурном контексте.В одном исследовании использовалась кросс-культурная выборка, в которую вошли участники из восточных культур (Южная Азия, Восточная Азия и Юго-Восточная Азия) и участники из западных культур (США, Великобритания, Канада и Западная Европа). Хайдт обнаружил, что восточные участники проявляли более сильную озабоченность по поводу своей группы и чистоты по сравнению с западными участниками, а также что восточные участники были немного больше озабочены авторитетом.

Это исследование литературы по моральной психологии, которая включает стадии морального рассуждения Кольберга, этические кодексы Шведера и моральные основы Хайдта, предполагает, что мораль не является универсальной в культурном отношении.Люди во всем мире могут разделять одни и те же моральные основы, этические кодексы и моральные рассуждения, но есть много разногласий по поводу их относительной важности в разных культурах. В этой статье применяется культурный подход к изучению морали, уделяя особое внимание тому, как культуры развивают определенные способы мышления и способствуют развитию определенных ценностей (Norenzayan and Heine, 2005). Этот подход признает, что могут существовать некоторые основные универсальные моральные принципы, но он утверждает, что культура оказывает сильное влияние на различные аспекты морали.

Моральная идентичность и культурная инклюзивность

Недавние исследования в области моральной психологии показали, что можно получить более полное понимание морального действия, рассматривая роль личности в морали, которую часто называют «моральной идентичностью». Харди и Карло объясняют, что моральная идентичность означает «степень, в которой нравственная личность важна для личности» (Харди и Карло, 2005, стр. 212). Другими словами, если люди чувствуют, что моральные ценности, такие как честность, сострадание, справедливость и щедрость, являются центральными для определения их личной идентичности, они обладают сильной моральной идентичностью.Хотя исследования в этой области продолжают убеждать людей в том, что моральная идентичность в западных обществах играет важную роль в нравственном функционировании, связи между моральной идентичностью и незападной культурой остаются неясными. Например, Герц и Креттенауэр (2016) провели метаанализ, чтобы изучить взаимосвязь между моральной идентичностью и моральным действием. Их исследование включало 111 статей из различных академических журналов. В целом они обнаружили положительную корреляцию между моральной идентичностью и моральным поведением.Однако величина эффекта в этих исследованиях была разной. Величина эффекта была намного ниже в незападных культурах, чем в западных культурах. Авторы предполагают, что низкая величина эффекта может быть связана с различными концепциями моральной идентичности между культурами или из-за недостаточной достоверности нынешних мер моральной идентичности в незападных культурах. Эти результаты привлекают внимание исследователей к проблеме «культурной уникальности» и, таким образом, подчеркивают острую необходимость оценки моральной идентичности в незападных обществах, а также в западных обществах, чтобы получить менее предвзятые результаты.

В своей книге «Идентичность и жизненный цикл» Эриксон (1980) рассматривает способ, которым мы изучаем развитие личности. Он предлагает не только учитывать эго и личную идентичность, но и учитывать культурный контекст. Это связано с тем, что, хотя эго и личная идентичность являются областями внутриличностного контекста, которые заставляют нас учитывать личные характеристики и самоощущение, добавление культурного контекста помогает нам расширить наше понимание, побуждая нас учитывать такие категории, как родной язык, страна происхождения и расовое происхождение.Концепция идентичности Эриксона направлена ​​на установление социокультурного подхода, охватывающего все элементы личности, включая самые внутренние конфликты эго с включенностью человека в культурный контекст (Schwartz, 2001). Эта организация отражает точку зрения Эриксона о том, что развитие продолжительности жизни происходит на стыке личности и культуры. В результате идентичность представляет собой целостную картину, которую человек показывает как себе, так и внешнему миру. Таким образом, исследование моральной идентичности должно быть сосредоточено не только на индивидуальном, но и на культурном уровне.В какой степени моральная идентичность является функцией взаимодействия в конкретной культуре — важный вопрос, который только недавно был поднят в исследованиях моральной идентичности.

Как и многие другие моральные конструкции, концепция моральной идентичности уходит корнями в западный культурный контекст, который подчеркивает индивидуально ориентированную мораль. Быть нравственным человеком — это результат желания быть совместимым со своими моральными концепциями, благодаря которому люди побуждаются обрести независимость от социальных условностей. Напротив, люди из восточных культур считают высоконравственного человека социально ориентированным.В этой моральной ориентации люди склонны определять себя в контексте коллективизма и взаимозависимого «я» (Маркус и Китайма, 1991). Социальные отношения и членство в группе связаны с мотивацией приспосабливаться к требованиям других и поддерживать гармонию в своей группе (Маркус и Китайма, 1991). Быть нравственным человеком в восточных обществах может больше отражать групповые нормы, чем индивидуальную мораль.

Конфуцианство обеспечивает дальнейшую поддержку социально ориентированной моральной системы в восточных культурах.С точки зрения конфуцианства, понимание морали помогает социализировать людей, побуждая их подавлять личные желания в социальных взаимодействиях и устранять «Сяо Ву», личностно-ориентированные действия, вместо этого подчеркивая «Да Ву», действия, ориентированные на общество (Хван , 1999). Вследствие восточной идеологии высокоморальный человек «Я» трансформируется в «мы» и, как следствие, укрепляются чувства общества внутри группы.

