Что такое правильная речь: Правильная речь – признак уверенности, профессионализма и грамотности

Содержание

Правильная речь – признак уверенности, профессионализма и грамотности

Речь является одним из важнейших инструментов влияния. С помощью речи мы ведем переговоры, отдаем распоряжения, презентуем идеи, убеждаем клиентов, говорим комплименты, выражаем просьбы, признаемся в любви. Хорошо поставленная речь в наше время ценится все больше, потому что является признаком уверенности, профессионализма и грамотности.

Речь надо регулярно тренировать, вводя в привычку правильные обороты, активные конструкции, приобретая свой собственный стиль и в то же время следуя правилам. Заниматься речью следует регулярно. Стоит нам чуть-чуть расслабиться, как речь тут же покажет и неуверенность, и сомнение, а также пренебрежение, нетолерантность, скепсис и все прочее, что мы можем испытывать в конкретный момент времени. Особенно важно все сказанное для руководителей, ведь они, с одной стороны, являются лицом компании для внешнего мира, а другой – это люди, которые формируют видение и восприятие компании своими сотрудниками. При этом речь – это рабочий инструмент руководителя, и с ним недопустимо обращаться безалаберно.

К каким основным аспектам нужно внимательно относиться?

В первую очередь, речь отражает уверенность.

Когда человек не уверен, испытывает стресс или даже лжет, такие «проговорки» как «честно говоря», «на самом деле», «в общем», «в принципе» – выдают его с головой. Участившиеся слова-паразиты или звуки «эээ…» для заполнения пауз, когда мы тщательно подбираем слова, также не добавляют нам убедительности и мешают восприятию. Зачастую мы даже начинаем говорить гораздо больше и не по делу, подсознательно маскируя неуверенность за словами.

Чтобы звучать уверенно на переговорах, важно к ним хорошо подготовиться. Нужно изучить позицию оппонента, его сильные и слабые стороны, его проблемы и «боли» и сформулировать для себя свою позицию, тщательно и взвешенно подобрав формулировки, возможно, «протестировав» их на знакомых и коллегах.

Речь отражает активность нашей жизненной позиции.

Получить представление о жизненной позиции говорящего мы можем по употреблению им активной и пассивной лексики.

Для руководителя недопустимо злоупотребление такими пассивными конструкциями, как «мне пришлось», «так получилось», «мне дали» и т.д.

О склонности человека к активным действиям свидетельствуют активные конструкции. Лидер скорее скажет «я сумел», «я добился..», «поднял…», «повысил…», чем «мне удалось», «это привело к тому, что…». Поэтому в речи старайтесь отдавать предпочтение активным глаголам «мы сделаем», «мы добьемся», чем «будет сделано», «будет получено». Еще лучше – если эти слова будут звучать в контексте команды.

Речевые обороты могут показать авторитет и даже напор.

Мы часто формулируем просьбы в сослагательном наклонении («не будет ли любезен многоуважаемый Джинн?») и, конечно, при этом звучим более вежливо и деликатно, как велит нам воспитание и этикет. Однако когда на собеседника нужно активно повлиять, такие конструкции, увы, не служат этой цели. Особенно, если в них зашита частичка «не». Если вы хотите звучать более убедительно, формулируйте вопросы без этой частички – не «Не хотели бы вы….», а «Хотите ли вы?..», не «Не поедете ли Вы с нами…», а «Давайте поедем…».

Немаловажным аспектом является грамотность речи.

К сожалению, в последнее время в интернете все больше встречается орфографических и пунктуационных ошибок, однако это не может служить руководством к действию для современного лидера. Следить за грамотностью – совсем не лишнее занятие для глав компаний, отделов и руководителей бизнеса. Грамотная речь поднимает вас на уровень выше, добавляет авторитета в придачу к уже имеющейся харизме и энергии. Замечательно, что сейчас повышается интерес к родной речи, появляются курсы русского языка для руководителей, где можно интенсивно позаниматься, проверить и подкрепить свои знания. 

И при всем при этом важно, чтобы речь руководителя была живой, теплой, зажигающей. Вместе с рассказами о методах «повышения эффективности» и «оптимизации интеграции» рекомендую вам рассказывать истории. Все выдающиеся ораторы современности рассказывали личные истории – о себе, о своих проблемах и уроках, о поворотных моментах. Через истории лидеры передают ценности, цели, видение и стратегию так, что это трогает слушателей за душу и бьет точно в цель. Истории являются недирективным методом научить, указать путь, они мотивируют людей. Послушайте речи Стива Джобса, Илона Маска, Сета Година. Яркие истории падений и взлетов, моментальное воздействие на эмоции слушателей, выпуклая мораль, мировая известность выступлений. Воистину, слово может двигать горы!

Лариса Зорина — бизнес-тренер, коуч (сертификат немецкого союза коучей Deutsches Verband Coaching), основатель Лаборатории публичной речи и коммуникации Step2Future, автор тренингов, среди них «Магия публичной речи. Принцип сторителлинга», автор мини-книги «7 способов обрести уверенность в публичных выступлениях». Имеет 16-тилетний опыт публичных выступлений. Удостоена высшей награды международного клуба ораторского мастерства и лидерства Toastmasters Int.

Училась ораторскому искусству и сторителлингу у ведущих европейских мастеров.

Автор статьи: Лариса Зорина

Правильная речь – залог успешного обучения в школе.

С каждым годом возрастает количество детей имеющих проблемы в речевом развитии. К началу обучения в школе у многих из них отмечаются нарушения звукопроизношения, несформированность фонематических процессов, лексико – грамматического строя и связной речи.

Зачастую родители не относятся к недоразвитию речи своего ребенка как к серьезной проблеме. Многие считают, что «все само разовьется, да и в школе всему обучат». Однако, именно дети с различными речевыми отклонениями чаще всего становятся неуспевающими школьниками.

Неясная речь ребенка значительно затрудняет его взаимоотношения с людьми и нередко накладывает негативный отпечаток на характер.  Дети, имеющие недостатки речи, болезненно ощущают их, становятся молчаливыми, замкнутыми, нерешительными.

Буквально с начала школьного обучения ребенок широко пользуется речью: дает ответы в присутствии всего класса, задает вопросы, читает вслух, при этом недостатки речи обнаруживаются сразу.

Недоразвитие устной речи влияет на формирование письменной речи  и, как правило, является  причиной неуспеваемости  школьников по русскому языку и чтению. В результате у детей на письме появляются многочисленные дисграфические и орфографические ошибки: пропуски, вставки, перестановки букв или слогов, нарушения структуры слов и границ предложений, неверное написание предлогов и приставок.  К нарушению письменной речи приводит недоразвитие зрительного гнозиса, анализа и синтеза, пространственных представлений, что характерно для детей данной категории.  Это проявляется в замене графически сходных рукописных букв или в неправильном расположении элементов букв.

Недоразвитие различных звеньев речевой системы, при отсутствии специальных коррекционных занятий, может повлечь за собой ряд вторичных отклонений: недостаточность сенсорных, временных и пространственных представлений, снижение уровня памяти; недостаточную целенаправленность и концентрацию внимания, снижение уровня обобщений, недостаточное умение строить умозаключения, устанавливать причинно-следственные связи.

Какими  речевыми навыками и умениями должен владеть будущий первоклассник:

  • сформированность звуковой стороны речи: ребенок должен овладеть правильным, четким звукопроизношением;
  • умение слышать и различать, дифференцировать звуки родного языка;
  • готовность к звукобуквенному анализу и синтезу звукового состава речи: умение выделять гласный звук из состава слова, анализ гласных из трех звуков, анализ обратного слога, слышать и выделять первый и последний звук в слове и т.д.
  • умение пользоваться разными способами словообразования, правильно употреблять слова с уменьшительно – ласкательным значением, умение образовывать слова в нужной форме, выделять звуковые и смысловые различия между словами, образовывать прилагательные от существительных;
  • сформированность грамматического строя речи: умение работать с предложением, правильно строить простые предложения, видеть связь слов в предложениях, распространять предложения второстепенными и однородными членами; работать с деформированным предложением, самостоятельно находить ошибки и устранять их, составлять предложения по опорным словам и картинкам;
  • владение связной речью: умение использовать в своей речи развернутые высказывания, владеть пересказом текста, составлять рассказы по картинке (серии картинок), составлять самостоятельно рассказ – описание.

Речь – это сложная функция, и развитие ее зависит от многих моментов.

Большую роль здесь играет и  влияние окружающих: ребенок учится на примере речи близких ему людей.

Вот несколько советов родителям для развития правильной речи у детей:

  • Разговаривайте с детьми и при них грамотной культурной речью.
  • Ежедневно читайте ребенку.
  • Как можно чаще ведите диалог с ребенком, просите его рассказывать вам о чем-либо.
  • При беседе с ребенком все слова произносите четко и внятно, во фразах меняйте слова местами.
  • Не принуждайте ребенка заниматься, а попробуйте внести в занятия элемент игры.
  • Не перегружайте ребенка в стремлении сделать из него идеал.
  • Используйте музыкальные ритмы, постукивания, изменения интонации при общении с ребенком.
  • Развивайте мелкую моторику рук.
  • Не ругайте и не наказывайте ребенка из-за проблем с речью.

Примеры речевых игр, которые помогут вам с ребенком весело и с пользой провести время.

«Придумываем сказку».

Предложите ребенку придумать вместе сказку. Сначала вы говорите одно предложение, затем ребенок говорит свое предложение, продолжая ваш сюжет. И так по очереди, по одному предложению вы придумываете сказку.

«Игра в слова».

Игроки по очереди называют слово на последнюю букву предыдущего слова. Или можно изменить правила и говорить все слова только на определенную букву.

«Похожие слова».

Называем ребёнку ряд слов, и просим определить, какие два из них похожи по смыслу и почему. Объясняем ребёнку, что похожие слова — это слова-приятели. А называют их так, потому что они похожи по смыслу.

Приятель — друг — враг;

Грусть — радость — печаль;

Еда — очистки — пища;

Труд — завод — работа;

Танец — пляска — песня;

Бежать — мчаться — идти;

Думать — хотеть — размышлять;

Шагать — сидеть — ступать;

Слушать — глядеть — смотреть;

Трусливый — тихий — пугливый;

Старый — мудрый — умный;

Бестолковый — маленький — глупый;

Смешной — большой — огромный.

«Два приятеля»

Придумай слова-приятели к данным словам: крошечный — (маленький), смелый — (храбрый), прекрасный — (красивый) и т.д.

«Семейная олимпиада».

В эту игру интереснее играть всей семьёй, а соревновательный азарт будет способствовать интересу у ребёнка к таким играм.

Загадываем любое слово, обозначающее предмет. Каждый из играющих должен подобрать к нему как можно больше слов-признаков, отвечающих на вопросы «какой?», «какая?», «какое?», «какие?». Например: трава (какая она?) — зеленая, мягкая, изумрудная, шелковистая, высокая, густая, скользкая, сухая, болотная … Побеждает тот, кто назовет последним слово-признак.

«Два брата».

Для этой игры нам понадобятся картинки двух разных человечков.

Предлагаем ребёнку послушать историю о двух братьях.

Жили-были два брата. Одного звали Ик, он был низкого роста и худенький. А другого звали Ищ, он был толстый и высокий. У каждого из братьев было своё жилище. У Ика был маленький домик, а у Ища — большой домище. У Ика был носик, а у Ища — носище. У Ика были пальчики, а у Ища — пальчища.

Предлагаем ребёнку подумать, что могло бы быть у каждого из братьев в их облике, доме. Если ребёнок затрудняется, можно продолжить дальше, называя предмет только одного из братьев.

Глазик — глазище; ротик — ротище; зубик — зубище; котик — котище; кустик — кустище; шарфик — шарфище; ножик — ножище; коврик — коврище; слоник — слонище.

«Назови ласково».

Мы сегодня будем играть в ласковые слова. Послушай, как красиво звучит:

Цветок красный, а цветочек красненький.

Далее мы произносим только часть фразы, а ребёнок ее заканчивает.

Яблоко сладкое, а яблочко … (сладенькое).

Чашка синяя, а чашечка … (синенькая).

Груша жёлтая, а грушка … (желтенькая).

Ведро синее, а ведерко … (синенькое).

Солнце теплое, а солнышко … (тепленькое).

Цыпленок пушистый, а цыпленочек … (пушистенький).

Дом низкий, а домик … (низенький).

Морковь вкусная, а морковочка … (вкусненькая)

Компьютер, телевизор и новомодные гаджеты  не заменят детям вашей живой речи и общения. Учите ваших детей красиво и грамотно говорить, выражать свои мысли, уметь слушать и слышать, — и школьное обучение не покажется вам и вашему ребенку тяжелым и сложным.

 

Логопед ГКУСО МО «Серпуховский ГСРЦН» Паринская И.А.

Развитие правильной речи

             Когда начинается развитие детской речи? Для родителей – в тот незабываемый день, когда малыш произнёс первые слова: мама, папа, дай, на. А на самом деле – гораздо раньше. Этому дню предшествуют недели и месяцы, в течение которых ребёнок учится отличать одни речевые звуки от других, близких по звучанию, а его губы, язык, мягкое нёбо (всё это по – научному называется артикуляционный аппарат) приобретают гибкость и подвижность, необходимые для правильного и чёткого произношения звуков и слов.

     Речь – явление социальное и служит средством общения людей друг с другом. Своевременное и правильное речевое развитие — необходимое условие формирования личности ребёнка. Благодаря речи малыш познаёт окружающий мир, накапливает знания, расширяет круг представлений о предметах и явлениях, овладевает нормами общественного поведения. Усвоение речи в дошкольном возрасте – необходимое условие для овладения грамотой, для дальнейшего обучения в школе.

     На пятом — шестом году жизни речь ребёнка становится более разнообразнее, правильнее, богаче. В этом возрасте следует продолжать знакомство ребёнка с новыми словами, приучать его точно называть качество предметов, определять, из чего они сделаны (стол, стул, шкаф – из дерева; банка, ваза, стакан – из стекла и т.д.), находить в предметах сходство и различие, знать такие временные понятия, как утро, день, вечер, вчера, сегодня, завтра; пространственные отношения: справа —  слева, впереди – сзади, наверху – внизу. Для развития умения находить сходные и различные признаки в предметах можно дать ребёнку такое задание: «Внимательно рассмотрим два яблока. Одинаковые яблоки или нет? Чем они похожи и чем отличаются друг от друга?». Ребёнок обнаруживает, что одно яблоко большое, красное, с пятнышком на боку, сладкое, другое – маленькое, зелёное, кислое. Если ребёнок упускает какие – то признаки, то взрослый может задать наводящие вопросы или сам назвать их.

     Нередко дети путают временные понятия: вчера и завтра, утро и вечер, весна и осень. Приведённая ниже игра научит ребёнка ориентироваться в таких, ещё очень сложных для него понятиях.

·       «Когда это бывает». Назовите один или несколько признаков какого-нибудь времени года, а ребёнку предложите определить, о каком времени года идёт речь:

     — Когда дети катаются на санках? (Зимой.)

— Когда распускаются почки на деревьях, появляются первые листочки? (Весной.)

— Когда в лесу поспевают ягоды, можно купаться в реке? (Летом.)

— Когда улетают птицы на юг, желтеют листья? (Осенью. )

Уточните и закрепите знания ребёнка о временных и пространственных отношениях.

— Когда заходит солнышко? (Вечером.)

— Какой рукой ты рисуешь? (Правой.)

     Необходимо обращать внимание на грамматическую правильность речи ребёнка. Проверьте, как он связывает слова между собой. Спросите его, какая у него кукла (машинка). «Красивая», — ответит ребёнок. «А ещё какая? Большая или маленькая?» — «Большая», — говорит он. «А карандаш какой?» — «Красный, длинный».

     Развитие разговорной речи является важным этапом в формировании у ребёнка связной речи. В этом возрасте  малыш очень любит рассказывать о чём – то, делиться своими наблюдениями, впечатлениями, сочинять. Как бы вы ни были заняты, надо поддержать речевую активность ребёнка, уметь выслушать его и тактично исправить, допущенные в речи грамматические ошибки.

 

     Для того чтобы речь ребёнка развивалась правильно, чтобы он овладел ею в полной мере в дальнейшем, родителям необходимо соблюдать ряд условий.

·       Не старайтесь ускорить ход естественного речевого развития ребёнка. Не перегружайте его речевыми занятиями. Игры, упражнения, речевой материал должны соответствовать его возрасту.

·       В общении с ребёнком следите за своей речью. Говорите с ним не торопясь, звуки и слова произносите чётко и ясно.

·       Не подделывайте под детскую свою речь, не злоупотребляйте также уменьшительно – ласкательными суффиксами, так как всё это тормозит речевое развитие ребёнка.

·       Своевременно устраняйте недостатки речи ребёнка. Стремясь указать неточности и ошибки, встречающиеся в его речи, будьте чрезвычайно осторожны и ни в коем случае не смейтесь над ним.

·       Не оставляйте без ответа вопросы ребёнка. И не забудьте проверить: понятен ли ему ваш ответ?

Правильная речь

Правильная речь

Правильная речь – залог успешного обучения в школе.

Все родители мечтают о том, чтобы учился ребёнок легко и с удовольствием. А это во многом зависит от того, как ребёнок подготовлен к школе.

Вместе с ребёнком за семь лет дошкольной жизни вы построили фундамент из многих кирпичиков. И чем крепче этот фундамент, тем увереннее будет чувствовать себя ваш ребёнок в новой школьной жизни. 