Китайская система образования использовала конфуцианские ценности усердного и уважительного обучения (Hwang, 1999).Следовательно, на протяжении тысячелетий китайские граждане привыкли отдавать, подчиняться и следовать власти. Расширенные семьи с иерархическими отношениями также были важны в традиционном китайском обществе. Более того, в современной истории Китая культурная революция охватила нацию в 1970-х годах, подтолкнув китайцев к «ориентированному на нацию» коллективизму (Yao, 2000). Очень популярная китайская аналогия этой национальной ценности гласит, что «китайцы подобны кирпичам», что означает, что у всех людей одни и те же функции и что они готовы быть назначенными во всем обществе там, где «общество» в них нуждается (Yao, 2000). .Таким образом, китайцы должны придавать национальный и общественный смысл концепции высокоморального человека, основываясь на моральной идеологии, согласно которой нация является самым основным и важным источником коллективной идентичности.

Культурный подход к изучению моральной идентичности

Эмпирически Герц и Креттенауэр (2016) отмечают, что большинство исследований моральной идентичности основано на опроснике «Самооценка моральной идентичности» (Aquino and Reed, 2002). Эта мера предоставляет участникам список из девяти качеств, которые характерны для высокоморального человека ( заботливый, сострадательный, справедливый, дружелюбный, щедрый, услужливый, трудолюбивый, честный, добрый ).Однако недавние исследования этики добродетели, воспитания характера и политической ориентации в различных культурах и религиозных традициях показали, что это западные моральные ценности, которые необходимо расширять (Miller, 2007). Описание западных моральных ценностей может не дать адекватного обобщения ценностей других незападных культур, потому что западные моральные ценности ограничены западным пониманием морали. Например, лицо — это интересная ценность, которая имеет большое значение во многих восточных обществах, хотя многие жители Запада плохо ее понимают (Ting-Toomey, 1994).В западной терминологии лицо концептуализируется как позиционируемая личность человека (Hwang, 2006). В восточной культуре лицо считается социальной оценкой моральных качеств человека, которая является основой целостности личности (Hwang, 2006). Согласно конфуцианской этике, если кто-то из членов семьи делает что-то аморальное, все члены семьи могут потерять лицо (Hwang, 2006). Кроме того, другие ценности, такие как «культура чести» (Leung and Cohen, 2011) и «сыновняя почтительность» (Hwang, 1999), должны рассматриваться как моральные ценности в незападных культурах.Таким образом, мы предполагаем, что уникальные в культурном отношении моральные ценности необходимо генерировать посредством всестороннего изучения вариативности культурной специфики моральной идентичности в незападных культурах.

Одним из практических методов, позволяющих приблизиться на один шаг к измерению моральной идентичности, не имеющей предубеждений в культурном отношении, является создание списка культурных ценностей как западных, так и восточных культур. Сначала участников из каждой культуры (как минимум из двух стран) просят описать прототипные концепции высокоморального человека.Например, Уокер и Питтс (1998) попросили 120 взрослых канадцев сформировать характеристики личности, которые рассматривались как описательные для высокоморального человека, с помощью процедуры бесплатного включения в список. Общее количество атрибутов, предоставленных участниками, составило 1249. Несколько правил суждения использовались для уменьшения количества описателей, перечисленных участниками: любые фразы и предложения были разделены на отдельные дескрипторы; вместо существительных использовались прилагательные; синонимичные термины были объединены; пары антонимов, которые генерировались реже, удалялись; идиосинкразические реакции были устранены (Walker and Pitts, 1998).Наконец, в исследование были включены 92 атрибута, описывающих высокоморального человека. Аналогичная процедура также использовалась в США (Aquino and Reed, 2002; Hardy et al., 2011).

Однако прототипные представления о высокоморальном человеке в восточных культурах игнорировались. Мы предлагаем сначала повторить предыдущую процедуру, чтобы попросить участников из восточных стран (например, Китая, Кореи, Индии) бесплатно перечислить моральные ценности, представляющие восточный взгляд на высокоморального человека. Во-вторых, восточные моральные ценности должны быть пересмотрены в соответствии с правилами суждения Уокера и Питтса (1998).В-третьих, исследователи должны сравнить оставшиеся восточные моральные ценности с моральными ценностями, сформированными в западной культуре. Общие дескрипторы между двумя культурными списками должны быть идентифицированы как культурно разделяемые моральные ценности. Уникальные дескрипторы между двумя культурными списками должны рассматриваться как культурно не разделяемые моральные ценности в каждой культуре. Наконец, объединенный список общих и необщих дескрипторов иллюстрирует культурно инклюзивные моральные ценности, которые характеризуют высокоморального человека как в западном, так и в восточном обществах.Мы предлагаем исследователям рассмотреть этот непредвзятый в культурном отношении подход к исследованию моральной идентичности в различных культурах, хотя эта процедура требует времени на использование.