Одним из важных кирпичиков в этой постройке является речевое развитие ребёнка. Устная речь является основой для письменной речи. Чем лучше у ребёнка развита устная речь, тем легче он овладеет в школе письмом и чтением.

Хорошая, развитая речь – это основа успешного обучения в школе. Речь, как рука, состоит из пяти взаимосвязанных составляющих. Недоразвитие   одной из них делает речь неполноценной.

Первое — произношение. Неправильное произношение затрудняет обучение чтению и письму, особенно если ребёнок в речи заменяет одни звуки на другие. А если у ребёнка нарушено произношение нескольких звуков, то это затрудняет процесс общения как со взрослыми, так и с детьми.

Важное влияние особенности артикуляционного аппарата оказывают на темпо-ритмические характеристики чтения. Затруднения в артикулировании проявляются в том, что ребёнок медленно читает, долго читает по слогам, затрудняется в понимании прочитанного.

        

Второе — это фонематическое восприятие, то есть способность слышать звуки речи, определять количество и последовательность звуков в слове, количество слов в предложении. Фонематическое восприятие – это своеобразный кит, на котором держится обучение чтению и письму. Несформированность фонематического слуха приводит к тому, что учащиеся нередко не различают твёрдое и мягкое звучание согласных, в дальнейшем допускают много ошибок на грамматические правила (безударные гласные, удвоенные согласные, разделительный мягкий знак).

Третье – словарь, то есть количество слов, которые ребёнок знает, смысл которых понимает и использует в активной речи. Низкий ограниченный словарный запас в дальнейшем затрудняет и понимание объяснений учителя, подбор проверочных слов, понимание прочитанного и пересказ, заучивание стихотворений. Объём и качество словаря напрямую зависят от того, насколько полноценным является его общение. Поэтому родителям необходимо знакомить ребёнка с новыми предметами, явлениями, их названиями. Важно беседовать с ребёнком, задавать вопросы, создавать ситуации, в которых ребёнок может порассуждать.

Четвертое – лексико — грамматический строй речи, то есть умение ребёнка правильно, грамотно построить фразу. Несформированность грамматических представлений (трудности словообразования, словоизменения, неправильное употребление предлогов, окончаний) в дальнейшем приводит к трудностям в овладении письменной речью, то есть к аграмматизму.

И пятое – связная речь. Ребёнок должен уметь логично, последовательно пересказать какое-то событие или свои впечатления о чём-либо. Наибольшие трудности в младших классах испытывают дети, не умеющие связно, последовательно и ясно излагать свои мысли, объяснять то или иное явление, а на более поздних этапах обучения ученики не владеют навыками написания изложения и сочинения. Речевые навыки дети приобретают лишь в общении с окружающими и поэтому очень важна правильная, красивая, литературная речь взрослого.

О письме. Для того, чтобы у ребёнка был красивый, ровный почерк необходимо развивать мелкую моторику рук. У ребёнка 6-7 лет ещё недостаточно развиты мышцы кисти рук, наблюдается низкая координация движений, не закончилось окостенение запястья и фаланг пальцев. Поэтому этот возраст является очень благоприятным для развития ручной умелости и графомоторных навыков.

О чтении. Учить читать до школы можно, но учить нужно правильно. Главная ошибка родителей, когда они учат ребёнка читать — это неправильное произношение звуков. Учите детей не буквам , а звукам, без призвуков (М, Н,Л, а не МЭ, ЭЛЬ, ЭН и т.д.).

В последний перед школой год нужно постараться преодолеть все недоработки психологической подготовки ребёнка к обучению в школе. Подумайте, умеет ли ваш ребёнок внимательно слушать, отвечать на вопросы, подчиняться требованиям старших, всегда ли доброжелательно относится к окружающим.

Задача родителей – не опережающее изучение программы первого класса, а всестороннее развитие ребёнка. Посещайте вместе с ребёнком различные выставки, музеи, совершайте интересные поездки. Каждому первокласснику необходимы знания о жизни нашей страны, о родном городе или посёлке, о труде взрослых членов семьи, о природе родного    края. В процессе приобретения этих знаний формируется необходимая интеллектуальная активность, рождается радость познания.

Учитель-логопед

Гончарова Анна Александровна

 

Заметки о культуре русской речи

ПРАВИЛЬНАЯ РЕЧЬ И ГРАММАТИКА ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

ПОХВАЛЬНОЕ СЛОВО ГРАММАТИКЕ

В знаменитой «Российской грамматике» М. В. Ломоносова содержится похвальное слово этой науке: «Тупа оратория, косноязычна поэзия, неосновательна философия, неприятна история, сомнительна юриспруденция без грамматики»[10]. Что заставило гениального ученого, человека, знавшего и понимавшего сложнейшие стороны жизни природы и общества, написать эти слова? Почему науке, изучающей грамматику языка[11], Ломоносов возносит такую высокую хвалу? Не ошибся ли наш знаменитый соотечественник?

Нет, не ошибся. Ведь грамматика как наука занимается изучением грамматического строя языка. Следовательно, эта наука помогает людям сознательно применять грамматические правила и законы, сознательно использовать бесчисленные речевые ресурсы грамматического строя. А это значит, что человек, изучивший грамматику, усвоивший ее рекомендации, умеет обогащать свою речь, делать ее более сильной и выразительной.

Грамматический строй русского языка, подобно словарному составу, необыкновенно гибок, разнообразен. Например, грамматика позволяет выразить одно и то же грамматическое (предельно общее) значение разными средствами морфологии. Так, значение принадлежности может быть передано двояким образом: шарф Пети и Петин шарф, книга Нины и Нинина книга, пальто Кости и Костино пальто… По-разному выражается значение указания на материал, из которого изготовлен какой-либо предмет: серебряная ваза и ваза из серебра, железный ключ и ключ из железа, замшевые перчатки и перчатки из замши. ..

Особенно богаты синтаксические правила русского языка. Попытаемся припомнить, как различны синтаксические особенности языка Пушкина и Л.Толстого, Ьлока и Маяковского, Оренбурга и Леонова… В одних случаях нам удобны сложные, сильно разветвленные высказывания, в других — мы обходимся предложениями простыми, с небольшим количеством слов. Нередко мы замечаем, что одну и ту же мысль можно выразить и сложнее и проще, например, сложным предложением со многими частями, с союзной и бессоюзной связью или несколькими простыми предложениями. Одним словом, возможности разнообразить речь, даваемые русским синтаксисом, велики. Но это вместе с тем значит, что и число различных синтаксических правил, предписывающих нам, как именно должно -быть построено высказывание, также велико.

Нормы грамматики объективны, т.е. они не зависят от воли и желания отдельных людей. Конечно, эти законы, нормы с течением времени изменяются, хотя и очень медленно.

Одним из свидетельств изменения грамматических норм оказываются их «колебания». Это значит, что язык иногда допускает использование двух вариантов какого-либо грамматического правила, двух вариантов установившейся нормы.

Вот, например, нам нужно решить, как правильно — инсп?кторы или инспектор?, в ?тпуске или в отпуск?, мах?ют или м?шут? Найдутся, по-видимому, такие читатели, которые скажут, что правильно инспектор?, в отпуск?, м?шут. Но найдутся и такие, которые признают правильными формы инсп?кторы, в ?тпуске, мах?ют. Кто же прав? В сущности, правы и те и другие. Почему? Потому что инсп?кторы — это форма, не ушедшая окончательно из языка; инспектор? — относительно новая форма, получившая права гражданства в языке сравнительно недавно. В ?тпуске — книжная форма, в отпуск? — разговорная, и обе эти формы литературной нормой признаны. Одинаково применяются формы мах?ют и м?шут. Значит, спор в подобных случаях — — что лучше? — оказывается теоретически безосновательным. Иное дело — можно ли сказать учители русского языка? Ответить нужно очень определенно: «Нет, нельзя».

В речи мы не всегда умеем правильно, т.е. в соответствии с нормами грамматики литературного языка, употребить ту или иную форму. Нас затрудняют и варианты нормы, и нормы вполне определенные, однако по тем или иным причинам часто нарушаемые. Знакомство с вопросами речевой культуры требует хотя бы неполного и очень краткого обзора именно таких норм.

ПРАВИЛЬНАЯ РЕЧЬ — Тхеравада.рф

ПРАВИЛЬНАЯ РЕЧЬ (Sammā Vācā)

Дост. докт. Ревата Дхамма

Пер. с англ.: Цветкова Павла 
Источник: dhammaeverywhere.ru

«O бхиккху (монахи), что такое правильная речь (samma-vacca)? Это воздержание и отказ от лживой речи, отказ от клеветнической речи, отказ от гневной и грубой речи полной ненависти или оскорбительных выражений, отказ от легкомысленной или бесполезной болтовни. Бхиккху, воздержание от этих четырех неблагих типов речи называют правильной речью». Дигха-никая 2.312

В соответствии с этим определением, необходимо понять, что беседы на религиозные и духовные темы или просто правдивость в речи не являются правильной речью. Суть правильной речи заключается в воздержании от неблагой, неправильной речи. Следует отметить, что если в тот момент, когда возникают подходящие обстоятельства для произнесения лжи, клеветы, для использования оскорбительных выражений или для бесполезной болтовни, вы воздерживаетесь от подобной неблагой речи, то таким образом вы закладываете основы для практики правильной речи. В действительности, тот, кто воздерживается от лживой речи, будет использовать только такую речь, которая является правдивой, мягкой, которая будет приносить пользу и способствовать гармонии. Существенный момент здесь в том, что тот, кто воздерживается от неправильной речи, выстраивает благодаря этому нравственную основу пути.

Более того, в тот момент, когда кто-то видит, слышит, чувствует запах, ощущает прикосновение или размышляет, и к нему приходит понимание благодаря осознанности и прозрению, что эти чувственные объекты непостоянны, то в этом случае у него не будут возникать какие-либо омрачения, которые могли бы стать причиной неблагой речи. Таким образом, посредством медитации осознанности каждый может на время предотвратить возникновение омрачений (kilesa). Однако если вы развиваете прозрение и достигаете надмирского благородного пути и осуществляете Ниббану (Просветление), то в этом случае неправильная речь полностью исчезает. По мере постепенного достижения определенных стадий святости, последовательно искореняются умственные омрачения, которые являются причиной неправильной речи.

Считается, что на первой стадии святости (sotāpanna) искореняется лживая речь, на третьей стадии святости (anāgami) искореняется клевета и использование оскорбительных выражений в языке. На четвертом, заключительном этапе святости (arahant), исчезает склонность к легкомысленной речи или бесполезной болтовне. Здесь речь необходимо понимать как любое речевое действие, связанное с использованием голоса, и которое происходит от осознанного умственного намерения или неосознанного, то есть по беспечности или легкомысленности, как проявление главенствующего состояния ума. Если ум нечист, то ваша речь будет несовершенной, а если ум чист, то речь в этом случае будет правильной, надлежащей. Вот почему очень важно, чтобы ум был чист.

Постановка правильной речи на курсах школы Останкино ТВ Ольги Спиркиной

Дата публикации: 14.12.2019 04:50

Люди, которые всерьез занимаются ораторским искусством, добиваются поразительных результатов. Они превращают собственную речь в настоящую визитную карточку. Это касается актеров, телеведущих, радиодиджеев, педагогов с многолетним стажем работы и даже политиков, которым по долгу службы приходится публично выступать и общаться с избирателями. Но навыки убедительной и красивой речи сегодня нужны и многим другим специалистам. Бизнес-тренерам, менеджерам по продажам, PR-директорам, руководителям самого разного уровня. Занятия ораторским искусством – штука полезная, но найти время на них удается не всегда. Если это про вас, воспользуйтесь нашими простыми советами и занимайтесь речью в домашних условиях.

Дышите правильно. Встаньте перед зеркалом и положите руку на живот. Сделайте глубокий вдох так, чтобы поднялась не грудная клетка, а именно брюшная полость. Повторяйте ежедневно до тех пор, пока «дышать» животом не станет просто. Это обеспечит достаточные паузы в речи, поможет расставлять интонационные смысловые акценты и выговаривать длинные фразы. И помните, спорт для оратора – обязательная вещь. Выносливые мышцы живота – долгая и отчетливая речь. Бегайте, прыгайте, танцуйте чаще.

Работайте со звуком. Чтобы понять, насколько хорошо вас слышно, в просторном помещении почитайте стихи или прозу. А ваш напарник пусть послушает из разных углов комнаты. Громкость поддается «тренировке». Для этого заведите привычку читать вслух, громко и с эмоциями ежедневно по 10-15 минут. Декламируйте стихи, пойте песни, кричите, когда есть такая возможность (в лесу на прогулке, например). Ваш голос станет громче, а связки привыкнут к повышенным нагрузкам.

 

Отрегулируйте скорость. Если бы у публичных выступлений были правила, то первым было бы – не торопитесь. Выбирайте скорость речи правильно. Живой зал, десятки внимательно смотрящих глаз, свет, звук. Все это непривычно и вызывает в организме настоящий стресс. От этого мы начинаем волноваться, «проглатывать» окончания слов и нарушать логико-интонационные связи. Чтобы этого не происходило, найдите в Интернете видео с артикуляционной разминкой. Проделайте ее непосредственно перед выступлением. Это поможет сознательно снизить скорость речи.

Говорите с эмоцией. Излишняя сухость спикера, как и чрезмерная эмоциональность, утомляет. Тренируйте речь, рассказывая истории, анекдоты, читая стихи и прозу с выражением. Особенно хороши пьесы по ролям. А еще можно выполнять просто упражнение. Выберите любую фразу и произнесите ее с десятью разными эмоциями: радость, грусть, возмущение, злость, удивление, робость и т.д.

Будьте четче. Плохая дикция – бич современных спикеров, но с этим можно бороться. Во-первых, не выбрасывайте пробки от вина. Это прекрасный тренажер. Зажмите пробку зубами и читайте вслух. Отличное упражнение на развитие дикции – скороговорки. Начинайте медленно и постепенно увеличивайте ритм. Сложные сочетания согласных тоже великолепно развивают речь. 

Нет словам-паразитам. Включите диктофон на телефоне и поговорите на свободную тему минуты три-четыре. Прослушайте запись и выявите слова, которые вы повторяете чаще всего. «Как бы», «собственно», «соответственно», «проще говоря» и прочее. Это ваши слабые места. Мусор, который засоряет речь. Избавьтесь от него. 

Держите паузу. Получив вопрос из зала, не спешите на него отвечать. Мхатовских пауз не нужно, но небольшая комфортная задержка в 1,5-2 секунды позволит вам перевести дыхание, а мозгу подобрать нужные слова.
Учитесь. Речь не станет красивой и грамотной сама по себе. Ею необходимо регулярно заниматься. Читайте орфоэпические и толковые словари, чтобы не путаться в ударениях и расширять словарный запас. Смотрите бесплатные видео с упражнениями по речи, которые можно выполнять в домашних условиях. Делайте артикуляционную разминку, но главное, выступайте чаще! Непосредственное говорение тренирует правильную речь лучше всего.
 

Педагоги курса «Техника речи»

Итак, успешного вам обучения! Пусть мастерство публичного выступления станет вам надежным помощником, и навсегда забудете свой первый вопрос: как не бояться выступать на публике.

Подробнее о курсе: «Курсы по технике речи»
Заявка на обучение: Оставить заявку на обучение >>>
Адрес: 109004 г. Москва, ул. Академика Королёва, дом 19. Здание Телецентра Останкино, АСК-3.
Телефон:  +7 (495) 722-03-29 (многоканальный)
Срок обучения: 2 месяца (суббота, воскресенье), с 11.30 до 17.00 один перерыв
Подробности: Количество человек в группе до 18. По окончании курса выдается сертификат

Как выработать навыки правильной речи дома

Автор: Куртенэ М.

Вы можете помочь развить правильную речь дома. Источник изображения: blogs.trb.com

Вне зависимости от того, было ли у вашего ребенка диагностировано нарушение речи, есть много вещей, которые вы можете сделать дома, чтобы развить правильные речевые привычки. Вы даже можете начать развивать эти привычки, когда ваш ребенок впервые начнет лепетать! Каждый ребенок развивается с разной скоростью, и существует широкий диапазон того, что считается нормальным в языковом развитии ребенка.Вы можете сыграть активную роль в содействии развитию речи и языка вашего ребенка, просто добавив несколько простых шагов в свой распорядок дня.

Как стимулировать развитие речи дома?

От рождения до двух лет:
  • Подражайте действиям и мимике вашего ребенка.
  • Научите ребенка подражать вашим действиям. Подумайте о таких действиях, как хлопки в ладоши, воздушные поцелуи, игра в прятки руками.
  • Расскажите свой день. Обсудите, чем вы занимаетесь, например, принимаете ванну, гуляете, одеваетесь, ужинаете.
  • Определите цветов, букв алфавита или цифр, когда вы их видите.
  • Продемонстрируйте звуки, которые издают животные, например, когда вы видите собаку, издает звук «гав» или «мяу» для кошки.
  • Используйте настоящие слова , а не детский лепет. Конечно, это мило, но чем раньше ваш ребенок услышит правильную речь, тем раньше он начнет ее использовать.
Возраст от двух до четырех лет:
  • Используйте краткую, ясную речь , которую легко понять вашему ребенку.
  • Задайте наводящих вопросов , на которые нельзя ответить простым «Да» или «Нет». Например, «Какой фрукт вы хотите?» или «Что бы вы хотели сделать сегодня?»
  • Обучайте ребенка простым детским стишкам или песням, демонстрирующим речевых образов .
  • Поощряйте описание , указывая на фотографии членов семьи и друзей на фотографиях.Попросите ребенка определить, кого он видит на картинке.
Возраст от четырех до шести лет:
  • Расширьте речь ребенка и повторите сказанное, повторяя фразу в полном предложении . Например, если ваш ребенок говорит «черная собака», ответьте ему: «вы правы, это большая черная собака на улице».
  • Попросите вашего ребенка обсудить его или ее день, а не просто спрашивать: «Как прошел ваш день?» Вы можете попросить ребенка рассказать вам о трех любимых событиях дня.
  • Практика Внимательное слушание . Это сложно, когда у нас многолюдный дом, но чем больше вы можете показать своему ребенку, что вы заинтересованы, установив ему хороший зрительный контакт и обращая внимание на то, что он говорит, тем чаще вы будете замечать, что он разговаривает с вами.
  • Будьте терпеливы . Ваш ребенок с молниеносной скоростью воспринимает окружающий его мир! Дайте ему возможность ответить вдумчиво.

Возможно, вы уже используете эти шаги в своем повседневном общении, и если да, то хорошо! Если нет, попробуйте добавить к общению с ребенком еще одну или две стратегии.Прежде чем вы это узнаете, вы двое начнете приятный и, скорее всего, интересный разговор!

Дома Идеи Развитие речи Родители Расстройства речи Уголок Речевой терапии Tagged: домашняя логопедия, общение, вехи общения, языковое развитие, родительский уголок, развитие речи и языка, логопедия дома, советы логопеда

Грамматика | Речевое общение, Студенты, Руководство по написанию, Редактирование при распространенных ошибках | College of Liberal Arts

Alert: Вычитайте внимательно. Читатель может прочитать только ту форму, которую вы представляете на странице, чтобы понять, что вы имеете в виду. Когда вы оставляете в статье опечатки, слова с орфографическими ошибками и серьезные ошибки в предложениях, создается впечатление, что вы можете ожидать, что читатель «прочитает между строк». В академическом письме цель прямо противоположная: вы хотите быть настолько ясным, точным и требовательным, насколько это возможно. Пишите, чтобы свести к минимуму вероятность того, что читатель может неправильно понять вашу мысль.

Тщательно отредактируйте: Тщательно исправьте ошибки, подобные перечисленным здесь.Перечитайте то, что вы написали. Прочтите свою газету кому-нибудь вслух. Если вы читаете предложение и вам нужно перечитать его снова, чтобы понять его, отредактируйте предложение, чтобы оно было четким с первого раза.

ГРАММАТИКА

Эта часть веб-сайта обеспечивает быструю проверку типичных ошибок, которые студенты допускают при грамматике и пунктуации. Хотя список не является исчерпывающим, в нем есть ошибки, которые вы можете найти в своей статье. Вы также можете использовать список в качестве справочника для комментариев, которые профессора могут делать на полях ваших оцененных работ.

Неопределенные референты: По возможности избегайте использования «это», «там» и «это», когда перед этим местоимением нет конкретного референта: «Трудно сказать, что вызвало проблему» или «Это необходимо понять. аргумент «Другие примеры включают:« Есть много причин для принятия этой политики »или« Это потому, что невербальное общение неоднозначно ». Часто эти типы предложений можно перефразировать, чтобы избежать использования слов «это», «там» или «это» и в результате создать более сильные предложения: «Проблема возникла по неизвестным причинам» или «Часто мы неправильно общаемся из-за невербального общения. неоднозначно.«Если вы не можете указать конкретное существительное в предыдущем предложении (или предложениях), к которому относится одно из этих слов, измените структуру предложения. Переписывание этих структур часто заставляет вас эффективно менять пассивные глаголы на активные.

Изменения в личности или точке зрения: Будьте последовательны в использовании слов «вы», «они» и «я». Каждое из этих местоимений представляет разные точки зрения. Выберите один и используйте его на протяжении всей статьи. Любое произведение должно быть основано на определенной точке зрения.Эта точка зрения может быть от первого, второго или третьего лица. Следующее демонстрирует одну и ту же идею с каждой из этих трех точек зрения:

(От первого лица: я, я, мы, нас) Мне трудно применить работу Таннена к широкой аудитории, потому что я не думаю, что исследование представляет всех нас. Ограниченная выборка Таннена должна заставить нас с осторожностью делать обобщения на основе результатов исследования.

(Второе лицо: вы) У вас возникнут проблемы с применением работы Таннена к широкой аудитории, потому что вы не можете быть уверены, что результаты исследования представляют вас. Ограниченная выборка участников Таннена должна заставить вас с осторожностью делать обобщения на основе результатов исследования.

(Третье лицо: она, он, он, она, они, они) У человека возникнут проблемы с применением работы Таннена к общей аудитории, потому что результаты исследования не представляют всех людей. Ограниченная выборка участников Таннена должна заставить читателя с осторожностью делать обобщения из результатов исследования.

Второе лицо (вы) редко используется в академическом письме.Многие инструкторы предпочитают третье лицо (она, он, он, она, они, они), потому что они считают, что третье лицо является наиболее объективной из трех точек зрения. С другой стороны, некоторые академики предпочитают, чтобы писатели брали на себя ответственность за свои собственные идеи и интерпретации; эти академики будут поощрять писателей использовать от первого лица (я, я, мы, нас). Если предпочтения инструктора не очевидны, студенты должны узнать об этом.

Студенты ошибаются, когда переходят с одной точки зрения на другую в рамках одной и той же работы. Смена точки зрения может сбить читателя с толку. Неправильный сдвиг, показанный здесь, часто встречается в студенческих работах:

(Неправильный переход от первого лица ко второму). Мне трудно применить работу Таннена к общей аудитории, потому что вы не можете предполагать, что исследование представляет всех людей. Ограниченная выборка участников Таннена должна заставить вас с осторожностью делать обобщения на основе результатов исследования.

В этом примере автор переходит от первого лица («у меня проблемы») ко второму («вы не можете предполагать»).Следует исключить личные смены. Хороший способ редактировать в смену лично — читать каждую вторую страницу газеты. Определите на каждой странице используемую точку зрения.

Например: Примеры следует вводить с помощью «таких как», а не «подобных»: «Ее легкое чтение включало такие работы, как« Основы общей теории относительности »и« Principia Mathematica ».

Несогласованность: Несогласованность означает, что две части предложения не согласуются по сути. Несогласованность в студенческих работах проявляется по-разному, но здесь демонстрируются два:

(Существительное и глагол) Существительное во множественном числе может не совпадать по количеству с используемым глаголом в единственном числе (или наоборот).

Неправильный пример: «Серия объяснений понятий помогает прояснить смысл». «Серии» имеют единственное число и принимают «помощь», а не «помощь».

Правильный пример: «Серия объяснений понятий помогает прояснить смысл».

(Существительные и местоимения) Местоимение может не совпадать со своим предшествующим существительным.

Неправильный пример: «Аргумент не будет успешным, если их утверждения не будут ясны». «Аргумент» (единственное, предшествующее существительное) требует «его» (местоимение единственного числа), а не «их» (местоимение множественного числа).

Правильный пример: «Аргумент не будет успешным, если его утверждения не будут ясны». Помните, что «все» и «аудитория» — существительные в единственном числе, которые не согласуются со словом «их». И наоборот, «медиа» и «данные» — существительные во множественном числе, которые не согласны с «этим».«

Одна неприятная проблема с согласованием возникает из-за того, что в английском языке нет удобного способа использовать местоимение единственного числа без указания пола. «Они» можно использовать в английском языке для обозначения группы людей, пол которых не назван. Когда автор хочет указать человека, не связывая его пол, в английском языке нет аналогичного местоимения единственного числа для использования. Какое местоимение следует использовать писателю в этом предложении? «Ученый должен знать, что _? _ Потребляет информацию, созданную другими учеными.«Чтобы заполнить этот вопросительный знак, писатели используют множество решений:« он / она »,« он / она »,« она или он »или« она (он) ». Иногда авторы используют« они », даже если предшествующее существительное в единственном числе: «Каждый теоретик стремится делать все возможное». Студенты должны узнать о предпочтениях своих преподавателей по этому вопросу, так же как аспиранты и профессора должны узнать о политике и стандартах редакторов журналов.

Критические различия: Некоторые слова похожи по значению друг на друга, но используются немного по-разному:

«Меньше» и «Меньше»: «Меньше» и «меньше» — разные значения.Правило простое: если можете посчитать, используйте «меньше»; в противном случае используйте «меньше». Правильным использованием будет «меньше студентов» (не «меньше студентов») и «меньше знаний». Параллельный ряд движется от многих к меньшему к меньшему и от большого к меньшему к меньшему.

«Like» и «As:» Оба слова «like» и «as» используются для обозначения сравнений, но первое предшествует существительной фразе, а второе используется перед словесным выражением: «Он пьет, как рыба» и «Нет бизнеса лучше шоу-бизнеса», но «Симфония закончилась так же, как и началась — ми-бемоль мажор.«

Нет такого слова: «Alot» — это не слово (хотя «allot» — есть), а «много» — вообще неуместное использование неформальной речи в письменной форме. «Безразличный» и «друг друга» тоже не слова.

«Цитата» и «Цитата:» «Цитата» не существительное. «Цитировать» — это глагол. Существительное «Цитата» — это не короткая форма цитаты, например «меморандум» означает «меморандум». Написание «эта цитата подтверждает мою точку зрения» неверно. »

Разделение фраз.Избегайте ненужного разделения инфинитивов и глагольных фраз. «Он пытался тихо войти в комнату» предпочтительнее, чем «Он пытался тихо войти в комнату». «Он считал, что он, вероятно, пойдет» предпочтительнее, чем «Он считал, что, вероятно, пойдет».

«Который» и «То»: «Который» и «тот» не должны использоваться взаимозаменяемо.

  1. «Который» используется, когда нижеследующее не имеет решающего значения для смысла предложения. Пример: «Те серые белки, которых вы кормили, прогрызли дыру в нашей крыше.Пример: «На ледяном барьере Берд и его люди устроили зимние квартиры, которые они назвали Маленькой Америкой».

  2. «То» используется, когда нижеследующее имеет важное значение для смысла предложения. Пример: «Исследования, которые дали такие результаты, многочисленны». Пример: «Эта статья изменила ход обсуждения».

  3. Подсказка: «То» чаще правильнее, чем «которое». Кроме того, когда используется «which», запятые обычно ставятся вокруг предложения или фразы, введенной «which».«

Предложения: Ошибки в предложениях включают использование неполных предложений (иногда помеченных как «фрагмент предложения» или «фрагмент»), продолжающихся предложений и сращивания запятых.

  1. Неполные предложения. Полное предложение состоит из подлежащего и сказуемого. Студенты часто пишут неполные предложения, когда начинают предложение с наречия, зависимого предложения. Пример: «После того, как Коутс заполнил анкеты студентов и разослал новый набор анкет для аспирантов.»Этот пример полного предложения предполагает, что автор не проверял медленно и внимательно. Пробормотание предложений вслух про себя во время корректуры — хороший способ уловить неполные предложения, подобные этому.

  2. Последующие предложения. Продолжающееся предложение — это два или более предложения, соединенных вместе без знаков препинания. Пример: «Использование метафоры д-ром Кингом создает поразительные образы, которые обращаются к воображению слушателей в его аудитории, люди приехали из своих родных городов со всех концов Соединенных Штатов в надежде, что они могут вдохновиться митингом в Вашингтоне, округ Колумбия.C. «Писатель должен использовать знаки препинания после слова« аудитория »и перед« людьми ». Автор может выбрать либо точку с запятой между этими двумя независимыми предложениями, либо точку (после слова« аудитория ») и заглавную букву (в словах« люди »). ).

  3. Соединения запятыми. Соединения запятых похожи на продолжающиеся предложения, за исключением того, что автор ставит запятую между двумя предложениями: «Теория уменьшения неопределенности включает слишком много условий, это непригодная теория». Запятые не могут соединять два независимых предложения, если также не используется союз (например, «и» или «но»).Обычно точка с запятой может исправить предложение с помощью запятой. Пример можно исправить, используя конъюнкцию («Теория уменьшения неопределенности включает слишком много условий, и это непригодная теория»), используя точку с запятой («Теория уменьшения неопределенности включает слишком много условий; это неприменимо. теория »), превратив предложение в одно предложение (« Теория редукции неопределенности не годится для использования, потому что в ней слишком много условий ») или разделив ее на два отдельных предложения (« Теория редукции неопределенности имеет слишком много условий.Это неприемлемая теория »). Использование точки с запятой в этом случае может быть самой сильной конструкцией, потому что вы хотите, чтобы автор связал две мысли, выраженные в каждом из этих независимых предложений.

Все, что вам сказали об исправлении речи, неверно!

Править или не исправлять — что правильно ?!

Вы прочитали всю литературу, и логопед говорит вам не поправлять ребенка; просто смоделируйте его, и каким-то образом они «волшебным образом» поймут, что они не делали звук правильно.

Иногда это нормально.

На самом деле, когда ребенок очень маленький и для него нормально не произносить некоторые звуки, можно сказать: «Да, это правильно, это ssss pider», и они смогут услышать это и смоделировать его обратно.

Но когда они вышли из этого возраста и когда вы установили, что они действительно должны иметь этот звук к настоящему времени, тогда откуда они знают, что им нужно изменить звуки своей речи? Если вы моделируете их обратно, тогда они думают: «О, хорошо, они могут меня понять, поэтому мне не нужно ничего делать.«Если они говорят, что это« таву », а вы говорите:« Верно, это пряник », зачем им менять его?

Так что я действительно считаю, что мы должны время от времени исправлять их — и если вы не уверены, когда это произойдет, вы можете оценить их выступление с помощью моего приложения — информация также доступна в этом блоге — это дает вам представление о том, находится ли ребенок там, где они должны быть со своей речью, или есть какие-то звуки, которые нужно исправить.

Итак, я дам вам несколько советов, которые можно и чего нельзя делать, чтобы все были счастливы!

3 причины, почему вы не исправляете ребенка

Они очень-очень важны, и вы можете не знать, пока не попытаетесь их исправить, но если произойдет следующее, вы просто скажете: «Хорошо, я не собираюсь делать это снова!»

1) Если на благополучие ребенка влияет исправление ребенка — если они становятся тревожными или замкнутыми, или они отказываются подражать или отвечать, потому что чувствуют, что сделали что-то неправильно, тогда, очевидно, это большой отказ нет.Я обычно считаю, что этого не происходит из-за того, как я исправляю. Я стараюсь поправлять очень весело и в игровой форме. Я не говорю: «Это не смола, это машина CC CAR» или «сколько раз я говорил вам, что вы не говорите смола, вы говорите« машина »» или «почему вы не можете делать это все время?» [Но я слышал это в некоторых случаях.]

2) Если ребенок еще не может произнести звук физически. Поэтому, если они изо всех сил пытаются имитировать звук, то нет смысла их исправлять, потому что они не могут исправить себя….еще!!

3) Если у ребенка есть логопед, и он работает над определенным звуком, и он может сказать его сам по себе, но пока не может смешать его с гласной. Опять же, это было бы еще одной причиной не исправлять их, а вместо этого дать им много возможностей практиковать этот звук самостоятельно. Например, вы можете нарисовать звук на песке и сказать, что я сделал «K», или вы могли бы сказать: «Я фотографирую вас (с помощью вашей воображаемой камеры), и он говорит« K », когда я нажимаю cmaera.


Итак, это три случая, когда вы, возможно, не поправите ребенка. Но когда вы можете исправить звук в позитивном ключе, тогда в повседневный разговор происходит гораздо более быстрое обобщение, чем если бы вы просто позволяли детям делать это сами. Вот несколько способов сделать это:

  • Для начала, вы можете просто указать: «О, это один из ваших особых звуков в этом слове», поэтому, если они скажут «У меня есть смола», вы можете сказать «у вас есть машина — это один из ваших особых звуков» тогда у них есть возможность исправить это самостоятельно, если они хотят, но нет никакого давления. Вы указали, что они не сделали правильный звук в позитивном ключе, и вы даете им возможность исправить это, если они захотят.
  • Следующий способ исправить ребенка — это сказать «деготь?». с выражением «Я не уверена, что вы сказали только что тогда», а затем просто подождите (сосчитайте до десяти молча в своей голове!), чтобы ребенок осмыслил », она только что сказала Тар … Я думала, что сказала машина. … подождите … позвольте мне это исправить. Автомобиль «, а затем они скажут слово, и вы можете сказать:» Ого, мне нравится, как вы исправляете это слово, когда думали об этом, это было фантастически, вы правы, это машина «
  • Если ребенок еще не может исправить слова, вы можете сказать ему: «Это смола или машина?» — тогда они могут повторить слово.Проблема с этим в том, что они не думают, что просто скажут «машина», но тогда они на самом деле даже не задумались об этом. Так что, если вы дадите им возможность подумать над этим, а затем исправить это сами, переходящих остатков будет больше.
  • Если ребенок читает, это прекрасное время, чтобы исправить свой целевой звук, поскольку он может видеть визуальную подсказку.
  • Если ребенок работает над целевым звуком, вы можете выбрать одно «слово недели», где они всегда будут исправляться; слово, которое часто используется, например, «четверка», «пальто» или имя классного руководителя.Если ребенку нужно подумать только об одном слове (но действительно полезном!), Тогда он станет уверен, что не забывает его использовать!