В первом исследовании (Jia, 2016) мы стремились определить ценностные атрибуты, которые описывают прототипные представления индивидов о «высокоморальном человеке» в китайской культуре. Мы попросили 109 китайских студентов колледжей записать по крайней мере 10 качеств высоконравственного человека в своей точке зрения.Всего было создано 1924 атрибута. На втором этапе мы применили процедуру Уокера и Питтса (1998), чтобы уменьшить количество атрибутов. На третьем этапе мы сравнили оставшиеся атрибуты со списком моральных ценностей, часто используемых в преимущественно западных культурах (Krettenauer et al., 2016). Мы обнаружили 17 культурных особенностей из китайской выборки: « мирных, надежных, неподкупных, сердечных, мотивированных, амбициозных, прилежных, цивилизованных, патриотичных, солидарных, осторожных, благоразумных, сыновней почтительности, преданных, принципиальных, активных и общительных. . Кроме того, мы обнаружили 17 уникальных западных атрибутов, которые китайские участники не упоминали в своих описаниях высоконравственного человека. Этими качествами были: « принятие, уверенность, последовательность, образованность, следует правилам, веселье, хорошее, счастливое, имеет высокие стандарты, здоровый, скромный, делает правильный выбор, непредвзято, послушно, порядочно, гордо, религиозно». ». Китайский список, используемый для определения морального человека, был проиллюстрирован конкретными ценностями, которые не только отражают индивидуально ориентированную мораль, например« заслуживающих доверия и сердечных », но также подразумевают социально ориентированную мораль (например.г., патриотический и расчетливый ). Существуют определенные концепции, такие как сыновнее благочестие и солидарное , которые долгое время упоминались в литературе как специфические восточные ценности (Hwang, 1999). Другие атрибуты, такие как миролюбивый, принципиальный, заслуживающий доверия и неподкупный , которые соответствуют конфуцианским ценностям жизни в гармонии с другими людьми и обществами.

Заключение

Хотя мы, конечно, не первые, кто беспокоится об обобщениях преобладающих западных теорий и методологий моральной психологии, наши усилия по обобщению теоретических и эмпирических случаев выявили тревожную ситуацию в исследованиях, касающихся моральной идентичности.Предыдущие результаты могут быть воспроизведены на множестве выборок в западных обществах с использованием различных методов, таких как самоотчет и интервью, и эти методы могут быть применимы к незападному обществу; однако исследователи также должны исследовать уровни и степени, в которых концепция моральной идентичности может быть доступна в разных культурах (Henrich et al., 2010). Таким образом, мы делаем вывод: (1) концептуально моральная идентичность состоит как из индивидуальных, так и из социальных ориентаций; (2) Эмпирически исследование моральной идентичности требует методологического инструмента без предвзятости в культурном отношении.

Авторские взносы

FJ концептуализировал точку зрения и написал полный черновик. Т.К. руководила доктором философии FJ. диссертацию и предоставил критическую обратную связь в этом исследовании.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Блази А. (1983). Моральное познание и моральное действие: теоретическая перспектива. Dev. Ред. 3, 178–210. DOI: 10.1016 / 0273-2297 (83) -1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дьен, Д. С. Ф. (1982). Китайский взгляд на теорию нравственного развития Кольберга. Dev. Ред. 2, 331–341. DOI: 10.1016 / 0273-2297 (82)

-X

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эриксон, Э. Х. (1980). Идентичность и жизненный цикл: переиздание. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон.

Google Scholar

Гиббс, Дж.К., Бейсингер, К. С., Грайм, Р. Л., и Снарей, Дж. Р. (2007). Развитие моральных суждений в разных культурах: пересмотр утверждений Кольберга об универсальности. Dev. Ред. 27, 443–500. DOI: 10.1016 / j.dr.2007.04.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Харди, С. А., и Карло, Г. (2005). Идентичность как источник моральной мотивации. Hum. Dev. 48, 232–256. DOI: 10.1159 / 000086859

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Харди, С.А., Уокер, Л.Дж., Олсен, Дж. А., Скальски, Дж. Э. и Бейсингер, Дж. К. (2011). Подростковые натуралистические представления о нравственной зрелости. Soc. Dev. 20, 562–586. DOI: 10.1111 / j.1467-9507.2010.00590.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Герц, С. Г., Креттенауэр, Т. (2016). Эффективно ли моральная идентичность предсказывает моральное поведение ?: метаанализ. Rev. Gen. Psychol. 20, 129–140. DOI: 10.1037 / gpr0000062

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хван, К.(1999). Сыновнее благочестие и верность: два типа социальной идентификации в конфуцианстве. Asian J. Soc. Psychol. 2, 163–183. DOI: 10.1111 / 1467-839X.00031

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хван, К. К. (2006). Моральное и социальное лицо: условная самооценка в конфуцианском обществе. Внутр. J. Psychol. 41, 276–281. DOI: 10.1080 / 002075

000040

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Цзя, Ф. (2016). Моральная идентичность с кросс- и бикультурной точки зрения (неопубликованная докторская диссертация).Университет Уилфрида Лорье, Ватерлоо, ОН.

Google Scholar

Кольберг, Л. (1969). Этап и последовательность: когнитивно-развивающий подход к социализации. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рэнд МакНалли.