Несколько слов об исправлении:

  • Избегайте похвалы с жалом в хвост. Вот когда вы поправляете, но добавляете отрицательный комментарий в конце! Что-то вроде «это фантастика — почему ты не можешь постоянно это помнить?» или «это фантастика — тебе действительно стоит сейчас использовать этот звук». Просто хвала.
  • Не исправляйте остальную часть слова, если они тоже ошибаются. Так, например, представьте, что ребенок говорит «ewebun» для слон , и его целевой звук — «L». Если они исправят это до «elebun», это здорово — не пытайтесь заставить их сделать остальную часть слова. Потому что знаете что? Чертовски сложно постоянно использовать разные звуки. Если вы мне не верите, попробуйте провести день, используя «sh» вместо «s». Вы можете первые несколько минут звучать, как Шон Коннери ((Да, Миш Манипенни! «), Но после этого вы продолжите забывать, потому что ваша мышечная память создала привычку, и от привычек трудно избавиться!

И напоследок….

Я говорю ребенку хотя бы раз в день что-то вроде: «Мне очень нравится, как ты зафиксировал свое слово там, потому что я не понял тебя, а потом ты исправил свои слова, и тогда я мог тебя понять». Это затем дает им повод задуматься над своей речью и мотивирует хотеть изменить то, как они говорят. Я надеюсь, что это было полезно — как всегда, попробуйте и дайте мне знать, как это происходит — или перейдите на мою страницу в FB и поделитесь своими советами по исправлению.

У меня также есть VIP-группа по поддержке речи, языка и общения для EYP на facebook — приходите и присоединяйтесь к обсуждению!

Вы говорите по-американски. Какая речь нам больше всего нравится? . Правильный американец. Отклонить

Языковая дипломатия
В этом перепечатке из Декабрь 1983 г., выпуск The Atlantic Monthly , Джеффри Нунберг страстно призывает к учтивости, когда грамматисты оцените меняющийся язык.

Каждый заметил, как Times выбирает написание слова «епархия»; это всегда означает дицесс, я полагаю, что заимствован у Зевса и переписи населения. Журнал Débats может с таким же успехом написать «дицесс» вместо «епархия», но представьте, что Journaldes Débats делают это! Представьте себе образованного француза, который занимается орфографическим такого рода выходки, несмотря на то огромное уважение, с которым Академия и свой словарь вложить во французский язык! Некоторые люди скажут это мелочи; они не; они плохой пример. Oни склонны распространять пагубное представление о том, что не существует такой вещи, как высокий, правильный стандарт в интеллектуальных вопросах; что каждый может как хорошо идти своим путем; они расходятся с суровой дисциплиной необходим для всей настоящей культуры; они подтверждают нас в привычках своенравия и эксцентричность, которая задевает наш разум и наносит ущерб нашей репутации серьезные люди. — Мэтью Арнольд в «Литературном влиянии Академии »1865

ЯВЛЯЕТСЯ английским языком — или, выражаясь менее апокалиптически, Написание английской прозы — неужели плохо? Как бы сказать? В стандартные иеремии воскресных добавок дают только анекдотические доказательства, причем любопытные; примеры деградации, которые они взяты не из текущих пьес или романов, которые грамматически и синтаксически extra judicium , но из рекламные объявления, научные статьи и — что наиболее популярно — служебные записки от деканов колледжей.Трудно поверить, что любой из этих текстов дожить до следующего века, не говоря уже о Английский язык конца двадцатого века будет судить по их примеру. Наши картина англичан прошлых веков, в конце концов, была сформированы на основе тщательного отбора лучшего из сказанного и думал тогда; их халтурщиков и бюрократов милостиво молчит сейчас.

Но при этом понятно, что носители языка с литературная традиция будет пессимистично оценивать свой ход, не более веское доказательство общей языковой дегенерации, чем есть основания полагать, что Аарон и Роза уступают Рут и Гериг.

Абсурдно даже говорить об изменении языка для лучше или хуже

Большинство моих коллег-лингвистов на самом деле сказали бы, что это абсурдно. даже говорить об изменении языка в лучшую или в худшую сторону. Когда перед вами историческая картина, и вы видите, как Индоевропейский постепенно перешел на германский, германский на Англосаксонский и англосаксонский на английский язык Чосера, затем Шекспир, а затем Генри Джеймс, процесс языковых изменений кажется таким же неизбежным и безличным, как дрейф континентов.Из этого С олимпийской точки зрения, даже вторжение норманнов не имело особого значения. влияет на структуру языка, и все тирады всех грамматики с эпохи Возрождения звучат как лепет садовников, которые отчаянно надеются уберечь Аляску от натыкаясь на Азию.

В конечном итоге лингвисты будут правы: английский язык пережить все «злоупотребления», на которые жалуются его нынешние критики. И этим Я имею в виду не только то, что люди будут продолжать использовать английский и его потомков в их повседневной торговле, но они будут продолжать делать искусство с ним тоже.Однако ученых трудно утешить. сангвиническая отстраненность. Все мы знаем, что Кейнс сказал о долгосрочной перспективе, а пока действительно ли не имеет значения, как мы говорить и писать? Возможно, что мои дети воспользуются подарком и удар глаголами без малейшего сожаления (так же, как я использую , обращайтесь , интересно, что кто-нибудь удосужился возразить против этого). Но я не могу преодолеть чувство, что мне неправильно использовать их таким образом и люди моего поколения, которые говорят: «Мы решили подарить им настольный набор «в некотором смысле виновны в моральном упущении, потому что они невежественны или потому что они слабы. Перед лицом этого убежденность, для меня действительно не имеет значения, будет ли в подарок в конечном итоге возобладают, продолжая исторический поток. Наша слава, Силоне сказал, заключается в том, что не нужно подчиняться истории.

Лингвистические манеры не отличаются от других

Лингвистические манеры не отличаются от других. Люди всегда находили это стоит задуматься о том, как лучше себя вести, хотя бы индивидуальное просвещение и улучшение. С восемнадцатого века большинство наших великих моралистов в то или иное время обращались внимание к языку, от Аддисона, Свифта и Джонсона до Арнольда, Джеймс, Шоу, Менкен и Оруэлл.В своих очерках и в великих грамматики и словари, мы находим самое прямое светское продолжение гомилетической традиции, отражающей убежденность в том, что мастерство вежливой прозы — это нравственное достижение, к которому мы будем стремиться обращается к нашим высшим инстинктам.

Возьмите Modern English Usage , сделанный этим хорошим человеком Х. У. Фаулером, «a Христианин во всем, кроме настоящей веры », как гласит Национальный словарь . Биография ему позвонила. Несмотря на доработку в 1965 году, это устарела, но все еще есть тусовка столь же преданных, как фанаты Джейн Остин или Макс Бирбом, которые ценят его застенчивую иронию, его прозу каденции и, прежде всего, уважением, которое он выказывает своим читателям. интеллект и принципы.Вот, например, Фаулер на вставка кавычек или выражения типа «использовать выразительный разговорный «, чтобы выделить сленговое слово, из которого писатель хочет отмежеваться:

Удивите человека из класса, который должен слуги чистят ему сапоги, и либо он продолжит работу, пока он разговаривает с вами, как если бы это было самое естественное мир, иначе он объяснит, что бутбой или посудомойка больна и дать вам понять, что он, несмотря на внешность, выше для чистки обуви.Если он выберет второй курс, вы сделаете вывод, что он не превосходит его; если первое, то возможно он и есть. Так и с различные извинения, к которым прибегают писатели, желающие беречь их достоинство и в то же время быть бодрыми, сочетать комфорт с элегантность, касаться смола и не оскверняться. . . . Некоторые писатели используют сленговая фраза, потому что она им подходит, и затыкает уши людей общий, потому что это сленг; уточнение института мальчиков для битья, с помощью которых они не только забирают мальчика, но и сами порют его.

Этот отрывок был бы не лишним в компании Аддисона и Стил. Это уместно, забавно и, прежде всего, поучительно. Очевидно, есть мало что сделал, чтобы остановить манию к кавычкам (МЫ «ЗАКРЫТЫ», Я видел на днях в витрине обувной мастерской), но в хотя бы убедить меня убрать кавычки вокруг слова стиль жизни в обзоре, который я писал, и я лучше для него.

Если мы стремимся найти снижение стандартов, то место, не в самом языке, а в том, как о нем говорят.в обилие новых книг и статей о состоянии языка, и в большинстве новых учебников моральная нота, если она вообще звучит, либо колеблющийся, либо пронзительный. Чего в основном не хватает, так это идеи, что есть какое-либо удовольствие или инструкция, которую следует извлечь из рассмотрения что делает хорошее использование хорошим. Скорее, грамматика становится все более считается мандариновым кодом, требующим только ритуального обоснования. И, несмотря на всю горячую полемику по поводу важности грамматики, она похоже, что каждая сторона, по крайней мере, косвенно принимает эту точку зрения.

Лингвисты, конечно, давно утверждают, что правила традиционной грамматики не имеют научного или логического оправдание, и что единственная причина, по которой грамматики считают верным «правильным» является то, что они были приняты привилегированные классы в прошлом. Как утверждали лингвисты Энтони Крох и Кэти Смолл написала об этом в недавней статье «прескриптивизм [то есть традиционная грамматика] — это просто идеология, с помощью которой хранители стандартный язык навязывает свои лингвистические нормы людям, которые вполне исправные собственные нормы. «Мы увидим, что этот вид не совсем оправдано. Тем не менее, лингвисты выиграли большая часть учебного заведения, так что «правильный английский» стал означать не более чем «стандартный английский», английский, на котором говорят образованный средний класс. Некоторые радикалы утверждали, что традиционная грамматика, как инструмент расизма и классового угнетения, нет места в школьной программе. Но чаще педагоги советуют просвещенное лицемерие: следует преподавать стандартный английский, потому что все еще есть неэффективные работодатели, которые оценивают такие вещи.Эта Позиция кратко изложена Джимом Куинном, чей американский язык и язык Cheek — это живая и информативная популяризация лингвистов. взгляды.

Факт остается фактом: есть способ записи, необходимый для успеха, так же как есть правила о том, какую вилку использовать на дорогой ресторан. А готовить детей к успеху — значит подготовка их к манипулированию этими правилами, как они и должны научили манипулировать салатной вилкой и ложкой демитассы.

… несовершенная грамматика — это , а не . блок, даже по дороге в высокий офис

Но если правила грамматики не имеют большего оправдания, чем тонкости поведения за столом, возможно, нам следует оставить обучение их в оканчивающие школы, тем более, что ученики очень хорошо знают эта несовершенная грамматика — , а не — большой камень преткновения, даже на пути к высокой должности. Конечно же обучение грамматике современными методы не приводят к более глубокому пониманию того, как разрешить проблемы, которые возникают постоянно, когда мы пытаемся вложить мысли в слова.

Чтобы увидеть состояние, в котором все упало, достаточно сравнить Фаулер с современным составным текстом и современными предписаниями грамматик на спорный момент грамматики — задача которых местоимение использовать с антецедентом, например, каждый или любой . Вот это Фаулер: Каждый и остальные все в единственном числе; это неоспоримо; в идеальном языке существовали бы местоимения и собственники, которые были сомнительного пола, как и были, как и они, в единственном числе; я. е., в нем будут слова, означающие его или ее, себя самого, своего. Но так же, как французам не хватает нашей силы различение (без дополнительных слов) между его, ее и ее, так что нам не хватает французской способности одним словом сказать «его или ее». Есть три временные переделки: — А, , в чем каждый может убедиться; B} , в чем каждый может убедиться; & C , как никто может увидеть сам. Никто, кто может помочь, не выбирает A; это правильное, & иногда необходимо, но это так неуклюже, чтобы быть смешно, за исключением случаев, когда требуется ясность.. . . B — популярный решение; это заставляет литератора напрягаться, и он сам придать то же самое значение совершенно другим способом, если он не готов, как обычно, рисковать C; но это должно быть записано что OED. . . воздерживается от любых слов осуждения. C здесь рекомендуемые. Это связано с условием, что если речь идет о сексе не бросающийся в глаза или важный он и его разрешается изобразить человека вместо человека или сказать мужчину (гомо) вместо мужчина (вир). Что ли. . . это высокомерное требование со стороны мужская Англия, каждый должен решить для себя (или для себя, или сама или для себя).

Статья Фаулера является образцом традиционного грамматического метода. Он начинает с признания проблемы, а затем решает ее с помощью аргументы из прецедента и аналогии, стараясь различать между грамматическими вопросами, которые лежат в его задании, и политические вопросы, лежащие вне его.Как и во всех хороших проповедях, это имеет значение метод, а не текст; прочтите об этом Фаулера и вы будет иметь представление о том, как он может прийти к совершенно другой проблеме.

Теперь сравните подход к проблеме, принятый в Harbrace Справочник колледжа , стандартный учебник на уроках композиции в колледже с момента публикации в 1941 году. Его большим достоинством является то, что он идеально организованы для удовлетворения потребностей учителя, которому, возможно, придется исправить два или триста страниц студенческих писем каждую неделю. Внутри спины обложка книги — таблица, в которой классифицируются грамматические ошибки на семейство, род и вид, и им присваиваются кодовые номера. В Спорный вопрос указан как: «6b (1) Соглашение: Местоимение и предшествующий элемент: Человек, каждый, и т. Д. В качестве антецедента «. Каждый раз, когда ученик делает , кто-нибудь . . . они типа ошибки , инструктору нужно только написать «6b (1)» в маржа, а студент отсылается к соответствующему разделу текст, в котором объясняется этот пункт использования.Там он может читать (Я цитирую седьмое издание и опускаю некоторые примеры предложений):

В формальном английском языке используйте местоимение единственного числа для обозначения таких антецеденты как мужчин, женщин, добрых. . . кто-то, кто-то и никто . В неформальном английском языке местоимения во множественном числе иногда используются для обозначения такие слова.

Осторожно : Избегайте нелогичных предложений, которые могут быть строгое соблюдение этого правила.

НЕЛОГИЧЕСКИЙ Поскольку каждый из пациентов казался обескураженным, я рассказал анекдот, чтобы подбодрить его.

ЛУЧШЕ Поскольку все пациентов казались обескураженными, я сказал шутка поднять настроение им .

Эти простые инструкции не дают никаких оснований для выбора местоимение единственного числа. На самом деле об ошибке в использовании не упоминается множественного числа, которое не помечено как «неправильный» или «нелогичный», а просто «формально», как если бы разница между множественным и единственным числом была на уровне с разницей между коп и милиционер , или лошадь и конь.

Запись касается момента, который весьма интересен лингвисты-теоретики, утверждающие, что грамматика английского языка не обычно допускается местоимение единственного числа с антецедентом, например, каждый когда этот антецедент не в том же предложении. Но справочник говорит только, что предложение является «нелогичным», не указывая на какой пункт логики нарушен. Что делать студентам, особенно потому, что в Справочнике не объясняется использование в первую очередь как «логичное»? Студент, который находит «6b (1)», появляющееся в его композициях, может научиться исправлять ошибку, но только так, как он учится исправлять свои орфографические ошибки: наизусть, ничему больше не учусь в процессе.

Лингвисты, по крайней мере, решительно отвергают языковая мораль. Их противники, защитники традиционных ценности, более обманчивы. Они много говорят о морали, но тысячелетним тоном, как если бы правила грамматики были предметом раскрыл правду, а не предварительные выводы вдумчивых аргумент. Вот Джон Саймон по тому же вопросу грамматики:

Мы не можем и не должны позволить «одному» стать множественным числом

Тот факт, что некоторые люди слишком тупоголовы, чтобы понять, например, что «любой» — это единственное число, поскольку «один» в нем прямо означает, не обязывают тех, кто лучше знает, терпеть «каждый может делать то, что они пожалуйста. «Правильная форма, конечно,» каждый может делать, что хочет «, но в Америке, в неофициальном употреблении, «банка» в значительной степени заменила «может» в этом смысле, и с этим ничего не поделаешь; но мы не может и не должен позволять «единице» стать множественным числом. Так лежит безумие.

И не позволяйте фанатичным феминисткам убедить вас, что это должно быть «как он или она нравится «, что неуклюже и обычно не служит другой цели чем умиротворение экстремистов, которые не заслуживают умиротворенный.Безличное «он» охватывает оба пола.

Для Саймона все нарезано и высушено, точно так же, как и для справочник Harbrace College Handbook , за исключением того, что его мир разделен на «тупоголовых» и «знающих лучше». Эта последняя фраза особенно красноречиво, а не только потому, что обращает на себя внимание читателя. самоудовлетворение, но также потому, что это показывает, что для грамматики Саймона на самом деле вопрос в знании правил, а не в их отработке. Более того, он написал в другом месте: «Я считаю, что мораль язык: обязательство сохранять и воспитывать тонкости, прекрасное врученные нам награды. «Это кредо Царский эмигрант, а не английский грамматист. Джонсон и Фаулер не считают себя просто хранителями священного огня.

Выстрелы Саймона в феминисток также поучительны. Для него приверженность правильной грамматике естественным образом связана с консервативная идеология. Как Уильям Сэфайр и Уильям Бакли, он кажется, что хорошая грамматика залита тем же розовым сиянием, что и окружает другие традиционные институты либеральной Америки. покинутый.Это указывает на сдвиг некоторой важности. По большей части История английской грамматической традиции была связана с классический либерализм. Его прежние защитники, от Джонсона до Одена и Оруэлл, вероятно, был бы огорчен, узнав, что их стандарт были приняты по праву. Но тогда идеал грамматики, который чемпион консерваторов сильно изменился по сравнению с тем, что было раньше грамматики имели в виду.