Google Scholar

Креттенауэр, Т., и Цзя, Ф. (2013). Исследование влияния актера на ожидания моральных эмоций в разных культурах: сравнение китайских и канадских подростков. руб. J. Dev. Psychol. 31, 249–362. DOI: 10.1111 / bjdp.12012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леунг, А. К. Ю., Коэн, Д. (2011). Вариации внутри и между культурами: индивидуальные различия и культурная логика культур чести, лица и достоинства. J. Pers. Soc. Psychol. 100, 507–526. DOI: 10.1037 / a0022151

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маркус, Х. Р. и Китайма, С. (1991). Культура и личность: значение для познания, эмоций и мотивации. Psychol. Ред. 98, 224–253. DOI: 10.1037 / 0033-295X.98.2.224

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Миллер, Дж. Г. (2007). «Культурная психология нравственного развития», в Справочник по культурной психологии , ред. С. Китайма и Д. Коэн (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 477–499.

Google Scholar

Шварц, С. Дж. (2001). Эволюция эриксоновской и неоэриксонской теории идентичности и исследований: обзор и интеграция. Идентификационный номер 1, 7–58.DOI: 10.1207 / S1532706XSCHWARTZ

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шведер Р., Мач Н., Махапатра М. и Парк Л. (1997). «Большая тройка» морали (автономия, общность, божественность) и «большая тройка» объяснений страдания », в Мораль и здоровье , ред. А. Брандт и П. Розин (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Routledge) .

Google Scholar

Тинг-Туми, С. (1994). Проблема облицовочной работы: межкультурные и межличностные проблемы. Олбани, Нью-Йорк: SUNY Press.

Google Scholar

Воклер, К. М., и Фишер, Р. (2011). Предсказывают ли культурные ценности моральные установки людей? Межкультурный многоуровневый подход. евро. J. Soc. Psychol. 41, 645–657. DOI: 10.1002 / ejsp.794

CrossRef Полный текст | Google Scholar

BBC — Этика — Введение в этику: Этика: общее введение

Какая польза от этики?

Этика должна давать ответы.Фото: Джеффри Холман ©

Чтобы этические теории были полезными на практике, они должны влиять на поведение людей.

Некоторые философы думают, что этика делает это. Они утверждают, что если человек осознает, что делать что-то было бы морально хорошо, то для него было бы иррационально не делать этого.

Но люди часто ведут себя иррационально — они следуют своему «внутреннему инстинкту», даже когда их голова подсказывает другой образ действий.

Однако этика дает хорошие инструменты для размышлений о моральных проблемах.

Этика может составить карту морали

Большинство моральных проблем заставляют нас сильно волноваться — подумайте об аборте и эвтаназии для начала. Поскольку это такие эмоциональные проблемы, мы часто позволяем сердцу спорить, а мозг просто плывет по течению.

Но есть другой способ решения этих проблем, и здесь могут помочь философы — они предлагают нам этические правила и принципы, которые позволяют нам более прохладно смотреть на моральные проблемы.

Итак, этика дает нам моральную карту, основу, которую мы можем использовать, чтобы найти свой путь в трудных вопросах.

Этика может выявить разногласия

Используя рамки этики, два человека, спорящие по моральным вопросам, часто могут обнаружить, что то, в чем они не согласны, — это лишь одна конкретная часть проблемы, и что они в целом согласны по всему остальному.

Это может снять остроту спора, а иногда даже намекнуть на способ решения своей проблемы.

Но иногда этика не оказывает людям той помощи, в которой они действительно нуждаются.

Этика не дает правильных ответов

Этика не всегда дает правильный ответ на моральные проблемы.

Действительно, все больше и больше людей думают, что для многих этических вопросов нет единственного правильного ответа — только набор принципов, которые можно применить к конкретным случаям, чтобы дать заинтересованным сторонам четкий выбор.

Некоторые философы идут дальше и говорят, что все, что может сделать этика, — это устранить путаницу и прояснить проблемы.После этого каждый должен сделать собственные выводы.

Этика может дать несколько ответов

Многие люди хотят получить единственный правильный ответ на этические вопросы. Им трудно жить с моральной двусмысленностью, потому что они искренне хотят поступать «правильно», и даже если они не могут понять, что это за правильный поступок, им нравится идея, что «где-то» есть один правильный ответ.

Но часто нет одного правильного ответа — может быть несколько правильных ответов или просто несколько худших ответов — и человек должен выбирать между ними.

Для других моральная двусмысленность затруднительна, потому что она заставляет их брать на себя ответственность за свой собственный выбор и действия, а не прибегать к удобным правилам и обычаям.

Этика и люди

Этика о «другом»

Этика касается других людей ©

В основе этики лежит забота о чем-то или о ком-то, кроме нас самих, а также о наших собственных желаниях и личных интересах.

Этика занимается интересами других людей, интересами общества, интересами Бога, «конечными благами» и так далее.

Итак, когда человек «думает этично», он хотя бы немного думает о чем-то, кроме него самих.

Этика как источник силы группы

Одна из проблем этики — это то, как ее часто используют в качестве оружия.

Если группа считает, что определенная деятельность «неправильна», она может использовать мораль как оправдание для нападок на тех, кто практикует эту деятельность.

Когда люди поступают так, они часто видят тех, кого они считают аморальными, в чем-то менее человечными или заслуживающими уважения, чем они сами; иногда с трагическими последствиями.

Хорошие люди и добрые дела

Этика — это не только мораль определенного образа действий, но также вопрос о добродетели людей и о том, что значит жить хорошей жизнью.

Этика добродетели уделяет особое внимание моральным качествам людей.

В поисках истока правильного и неправильного

В прошлом некоторые люди думали, что этические проблемы можно решить одним из двух способов:

  • через открытие того, что Бог хотел, чтобы люди делали
  • строго размышляя о моральных принципах и проблемах

Если бы человек сделал это правильно, он бы пришел к правильному выводу.

Но теперь даже философы менее уверены в том, что можно разработать удовлетворительную и полную теорию этики — по крайней мере, такую, которая не приводит к выводам.

Современные мыслители часто учат, что этика ведет людей не к выводам, а к «решениям».

С этой точки зрения роль этики ограничивается разъяснением того, «что поставлено на карту» в конкретных этических проблемах.

Философия может помочь определить диапазон этических методов, бесед и систем ценностей, которые могут быть применены к конкретной проблеме.Но после того, как все это прояснилось, каждый человек должен принять собственное индивидуальное решение о том, что делать, а затем соответствующим образом отреагировать на последствия.

Четыре этических «изма»

Когда человек говорит, что «убийство — это плохо», что он делает?

Это вопрос, который задает только философ, но на самом деле это очень полезный способ получить четкое представление о том, что происходит, когда люди говорят о моральных проблемах.

Различные «измы» считают, что человек, произносящий утверждение, делает разные вещи.

Мы можем показать, что я делаю, когда говорю «убийство — это плохо», переписав это утверждение, чтобы показать, что я на самом деле имею в виду:

  • Я могу сделать заявление об этическом факте
    • «Убивать нельзя»
    • Это моральный реализм
  • Я могу сделать заявление о своих чувствах
    • «Не одобряю убийство»
    • Это субъективизм
  • Я могу выразить свои чувства
    • «Долой убийство»
    • Это эмотивизм
  • Я могу дать указание или запрет
    • «Не убивайте людей»
    • Это прескриптивизм

Моральный реализм

Моральный реализм основан на идее, что во вселенной существуют реальные объективные моральные факты или истины.Моральные утверждения предоставляют фактическую информацию об этих истинах.

Субъективизм

Субъективизм учит, что моральные суждения — это не что иное, как утверждения о чувствах или отношениях человека, и что этические утверждения не содержат фактических истин о добре или зле.

Более подробно: субъективисты говорят, что моральные утверждения — это утверждения о чувствах, отношениях и эмоциях , которые этот конкретный человек или группа имеет по поводу определенной проблемы.

Если человек говорит что-то хорошее или плохое, он говорит нам о своих положительных или отрицательных чувствах к этому предмету.

Итак, если кто-то говорит, что «убийство — это плохо», они говорят нам, что не одобряют убийство.

Эти утверждения верны, если человек действительно придерживается соответствующего отношения или испытывает соответствующие чувства. Они ложны, если человек этого не делает.

Эмотивизм

Эмотивизм — это точка зрения, согласно которой моральные претензии являются не более чем выражением одобрения или неодобрения.

Это звучит как субъективизм, но в эмотивизме моральное утверждение не предоставляет информацию о чувствах говорящего по теме , а выражает эти чувства .

Когда эмотивист говорит «убийство — это неправильно», это все равно, что сказать «долой убийство» или «убийство, да!» или просто сказать «убийство», скривив испуганное лицо, или сделать жест опускания большого пальца одновременно со словами «убийство — это неправильно».

Итак, когда кто-то выносит моральное суждение, он показывает свои чувства к чему-либо.Некоторые теоретики также предполагают, что, выражая чувство, человек дает указание другим о том, как действовать по отношению к предмету.

Прескриптивизм

Прескриптивисты считают этические утверждения инструкциями или рекомендациями.

Итак, если я говорю, что что-то хорошее, я рекомендую вам это сделать, а если я говорю что-то плохое, я говорю вам не делать этого.

В любом этическом утверждении реального мира почти всегда есть предписывающий элемент: любое этическое утверждение можно переработать (с небольшими усилиями) в утверждение, содержащее «следует».Например: «ложь — это неправильно» можно переписать как «люди не должны лгать».

Откуда взялась этика?

У философов есть несколько ответов на этот вопрос:

  • Бог и религия
  • Человеческая совесть и интуиция
  • рациональный моральный анализ затрат и выгод действий и их последствий
  • Пример хороших людей
  • стремление к лучшему для людей в каждой уникальной ситуации
  • политическая власть

Этика, основанная на Боге — сверхъестественное

Сверхъестественное делает этику неотделимой от религии.Он учит, что единственный источник нравственных правил — это Бог.

Итак, что-то хорошо, потому что Бог говорит, что это так, и способ вести хорошую жизнь — это делать то, что Бог хочет.

Интуиционизм

Интуиционисты думают, что хорошее и плохое — это реальные объективные свойства, которые нельзя разделить на составные части. Что-то хорошо, потому что это хорошо; его добродетель не нуждается ни в оправдании, ни в доказательствах.