Саймон особенно проницателен, но другие писатели о состоянии язык одинаково догматичен.Эдвин Ньюман и Ричард Митчелл ( «Underground Grammarian») пишут книги о языке, которые редко, если когда-нибудь, процитируйте словарь или стандартную грамматику; очевидно один просто знает эти вещи. Уильям Сэфайр — это другая история. Приветливый и скромный («Может, я не очень разбираюсь в грамматике, но …»), он выявляет читателей, которые реже являются снобами, чем энтузиасты, которые обмениваются с ним школьными максимами и обрывками лингвистический фольклор.Это любители слов, которые живут, чтобы уловить могучий в неправильном употреблении кому ; хотя их рвение достойно похвалы, их авторитет сомнительный.

Смысл традиционной грамматики состоял в том, чтобы продемонстрировать образ мышления… не канонизировать набор произвольных правил

Смысл традиционной грамматики состоял в том, чтобы продемонстрировать образ мышления. о грамматических проблемах, побуждающих к вдумчивому вниманию язык, а не канонизировать набор произвольных правил и ограничений.И из-за отсутствия академии традиционно выбирали нашу власть по консенсусу общественности, которая признала вопросы грамматики как достойны постоянного рассмотрения и пересмотра. Но новое отношение к грамматике — о чем свидетельствует окостенение правил и партийный тон дискуссии — поставили все на другая основа. Прескриптивная грамматика вышла из сферы критика, на которой она сидела двести лет, чтобы вместо этого стать отрасль культурной геральдики.Тут и там люди пишут о проблемы с остроумием и обучением. Я думаю о лингвистах Дуайте Болинджер и Эдвард Финеган. (Отношение Финегана к использованию английского языка — замечательно честная история английской грамматической традиции.) И критики как Джозеф Эпштейн, Э. Хирш-младший и покойный Дуайт Макдональд заквасили свой жар большим количеством света. Но эти люди имеют крошечные округа по сравнению с образовательными аппаратчиками, которые пишут справочники или поп-грамматики, как Саймон и Ньюман, которые играть в галереи.

В современной письменной форме нет ничего более жалко, чем попытки исправить вину за «проблему» (что бы ни проблема понимается) на той или иной небольшой группе. Если Английская грамматическая традиция пришла в упадок, это результат основных изменения в нашем отношении к языку, сами последствия далеко идущих социальных изменений. Это не случай школы, «не выполнившие свой долг». Как утверждает Ричард Лэнхэм в своей провокационная книга Style: An Anti-Textbook , «Вы не можете учить как долг то, что общество не считает своим долгом.»Ни лингвисты ответственный. Их критика грамматической традиции завышены, мы увидим, но они намного ближе к цели, когда они описать современную сцену, поскольку овладение грамматикой считаться в основном социальным достижением. И традиционалисты как Саймон и Ньюман виноваты еще меньше; они просто двигаются в культурный вакуум.

Прежде чем мы сможем поговорить о том, как вернуть грамматике ее моральные и интеллектуальных ног, мы должны учитывать, что было грамматической критикой все об англоязычном мире и о том, как мы пришли к настоящее печальное положение дел.

Обычно мы предполагаем, что хороший английский основан на нескольких простые и безупречные максимы

Обычно мы предполагаем, что хороший английский основан на нескольких простые и безупречные максимы: делайте это ясно, прямо и логично, в справочниках сказано, а остальное — комментарии. Но наши представления о хорошем грамматики на самом деле весьма своеобразны, даже если сравнивать наших лингвистических ближайших соседей; многим показалось бы странным Француз или итальянец (не говоря уже о елизаветинце) как наши идеи о хороших манерах.Во-первых, почему мы говорим именно об этих добродетели — почему бы нам не настоять на том, чтобы язык был ярким и благозвучным также? Конечно, мы ценим эти последние атрибуты, но не считают свое мастерство вопросом гражданской ответственности, а Учитель композиции не посмел бы снизить оценку ученика на основания, что его метафоры были плоскими, или что его предложения были изменчивый, хотя и правильный. Мы считаем, что элегантность выражения подобна музыкальности, и ее вообще нельзя научить, утверждение, что Расин или Милтон нашел бы непонятное.

Одна из причин канонизации ясности и логичности заключается в том, что для нас понятие хорошего использования применимо только к узкому классу написания того, что мы называем разъяснительной прозой. Писатели и поэты просто не придерживаются правил грамматики; то, что они делают, «творческое» написано, «вещь обособленная. Но, опять же, такое резкое различие свойственен современному английскому языку; на итальянском и французском языках, а также на Английский язык, написанный до девятнадцатого века — язык поэзии не освобождается от требований правильности, если стихотворение не было написано на диалекте.

Это пренебрежение грамматикой поэзии и художественной литературы связано с еще одной любопытной особенностью англоязычных ценностей: в отличие от носителей большинства континентальных языков, мы не считаем, что существует единый «правильный» акцент, и мы разрешаем каждой области устанавливать свой собственный стандарты произношения. Житель Нью-Йорка, который бросает свои «р» (или На англичанина, произносящего его), могут смотреть свысока, но он виноват только из-за социальной оплошности, как человек, который носит одежду из полиэстера. костюм.Невозможно представить, чтобы учитель из Нью-Йорка рассказал свое ученики, которые произносят «лошадь», рифмуясь с «соусом», «не по-английски», так, как тосканский учитель может сказать своим ученикам, что это «не Итальянский «произносить» casa «как» hasa «. «Точно так же мы не можем представить что в Америке акценты, используемые дикторами новостей, могут стать проблемой для бурного общественного обсуждения, как это иногда бывает в Германии и Италия.

Наши лингвистические ценности, присущие английскому языку, никоим образом означает абсолютный или неизменный.Они должны измениться, как они уже изменился вместе с социальным составом англоговорящих Мир. Это произошло из-за радикальных социальных изменений восемнадцатого века. век, когда возникла наша нынешняя система ценностей. Новые ценности были отчасти за счет роста среднего класса, с соответствующим повышение грамотности; частично из-за импорта немецкоязычных Ганноверский суд; и частично из-за новой концепции английского языка как язык, распространившийся на всю Великобританию, а затем колонии.Непосредственным следствием этих изменений стало появление новый интеллектуальный класс, независимый от аристократического патронажа, который пришел к культурному авторитету. Как заметил критик Лео Брауди, члены этой группы были в основном аутсайдерами: шотландцы, такие как Хьюм, Смоллетт и Адам Смит; Ирландцы, такие как Берк, Голдсмит, Стил и Swift; Католики вроде Александра Поупа; и провинциалы среднего класса, такие как Гей, Джонсон и Стерн. Если им не удалось, как они выразились, «констатировали» английский язык в фиксированной форме на все времена, они сделали по крайней мере, преуспеть в установлении основных лингвистических правил, которые продержаться следующие двести лет.

18 -е годы века грамматики приняли доктрина, согласно которой использование было окончательным арбитром правильности

Грамматики восемнадцатого века приняли доктрину, согласно которой использование окончательный арбитр правильности; они обсуждали, чье использование и Зачем. До их времени это была речь аристократов, суд, и духовенство, которое устанавливает стандарты, и правильность об использовании судили по социальному престижу носителей языка. Новые грамматики доказывали превосходство литературных прецедентов, которые они записали и аннотировали в новых словарях и грамматиках.Эти модели были более постоянными и демократичными, чем речь, поскольку великие писатели были выбраны не по происхождению, а по природным способностям и общественное уважение.

В отличие от своих континентальных современников, английские грамматики отверг идею о том, что национальные учреждения должны играть какую-либо роль в определение моделей правильного использования. В 1712 году Свифт прикомандировал более ранние предложения Драйдена и других о том, что английская академия создана по образцу итальянской и французской, и только Падение правительства тори помешало его плану осуществить.От середины века, однако, эта идея в целом вызывала возражения как непоследовательная с тем, что Джонсон называл «духом английской свободы». Словарь Джонсона , фактически, широко приветствовалось как доказательство превосходства свободных институтов над континентальным абсолютизмом. Как писал Гаррик:

И Джонсон, хорошо вооруженный, как герой былых времен, Победил сорок Французский, и побьет еще сорок. Таким образом, с самого начала современная доктрина хорошего использования была связана с прогрессивными идеалами.

Для грамматиков эпохи разума преимущество литературного модели заключалась в том, что их превосходство можно было защитить, обращаясь к логике и чувствительность. Впервые было проведено различие между те части грамматики, которые можно рационализировать — дикция, синтаксис и тому подобное — и те части, как произношение, которые остались управляется произвольно. Современные техники грамматической аргументации были введены в этот период: логическое обоснование, литературное прецедент, по аналогии и этимологии.Фактически, многие из Тогда были введены специфические предписания предписывающей грамматики. Это может либо утешать, либо обескураживать, осознавая, что грамматики более двухсот лет выступал против таких обычаев, как . я, самый высокий из двух , и человек, которого я видел , без знак решения в любом случае. (Грамматики выиграли несколько битв на протяжении многих лет — в первую очередь против безобидного , а не , которые образованные ораторы сейчас используют только в шутливой форме.Они проиграли другие, такие как борьба за поддержание различия между , должны и будет , которые никогда не прижились за пределами Англии.)

Основные языковые ценности, установленные в восемнадцатом веке в течение следующих ста пятидесяти лет редко подвергались сомнению. (В Джексоновская Америка, была краткая реакция на введение грамматических ценностей Старого Света, но это было немногим больше, чем провинциальный мятеж, и он утих вместе с остальным популизмом, позолоченным веком.) Только в 1920-1930-х гг. традиционные доктрины были отвергнуты значительной частью культурная элита. В авангарде атаки стояли «структурные лингвисты «, как они тогда себя называли. Битва завершилась шумиха по поводу публикации в 1961 г. Третьей новой книги Вебстера Международный , который отказался маркировать использование типа , это не и , чтобы связаться с как неправильный или даже разговорный. Несмотря на молнии Дуайта Макдональда и Жака Барзуна (и Ниро Вулфа, который сжег свою копию страница за страницей) лингвистам удалось убеждая большинство образовательных учреждений в правильности их взгляды.Но они не могли повлиять на образованную публику. мнение; отсюда и продолжающаяся по сей день «холодная война».

Защитники грамматического старого порядка часто говорят о лингвистах как клика интриганов, в одиночку подорвавших традиционные ценности. Жак Барзун писал, что «современные лингвисты несут могилу обязанность. . . для состояния языка, как мы находим его в центры культуры «и Уилсон Фоллетт (писавший в The Atlantic ) назвал редакторов Webster’s Third «пациентом и преданные диверсанты в Спрингфилде.»Как и большинство других заговоров теории, это немного параноик. Лингвисты могли так сильно влияет на отношение педагогов, только обращаясь области общего значения. Фактически, лингвисты основывали свою атаку на два важных момента, которые вызывают растущее уважение общественности к наука и повышение осведомленности о культурном плюрализме. Во-первых, каждые язык — сложная система с внутренней логикой, полная понимание которых требует научного исследования.Во-вторых, поскольку нестандартные формы английского языка обладают внутренней логикой так же, как стандартный английский, они не хуже по своей сути; скорее, доктрины предписывающей грамматики отражают скрытые классовые предрассудки и расизм.

Я думаю, что лингвисты ошибались в своих выводы о ценности традиционной грамматики

Как я уже сказал ранее, я считаю, что лингвисты ошибались в своих выводы о ценности традиционной грамматики. Но никто не может прийти вдали от изучения недавних исследований по грамматике, не зная, что изучение языка является сложным и технически сложным, и каждый языковая система имеет свои сложности.Например, я уже упомянул сложности, связанные с использованием местоимений единственного числа с антецеденты типа каждый и любой : правила Английский позволяет нам сказать Каждый взял свое пальто , но не Все ушел, не так ли? Лингвисты много ломали над примерами вот так, чтобы понять основы работы английского синтаксис; неудивительно, что у них не хватает терпения популярные грамматики, беспечно заявляющие, что вся проблема простой, кроме тупоголовых.Они реагируют, как экономист, на услышать, как политический кандидат объявляет, что мы можем остановить инфляцию, повышение чистоты серебра в нашей чеканке.

Это может быть правдой, что только те, кто обладает техническими знаниями, могут начать понимают работу языка — и даже для них многие из основные вопросы остаются такими же противоречивыми, как и причины инфляции. По-прежнему, из этого не следует, что неспециалист не может сам решить, что правильно и неправильно. С точки зрения современной лингвистики, Фаулер очень мало знал о механике грамматики, но прекрасно разбирался в интуиция о том, что звучит правильно, и, что более важно, способность аргументированно размышлять об этих интуициях.Это не важно что ему не удалось сформулировать общие правила, которые укажите, когда именно , за каждым должно следовать он , и когда глагол множественного числа должен следовать за собирательным существительным. Когда грамматика состоит только из таких правил, по сути, замораживается и бесполезно, потому что всегда есть случаи, которые правила не охватывают, или в котором два правила противоречат друг другу. (Должны ли мы сказать У нас есть каждый взял свое пальто или…. наши пальто? Это он, кем я был собирается увидеть или … его кого. . . ? Только ухо знает.) Что Фаулер учит подходу к грамматическим задачам, которые можно решить. проверял заново для каждой ситуации. В конце концов, это то, что все хорошо писатели полагаются на. Здесь может помочь лингвистика; он предоставляет язык для говоря о языке («метаязык» в торговле), который точнее, чем таинственные и смутно запоминающиеся классификации традиционной грамматики.(Такие термины, как «сказуемое именительный падеж» могут иметь ограниченная применимость к латыни, но они были не очень полезны для говорить об английском даже в те дни, когда образованные носители предполагается, что они знакомы с классическими языками.) не следует больше просить лингвистов сказать нам, что звучит лучше всего чем мы должны попросить экономистов сказать нам, какое распределение собственности будет справедливее; эти вопросы должны решать мы.

До 20 г. г. г. грамматики редко критиковал выступления рабочего класса; они просто взяли на себя читатели знали лучше, чем так говорить

Правы лингвисты и во втором пункте, что традиционные языковые ценности давно смешаны с классом предубеждение.Грамматики восемнадцатого века вряд ли были защитниками система наследственных привилегий, но они приняли речь верхний средний класс как основа литературного языка. До двадцатого века, грамматики редко критиковали речь рабочий класс; они просто полагали, что их читатели знают лучше чем так говорить. (Как сказал Дж. К. Честертон: «Человек не ходит. по улице, надменно закручивая усы при мысли о его превосходстве над некоторыми разновидностями глубоководных рыб.») Так велит традиционной грамматики были предназначены только для небольшого грамотного класса, который уже говорил на довольно однородном диалекте. Так было до двадцатого века, что гегемония речи среднего класса была бросили вызов в результате массового образования и краха однородная социальная элита — «протестантский истеблишмент», как Э. Дигби Бальцелл назвал это — это доминировало в нравах и культуре до Первая Мировая Война.

Дети из числа меньшинств и рабочего класса должны, исходя из чисто практических соображений, Во-первых, выучите речевые привычки, которые были приняты средним классом.Однако лингвисты не поняли что стандартный английский и хороший английский — разные вещи. это еще можно в принципе различить грубое лицемерие Это заставляет нас пытаться заставить детей гетто говорить, как дети биржевых маклеров и более высокое и трудное призвание, которое ведет нас чтобы попытаться заставить детей биржевых маклеров писать, как Джеймс Болдуин. Но только пока мы помним об этом различии — пока нападки на «неряшливость» английского гетто по-прежнему поднимают нашу hackles — что мы имеем право попытаться реанимировать предприятие грамматика с чистой совестью.

Мы можем возродить грамматические ценности, только если сможем сделать их согласованными с другими нашими социальными ценностями, так что мы можем спорить с моральной принципы, которые столь же безупречны и знакомы нам, как Этикет обращения к слугам был для первоначальных читателей Фаулера. Нет смысла пытаться оправдать использование моих учеников апелляция к некоему затхлому арнольдианскому идеалу культуры. Они будут слушать вежливо и забыть обо всем, прежде чем войти в компьютер написать следующие курсовые работы.Им не о чем ностальгировать о, и я не могу привести веские доводы в пользу какого-либо внимания к грамматики, если я не хочу принять вселенную, что они вполне Довольно населяют.

Прежде всего, мы должны признать, что литература потерял то общественное значение, которое имело у Джонсона или Арнольда день. Хотя функционально грамотных людей больше, чем когда-либо, мало кто из них грамотные в высоком смысле этого слова, а те, кто не может ожидать другим людям быть.(Есть старый анекдот о тех днях, когда Британские университеты были насквозь коррумпированы, и распутная молодая аристократ мог сдать свои экзамены, ответив на вопрос: «Итак, Лорд Артур, кто кого тащил за стены чего? «В наши дни мы воспримет правильный ответ как справедливое доказательство успешного завершения специализируется на гуманитарных науках.) Дело не в том, что люди не читают романы и тому подобное. Они делают это, вероятно, больше, чем когда-либо, но только для удовольствия. Нет канона — нет книг, которые все ожидали бы у всех читать или иметь возможность притвориться, что прочитал — это может служить обычным ориентир в дискуссиях о социальных ценностях.Эффекты всех это то, как мы думаем и используем язык, сейчас необратимый.

Возьмите то, что мы говорим о персонажах. Люди, которые раньше были тщеславными, гневные, самоуверенные, угрюмые или ведомые теперь нарциссичны, враждебный, безопасный, пассивно-агрессивный или навязчивый (более или менее). Чтобы знаете, что означают старые слова, мы пошли к Джейн Остин и Теккерей; к разбираемся в новых, ходим на курсы психологии. (Степень который установил новый порядок, был доставлен мне домой приговор в недавней статье Комментарий о правонарушении.В автор высмеял жаргон, которым социальные работники описывают правонарушители, а затем заключили: «Короче говоря, он такой, какой непрофессионал называют социопатом »). Психоанализ вряд ли отменит; люди не собираемся возвращаться к чтению романов, чтобы понять себя и свою жизнь.

Оруэлла Политика и английский язык наиболее цитируемое эссе ХХ века о языке

Упадок литературы уже косвенно признавался в общий корпус сделан для хорошего использования.Такие люди, как Джонсон и Арнольд, надеялись что усовершенствование английского языка приведет к совершенству литературе и культуре, но современные мыслители, скорее всего, будут политическая или гражданская тема. Наиболее цитируемый из всех Эссе двадцатого века о языке — это Оруэлла. английский язык , бремя которого — неаккуратный язык способствует небрежному мышлению и ведет к тоталитаризму: «Если вы упростите свой английский, вы избавитесь от худших глупостей православие.. . . Политический язык — и это правда с вариациями всех политических партий, от консерваторов до анархистов — разработан чтобы ложь казалась правдивой, а убийство — респектабельным, а также вид твердости чистому ветру ». В том же духе Оден писал о язык, «когда он испорчен, люди теряют веру в то, что они слышать, и это приводит к насилию ». Подобная риторика исходила от Эдвина Ньюман, Джозеф Эпштейн, Дуайт Макдональд и десятки других. Когда Английский считался средством, с помощью которого мы пришли к общий набор культурных ценностей, архетип английской прозы критическое эссе.Сегодня английский — это прежде всего политические дискуссии, и мы надеемся писать о политических и социальные вопросы для наших образцов стиля прозы. Тем не менее в государственных школах обучение композиции по-прежнему считается главным делом Учителя английского, которые продолжают писать «книжные отчеты». центральный элемент их программы. Профессора философии или истории может жаловаться на состояние написания учеников, но большинство не будет снится приложить руку к устранению проблемы.

Падение значения литературы связано также с изменение роли письменного языка как средства общественной информации. Когда грамматики восемнадцатого века настаивали на том, что письмо, а не речи, должны быть образцом для хорошего использования, они были прочно демократическая основа, поскольку устная модель могла быть знакома только небольшому группа людей, связанных личными узами и может транслироваться только неэффективно, через пьесы и проповеди. Письменные модели могут достичь гораздо большая публика.Но теперь, благодаря радио и телевидению, разговорный язык снова стал средоточием самой широкой публики обсуждение, особенно в отношении политических и гражданских аспектов наши жизни. Если мы будем придерживаться тех же демократических принципов, которые привели грамматики восемнадцатого века, чтобы настаивать на главенстве письма, мы будем уделять больше внимания разговорной речи. Письмо не вот-вот увянет, чтобы быть уверенным. Предсказатели смерти, которые видят по телевизору смерть грамотности звучит очень похоже на девятнадцатый век критики, считавшие, что фотография — это конец живописи.Но телевидение и радио в настоящее время являются основными средствами распространения политическая информация для широкой общественности. Следовательно, это становится все более важным для людей уметь критически слушать и как оценивать устные аргументы. И снова здесь государственная школа учебная программа и учебники грамматики практически не изменились. Инструкция в говорение и слушание там, где это вообще дается, по-прежнему склонны принимать в качестве своей модели обсуждают Линкольн-Дуглас, а не . MacNeil / Lehrer NewsHour.

В наши дни принято сводить все языковые пороки в одно и то же бункер. Типичное эссе на английском языке начинается с цитирования неправильное использование бескорыстный , а затем переходит к примеру бюрократический жаргон или неправильное согласование глаголов, как будто каждая ошибка отправил писателя в тот же круг ада. Но Грамматики восемнадцатого века старались различать несколько различных типов языковых пороков (и, как следствие, языковые достоинства).В частности, они засчитали варварств, , выражения, которые нельзя законно использовать в серьезном письме; солецизмов , которые были оскорблением их идей логики; и нарушений , или ошибки в дикции.

Сначала кажется, что варварство было расплывчатым классом, который включали использование в вежливой беседе иностранных выражений, архаизмов, «низкого скандала» и «провинциальных идиом», а также новых придуманный жаргон философов и теологов, категория позже расширен, чтобы включить язык наук, как реальных, так и самозваный.Общим для всех варварств было то, что они обижен на идею, что хорошее использование должно быть «уважаемым, национальным, и настоящее », как великий ритор восемнадцатого века Джордж Кэмпбелл выразился. Но некоторые слова, не соответствующие этим критериям, всегда избегал эпитета. Это только в нашем рассуждении об определенных темы, которые мы возражали против импорта слов из сообщества за пределами широкой грамотной публики. Взять французский выражения, до недавнего времени вызывающие большую озабоченность.Кэмпбелл атаковал использование politesse, hauteur, и belles lettres ; сто пятьдесят лет спустя Фаулер высмеял использование jeu de mots, flâneur, и dernier ressort . Но есть ли у кого-нибудь когда-либо возражал против à la carte, pas de deux или ménage à trois? Есть определенные культурные категории, которые мы настаиваем на определении для себя, но когда дело доходит до искусства готовить, танцевать и любить, мы с готовностью полагаемся на авторитет Французский.

Варварства, волнующие современных критиков, весьма отличаются от те, которые беспокоили Кэмпбелла или Фаулера. Теперь никто не беспокоится о использование архаизмов, таких как для приключений и на , для языку почти не угрожает нездоровый избыток аристократии, как это было в девятнадцатом веке. И использование неусвояемого Французское слово в худшем случае рассматривается как раздражающая аффектация, отчасти потому что французская культура не так важна, как раньше, и отчасти потому, что практика больше не пугает — не только люди не знают французского, но им даже не стыдно не знать Французский.

Один из видов варварства, который действительно раздражает современных критиков, — это заимствования от технического использования — один из аспектов тенденции переделывать язык по модели научного дискурса. По большей части заимствование естественно и неизбежно — как бы еще вы назвали миникомпьютер или квазар? И никто не возражает против использования терминов из экономики типа денежная масса и производительность . Но мы поднять крышу, когда бюрократы и администраторы вводят глаголы вроде назначить приоритет, источник, реализовать и ввести , как если бы их процедуры были технически сложными и недоступными для обычных людей. понимание того, как работают компьютеры или денежный рынок.И сейчас что мы оправдываем лингвистические ценности политическими терминами, мы не находим такое ужасное преступление, как использование жаргона политиками, которые называют вторжения «вторжения» и увеличение налогов «увеличение доходов» — виды обычаев, которые так беспокоили Оруэлла.

Почему политик может использовать капиталоемкие , но не увеличение доходов ?

Но хотя критики горячо осуждают такое использование, они редко объясняют причины своих возражений.Почему это хорошо для политика использовать капиталоемких , когда-то технический термин из экономики, а не увеличение доходов ? Зачем допустили ли мы исключение такого термина, как несовершеннолетний правонарушитель , из социологию в общее употребление, в то время как мы продолжаем сопротивляться, скажем, более новый несовершеннолетний правонарушитель или лицо, нуждающееся в надзоре (также известный как PINS )? Критики говорят, что оскорбительные варварства — претенциозная и ненужная замена словосочетанию «идеально обычные английские слова.»Но у новых слов действительно есть новое значение. изменение с несовершеннолетних правонарушителей на PINS отражает основные изменения в судебных процедурах и более тонкий набор правовых градаций для правонарушители. Настоящая проблема в том, что эти новые категории, похоже, не соответствуют категориям, которые мы бы рационально построили. Расхождение между «бюрократическим жаргоном» и «прямым английским языком» просто несоответствие между нашим пониманием того, что государства или учреждения должны делать и их понимание необходимые процедуры.Я не хочу сказать, что жаргон никогда не годится нечестность или обскурантизм, но они всегда были с нами. В общее беспокойство по поводу политического жаргона сейчас — беспокойство ощущалось повсюду Запад — отражает в основном тревогу по поводу трудностей в поддержании демократический контроль над государственными учреждениями перед лицом все более и более сложные механизмы современного государства. Президент Рейган идет по телевидению, чтобы защитить свою налоговую программу; он может говорить либо о «лазейки» или, скажем, «налоговых стимулов». В первом случае он что звучит как откровенный разговор, но мы можем заподозрить его в вульгарная демагогия, ведь мы знаем, что все сложнее, чем это.Во втором случае его могут обвинить в использовании жаргона, и мы можем сомневаюсь, действительно ли он заботится о наших интересах. Хорошенько подумай о наши возражения против политического жаргона, и вы придете к фундаментальная современная политическая проблема: что такое «информированный» электорат в этом веке, и как это происходит?

Критикам было бы разумно ничего не говорить об истинном сленге, особый язык лингвистически бесправных групп, таких как молодежь, меньшинства и преступный мир

Если у критиков есть социальная ответственность противостоять жаргону, они более шаткая почва, когда они принимают некоторые другие обычаи, которые были варварства в традиционном порядке вещей.Они были бы мудрыми не говоря уже об истинном сленге, особом языке лингвистических бесправные группы, такие как молодежь, меньшинства и преисподняя. Для Джозефа Эпштейна абсурдно браться за хонки , или для участников Harper Dictionary of Contemporary Usage панели, чтобы спросить, одобряют ли они использование типа Я не могу справиться . Просить критиков среднего класса решать такие вопросы — все равно что спрашивать меня в качестве лингвиста, чтобы выяснить, использует ли Фрэнк Робинсон сжатие играть правильно.Но «модные слова» среднего класса — это законное беспокойство, если не на том же уровне, что и политическая жаргон.

В последнее время нам приходилось иметь дело с обилием «психоболта» выражения, такие как значащие, в хорошем пространстве и так далее. я недавно получил анонс семинара на тему «Оптимизация Продуктивность и хорошее самочувствие «, и, подумав, я думаю, что гримаса была морально оправданной. Но на чем основаны наши инстинктивное отвращение к подобным разговорам? Называя это «лепетом», мы подразумевают, что это просто бессмысленный шум, используемый людьми, ни интеллект, ни характер, чтобы учитывать их состояние на любой глубине.Думаю, это упускает суть. Если есть реальная основа возражение против таких выражений состоит в том, что они имеют значение и что выражения несут в себе образ себя, который по мнению критиков, нелегитимен. Возьмите на слово образ жизни , о котором я упоминал ранее. Слово застревает и в зобе Джозефа Эпштейна, и одна из вещей, которая делает Эпштейна интересным критиком язык состоит в том, что он не останавливается на одном лишь выражении своего презрения:

Против слова «стиль жизни» возражают то, что оно слишком многие уводят от реальности; в его современном использовании подразумеваются количество предположений о жизни, которые опровергаются опытом.Начальник среди них — предположение об абсолютной пластичности характер — изменить свой образ жизни, изменить свою жизнь — это просто не правда; и популярность слова «образ жизни» свидетельствует о том, как многие люди хотят в это верить.

Эпштейн обнаружил чувствительность, лежащую в основе современного использования образ жизни, но его аргумент оставляет без ответа важный вопрос: что плохого в слове ? В конце концов, действительно есть образ жизни.Некоторые люди предпочитают двухуровневые дома и Ford универсалы, в то время как у других есть квартиры с мокрыми барами и приводом Порше, и если это не разница в стиле, что это? Было бы кто-нибудь возразит, если мы будем говорить о «стиле Южной Калифорнии живой «? Разница в том, что если дать однословное имя категории, мы превращаем ее в некое первичное понятие, которое предполагается занимать основное место в нашей общей схеме вещей. Это Намек о образе жизни , который беспокоит Эпштейна — и меня.

КРИТИКОВ показали себя относительно гибкими в своих сопротивление варварству. Если слово стиль жизни удается пережить еще одно поколение, вряд ли кто-то еще беспокоиться об этом. (Кто там младше пятидесяти, кто возражает против использования контактировать и обрабатывать как глаголы, обычаи, которые поразили Уилсона Фоллетта всего двадцать лет назад?) Напротив, канон солецизмов оставался практически таким же на протяжении многих лет.Это нарушения правила согласования глаголов, падеж местоимений и т. д., правила, которые предполагается, что проза будет построена логически. Слово логика может означать несколько вещей. Дискурс логичен, если его выводы следуют из его предпосылок, но это не имеет ничего общего с грамматическое построение его предложений. При условии, что это в этом смысле логично сказать Каждый, кто уходит после шести, будет пропустить свой поезд, столь же логично закончить фразу.. . будет пропустить свой поезд . Понятие логики поставлено на карту при обсуждении солецизмы связаны с синтаксисом, а не смыслом: подлежащее во множественном числе логически следует глагол множественного числа; два отрицания логически создают положительный; местоимение, следующее за формой глагола быть , является логически в именительном падеже. Но лингвисты приложили немало усилий указать, что этот смысл логики любопытен, если только потому что, в отличие от нашего представления о том, что составляет хорошо сформированный аргумент, он меняется от одного языка к другому.Два негатива не делают положительный результат на французском или итальянском языке, например, и французский не использует именительный падеж после быть. Хотели бы мы утверждать, что эти языки менее логичны, чем английский? А если нет, то почему мы настаиваем что в английских предложениях есть что-то нелогичное Это мне или я не видел ничего ? Более того, мы, кажется, применяем правила логики несколько избирательно. Конечно, нелогично говорить Подробнее чем один студент не сдал экзамен (или ) Менее двух сдали прошел ), но какой грамматист попытается бросить вызов установили использование здесь?

Лингвисты правы во всем этом и правы, говоря что такие правила служат мало коммуникативной цели; Это я это не менее понятно чем Это я .Но именно потому, что эти правила произвольны, и их трудно соблюдать, что когда-то были полезны в качестве упражнений, потому что они заставляли писателя платить больше внимания к его синтаксису, чем требуется для простого общения.

Чтобы получить то, что вам нужно в нужном месте, возможно, вам придется посмотрите полдюжины статей по пике

Возьмите тех старых медвежатников , которые и , которые . Чтобы получить то, что в нужном месте вам, возможно, придется просмотреть полдюжины статей по щука, как в фразе типа человек, которого многие считали генералом персонал попросил бы президента назначить комитет для исследовать .И в письменной форме, безусловно, есть преимущества зная, чем закончится предложение, еще до того, как вы туда доберетесь. Это что, я полагаю, имел в виду Лайонел Триллинг, когда писал в защиту различия в том, что «трудности, которые оно влечет за собой, являются своего рода конфронтация, которая имеет тенденцию к формированию характера, и в нашей культурной ситуации нам нужен весь характер, который мы можем получить ». Проблема в том, что мы действительно не нужно столько символов при написании или чтении современных проза. Правило кто-кого могло иметь прочную основу в восемнадцатого и девятнадцатого веков, когда запутанные предложения Августа были обычным явлением, и когда образцом хорошего английского был исключительно письменный язык.Это требует гораздо большего планирования структуры предложение писать как Джонсон или Арнольд, чем писать как Хемингуэя или написать статью для Times.

Для некоторых правил, определяющих солецизмы, которые действуют в рамках одного предложения. Соблюдение согласование подлежащего и глагола продолжает оставаться хорошим упражнением, хотя и важно отметить, что это правило тоже не соответствует реальной логике и что есть диалекты английского (как и многих других языков) что не заморачивайтесь с этим.Еще полезнее правила и стратегии, которые, несомненно, помогают сделать беседу последовательной и легкой следовать: запреты, например, против висящих модификаторов и использование местоимений с расплывчатыми или сбивающими с толку референтами. Это не просто что соблюдение этих правил делает текст более «читабельным», поскольку E.D. Хирш-младший говорит об этом, хотя этого достаточно, чтобы настаивать на них. Правила также помогают напомнить нам о различиях между частные и публичные разговоры.Студент пишет: «Он наблюдает за Клавдием. молится, не зная, убить ли его «; оскорбительная оговорка подчеркнуто. «Но ясно, что я имел в виду!» Так оно и есть. В дружеской разговора, раскидываем по желанию висячие модификаторы и воткаем это или или , о котором нигде не говорится, но легко восстановился на знакомом фоне. Это только в нейтральном контекст публичного дискурса, который мы должны быть осторожными и ясными. Крайний случай — в публичной печати, где писатель и читатель неопределенное удаление друг от друга.Потому что мы сначала узнаем наш язык почти полностью в интимном контексте, мы должны сделать усилия по приобретению осведомленности, необходимой для общения через контексты, в которых мало что можно принять как должное.

Это подводит нас к важному наблюдению о ценности грамматические правила всех видов. Критики и грамматики тратят большую часть их время говорить об обязанностях писателя или оратора перед читатель или слушатель. Но большинство людей даже не пишут письма редактору, тем более на Meet the Press .Почему следует мы так возмутились из-за правил? Почему бы просто не дать специальные инструктаж для журналистов специальностей и позволить остальным сняться с крючка? В Дело в том, что обучение публичным выступлениям и письму, особенно что касается ясности, наиболее важен как косвенный способ обучения люди слушать и читать. За пределами первых шагов обучения детей озвучивать их письма, мы мало что можем сделать, чтобы помочь людям читайте лучше (что, как правило, не означает быстрее).Однако между приобретение элементарных навыков и умение понимать в обычной публичной прозе есть огромный пробел — то, что просто становится понятным психологам и лингвистам, изучающим грамотность. Для кто-то привык только к общению лицом к лицу и личному буквы, практически невозможно восстановить смысл журнала статья написана кем-то за мили и месяцы. (Лингвист Джеррольд Садок отметил сложность выводов, связанных с даже с помощью простых инструкций, таких как «Намочить волосы, вспенить, сполоснуть, повторить» что мы могли бы перефразировать на обычном английском языке как «Сначала намочите волосы, потом намыливаешь этим веществом, потом смываешь, потом опять вспениваешься — волосы ведь уже мокрые, — а потом снова смойте.») Лучший способ изучить навыки чтение и прослушивание, необходимое каждому для участия полностью в обществе — имитировать навыки письма и речи, которые лишь немногим когда-либо придется практиковать ради самих себя.