Интуиционисты думают, что добро или зло могут быть обнаружены взрослыми — они говорят, что люди обладают интуитивным нравственным чутьем, которое позволяет им обнаруживать настоящие моральные истины.

Они думают, что основные моральные истины о том, что хорошо и что плохо, очевидны для человека, который направляет свой ум на моральные вопросы.

Итак, хорошие вещи — это вещи, которые здравомыслящий человек осознает хорошими, если он потратит некоторое время на обдумывание предмета.

Не запутайтесь. Для интуициониста:

  • моральные истины не открываются с помощью рациональных аргументов
  • Моральные истины нельзя открыть интуитивно
  • Моральные истины не открываются через чувство

Это скорее моральный момент «ага» — осознание истины.

Консеквенциализм

Это этическая теория, которую большинство нерелигиозных людей используют каждый день. Он основывает мораль на последствиях человеческих действий, а не на самих действиях.

Консеквенциализм учит, что люди должны делать то, что дает наибольшие положительные последствия.

Одна из известных формулировок — «величайшее благо для наибольшего числа людей».

Наиболее распространенными формами консеквенциализма являются различные версии утилитаризма, которые отдают предпочтение действиям, приносящим наибольшее счастье.

Несмотря на очевидную привлекательность для здравого смысла, консеквенциализм оказывается сложной теорией и не обеспечивает полного решения всех этических проблем.

Две проблемы с консеквенциализмом:

  • это может привести к заключению, что некоторые довольно ужасные действия хороши
  • Предсказать и оценить последствия действий зачастую очень сложно

Неконсвенциализм или деонтологическая этика

Неконсвенциализм касается самих действий, а не последствий.Это теория, которую используют люди, когда они ссылаются на «принцип вещи».

Он учит, что некоторые действия правильны или неправильны сами по себе, независимо от последствий, и люди должны действовать соответственно.

Этика добродетели

Этика добродетели рассматривает добродетель или моральный характер, а не этические обязанности и правила или последствия действий — действительно, некоторые философы этой школы отрицают возможность существования таких вещей, как универсальные этические правила.

Этика добродетели уделяет особое внимание образу жизни людей и в меньшей степени оценивает конкретные действия.

Он развивает идею хороших поступков, глядя на то, как добродетельные люди выражают свою внутреннюю доброту в том, что они делают.

Проще говоря, этика добродетели учит, что действие является правильным тогда и только тогда, когда это действие, которое добродетельный человек совершил бы в тех же обстоятельствах, и что добродетельный человек — это тот, кто обладает особенно хорошим характером.

Ситуационная этика

Ситуационная этика отвергает предписывающие правила и утверждает, что индивидуальные этические решения должны приниматься в соответствии с уникальной ситуацией.

Вместо того, чтобы следовать правилам, лицо, принимающее решения, должно руководствоваться желанием искать лучшее для вовлеченных людей. Нет никаких моральных правил или прав — каждый случай уникален и заслуживает уникального решения.

Этика и идеология

Некоторые философы учат, что этика является кодификацией политической идеологии и что функция этики состоит в том, чтобы утверждать, поддерживать и сохранять определенные политические убеждения.

Они обычно продолжают говорить, что этика используется доминирующей политической элитой как инструмент для контроля над всеми остальными.

Более циничные авторы предполагают, что правящие элиты навязывают другим людям этический кодекс, который помогает им контролировать этих людей, но не применяют этот кодекс к своему собственному поведению.

Что означает «хорошие моральные качества» для гражданства?

Что означает «хорошие моральные качества» для гражданства?

USCIS требует, чтобы заявители доказали, что они обладают хорошими моральными качествами, чтобы пройти натурализацию. Быть человеком с хорошими моральными качествами означает, что человек будет поддерживать и поддерживать ожидания законопослушного члена общества.Эти стандарты должны соответствовать тем же моральным нормам граждан, проживающих в их сообществе. Как правило, человек с хорошими моральными качествами — это честный и уважаемый человек, который следует правилам и положениям закона штата и федерального закона.

Хорошие моральные качества обычно подразумевают, что человек воздерживается от совершения серьезных преступлений. Если заявитель совершил тяжкое преступление с отягчающими обстоятельствами, он не будет признан обладающим хорошими моральными качествами.Признание виновным в совершении некоторых серьезных преступлений, дача ложных показаний в иммиграционном деле или нарушение закона о запрещенных веществах могут повлиять на моральный облик заявителя. Претенденты, совершившие преступления, связанные с моральной распущенностью, могут быть признаны безнравственными. В зависимости от обстоятельств и времени между преступлениями возможно совершить определенные преступления и при этом иметь возможность достичь хорошего морального статуса.

Потенциальный заявитель должен предоставить доказательства, подтверждающие его хорошие моральные качества, за 5 лет до подачи заявления на натурализацию.Сохранение хороших моральных качеств до церемонии присяги имеет решающее значение для получения права на натурализацию. Время, предшествующее этим пяти годам, также может повлиять на суждение о поведении заявителя в зависимости от степени тяжести дела.

Что означает хорошие моральные качества для ускоренного гражданства (что такое ускоренное гражданство)?

Члены, прошедшие службу в вооруженных силах США, могут иметь право на ускоренную натурализацию. Военнослужащие не обязаны соответствовать требованиям к проживанию и могут подать заявление на натурализацию практически сразу.Супруги военнослужащих США, которые размещены или имеют возможность быть размещенными, также могут иметь право на ускорение их натурализации.

Некоторые супруги, находящиеся за границей, также могут натурализоваться, не выезжая в Соединенные Штаты во время процесса натурализации. Супруги, проживающие за границей, не обязаны соответствовать требованиям 5-летнего законного постоянного жителя до подачи заявки, если они проживали в США в качестве законного постоянного жителя не менее 3 лет со своим супругом-гражданином США и если их супруг-гражданин США был гражданином США в течение минимум 3 года.

Военнослужащие и их супруги должны продемонстрировать, что они обладают хорошими моральными качествами, чтобы иметь право на натурализацию. Они должны доказать, что они не совершали серию преступлений, и доказать, что они законопослушные члены общества, отражающие их окружающих граждан. Поскольку период времени между подачей заявки на натурализацию может быть короче для военнослужащих и их супругов, проживающих за границей, период оценки моральных качеств может быть сокращен до трех лет до подачи документов для супругов и до 1 года для военнослужащих.Время, предшествующее этим 3 годам, также может влиять на суждение о поведении заявителя в зависимости от степени тяжести дела. Военнослужащие, которые подают заявление на натурализацию во время «натурализации мирного времени» или после одного года службы, должны продемонстрировать хорошие моральные качества в течение как минимум 5 лет до подачи заявления на натурализацию. Члены, которые служили в определенные периоды боевых действий, должны продемонстрировать хорошие моральные качества как минимум за год до подачи заявления.

https://www.uscis.gov/m military/citizenship-m military-personnel-family-members/citizenship-spouses-and-children-m military-members

https: // www.uscis.gov/policymanual/HTML/PolicyManual-Volume12-PartG-Chapter4.html

https://www.uscis.gov/policymanual/Print/PolicyManual-Volume12-PartI.html

https://www.americanbar.org/publications/gp_solo/2013/september_october/hidden_immigration_benefits_m military_personnel.html

Что означает «хорошие моральные качества» для гражданства? 2018-09-212020-07-15 http://dlgimmigration.com/wp-content/uploads/2016/09/DLG-Logo-header.jpg D’Alessio Law Grouph //dlgimmigration.com/wp-content/uploads/2016/09/DLG-Logo-header.jpg200px200px

Моральное сообщество — обзор

3 Современные позиции

Время, прошедшее с момента просвещения, можно реконструировать как переход от непрямых («антропоцентрическо-эстетических») к прямым служебным позициям, причем позиции велфаристов становятся все более популярными. В настоящее время общепринято считать, что животные — по крайней мере, начиная с данной филогенетической сложности — являются разумными существами и, таким образом, должны быть включены каким-то образом в набор моральных пациентов.

Вехой в установлении позиции велфариста в экспериментах на животных стал документ The Principles of Human Experimental Technique , опубликованный в начале 1992/1959 Уильямом М.S. Russell и Rex Burch, которые постулировали, что гуманные экспериментальные методы должны соответствовать 3R: замена экспериментов на животных, когда это возможно, сокращение количества животных, используемых там, где экспериментов на животных нельзя избежать (т. Е. С помощью сложных экспериментальных планов которые приводят к значительным результатам при использовании меньшего количества животных), и уточнения, методов минимизации боли и страданий, испытываемых животными в данном эксперименте.

Одна из самых влиятельных работ в отношении морального статуса животных — это Animal Liberation (1991/1975) австралийского философа Питера Сингера.Эта книга была написана, чтобы убедить как можно больше читателей отказаться от использования животных, несмотря на их страдания, меньше, чем быть водонепроницаемым учебным произведением. Зингер необычайно успешно пропагандировал свою позицию, но ценой качества аргументации.

Критический анализ его главы, посвященной экспериментам на животных, см. В Russell and Nicoll (1996). С утилитарной точки зрения Зингер утверждает, что разумность является единственным измерением, определяющим набор моральных пациентов, и использует способность страдать в качестве стандартного примера.Из этой аргументации следует два вывода.

Во-первых, обычное использование животных в человеческих целях, которое более или менее неизбежно связано с их страданиями, должно быть осуждено, поскольку страдания животных намного перевешивают человеческое удовольствие в приведенных примерах. Даже в отсутствие списка hedons и dolors, который позволил бы количественно оценить, является ли действие моральным или нет, вычислив последствия для животного и « общего благополучия » (как Портер пытался провести эксперименты на животных в 1992 году), большинство утилитаристы, включая Сингера, согласны с особым статусом существ, способных планировать и предвидеть будущее.Для этих существ предполагается утилитаризма предпочтений , который принимает удовлетворение предпочтений как хорошее, тогда как гедонистический утилитаризм предполагается для остальных живых существ. Поскольку обычно считается, что выполнение предпочтений имеет больший моральный вес, чем внутренние ценности гедонистического утилитаризма, это исключает возможность использования этих субъектов против их воли способами, которые причинят им вред, но будут полезны для остальной моральной части. сообщество.