«Неприличия» традиционной грамматики — это возникающие из естественного дрейфа значений слов в стандарте запас слов. Список их менялся с годами, правда меньше. быстрее, чем список варварств.Грамматики восемнадцатого века возразил против смешения церемониальных и церемониальных , и к использованию унижать для обозначения «унизить», а не просто «вести себя»; их коллеги в двадцатом веке ухватились за путаница незаинтересованных и незаинтересованных , использование в настоящее время означает «сейчас», и использование , надеюсь, как предложение наречие. В таких случаях речь идет о степени Мы обязаны прецеденту.Очевидно, мы не обязаны использовать язык так же, как он использовался сто лет назад, но он не наш интерес изменить язык волей-неволей, если мы хотим обеспечить непрерывность нашего дискурса. Столкнувшись с определенным изменением, тогда нам нужны практические правила. Я утверждаю, что нам следует задать два вопроса are: Это связано с реальными потерями? и что мы можем сделать об этом?

Ссылаясь на первый из этих критериев, мы будем сетовать на прогрессивные утрата различия бескорыстный-незаинтересованный . Беспристрастный и беспристрастный не будет выполнять работу, которую бескорыстно раньше было зарезервировано для. Но нет никакого смысла суетиться по этому поводу изменение, потому что было забыто, что бескорыстных проиграют его прежний смысл, когда интересовался, потерял смысл «иметь доля в «, которую мы сохраняем только в фиксированной фразе заинтересованное лицо . Даже если бы бескорыстных уцелели, значит, он в конечном итоге стали одним из тех любопытных асимметричных негативов, как неблаговидность и позор, чьи чувства не подлежат восстановлению как сумма их части.Применяя второй критерий, мы должны быть готовы к признать, что борьба от имени бескорыстных — «безнадежное дело», поскольку Триллинг описал это. Это может быть поводом для сожаления, но возмущение было бы неуместным. Исаак Азимов пишет: «Я очень горжусь зная различие, и настаивать на нем, исправляя других свободно «. Тот факт, что знакомство с различием может быть причиной для самовосхваления, однако, причина исключить его из каноны стандартного использования, которые не должны быть репозиториями грамматическая тайна.

Меня больше озадачивает сопротивление новому использованию , надеюсь, , потому что здесь я не вижу никакой потери. Большинство участников из Harper Dictionary of Contemporary Usage Группа , которая осуждать его без всякой причины: Шана Александер называет это «безвольным», обычное, подлое «; Филлис МакГинли говорит, что это мерзость, чья адептов следует линчевать; Гарольд Тейлор говорит, что это делает его физически больной; и так далее. Теперь я не сомневаюсь в искренности этих страстей, но мне интересно, что их возбуждает.Некоторые говорят, что проблема в том, что наречие не изменяет глагол в предложении типа . Надеюсь, это будет сделано до понедельника . Но почему , надеюсь, выделяется , когда то же самое можно сказать и о различных способах использования в меру, честно говоря, к счастью, в первую очередь , а еще десятки слов? По факту, Фоллетт предположил, что то, что не так с , надеюсь, — и , к сожалению, к счастью, и другие — это то, что у них «отсутствует точка зрения; они терпят неудачу чтобы сказать нам, кто делает надежду, печаль или благодарность.» Но это, казалось бы, достоинство, которое , надеюсь, разделяет с ряд других безупречных выражений (по-видимому, , очевидно, если повезет, и увы например). Как Роберт Крайтон говорит: «Никто не заботится о том, надеется ли I , что война окончена … . Фоллетт предполагает, что «естественный способ выразить то, что имеется в виду» — это , можно надеяться, , который достигает такой же безличности в цена мучительной ходульности.Очевидно, я пропустил что-то — должна быть причина для всей этой страсти — но я уверен, что это слишком приятно для массы американских спикеров, которые приняли новое использование без коммуникативных побочных эффектов.

Я потратил время на эти два дела, потому что они, кажется, худшее в языковой критике. Но я бы не хотел утверждать, что там не заслуживают беспокойства. Возьмите часто упоминаемое использование из буквально означает «в переносном смысле» (как в Мы были так скучно мы буквально лазили по стенам ).В отличие от недавнего проблемы с надеюсь и бескорыстно , это путаница существует по крайней мере со времен Фаулера. Если бы буквально были собирается изменить его значение, значит, это было бы так давно; то тот факт, что он сохранился в этимологическом смысле, указывает на то, что что люди готовы реформировать свое использование, когда обоснование объяснил им. В отличие от бескорыстного , ставшего непрозрачный, поскольку значение одной из его частей изменилось, буквально непрозрачен только потому, что форма его частей скрыта.Однажды соединение с буквой сделано, правильное использование делает совершенным смысл. Короче говоря, это пример неприличия, которое оба должны и могут быть исправлены, поскольку люди продолжают находить различие стоит того, и мы сделали это. Не то чтобы неправильное использование буквально когда-нибудь исчезнет; ошибка такая же естественная как стремление исправить это по размышлении. Я думаю это не всегда достаточно ценил, что битвы за грамматику, как и другие битвы за души выигрываются на индивидуальном уровне.Это должно быть источник удовлетворения, что учебники грамматики столетней давности будет порицать с хорошим эффектом тенденцию злоупотреблять буквально , или чтобы путать , подразумевают , а .

Некоторые недавние критики были чувствительны к неправильному использованию частицы, которые мы используем … например, , я имею в виду, на самом деле и вы знать

Помимо пересмотра традиционных категорий, новые социальные условия обращать внимание на аспекты языка, которые ранние грамматики были равнодушны.Возьмите разговорный язык. Некоторые недавние критики были чувствительны, по уважительной причине, к неправильному использованию частиц, которые мы используем чтобы ориентироваться в разговоре, например, , я имею в виду, на самом деле , и вы знать . Джозеф Эпштейн занялся тем, что он называет «Калифорнийский Эй, «и Эдвин Ньюман, среди прочих, оскорбил , вы знаете, . Но недостаточно сказать, как это делает Ньюман, что вы знаете, что это просто пустой заменитель того, что вы имеете в виду. Выражение законное функции, такие как выделение информации, которую слушатель должен уже знать ( Вы знаете, это уже четвертый раз, когда я звоните по этому счету ).В обычном частном разговоре общий фон информации, который у нас есть, обычно достаточно богат, чтобы позволяют нам заполнить то, что намеревается; и здесь мы редко беспокоимся обратите внимание на то, известно ли вам, что используется правильно или нет.

Я обнаружил, что меня поражает неправильное употребление этого выражения, только когда я слушаю публичные выступления: радиопередачи и ТВ интервью, например. Что в противном случае является естественным обращением к общему фон в таких контекстах огорчает именно потому, что мы не можем больше воспринимать так много как должное: мы не знаем, кто выступает, поскольку мы общаемся лицом к лицу, и мы не можем попросить их разъяснение.

Только в последнее время у нас появились причины критиковать злоупотребление частицами, такими как , вы знаете, , с появлением когда-то невообразимый жанр публичного разговора. Конечно, окончательный суть критики не в улучшении качества участие в ток-шоу. Скорее, просто как внимание к избеганию свисающие модификаторы в письменных упражнениях помогают научить нас читать разумно, осознание злоупотребления , как вы знаете, , может сделать мы лучше слушатели публичных форумов.

Я был бы удивлен, обнаружив, что любой читатель согласен со всеми суждения об использовании, которые я здесь предложил. Но единообразие языковые ценности не нужны и нежелательны. Это не нужно потому что какой выбор мы сделаем о , надеюсь, о ком или о любом другом конкретная точка использования имеет очень мало значения; конкретные случаи должны служить просто притчами, чтобы направлять наши размышления об использовании в общем. Это нежелательно, потому что этого можно добиться только через жесткая кодификация, делающая бессмысленными все дальнейшие обсуждения.Мы не следует полагать, что школы могут преподавать языковые ценности простой возврат к «истокам». Если мы понимаем под основами увеличение внимание уделено чтению и письму, ну и хорошо. Но само слово основы , подразумевая, что не хватает простой механической обработки навыки в порядке владения орфографией или умножения столы наверняка заставили бы Джонсона или Фаулера содрогнуться. В действительно важные аспекты использования (и математики) не изучены легко и не учатся рано.

Сейчас нам нужны не более оскорбительные, а гражданские обсуждение проблем

Сейчас нам не нужно больше оскорблений — у нас их было много — но возвращение к гражданскому обсуждению проблем грамматики и их социальная значимость. Если восемнадцатый век был великой эпохой Грамматика английского языка, потому что были учтены проблемы использования заслуживает серьезного внимания лучших умов того времени, от Папы и Джонсон лорду Честерфилду и Джозефу Пристли.(Их работа стали образцом для школьной грамматики, и мы можем надеяться, что если обсуждение возобновляется, его результаты попадут в класс.) Для такого обсуждения необходимы всего три основных правила: это должно быть хорошо информирован, он должен быть беспристрастным и должен поддерживаться мера мужества и терпимости. Под хорошо информированным я подразумеваю, что партии должны обладать определенным знанием языка и его использования. Это не означает, что подавать заявки могут только лингвисты. На самом деле лингвисты как класс не более чувствительны к нюансам использования, чем математики или химики; они склонны рассматривать прозу как необходимую зло, которое служит лишь для сглаживания перехода от одного формализма к следующий.Но умно говорить о языке невозможно в настоящее время не имея представления о том, что программа современного лингвистика — это то, о чем невозможно говорить разумно об экономике, не имея представления о том, что это экономисты делают. И есть чему поучиться у философов и логиков, не говоря уже об антропологах и психологи, изучающие эффекты, на которые влияет грамотность общество и индивидуальное сознание.Опыт этих участники не займут место чувствительности к языку знакомство с литературой, но только эта чувствительность не может поддерживать дискуссию.

Говоря, что обсуждение должно быть беспристрастным, я не имею в виду это не должно иметь ничего общего с идеологией, но должно быть извлечены из той лево-правой поляризации, в которой последнее время попала. Одним из величайших достижений Джонсона было что ему удалось поставить вопрос о языке над партизанским политика.(Пятьдесят лет назад предложение Свифта об академии было осуждено как заговор тори.) После Джонсона стало понятно, что обсуждались правила, которые обе стороны примут в чтобы возобновить их дебаты. Единственный способ рассмотрения грамматика, чтобы снова стать предметом всеобщего обсуждения, будет чтобы все осознали, что все стороны заинтересованы в том, чтобы договориться, и исключить из дискурса такие эпитеты, как «снисходительный», «либеральный» и «левый» с одной стороны, и «репрессивный» с другой — «реакционный» и «правый».

Всегда найдутся точки употребления, по которым грамматические и политические Принципиально разошлись, типа у всех. . . он бизнес. Но споры в этих случаях не о том, какое использование грамматически предпочтительнее; скорее они превышают относительную силу претензии, которые предъявляют к нам грамматические и другие принципы. Грамматики должны решать эти вопросы за всех не больше, чем физики. должен решить, нужна ли нам космическая программа.Мы должны прийти к наши собственные выводы. Например, я использую , он в качестве безличное местоимение, за исключением случаев, когда важен половой нейтралитет. Я думаю у моего выбора есть веские синтаксические причины, хотя я знаю синтаксисов, которые со мной не согласны. Но грамматика может только извинить мое использование, не оправдывает его, и все его аргументы не имеют отношения к люди, которые решили перейти с использованием они на основания, что он сексист.Как утверждал Фаулер, вопросы совесть должна преобладать.

Это подводит меня к третьему требованию, которое требует нового обсуждения ценности должны удовлетворять — вопрос мужества и терпимости. Когда я спрашиваю сам почему я решил придерживаться единственного числа он чтобы сослаться на предшественника, такого как , на каждого американца , я считаю, что мой мотивы неясны. Интуиция подсказывает мне, что единственное число делает грамматический смысл. Но меня беспокоит, что грамматика английского языка требует единственное число принадлежать к тому или иному полу, и этот прецедент требует этого быть мужским.И я иногда предполагал, что это только из боязнь прослыть невежественным, что я не перейду к использованию они и их во всех случаях. Если это действительно моя мотивация, то я я похож на персонажа, о котором писал Рэндалл Джаррелл: «Она всегда говорила нарисовать лилию : она знала, что это банальная фраза и что память человечества преобразила его, и она была презирает людей, которые сказали нарисовать лилию — так же, как она презрительно относился к людям, которые говорили, что позолотить лилия — но она не могла допустить, чтобы кто-то думал, что она не знал, что это было на самом деле.»Нелегко нарушить правило что многие люди придают большое значение, даже когда есть идеологические причины для этого; еще труднее, когда единственная причина в том, что правило, похоже, больше не имеет смысла. Как сказал Фаулер, один должен «сознательно [отвергать] путаницу условностей», чтобы сознательно разбить инфинитив. Проблема с неизбирательным подчинением традиционная критика состоит в том, что это может стать формой умиротворения в что мы обнаруживаем, что «умиротворяет экстремистов, которые не заслуживают умиротворения «, по словам Саймона.Это за счет использования наших неуверенность и наше благонамеренное нежелание обидеться, пуристы смогли проявить свою необоснованную тиранию над использованием и заблокировать любую серьезную переоценку.

Конечно, мы можем захотеть придерживаться правил, которые кажутся необоснованными. Необходимо помнить о вежливости при рассмотрении использования; именно это и дало название «вежливой прозе». однажды существует широкий консенсус, что определенное использование предпочтительнее, это обязывает нас подчиняться ему из уважения к общественному мнению, особенно, если наши частные возражения носят чисто грамматический характер, основа в принципе.Кроме того, существует явный риск безответственность в советовании другим игнорировать правила, которые могут судить по. Наконец, мы не хотим недооценивать важность ностальгия как консервативная сила. Сам не пользую бескорыстно означать «незаинтересованный» не потому, что я считаю это грехом, а потому что мне нравится старое значение этого слова. У всех нас есть «сокровища шалашников», как называл их Фаулер, которых больше нет вреднее, чем любые другие устаревшие манеры, которые нам может понравиться влияет.Но мы сделаем все возможное, чтобы зарезервировать их для личного использования. руководства, признавая различие между частными решениями, которые мы приходим к использованию и общему порядку, который мы советуем. Где мы нельзя быть смелым, мы можем хотя бы быть терпимыми.

Любезно перепечатано: Atlantic Monthly

Рекомендуемая литература / дополнительные ресурсы


  • Бауэр, Лори и Питер Труджилл. Мифы о языках. Лондон и Нью-Йорк: Penguin Books, 1998.[Сборник полезных и легко понимаемые статьи, каждая из которых посвящена распространенному мифу о структура языка, использование и история. Хороший способ попробовать точка зрения лингвистов.]
  • Блумфилд, Леонард (1887-1949). Большую часть его работы очень трудно подход, но статья 1927 года «Грамотная и неграмотная речь» ( американских Speech 2.432-39) является четкой, легко понятной иллюстрацией различия в использовании среди носителей Menominee, «неписаного» алгонкианца язык, на котором говорят в сельской местности Висконсина, который Блумфилд изучал и описанный в течение многих лет.Газета была перепечатана в Хаймс. 1964. 391-96.
  • Хаймс, Делл, изд. Язык в культуре и обществе (Нью-Йорк 🙂 Все еще полезная антология, 1964.

К началу

Научитесь четко говорить

Формат этого урока речи основан на формате, который объясняет речевую проблему и предлагает несколько упражнений, чтобы вы могли работать над проблемой и научиться лучше говорить.

Каждый урок завершается домашним заданием, предназначенным для дальнейшей практики по устранению или исправлению речевой проблемы, с которой вы работаете на этой неделе.Чтобы получить максимальную отдачу от этого курса, просто следуйте программе, работая только с одним уроком в неделю и выполняя все упражнения и домашние задания.

Проблема с речью: плохое произношение

Одна из самых раздражающих речевых привычек слушателей — это говорить нечетко. Когда вы не пытаетесь правильно произнести каждый слог каждого слова, а слова становятся невнятными, это может быть трудно для слушателей, аудитории, интервьюеров и т. Д., чтобы расшифровать то, что вы говорите.

Отбрасывание буквы g — один из самых распространенных примеров плохого произношения. Произнесите этот список слов вслух:

  • Идти
  • Ходить
  • Бег
  • Мышление
  • Удар
  • Продажа

Вы сказали «иду» или «иду»? Если вы сказали «идите внутрь» (или «идите», «бегите трусцой» и т. Д.), Вы — G-droppper.

Имейте в виду; это не было честным испытанием. Произношение отдельных слов очень отличается от того, что вы обычно делаете, когда говорите.Большинство людей склонны к ленивым голосам и не двигать частями губ, рта, горла и челюсти, чтобы полностью произнести свои слова. Кроме того, чем быстрее вы говорите, тем менее отчетливо ваше произношение; люди склонны невнятно произносить слоги, слова и даже целые фразы. Например, «Что ты делаешь?» становится «Что ты делаешь?»