Но, с другой стороны, использование разумности как единственного критерия для определения нравственных пациентов имеет обратную сторону, которую даже утилитаризм предпочтений не может избежать. Он не осуждает принесение в жертву так называемых человеческих маргинальных случаев , таких как новорожденные с анэнцефалией или коматозные пациенты, которым нельзя приписать никаких предпочтений из-за отсутствия сознания или даже чувствительности в целях общего благополучия, учитывая, что никакие другие люди, такие как родители, не страдали бы. это. Это явно отклоняется от этической интуиции, которой придерживается большая часть населения Западного полушария.Считается, что использование человеческих маргинальных случаев для исследований аморально, в то время как использование животных, которые могут пострадать больше, считается менее проблематичным, если не целесообразным при определенных обстоятельствах.

Хорошо осознавая это, Сингер использует для этого понятие спесисизм по аналогии с расизмом, цитируя сравнение Бентама с рабством среди других в качестве примеров исключения данного набора (в примерах всегда человеческих) субъектов из набора моральных принципов. Пациенты в определенном обществе ни в коем случае не являются гарантией того, что это ограничение не будет признано неуместным следующими поколениями.Он призывает не использовать в исследованиях ни высших млекопитающих, ни людей, но его позиция логически включает в себя наличие обстоятельств, оправдывающих принесение в жертву людей, а также других млекопитающих.

Утилитаристские позиции, кроме того, позволяют каждому моральному агенту убивать моральных пациентов быстрым и безболезненным способом, при условии, что никто другой не страдает от этого (« аргумент тайного убийства »), если только не делается дополнительное предположение о том, что он жив как гедон, например, основанный на возможные положительные впечатления в будущем.Помимо того, что это противоречит интуиции в случае с людьми, это также позволяет проводить так называемые конечные эксперименты в науках о жизни, которые подвергают (гуманно выращенных) животных анестезии и приносят их в жертву после завершения эксперимента, так как не будет вызвано никаких страданий.

Существует множество попыток избежать проблем, связанных с маргинальными человеческими случаями, в том числе использовать деонтологическое следствие, что человеческая жизнь защищена, даже если она не соответствует утилитарным критериям статуса морального пациента.Это может отражать этические интуиции, по крайней мере, западного населения, но это именно то отношение, которое критикуется как специфическое. Здесь возникает конфликт между двумя задачами философской этики: с одной стороны, она должна организовать набор моральных интуиций в целостную систему, а с другой стороны, она должна основываться на выросших, а иногда и бессвязных моральных интуициях и отражать их. эпохи.

In The Case for Animal Rights Том Риган (1983) отвергает утилитарные основы прав животных помимо других по вышеуказанным причинам и предлагает деонтологическую альтернативу.Отправной точкой является тщательный вывод критериев для моральных пациентов. Все те существа, которые обладают психофизической идентичностью во времени, убеждениями, желаниями и чувством будущего, включая собственное будущее, определяются как «субъекты жизни». Риган обосновывает свою деонтологическую позицию, пытаясь выполнить определенные условия. формальные требования, среди которых концептуальная ясность, рациональность, беспристрастность и соответствие отраженным моральным принципам (рассматриваемым убеждениям). На этом основании он считает наилучшей этической позицией приписывать неотъемлемую ценность всем предметам жизни.Эта внутренняя ценность поддерживается субъектом, тогда как утилитарная внутренняя ценность поддерживается переживаниями субъекта (hedons and dolors). Риган критикует это как трактовку предмета как «всего лишь вместилище» опыта.

Риган выводит несколько принципов, первым из которых является принцип уважения : моральные агенты обязаны относиться к людям с присущей им ценностью таким образом, чтобы уважать эту ценность. Из этого выводится принцип вреда : каждый моральный агент имеет прямую обязанность не причинять вреда каким-либо моральным пациентам, оборотной стороной которого является неотъемлемое право морального пациента не пострадать.

Вред наносится через причинение вреда или лишения, и поскольку убить «предмет жизни» — значит лишить морального пациента его будущего опыта, все убийства прямо осуждаются точкой зрения Риган, которая исключает одно из слабости утилитаризма.

Риган выводит больше принципов, показывая, что с точки зрения прав человека аморально отрицать изначальную ценность предметов жизни, используя их в медицинских исследованиях, даже если общее благосостояние будущих поколений будет гарантировано. .Внутренние ценности, такие как общее благосостояние и внутренние ценности, несоизмеримы и не могут противопоставляться друг другу.

В то время как утилитарные противники исследований на животных обязаны обсуждать потенциальные выгоды от исследований, включая не только потенциальные результаты, но также выгоды для ученых, поставщиков научного оборудования и т. Д. Реган может в первую очередь избежать этой дискуссии: ‘ исследования должны увести направление от использования каких-либо моральных агентов или пациентов.’

Будучи следствием концепции« без учета последствий », требующей уважения к неотъемлемой ценности моральных пациентов в приведенных выше примерах, точка зрения прав имеет значительные недостатки, когда дело доходит до исключений. Риган интерпретирует точку зрения о правах как совместимую с нарушением других ценностей в целях самообороны или путем наказания других моральных агентов помимо других случаев. Обоснование в основном черпается из нашей (отраженной) «моральной интуиции».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.