Произнесите эти предложения вслух:

  • Мне придется пересмотреть эту ставку.
  • Когда дела идут тяжело, начинается самое трудное.
  • Ожидание ответа из банка очень нервно и вызывает стресс.
  • Прежде чем начать свой бизнес, я рассмотрел множество различных возможностей для бизнеса.
  • Обучение — это не только чтение, письмо и арифметика.

Вы уронили G? Вы произносили каждый слог каждого слова?

Обучение произношению: упражнения

Следующие упражнения призваны помочь вам со временем научиться говорить более четко и ясно.

Речевое упражнение: тест «Зеркальное лицо»

Зеркало — отличный помощник, когда вы работаете над своим высказыванием. Это называется проверкой лица. Когда вы произносите правильно, ваш рот, язык, губы и челюсть двигаются.

Встаньте перед зеркалом и посмотрите на себя, пока вы говорите: «Мне придется пересмотреть эту ставку». Видите, как ваши губы сжимаются и втягиваются, когда вы говорите «иду»? Видите, как высовываются губы, произнося букву «б» в слове «бид»? Это одно предложение — настоящая тренировка для лица.

Произнесите вслух остальные предложения, наблюдая, как вы говорите в зеркало. Теперь повторите их все еще раз, замедляя темп речи и преувеличивая мимические движения.

На этой неделе вы должны заниматься с зеркалом по пять минут каждый день. Вы сразу заметите, что эта практика перенесется и в вашу обычную разговорную жизнь, заставляя вас лучше понимать, как вы говорите, и говорить более четко.

Дополнительное речевое упражнение: скороговорки

Речевое упражнение: наймите речевого монитора

Когда вы сосредотачиваетесь на хорошей речи, труднее вести себя естественно.Лучший способ определить, правильно ли вы произносите, когда говорите, и перестать невнятно и невнятно бормотать, — это подключить речевой монитор.

Кому-то гораздо легче уловить вашу неряшливую речь, чем услышать ее самому. Для удобства выберите кого-то, кто живет с вами (супруга, ребенка или соседа по комнате), объясните, что вы работаете над своим произношением, и попросите их сообщать вам, когда вы бросаете G или не говорите четко. Следите за тем, как часто ваш речевой монитор сообщает вам, что вы нарушили речь.

По мере того, как вы продолжаете практиковать четкую речь, вы должны видеть, что количество раз, когда ваш речевой монитор слышит, что вы говорите небрежно, уменьшилось.

Если вы хотите усилить давление, попросите кого-нибудь, кто работает с вами регулярно, следить за речью.

Преимущества обучения четкой речи

По мере улучшения вашего произношения ваши слушатели будут:

  • Сформируйте лучшее впечатление о вас, когда вы говорите, думая о вас как о расчетливом и вдумчивом в своей речи.
  • Уметь лучше сосредоточиться на сообщаемом сообщении, а не отвлекаться на то, как вы выражаете себя

Урок речи 1 Домашнее задание

Чтобы получить максимальную отдачу от этого курса, важно выполнять упражнения.Ваша речь не улучшится, если вы не будете работать над ней регулярно.

На этой неделе у вас есть две задачи;

  1. Выделяйте пять минут в день, чтобы вы могли поработать с зеркалом в тихом месте и практиковать описанные выше упражнения.
  2. Подключите хотя бы один речевой монитор, который поможет вам обнаруживать речевые ошибки.

На следующей неделе вы займетесь проблемой речи филлеров.

Продолжайте говорить об успехе, урок 2: Эти надоедливые наполнители

Дополнительные уроки речи

Говорите ради успеха, урок 3: как поднять усталый голос

Выступайте за успех, урок 4: проблема темпа

Говорите для успеха Урок 5: Модные словечки и сленг Похороните свое сообщение

Говорите для успеха Урок 6: Активное слушание — самое важное, что вы говорите

Афазия

[ en Español]

Человек с афазией может плохо понимать, говорить, читать или писать.Патологоанатомы речи могут помочь.

На этой странице:

О компании Aphasia

Афазия — это языковое расстройство, возникающее при повреждении головного мозга. Ваш мозг состоит из двух половин. У большинства людей языковые навыки находятся в левой половине мозга. Повреждение этой части мозга может привести к языковым проблемам. Повреждение правой части мозга может вызвать другие проблемы, например, плохое внимание или память.

Афазия может затруднить понимание, речь, чтение или письмо.Это не делает вас менее умным и не создает проблем с вашим мышлением. Повреждение головного мозга может вызвать другие проблемы наряду с афазией. У вас может быть мышечная слабость во рту, называемая дизартрия . У вас могут быть проблемы с тем, чтобы мышцы рта двигались правильно, чтобы произносить слова, называемые апраксия . Вы также можете иметь проблемы с глотанием, называемые дисфагией .

Признаки афазии

Афазия может привести к ряду различных проблем.У вас могут быть проблемы с разговором, пониманием, чтением и письмом.

Говорящий

Вы можете обнаружить, что вы:

  • Не могу вспомнить слова, которые вы хотите сказать.
  • Скажите неправильное слово. Иногда вы можете сказать что-то родственное, например «рыба» вместо «курица». Или вы можете сказать слово, которое не имеет особого смысла, например «радио» вместо «мяч».
  • Переключение звуков на словах. Например, можно сказать «посудомоечная машина» — «желаю негодяй».«
  • Используйте выдуманные слова.
  • Трудно произносить предложения. Отдельные слова могут быть проще.
  • Соедините выдуманные слова и настоящие слова в предложения, которые не имеют смысла.

Понимание

Вы можете:

  • Не понимаю, что говорят другие. Это может происходить чаще, когда они говорят быстро, например, в новостях. У вас может быть больше проблем с более длинными предложениями.
  • Вам трудно понять, что говорят другие, когда вам шумно или вы находитесь в группе.
  • Проблемы с пониманием шуток.

Чтение и письмо

У вас могут быть проблемы со следующими вещами:

  • Бланки для чтения, книги и экраны компьютеров.
  • Написание и сложение слов для написания предложений.
  • Используя числа или занимаясь математикой.Например, может быть трудно определить время, считать деньги или сложить и вычесть.

Причины афазии

Афазия чаще всего вызывается инсультом. Однако любой тип повреждения мозга может вызвать афазию. Сюда входят опухоли головного мозга, черепно-мозговые травмы и заболевания головного мозга, которые со временем ухудшаются.

Тестирование на афазию

Вам следует обратиться к врачу, если вам сложно говорить или понимать, что говорят люди. Врач определит, есть ли у вашей проблемы медицинская причина.Патолог речевого языка, или SLP, проверит вашу речь и языковые навыки. SLP спросит вас о проблемах, которые у вас есть, и о том, над чем вы хотите работать. SLP проверит, насколько хорошо вы:

  • Понимать слова, вопросы, указания и истории.
  • Произнесите слова и предложения. SLP попросит вас назвать объекты, описать изображения и ответить на вопросы.
  • Чтение и запись. SLP предложит вам писать буквы, слова и предложения.Вы также прочитаете рассказы и ответите на вопросы по ним.
  • Найдите другие способы поделиться своими идеями, когда вам трудно говорить. Это может включать указание или использование других жестов и рисование изображений.

Средства для лечения афазии

Есть много способов работать со своим языком. Тип лечения зависит от того, чего вы хотите и что вам нужно. Вы можете работать с SLP самостоятельно или в небольшой группе. Возможно, вы захотите, чтобы ваша семья принимала участие в вашем лечении.Они могут помочь вам использовать навыки, полученные с помощью SLP, дома. Вы также можете присоединиться к группе поддержки или Stroke Club для социальных мероприятий.

Вы говорите на нескольких языках? Вы можете лучше говорить на одном языке и иметь больше проблем с другим. Или у вас могут быть проблемы с обоими. По возможности вам следует работать с SLP, говорящим на обоих языках.

В тяжелых случаях вам может потребоваться найти другие способы ответить на вопросы или сказать людям, что вы хотите. Это могут быть простые жесты рук, письмо, указание на буквы или изображения или использование компьютера.Это дополнительное и альтернативное общение , или AAC.

SLP может помочь вам подготовиться к возвращению на работу или учебу, если это ваша цель. Возможно, вам придется изменить свой подход к работе. Или вам может понадобиться специальное оборудование, которое поможет вам общаться. Ваш SLP может работать с вашим начальником или учителями, чтобы внести эти изменения.

См. Информацию ASHA для профессионалов на Практическом портале. Страница афазии.

Советы по общению с человеком, у которого афазия

Эти советы могут помочь вам понять других людей и поговорить с ними. Поделитесь этими советами со своей семьей и друзьями.

Чтобы помочь мне поговорить с вами:

  1. Привлекайте мое внимание, прежде чем начнете говорить.
  2. Следите за мной. Следите за языком моего тела и жестами, которые я использую.
  3. Поговори со мной в тихом месте.Выключите телевизор или радио.
  4. Держи голос на нормальном уровне. Вам не нужно говорить громче, если я вас об этом не прошу.
  5. Говорите простыми, но взрослыми. Не говори со мной свысока.
  6. Используйте более короткие предложения. Повторите ключевые слова, которые вы хотите, чтобы я понял.
  7. Замедли свою речь.
  8. Дайте мне время сказать.Это может занять больше времени. Постарайтесь не заканчивать за меня предложения.
  9. Попробуйте использовать рисунки, жесты, письмо и мимику. Иногда я понимаю это лучше, чем слова.
  10. Попросите меня нарисовать, написать или указать, когда мне трудно говорить.
  11. Задайте мне вопросы «да» и «нет». Это легче, чем вопросы, на которые я должен отвечать словами или предложениями.
  12. Позвольте мне иногда ошибаться.Я не могу все время говорить все идеально.
  13. Позвольте мне попробовать сделать что-нибудь для себя. Возможно, мне придется попробовать несколько раз. Помогите мне, когда я об этом прошу.

Прочие ресурсы

В этот список включены не все веб-сайты по данной теме. ASHA не поддерживает информацию на этих сайтах.

Чтобы найти ближайшего к вам логопеда, посетите ProFind.

Типы, симптомы, причины и лечение

Речь — это процесс создания определенных звуков, которые передают смысл слушателю.Нарушение речи относится к любому состоянию, которое влияет на способность человека издавать звуки, создающие слова.

Речь — это один из основных способов передачи людьми своих мыслей, чувств и идей другим людям. Акт речи требует точной координации нескольких частей тела, включая голову, шею, грудь и живот.

В этой статье мы исследуем, что такое нарушения речи и какие типы. Мы также рассказываем о симптомах, причинах, диагностике и лечении нарушений речи.

Речевые расстройства влияют на способность человека формировать звуки, которые позволяют ему общаться с другими людьми. Это не то же самое, что языковые расстройства.

Речевые расстройства мешают людям формировать правильные звуки речи, в то время как языковые расстройства влияют на способность человека учить слова или понимать, что ему говорят другие.

Однако как речевые, так и языковые расстройства могут затруднять человеку выражение своих мыслей и чувств другим людям.

Речевые расстройства могут поражать людей любого возраста.

Некоторые типы расстройств речи включают заикание, апраксию и дизартрию. Мы обсуждаем каждый из этих типов ниже:

Заикание

Заикание относится к расстройству речи, которое нарушает течение речи. Люди, которые заикаются, могут испытывать следующие типы нарушений:

  • Повторения возникают, когда люди непроизвольно повторяют звуки, гласные или слова.
  • Блоки случаются, когда люди знают, что они хотят сказать, но испытывают трудности с произнесением необходимых звуков речи.Блокировка может заставить кого-то почувствовать, что его слова застряли.
  • Удлинения относятся к вытягиванию или вытягиванию определенных звуков или слов.

Симптомы заикания могут различаться в зависимости от ситуации. Стресс, возбуждение или разочарование могут усугубить заикание. Некоторые люди могут также обнаружить, что определенные слова или звуки могут сделать заикание более выраженным.

Заикание может вызывать как поведенческие, так и физические симптомы, возникающие одновременно.К ним могут относиться:

  • напряжение в лице и плечах
  • быстрое моргание
  • дрожание губ
  • сжатые кулаки
  • резкие движения головы

Есть два основных типа заикания:

  • Заикание в процессе развития влияет на молодых дети, которые все еще изучают речь и языковые навыки. Генетические факторы значительно увеличивают вероятность развития этого типа заикания.
  • Нейрогенное заикание возникает, когда повреждение мозга препятствует правильной координации между различными областями мозга, которые играют роль в речи.

Apraxia

Мозг контролирует каждое действие, совершаемое людьми, включая речь. Большая часть мозга участвует в речи бессознательно и автоматически.

Когда кто-то решает говорить, мозг посылает сигналы различным структурам тела, которые работают вместе, чтобы произвести речь. Мозг указывает этим структурам, как и когда двигаться, чтобы формировать соответствующие звуки.

Например, эти речевые сигналы открывают или закрывают голосовые связки, перемещают язык и формируют губы, а также управляют движением воздуха через горло и рот.

Апраксия — это общий термин, обозначающий повреждение головного мозга, которое ухудшает моторику человека и может повлиять на любую часть тела. Апраксия речи, или вербальная апраксия, относится, в частности, к нарушению двигательных навыков, которые влияют на способность человека правильно формировать звуки речи, даже если они знают, какие слова хотят сказать.

Дизартрия

Дизартрия возникает, когда повреждение головного мозга вызывает мышечную слабость человека на лице, губах, языке, горле или груди.Слабость мышц в этих частях тела может затруднить речь.

Люди с дизартрией могут испытывать следующие симптомы:

  • невнятная речь
  • бормотание
  • слишком медленная или слишком быстрая речь
  • тихая или тихая речь
  • трудности с движением рта или языка
Поделиться на Pinterest Симптомы речи расстройство может включать повторяющиеся или удлиненные звуки, перестановку слогов и очень тихую речь.

Симптомы нарушения речи широко варьируются в зависимости от причины и степени тяжести нарушения.У людей могут развиваться множественные нарушения речи с разными симптомами.

Люди с одним или несколькими нарушениями речи могут испытывать следующие симптомы:

  • повторяющиеся или удлиняющие звуки
  • искажающие звуки
  • добавление звуков или слогов к словам
  • перестановка слогов
  • трудности с правильным произношением слов
  • затруднения при произнесении правильное слово или звук
  • говорить хриплым или хриплым голосом
  • говорить очень тихо

Причины нарушения речи могут включать:

Факторы риска, которые могут увеличить вероятность развития у человека нарушения речи, включают:

  • мужского пола
  • рожден преждевременно
  • имеет низкий вес при рождении
  • имеет семейный анамнез речевых расстройств
  • испытывает проблемы, влияющие на уши, нос или горло

Патологоанатомом речи (SLP) является медицинский работник, специализирующийся на расстройствах речи и языка с.

SLP оценивает человека по группам симптомов, указывающих на один тип расстройства речи. Чтобы поставить точный диагноз, SLP должны исключить другие нарушения речи и языка, а также заболевания.

SLP изучает медицинский и семейный анамнез человека. Они также изучат, как человек двигает губами, челюстью и языком, и могут осмотреть мышцы рта и горла.

Другие методы оценки речевых расстройств включают:

  • Денверский скрининговый осмотр артикуляции .Этот тест оценивает четкость произношения человека.
  • Просодий-голосовой экранный профиль . SLP используют этот тест для изучения нескольких аспектов речи человека, включая высоту звука, фразировку, речевые модели и объем речи.
  • Учебное пособие по динамической оценке моторно-речевых навыков (DEMSS) . DEMSS — это подробное руководство, помогающее SLP диагностировать речевые расстройства.

Тип лечения обычно зависит от тяжести нарушения речи и его первопричины.

Варианты лечения могут включать:

  • логопедические упражнения, направленные на формирование знакомства с определенными словами или звуками
  • физические упражнения, направленные на укрепление мышц, производящих звуки речи

Мы обсуждаем некоторые варианты лечения нарушений речи ниже:

Выбор цели

Выбор цели включает в себя человека, практикующего определенные звуки или слова, чтобы ознакомиться с определенными речевыми моделями.Примеры целей терапии могут включать сложные слова или звуки, вызывающие нарушения речи.

Контекстное использование

Для этого подхода SLP учат людей распознавать звуки речи в различных контекстах на основе слогов.

Контрастная терапия

Контрастная терапия заключается в произнесении пар слов, содержащих один или несколько разных звуков речи. Примером пары слов может быть «бить» и «ноги» или «тесто» и «показать».

Орально-моторная терапия

Подход орально-моторной терапии направлен на улучшение мышечной силы, моторики и контроля дыхания.Эти упражнения могут помочь людям развить беглость речи, что сделает речь более плавной и естественной.

Ушное устройство

Ушное устройство — это небольшие электронные устройства, которые помещаются в ушной канал. Эти устройства могут помочь улучшить беглость речи у заикающихся людей.

Некоторые ушные устройства воспроизводят измененные версии голоса владельца, чтобы создать впечатление, что с ними разговаривает кто-то другой. Другие слуховые аппараты издают шум, который помогает контролировать заикание.

Лекарство

Некоторые нарушения речи могут вызывать у людей тревожные расстройства.Стрессовые ситуации могут вызвать беспокойство, что приведет к более выраженным симптомам нарушения речи. Лекарства от беспокойства могут помочь уменьшить симптомы нарушения речи у некоторых людей.

Нарушения речи влияют на способность человека издавать звуки, создающие слова. Это не то же самое, что языковые расстройства, из-за которых людям труднее учить слова или понимать то, что им говорят другие.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.